Заха хадид архитектор

Заха Хадид: 15 лучших построек

Заха Хадид родилась в Багдаде (Ирак), уже в 11 лет поняла, что хочет стать архитектором. В 1972 году поехала учиться в Лондон, где и осталась жить. «Планета на своей собственной орбите» — так называл свою талантливую студентку известный голландский архитектор Рем Колхас, бывший преподаватель Захи в знаменитой AA (Architectural Association School of Architecture), а после и ее первый работодатель.

Уже в 1980 году Заха Хадид открыла свое бюро Zaha Hadid Architects. Участвовала во многих конкурсах, одну за другой одерживала победы, но дальше бумаги дело не шло. Заказчиков пугали смелые идеи архитектора. Довольно долго ее бюро занималось дизайном мебели, интерьеров и даже обуви. Первым реализованным объектом Захи Хадид стала пожарная часть компании Vitra в Германии (1990 — 1993), однако широкую известность архитектор получила только в 1999 году после строительства Центра современного искусства Розенталя в Цинциннати (США). В 2004 году Заха Хадид стала первой женщиной, получившей высочайшую награду в области архитектуры — Притцкеровскую премию. Возведенные в разных точках земного шара постройки Захи Хадид выглядят как инопланетные существа. 31 марта 2016 года архитектор скончалась от сердечного приступа в Майами. Она опередила свое время, оставив много проектов, которые, надеемся, будут реализованы.

Первая постройка — пожарная часть компании Vitra в Германии (1990 — 1993)Частный особняк в Барвихе, Россия.Политехнический университет в Гонконге, КитайМногоцелевой комплекс Beko Masterplan в Белграде, СербияЗолотая станция метро в Эр-Рияде, Саудовская АравияНебоскребы Signature Towers в Дубаи, ОАЭМеждународный центр культуры и искусства Чанша, Китай 40-этажный отель в Макао, Китай Бизнес-центр премиум-класса Dominion Tower, Москва, ул. Шарикоподшипниковская, 5, стр. 1. Облицовка фасада из алюминиевых панелей меняет оттенок в зависимости от угла зрения и степени освещенности. Dominion Tower отличает удивительная атмосфера и легкость, которую создает атриум – на верхний этаж можно подняться по «парящей» лестнице или на одном из 5-ти лифтов. Фестивальный комплекс имени Бетховена в Бонне 2020, Германия. Центр Гейдара Алиева, Баку. Культурный центр имени Гейдара Алиева — постройка с трудной судьбой. Не успев открыться, она пережила пожар, но, как феникс, возродилась из пепла, не утратив своей красоты. Здание-скульптура с плавными, текучими очертаниями эффектно в любом ракурсе: не поленитесь обойти его со всех сторон. Внутри — концертный и выставочный залы, музей Алиева. Ул. Гейдара Алиева. Музей транспорта Риверсайд, Глазго. 36-метровый фасад из стекла, в котором отражается река Клайд, венчает зубчатая крыша. Несмотря на то, что строительство из-за кризиса затянулось на семь лет, оно того стоило. Этот музей в 2013 году назван лучшим в Европе. Олимпийский стадион в Токио 2020, Япония Футбольный стадион 2022, Катар

25 самых необычных архитектурных сооружений Захи Хадид

«Планета на своей собственной орбите», по широко известному поэтическому определению Рэма Колхаса, в архитектурном бюро которого она начинала карьеру в конце 1970-х, Заха Хадид на сегодняшний день — самая известная и востребованная представительница деконструктивизма. Архитектурное течение, начавшееся как художественный эксперимент, начиная с конца 1990-х стало как ни в чем не бывало облекаться в сталь, стекло и бетон. Обтекаемые дома-пузыри, положенный в концептуальную основу вполне функционирующих зданий делезианский принцип ризомы (грибницы без центра), сооружения будто бы из вселенной тетралогии писателя-фантаста Дэна Симмонса «Песни Гипериона» — наиболее яркие и убедительные воплощения всего этого удались именно ей.
При всем вышесказанном, источник вдохновения архитектуры Хадид — вовсе не постструктуралистские философские доктрины (взаимовлияние философии постмодернизма и современной архитектуры — отдельный необъятный сюжет). На выставке в Николаевском зале Эрмитаже будут экспонированы чертежи и макеты, прямо отсылающие к русскому авангарду начала XX века, а конкретно к Казимиру Малевичу и радикальной эстетике супрематизма. Это красноречивая точка отсчета трудной карьеры архитектора.
Сначала Заха долгое время проектировала «в стол»: ее проект клуба «Пик» на холме над Гонконгом, победивший в международном конкурсе, так и не был реализован. То же самое с проектами Кардиффской оперы, обитаемого моста над Темзой, перевернутого небоскреба в Лестере и так далее: все эти футуристические замыслы остались на бумаге.
Прорыв случился в 1999-м, когда началось строительство Центра современного искусства Розенталя в Цинциннати: после окончания работы в 2003-м Хадид стали наперебой приглашать работать в разных странах мира. Сегодня в ее звездном портфолио множество реализованных работ, от онкологического центра Больницы Виктории в Керколди до частных особняков нуворишей. Максимально возможное символическое признание было оформлено в 2004-м: она стала первой женщиной в истории, получившей Притцкеровскую премию, причем церемония вручения случилась здесь, в Эрмитажном театре.
Карьера Хадид, наконец, — победоносная история, если смотреть через оптику либерального феминизма. Женщина арабского происхождения преодолела косность семейных традиций (семья родившейся в Ираке Захи была хоть и образованной, буржуазной и прозападной, но все же вполне патриархальной), мужской диктат в профессии и долгий период практической невостребованности, и прийти к нынешнему статусу планеты, которая вращается по собственным правилам.

Космическая архитектура

Космическая архитектура — это теория и практика проектирования и строительства жилой среды в космическом пространстве.

Архитектурный подход к проектированию космических судов затрагивает все элементы конструируемой среды. Данная отрасль прежде всего базируется на инженерном деле (в особенности, аэрокосмической инженерии), однако связана с различными дисциплинами, такими как физиология, психология и социология. Как и в случае с наземной архитектурой, предпринимаются попытки выйти за рамки составляющих элементов и систем, добиться более широкого понимания проблем и вопросов, от которых зависит успешность проектирования. В значительной степени труд космических архитекторов сводится к разработке проектных концепций орбитальных космических станций, кораблей для исследования Луны и Марса, а также располагаемых на поверхности баз для мировых космических агентств, в основном для НАСА.

Привлекать архитекторов к участию в космических программах стали в результате так называемой Космической гонки между США и СССР, хотя предпосылки такой практики встречаются и ранее. Необходимость их участия обусловлена стремлением увеличить продолжительность космических миссий, а также удовлетворять различные потребности космонавтов, включая, помимо прочего, минимальные жизненные потребности. Космической архитектурой на данный момент занимается несколько учреждений. Международный центр космической архитектуры Сасакава (SICSA) — это академическая организация на базе Хьюстонского университета, предлагающая магистерскую программу по специальности «Космическая архитектура». SICSA также выполняет договорные работы по проектированию для различных корпораций и космических агентств. В Европе исследованиями в области космической архитектуры занимается Международный космический университет. Ежегодно проводится Международная конференция по системам контроля среды, в рамках которой обсуждаются проблемы пилотируемых космических полетов, а также вопросы человеческого фактора при нахождении в космосе. На базе Американского института аэронавтики и астронавтики был сформирован Технический комитет по вопросам космической архитектуры. Несмотря на исторически сложившуюся ситуацию, при которой крупные космические проекты контролируются государством, а концептуальное проектирование осуществляется на уровне университетов, на заре эпохи космического туризма могут измениться сами взгляды на космическую архитектуру.

История

Впервые мысли о полете человека в космос появились в научно-фантастической литературе, например, в романе Жюля Верна «С Земли на Луну прямым путём за 97 часов 20 минут», изданном в 1865 году. В некоторых деталях миссия, описанная в этом произведении (экипаж из трех человек, размеры корабля, космодром во Флориде), удивительным образом схожа с программой «Аполлон», состоявшейся более 100 лет спустя. В романе Верна алюминиевая капсула была оснащена полками, где хранилось необходимое для путешествия оборудование, такое как складной телескоп, кирки и лопаты, огнестрельное оружие, генераторы кислорода, и даже деревья, которые космонавтам предстояло посадить. В пол был вмонтирован изогнутый диван, а добраться до стен и иллюминаторов в верхней части корабля можно было по лестнице. Ракета была изготовлена в форме пули, так как запускалась с поверхности земли с помощью космической пушки; такой метод не подходит для отправки человека в космос в реальных условиях ввиду возникающей при этом значительной перегрузки. Отправить человека в космос могла лишь ракетная техника.

Первые серьезные теоретические выкладки о путешествии в космос с помощью ракет были сформулированы Константином Циолковским в 1903 году. Отец космонавтики, Циолковский также является автором таких идей, как космический лифт (вдохновлен Эйфелевой башней), стабилизируемая вращением космическая станция, которая генерирует искусственную силу тяжести на внешней окружности,атмосферные шлюзы, скафандры для выполнения работ вне космического судна (выход в открытый космос), закрытые экосистемы для обеспечения пищей и кислородом, а также использование солнечной энергии в космосе. Циолковский считал, что заселение человеком космоса — неизбежный шаг на пути нашей цивилизации. В 1952 году Вернер фон Браун опубликовал в серии журнальных статей собственную концепцию жилой космической станции. Его проект был доработан и улучшен по сравнению с предыдущими идеями, при этом фон Браун предпринял уникальный шаг — раскрыл свой замысел общественности. Согласно его проекту, стабилизируемая вращением космическая станция должна была состоять из трех палуб и функционировать как навигационный аппарат, метеорологическая станция, земная обсерватория, военная платформа, а также промежуточный пункт для дальнейших исследовательских миссий во внеземном пространстве. Считается, что станция из фильма «2001 год: Космическая Одиссея» унаследовала свой внешний вид от проекта фон Брауна. Вернер фон Браун пошел дальше и начал разрабатывать схемы лунных и марсианских миссий, всякий раз публикуя свои грандиозные замыслы в «Кольерз Уикли».

Первым полетом человека в космос стал полет Юрия Гагарина, состоявшийся 12 апреля 1961 года. В то время как эта миссия была необходимым первым шагом, Гагарин был в той или иной степени ограничен своим креслом и небольшим иллюминатором; о возможности проживания в космосе не шло и речи. В последующих космических миссиях условия и комфорт проживания на низкой околоземной орбите постепенно улучшались. Увеличивалась продолжительность миссий, и вместе с этим расширялось пространство для перемещений и выполнения физических упражнений, улучшались санитарные узлы, повышалось качество пищи, деятельность во время досуга становилась более насыщенной и разнообразной. Впервые к архитектуре в космосе прибегли в 1968 году, когда группа архитекторов и промышленных дизайнеров под руководством Рэймонда Лоуи, невзирая на возражения инженеров, убедила НАСА добавить в конструкцию орбитальной лаборатории «Скайлэб» обзорное окно. Это решение ознаменовало собой внедрение концепций человеческой психологии в проектирование космических кораблей. Так зародилась космическая архитектура.

Теория

В космической архитектуре широко применяется теория архитектуры. Однако некоторые положения и соображения являются уникальными для космических объектов.

Идеология строительства

В первом веке до нашей эры римский архитектор Витрувий сказал, что всякое строение должно отличаться прочностью, полезностью, и красотой. Его трактат «10 книг об архитектуре» — единственная дошедшая до наших дней работа по данному предмету, написанная в период классической античности, оказал существенное влияние на теорию архитектуры в последующие тысячелетия. Даже в космической архитектуре в первую очередь учитываются эти три свойства. Однако значительные проблемы, связанные с проживанием в космосе, привели к тому, что при проектировании жилых помещений акцент делается в первую очередь на функциональную необходимость, декоративные элементы при этом редки или вовсе отсутствуют. В этом смысле полностью перенят принцип архитектурного модернизма, заключающийся в приоритете функциональности над формой. Однако, по мере «взросления» и развития космической архитектуры как дисциплины открываются возможности для диалога об архитектурном дизайне, как это когда-то происходило с наземной архитектурой.

Аналоги

Отправной точкой теории космической архитектуры является поиск экстремальной среды на Земле, где жил или живет человек. Условия такой среды сопоставляются с космическими. Например, люди живут в подводных лодках в глубинах океана, в бункерах под поверхностью земли, в Антарктике, безопасно входят в горящие здания, зараженные радиацией зоны и даже стратосферу, все благодаря современным технологиям. Дозаправка в воздухе позволяет Борту номер один оставаться в воздухе практически бесконечно. Подводные лодки с ядерным реактором генерируют кислород посредством электролиза и могут оставаться под водой месяцами. Проектируя космические системы, архитекторы могут обращаться к примерам таких ситуаций. Фактически, системы жизнеобеспечения космических станций и аварийные комплекты космонавтов демонстрируют разительное сходство с системами жизнеобеспечения, применяемыми на подводных лодках, и аварийными комплектами военных пилотов.

Космические миссии, в особенности с участием человека, требуют тщательной подготовки. Схожая наземная среда не только помогает в проектировании космической, но также может служить в качестве тестовой площадки для совершенствования применяемых в космосе технологий и тренировки экипажей. Арктическая исследовательская станция «Флэшлайн Марс» — это симулятор марсианской базы, расположенный на удаленном канадском острове Девон объект, который обслуживается Марсианским обществом. Целью проекта является создание условий, как можно более похожих на реальные условия марсианской миссии, а также попытка определить идеальную численность экипажа, протестировать оборудование «в полевых условиях», выяснить, какая экипировка и какие процедуры лучше всего подходят для ведения деятельности вне корабля. Чтобы подготовить экипаж к такой деятельности в условиях микрогравитации, космические агентства прибегают к подводным упражнениям и упражнениям на симуляторе. Лаборатория нулевой плавучести (англ. Neutral Buoyancy Laboratory) — подводный тренировочный комплекс НАСА, который содержит полномасштабные копии грузового отсека космического шаттла и модулей МКС. Развитие технологий и подготовка космонавтов в условиях, приближенных к космическим, является критически важным шагом на пути к созданию возможностей для проживания в космосе.

В космосе

Фундаментальным значением в космической архитектуре обладает обеспечение физического и психологического комфорта во время пребывания в космосе. То, что на Земле считается само собой разумеющимся — воздух, вода, пища, утилизация отходов — требует скрупулёзной проработки в космическом пространстве. Чтобы уменьшить мышечную атрофию и другие последствия пребывания в космосе, космонавт должен придерживаться строгого режима физических упражнений. Тот факт, что продолжительность миссий (оптимально) фиксирована, может приводить к стрессу, вызванному изоляцией. Схожая проблема наблюдается на удаленных исследовательских станциях и во время военной службы, однако нестандартные гравитационные условия могут усугубить чувство неизвестности и тоски по дому. Более того, заключение в ограниченном и неизменном физическом пространстве повышает напряженность в межличностных отношениях в маленьких экипажах и усиливает иные негативные психологические эффекты. Такой стресс можно ослабить путём регулярного общения с оставшимися на Земле семьей и друзьями, медицинской поддержкой, внедрением рекреационной деятельности и доставкой на борт каких-нибудь предметов, ассоциирующихся с домом, например, фотографий или зелёных растений.

Трудности отправки объектов в космос, обусловленные ограничениями запуска, глубоко повлияли на физические формы космической архитектуры. Все космические жилища на данный момент построены по принципам модульной архитектуры. Габариты головного обтекателя (в основном ширина, но также и высота) современных ракет-носителей ограничивают размеры жестких компонентов, отправляемых в космос. Такой подход к строительству крупных конструкций в космосе включает запуск нескольких модулей по отдельности с последующей ручной сборкой. Из-за использования модульной архитектуры планировка получается похожей на туннельную систему, при которой необходимо пройти через несколько модулей, чтобы дойти до нужной точки. Модульная архитектура также стремится к стандартизации внутреннего диаметра или ширины герметичных отсеков, при этом оборудование и мебель располагаются вдоль окружности. Космические станции и располагаемые на поверхности базы такого типа в целом могут расширяться только за счёт присоединения дополнительных модулей в том или ином направлении. При использовании модульной архитектуры обеспечение адекватного рабочего и жилого пространства зачастую становится нетривиальной задачей. В качестве решения может применяться гибкая мебель (складные столы, шторы на рельсах, раскладные кровати), с помощью которой интерьер приспосабливается под конкретные функции, меняется разграничение личного и коллективного пространства.

Эжен Виолле-де-Люк выступал за применение разных форм при использовании разных материалов. Этот принцип особенно важен в космической архитектуре. Ограничения массы при запуске вынуждают инженеров искать все более лёгкие материалы с адекватными свойствами. Более того, особые связанные с орбитальной космической средой трудности, такие как быстрое тепловое расширение в связи с резкими изменениями уровня солнечной радиации, а также коррозия, вызванная бомбардировкой частицами и атомарным кислородом, требуют уникальных решений при выборе материалов. Когда-то индустриальная эпоха начала производить новые материалы, открыв новые возможности для архитекторов. В точности так же достижения в области производства материалов изменят перспективы космической архитектуры.Углепластик уже используется в космическом оборудовании благодаря своему соотношению прочности и веса. Уже проводятся исследования, по результатам которых станет ясно, будет ли углеродное волокно или иные композитные материалы использоваться в строительстве крупных конструкционных элементов космических объектов. Архитектурный принцип, согласно которому следует применять наиболее подходящие материалы без каких-либо украшений, называется «Truth to materials».

Орбитальная и наземная архитектура отличаются тем, что строения на орбите не нуждаются в поддержке собственного веса. Это становится возможным благодаря микрогравитационным условиям объектов в состоянии свободного падения. Фактически, большая часть космического оборудования, например, канадарм, разрабатывается исключительно для применения на орбите. Такое оборудование не могло бы поднять собственный вес на поверхности земли. Микрогравитация также позволяет космонавту перемещать (хоть и медленно) объекты практически любой массы при условии, что тело космонавта достаточно надёжно прикреплено к другому объекту. Следовательно, конструкционные соображения, касающиеся орбитальной среды, значительно отличаются от принципов наземного строительства, и основной задачей обеспечения целостности космической станции обычно остаётся предотвращение повреждения её компонентов при запуске и сборке. Тем не менее, строения на внеземной поверхности необходимо проектировать с учётом поддержания их собственного веса, однако этот вес будет зависеть от силы местного гравитационного поля.

Недавние инициативы

В каждом серьезном исследовании того, что можно было бы предпринять, чтобы посадить людей на Марсе, и сохранить их живыми, а затем вернуть их на Землю, общая масса необходимого для миссии груза, просто ошеломляет. Проблема заключается в том, чтобы запустить достаточное количество расходных материалов (кислорода, воды и пищи), и даже небольшой экипаж, чтобы пройти через многолетнюю миссией на Марс, это потребовало бы очень большую ракету. Тем не менее, даже если такое судно. заполненное полным наборов товаров можно было бы собрать на орбите, ему потребуется дополнительные (большие) поставки ракетного топлива, чтобы отправить его на Марс. delta-v или изменение скорости, требуется доставить космический корабль с орбиты Земли на орбиту Марса, требует много километров в секунду. Когда мы думаем о приземлении астронавтов на поверхности Марса и возврат обратно домой, мы поняли, что огромное количество ракетного топлива будет необходимо. Был сделан вывод в 1989 ’90 -Day Study «по инициативе НАСА в ответ на инициативы по космической разведке.

Примечания

  1. An Error Occurred Setting Your User Cookie
  2. College of Architecture at the University of Houston — University of Houston. www.uh.edu. Дата обращения 7 ноября 2015.
  3. A Jules Verne Centennial: 1905-2005. www.sil.si.edu. Дата обращения 7 ноября 2015.
  4. International Space Hall of Fame :: New Mexico Museum of Space History :: Inductee Profile. www.nmspacemuseum.org. Дата обращения 7 ноября 2015.
  5. Wheels in the Sky — NASA Science. science.nasa.gov. Дата обращения 7 ноября 2015.
  6. LacusCurtius • Vitruvius on Architecture — Book I. penelope.uchicago.edu. Дата обращения 7 ноября 2015.
  7. Exploring Mars on Earth, BBC (30 декабря 2003). Дата обращения 7 ноября 2015.
  8. ch1-3. www.hq.nasa.gov. Дата обращения 7 ноября 2015.
  9. Jonathan Ochshorn — Designing Building Failures. www.ochshorndesign.com. Дата обращения 7 ноября 2015.
  10. Jerry Wright : JSC. NASA — Space Shuttle Canadarm Robotic Arm Marks 25 Years in Space (англ.). www.nasa.gov. Дата обращения 7 ноября 2015.
  11. https://en.wikipedia.org/wiki/Space_architecture#Recent_initiatives Recent initiatives

Прежде всего что такое архитектура? Это отнюдь не украшение фасадов и не выдумывание эстетически выразительной формы здания. Задача архитектуры — в широком и правильном смысле этого слова — создание искусственной пространственной среды для деятельности человека, материальная организация пространства. До сегодняшнего дня проблема освоения космического пространства еще не требовала от архитекторов решения каких-либо конкретных практических вопросов. Кабины космических кораблей, на которых совершены первые полеты в космос, мало отличаются от кабины современного самолета. Но ведь сегодня человек сделал лишь первый шаг в космос. Следующий же шаг потребует роста размеров космических объектов и дифференциации внутренних помещений их: выделятся спальные места, санитарные узлы, кухня, рабочие и вспомогательные помещения и т. д. Решение этого вопроса — задача архитекторов.

На рисунке изображены отдельные элементы, из которых будут собираться лунные поселения. Здесь изображено несколько схем космических станций, в разное время предложенных конструкторами. Первая из схем — «бублик» — имеет самые простые связи между отсеками. Однако, по медико-биологическим соображениям, это не лучшая из схем. Возможно, что именно в такой последовательности из отдельных элементов, доставляемых на временную орбиту, будет собираться космическая станция. Количество «ветвей», отходящих от центрального ствола, будет постепенно увеличиваться. Лестница в «бублике», ведущая к оси станции, имеет вид спирали. Но это не должно смущать космонавта: сила тяжести на каждой ступеньке направлена вниз. Космонавт, поднимающийся по лестнице, будет чувствовать себя на ней вполне устойчиво. Впрочем, у лестницы, ведущей к оси вращения, — и в «бублике» и в «рамке» — есть одна любопытная особенность. Искусственная сила тяжести на ней уменьшается с каждой ступенькой. Чем выше поднимается космонавт, тем легче ему идти. Поверхность пола в «бублике» на взгляд криволинейна. Но это только на взгляд. Сила искусственной тяжести в любой точке поверхности пола нормальна к поверхности и одинакова по величине. Кривой пол «бублика» эквивалентен плоскому полу вашей комнаты. Иная картина в многограннике. В каждой секции его пол прямолинеен. Однако прямолинеен он лишь для глаза, но не для ног. От угла к углу многогранника величина силы искусственной тяжести непрерывно меняется и во всех точках поверхности, кроме одной. На Луне сила тяжести в шесть раз меньше земной. Там нет атмосферы, а следовательно, не бывает ветров. Конечно же, стенками этих помещений будет не пористый лунный грунт, а плотная, воздухонепроницаемая оболочка. Изнутри ее распирает давление воздуха. А снаружи конструкция разгружается сопротивлением грунта. Чтобы развернуть работы по строительству лунного поселка, нужно обеспечить условия для жизни первых строителей. Очевидно, в этом случае поможет оболочка, прикрепленная к грунту и поддерживаемая изнутри давлением воздуха. Внутреннее давление создает очень большие усилия. Даже при небольших пролетах они велики и опасны: и прочность самой оболочки и прочность удерживающего его грунта могут быть недостаточны. Поэтому усилия следует равномерно распределить. Под такой оболочкой можно будет построить многоэтажное — уходящее этажами под грунт — сооружение. Наверное, на Луне можно будет наладить производство бетона из местных материалов. Вот предполагаемая конструкция сооружения из бетонных блоков. Как это ни странно на первый взгляд, но и их вес несравним с величиной внутреннего давления. Впрочем, при сводчатой конструкции, изображенной вверху, мы не полностью используем прочностные свойства материалов: ведь своды у нас работают «по-земному» — на сжатие. Очевидно, лучшей будет такая вот конструкция — из многослойных оболочек. ‹

Конечно же, в космосе архитекторов подстерегают многие неожиданности. Специфика пространства, в котором нет атмосферы, нет тяжести, поставит перед ними много новых проблем, в том числе и таких, которые сегодня даже невозможно предвидеть. Но остановимся на предвидимом. Попробуем представить себе, как будут решаться ближайшие задачи завтрашнего дня: архитектура околоземных космических и исследовательских лабораторий на Луне.

«Дом» в невесомости

Первые полеты в космос подтвердили, что человек может жить и работать в условиях невесомости. Но это относится пока к сроку меньше недели. О периоде в несколько месяцев ничего определенного сказать нельзя.

Но как бы то ни было, при длительном пребывании человека в космосе желательно создать для него привычную, похожую на земную обстановку, мир, в котором есть и верх и низ. И не случайно, что идея создания искусственной тяжести зародилась почти одновременно с самыми первыми трудами об освоении космоса.

Силу земного притяжения может заменить центробежная сила, ибо по биологическому действию инерциальные и гравитационные силы не отличаются друг от друга.

Величина центробежной силы зависит от скорости вращения и радиуса. Исходя из этого, можно подумать, что идеальной формой для космического объекта было бы тело, имеющее форму тора — «бублика».

Если космическая станция такой формы вращается вокруг собственной оси тора, то все ее помещения находятся в зоне, где искусственная сила тяжести имеет наибольшую величину.

Однако при более тщательном рассмотрении оказывается, что «бублик» весьма далек от идеала. Прежде всего при относительно небольших размерах космической станции нагрузка на различные части тела космонавта будет неодинаковой. Известно, что центробежная сила, имитирующая в нашем случае силу тяжести, зависит от радиуса вращения. Пусть, например, внешний радиус тора (радиус «пола», на котором стоят ноги космонавта) равен 10 метрам. Пусть достигнута определенная скорость вращения станции, при которой ноги будут испытывать центробежное ускорение, равное 0,5 земного ускорения силы тяжести. При этом голова — а она во вращательном движении расположена на окружности с меньшим радиусом: 10 метров минус рост человека — испытывает ускорение, равное лишь 0,42 земного. Разница между весом ног и головы существенна —17 процентов! Когда космонавт нагнется, присядет или ляжет в постель, например, голова становится тяжелее… Не приведет ли это к каким-то вредным последствиям?

Впрочем, та же самая неприятность ожидает и обитателей космических станций при почти любой другой конструкции. У «бублика» же есть специфическая особенность. Искусственная сила тяжести на нашей станции получена путем вращения. Но при вращении на космонавта будет действовать не только центробежное ускорение, но и так называемое кориолисово проявляющееся при любом перемещении внутри станции. Причем далеко не безразлично направление, в котором совершается это перемещение. Аппарат равновесия и координации движений человека — вестибулярный аппарат — приспособлен к определенному направлению силы тяжести и постоянной величине ее. Если космонавт движется параллельно оси вращения, постоянство направления и величины искусственной силы тяжести не нарушается — никаких неприятностей не происходит. Хуже, если космонавт перемещается в направлении вращения или против него. В первом случае искусственная сила тяжести — центробежная сила — будет возрастать, во втором — убывать. Самое же неприятное — передвижение в радиальном направлении. В этом случае сила тяжести будет непрерывно убывать до 0, а затем, после того как человек минует центр вращения, начнет возрастать в противоположном направлении.

Можно строить космическую станцию из отдельных цилиндрической формы помещений, собирая их в рамы, крестовины или иной формы сооружения. Такая конструкция хуже, чем «бублик». В этом случае не все помещения находятся в зоне максимальной величины искусственной силы тяжести. Зато в каждой «перекладине» рамки, например, человек сможет перемещаться в параллельном оси вращения направлении, В этом случае вестибулярные нарушения будут наименьшими. Но связь между жилыми отсеками должна осуществляться по самому неприятному направлению — радиальному.

Вообще пространство, в котором создана искусственная сила тяжести, таит много непривычных и неожиданных сюрпризов для проектировщиков. Посмотрите, например, на рисунок, где изображена лестница, ведущая к центру станции-«бублика». Она имеет вид спирали. Но это лишь для глаза. Вестибулярный аппарат человека, идущего по этой лестнице, не чувствует ее спиральной формы; ведь плоскость каждой ступени перпендикулярна силе тяжести, и вестибулярные ощущения остаются такими же, как и при ходьбе по обыкновенной «земной» лестнице, исключая разве уменьшение силы тяжести по мере поднятия по ступенькам. Однако зрительные ощущения у находящихся на лестнице будут довольно-таки непривычными: ведь два человека, одинаково твердо стоящие на ее верхних и нижних ступенях, обращены друг к другу головами. Каждый из них видит товарища, висящего над ним вверх ногами.

Кстати, а какие ступени должна иметь лестница? Обычная ступенька «земной» лестницы имеет размер 15X30 см. Если мы хотим, чтобы человек мог подниматься по лестнице с меньшей затратой сил, мы увеличиваем ширину ступени и уменьшаем высоту. Конструируя всякого рода вспомогательные лестницы, мы обычно поступаем наоборот.

Соотношение ширины и высоты ступени для любой лестницы определяется обычно по эмпирической формуле, которая учитывает такие факторы, как средний размер стопы, усилия, человека при подъеме на определенную высоту, ширина шага, координация движений.

Но если величина искусственной тяжести не такая, как на Земле, а, например, втрое меньшая?

Размер стопы, понятно, не изменится. А три остальных фактора — как отразится на них уменьшение силы тяжести? Во всяком случае, длина лестничного марша наверняка может быть большей.

А какие ступени будут лучше, когда сила тяжести по мере подъема по лестнице убывает, — одинаковые или разные?

Надо подумать и над тем, устроят ли человека привычные, «земные» габариты помещений в условиях необычной силы тяжести,

Всемирно известный французский архитектор Шарль ле Корбюзье, исходя из анализа пропорций человеческого тела, утверждал, что минимальный размер помещения, в котором может нормально чувствовать себя человек,— куб размером 2,28X2,28X2,28 м. Но сохранятся ли размеры этого куба при изменившейся силе тяжести? Например, если эта сила втрое меньше земной? Ведь характер движений человека изменится. Привычный толчок ноги, необходимый для того, чтобы сделать шаг по Земле, окажется достаточным для прыжка.

Работая на Земле, архитекторы привыкли компоновать здания и помещения в плане. Отсюда и произошло понятие «планировка». Космическая станция не имеет плана. Компоновка помещений должна вестись в непривычной проекции — в развертке криволинейных поверхностей в плоскость, перпендикулярную направлению искусственной силы тяжести.

С точки зрения изготовления и монтажа отдельных элементов «бублик» удобнее делать не кругом, а многогранником. Но вот ведь какой казус: в таком «бублике» человек будет ходить словно бы по кривому полу! (См. рисунок.) По-видимому, психологически это обстоятельство будет не очень приятным. Так же, как и обратное, когда кривой пол будет казаться горизонтальным, И перед архитектором встанет очень сложная и деликатная задача: смягчить эти неприятности, зрительно успокоить человека. Это можно сделать, если выбрать форму помещений так, чтобы не подчеркивались неправильные углы и отражения. Понадобится использовать для этой цели физические свойства материалов, различные приемы освещения.

Свои требования к форме и конструкции космических станций предъявляет и механика вращения. Предположим, человек внутри «бублика» перешел из одного отсека в другой. Последний стал тяжелее, и в его сторону сместился центр тяжести. Это, в свою очередь, изменяет положение центра тяжести всей станции. В станции-«рамке» перемещения человека, движущегося параллельно оси вращения, приводят к некоторому наклону оси в пространстве. Каждое такое изменение сказывается на характере движения станции. Поэтому с точки зрения механики выгодно, чтобы основная масса была вблизи оси вращения, то есть там, где центробежная сила близка к нулю. Помещение для людей, напротив, следует размещать по периферии, там, где сила максимальна. Архитектор, компонуя помещения станции, должен учитывать и то и другое требование: размещать людей у наружного края, а тяжелое оборудование — в центре.

Все помещения станции должны иметь удобную взаимосвязь. Наиболее просто решается эта задача в «бублике»: здесь можно попасть в любое помещение самым простым путем, хотя при этом и будут возникать некоторые неприятные ощущения, о которых говорилось выше. А вот, к примеру, в крестовине (см. рисунок) связь и усложнена и очень неудобна, так как проходит через центр вращения — точку невесомости.

Поселок на луне

Наверное, совсем не за горами время, когда на Луне возникнут поселки исследовательских экспедиций, подобные, например, антарктическому «Мирному».

  • 1
  • 2
  • Следующая страница

Для любителей научной фантастики: дом в виде космического корабля (видео)

Любитель научной фантастики пожелал иметь у себя дом в виде космического корабля. Стальная облицовка, прямоугольный каркас, поднятый на высоту 4-х метров, иллюминаторы – все это действительно напоминает кадры из фантастического фильма.

Архитекторский проект студии NOEM.
Испанская архитектурная студия NOEM разработала дом (Spaceship Home) для режиссера и любителя научной фантастики в пригороде Мадрида. Очертания дома и внутренняя «начинка» строения напоминают настоящий космический корабль.
Дом, установленный на высоте 4-х метров.
Здание состоит их трех сборных деревянных модулей, закрепленных на 15 трубчатых металлических колоннах. На строительство дома у архитекторов ушло всего 2 месяца. Внешняя облицовка изготовлена из лакированной оцинкованной листовой стали, повышающей тематическую эстетику здания, в то время как древесина гарантирует прекрасную теплоизоляцию.

Трап перед входом в действительности раньше принадлежал самолету МD-82 испанской авиакомпании Spanair и был приобретен в аэропорту Барселоны.
Вместо лестницы в доме установлен трап от самолета.
Spaceship Home. Интерьер.
При возведении дома были соблюдены все современные принципы строительства: скорость, энергоэффективность (естественная вентиляция, уменьшение использования электричества) и автоматизация.
Стилизованная панель управления.
Чтобы еще больше добиться эффекта пребывания в космическом корабле, дизайнеры интегрировали современный технологии «умный дом». При подходе хозяев к порогу датчик в доме улавливает сигнал iPad и тут же включается освещение. Входная дверь оснащена пантографическим механизмом, который открывает дверь не вбок, а снизу вверх, при этом играет соответствующая «космическая» музыка.
Внутри дома также имеется встроенная панель, стилизованная в духе «Звездных Войн», с которой осуществляется все управление домом.

Мужчина создал миниатюрный дом, который выглядит как космический корабль

(Picture: Kurt Hughes / mediadrumworld.com)

Мужчина создал дом, похожий на космический корабль. Мы сейчас в нем. Потрясающие фотографии показывают микро-дом площадью 23 квадратных метра, выглядящий так, будто он только вернулся из космоса. Он был смоделирован на лунном посадочном модуле от исторической посадки Аполлона 11 в 1969 году. Белая хижина в форме шестиугольника возвышается тремя стальными балками , так что он может находиться на высоте 3 метра над землей, а лестница обеспечивает вход. В доме есть открытый этаж с планом интерьера и большой геодезический купол просвет, небольшая кухня и столовая, где окно выходит на реку и холм.

(Picture: Kurt Hughes / mediadrumworld.com)

Архитектор Курт Хьюз смоделировал небольшой дом, расположенный на берегу реки Колумбия, на знаковых космических платформах, используемых при первой посадке на Луну. «Миссия состояла в том, чтобы спроектировать обитаемое жилье с новейшей морской композиционной технологией, обеспечив комфорт существ с низким воздействием на землю и высокий коэффициент удивления», — сказал он. «Это водонепроницаемый, воздухонепроницаемый (но с вентиляцией), устойчивый к вредителям, плесени и насекомым. Ему не нужно крыши или сайдинга.

(Picture: Kurt Hughes / mediadrumworld.com)

«Почему бы просто не построить композитный куб? Это было бы проще, а не так наобычно. Однако, куб не интересен. Куб был сделан раньше. Давайте исследуем что-то новое. «Лунный посадочный модуль — это не только интересная конфигурация, но и дань уважения тому времени, когда люди делали новые вещи. Новаторов ценили, а не опасались. «И еще, настоящие астронавты Аполлона обучались в 25 милях от того места, где находится это строение. Что случилось с мужеством для инноваций?

Оригинальный «Аполлон-11» был космическим кораблем, который доставил первых двух людей на Луну. Командир миссии Нил Армстронг и пилот Базз Олдрин, оба американцы, приземлились на лунном модуле Eagle 20 июля 1969 года.

(Picture: Kurt Hughes / mediadrumworld.com)

Курт применил свой тридцатилетний опыт работы дизайнером судов, чтобы создать помещение, которое «практически не имеет экологического следа». Он сказал: «Эти внеплановые аванпосты будут использовать новейшие морские технологии, чтобы обеспечить прочную, легкую и легко поддерживаемую структуру».

«Если бы это делалось на продажу, или если бы у меня был больший бюджет, все было бы полностью из стекловолокна и костяка. Костяк необходим, как для изоляции, так и для постройки. «Между прослойками вакуум. Все инкапсулировано в эпоксидную смолу и покрыто стекловолокном.

Заха Хадид: пять мыслей о проектировании, грубости и моде

С Захи Хадид (Zaha Hadid, 1950 –2016) началось победное шествие женщин-архитекторов по планете. Она — первая среди женщин обладательница Притцкеровской премии и медали RIBA (Королевский институт британских архитекторов). Вспоминаем самые яркие ее высказывания об архитектуре, гендере и моде.

Об архитектуре Система, по которой я проектирую, давно сложилась. Она включает в себя ландшафтную топографию, текучесть. Очевидно, что со временем моя архитектура приобрела большую плавность. Как кусок льда, попавший в воду: сначала его края острые, но постепенно он теряет остроту и углы. Моей целью было найти такой метод проектирования, который противостоит «этажной», корпусной архитектуре. Все мои последние проекты (как, к примеру, центр Гейдара Алиева в Баку) — это продолжение моего двадцатилетнего поиска и экспериментов. Но в каждом месте, где мне приходилось работать, нужно было найти особый подход.

Центр имени Гейдара Алиева в Баку.

Обычно я начинаю с того, чтоб перешагнуть некие барьеры, сместить границы. Нужно понять, что будет уместней: одиночный объект или целый ансамбль. Далее я представляю, как в этом свете будет работать здание (свет в средиземноморских странах или арабских сильно отличается от Севера). Какое взаимоотношение у него возникнет с ландшафтом. Вспоминаю, как в первую свою поездку в Оман меня впечатлило больше всего отсутствие в ландшафте воды. Там нет рек, водных потоков. На километры кругом только камни, долины. Да, теоретически я понимала, что большая вода где-то рядом, но ее не было видно. Никаких следов. Для такого места характерней всего было бы здание в форме скалы. Это полностью совпадало бы с окружающим контекстом.

Центр имени Гейдара Алиева в Баку.

Идея контекста в архитектуре тотально изменилась. Сейчас контекст понимается прежде всего, как совпадение с окружающей средой, визуальное соответствие, и чаще всего не идет речи идет о полном, глубоком совпадении с историей. Иногда это случается, но скорее по недоразумению, чем в связи с первоначальной идеей. Меня же, когда я работаю над проектом, всегда больше интересует социальный контекст, в котором будет жить здание.

Новые культурные возможности дают жизнь новой архитектуре. Когда вы что-то строите, нужно смотреть на качество всей метрополии, и действовать в соответствии. Меня иногда поражает, насколько города становятся «наманикюренными», некоторые буквально нельзя узнать через несколько лет. Компьютерные технологии очень сильно влияют не только на проектирование, но и на сам процесс производства. Все внешние покрытия зданий с такой геометрией, как у меня, производятся только с участием компьютера, иначе такой точности не достигнуть. Компьютер позволяет достигнуть согласованности всех деталей.

Исследовательский центр в Эр-Рияде, построенный по проекту Захи Хадид.

Сказать, как изменится архитектура через пару десятилетий, сейчас невозможно. Тридцать лет назад никто не ожидал таких радикальных перемен, какие происходят сейчас — но тем не менее они случились. Когда я только начинала проектировать, мне казалось, что модернистская эстетика еще имеет право на существование, и продолжала ту же традицию. Но со временем оказалось, что нужно нечто другое, более соответствующее нашему времени.

О гендере Меня часто называют первой женщиной в мужской профессии архитектора. Но я никогда об этом не думала в гендерных терминах. Для меня прежде всего важно, насколько хорошо человек делает свое дело, на своем ли он месте. Я уверена, что множество женщин чувствуют себя в архитектуре совершенно в своей тарелке. И я искренне не понимаю, почему для женщин так сложно найти свой путь и признание в этой области. Хотя для меня это был очень тяжелый путь. Поддерживать один и то же уровень энергии, особенно поначалу, в этой профессии чрезвычайно трудно.

Моей целью не было стать знаменитой, моей мечтой было сделать лучшую работу. Назвали бы вы меня дивой архитектуры, если бы я была мужчиной? вряд ли. Самое неприятным в начале карьеры было то, что все только и говорили, что со мной сложно в общении, что у меня тяжелый характер. Стали бы делать акцент на моем характере, если бы у меня был другой пол? Но на это не нужно обращать внимание, нужно перешагнуть через критику и идти дальше.

Библиотека и учебный центр в Вене.

О скверном характере Меня даже на телевидении спрашивали, правда ли, что я кричу на моих сотрудников в офисе, когда мне что-то не нравится. Я могу быть предельно, на мой взгляд, обворожительной и дипломатичной с клиентом, а он потом говорит, что с ним обошлись недостаточно мягко и приветливо. Не знаю, почему так происходит. Видимо, такое впечатление создается потому, что я никогда не использую лесть, не делаю достаточно комплиментов людям. И это воспринимается как грубость.

О музеях Я страстная поклонница музейной архитектуры. Музеи – это история. А история учит нас, каким образом мы можем исследовать наше следующее изобретение, в какую сторону его нужно повернуть. Все страны должны сейчас для себя находить новые основания и точки опоры. Касается ли это Италии, или Ирака — всем предстоит одна и та же работа. Музеи в этом могут помочь.

Яхта Unique Circle, проект ZHA.

О дизайне и моде Когда архитектор в курсе того, что происходит в дизайне и моде, это позволяет почувствовать общее настроение эпохи. Мне очень нравится делать что-то в малых по сравнению с архитектурой масштабах, это совершенно другое чувство. Потому что полный цикл от наброска до вещи — всего несколько месяцев, в отличие от архитектуры, где иногда приходится ждать много лет. Я не могу сказать, что проектировать столик легче, совсем нет. Просто его проектировать быстрее, также как туфли и браслеты. Я всегда страстно увлекалась дизайном, потому что мои здания таковы, что не каждый предмет будет выглядеть в них органично, и мне приходила в голову мысль — что же мы сюда в итоге поставим? Может, это сделать самой?

Браслет, диз. Заха Хадид, A&W Mouzannar.

То, что мы наблюдаем в наши дни в сфере дизайна, совершенно меняет картину мира. Поменялось абсолютно все: подход к производству, использованию материалов. Мне казалось, что в 80-е был бум на дизайн, но если сравнить то состояние индустрии с нынешним, мы увидим гигантскую разницу.

Кофейный столик для Sawaya & Moroni.

Из того, что я спроектировала в области дизайна, мне больше всего самой нравятся вещи, вышедшие ограниченным тиражом. И все объекты, выпущенные совместно с Sawaya & Moroni. И, кстати, вазы тоже были фантастически успешны. Очень приятно работать с различным масштабом.

Знаменитый английский архитектор Заха Хадид (англ. Zaha Hadid) родилась в 1950 году в Багдаде (Ирак). С 1972 по 1977 год училась в Архитектурной ассоциации в Лондоне. Начав карьеру в бюро ОМА своего учителя Рема Колхаса (Remment Koolhaas, род. 17 ноября 1944 года) – выпускника Гарвардской школы дизайна, видного голландского архитектора и теоретика деконструктивизма, в 1980 Заха Хадид основывает собственную архитектурную фирму Zaha Hadid Architects.

Завод BMW, Лейпциге, Германия, 2005

Она предлагает варианты постройки обитаемого моста над Темзой (1966), перевёрнутого небоскрёба для английского города Лестера (1994) и клуба на вершине горы в Гонконге (1983). Проектирует здания оперы в Кардиффе (1994), Центров современного искусства в Огайо (1988) и Риме (1999)… Эти и другие проекты приносят ей победу в престижных архитектурных конкурсах (первый был выигран в 1983 в Гонконге), интерес, а затем и популярность среди профессионалов, но… остаются на бумаге. Во многом — из-за неготовности заказчиков принять её нестандартный и оригинальный дизайн.

Проект оперы в Кардиффе, Великобритания, 1994 — Cardiff Bay Opera House, Great Britain, 1994

Архитектор всегда пыталась разрушить общепринятые каноны и «растянуть» рамки привычного пространства, придав ему мощный двигательный импульс. С этой же целью – усиления внутреннего движения и деформации – Заха Хадид, полностью отметая общепринятую геометрию, использует искаженную перспективу, выявляющую острые углы и кривые линии.

Пожарная станция Vitra, Вайль-на-Рейне, Германия, 1993 — Vitra Fire Station, Weil am Rhein, Deutschland, 1993

Но современный мир не стоит на месте: меняются взгляды людей на многие вещи, художественные, общественные, социальные, да и – что кривить душой – политические установки. Постепенно к Захе Хадид приходит признание. Одной из первых осуществлённых разработок становится пожарная часть мебельной компании Vitra, напоминающая бомбардировщик «Стелс» (1993).

По словам самой Хадид, всплеск интереса к ее творчеству начался после того, как в 1997 году был построено здание музея Гуггенхейма в Бильбао (Испания) по проекту Франка Гери (Frank Gehry). А после участия в строительстве Центра современного искусства Розенталя в Цинциннати (США), открывшегося в 2003 году, идеи Захи Хадид становятся по-настоящему востребованными.

Центра современного искусства Розенталя, Цинциннати, США, 1999 — The Contemporary Arts Center (CAC) , Cincinnati, USA, 1999

Сегодня западные критики по праву называют её самым перспективным архитектором ближайшего десятилетия. Её творческой энергии, художественному потенциалу и наполеоновскому размаху может позавидовать не одна сотня «продвинутых» мастеров. Каждый новый проект выглядит ещё более дерзким и новаторским по сравнению с предыдущим.

Проект Szervita Square, Будапешт, Венгрия, 2006

Кроме работы с крупными формами, Заха Хадид создаёт инсталляции (например, проект идеального дома, представленный на Imm Cologne 2007 в Кёльне), театральные декорации, выставочные и сценические пространства (например, для мирового турне группы Pet Shop Boys, 1999-2000), интерьеры (ресторан «Моондзун» в Саппоро, 1990), мебель («органическая» коллекция Dune Formation), картины и рисунки, сотрудничает с многими известными брендами (Swarovski, Dupont, Sawaya and Moroni и др.). Её работы есть во многих музейных коллекциях – таких, как MOMA, Немецкий музей архитектуры во Франкфурте-на Майне (DAM) и других. Также она читает лекции и устраивает мастер-классы по всему миру, каждый раз собирая полные аудитории…

Проект идеального дома, представленный на Imm Cologne, Кёльн, Гемания, 2007

Crater, 2007 (90 x 200 cm, автомобильная краска на водной основе, чернила, желатин, хромовый полиэстер, Dibond)

Научный центр Phaeno, Вольфсбург, Германия – Phaeno Science Center Wolfsburg, Deutschland

Dune Formation, коллекция «органической мебели»

В 2004 году Заха Хадид стала первой в истории женщиной-архитектором, награждённой Притцкеровской премией за 29 лет существования награды. В 2005 году её избрали лучшим дизайнером года в рамках первой выставки дизайна Design Miami 2005.

Многофункциональный комплекс «Танцующие башни», Дубай, ОАЭ, 2006 — Dancing Towers, Dubai, UAE, 2006

Среди её работ – Зона Разума под Куполом Миллениума в Лондоне (1999), выставочный комплекс LFone (Германия), терминал и автостоянка на окраине Страсбурга (2001), знаменитый лыжный трамплин и сверхсовременный фуникулёр в Инсбруке (Восточные Альпы, Австрия) (2002) и многие другие… Из последних проектов — завод BMW в Лейпциге (Германия), проект застройки делового района Картель в Стамбуле, университетский городок Spiralling Tower (Спиральная башня) в Барселоне, отель Пуэрта Американа в Мадриде (в качестве одного из восьми проектировщиков), многофункциональный комплекс Dancing Towers (Танцующие башни) в Дубае (все 2005-2006 годов), небоскрёб Лилиум Тауэр в Варшаве (2007) и пр.

Лилиум Тауэр, Варшава, Польша, 2007 — Lilium Tower, Warshaw, Poland, 2007

Надо отметить, что планирование работ бюро Zaha Hadid Architects ведётся более чем на 10 лет вперёд. Впереди нас ждёт ещё множество новых творений, порождённых неисчерпаемой фантазией Захи Хадид, – вестников динамичной, неповторимой и смелой архитектуры будущего.

Оперный театр, Гуанчжоу, Китай, 2003 — Guangzhou Opera House, China, 2003

Оперный театр, Гуанчжоу, Китай, 2003 — Guangzhou Opera House, China, 2003

Мост Шейха Зайеда, Абу-Даби, ОАЭ,1997 — Sheikh Zayed Bridge, Abu-Dabi, UAE, 1997

Паркинг, Страсбург, Франция, 2001 — The Strasbourg Tram Station And Car Park, France, 2001

Центральное здание завода BMW, Лейпциг, Германия, 2005 — Central Building of BMW Engeneering Plant, Leipzig, Germany, 2005

Завод BMW, Лейпциг, Германия, 2005 — BMW Plant, Leipzig, Germany, 2005

Фуникулёр Nordpark, Инсбрук, Восточные Альпы, Австрия, 2007 — Nordpark Cable Railway, Innsbruck, Austria, 2007

Музей искусства Мичиганского университета Эли и Эдит Брод, Мичиган, США, 2007 — Eli and Edythe Broad Art Museum at Michigan State University, USA, 2007

Инсталляция Lilas, Гайд-парк, Лондон, Великобритания, июль 2007 — Lilas Installation in the Serpentine Gallery, Hyde Park, London, Great Britain, July 2007

Офисный комплекс Опус, Дубай, ОАЭ, 2007 — The Opus, Mixed-Use Commercial and Retail Development, Dubai, UAE, 2007

Частный дом под Москвой, Россия, 2007 — Private house near Moscow, Russia, 2007

Экспоцентр, Москва, Россия, 2006 — Expocentre Exhibition Halls and Residential Tower Project, Moscow, Russia, 2006

Спиральная башня, Барселона, Испания, 2005-2006 — Spiralling Tower, Barselona, Spain, 2005-2006

Здание Гражданский суда комплекса «Кампус правосудия», Мадрид, Испания, 2007 — Civil Courts of Justice, Madrid, Spain, 2007

Центр исполнительских искусств, Абу-Даби, ОАЭ, 2006 (модель) — Abu Dhabi Performing Arts Centre model, 2006

Хадид, Заха

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Хадид.

Заха Хадид

Zaha Hadid

Основные сведения

Страна

  • Великобритания
  • Ирак

Дата рождения

31 октября 1950

Место рождения

  • Багдад, Королевство Ирак

Дата смерти

31 марта 2016 (65 лет)

Место смерти

  • Майами, Флорида, США

Работы и достижения

Учёба

Американский университет Бейрута, Architectural Association School of Architecture (Лондон)

Работала в городах

Лондон, Берлин, Инсбрук, Копенгаген, Цинциннати, Нью-Йорк, Москва, Сарагоса, Рим, Баку, Милан

Архитектурный стиль

постмодернизм

Важнейшие постройки

MAXXI,
Центр водных видов спорта (Лондон),
Центр Гейдара Алиева

Награды

Премии

премия имени Миса ван дер Роэ (1994)

Медиафайлы на Викискладе

Заха Мохаммад Хади́д (араб. زها حديد‎, англ. Dame Zaha Mohammad Hadid; 31 октября 1950, Багдад, Ирак — 31 марта 2016, Майами, США) — ирако-британский архитектор и дизайнер арабского происхождения, представительница деконструктивизма. В 2004 году стала первой в истории женщиной, награждённой Притцкеровской премией. Дама-командор ордена Британской империи (2012).

По образному определению газеты The Guardian, Заха Хадид — «королева кривой», которая «освободила архитектурную геометрию, придав ей совершенно новую выразительную идентичность». Её основные работы включают в себя Центр водных видов спорта для Олимпийских игр в Лондоне, Большой художественный музей Мичиганского университета в США и Оперный театр в Гуанчжоу (англ.) в Китае. Некоторые её проекты были представлены посмертно, в том числе и статуэтка BRIT Awards 2017. Многие здания все ещё строятся, включая стадион Аль-Вакра (англ.) в Катаре, место проведения Чемпионата мира по футболу в 2022 году.

Биография

Заха Хадид родилась в 1950 году в Багдаде (Ирак) в среднезажиточной семье. Её отец Мухаммад аль-Хадж Хусейн Хадид придерживался леволиберальных взглядов и был соучредителем Национально-демократической партии социалистического толка. Её мать Ваджиха аль-Сабунджи была художницей, родом из Мосула.

Сперва Заха изучала математику в Американском университете в Бейруте. С 1972 по 1977 год училась в Архитектурной ассоциации в Лондоне. Начав карьеру в бюро ОМА своего учителя, видного голландского архитектора и теоретика деконструктивизма Рема Колхаса, в 1979 году Заха Хадид основывает собственную архитектурную фирму Zaha Hadid Architects.

Почти с подросткового возраста Заха Хадид постоянно фантазирует и работает над множеством проектов: как по заказу, так и по личной инициативе. В разные годы она предлагает варианты постройки обитаемого моста над Темзой (1976), перевёрнутого небоскрёба для английского города Лестера (1994) и клуба на вершине горы в Гонконге (1983). Проектирует здания оперы в Кардиффе (1994 — проект остался нереализованным), Центров современного искусства в Огайо (1998) и Риме (1999). Эти и другие проекты приносят ей победу в престижных архитектурных конкурсах (первый был выигран в 1983 в Гонконге), интерес, а затем и популярность среди профессионалов, но остаются на бумаге — во многом из-за неготовности заказчиков принять её нестандартный и оригинальный дизайн.

Постепенно к Захе Хадид приходит признание. Одной из первых осуществлённых разработок становится пожарная часть мебельной компании Vitra, напоминающая бомбардировщик «стелс» (1993).

Заха Хадид скончалась 31 марта 2016 года (в возрасте 65 лет) от сердечного приступа в Майами, где проходила лечение от бронхита.

Творчество

Пожарная часть «Витра» (1994).

По словам самой Хадид, всплеск интереса к её творчеству начался после того, как в 1997 году было построено здание музея Гуггенхайма в Бильбао по проекту Фрэнка Гери. После участия в строительстве Центра современного искусства Розенталя в Цинциннати, США, открывшегося в 2003 году, её идеи становятся по-настоящему востребованными.

Как архитектор Хадид всегда пыталась разрушить общепринятые каноны и «растянуть» рамки привычного пространства, придав ему мощный динамический импульс. С этой же целью — усиления внутреннего движения и деформации — Заха Хадид, полностью отметая общепринятую геометрию, использует искажённую перспективу, выявляющую острые углы и кривые линии.

Кроме чисто архитектурной работы с крупными формами, Заха Хадид охотно экспериментирует в жанре инсталляции, а также создаёт театральные декорации, выставочные и сценические пространства, интерьеры, обувь, картины и рисунки. Здесь она оттачивает новые формы в условиях полной композиционной свободы или, напротив, в условиях жёстких задач. Её малые работы есть во многих музейных коллекциях, таких как MoMA, Немецкий музей архитектуры во Франкфурте-на-Майне (DAM) и др. Также она читала лекции и устраивала мастер-классы по всему миру, каждый раз собирая полные аудитории.

Заха — автор нескольких экспериментальных коллекций мебели. Её наиболее известные работы в области мебельного дизайна — светильник «Chandelier Vortexx» и кресло «Cristal», выполненные для Sawaya & Moroni.

В 2005 году её выбрали дизайнером года в рамках первой выставки дизайна Design Miami.

В мемориальных публикациях наиболее заметными работами Хадид названы: Центр Гейдара Алиева в Баку, открытый в 2012 году, за создание которого она получила премию «Дизайн года» Британского Музея Дизайна; Центр водных видов спорта в Лондоне, открытый в 2011 году; Мост шейха Зайеда в Абу-Даби, открытый в 2010 году; офисное здание «Dominion Tower» в Москве (2015), состоящее из семи этажей и выступающих консолей, общая площадь помещений которого достигает 22 тыс. м².

Заха Хадид в России

Бизнес-центр Dominion Tower в Москве

Заха неоднократно бывала в России. 31 мая 2004 года в здании Эрмитажного театра (Санкт-Петербург) состоялась церемония вручения Захе Хадид Прицкеровской премии. К этому событию был приурочен Google Doodle в 2017 году. Также в 2004 году Хадид выступила с программной лекцией в московском Центральном доме архитектора (ЦДА). Годом позже (в 2005) в рамках выставки АРХ-Москва Заха Хадид провела мастер-класс.

В том же 2005 году компания «Капитал Груп» заявила о своём сотрудничестве с Хадид в процессе проектирования жилого комплекса «Живописная Тауэр» на Живописной улице в Москве.

В 2012 году в Подмосковье, в районе Рублёво-Успенского шоссе, был построен футуристический особняк по проекту Захи Хадид, заказчиком которого выступил российский бизнесмен Владислав Доронин.

25 сентября 2015 года в Москве в районе Дубровки, на Шарикоподшипниковской улице, открылся бизнес-центр Dominion Tower, построенный по проекту «Zaha Hadid Architects» в неизменной архитектурной манере Захи — в авангардном стиле (основное строительство было завершено в 2014 году).

С 27 июня по 27 сентября 2015 в Эрмитаже, в рамках Проекта «Эрмитаж 20/21» состоялась первая в России ретроспективная выставка архитектора под названием «Заха Хадид в Государственном Эрмитаже».

Хадид была членом Международного попечительского комитета по созданию в Москве музея Дома Мельникова.

Постройки

Центр Гейдара Алиева в Баку, 2012

  • 2018 — Capital Hill Residence, частный дом предпринимателя Владислава Доронина, Барвиха, Россия
  • 2015 — Бизнес-центр «Пересвет-Плаза», Москва, Россия
  • 2012 — Центр Гейдара Алиева, Баку, Азербайджан
  • 2010—2014 — проект театра в Рабате, Марокко
  • 2011 — Оперный театр, Гуанчжоу, Китай
  • 2011 — CMA CGM Tower, Марсель, Франция
  • 2011 — Центр водных видов спорта (Лондон), Англия
  • 2010 — Национальный музей искусств XXI века, Рим, Италия
  • 2007 — Станция Фуникулера, Австрия
  • 2006 — Отель «Пуэрта Америка», Мадрид, Испания
  • 2005 — Центральное здание завода BMW, Лейпциг, Германия
  • 2005 — Научный центр «Phæno», Вольфсбург, Германия
  • 2005 — Станции канатной дороги, Инсбрук, Австрия
  • 2005 — Музей искусств Ордрупгаард: новое крыло, Копенгаген, Дания
  • 2002 — Трамплин Bergisel, Инсбрук, Австрия
  • 2001 — Вокзал Hoenheim-North и автостоянка, Страсбург, Франция
  • 1998 — Центр современного искусства Розенталя в Цинциннати, Огайо, США
  • 1994 — Пожарная часть компании-производителя дизайнерской мебели «Витра», Вайль-на-Рейне, Германия
  • 2013 — Политехнический университет в Гонконге, Китай

Другие работы

Светильник дизайна Захи Хадид для Sawaya & Moroni

  • 2015 — Кольца «B.zero1 Design Legend» из белого, желтого и розового золота для Bulgari
  • 2008 — Разработка дизайна туфель для Lacoste и бразильской компании Melissa
  • 2007 — Проект идеального дома, представленный на Imm Cologne 2007 (Кёльн, Германия)
  • 2000 — Диваны и стол, Z-series
  • 1999—2000 — Дизайн оформления мирового турне группы Pet Shop Boys
  • 1999 — Зона разума под Куполом Миллениума, Лондон, Великобритания
  • 1992 — Оформление выставки «Великая утопия» в Музее Гуггенхайм, Нью-Йорк, США
  • 1990 — Интерьер ресторана «Моондзун» в Саппоро, Япония
  • Дизайн мебели и столового серебра для фирмы «Sawaya and Moroni»

Проекты

  • 2006 — Экспоцентр, Москва, Россия
  • 2006 — Библиотека Севильского Университета, Севилья, Испания
  • 2006 — Спиральная башня, Барселона, Испания
  • 2006 — Картал — застройка делового района в Стамбуле, Турция
  • 2006 — Институт политики и международных отношений имени Иссама Фареса, Бейрут, Ливан
  • 2005 — Живописная Тауэр, Москва, Россия
  • 2005 — Здание Архитектурного фонда, Лондон, Великобритания
  • 2005 — Мост-павильон, Сарагоса, Испания
  • 2005 — Площадь Элефтерия. Реконструкция, Никосия, Республика Кипр
  • 2005 — Спорткомплекс для водных видов спорта, Лондон, Великобритания
  • 2004 — Клуб с концертным залом, Базель, Швейцария
  • 2007—2011 — Торговый центр Тондэмун и прилегающая одноимённая территория района в Сеуле, Южная Корея
  • 2009—2012 — Торгово-развлекательный комплекс Galaxy Soho, Пекин, Китай
  • 2009—2013 — Кампус Венского экономического университета, Вена, Австрия
  1. RKDartists
  2. Zaha Hadid — 2006. — ISBN 978-0-19-977378-7, 978-0-19-989991-3
  3. SNAC — 2010.
  4. http://www.bbc.co.uk/news/entertainment-arts-35936768
  5. 1 2 http://nyti.ms/22S2VgZ
  6. 1 2 建築家ザハ・ハディドさん死去 新国立の旧計画デザイン — 朝日新聞社, 2017.
  7. http://www.nytimes.com/2008/12/23/arts/design/23arts-CHANELPAVILI_BRF.html
  8. http://www.nytimes.com/2016/04/01/arts/design/zaha-hadid-architect-dies.html
  9. http://www.bbc.com/news/entertainment-arts-35936768
  10. Caroline Davies, Robert Booth, Mark Brown. Queen of the curve’ Zaha Hadid dies aged 65 from heart attack (Thu 31 Mar 2016 17.33 BST). Дата обращения 12 февраля 2018.
  11. Kamin, Blair (1 April 2016). «Visionary architect 1st woman to win Pritzker». Chicago Tribune. 2. p. 7.
  12. Dame Zaha Hadid’s Brits statue unveiled (англ.), BBC News (1 декабря 2016). Дата обращения 27 декабря 2017.
  13. Malevich’s Tektonik — Architecture — Zaha Hadid Architects. www.zaha-hadid.com. Дата обращения 11 июля 2016.
  14. Центр современного искусства Розенталя. США, Цинциннати. Дата обращения 11 июля 2016.
  15. 1 2 Ушла из жизни архитектор Заха Хадид. Росбизнесконсалтинг (31 мая 2016). Дата обращения 31 мая 2016.
  16. Architect Dame Zaha Hadid dies after heart attack. bbc.com (31 марта 2016).
  17. The 2004 Pritzker Prize Award Ceremony
  18. Celebrating Zaha Hadid
  19. Миллиардер Владислав Доронин построил для Наоми Кэмпбелл особняк на Рублевке в виде космического корабля
  20. Миллиардер Владислав Доронин построил для Наоми Кэмпбелл особняк на Рублёвке
  21. Около метро «Пролетарская» достраивается бизнес-центр Dominion Tower по проекту бюро Захи Хадид. mka.mos.ru (27 июня 2014). Дата обращения 28 февраля 2015.
  22. Заха Хадид в Государственном Эрмитаже
  23. Веб-сайт музея «Дом Мельникова» (недоступная ссылка). Дата обращения 11 октября 2008. Архивировано 1 марта 2009 года.
  24. Capital Hill Residence — Interior Design — Zaha Hadid Architects
  25. Газета «На Рублёвке life»| НОВОСТИ | Дом, который построил…. Газета «На Рублёвке life» (01.05.2018). Дата обращения 3 мая 2018.
  26. Заху Хадид обвинили в «разрушении» старого Пекина. // Lenta.ru

Ссылки

  • Официальный сайт
  • Страница, посвящённая Захе Хадид, на архитектурном портале www.archi.ru
  • Краткая биография Захи Хадид на archi.com.ua
  • О творчестве Захи Хадид в Д.Журнале
  • CityLife Milan: Hadid Tower website

Тематические сайты

Словари и энциклопедии

Генеалогия и некрополистика

Нормативный контроль

BNC: a10098240 · BNE: XX941007 · BNF: 12151021v · CiNii: DA01979743 · CONOR: 11306595 · GND: 118916831 · GTAA: 213240 · ISNI: 0000 0001 2144 3589 · LCCN: n84125154 · NDL: 00467770 · NKC: js20060120021 · NLA: 35331783 · NTA: 093721161 · NUKAT: n99047529 · LIBRIS: 261989 · SUDOC: 074083228 · VIAF: 95748872 · ULAN: 500011138 · WorldCat VIAF: 95748872

Лауреаты Притцкеровской премии

  • Джонсон (1979)
  • Барраган (1980)
  • Стирлинг (1981)
  • Роуч (1982)
  • Бэй Юймин (1983)
  • Мейер (1984)
  • Холляйн (1985)
  • Бём (1986)
  • Тангэ (1987)
  • Баншафт и Нимейер (1988)
  • Гери (1989)
  • Росси (1990)
  • Вентури (1991)
  • Сиза Виейра (1992)
  • Маки (1993)
  • Портзампарк (1994)
  • Андо (1995)
  • Монео (1996)
  • Фен (1997)
  • Пиано (1998)
  • Фостер (1999)
  • Колхас (2000)
  • Херцог и де Мёрон (2001)
  • Мёркатт (2002)
  • Утзон (2003)
  • Хадид (2004)
  • Мейн (2005)
  • Мендес да Роша (2006)
  • Роджерс (2007)
  • Нувель (2008)
  • Цумтор (2009)
  • Сэдзима и Нисидзава / SANAA (2010)
  • Соуту де Моура (2011)
  • Ван Шу (2012)
  • Ито (2013)
  • Бан (2014)
  • Отто (2015)
  • Аравена (2016)
  • Аранда, Пигем и Вилалта / RCR Arquitectes (2017)
  • Доши (2018)
  • Исодзаки (2019)

Заха Хадид на фоне спроектированного ею музея транспорта в Глазго
Заха Хадид — лауреат Притцкеровской премии (аналога Нобелевской в архитектуре), первая женщина и мусульманка, получившая её, обладательница титула Дамы-Командора ордена Британской империи. Заха Хадид скончалась 31 марта 2016 года от сердечного приступа, но её работы остаются одними из самых ярких в истории современной архитектуры.
Заха Хадид родилась в Багдаде 31 октября 1950 года в семье промышленника, одного из основателей Национальной Демократической партии Ирака, представителя ориентированной на Запад крупной буржуазии. Уже в 11 лет она решила, что хочет стать архитектором. Сначала Заха получила математическое образование в Американском университете в Бейруте. Но в 1972 году отправилась в Великобританию, чтобы поступить в школу Архитектурной ассоциации в Лондоне. Там ее преподавателями были Рем Колхас и Элиа Зенгелис.
Сильное влияние на нее как архитектора оказал русский архитектурный авангард 1920-х годов и творчество Казимира Малевича, но ее творческий язык остается ярко оригинальным. Колхас назвал ее «планетой на своей собственной орбите». Зенгелис считал ее самым талантливым человеком, который когда-либо у него учился.
В 1977 она проработала полгода в мастерской Рема Колхаса ОМА, в 1979 основала в Лондоне собственное бюро Zaha Hadid Architects. Со своим оригинальным и бескомпромиссным подходом к творчеству Хадид не могла заниматься мелкими заказами для частных лиц, поэтому она осталась преподавать в Архитектурной Ассоциации (до 1987), продолжая проектировать и участвовать в конкурсах.

Ее проект клуба «Пик» (1983) на холме над Гонконгом, победивший в крупном международном конкурсе, привлек к Хадид внимание общественности, но остался нереализованным, так как заказчик обанкротился. В 1994 Хадид получила широкую известность в Великобритании, выиграв конкурс на проект оперного театра в Кардиффе, но застройщик под влиянием общественного мнения, после полутора лет конфликтов, отказался от проекта, испугавшись оригинальности архитектурного решения. Эти и другие проекты принесли ей победу в престижных архитектурных конкурсах, интерес, а затем и популярность среди профессионалов, но остались на бумаге. Во многом, из-за неготовности заказчиков принять её нестандартный и оригинальный дизайн.
Первым реализованным проектом Хадид стала пожарная часть компании Vitra в Вайле-на Рейне (1991-1993), Германия.
Vitra Fire Station | Germany © RIM Creation
Ситуация кардинально изменилась в 1999, когда началось строительство Центра современного искусства Розенталя в Цинциннати, США. С этого момента Хадид стали приглашать для работы в разных странах мира.
Центр современного искусства Розенталя в Цинциннати, 2003 © Roland Halbe
Живопись и рисунки Захи Хадид многократно экспонировались во многих странах мира. Работы Хадид входят во многие музейные собрания, в частности МoМА и Немецкого Музея архитектуры во Франкфурте-на-Майне (DAM).
Личная жизнь Хадид никогда прилюдно не обсуждалась. Известно лишь, что она жила в историческом районе Лондона Кларкенуэлл неподалеку от офиса, а ее дом представлял собой хирургически чистое пространство, заставленное авангардной мебелью. Заха называла себя мусульманкой. Она ушла из жизни 21 марта 2016 года, в госпитале в Майами, где лечилась от бронхита. Но она оставила своё представление о городах будущего.
Вот несколько реализованных проектов Захи Хадид.
Великобритания, Оксфорд, 2015
Корпус Investcorp Центра Ближнего Востока Колледжа Сент-Энтони Оксфордского университета © Luke Hayes
Италия, Салерно, 2016. Морской терминал в Салерно
Морской терминал в Салерно © Hélène Binet
Китай, Гуанчжоу, 2016. Комплекс Guangzhou Infinitus Plaza
Комплекс Guangzhou Infinitus Plaza © Zaha Hadid Architects
Бельгия, Антверпен, 2016. Здание администрации порта Антверпена
Здание администрации порта Антверпена © Hélène Binet
В непосредственной близости от Москвы в подмосковном элитном поселке Барвиха тоже есть творение Захи Хадид, принадлежащее Владиславу Доронину. Дом под названием Capital Hill Residence в виде космического корабля построили в экостиле — смеси современных технологий с природными формами. Дом расположен в отдалении от соседних особняков посреди соснового бора. Его площадь 2 650 кв. м. В двух 22-метровых башнях расположены спальни и детские комнаты. В подвале находится финская сауна, хамам, русская баня, зал для занятий фитнесом и гостевая комната.
Частный особняк в Барвихе, Россия
Саудовская Аравия, Эр-Рияд, 2017. Центр изучения и исследования нефти имени короля Абдаллы
Центр изучения и исследования нефти имени короля Абдаллы © Hufton+Crow
Словакия, Братислава, 2017. Комплекс Sky Park
Комплекс Sky Park © Penta Investments
Италия, Афрагола, 2017. Вокзал скоростной железной дороги Неаполь — Афрагола
Вокзал скоростной железной дороги Неаполь-Афрагола © Jacopo Spilimbergo
Горный музей Месснера — Corones. Италия, 2015
Горный Музей Месснера – Corones © Inexhibit
Возведенный в 2013 году Центр Гейдара Алиева — это современный культурный центр, ставший новым символом Баку и всего Азербайджана. Он представляет собой комплексное сооружение, которое включает аудиториум, музей, концерт-холл, выставочные залы и административные офисы.
Центр Гейдара Алиева, Баку, Азербайджан
Музей транспорта Риверсайд в Глазго изначально планировалось открыть в 2009 году, но строительство было приостановлено из-за кризиса, и с начала закладки до открытия прошло 7 лет.
Музей транспорта Риверсайд в Глазго
В 2015 году в Москве на Шарикоподшипниковской улице, дом 5, было построен офисное здание по проекту Захи Хадид.
Бизнес-центр Dominion Tower © Hufton + Crow
Павильоны Бернхема в Чикаго стали данью памяти известному американскому градостроителю Дэниэлю Бернхему. Внутри демонстрировались аудио- и видеоинсталляции, показывающие развитие Чикаго, из прошлого в будущее.
Павильоны Бернхема в Чикаго, США
Проекты Захи Хадид в процессе реализации
Стадион в портовом городе Аль-Вакра, Катар, будет частью грандиозного строительства на площади 585 000 кв. м. Его вместимость 40000 зрителей, при этом верхний ярус стадиона будет съемным, что позволит уменьшить вместительность в два раза после окончания чемпионата.
Футбольный стадион 2022, Катар
А вот в столице Саудовской Аравии построят станцию метро из золота. По словам Захи, работая над проектом, она вдохновлялась дюнами Саудовской Аравии, плавные контуры которых она постаралась придать и самой станции. Там также применят новую систему пропуска пассажиров, которая должна помочь избежать давки в часы пик.
Золотая станция метро в Эр-Рияде, Саудовская Аравия
В Сербии комплекс апартаментов, офисов и пространства для отдыха, расположенный на заброшенной территории старой текстильной фабрики, призван стать новым знаковым объектом Белграда. Кроме перечисленных выше программ, предлагаемый комплекс включает также пятизвездочный отель, конгресс-центр, галереи и магазины, а также подземный паркинг для гостей и жителей города
Многоцелевой комплекс Beko Masterplan в Белграде, Сербия
Дом на Манхэттене будет в виде буквы L, а его внутренний угол будет выстроен зигзагом, который разграничит две части постройки. На 11 этаже будут находиться 37 квартир площадью до 510 квадратных метров и высотой потолков более 3 метров. В доме также будет находиться спа-центр, сад и крытый бассейн.
Жилой дом в Манхэттене, США
Новый университет в Гонконге призван стать архитектурным ориентиром. Он будет представлять из себя комплекс учебных и научно-исследовательских лабораторий. Бесшовная архитектура здания символизирует динамику развития настоящих и будущих достижений и производит впечатляющий визуальный эффект.
Политехнический университет в Гонконге, Китай
В Бонне студия взялась за улучшение существующего здания немецкого архитектора Зигфрида Вольске. Работа Хадид содержит два прозрачных фасада, обращенных к реке. Вокруг здания запланировано строительство террас, где будут проводиться спектакли на свежем воздухе.
Фестивальный комплекс имени Бетховена в Бонне 2020, Германия
Здание в Макао, Китай, состоит из двух башен, соединенных на уровне подиума и крыши, с несколькими дополнительными мостами посредине. Отель общей площадью 150 000 квадратных метров состоит из 780 номеров, сьютов и пентхаусов, конференц-холлов, игорных залов, лобби, ресторанов, спа-центра и бассейна под открытым небом. Полюбоваться видом на Макао, открывающимся с башни, можно из панорамных лифтов. Строительство отеля началось в 2013 году.
40-этажный отель в Макао, Китай
Ансамбль из «большого театра», музея современного искусства и «малого театра» (многофункционального зала) появится на берегу озера Мэйсиху в городе Чанша, Китай. Три объема расположатся на просторной «плазе», которую дополнит углубленный «двор» с ресторанами и магазинами.
Международный центр культуры и искусства Чанша, Китай
Высокие небоскребы призваны стать новым бизнес-центром Дубаи. Как и полагается зданиям такого масштаба, здесь будут умещаться офисы, гостиница и торговый центр.
Небоскребы Signature Towers в Дубае, ОАЭ
21-этажное здание в Абу-Даби высотой в 93 м представляет собой гигантский куб с полостью внутри, который, кажется, парит над землей. Оно оснащено уникальной подсветкой, за счет чего выглядит абсолютно по-разному в ночное и дневное время. Днем куб полый, а ночью это пространство заполняется светом.
Opus Office Tower в Абу-Даби, ОАЭ
Новый олимпийский стадион Токио будет построен на месте прежнего стадиона, известного по Олимпиаде 1964 года, и станет главным олимпийским объектом страны восходящего солнца. Он рассчитан на 80 тыс. человек, а его площадь составит 290 000 кв. м. Завершение строительства запланировано на 2018 год.
Олимпийский стадион в Токио 2020, Япония