Цитаты про журналистов

9 устойчивых выражений, которым не нужны ваши запятые

Ловушки расставляют не только лжевводные слова, но ещё и устойчивые сочетания. Если запомнить их все (это несложно), то лишних запятых станет в вашей жизни гораздо меньше. Сегодня вся правда о выражениях «ни больше ни меньше», «чёрт знает что» и «будь что будет».

Рассылка «Мела» Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Правильно: мало ли что ты думаешь; в школах мало где учат китайский

Отвечаем сразу: да, это фразеологизмы, устойчивые сочетания слов. То есть те обороты, которые должны употребляться именно с такими предлогами и частицами, именно в таком порядке и знаками препинания. В нашем случае — запятые просто отсутствуют, хотя союз «что» и «где» всеми силами их выпрашивают. И даже добиваются своего! Запоминайте: в сочетаниях «мало что/как/где» и «мало где/что/куда» слова внутри не нужно разделять запятой.

Правильно: нужно написать текст как можно скорее

Куда без любимых наречий. Здесь решать, что писать слитно, а что раздельно, не придётся. Просто запомнить, что «как можно скорее/ больше/лучше/дольше и так далее» — это неразрывное наречное выражение, которое не надо обособлять запятыми. Сравнение с «как» тут тоже не работает. Его просто нет.

Правильно: я сделал ни больше ни меньше

Устойчивое сочетание, в котором делают сразу две ошибки: забывают про разницу «ни» и «не» (хотя часто это тоже связано с «устойчивостью») и, конечно, ставят лишние запятые. «Ни больше ни меньше» означает «ровно столько».

Правильно: это ни хорошо ни плохо; это не хорошо и не плохо

Чуть сложнее будет с примером «ни хорошо ни плохо». Есть один нюанс: если между частями устойчивого сочетания есть союз «и», то нужно писать «не». Если союза «и» нет — значит пишем привычное «ни». Ну и никаких запятых. Сюда же напишем выражения «ни пуха ни пера», «будь что будет», «ни много ни мало».

Правильно: эх вы, двоечники; ну как же так

Примерно там к нам обращаются наши читатели (но мы вас всё равно любим!). Ошибка, которую делают, кажется, все. Внутри выражений «эх ты» и «эх вы» не нужны запятые. Это неразделимые сочетания.

То же самое происходит с частицами «ой», «о», «ох», «ах» и всеми любимым «ну» в сочетании с «как» и «какой». Так они усиливают признак (ой какой красивый; ох как мне не нравится) и разделять их запятой не нужно.

Правильно: я не то чтобы огорчён…

Простите, но придётся запомнить ещё одну порцию неразложимых сочетаний: «не то чтобы», «не так чтобы», «не то что», «не иначе как» и другие. Например: это не то что вы подумали, не иначе как ошибка, не то чтобы я против, но…

Правильно: чёрт знает что за глупость

Часто эмоциональное и немного ругательное междометие «черт» берёт на себя роль вводного слова. «Чёрт, перепутал чатики!» (это тоже из личного опыта редакции «Мела»). Ещё «чёрт» — основа многих устойчивых выражений: «чёрт-те что», «чёрт его знает» и наш вариант «чёрт знает что». Главное, никаких запятых и никаких обид — мы никого уж точно не оскорбляем!

Полный текст лекции Владимира Познера о журналистике

Ну так вот, тут было небольшое окошко, что-то стало развиваться. Но окошко очень быстро закрылось, и вновь не состоялась в России журналистика. Я смотрю на эту аудиторию, я думаю, что очень мало из здесь сидящих хорошо помнят Советский Союз. Нет-нет, я говорю «немногие». По крайней мере, в первом ряду я никого не вижу. Я не знаю, кто из вас занимается журналистикой. Но в советское время, думаю, очень мало кто.

Я же именно и пришел в то, что тогда называлось журналистикой молодым человеком, и хорошо помню, что такое была советская журналистика. Если мы будем журналистике давать прилагательные, ну, как, например, даем демократии: суверенная, управляемая. Это все чудесно, но только никакого отношения к демократии не имеет. Есть демократия, которая разнится в разных странах, конечно же, в зависимости от характера народа, от каких-то традиций. Американская демократия сильно отличается от шведской. Но и там, и там это демократия.

Так вот, советская журналистика к журналистике не имела отношения. Это была в чистом виде пропаганда. Как назывался журналист в Советском Союзе? Если не знаете или забыли, я могу напомнить: солдат идеологического фронта. Это точное определение. А что солдат? Солдат получает приказ и его выполняет. Если хорошо выполняет, получает поощрение, медаль, иногда даже орден, повышается в чине, может стать офицером, но все равно он – солдат идеологического фронта. И может даже стать генералом, то бишь политическим обозревателем. Но он тоже солдат идеологического фронта. И его задача тоже формулировалось очень четко: продвигать политику партии и правительства. Четыре «П».

Это никакого отношения к журналистике не имеет. Это можно делать блестяще, можно быть абсолютным золотым пером, можно превосходно говорить, но это не журналистика. Журналистика пропагандой быть не может по определению. И управляться властью она не может по определению. Поэтому весь этот пласт, который длился – сколько? 78 лет, кажется – это кусок истории, в котором, как в и в стране, которая называлась Союзом Советских Социалистических Республик, не было журналистики. Был Союз журналистов, конечно же, и прочие Союзы, но не было журналистики. Я повторяю, были журналисты.

Давайте-ка я приведу такую параллель. У нас есть абсолютно блестящие врачи, у нас нет системы здравоохранения. Были блестящие журналисты в смысле умения, но не было журналистики.

Это важно понять, потому что тогда мы должны признать, что когда пришел к власти тот человек, чье место на подиуме я сегодня занимаю, Михаил Сергеевич Горбачёв, то, благодаря ему, нелюбимому нашим народом, и благодаря его ближайшему сподвижнику Яковлеву, еще более нелюбимому, зародилась в России журналистика. И тут я вас опять отсылаю к журналистике в Теннеси, потому что очень похоже. Она была ничем не сдерживаемая, только тогда стреляли из кольтов, ну а тут уже из кольтов не стреляли, но поведение было очень похожим. Но возникло нечто такое, что уже почти все забыли, или помнят теоретически, – и это получило название «гласность».

Я не знаю, помните ли вы, что люди стояли в те годы прямо на улице. В стеклянных таких ящиках были развернуты некоторые газеты, «Московские новости», журнал «Огонек». Люди в очереди стояли, чтобы читать. Большие очереди, ну, как вот сейчас в этот зал, как будто без этого жить нельзя.

Когда шли некоторые программы на телевидении, не было никого на улице. Ну, я чуть преувеличиваю, но город – все смотрели, потому что появилось что-то совершенно новое, неожиданное. Никто не догадался, что просто появилась журналистика.

Длилось это недолго в том виде. Мы же продукт своего прошлого, хотим мы того или нет. Мы никуда не можем деться от этого. И это на нас влияет. Я могу привести примеры того, как это влияет при полной свободе или теоретически при полной свободе.

Был в США такой журналист и потом крупный профессор журналистики, и звали его Фред Френдли. Он преподавал в Колумбийской школе журналистики, которую я считаю лучшей в мире, потому что туда приходят люди из другой профессии. Нельзя научиться журналистике. Факультет журналистики – это издевка. Человек в 18 лет ничего не знает, и он будет журналистом – почему? Что он имеет сказать? Что он понимает в этом мире? А в Колумбийскую школу вы приходите, уже имея другое высшее образование и, поняв, чего вы хотите. А вам в течение первых шести месяцев доказывают, что вы ничего не умеете. Вам дают конкретные задания, вы их выполняете, их бросают в корзину и говорят: «Вы у меня отнимаете время. Уходите отсюда». Доказывают людям, что они не могут быть журналистами. Некоторые плачут, но некоторые остаются, не уходят. И вот они и становятся журналистами.

Так вот Френдли как-то собрал американских журналистов в аудитории, куда и я имел честь попасть, потому что работал тогда на американском телевидении с Филом Донахью. И он сказал: «Коллеги, я хочу перед вами поставить задачу: вы берете интервью у министра обороны США. Вы сидите у него в кабинете, все чудесно. Звонит телефон, он поднимает трубку: «Ага, спасибо, да». Вешает трубку и говорит: «Извините, я выйду буквально на 3 минуты. Сейчас вернусь». И он уходит. Ну, вы смотрите, что у него на письменном столе, правда же? Вы ведь журналисты. И вы видите, что лежит бумажка – кверху ногами. Но вы же умеете читать кверху ногами, вы же журналисты. Если тут есть журналисты, которые не умеют, я очень прошу, научитесь – это очень ценная вещь. И вы видите, что там написано: «Совершенно секретно». И из этой бумаги выходит, что ваша страна, США, собирается объявить войну другой стране через 10 дней, что это не фуфло никакое, это он вас не разыграл, он проявил невнимание. Он возвращается. Что вы делаете с этой информацией, коллеги? – с милой улыбкой спросил Фред Френдли. – Даю минуту на размышление».

Минуты не потребовалось. Через 30 секунд все сказали: «Мы готовы». Он говорит: «Вы пришли к единому мнению?» – «Да, пришли. Мы делаем все возможное, чтобы эту информацию сделать публичной. Это наш долг». У нас долг есть только перед нашей аудиторией – не перед президентом страны, не перед правительством, не перед хозяином. Наш долг перед теми людьми, которые нас читают, слушают и смотрят, – дать им максимум информации. Эта информация касается их напрямую. Это их детей, мужей, братьев отправят на войну. Мы обязаны это сделать. Удастся ли нам, это вопрос другой. Нам могут не дать. Но мы так сделаем.

Так вот я этот вопрос задавал многим нашим журналистам, правда, телевизионным. Некоторые корчат гримасу и говорят «Ну, разве телевизионные – это журналисты?» Журналисты.

Ответы примерно такие: » Ну как? Это же не патриотично будет, если я скажу об этом». Не патриотично. Ну, я его спрошу: «Ходят слухи, господин министр, что наша страна собирается объявить войну такой-то стране. Это правда? – я говорю. – Ну, вы мне задаете, я – министр». Я отвечаю «Это злопыхательство! Это разные оппозиционеры, мразь такая, которые распространяются о нас. – ну и так далее. – Следующий вопрос?» За все это время я встретил только одного человека, который сказал: «Я постараюсь донести эту информацию до моей аудитории». Одного! И я уверен, что в этом прекрасном зале есть немало людей, которые найдут способ не давать эту новость.

Если бы мне сказали: «Я ничего не сделаю, потому что мне страшно», у меня нет претензий. Конечно, страшно, особенно в некоторых странах. Ну и в Америке не думайте, что так уж прямо можно так сделать, – посадят за милую душу. Страшно – это я понимаю. А никаких других-то нет оправданий.

Познер о журналистике, телевидении, себе…

ВЛАДИМИР ПОЗНЕР:
ЖУРНАЛИСТИКА — ЭТО ОБРАЗ ЖИЗНИ
С известным журналистом Владимиром Познером пообщаться мне удалось на одной из пресс-конференций. Владимир Владимирович ответил на вопросы представителей различных СМИ. Публикую наиболее интересные его высказывания.
О ЖУРНАЛИСТИКЕ
Чтобы стать студентом факультета журналистики, я считаю, нужно, прежде всего, получить определенный жизненный опыт. К сожалению, современная журналистика отошла от своей первоначальной цели — информировать людей. Она, в первую очередь, развлекает телезрителя и уж только после этого — информирует. В своей школе телевизионного мастерства я пытаюсь привить слушателям любовь именно к классической журналистике.
Журналистика как профессия везде одинакова: что в центральной прессе, что в региональной. Для себя я давно принял решение: никогда не служить ни власти, ни какой-либо конкретной партии. Главное — работать для аудитории, давать достоверную информацию, говорить правду, «как я ее понимаю».
И я не боюсь говорить правду, поскольку понимаю: меня не посадят, потому что те времена давно прошли. Не убьют, хотя сумасшедшие есть, но тем не менее. Потерять работу я тоже не боюсь, потому что экономически ни от кого независим. Я боюсь только одного — подвести людей, которые со мной работают. И все.
Вообще, журналистика — это не профессия, это образ жизни. А мы зачастую что наблюдаем? Журналисты зарабатывают. Ушел интерес, у них нет того внутреннего огонька. Это объясняется общественно-политической ситуацией в стране, когда зачастую журналист выполняет чьи-либо указания.
В советские времена журналиста называли солдатом невидимого фронта. И его задача состояла в разъяснении и продвижении политики партии и правительства. Я работал журналистом в советское время. Тогда за инакомыслие не просто выгоняли с работы, порой и сажали. К счастью, в мое время уже не расстреливали. Поэтому я могу сравнить и сказать, что в советские времена не было журналистики. Была чистая пропаганда. И журналист был солдатом идеологического фронта, выполняющим боевое задание.
Я много лет занимался пропагандой советского строя. Работая на США, был не выездным. Не скрою, был в Москве очень успешным пропагандистом, потому что верил в эту идею. И только постепенно стал понимать, что занимаюсь неправедным делом. На самом деле советская власть не так хороша, как я себе представлял.
О РОССИЙСКОМ ТЕЛЕВИДЕНИИ
Оно коммерческое, живет за счет рекламы, плюс к тому некоторые каналы поддерживаются властью. В таком случае, о какой независимости может идти речь? В итоге, говорить о российском телевидении можно лишь как о государственно-коммерческом. Все живущие за счет рекламы каналы находятся в поисках массовой аудитории. Она менее требовательна к тому, что ей показывают, менее склонна к размышлениям. Это общая тенденция для коммерческого телевидения во всем мире.
Общественное телевидение направлено на людей с определенными знаниями и потребностями. Общественное телевидение, с одной стороны, — телевидение, независимое от частного капитала, то есть не нуждающееся в рекламе, а с другой — не зависящее от властей. Тогда спрашивается, на какие деньги оно живет? В разных странах по-разному.
Приведу пример с Би-Би-Си. В Великобритании общественное телевидение существует за счет налога на телевизор, который платит каждый владелец. Если у него в доме два телевизора, то он платит двойной налог, три — налог в трехкратном размере. Причем налог этот весьма серьезный. Все собранные средства поступают на Би-Би-Си.
Государство понимает важность существования общественного телевидения. В мире оно есть более чем в полусотне стран. И везде его основной чертой является независимость.
О СЕБЕ
Я много работаю. Именно работа придает смысл моему существованию. Со зрителями, собеседниками я искренен. Ведь в жизни важно не врать, особенно себе, чтобы потом не терзаться, что в какой-то момент испугался, смалодушничал. Пока никто не препятствует моему публичному поиску ответов на вопросы в эфире. Как только я почувствую это, я уйду…
2003 год.

Цитаты о журналистике

Первое правило журналистики: не спорить с предрассудками читателя, а опираться на них.

4163 минуты на осмысление

Как только вы начинаете писать то, что нравится всем, вы перестаете быть журналистом. С этой минуты вы работаете в шоу бизнесе.

3975 минут на осмысление

Журналистика — это царство величайшей терпимости для правды, столько же и для лжи.

3573 минуты на осмысление

Комментарии дешевы, но факты обходятся дорого.

3303 минуты на осмысление

ПЕРВАЯ АКСИОМА ЖУРНАЛИСТИКИ: К читателю обращайся как к умному человеку, но не забывай, что он идиот.

3163 минуты на осмысление

Если высказывание журналиста называют «неэтичным», можно быть почти уверенным, что оно правдиво.

3133 минуты на осмысление

Здоровое общество перенесет даже нездоровую критику.

3133 минуты на осмысление

Журналистика: искусство объяснять другим то, чего сам не понимаешь.

2903 минуты на осмысление

Журналистика – профессия почти столь же древняя, как… словом, это вторая древнейшая профессия.

2903 минуты на осмысление

О светлом будущем заботятся политики, о светлом прошлом – историки, о светлом настоящем – журналисты.

2893 минуты на осмысление

Журналист – это писатель, редактируемый своей газетой.

2763 минуты на осмысление

Журналист – человек, обладающий даром ежедневно заполнять пустоту.

2733 минуты на осмысление

Публицистика борется с обветшалыми предрассудками при помощи модных.

2713 минуты на осмысление

Долг журналистики успокаивать обеспокоенных и тревожить ублаготворенных.

2643 минуты на осмысление

Если бы змей искушал Еву языком нынешних журналистов, мы и теперь бы жили в раю.

2583 минуты на осмысление

Не иметь ни одной мысли и суметь ее выразить – вот как становишься журналистом.

2443 минуты на осмысление

Журналистика — искусство объяснять другим то, чего сам не понимаешь.

2433 минуты на осмысление

Задача журналиста, ведущего скандальную хронику, заключается в том, чтобы писать о вещах, которые совершенно его не касаются.

2435 минут на осмысление

Деньги – самое могущественное средство массовой коммуникации.

2413 минуты на осмысление

Многое можно сказать в защиту современной журналистики. Предоставляя голос необразованным людям, она знакомит нас с общественным невежеством.

2335 минут на осмысление

Журналистика – это когда сообщают: «Лорд Джон умер», – людям, которые и не знали, что лорд Джон жил.

2325 минут на осмысление

Напишите о карманнике, судившемся тридцать раз, что он известный карманник рецидивист – и он подаст на вас в суд за оскорбление личности, причем вы проиграете это дело.

2327 минут на осмысление

Журналистика есть искусство превращения врагов в деньги.

2303 минуты на осмысление

Журналистика — это литература на бегу.

2283 минуты на осмысление

В свое оправдание журналистика может сослаться на великий дарвиновский закон выживания зауряднейшего.

2203 минуты на осмысление

Спортивные полосы сообщают о человеческих достижениях, первая полоса – о человеческих катастрофах.

2203 минуты на осмысление

Пока ты не научишься писать для людей, которые при чтении водят по строчке пальцами и шевелят губами, ты не сумеешь добиться, чтобы тебя поняли президенты корпораций, университетов и Соединенных Штатов.

2177 минут на осмысление

Журналисты вовсе не интересуются известиями, которые сообщают, как официанты не имеют аппетита к блюдам, которые приносят.

2157 минут на осмысление

Журналистика — это шоу-бизнес.

2132 минуты на осмысление

Число читательских откликов на статью обратно пропорционально важности затронутой темы.

2093 минуты на осмысление

Политический обозреватель – это тот, кто способен сформулировать интересы власть имущих.

2083 минуты на осмысление

Журналисты пишут, потому что им нечего сказать, и им есть что сказать, потому что они пишут.

2073 минуты на осмысление

Журналистика — это то. что пишется на песке и смывается набежавшей волной.

2053 минуты на осмысление

В чем разница между журналистикой и литературой? Журналистику не стоит читать, а литературу не читают.

2033 минуты на осмысление

В 1870 году какого то журналиста не захотели пустить через аванпосты. «Ах, так! – воскликнул он. – В таком случае мы не будем писать о войне».

2013 минуты на осмысление

С нетерпением ожидаю передовицы, которая начиналась бы: «В наши веселые времена…».

2003 минуты на осмысление

В наши дни обеление совершается преимущественно с помощью чернил.

1963 минуты на осмысление

Журналисты несколько схожи с Данаевыми дочерьми, которых боги приговорили наполнять водой бездонную бочку.

1913 минуты на осмысление

Мы, журналисты, говорим публике, куда прыгнула кошка. Дальше публика уже сама занимается кошкой.

1783 минуты на осмысление

В чём разница между журналистикой и литературой? Журналистику не стоит читать, а литературу не читают.

833 минуты на осмысление

Абсолютная правда — очень редкая и опасная вещь в контексте профессиональной журналистики.

763 минуты на осмысление

Напишите о карманнике, судившемся тридцать раз, что он известный карманник-рецидивист — и он подаст на вас в суд за оскорбление личности, причем вы проиграете это дело.

643 минуты на осмысление

Журналистика — профессия почти столь же древняя, как… словом, это вторая древнейшая профессия.

553 минуты на осмысление

Журналистика — это когда сообщают: «Лорд Джон умер» — людям, которые и не знали, что лорд Джон жил.

515 минут на осмысление

Журналистика — это организованное злословие.

505 минут на осмысление

Забыв о рядовом человеке, нынешняя журналистика все больше становится отстойником политических и придворных интриг — маленький человек с его действительными страданиями никому не нужен.

505 минут на осмысление

Журналистика — это когда сообщают: «Лорд Джон умер»,— людям, которые и не знали, что лорд Джон жил.

485 минут на осмысление

Комментарии дёшевы, но факты обходятся дорого.

483 минуты на осмысление

Настоящий грех журналиста не в том, что его статья обязательно будет искажать историю,, настоящий грех в том, что статьи обязательно будут искажать душу журналиста. — неточный перевод: «Главный грех журналистики в том, что в своих статьях газетчик выставляет в ложном свете себя самого.»

487 минут на осмысление

Журналистика — это то, что гораздо интересней сегодня, чем завтра.

453 минуты на осмысление

Журналистика (определение) — искусство или наука, представляющая жизнь как серию клише.

443 минуты на осмысление

Литература — это то, что читается дважды, журналистика — один раз.

433 минуты на осмысление

В своё оправдание журналистика может сослаться на великий дарвиновский закон выживания зауряднейшего.

413 минуты на осмысление

Темы цитат по буквам

Цитаты про журналистику

Перед вами — цитаты, афоризмы и остроумные высказывания про журналистику. Это достаточно интересная и неординарная подборка самых настоящих «жемчужин мудрости» на данную тему. Здесь собраны занимательные остроты и изречения, умные мысли философов и меткие фразы мастеров разговорного жанра, гениальные слова великих мыслителей и оригинальные статусы из соцсетей, а так же многое другое…

Всё, что пишут в газетах, абсолютная правда, за исключением тех редких происшествий, которые вам довелось наблюдать лично.
Эрвин Ноулл.

Чёрным по белому: так выглядит в наше время ложь.
Карл Краус.

Поскольку газет почти никто не читает, честный человек может писать для газет.
Крозе.

Если тысяча людей говорят одно и то же, то это либо глас Божий, либо грандиозная глупость.
Кароль Ижиковский.

Мы, журналисты, говорим публике, куда прыгнула кошка. Дальше публика уже сама занимается кошкой.
Артур Сульцбергер, издатель «Нью-Йорк Таймс&raquo.;

С нетерпением ожидаю передовицы, которая начиналась бы: В наши веселые времена…
Габриэль Лауб.

Задача журналиста, ведущего скандальную хронику, заключается в том, чтобы писать о вещах, которые совершенно его не касаются.
Луис Кроненбергер.

Каждое ружье на всякий случай считай заряженным; каждый микрофон — включенным.
Анджей Вишневский.

Никогда не отвечай на гипотетические вопросы.
Моше Аренс.

Некоторые наши сообщения даются со ссылкой на «источники, которые не могут быть названы». Никто не верит пресс-секретарю, но каждый верит безымянным источникам.
Рон Нессен, пресс-секретарь президента США.

Журналисты вовсе не интересуются известиями, которые сообщают, как официанты не имеют аппетита к блюдам, которые приносят.
Хуго Штейнхаус.

Телевидение — это богатство бедных, привилегия непривилегированных, элитарный клуб для людей из толпы.
Ли Ловингер.

В детстве он пережил сотрясение мозга и с тех пор верил всему, что пишут в воскресных газетах.
Джордж Эйд.

Люди хотят читать газеты, а не прокламации.
Херберт Венер.

Спортивные полосы сообщают о человеческих достижениях, первая полоса — о человеческих катастрофах.
Эрл Уоррен.

В своё оправдание журналистика может сослаться на великий дарвиновский закон выживания зауряднейшего.
Оскар Уайльд.

Нет комментариев. Но прошу меня не цитировать.
Дан Куэйл.

Телевещание слишком важная вещь, чтобы доверять её телевещателям.
Антони Бенн.
Телепрограммы и телеведущие.
Телевидение — отличная штука: можно сидеть каждый вечер дома и смотреть любимую передачу жены.

У меня нет телевизора, но я не интеллигент.
Неизвестный француз.

Современные средства информации хороши тем, что дают нам возможность ворчать в глобальном масштабе.
Лоренс Питер.

В газетах нет ни слова правды. Потому-то их и читают.
Бенджамин Дизраэли.

Журналист — человек, обладающий даром ежедневно заполнять пустоту.
Дейм Ребекка Уэст.

Телевидение — настоящее чудо: теперь человеку нужно проснуться, чтобы лечь спать.

Газетные объявления содержат больше правды о том, что происходит в стране, чем газетные передовицы.
Генри Уорд Бичер.

Никогда не верь зеркалам и газетам.
Джон Осборн.

Оптимист — это человек, который ещё не читал утреннюю газету.

Вы должны верить всему, что прочтете в газетах, если так для вас интереснее.
Роуз Маколи.

Вы не имеете ничего против или вы против, потому что вы ничего не имеете.
Владимир Колечицкий.

Комментарии свободны, но факты священны.
Скотт Чарлз Престуич, издатель «Манчестер Гардиан&raquo.;

Телевидение интереснее, чем люди. Иначе в углах наших комнат стояли бы люди, а не телевизоры.
Алан Корен.

Журналистика — профессия почти столь же древняя, как… словом, это вторая древнейшая профессия.
Роберт Сильвестр.

Не дай нам бог дожить до того дня, когда все будет так плохо, как об этом пишут газеты.
Уилл Роджерс.

Телевидение приблизило к нам вплотную мир, который заслоняет от нас телевизор.
Хенрик Ягодзиньский.

Интервью — это такой разговор, которого никогда не было.
Казимеж Бартошевич.

Газеты всегда возбуждают любопытство и никогда его не оправдывают.
Чарлз Лэм.

Телевидение — это демократия в её самом неприглядном виде.
Падди Чаевски.

Журналисты несколько схожи с Данаевыми дочерьми, которых боги приговорили наполнять водой бездонную бочку.
Карел Чапек.

О светлом будущем заботятся политики, о светлом прошлом — историки, о светлом настоящем — журналисты.
Жарко Петан.

Журналистика — это организованное злословие.
Оскар Уайльд.

Общественное мнение — последнее убежище политиков, которые не имеют собственного.
Морис Картер.

Реальность не поспевает за комментариями.
Станислав Ежи Лец.

Телевещание: заполнение возможно более дешевым хламом промежутков между возможно более дорогими рекламными роликами.

Пресса полезна уже потому, что она учит нас не доверять прессе.
Сэмюэл Батлер.

Опровержение — это попытка заменить сплетню ложью.
Роже Пейрефит.

Там, где газеты не свободны печатать всякую чушь, люди у власти свободны делать всякую чушь.
Видоизмененный Луи Террнуар.

Есть мысли мужские, женские и неопределенного рода. Последние — не дети двух первых. Обычно их подбрасывают завернутыми в газету.
Станислав Ежи Лец.

«Так что проповедник говорил о грехе?»
«Он был против&raquo.;
Ответ Калвина Кулиджа, президента США.

Постоянная колонка в газете — всё равно что регулярный стул по заказу.
Малколм Маггеридж.

Число читательских откликов на статью обратно пропорционально важности затронутой темы.
Роберт Маркус.

Общественное мнение формируют не самые мудрые, а самые болтливые.
Владислав Беганьский.

Воспитывать — значит вырабатывать невосприимчивость к телевидению.
Маршалл Маклюэн.

Благодаря телевидению мир стал большой деревней, а изрядная часть передач возрождает деревенские сплетни.
Маршалл Маклюэн.

Забросать вопросами проще простого, куда труднее попасть в цель.
Лешек Кумор.

Все, что нужно для издания ежедневной газеты, — это честолюбие, честность и 10.000.000 долларов.
Генри Морган.

Никогда не упускай случая заняться сексом или выступить по ТВ.
Гор Видал.

Если высказывание журналиста называют «неэтичным», можно быть почти уверенным, что оно правдиво.
Екатерина Деготь.

Интересно, какое влияние оказывает общественное мнение на формирование общественного мнения.
Веслав Брудзиньский.

Колонка в газете — ежеутренний заменитель бессмертия.
Эрнест Хемингуэй.

Рок-журналистика: парней, не умеющих говорить, интервьюируют парни, не умеющие писать, чтобы было что почитать парням, не умеющим читать.
Фрэнк Заппа.

ТВ — самое длинное любительское представление в истории.
Роберт Карсон.

Чего ради люди будут платить немалые деньги, чтобы выйти из дому и посмотреть плохое кино, если они могут оставаться дома и бесплатно смотреть плохое телевидение.
Сэмюэл Голдвин.

Нация, которая ведет беседу сама с собой, — вот что такое хорошая газета.
Артур Миллер.

Честность для газеты — что добродетель для женщины; но газета всегда может напечатать опровержение.
Эдлай Стивенсон.

Газета приучает читателя размышлять о том, чего он не знает, и знать то, что не понимает.
Василий Ключевский.

Это бесстыдная ложь, будто телепрограммы подлаживаются под уровень одиннадцатилетних. На самом деле они подлаживаются под четырнадцатилетних.
Роберт Кристго.

Журналист — это писатель, редактируемый своей газетой.
Адриан Декурсель.

Эти пятнадцатиминутные трагедии я называю «мыльной оперой», потому что без помощи мыла я не пролил бы ни слезы над её персонажами.
Обозреватель газеты «Крисчен Сэнчури» в 1938 году.

Публицистика борется с обветшалыми предрассудками при помощи модных.
Болеслав Пашковский.

Телевидение в его нынешней форме есть опиум для американского народа.
Ричард Никсон.

|Не задавай вопросов, и я не буду лгать.
Оливер Голдсмит.

Телереклама хороша уже тем, что её никогда не прерывают.

Газета больше радуется об одном грешнике, который перерезал горло своей возлюбленной, нежели о девяноста девяти праведниках, которые вступили в брак и живут долго и счастливо.
Алан Патрик Херберт.

Общественное мнение похоже на привидение в старинном замке: никто его не видел, но всех им пугают.
Зигмунд Графф.

Телевидение — это устройство, которое дает вам возможность ничего не делать, когда вам нечего делать.

Глас народа — глас Божий.
Алкуин.

Телевизор может заменить лишь телевизор с ещё большим экраном.
Аркадий Давидович.

Прямо не хочется верить, что ложь существовала до изобретения книгопечатания.
Станислав Ежи Лец.

Журналистика есть искусство превращения врагов в деньги.
Крейг Браун.

Официальные разъяснения высказываний политиков часто труднее понять, чем сами эти высказывания.
Уиллард Гейлин.

Телевидение служит доказательством того, что люди готовы смотреть все что угодно, лишь бы не смотреть друг на друга.
Энн Ландерс.

Кинескопы телевизоров — презервативы реальности.
Дитер Хильдебрандт.

Первая аксиома журналистики:.
К читателю обращайся как к умному человеку, но не забывай, что он идиот.
Максим Звонарев.

Деньги — самое могущественное средство массовой коммуникации.
Роман Гожельский.

Проза — это слова в наилучшем порядке; поэзия — наилучшие слова в наилучшем порядке; а журналистика — давно известные слова в давно известном порядке.
«Таймс&raquo.;

То, чего я не говорил, я никогда не опровергаю.
Брайан Малруни.

Телевидение существует для того, чтобы выступать по нему, а не для того, чтобы его смотреть.
Ноуэл Ковард.

То, что называют общественным мнением, скорее заслуживает имя общественных чувств.
Бенджамин Дизраэли.

Я обычно читаю между враками.
Гудман Эйс

Журналистика — это когда сообщают: «Лорд Джон умер»,- людям, которые и не знали, что лорд Джон жил.
Гилберт Честертон.

Общественное мнение — это мнение тех, чьего мнения обычно не спрашивают.
Кшиштоф Теодор Теплиц.

Самый серьёзный изъян телевизора в том, что у него нет второй страницы.
Арт Бухвальд.

Исследования общественного мнения базируются на ложной предпосылке, что общественность имеет мнение.
Тото.

Напишите о карманнике, судившемся тридцать раз, что он известный карманник-рецидивист — и он подаст на вас в суд за оскорбление личности, причем вы проиграете это дело.
Карел Чапек.

Унция эмоций стоит тонны фактов.
Джон Джунор.

Если бы пришлось выбирать: иметь правительство без газет или газеты без правительства, — я бы не раздумывая выбрал второе.
Томас Джефферсон.

Согласно последним научным данным, чем выше уровень интеллекта, тем меньше человек смотрит ТВ. По-моему, все наоборот: чем больше смотришь ТВ, тем ниже уровень твоего интеллекта.
Роберт Орбен.

В Лос-Анджелесе мусор уже не выбрасывают. Его перерабатывают в телевизионные шоу.
Вуди Аллен.

Насилие на телеэкране и на газетной полосе — вещи разные. Газеты сообщают о насилии, телевидение его производит.

Телевидение — это когда люди, которым нечего делать, смотрят на людей, которые ничего не умеют делать.
Фред Аллен.

На ТВ осталась только одна сравнительно чистая и свободная от насилия передача: реклама средств от тараканов.

Редактор о телесценарии: Нам не нужно, чтобы это было хорошо. Нам нужно, чтобы это было в четверг.
Деннис Норден.

Не иметь ни одной мысли и суметь её выразить — вот как становишься журналистом.
Карл Краус.

На самом деле я не говорил ничего из того, что я говорил.
Йоги Берра.

Журналисты извещают общественность об общественном мнении.
Видоизмененный Лешек Кумор.

Неверно, будто телевидение отучает людей думать; оно просто фокусирует их безмыслие.
Малколм Маггеридж.

Телевидение делает нас образованнее. При виде включенного телевизора я ухожу в соседнюю комнату и принимаюсь за чтение.
Граучо Маркс.

От телевизионного критика требуют грамотно писать о безграмотном, остроумно о занудстве и связно — о бессвязном.
Джон Кросби.

Каждый рассуждает об общественном мнении и действует от имени общественного мнения, то есть от имени мнения всех минус его собственное.
Гилберт Честертон.

Журналисты пишут, потому что им нечего сказать; и им есть что сказать, потому что они пишут.
Карл Краус.

После телевидения можно уже управлять чем угодно, даже государством.
Сергей Благоволин, генеральный директор ОРТ.

Комментарии дешевы, но факты обходятся дорого.
Том Стоппард.

Политический обозреватель — это тот, кто способен сформулировать интересы власть имущих.
Генри Киссинджер.

Человек, который ничего не читает, образованнее того, кто не читает ничего, кроме газет.
Томас Джефферсон.

Для старого Рокфеллера издавали специальную газету, заполненную вымышленными новостями. Некоторые страны в состоянии издавать такие газеты не только для миллиардеров, но для всего населения.
Станислав Ежи Лец.

Главный закон ТВ: программа, которую можно хотя бы отчасти понять с закрытыми глазами или заткнутыми ушами, — плохая программа.
Эуген Когон.

Газета, выходя чрезвычайно быстро, интересна даже своими просчетами; энциклопедия же, выходя чрезвычайно медленно, не интересна даже своими открытиями.
Гилберт Честертон.

Газета — естественный враг книги, как шлюха — естественный враг порядочной женщины.
Братья Гонкур.

Я не смотрю телевизор, потому что он губительно влияет на искусство разговаривать о себе.
Стивен Фрай.

Многое можно сказать в защиту современной журналистики. Предоставляя голос необразованным людям, она знакомит нас с общественным невежеством.
Оскар Уайльд.

Чтобы писать для газет, не нужно никакой квалификации, но чтобы их читать, нужно в совершенстве знать вещи, мир и людей.
Хуго Штейнхаус.

Первое правило журналистики:.
Не спорить с предрассудками читателя, а опираться на них.
Александр Коуберн.

Два величайших изобретения в истории: книгопечатание, усадившее нас за книги, и телевидение, оторвавшее нас от них.
Жорж Элгози.

Никогда не печатай в газете того, чего не может понять твоя служанка.
Джозеф Пулитцер.

Честность для газеты то же самое, что добродетель для женщины.
Джозеф Пулитцер.

Никогда не следует хорошо говорить о себе. Следует это печатать.
Жюль Валле.

Если бы змей искушал Еву языком нынешних журналистов, мы и теперь бы жили в раю.
Х. А. Шерринг.

Печать — это бумажная совесть.
Малколм Маггеридж.

Даже самая яркая женщина проигрывает в сравнении с телевизором.
Геннадий Малкин.

Не стоит ориентироваться на общественное мнение. Это не маяк, а блуждающие огни.
Андре Моруа.

Одна пятая часть народа — против чего бы то ни было когда бы то ни было.
Роберт Кеннеди.

Окно в мир можно закрыть газетой.
Станислав Ежи Лец.

Просвещение распространилось настолько, что ныне можно читать, писать и публиковать, оставаясь неграмотным.
Хуго Штейнхаус.

Некоторые телепрограммы напоминают жвачку для глаз.
Джон Мейсон Браун.

Телевидение — великолепная штука; оно позволяет смотреть зрелища, которые не стоят того, чтобы идти их смотреть.

Ни одна уважающая себя рыба не позволит, чтобы её завернули в эту газету.
Майк Ройко о чикагской «Сан таймс», купленной газетным магнатом Рупертом Мердоком.

Не бойтесь пропустить ляп, читателю это даже может понравиться.
Уильям Рандолф Херст, газетный магнат.

Газета — первый черновик истории.
Филип Грэм.

Боевой листок должен быть боевым листком, ведь это же боевой листок!
Армейский фольклор.

Общественное мнение: то, что люди думают о том, что думают люди.

Я ненавижу телевидение. Я ненавижу его так же, как земляные орешки. Попробуй остановись, когда грызешь земляные орешки.
Орсон Уэллс.

В наши дни обеление совершается преимущественно с помощью чернил.
Джордж Прентис.

Каждое интервью должно начинаться с напоминания: Все, что вы скажете, может быть использовано против вас.
Максим Звонарев.

Журналистика: искусство объяснять другим то, чего сам не понимаешь.
Алфред Чарлз Нортклиф.

Телевидение позволяет нам наслаждаться обществом людей, которых мы не пустили бы к себе на порог.
Дэвид Фрост.

Общественность покупает свои мнения так же, как покупают мясо и молоко, потому что это дешевле, чем держать собственную корову. Только тут молоко состоит в основном из воды.
Сэмюэл Батлер.

Телевидение сотворено по вашему образу и подобию.
Петр Шулькин.

Есть люди, которые не верят даже прогнозам государственного метеорологического института, если не прочтут их в своей газете.
Карел Чапек.

В газетах можно уже прочитать все, но трудно узнать о чем-нибудь.
Веслав Малицкий.

Здоровое общество перенесет даже нездоровую критику.
Жарко Петан.

Министр не должен жаловаться на газеты и даже читать их. Он должен их писать.
Шарль де Голль.

Человечество ныне стоит перед чудовищным выбором: либо работа, либо дневные программы ТВ.