Цитаты из чехова

Цитаты, высказывания и афоризмы Чеховa

Когда любишь, то такое богатство открываешь в себе, столько нежности, ласковости, даже не верится, что так умеешь любить.

Умный любит учиться, а дурак учить!

Я кончил, джентльмены! — сказал мистер Джон Лунд, молодой член королевского географического общества, и, утомленный, опустился в кресло.

Желание служить общему благу должно непременно быть потребностью души, условием личного счастья.

За дверью счастливого человека должен стоять кто-нибудь с молоточком, постоянно стучать и напоминать, что есть несчастные и что после непродолжительного счастья наступает несчастье.

В каждом из нас слишком много винтов, колес и клапанов, чтобы мы могли судить друг о друге по первому впечатлению или по двум-трем внешним признакам.

Где искусство, где талант, там нет ни старости, ни одиночества, ни болезней, и сама смерть вполовину…

Я должен вам сказать, что ваша головная боль меня нисколько не беспокоит. – И меня бы не беспокоила, если б вы ею страдали…

Тогда человек станет лучше, когда вы покажете ему, каков он есть…

Если можешь не писать — не пиши.

Водка бела, но красит нос и чернит репутацию.

Человек должен трудиться, работать в поте лица, кто бы он ни был, и в этом одном заключается смысл и цель его жизни, его счастье, его восторги.

Воспитанные люди уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы.

Нужно стремиться к тому, чтобы каждый видел и знал больше, чем видел и знал его отец и дед.

Человек любит поговорить о своих болезнях, а между тем это самое неинтересное в его жизни.

Тот, кому чужда жизнь, кто неспособен к ней, тому ничего больше не остается, как стать чиновником.

Краткость — сестра таланта.

Национальной науки нет, как нет национальной таблицы умножения; что же национально, то уже не наука.

Наука — самое важное, самое прекрасное и нужное в жизни человека, она всегда была и будет высшим проявлением любви, только ею одною человек победит природу и себя.

То, что мы испытываем, когда бываем влюблены, быть может, есть нормальное состояние. Влюбленность указывает человеку, каким он должен быть.

Не успокаивайтесь, не давайте усыплять себя! Пока молоды, сильны, бодры, не уставайте делать добро.

Доктора — те же адвокаты, с тою только разницей, что адвокаты только грабят, а доктора и грабят и убивают…

Деньги, как водка, делают человека чудаком.

Замечательный день сегодня. То ли чай пойти выпить, то ли повеситься.

Действующее лицо так неразвито, что не верится, что оно было в университете.

Даже болеть приятно, когда знаешь, что есть люди, которые ждут твоего выздоровления, как праздника.

Ложь — тот же алкоголизм. Лгуны лгут и умирая.

Жениться интересно только по любви; жениться же на девушке только потому, что она симпатична, это все равно что купить себе на базаре ненужную вещь только потому, что она хороша.

Человек — это то, во что он верит.

Берегись изысканного языка. Язык должен быть прост и изящен.

Администрация делит на податных и привилегированных… Но ни одно деление не годно, ибо все мы народ и всё то лучшее, что мы делаем, есть дело народное.

Университет развивает все способности, в том числе — глупость.

Даже в человеческом счастье есть что-то грустное.

Хорошая погода. Не знаю, то ли чаю попить, то ли повеситься.

Одна боль всегда уменьшает другую. Наступите вы на хвост кошке, у которой болят зубы, и ей станет легче.

Человек говорит глупости, когда бывает неправ и неумен.

Разве льгота, данная Ивану, не служит в ущерб Петру?

Когда в твой палец попадает заноза, радуйся: «Хорошо, что не в глаз!».

Всё знают и всё понимают только дураки да шарлатаны.

И хорошо, и чувствительно, только непонятно.

Издевательство над чужими страданиями не должно быть прощаемо.

Дешевизна русского товара — это диплом на его негодность.

Не понимает человек шутки — пиши пропало! И знаете: это уже не настоящий ум, будь человек хоть семи пядей во лбу.

Говорят, что философы и истинные мудрецы равнодушны. Неправда, равнодушие — это паралич души, преждевременная смерть.

Никогда не рано спросить себя: делом я занимаюсь или пустяками?

Жизнь-то прошла, словно и не жил…

Русский человек любит вспоминать, но не любит жить.

…Мы, когда любим, то не перестаем задавать себе вопросы: честно это или нечестно, умно или глупо, к чему поведет эта любовь и так далее. Хорошо это или нет, я не знаю, но что это мешает, не удовлетворяет, раздражает — это я знаю.

Во все времена богатство языка и ораторское искусство шли рядом.

Зеленые глаза бывают у дурочек или у сумашедших.

Погода на Сахалине мерзопакостная, располагающая к нудному, беспробудному пьянству.

…Кто испытал наслаждение творчества, для того все другие наслаждения уже не существуют.

Посмотришь на иное создание — миллион восторгов, а заглянешь в душу — обыкновенный крокодил.

В семейной жизни самый важный винт — это любовь.

Природа вложила в русского человека необыкновенную способность веровать, испытующий ум и дар мыслительства, но всё это разбивается в прах о беспечность, лень и мечтательное легкомыслие…

Женщина может быть другом мужчины лишь в такой последовательности: сначало приятель, потом любовница, а затем уж друг.

Хорошее воспитание не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой.

Жизнь очень проста! Нужно очень сильно постараться, чтобы ее усложнить!

Очи чёрные, губки бантиком — а в душе — сущий крокодил!

Как порой невыносимы люди, которые счастливы, которым все удается.

Что непонятно, то и чудо.

Прошу, господа. Повесьте, так сказать, ваши уши на гвоздь внимания.

Нужны умные, образованные люди; по мере приближения человечества к лучшей жизни число этих людей будет увеличиваться, пока они не составят большинства.

Смысл жизни только в одном — в борьбе.

Надо воспитать женщину так, чтобы она умела сознавать свои ошибки, а то, по ее мнению, она всегда права.

Не Шекспир главное, а примечания к нему.

Не могу понять чего мне, собственно, хочется, жить или застрелиться.

Надо поставить свою жизнь в такие условия, чтобы труд был необходим. Без труда не может быть чистой и радостной жизни.

Если человек не пьёт и не курит, неволей начинаешь задумываться, а не сука ли он.

У людей, живущих одиноко, всегда бывает на душе что-нибудь такое, что они охотно бы рассказали.

Какое это огромное счастье — любить и быть любимым.

Дети святы и чисты. Нельзя делать их игрушкою своего настроения.

Праздная жизнь не может быть чистою.

Давая волю фантазии, придержи руку.

Дойти до убеждений вы можете только путем личного опыта и страданий.

Кто не может взять лаской, тот не возьмёт и строгостью.

Никогда так не любишь близких, как в то время, когда рискуешь потерять их.

Несчастные эгоистичны, злы, несправедливы, жестоки и менее, чем глупцы, способны понимать друг друга. Не соединяет, а разъединяет людей несчастье…

Если боитесь одиночества, то не женитесь.

Нет такого предмета, который не подошел бы еврею для фамилии.

Я вовсе не хочу, чтобы из меня вышло что-нибудь особенное, чтобы я создал великое, а мне просто хочется жить, мечтать, надеяться, всюду поспевать… Жизнь… коротка, и надо прожить ее лучше.

Смерть страшна, но еще страшнее было бы сознание, что будешь жить вечно и никогда не умрешь.

На этом свете от женского пола много зла и всякой пакости. Не только мы, грешные, но и святые мужи совращались.

Каждая собaка должна лаять своим голосом.

Женщина есть опьяняющий продукт, который до сих пор ещё не догадались обложить акцизным сбором.

Чем выше человек по умственному и нравственному развитию, тем он свободнее, тем большее удовольствие доставляет ему жизнь.

Оно, конечно, так-то так, всё это прекрасно, да как бы чего не вышло.

Пока я не любил, я тоже отлично знал, что такое любовь.

Никогда не рано спросить себя: делом я занимаюсь или пустяками?

Доброму человеку бывает стыдно даже перед собакой.

Люди только чай пьют, а в их душах совершается трагедия.

Тля ест траву, ржа — железо, а лжа — душу.

Я верю, что ничто не проходит бесследно и что каждый малейший шаг имеет значение для настоящей и будущей жизни.

Попал в стаю — лай, не лай, а хвостом виляй.

Там хорошо, где нас нет: в прошлом нас уже нет, и оно кажется прекрасным.

Падший ангел изменил Богу, вероятно, потому, что захотел одиночества, которого не знают ангелы.

Когда нет настоящей жизни, то живут миражами.

В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли.

Если хочешь, чтобы у тебя было мало времени, ничего не делай.

Правда и красота всегда составляли главное в человеческой жизни и вообще на земле.

Русскому человеку не хватает желания желать.

Дело не в пессимизме и не в оптимизме, а в том, что у девяноста девяти из ста нет ума.

Счастлив тот, кто не замечает, лето теперь или зима.

Писатель должен много писать, но не должен спешить.

Злость — это малодушие своего рода.

Мы живем не для того, чтобы есть, а для того, чтобы знать, что нам есть.

Когда люди любят друг друга, они не ссорятся, а спокойно выясняют отношения.

Женщины без мужского общества блекнут, а мужчины без женского глупеют.

Если хочешь стать оптимистом и понять жизнь, то перестань верить тому, что говорят и пишут, а наблюдай и вникай.

Бывают люди, которые всегда говорят только умные и хорошие слова, но чувствуешь, что они тупые люди.

Стать писателем очень нетрудно. Нет того урода, который не нашел бы себе пары, и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя.

Болезнь моя только в том, что за двадцать лет я нашел во всем городе только одного умного человека, да и тот сумасшедший!

Эти умники все такие глупые, что не с кем поговорить.

Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда.

Если против какой-нибудь болезни предлагается очень много средств, то это значит, что болезнь неизлечима.

Матушка природа есть книга, которую надо читать и видеть.

На земле нет ничего такого хорошего, что в своем первоисточнике не имело бы гадости.

И кто ищет спасения в перемене места, как перелетная птица, тот ничего не найдет, так как для него земля везде одинакова.

К счастью или к несчастью, в нашей жизни не бывает ничего, что не кончалось бы рано или поздно.

Есть люди, об уме которых можно верно судить по их голосу и смеху.

Обыкновенный человек ждет хорошего или дурного извне, а мыслящий — от самого себя.

На боль я отвечаю криком и слезами, на подлость — негодованием, на мерзость — отвращением. По-моему, это, собственно, и называется жизнью.

Спасения надо искать только в себе самом.

Бездарен не тот, кто не умеет писать повестей, а тот, кто их пишет и не умеет это скрыть.

Только в беде люди могут понять, как нелегко быть хозяином своих чувств и мыслей.

Он пьет, бывает грубоват, — но что за беда? Талантливый человек в России не может быть чистеньким.

— Если людей топить и вешать, — сказал Самойленко, — то к черту твою цивилизацию, к черту человечество! К черту!

Нельзя требовать от грязи, чтобы она не была грязью.

Без знания языков чувствуешь себя как без паспорта.

Ёмкие и точные цитаты Чехова

ИЗ ИНТЕРНЕТА ПО_ ПЕРЕПИСКЕ
http://boltai.com/topics/yomkie-i-tochnye-tsitaty-chehova/
http://boltai.com/topics/yomkie-i-tochnye-tsitaty-chehova/
Ёмкие и точные цитаты Чехова
Гений Антона Павловича Чехова признан во всем мире. Его произведения переведены на сотню языков, его пьесы ставят в ведущих театрах мира. В нашей подборке — самые меткие и остроумные высказывания одного из величайших драматургов.
Дело не в пессимизме и не в оптимизме, а в том, что у девяноста девяти из ста нет ума.
Если человек не курит и не пьёт, поневоле задумаешься, уж не сволочь ли он?
Ехать с женой в Париж все равно, что ехать в Тулу со своим самоваром.
Бывают люди, которые всегда говорят только умные и хорошие слова, но чувствуешь, что они тупые люди.
Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству.
Университет развивает все способности, в том числе — глупость.
Говорят: в конце концов правда восторжествует, но это неправда.
Здоровы и нормальны только заурядные, стадные люди.
Для того, чтобы ощущать в себе счастье без перерыва, даже в минуты скорби и печали, нужно: а) уметь довольствоваться настоящим и б) радоваться сознанию, что могло бы быть и хуже.
Когда в твой палец попадает заноза, радуйся: «Хорошо, что не в глаз!»
У очень хорошего человека такая физиономия, что его принимают за сыщика; думают, что он украл запонки.
Замечательный день сегодня. То ли чай пойти выпить, то ли повеситься.
А.П.Чехов и Л.Н.Толстой, 12 сентября 1901 года.
Всё знают и всё понимают только дураки да шарлатаны.
Тот, кому чужда жизнь, кто неспособен к ней, тому ничего больше не остается, как стать чиновником.
Одна боль всегда уменьшает другую. Наступите вы на хвост кошке, у которой болят зубы, и ей станет легче.
Нельзя ставить на сцене заряженное ружье, если никто не имеет в виду выстрелить из него.
Сотни верст пустынной, однообразной, выгоревшей степи не могут нагнать такого уныния, как один человек, когда он сидит, говорит и неизвестно, когда он уйдет.
Если хочешь, чтобы у тебя было мало времени, — ничего не делай.
Нужно по капле выдавливать из себя раба.
Никто не хочет любить в нас обыкновенного человека.
Если против какой-нибудь болезни предлагается очень много средств, то это значит, что болезнь неизлечима.
Не стоит мешать людям сходить с ума.
Чехов с женой Ольгой Книппер.
«Циник» — слово греческое, в переводе на твой язык значащее: свинья, желающая, чтобы весь свет знал, что она свинья.
Эти умники все такие глупые, что не с кем поговорить.
Если бы все люди сговорились и стали вдруг искренни, то всё бы у них пошло к чёрту прахом.
Талантливый человек в России не может быть чистеньким.
Если твой поступок огорчает кого-нибудь, то это еще не значит, что он дурен.
Стать писателем очень нетрудно. Нет того урода, который не нашел бы себе пары, и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя.
Нельзя требовать от грязи, чтобы она не была грязью.
«Познай самого себя» — прекрасный и полезный совет; жаль только, что древние не догадались указать способ, как пользоваться этим советом.
Уходить от людей — это самоубийство.
На земле нет ничего хорошего, что в своём первоисточнике не имело бы гадости.
…за почтовым отделением давно уже установилась репутация учреждения, в котором страшно бывать.
На боль я отвечаю криком и слезами, на подлость — негодованием, на мерзость — отвращением. По-моему, это, собственно, и называется жизнью.
Жизнь, по сути, очень простая штука и человеку нужно приложить много усилий, чтобы её испортить.
Июл 6, 2015Оксана
Поделитесь с друзьями — это здорово!
E-mail7
Facebook
Вконтакте
Одноклассники
Twitter
WhatsApp
Сколько километров можно сожрать за раз? (именно сожрать!)Задачка для второклашек
Комментарии: 30
tocha-ach
4 час. назад
У Антона Павловича в любом произведении есть мудрые цитаты.
ОтветитьОтмена
luleonida
3 час. назад
Нам ли комментировать Чехова?!.
ОтветитьОтмена
Светлана
2 час. назад
Спасибо за подборку.
Ответить

Антон Павлович Чехов о России и мире

Авторы Произведения Рецензии Поиск О портале Вход для авторов

Игорь Гарин: литературный дневник

Россия — страна казенная.
Пьянство, малограмотность, тупость и убожество русского мужика, отставшего от Европы лет на двести , и до сих пор еще не совсем уверенно застегивающий собственные штаны, в очередной раз показывает, что с ним дружить нельзя, так как он рассматривает дружбу как слабость…
Русский человек норовит натрескаться ветчины именно тогда, когда в ней сидят трихины, и пройти через реку, когда на ней трещит лед.
В России честный человек — что-то вроде трубочиста, которым няньки пугают маленьких детей.
Мы отстали, по крайней мере, лет на двести, у нас нет еще ровно ничего, нет определенного отношения к прошлому, мы только философствуем, жалуемся на тоску или пьем водку.
Нельзя требовать от грязи, чтобы она не была грязью.
Весь вечер искали по деревне, не продаст ли кто курицу, и не нашли… Зато водка есть! Русский человек большая свинья. Если спросить, почему он не ест мяса и рыбы, то он оправдывается отсутствием привоза, путей сообщения и т. п., а водка между тем есть даже в самых глухих деревнях и в количестве, каком угодно. А между тем, казалось бы, достать мясо и рыбу гораздо легче, чем водку, которая и дороже и везти ее труднее… Нет, должно быть, пить водку гораздо интереснее, чем трудиться ловить рыбу в Байкале или разводить скот…
Взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, лицемерие, вранье.
Русского человека отличает склонность тратить последние средства на всякого рода выкрутасы, когда не удовлетворены самые насущные потребности.
Русскому человеку не хватает желания желать.
Природа вложила в русского человека необыкновенную способность веровать, испытующий ум и дар мыслительства, но всё это разбивается в прах о беспечность, лень и мечтательное легкомыслие…
Русский человек любит вспоминать, но не любит жить.
Эти люди живут хуже скотов, жить с ними было страшно; они грубы, нечестны, грязны, нетрезвы, живут не согласно, постоянно ссорятся, потому что не уважают, боятся и подозревают друг друга. Кто держит кабак и спаивает народ? Мужик. Кто растрачивает и пропивает мирские, школьные, церковные деньги? Мужик. Кто украл у соседа, поджег, ложно показал на суде за бутылку водки? Кто в земских и других собраниях первый ратует против мужиков? Мужик.
У русского человека единственная надежда — это выиграть двести тысяч.
Быть завзятым подлецом и в то же время не хотеть сознавать этого — страшная особенность русского подлеца!
В России честный человек — что-то вроде трубочиста, которым няньки пугают маленьких детей.
Странное существо — русский человек! В нем, как в решете, ничего не задерживается. В юности он жадно наполняет душу всем, что под руку попало, а после тридцати лет в нем остается какой-то серый хлам. Чтобы хорошо жить, по-человечески — надо же работать! Работать с любовью, с верой. А у нас не умеют этого.
Вся Россия — страна каких-то жадных и ленивых людей: они ужасно много едят, пьют, любят спать днем и во сне храпят. Женятся они для порядка в доме, а любовниц заводят для престижа в обществе. Психология у них — собачья: бьют их — они тихонько повизгивают и прячутся по своим конурам, ласкают — они ложатся на спину, лапки кверху и виляют хвостиками
Хуже, более по-свински, как живут летом москвичи, нельзя жить.
Говорят: в конце концов правда восторжествует; но это неправда.
Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и скотоподобие слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вырождение, пьянство, лицемерие, вранье…
Между «есть Бог» и «нет Бога» лежит целое громадное поле, которое проходит с большим трудом истинный мудрец. Русский же человек знает какую-либо одну из этих двух крайностей, середина же между ними не интересует его; и потому обыкновенно он не знает ничего или очень мало.
Дело не в пессимизме и не в оптимизме, а в том, что у девяноста девяти из ста нет ума.
Меня окружает атмосфера злого чувства, крайне неопределенного и для меня непонятного. Меня кормят обедами, поют мне пошлые дифирамбы и в то же время готовы меня съесть. За что? Чёрт их знает. Если бы я застрелился, то доставил бы этим большое удовольствие девяти десятым своих друзей и почитателей… Не люди, а какая-то плесень.
Русская возбудимость имеет одно специфическое свойство: ее быстро сменяет утомляемость.
Природа вложила в русского человека необыкновенную способность веровать, испытующий ум и дар мыслительства, но всё это разбивается в прах о беспечность, лень и мечтательное легкомыслие…
Мы привыкли жить надеждами, привыкли жить надеждами на хорошую погоду, урожай, на приятный роман, надеждами разбогатеть или получить место полицмейстера, а вот надежды поумнеть я не замечаю у людей. Думаем: при новом царе будет лучше, а через двести лет — еще лучше, и никто не заботится, чтоб это лучше наступило завтра. В общем, жизнь с каждым днем становится все сложнее и двигается куда-то сама собою, а люди заметно глупеют и все более людей остается в стороне от жизни.
Я не верю в нашу интеллигенцию, лицемерную, фальшивую, истеричную, невоспитанную, ленивую, не верю даже, когда она страдает и жалуется, ибо ее притеснители выходят из её же недр. Вся интеллигенция виновата, вся…

О РУСОФОБИИ

Многих писателей Прозы.ру «патриоты» обвиняют в русофобии, причем — по малейшему поводу и без оного. В связи с этим у меня возникает вопрос, были ли русофобами 99% русских классиков, начиная с Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского и кончая Чеховым, Горьким и нынешними наиболее известными и популярными.

Почему я спрашиваю? Потому что мне хотелось бы узнать у «патриотов» оценку следующих многочисленных высказываний признанных классиков русской литературы, именами которых названы города, улицы, площади, парки, даже космические тела.

А.ПУШКИН

Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног… Ты, который не на привязи, как можешь ты оставаться в России? Если царь даст мне слободу, то я месяца не останусь.
Мы живем в печальном веке… мое глухое Михайловское наводит на меня тоску и бешенство. В 4-ой песне «Онегина» я изобразил свою жизнь; когда-нибудь прочтешь его и спросишь с милою улыбкой: где ж мой поэт? В нем дарование приметно — услышишь, милая, в ответ: он удрал в Париж и никогда в проклятую Русь не воротится — ай да умница.
Замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны…
В России политический строй — это самодержавие, ограниченное удавкой.
Не приведи Бог видеть русский бунт — бессмысленный и беспощадный. Те, которые замышляют у нас невозможные перевороты, или молоды и не знают нашего народа, или уж люди жестокосердные, коим чужая головушка полушка, да и своя шейка копейка.
Народ равнодушный до наименьшей обязанности, до наименьшей справедливости, до наименьшей правды, народ, что не признает человеческое достоинство, что целиком не признает ни свободного человека, ни свободной мысли.

Где вольность и закон? Над нами
Единый властвует топор.
Мы свергнули царей. Убийцу с палачами
Избрали мы в цари. О ужас! о позор!

КАЦАПЫ
Кацап останется кАзлом,
Хоть ты пусти его в Европу,
Где надо действовать умом,
Он напрягает только жопу!

Коварен жид, хотя и слеп,
Кичливый лях — похуже ****и,
Кацап же скажет: «Ты мне брат!»
И тут же ножик в спину всадит!

Л.ТОЛСТОЙ

Противна Россия. Просто ее не люблю. В России скверно, скверно, скверно. В Петербурге, в Москве все что-то кричат, негодуют, ожидают чего-то, а в глуши тоже происходит патриархальное варварство, воровство и беззаконие. Приехав в Россию, я долго боролся с чувством отвращения к родине…
Рабочие не хотят работать хорошо и работать хорошими орудиями. Рабочий наш только одно знает — напиться, как свинья, пьяный и испортит все, что вы ему дадите. Лошадей опоит, сбрую хорошую оборвет, колесо шипованное сменит, пропьет, в молотилку шкворень пустит, чтобы ее сломать. Ему тошно видеть все, что не по его. От этого и спустился весь уровень хозяйства.
Русский человек не чувствует неразрывной связи между правами и обязанностями, у него затемнено и сознание прав, и сознание обязанностей, он утопает в безответственном коллективизме, в претензии за всех. Русскому человеку труднее всего почувствовать, что он сам — кузнец своей судьбы. Он не любит качеств, повышающих жизнь личности, и не любит силы. Всякая сила, повышающая жизнь, представляется русскому человеку нравственно подозрительной.
Это наше русское равнодушие — не чувствовать обязанностей, которые налагают на нас наши права, и потому отрицать эти обязанности.
Народ стоит на такой низкой степени и материального и нравственного развития, что, очевидно, он должен противодействовать всему, что ему чуждо. В Европе рациональное хозяйство идет потому, что народ образован; стало быть, у нас надо образовать народ, — вот и всё.
Сила правительства в России держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это.

Н.ГОГОЛЬ

Соотечественники, страшно! Все глухо, могила повсюду. Боже! пусто и страшно становится в Твоем мире.
Eсли бы я вам рассказал то, что я знаю (а знаю я, без всякого сомнения, далеко еще не всё), тогда бы, точно, помутились ваши мысли и вы сами подумали бы, как бы убежать из России.
Иной раз, право, мне кажется, что будто русский человек — какой-то пропащий человек. Любовь к отечеству превратилась в приторное хвастанье. Доказательством тому, наши так называемые квасные патриоты: после их неуместных похвал — только хочется плюнуть на Россию.
Я их знаю всех: это все мошенники, весь город там такой: мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. Все христопродавцы. Один там только и есть порядочный человек: прокурор; да и тот, если сказать правду, свинья.
Бывают противные рожи, но ведь эдакой просто не выдумаешь; не сочинишь хуже этой рожи, ей-богу не сочинишь!
Лучше ли мы других народов? Ближе ли жизнью ко Христу, чем они? Никого мы не лучше, а жизнь еще намного неустроенней и беспорядочней всех их. «Хуже мы всех прочих» — вот что мы должны всегда говорить о себе.
Эх, русский народец! Не любит умирать своей смертью!
Таков уж русский человек: страсть сильная зазнаться с тем, который бы хотя одним чином был его повыше, и шапочное знакомство с графом или князем для него лучше всяких тесных дружеских отношений.

Ф.ДОСТОЕВСКИЙ

Тут всё обречено и приговорено. Россия, как она есть, не имеет будущности.
Правительство нарочно опаивает народ водкой, чтоб его абрютировать и тем удержать от восстания.
Святая Русь менее всего на свете может дать отпору чему-нибудь.
Вся суть русской революционной идеи заключается в отрицании чести.
В последнее время начало становиться жутко за народ: кого он считает за своих лучших людей?
Россия есть слишком великое недоразумение, чтобы нам одним его разрешить, без немцев и без труда.
Простой народ еще держится кое-как русским богом; но русский бог, по последним сведениям, весьма неблагонадежен… Все давно падают, и все давно знают, что не за что ухватиться. Я уже потому убежден в успехе этой таинственной пропаганды, что Россия есть теперь по преимуществу то место в целом мире, где всё что угодно может произойти без малейшего отпора.
Я понимаю слишком хорошо, почему русские с состоянием все хлынули за границу, и с каждым годом больше и больше. Тут просто инстинкт. Если кораблю потонуть, то крысы первые из него выселяются.
Святая Русь — страна деревянная, нищая и… опасная, страна тщеславных нищих в высших слоях своих, а в огромном большинстве живет в избушках на курьих ножках.
Выскочи русский человек чуть-чуть из казенной, узаконенной обычаем колеи — и он сейчас же не знает, что делать.
Русские люди вообще широкие люди.. широкие, как их земля, и чрезвычайно склонны к фантастическому, к беспорядочному; но беда быть широким без особенной гениальности. Русский бог уже спасовал пред «дешовкой». Народ пьян, матери пьяны, дети пьяны, церкви пусты, а на судах: «двести розог, или тащи ведро». О, дайте взрасти поколению! Жаль только, что некогда ждать, а то пусть бы они еще попьянее стали!
Попробуйте развязать нам руки, ослабьте опеку — и мы тотчас же опять попросимся в ярмо.
Все время чувствую себя мухой, боюсь, что прихлопнут.
Вот говорят, что русские — народ-богоносец. Правда, они люди религиозные. Они прежде, чем тебя топором зарубить обязательно перекрестятся.
Видят в нас скорее варваров, шатающихся по Европе и радующихся, что что-нибудь и где-нибудь можно разрушить.

А.ЧЕХОВ
Россия — страна казенная.
Русский человек большая свинья.
Пьянство, малограмотность, тупость и убожество «русского» мужика, отставшего от Европы лет на двести , и до сих пор еще не совсем уверенно застегивающий собственные штаны, в очередной раз показывает, что с ним дружить нельзя, так как он рассматривает дружбу как слабость…
Мы отстали, по крайней мере, лет на двести, у нас нет еще ровно ничего, нет определенного отношения к прошлому, мы только философствуем, жалуемся на тоску или пьем водку.
Русский человек норовит натрескаться ветчины именно тогда, когда в ней сидят трихины, и пройти через реку, когда на ней трещит лед.
В России честный человек — что-то вроде трубочиста, которым няньки пугают маленьких детей.
Взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, лицемерие, вранье.
Русского человека отличает склонность тратить последние средства на всякого рода выкрутасы, когда не удовлетворены самые насущные потребности.
Русскому человеку не хватает желания желать.
Природа вложила в русского человека необыкновенную способность веровать, испытующий ум и дар мыслительства, но всё это разбивается в прах о беспечность, лень и мечтательное легкомыслие…
Русский человек любит вспоминать, но не любит жить.
Эти люди живут хуже скотов, жить с ними было страшно; они грубы, нечестны, грязны, нетрезвы, живут не согласно, постоянно ссорятся, потому что не уважают, боятся и подозревают друг друга. Кто держит кабак и спаивает народ? Мужик. Кто растрачивает и пропивает мирские, школьные, церковные деньги? Мужик. Кто украл у соседа, поджег, ложно показал на суде за бутылку водки? Кто в земских и других собраниях первый ратует против мужиков? Мужик.
У русского человека единственная надежда — это выиграть двести тысяч.
Быть завзятым подлецом и в то же время не хотеть сознавать этого — страшная особенность русского подлеца!
Странное существо — русский человек! В нем, как в решете, ничего не задерживается. В юности он жадно наполняет душу всем, что под руку попало, а после тридцати лет в нем остается какой-то серый хлам. Чтобы хорошо жить, по-человечески — надо же работать! Работать с любовью, с верой. А у нас не умеют этого.
Вся Россия — страна каких-то жадных и ленивых людей: они ужасно много едят, пьют, любят спать днем и во сне храпят. Женятся они для порядка в доме, а любовниц заводят для престижа в обществе. Психология у них — собачья: бьют их — они тихонько повизгивают и прячутся по своим конурам, ласкают — они ложатся на спину, лапки кверху и виляют хвостиками
Хуже, более по-свински, как живут летом москвичи, нельзя жить.
Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и скотоподобие слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вырождение, пьянство, лицемерие, вранье…
Между «есть Бог» и «нет Бога» лежит целое громадное поле, которое проходит с большим трудом истинный мудрец. Русский же человек знает какую-либо одну из этих двух крайностей, середина же между ними не интересует его; и потому обыкновенно он не знает ничего или очень мало.
Дело не в пессимизме и не в оптимизме, а в том, что у девяноста девяти из ста нет ума.
Русская возбудимость имеет одно специфическое свойство: ее быстро сменяет утомляемость.
Я не верю в нашу интеллигенцию, лицемерную, фальшивую, истеричную, невоспитанную, ленивую, не верю даже, когда она страдает и жалуется, ибо ее притеснители выходят из её же недр. Вся интеллигенция виновата, вся…

М.ГОРЬКИЙ

Так как Россия слишком долго была страною рабов, в ней представители власти более чем где-либо разнузданы и жестоки…
Я особенно подозрительно, особенно недоверчиво отношусь к русскому человеку у власти, — недавний раб, он становится самым разнузданным деспотом, как только приобретает возможность быть владыкой ближнего своего.
Наиважнейшею приметою удачи русского народа есть его садистская жестокость.
…Так и мчится жизнь: одни грабят, убивают, другие — топят и расстреливают грабителей, третьи говорят и пишут об этом. И всё — просто. Даже — весело порою. Но когда вспомнишь, что всё это происходит в стране, где жизнь человека до смешного дешева, где нет уважения к личности и труду ее, когда подумаешь, что «простота» убийства становится «привычкой», «бытовым явлением», — делается страшно за Россию.
Я думаю, что русскому народу исключительно — так же исключительно, как англичанину чувство юмора — свойственно чувство особенной жестокости, хладнокровной и как бы испытывающей пределы человеческого терпения к боли, как бы изучающей цепкость, стойкость жизни.
В русской жестокости чувствуется дьявольская изощренность, в ней есть нечто тонкое, изысканное. Это свойство едва ли можно объяснить словами «психоз», «садизм», словами, которые, в сущности, и вообще ничего не объясняют.
В Сибири крестьяне, выкопав ямы, опускали туда — вниз головой — пленных красноармейцев, оставляя ноги их — до колен — на поверхности земли; потом они постепенно засыпали яму землею, следя по судорогам ног, кто из мучимых окажется выносливее, живучее, кто задохнется позднее других.
Вообще в России очень любят бить, все равно — кого. «Народная мудрость» считает битого человека весьма ценным: «За битого двух небитых дают, да и то не берут».
Да, чем другим, а великодушием русский крестьянин не отличается. Про него можно сказать, что он не злопамятен: он не помнит зла, творимого им самим, да, кстати, не помнит и добра, содеянного в его пользу другим.
Ох, как тяжко жить в России, в этом смердючем центре физического и морального разврата, подлости вранья и злодейства.
— это психика людей, которые все еще не могут забыть, что они недавно были рабами… что они живут в стране, где человек — ничего не стоит. Ничего…
Русский народ, в силу условий своего исторического развития, огромное дряблое тело, лишенное вкуса к государственному строительству и почти недоступное влиянию идей, способных облагородить волевые акты.
Русские люди, из тех одичавших бездельников и лентяев, которые, будучи сами виноваты во всех своих несчастиях, бесстыдно обвиняют за свое ничтожество и неумение жить всех, кого угодно — только не себя.
Пьют те, которые похуже, кому не жить; пьет сор деревенский, пустой народишко, издавна отравленный водкой, — ему, все равно, при всяком режиме вырождение суждено. Он, действительно, пьет разные мерзости, отчего и умирает весьма быстро, тем самым освобождая деревню от хулиганства и всякой дряни. Тут действует один суровенький закончик: как холера является экзаменом на обладание хорошим желудком, так алкоголизм — экзамен общей стойкости организма.
Я никогда не восхищался русской деревней и не могу восхищаться «деревенской беднотой», органически враждебной психике, идеям и целям городского пролетариата.
Костер зажгли, он горит плохо, воняет Русью, грязненькой, пьяной и жестокой.
Известная часть нашей интеллигенции, изучая русское народное творчество по немецкой указке, тоже очень быстро дошла до славянофильства, панславизма, «мессианства», заразив ВРЕДНОЙ ИДЕЕЙ русской самобытности другую часть мыслящих людей, которые, мысля по-европейски, чувствовали по-русски, и это привело их к сентиментальному полуобожанию «народа», воспитанного в рабстве, пьянстве, мрачных суевериях церкви и чуждого красивым мечтам интеллигенции… И вот этот маломощный, темный, органически склонный к анархизму народ ныне призывается быть духовным водителем мира, Мессией Европы.
Мы, Русь, — анархисты по натуре, мы жестокое зверье, в наших жилах все еще течет темная и злая рабья кровь — ядовитое наследие татарского и крепостного ига,— что тоже правда.
Вспомним, как добродушный русский человек вколачивал гвозди в черепа евреев Киева, Кишинева и других городов, как садически мучили тюремщики арестантов, как черносотенцы разрывали девушек-революционерок, забивая им колья в половые органы; вспомним на минуту все кровавые бесстыдства 906-7-8 годов. Я не сравниваю немецких зверств с общечеловеческими и, в частности, русским зверством; я просто, пользуясь свободой слова, рассуждаю о Правде сего, текущего дня, о Правде, созданной войною, и о «чистой» Правде, которая общезначима для всех времен и которая воистину «краше солнца», хотя она часто печальна и обидна для нас.
Нет слов, которыми нельзя было бы обругать русского человека, кровью плачешь, а ругаешь, ибо он, несчастный, дал и дает право лаять на него тоскливым собачьим лаем, воем собаки, любовь которой недоступна, непонятна ее дикому хозяину, тоже зверю. САМЫЙ ГРЕШНЫЙ И ГРЯЗНЫЙ НАРОД НА ЗЕМЛЕ, бестолковый в добре и зле, опоенный водкой, изуродованный цинизмом насилия, безобразно жестокий.
В России нет талантливых людей, нет людей, даже просто способных работать.
Летописец начала XVII века рассказывает, что в его время так мучили: «насыпали в рот пороху и зажигали его, а иным набивали порох снизу, женщинам прорезывали груди и, продев в раны веревки, вешали на этих веревках». В 18-м и 19-м годах то же самое делали на Дону и на Урале: вставив человеку — снизу — динамитный патрон, взрывали его.
Я думаю, что русскому народу исключительно — так же исключительно, как англичанину чувство юмора — свойственно чувство особенной жестокости, хладнокровной и как бы испытывающей пределы человеческого терпения к боли, как бы изучающей цепкость, стойкость жизни.
В русской жестокости чувствуется дьявольская изощренность, в ней есть нечто тонкое, изысканное. Это свойство едва ли можно объяснить словами «психоз», «садизм», словами, которые, в сущности, и вообще ничего не объясняют. Наследие алкоголизма? Не думаю, чтоб русский народ был отравлен ядом алкоголя более других народов Европы, хотя допустимо, что при плохом питании русского крестьянства яд алкоголя действует на психику сильнее в России, чем в других странах, где питание народа обильнее и разнообразнее.
Если б факты жестокости являлись выражением извращенной психологии единиц — о них можно было не говорить, в этом случае они материал психиатра, а не бытописателя. Но я имею в виду только коллективные забавы муками человека.
В Сибири крестьяне, выкопав ямы, опускали туда — вниз головой — пленных красноармейцев, оставляя ноги их — до колен — на поверхности земли; потом они постепенно засыпали яму землею, следя по судорогам ног, кто из мучимых окажется выносливее, живучее, кто задохнется позднее других.
Забайкальские казаки учили рубке молодежь свою на пленных.
В Тамбовской губернии коммунистов пригвождали железнодорожными костылями в левую руку и в левую ногу к деревьям на высоте метра над землею и наблюдали, как эти — нарочито неправильно распятые люди — мучаются.
Думаю, что нигде не бьют женщин так безжалостно и страшно, как в русской деревне, и, вероятно, ни в одной стране нет таких вот пословиц-советов:
«Бей жену обухом, припади да понюхай — дышит? — морочит, еще хочет». «Жена дважды мила бывает: когда в дом ведут, да когда в могилу несут». «На бабу да на скотину суда нет». «Чем больше бабу бьешь, тем щи вкуснее».
Вообще в России очень любят бить, все равно — кого. «Народная мудрость» считает битого человека весьма ценным: «За битого двух небитых дают, да и то не берут».
Есть даже поговорки, которые считают драку необходимым условием полноты жизни. «Эх, жить весело, да — бить некого».
…Убийство стало делом простым, обычным. Это — отражение гражданской войны и бандитизма.
Жестокость форм революции я объясняю исключительной жестокостью русского народа. Когда в «зверствах» обвиняют вождей революции — группу наиболее активной интеллигенции, — я рассматриваю эти обвинения как ложь и клевету, неизбежные в борьбе политических партий, или — у людей честных — как добросовестное заблуждение.
Вся русская интеллигенция, мужественно пытавшаяся поднять на ноги тяжелый русский народ, лениво, нерадиво и бесталанно лежавший на своей земле, — вся интеллигенция является жертвой истории прозябания народа, который ухитрился жить изумительно нищенски на земле, сказочно богатой.
Пропала, обанкротилась, выдохлась преславная русская интеллигенция! Чувствую к этим стертым лицам только презрение и жалость, как к нищим жадным, которые, толпясь у ворот богатого, дерутся за милостыню, ожидаемую ими. А милостыни-то, вероятно, и не подадут им, просто выйдет дворник и разгонит всех прочь, грязной метлою.
Приехавшие из России это стада баранов, овец и свиней. Откуда эти покойники? Воняют — прескверно, ведут себя еще хуже… Глупы до убийственной тоски… Я настроен зло, раздраженно, люди мне противны; мне кажется, что лучшие из них лентяи, бездарны и бесполезны, все же остальные лгуны и подлецы.
Наша революция дала полный простор всем дурным и зверским инстинктам, накопившимся под свинцовой крышей монархии, и в то же время она отбросила в сторону от себя все интеллектуальные силы демократии, всю моральную энергию страны. Мы видим, что среди служителей Советской власти то и дело ловят взяточников, спекулянтов, жуликов, а честные, умеющие работать люди, чтоб не умереть с голода, торгуют на улицах газетами, занимаются физическим трудом, увеличивая массы безработных. Это кошмар, это чисто русская нелепость, и не грех сказать — это идиотизм!

© Copyright: Игорь Гарин, 2019.

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 30.03.2019. Бремя власти
  • 28.03.2019. Когда и как Путин уйдет?
  • 27.03.2019. Мне нравится
  • 26.03.2019. Что военные РФ делают в Венесуэле?
  • 25.03.2019. Что спасёт Путина?
  • 22.03.2019. Восхищаюсь Клишасом
  • 20.03.2019. Антология афоризмов о тоталитаризме
  • 19.03.2019. Не власть, а одна большая семья
  • 17.03.2019. Cистемы ценностей
  • 15.03.2019. 10 причин не уважать эту власть
  • 14.03.2019. Деформация реальности
  • 13.03.2019. Владимир Буковский о России
  • 11.03.2019. Плохие новости для Путина
  • 09.03.2019. Виктор Астафьев о России
  • 08.03.2019. От Великого до смешного
  • 07.03.2019. Маршал Карл Густав Маннергейм
  • 06.03.2019. Борис Акунин о России
  • 05.03.2019. Интервью А. Пионтковского Русскому монитору
  • 04.03.2019. Евгения Альбац о России
  • 03.03.2019. Марк Алешковский о России
  • 02.03.2019. Русские классики о России
  • 01.03.2019. Антон Павлович Чехов о России и мире

Авторы Произведения Рецензии Поиск Кабинет Ваша страница О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.
Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

LiveInternetLiveInternet

29 января 1860 года в городе Таганроге родился великий русский писатель и драматург Антон Павлович Чехов.

Его первое печатное произведение появилось в 1880 году в журнале «Стрекоза», спустя некоторое время он начинает сотрудничать с более чем пятью издательствами. В 1887 году Чехов пишет свою первую пьесу «Иванов», которая была принята публикой неоднозначно. Позже в своих мемуарах Немирович-Данченко будет вспоминать о сотрудничестве Антона Павловича с МХТ, о том, как автор переживал за свои пьесы, боясь очередного провала. Не все опасения были напрасны, однако, именно Чехов подарит театру золотое время и мировую известность.

Уездный врач, изменивший лицо русского драматического искусства, смог уловить и понять изменения, протекавшие в русском обществе на исходе ХIХ века. Его герои, будто пророки, говорят о смерти дворянства, о приходе новой интеллигенции, о приближении гражданского раскола. В этом страшном времени для России Антоша Чехонте и Человек без селезенки пытались постичь не столько политический и исторический размах надвигающейся трагедии; «потемки» русской души — вот где хранился ответ, и в тоже время самая главная загадка неизбежного.

«РГ» собрала цитаты Чехова, отражающие его понимание русского человека. Так ли он загадочен в глазах драматурга и его героев?

О вере

Герои рассказов Чехова — не исключительные люди, это человек, погруженный в повседневную суету. Окруженные «мелкими» бытовыми заботами, они рассуждают о жизни, смерти и, конечно, о природе русского человека. В 1886 году Чехов пишет серию рассказов и «мелочей» для журнала «Осколки», через год десять из них войдут в сборник «В сумерках», изданный А. С. Сувориным. В числе этой десятки и рассказ «На пути». Два незнакомых друг другу человека (мужчина, лет сорока — Лихарев и молодая женщина, лет двадцати — Иловайская) оказываются соседями в так называемой «проезжающей», «то есть назначенной исключительно для проезжих» комнате. Непогода заставила их остановиться здесь на ночь. Однако, несмотря на проделанный тяжелый путь, им не спится, они заводят разговор, который меняет их, пусть и на короткое время беседы. Они говорят о боге, вере русского человека:

  • «Природа вложила в русского человека необыкновенную способность веровать, испытующий ум и дар мыслительства, но всё это разбивается в прах о беспечность, лень и мечтательное легкомыслие»
  • «Я так понимаю, что вера есть способность духа. Она всё равно что талант: с нею надо родиться. Насколько я могу судить по себе, по тем людям, которых видал на своем веку, по всему тому, что творилось вокруг, эта способность присуща русским людям в высочайшей степени. Русская жизнь представляет из себя непрерывный ряд верований и увлечений, а неверия или отрицания она еще, ежели желаете знать, и не нюхала. Если русский человек не верит в бога, то это значит, что он верует во что-нибудь другое».

О водке

О том, как и почему пьют русские люди Чехов писал немного, но каждой фразой попадал в точку. Причем писал он, скорее, не о пьянстве, а об этой странной потребности «покутить», разгуляться. Пьеса «Безотцовщина», написанная Чеховым еще в 18-летнем возрасте, была найдена только спустя 19 лет после смерти автора. Большинство постановок этой пьесы шло под названием «Платонов», а в 1970-ых годах Александр Адабашьян и Никита Михалков переписывают пьесу под сценарий фильма «Неоконченная пьеса для механического пианино». Главный герой, провинциальный учитель Платонов, остается без наследства из-за отца, который все прогулял. Один из персонажей рассказывает Платонову:

  • «Ваш отец вызвал генерала на дуэль, генерал назвал его… извините, подлецом… Потеха была! Мы напоили после их пьяными и помирили… Нет ничего легче, как мирить русских людей… Добряк был ваш отец, доброе имел сердце».

В этой фразе сложилось все отношение русского человека к выпивке. Добрый барин, коли пьян.

13 июня 1890 года Чехов по дороге из Иркутска оказывается на станции Лественичная, что на берегу озера Байкал. Застряв там на несколько дней, драматург пишет письмо родным, в котором, помимо описания чудесной природы, есть и раздражение от того, что видит автор в деревне. Продуктов нет, есть нечего, зато водка всегда есть:

  • «Зато водка есть! Русский человек — большая свинья. Если спросить, почему он не ест мяса и рыбы, то он оправдывается отсутствием привоза, путей сообщения и т. п., а водка между тем есть даже в самых глухих деревнях и в количестве, каком угодно. А между тем, казалось бы, достать мясо и рыбу гораздо легче, чем водку, которая и дороже и везти ее труднее… Нет, должно быть, пить водку гораздо интереснее, чем трудиться ловить рыбу в Байкале или разводить скот».

О странностях и нелогичных поступках

В каждом своем произведении Чехов пытается постичь и описать ту нелогичность, которая будто заложена в русских людях. Они поступают порой не так, как этого требует жизнь. Иностранец никогда не поймет тех качеств русского человека, который уловил автор в своих заметках и рассказах. В 1888 году Антон Павлович пишет повесть «Степь». В одной бричке из небольшого уездного города N-ской губернии выезжают купец Кузьмичев, настоятель церкви о. Христофор и племянник Кузьмичева Егорушка, которого мать отправляет учиться в гимназию в другой город. Через путешествие Егорушки и его знакомство с разным «людом» автор раскрывает перед читателем многообразие образов русской провинции. Идиллическое прошлое часто становится главной причиной тоски героев Чехова. В каком-то смысле, эти герои оторваны от прекрасного детства и насильственно помещены во взрослое настоящее. Точно так, как Егорушка.

  • «Русский человек любит вспоминать, но не любит жить», — пишет Чехов в «Степи».

Порой мечтательность русского человека дается Чеховым не в высоких образах и идеалах будущего, а в его материальных потребностях. Эта вера в невероятное чудо, которое принесет герою лотерейный билет или неведомая судьба, записана в одной из рабочих тетрадей Чехова:

  • «У русского человека единственная надежда — это выиграть двести тысяч».

О странном, нелогичном поведении русского человека говорит и его недальновидность. Умение жить одним днем и не заботиться о завтрашнем дне Чехов описывает так:

  • «Русского человека отличает склонность тратить последние средства на всякого рода выкрутасы, когда не удовлетворены самые насущные потребности».

Приходилось ли вам ловить себя на мысли, что вы не покупаете товар, потому что не доверяете его цене? Немец купит то, что подешевле, мы же приобретем дешевую вещь только когда на ту, что подороже, просто не хватит денег. Странно, но низкая цена для русского человека — это признак некачественной работы. Для Чехова это тоже осталось загадкой:

  • «Дешевизна русского товара — это диплом о его непригодности».

О «безбашенном» и отчасти глупом поведении русских говорит и фраза Антона Павловича:

  • «Русский человек норовит натрескаться ветчины именно тогда, когда в ней сидят трихины, и пройти через реку, когда на ней трещит лед».

О «широте»

«Просторность» русской души, ее широта, о которой так много писали отечественные классики и которую так сложно было понять заграничным интеллигентам, Чехов нередко связывает с пространством страны, с ее необъятными просторами, которые будто стали частью нашего менталитета:

  • «В Европе люди погибают оттого, что жить тесно и душно, у нас же оттого, что жить просторно»
  • «Россия — громадная равнина, по которой носится лихой человек».

>«Вам хочется кутнуть? А мне ужасно хочется!»

А.С.Суворину

28 июля 1893 г. Мелихово.

Я немедленно прикатил бы к Вам в Петербург — такое у меня теперь настроение, но в 20 верстах холера, а я участковый врач и обязан сидеть на одном месте безвыездно. Можно бы удрать дня на 2−3, но фельдшерица моя жрет морфий и уже на три четверти отравлена — и не на кого мне бросить участок и больных. Остается одно — вообразить, что Вы приехали ко мне в Мелихово, которое Вам так противно. Воображу, что Вы приехали и привезли с собой сигар от Тен-Кате, сотню за 6 р. 50 к., «тех, которые курит Атава».

В самом деле, весной жилось мне противно. Я злился и скучал, а домашние не хотели простить мне этого настроения — отсюда ежедневная грызня и моя смертная тоска по одиночеству. А весна была мерзкая, холодная. И денег не было. Но подул зефир, наступило лето — и всё как рукой сняло. Лето было удивительное, очень редкое. Изобилие ясных теплых дней и целое богатство влаги — такое счастливое сочетание бывает, должно быть, один раз в сто лет. Урожай диковинный. Просо редко вызревает в Моск<овской> губ<ериии>, но теперь оно по пояс. Если бы всегда были такие урожаи, то можно было бы кормиться одним только имением, даже одним сеном, которого у меня при некотором усилии можно накосить до 10 тысяч пудов. Прошлою осенью я выкопал пруд и обсадил его деревьями. Теперь в нем плавают уже целые тучи мелких карасей. И купанье довольно сносное. Весной я не курил вовсе и вовсе не пил, а теперь выкуриваю в день по 1−2 сигары и нахожу, что не курить очень здорово. Вы хорошо бы сделали, если бы бросили курить. Впрочем, это пустяки и мелочь.

Пьесы из сибирской жизни я не писал и забыл о ней, но зато сдал в печать свой «Сахалин». Рекомендую Вашему вниманию. То, что Вы когда-то читали у меня, забудьте, ибо то фальшиво. Я долго писал и долго чувствовал, что иду не по той дороге, пока наконец не уловил фальши. Фальшь была именно в том, что я как будто кого-то хочу своим «Сахалином» научить и вместе с тем что-то скрываю и сдерживаю себя. Но как только я стал изображать, каким чудаком я чувствовал себя на Сахалине и какие там свиньи, то мне стало легко и работа моя закипела, хотя и вышла немножко юмористической. Первые главы появятся в окт<ябрьской> книжке «Русской мысли».

Написал я также повестушку в 2 листа «Черный монах». Вот если бы Вы приехали, то я дал бы Вам прочесть. Да-с. А приехать не так трудно. Экипажи и лошади у меня теперь сносные, дорога ничего себе; тесно и одиночества нет, но от сих зол можно уйти в лес. Пьесу писать совсем не хочется.

Бывала летом астрономка, хохотала, недосказывала, пересказывала, ничего не ела и в общем утомляла. Но человек она не ничтожный, и это украшает ее весьма, так что с ней не скучно.

У меня новость: два такса — Бром и Хина, безобразной наружности собаки. Лапы кривые, тела длинные, но ум необыкновенный.

Медицина утомительна и мелочна порой до пошлости. Бывают дни, когда мне приходится выезжать из дому раза четыре или пять. Вернешься из Крюкова, а во дворе уже дожидается посланный из Васькина. И бабы с младенцами одолели. В сентябре бросаю медицинскую практику окончательно.

Вам хочется кутнуть? А мне ужасно хочется. Тянет к морю адски. Пожить в Ялте или Феодосии одну неделю для меня было бы истинным наслаждением. Дома хорошо, но на пароходе, кажется, было бы в 1000 раз лучше. Свободы хочется и денег. Сидеть бы на палубе, трескать вино и беседовать о литературе, а вечером дамы.

Не поедете ли Вы в сентябре на юг? Конечно, русский юг, так как на заграничный у меня не хватит денег. Поехали бы вместе, буде Вам не противно.

Нам надо поговорить насчет Вагнера, а главное уговориться заранее, чтобы не петь из разных опер. Когда я попытался отклонить его от намерения издавать с Вами журнал, то раскаялся: это повело к неприятной переписке.

Чтобы покупать большое имение, надо быть большим хозяином, иначе оно разорит. Весь секрет успеха в хозяйстве — это глядеть денно и нощно в оба. Если Алексей Алексеевич не думает жить зимою в именье, то я его не поздравляю: ему тяжело придется, особенно на первых порах. В первое время расходы страшные и всё страшно. По-моему, самое лучшее имение то, которое имеет усадьбу и не больше 30 десятин земли.

Если захотите смиловаться и приехать ко мне, то телеграфируйте так: «Лопасня Чехову. Приеду вторник утренним поездом». Вместо утренним — почтовым или девятичасовым… Но лучше, если бы написали. Разве встретиться с Вами в Москве?

Телеграфируйте наверное, когда Вы будете в Москве, так как остановиться мне негде и гулять по Москве в ожидании Вас было бы скучно. Я приеду с таким расчетом, чтобы переночевать в «Слав<янском> базаре», а утром в 9 ч. выехать в Мелихово.

Всех благ! Пишите!!!

Ваш А. Чехов.

30 гениальных высказываний Антона Чехова

30 гениальных высказываний Антона Чехова.Яркие и остроумные короткие высказывания писателя, чья парадоксальность мышления и лаконичность, до сих пор остаются непревзойденными.

30 гениальных высказываний Антона Чехова:

  • Если человек не курит и не пьёт, поневоле задумаешься, уж не сволочь ли он?

Дело не в пессимизме и не в оптимизме, а в том, что у девяноста девяти из ста нет ума.

  • Если твой поступок огорчает кого-нибудь, то это еще не значит, что он дурен.
  • Ехать с женой в Париж все равно, что ехать в Тулу со своим самоваром.

Бывают люди, которые всегда говорят только умные и хорошие слова, но чувствуешь, что они тупые люди.

  • Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству.
  • Говорят: в конце концов правда восторжествует, но это неправда.
  • Здоровы и нормальны только заурядные, стадные люди.
  • Когда в твой палец попадает заноза, радуйся: «Хорошо, что не в глаз!»

У очень хорошего человека такая физиономия, что его принимают за сыщика; думают, что он украл запонки.

  • Замечательный день сегодня. То ли чай пойти выпить, то ли повеситься.
  • Всё знают и всё понимают только дураки да шарлатаны.

Тот, кому чужда жизнь, кто неспособен к ней, тому ничего больше не остается, как стать чиновником.

Одна боль всегда уменьшает другую. Наступите вы на хвост кошке, у которой болят зубы, и ей станет легче.

  • Нельзя ставить на сцене заряженное ружье, если никто не имеет в виду выстрелить из него.

Сотни верст пустынной, однообразной, выгоревшей степи не могут нагнать такого уныния, как один человек, когда он сидит, говорит и неизвестно, когда он уйдет.

Для того, чтобы ощущать в себе счастье без перерыва, даже в минуты скорби и печали, нужно: а) уметь довольствоваться настоящим и б) радоваться сознанию, что могло бы быть и хуже.

  • Если хочешь, чтобы у тебя было мало времени, — ничего не делай.
  • Нужно по капле выдавливать из себя раба.

Никто не хочет любить в нас обыкновенного человека.

Если против какой-нибудь болезни предлагается очень много средств, то это значит, что болезнь неизлечима.

Не стоит мешать людям сходить с ума.

«Циник» — слово греческое, в переводе на твой язык значащее: свинья, желающая, чтобы весь свет знал, что она свинья.

  • Уходить от людей — это самоубийство.
  • Нельзя требовать от грязи, чтобы она не была грязью.

«Познай самого себя» — прекрасный и полезный совет; жаль только, что древние не догадались указать способ, как пользоваться этим советом.

  • На земле нет ничего хорошего, что в своём первоисточнике не имело бы гадости.
  • Если бы все люди сговорились и стали вдруг искренни, то всё бы у них пошло к чёрту прахом.

Эти умники все такие глупые, что не с кем поговорить.

Жизнь, по сути, очень простая штука и человеку нужно приложить много усилий, чтобы её испортить.