Я король мира

«Я – король мира»: как на самом деле снимали одну из самых знаменитых сцен «Титаника»

Речь идет о сцене, в которой герой Леонардо ДиКаприо Джек Доусон стоит на носу корабля и кричит: «Я – король мира!». Долгое время считалось, что этой фразы не было в сценарии, а ДиКаприо сам ее придумал и так удачно сымпровизировал. Однако на деле выяснилось, что авторство реплики принадлежит самому Кэмерону:

«Она была придумана на месте. В тот момент я висел с камерой в специальной корзине, свет уходил, мы пробовали и так, и эдак, но ничего не получалось. Я уже смирился с неудачей и сказал: “Ладно, у меня есть одна задумка. Просто скажи: “Я – король мира” и широко разведи руки в стороны, прочувствуй этот момент и насладись им в полной мере”».

«ДиКаприо переспрашивает: “Что?”. Я повторяю по рации: “Просто скажи: “Я – король мира”. Ты должен убедить нас”. ДиКаприо снова: “Что?”. “Просто, черт возьми, убеди нас!”», – вспоминает режиссер.

И ведь убедил! Правда, не кинокритиков, а простых зрителей. Роль в «Титанике» не принесла Лео даже номинацию на «Оскар», не говоря уже о заветной статуэтке (пришлось запастись терпением на долгих 18 лет), но Джек Доусон навсегда остался в сердцах зрителей благодаря своему легкому нраву и самоотверженной любви к Розе. А Кэмерон повторил фразу своего персонажа, принимая «Оскар» за режиссуру «Титаника»:

Технологии

Съемки фильма ТОР: РАГНАРЁК начались 4 июля 2016 года и проходили по большей части на Золотом побережье Австралии, в штате Квинсленд, на восточном побережье континента к югу от Брисбена. Производственная база располагалась на студии Village Roadshow Studios в Квинсленде. Помимо съемок в более чем трех десятках декораций, возведенных на территории студии (в нескольких из девяти съемочных павильонов, а также на открытом воздухе), группа также неделю работала на локации в центре Брисбена, который играл роль Нью-Йорка, и на двух невероятных локациях в Национальном парке Квинсленда под названием Тамбурин. Некоторые сцены доснимались на Австралийском острове Дерк-Хартог, расположенном в Индийском океане у западного побережья страны, и на нескольких локациях на новозеландском Южном острове (включая фьорд Милфорд-Саунд).

Производство было завершено к концу октября. Одной из важнейших задач для художников Дэна Хенны и Ра Винсента было воплощение в жизнь красочной планеты Сакаар, управляемой Грандмастером (Джефф Голдблюм). Собрав творческую группу из графических дизайнеров, арт-директоров и иллюстраторов, они создали галерею из художественных работ, многие из которых принадлежали гениальной руке Джека Кирби, создателя комиксов о Торе. Иллюстрации украшали стены не только их кабинета, но и всего отдела. Эта выставка была призвана продемонстрировать магию работ Кирби и помочь команде художников-декораторов уловить дух Сакаара.

Важно отметить тот факт, что Кирби так и не создал планету Сакаар за свою десятилетнюю работу с MARVEL. Планета появилась только в 2006 году в серии комиксов «Планета Халка». Поэтому Вайтити и Хенна поступили следующим образом: они взяли эту локацию и воплотили ее в жизнь в соответствии с неповторимой стилистикой иллюстраций Кирби.

Среди нескольких декораций Сакаара, которые были построены для картины, три особенно четко отразили фантастическое видение Кирби: столица планеты – Сакаар-Сити, которую построили под открытым небом (на двух смежных площадках, каждая величиной с футбольное поле); дворец Грандмастера (возведенный в новейшем 9 павильоне студии, самом большом павильоне в Южном полушарии); и покои Халка, которые стали первой декорацией Сакаара, работа в которой началась уже на второй неделе съемок. «Это, возможно, самая необычная планета из всех, что появлялись в наших фильмах, – говорит продюсер Кевин Файги. – Ты смотришь на дизайн этого мира и видишь дань уважения художественному таланту Джека Кирби. Весь дизайн в целом – от костюмов и декораций до реквизита – прямо цитирует Джека Кирби. Без Джека Кирби никто из нас здесь в MARVEL не занимался бы сейчас тем, чем мы занимаемся».

Художник Ра Винсент добавляет: «Взять стилистику Джека Кирби и применить ее к реальному объекту – задача не из простых. Нашим дизайнерам пришлось изрядно потрудиться, чтобы определиться с художественным языком. Можно брать за основу рисунки и персонажей, костюмы, базовые формы и так далее. Но есть и нюансы, такие как определенные цветовые гаммы и характерные штрихи, которые сразу отсылают тебя к комиксам, и в этом мы и искали вдохновение. В общем, это постоянный поиск».

Очень интересно было создавать улицы Сакаара. Как говорит Хенна: «Улицы Сакаара расположены вокруг площади, раскинувшейся перед ареной. Любой, выходящий из арены, сначала оказывается на площади, а потом попадает на улицы. Улицы были построены на пяти разных уровнях, чтобы было разнообразие и ощущение, что они уходят вверх. Здания сделаны из металла, а точнее, из различного космического мусора, спрессованного в панели. Что касается цветовой гаммы, то она фантастически произвольная. В цветах мы ориентировались на комиксы Кирби, поэтому там превалируют зеленые, синие, фиолетовые и желтые тона. Мы выбрали варианты, которые соответствовали видению Тайки. И для меня совместное творчество является важнейшим аспектом при работе над фильмом. Я получил огромную помощь от моей команды в процессе выбора цветов, которые вдохнули жизнь в Сакаар и стиль Кирби».

Еще одним неординарным творением стали покои Халка. «Тайка хотел сделать эту декорацию огромной, потому что Халк – исполин, – вспоминает он. – Он любимый гладиатор Сакаара и получил громадную комнату, выдержанную в общей стилистике Сакаара. В процессе одной из многочисленных встреч художественного отдела с Тайкой и руководством MARVEL прозвучала идея сделать ему ванну в виде естественной каменной заводи. В итоге мы имеем эдакий странный ассиметричный объект, который, впрочем, отлично выполняет функции ванны».

Как было отмечено ранее, Халк оказался на Сакааре после того как остался на борту Квинджета, который Альтрон запрограммировал на полет в неизвестную точку космоса. Прибыв на отдаленную планету, Халк продал Квинджет Грандмастеру, который хранит его в месте, которое Хенна назвал «свалкой», – это еще одна декорация, возведенная на студии Village Roadshow Studios, на парковке, примыкающей к гигантскому павильону № 9.

Еще одной ключевой сакаарианской декорацией стала арена Грандмастера, которая стала плодом совместной работы художников и специалиста по визуальным эффектам Джейка Моррисона. Данная декорация располагалась в двух отдельных павильонах – непосредственно площадка для боев, где Тор бьется с Халком (Павильон № 8, пространство из зеленых экранов), и VIP-ложа (реальная декорация в Павильоне №6), из которой Грандмастер наблюдает за поединками. Хенна рассказывает: «Тайка не хотел, чтобы это была какая-то стандартная арена гладиаторов. Он не хотел дизайн в духе «песок и сандалии». Ему хотелось нечто новое и особенное. Так что мы предложили несколько вариантов арены со стеклянными стенами, через которые можно смотреть бои, ну и другие безумные идеи. В итоге мы остановились на физической декорации, которая будет дополнена визуальными эффектами – Колизей на 400 000 зрителей с огромным полем в центре, чтобы Халку было где разгуляться».

Большая часть второго акта фильма разворачивается в новом для нас мире Сакаар, но художникам картины также нужно было создать декорации уже знакомого нам Асгарда, родного мира Тора, который мы видели в двух предыдущих фильмах. Некоторые декорации Асгарда были построены в павильонах (Смотровой чертог, Тронный зал), но главная декорация, аркадная галерея Асгарда, была возведена рядом с декорацией Сакаар-Сити под открытым небом. Две декорации на студии Village Roadshow Studios (Галлерея Асгарда и Сакаар) совместно занимают площадь, равную двум полям для американского футбола. У команды производства ушло более четырех месяцев на создание этих декораций, в построении которых на пике участвовало 460 человек.

«Подход к декорациям Асгарда был во многом продиктован предыдущими фильмами о Торе, где Асгард был местом действия, – говорит Хенна. – В первых двух фильмах Асгард был представлен дворцом и его окрестностями. Чтобы поклонники остались довольны, мы использовали много золота и камня в архитектуре строений Асгарда, который выглядит грандиозно в данном фильме».

Красивейшие и детализированные декорации были высоко оценены актерами, которые отметили, что физическая среда помогает перевоплотиться в персонажа. Кейт Бланшетт подтверждает: «От декораций зависит очень многое. Самое замечательное в них – это то, что, с одной стороны, они выглядят так, как будто всегда здесь стояли, а с другой – ты понимаешь, что это все иллюзия. Но я была удивлена тому, насколько добротно был построен этот мир. Когда мы пришли на декорацию главной площади Асгарда, я увидела, что через нее течет настоящая река. Это все напоминало роскошный отель в Дубае, мне сразу захотелось снять номер. Но самое гениальное в данной декорации — это то, что она представляет собой кольцо со ступенями, как амфитеатр. И она очень гибкая, в том смысле, что каждый раз, когда мы там работали, мы оказывались в новом месте. И сама задумка, и воплощение – гениальны, поскольку это позволило снимать с самых разных углов».

Съемочная группа не только работала в великолепных декорациях, но и в удивительном месте – в Австралии, на родине Хемсворта и Бланшетт. Хемсворт говорит: «Я спросил, можем ли мы снимать в Австралии? И к счастью, ребята из MARVEL сказали, что они рассмотрят эту возможность, но обещать ничего не могут. Для меня провести пару недель дома – это настоящий подарок. И все получилось. Там было так здорово. Я чувствовал родство со съемочной группой, но самое замечательное – это то, что я спал в собственной постели».

«Мы еще никогда не снимали в Австралии, – подтверждает Файги, – Крис – настоящий патриот. Он является голосом компании Tourism Australia. Он спросил, не хотим ли мы снимать там. Вообще, мы не рассматривали такой вариант. Затем мы изучили вопрос и поняли, что это не просто реально, но и оказалось, наверное, лучшим решением за всю нашу деятельность. Я ни на одной нашей площадке не видел такой доброжелательной группы».

Одной из съемочных локаций стал бурлящий город Брисбен, расположенный в часе езды к северу от студии, который играл роль Нью-Йорка. Уже в первый день из запланированных четырех местные жители начали собираться на тротуарах, окружающих съемочную площадку на углу улиц Маргарет и Альберт. К десяти часам утра порядка 500 человек выстроились в надежде на шанс своими глазами увидеть звезд Хемсворта и Хиддлстона. К обеду того же первого дня уже более тысячи человек потратили свой обеденный перерыв на то, чтобы заглянуть на съемки. К вечеру это число утроилось по мере того, как по Брисбену разлетелись слухи, что сам Тор прибыл в город.

Немаловажную роль в картине играют не только локации, но и визуальные эффекты. Работа над ними заняла около двух лет. Специалист по графике Джейк Моррисон, который работал над обеими предыдущими частями франшизы ТОР, говорит о третьей картине следующее: «Это совершенно другой фильм. Для начала мы вернулись к первоисточнику, к комиксам Стэна Ли и Джека, которые во много определили изобразительный ряд и дух новой картины. У нас появился Тайка, который также представляет собой удивительное секретное оружие. Он настоящий художник. Было очень интересно дать ему свободу и наблюдать, какие придумки родит его фантазия для этих миров».

Моррисону и его команде не пришлось прибегать к волшебству графики для создания ощущения многолюдности на улицах Брисбена, но он со своими аниматорами участвовал в превращении современного Брисбена в Манхэттен. Однако, к его удивлению, две локации, выбранные для съемок в «Бриззи» (как город называют местные), не требовали какого-то сложного перевоплощения для того, чтобы сойти за Нью-Йорк.

«Думаю, что каждый кадр фильма в какой-то момент пройдет через отдел визуальных эффектов, – признается ветеран студии MARVEL и номинант на премию Британской академии кино и телевизионных искусств (за ЧЕЛОВЕКА-МУРАВЬЯ), – От каких-то легких косметических работ до создания целых планет с нуля. Но локации, на которых мы снимали в Брисбене, особенно стройка на месте бывшего дома престарелых, выглядели так, как будто мы находимся недалеко от торгового центра Bloomingdale в нью-йоркском Ист-Сайде».

Многократный лауреат премии «Оскар», компания Industrial Light and Magic, специализирующаяся на визуальных эффектах, снова пришла на помощь студии MARVEL. «В этой картине у нас очень много Халка, а ILM прекрасно показали себя при работе над двумя предыдущими картинами с участием Халка, – отмечает Моррисон, – Халк, которого вы увидите в новом фильме, получил существенный апгрейд по сравнению с предыдущими Халками. В нем гораздо больше Марка Руффало, мы больше снимали в костюме для захвата движения, потому что в данном фильме у этого персонажа гораздо больше эмоций, что здорово».

Цифровые волшебники Моррисона вдохнули жизнь в Корга (которого сыграл режиссер Тайка Вайтити в костюме для захвата движения) и в огненного демона Суртура (полностью созданного на компьютере), но самым сложным было добиться реалистичности в сцене битвы Тора с Халком, потому что ее невозможно было снять вживую из-за разницы в размерах Тора и Халка. «Рост Халка – 2.5 метра, – объясняет Моррисон, – Но помимо этого он примерно в полтора раза шире обычного человека, даже такого мускулистого, как Крис. Поэтому в самом начале работы над картиной, еще на этапе написания сценария, нам нужно было понять, как мы будем снимать эту эпическую битву, чтобы она получилась реалистичной и не выглядела чересчур анимированной. Чтобы было четкое ощущение, что каждый удар достигает цели и все реакции уместны и искренни».

Для этого создатели пригласили дублера-каскадера ростом всего 125 сантиметров, который в костюме для захвата движения изображал Тора. Дублером Халка в этой сцене был человек ростом 198 сантиметров. «Нам удалось поставить всю сцену боя, используя двух людей, обладающих правильным соотношением высоты и массы, – говорит Моррисон. – Мы сняли всю сцену боя по технологии захвата движения, не прибегая к нашим обычным цифровым камерам Alexa».

10 необычных фактов о съемках «Гарри Поттера»

Если вы уверены, что вы — самый ярый фанат поттерианы и вас уже ничем не удивить, настоятельно рекомендуем прочитать нашу статью и подтвердить свои убеждения.

  • Причина, по которой в киноверсии у Гарри глаза голубые, а не зеленые, как у Лили, проста и смешна до невозможности — во время примерки линз у Рэдклиффа обнаружилась на них аллергия.

Warner Bros.

  • Кэти Льюнг, сыгравшая возлюбленную Поттера Чжоу Чанг, перед съемками сцен, в которых нужно плакать, слушала Coldplay, чтобы настроиться на нужный лад.

Warner Bros.

  • Том Фелтон таскал в карманах своей мантии сладости прямо на площадку. Когда его раскрыли, карманы пришлось зашить.

Warner Bros.

  • «Змеиная» дверь в «Тайную комнату» не спецэффект, а настоящий и поныне действующий механизм.

Warner Bros.

  • Чтобы снять семерых Поттеров в одной комнате, понадобилось 95 дублей — в среднем по 12-14 на каждого персонажа.

Warner Bros.

  • Чтобы нормально снять сцену поцелуя Гарри и Гермионы, Эмме Уотсон пришлось вытолкать истерично и беспрерывно смеющегося Руперта Гринта со съемочной площадки.

Warner Bros.

  • За всю поттериану Дэниэл Рэдклифф погубил около 80 волшебных палочек. Кстати, сам Дэниэл был уверен, что за восемь фильмов он износил всего три.

Warner Bros.

  • Хиро Файнс-Тиффин, сыгравший юного Тома Реддла в «Принце-полукровке», является племянником Рэйфа Файнса, который сыграл Волдеморта.