Тетки в теле

Первый раз в жизни голую женщину на картинке я увидел еще в раннем детстве. В доме, на восьмом этаже жила одна семейная пара, мои родители с ними дружили, общались неплохо, мама трещала с тетей Лизой частенько, та вещами спекулировала, хорошими, дорогими и качественными, а её муж — дядя Толя, работал на студии звукозаписи. Поскольку папа мой продвинутый в то время был, то через него доставал новые пластинки и магнитные бобины, записывал, перепродавал.
Таким образом я часто торчал у них дома, пока мама с этой тетушкой болтали обо всем, в детский сад не ходил, по причине дохлого здоровья.
Вот однажды, пока они сидели и курили на балконе, бесцельно развалившись на мягком венгерском диване, я смотрел как играет на ворсистом пышном ковре их собачка — Джоник, карликовый пинчер.
Перевел глаза на прикроватную тумбочку, там высилась куча иностранных ярких журналов, по сути своей, уже привык к этим лаковым и привлекательным обложкам, видел их не раз. Равнодушно взял парочку, чтобы полистать, как обычно глазея на непонятные одежды, вещи, технику и прочее. Хотел было уже положить обратно, как вдруг заметил, что в самом низу, под общей кучей праздной литературы завиднелся краешек незнакомого журнала, его раньше не видел. Потянул и вытащил — с обложки на меня зазывно смотрела полуголая девица, с пышной прической, пронзительно красивым макияжем, необычно странными формами и изгибами тела, которые непонятно привлекали взгляд. Таких журналов оказалось несколько.
Приоткрыл, стал рассматривать. Сейчас понимаю, что это была обычная эротика, но вот не помню названия, может даже это и был сдувшийся и тухловатый ныне «Плейбой», не знаю, не помню. Залистался, мне нравилось разглядывать этих женщин, поскольку такого никогда не видывал доселе, еще бы, откуда такого посмотреть-то? В «Чапаеве», «Котовском», «Добровольцах», «Офицерах» и прочих фильмах СССР такого не показывали. Спохватившись, что меня могут за этим застать, смутно понимая, что это не очень хорошее занятие, я положил эти журналы сверху на стопку и прикрыл обычным.
Когда мама и тетя Лиза вернулись в комнату, я уже не мог думать ни о чем другом, хотелось посмотреть еще, из головы не выходили такие красивые тети, на пляжах конечно видел их раньше, когда ездили на море отдыхать, но эти были гораздо приятнее на взгляд. Тем более, что они были голыми. И в те года не выбривали себе все до младенческого глянца, как сейчас, так что глаза стреляли точно в эти темные треугольники волос, между ног моделей.
Не утерпев, взял журнал, прихватив под ним один из номеров с вожделенными фотографиями, пошел на кухню. Там, первым делом заглянул в сковородку, под крышкой лежали пожаренные куриные котлетки…»наверно для Джоника, он их очень любит» — подумал я, Лиза часто кормила свою собачку с изыском, по тем временам. Одна котлета пошла мне в глотку, прямо пальцами, без посредников, в виде столовых приборов, потом обтер длань о шторку.
Полистал журнал в полутьме кухни, зашел в туалет, сделал вид, что писаю, спустил воду. Журнал понравился шибко, вернулся в комнату довольный, наполненный новыми впечатлениями, мыслями и …странным ощущением в штанишках.
Как выяснилось позже, меня запалили с самого начала. По возвращению домой мама шибко не ругала, поскольку думала, видимо не понимал что делаю. Пояснили, что это нехорошо, но в толк так и не взял, чего это Толяну и Лизе можно а мне — нет, ну и еще под конец убил вопросом
— ну раз это печатают, как «Мурзилку» или там «Веселые картинки», значит это надо смотреть, чего же в этом плохого, раз для людей делают такое?!
Прошло много времени, прежде чем судьба меня вновь столкнула с подобными картинками. У моих двоюродных братьев рано наступило взросление, по причине отсутствия родителей — те годами сидели за границей, оставляя отпрысков на откуп бабушке и дедушке. Конечно сигареты и выпивка сразу же появились в компании эро- и порножурналов. Сколько раз помню, как старший ОтПрыск мельком показывал мне цветные картинки с влагалищем или просто какой-то тетки с раздвинутыми ногами, хихикал и говорил, что такого у него много. Я просил показать еще, но тот, пуская пузыри от идиотского прикуса и дикции, говорил, что «для маленьких хватит», прибавляя непонятное мне слово — а то еще обдрочишься. Не поясняя, что это. Хорошо, у меня хватило мозгов не попереться к родителям и спросить, что сие означает, потом, в школе сам узнал.
В школе пару раз смотрел мини-комиксы, с настоящими фотографиями. У одного одноклассника, родоки прятали в туалете, за туалетной бумагой и всякими медицинскими склянками одну книжицу. Просто набор последовательных фотографий, за городом, в деревенском антураже, мужчина встречает женщину. Слова тоже были какие-то, по их длине и произношению типа «шноттельгартнмихтен» понял — немецкая провинция. Они идут в сарай с сеном и коровками, прямо на стогах, среди аккуратно расставленного с немецкой педантичностью инвентаря, предаются плотским утехам. Моя наивность, насчет отношений мужчины и женщины, таяла как лед из холодильника на подоконнике, когда летом помогал маме размораживать его.
До всего этого я истинно и непоколебимо полагал, что дети появляются от СИЛЬНОЙ любви между мужчиной и женщиной. Ну как в фильмах, встретились, проникновенно посмотрели друг другу в глаза, крепко обнялись. И …женщина родила.
Мой идиотизм в этом плане достигал заоблачных высот, даже когда увидел на картинках, как член входит половой орган женщины, все равно думал что дети появляются ДВУМЯ способами. Простым совокуплением и от ОЧЕНЬ ОЧЕНЬ сильной любви, ну типа духовное что-то так изменяет женщину, что она пух! — и рожает.
Долго в это верил, искренне, порой до отупления доказывая, что такое может быть. Вызывая ржач и подколки более продвинутых одноклассников.
Кстати именно в школе, мне сказали, что у моих родителей тоже где-то запрятано что-то подобное, фотографии или журналы.
Не помню в каком классе, но нашел эти материалы. Может уже даже ближе к восьмому классу, что поделать — созревал в половом плане нереально по-тормозному, все уже не то что гуляли с девушками, но и активно трахали их. А я как-то все преимущественно книжки читал, играл с калькулятором, да кино на видике смотрел.
Ах да, материалы. Эти фотографии откопал у родителей в выдвижной полке с вещами. Черно белые снимки, пересняты с каких-то западных журналов, качество большинства было просто ужасным, завернутые в черную специальную бумагу, которой оборачивали фотобумагу в пачке.
Потом компромат перепрятали в дипломат с кодовым замком…к которому я нашел код. Да, блин! Вот до чего доводят дни одиночества, когда болеешь по месяцу, не ходя в технарь.
Хотя, в те года фантастика меня начала уже захватывать сильнее, потом вовсе забыл об этой хрени, покупая книги Головачева, Нортон, Желязны и Муркока.
Но вскоре волна вернулась, уже позже, под конец обучения, уже не технаре а в гордом колледже, там мне снова один парень из группы случайно показал на паре несколько фотографий, причем отличного качества и оформленных в виде игральных карт. Черно-белых, но как сейчас помню на одном их них совершенно шикарная блондинка, лежала раздвинув ноги и закрыв глаза, приоткрыв пухлые губки рта трогала себя. Я сорвался, выменял эти несколько карт, расспросил где такие достают. Оказалось, что их можно купить у немых, на выходе ст. м. Белорусская. Типа они там тусуются.
Не откладывая в долгий ящик, погнал туда в тот же день. Конечно о том изобилии, которое мне описывал владелец тех карт, не было. Но все же умудрился прикупить себе колоду.
Когда бродил в нерешительности между выходящими и заходящими людьми, заметил характерных персонажей, которые стояли или не спеша ходили между колонн. Подошел к одному, тот предлагал большие снимки. Подошел к другому, у того как раз были карты. Он прятал их в карманах поношенного светло-серого плаща. Я подошел, тот без слов понял, что хочу. Вынул три колоды в самодельных коробочках. Меня заинтересовала одна из них. Бессловесный поднес мне к лицу руку, на которой, чуть выше большого пальца, там где люди обычно ставят точку или крестик, чтобы «не забыть», были нарисованы шариковой ручкой цифры 10, 15, 20. И потом тыкал в колоды и показывал на цифру, мол эта — 10 рублей, эта — 15 и т.д. Моя стоила 15, я умоляюще сложил руки и ткнув в ту, которую хочу купить, указал на десятку. Немой сощурил глаз и кивнул, чуть помедлив. Радостный я, сунув ему в другую руку «красненькую», помчал домой.
Потом, чуть позже, стали около метро появляться ларьки союзпечати…или чего это там было, не знаю, которые стояли в шаговой доступности около каждого метро и были завалены всяким скарбом, брелоками, значками, сувенирами, конечно бульварной желтой прессы было завались в них…но меня интересовали лишь «календарики». Это были обычные цветные фотографии, переснятые с западных эротических журналов. Кстати, очень хорошего качества.
Стоили 1 рубль.
Вот меня стало клинить, в то время уже знал расположение и ассортимент каждого такого ларька. Когда они просто лежали среди газет еще ничего, я икая, краснея, просовывал голову как можно глубще и сиплым голосом просил:
— мне календарик, 1, 4, 7, 9-й
Тетка-продавец с каменным лицом набирала мне нужные и отдавал денежку.
Но иногда вожделенные календари вывешивались на деревянное панно прямо за стеклом, вот это скажу было настоящим мучением. Потому что нужно было, во-первых — выбрать время, чтобы не толкалось много людей около киоска, во-вторых — назвать какой ряд и какой столбец. Я, без того, смущенный донельзя, буквально отлеплявший засохший язык от нёба, бормотал нужные координаты голых теток на квадратиках. Хорошо если продавщица попадалась с нормальным геодезическим прошлым, но такое было излишне редко, а вот тупили они за милую душу. И начиналось, при всех (как всегда в этот момент именно к этому, мать его, киоску, подходила толпа людей «запосмотреть», она начинала отодвигать панно и пальцем показывать среди обнаженки — и кричать в окошко — Этоот? Нет? Этоот?! А еще какоой?
Вот тут

Очень плохие мамочки 2 (2017, фильм) — отзыв

Оставьте мозг дома, чувство высокого и прекрасного можно оставить там же, и можете смело идти на мамочек, и получать удовольствие. Я лично люблю иногда такие комедии, и даже пусть в них порой есть юмор ниже пояса, мне приятно отдохнуть на таком фильме, посмеяться и расслабиться.

Я ходила с мужчиной, вот ему не очень понравилось. Сказал часто притянуто за уши. А я поразмышляла, и поняла, что скорее это не притянуто за уши, а гипертрофировано. Абсолютно всё в этом фильме усилили, местами даже до абсурдности. Образы мам, проблемы нового года, проблемы матерей и детей, проблемы мужчин с большим ээ пряником. Простебали романтические встречи в фильмах, опять же гипертрофировано.

У нас 3 образа мам. Мама-тиран, мама-близкая подружка, мама-кукушка. Из всех трёх мам, самая приближенная к реалиям, именно по диалогам и поведению, пожалуй, мама-кукушка, вот как ни удивительно. Это наименее преувеличенный образ в фильме. По остальным мамам прям хороший психиатр плачет, потому что просто психолог тут может и не справиться.

И вот все эти преувеличенные образы мам, вливаются в компанию уже знакомых нам мам, которых хотелось бы иногда положить на всё большой толстый… пряник. Уже из предыдущего фильма можно было понять что эти мамашки если уходят в отрыв, то по серьёзному. А тут еще их мамы с закидонами. В итоге это всё такая сплошная кутерьма о неделе перед Новым годом, без всяких долгих вступлений, к одним мамам с причудами, вливают другим мам с причудами, и всё это в самую сумасшедшую неделю года.

В общем всё в этом фильме такое гипер, и чересчур, иногда хочется задаться вопросом – но как это.. но они же.. но проще махнуть рукой, а лучше выпить стопочку чего покрепче. Вот под пару стопочек в компании, фильм наверное вообще всем зайдет.

Рассказ про это с тетей

Этот рассказ состоит из двух частей.

  • первая — от лица пацана подростка,
  • вторая — от лица его 35 летней тети.

Рассказ пацана.

Во дворе бабушкиного дома росла старая черемуха. Большая, раскидистая. под ней мы сколотили из досок топчан, накидали на него тряпок и проводили свободное время на этом топчане. Ветки черемухи, свисающие почти до самой земли, давали нам приют, прикрывали от лишних глаз. Не заветное местечко, а просто мечта ребятни. Лечу с речки на всех парах, спешу упасть на свой топчан и полежать. Накупался до гусиной кожи. А на нашем топчане лежит и спит тетя. Заняла местечко и в ус не дует. Завалилась внаглую….

Резко затормозил, потрясенный открывшимся зрелищем. Платье тети задралось и обнажило ее задницу. Голую задницу. Тетя была без трусов. Офигеть! Платье сползло почти до пояса, открывая вид, от которого у меня — пацана сразу восстало естество. Лежа на боку, она подтянула под себя одну ногу и её интимное место было хорошо видно, выступая бугорком промеж ляжек…. Большие губы в рыжей растительности, доходящие почти до коричневой дырочки попы, приоткрылись, выпустив наружу розовую плоть внутренних малых губ. Подошел поближе и тихонечко окликнул тетю. Никакой реакции…

А трусы топорщатся, сдерживая восставший член. Блин, аж голова закружилась… Не то, что бы никогда не видел живой женской… Видел. И даже щупал. И даже тр@хал. Но то все были девичьи, голенькие или только начинающие покрываться волосами. А здесь перед глазами — ЭТА у взрослой женщины, расположилась среди полных ягодиц и манит к себе, так и просит потрогать ее. Еще пару раз окликнул тетю. Присел рядом и осторожненько потрогал за бедро, вдруг проснется. Нет, не должна.

Пахло от тети перегаром, значит выпила и ее просто разморило, вот и спит она на нашем месте в холодке. Тогда смелее потрогал за попу, прикоснулся пальцем к женскому, тихонечко развел губы в сторону. Розовая плоть была влажной, от нее шел запах мочи и еще чего-то, чему не знал определения. Так же осторожно просунул туда палец и потрогал внутри. А тетя знай себе сопит, даже не шелохнется. Быстро сдернул с себя трусы. Такой возможности больше не представится, надо пользоваться, пока не проснулась.

Тихо-тихо прилег за ее спиной и попытался вставить свой член. Попытка удалась и я замер, боясь пошевелиться. Нет, спит крепко. И тогда потихонечку, осторожненько начал двигаться, начал сношать родную тетю. Как можно сделать ЭТО тихо-тихо, если тебя разбирает и даже сам того не желая ускоряешь свои движения, стремишься насладиться телом, получить удовольствие. Вгонял уже со всей дури, каждое мгновение ожидая пробуждения и скандала. Но было уже все до фонаря, было только одно жгучее желание — кончить. А вот и подошло оно, мгновние, когда в головке почувствовался зуд, когда ее стало распирать. Вот и член задергался, выплескивая сперму в тетино лоно. Кончил, сгреб свои трусы, на бегу натянул их и рванул к реке.

Не было здесь меня, на речке я был, есть много свидетелей. То ли мне показалось, то ли и в яви было, но вроде как тетя кончила. Ладно, не до этого… Позже, когда тетя проснулась и ходила во дворе, по дому, все вглядывался в ее лицо, стараясь определить, догадалась ли она, что ее тр@хнул племяш или нет, и помнит ли она хоть что-то. Никакой реакции с ее стороны не было и я успокоился. И был спокоен лет до двадцати, когда услышал от тети ее видение этих событий….

Рассказ тёти.

Ну, выпила с подругами, да не рассчитала норму, тут еще жара. Меня и развезло. Доплелась до дома, переоделась и нашла местечко в теньке под черемухой, где ребятня сколотили помост. Прохладно, хорошо, я и заснула. проснулась, почувствовав, что вроде меня кто-то зовет. Хотела уже откликнуться, да что-то истома какая-то не дала это сразу сделать.

А потом поняла, что сплю без трусов, что платье задралось, оголив меня почти до пояса и что меня разглядывает мой собственный племянник. «Просыпаться» было уже как-то не резон, решила и дальше прикидываться спящей, пьяненькой. Да и что случится, если пацан посмотрит. Не убудет. Знаю, что они с сестренками давно уже рассмотрели все друг у дружки, перепробовали и прошарили. Поди уже и тр@хаются уже вовсю. А он не просто смотрит, решился потрогать. Ну, думаю, посмотрю, что дальше делать будет.

А дальше, не успела и охнуть, как он всунул палец туда и начал там ковыряться. И надо бы его одернуть, так ведь сама до этого допустила… Да и как одернуть, чтобы не напугать его, и чтобы самой не оказаться в срамном виде. Пока раздумывала, племянничек — вот же хват — уже член свой в меня толкает. Пока ковырял пальцем самой захотелось, а уж когда вставил стручок, хоть просыпайся и подмахивай, так проняло. И инструментина у племяша оказалась приличная, не детская !!! Поменьше, чем у мужиков, но достаточная, чтобы достать до матки. Подогнула осторожно колени повыше, чтобы поглубже достал, да и замерла, смирившись. Рано бы только не кончил, так хочется разгрузиться. А он разохотился, вошел в раж, всё делает по-серьезному. Когда он начал кончать, не смогла сдержаться и я, кончила.

Полежать бы в объятиях мужика, чтобы погладил, приласкал, а он рванул, как ошпаренный, даже трусы надевал на ходу. Ясно, боится, что «проснусь». Только бы не болтал. Да не будет болтать, забоится. И кто ему поверит? Развалилась на спине, лежу, млею. Кто бы подумал, что когда-нибудь меня племянник тр@хнет. Да еще так, что кончила. Эх, еще бы разок, да по-хорошему, не прячась. Надо бы подмыться, не хватало еще от племяша понести. Вот сраму-то будет. И все же, как бы еще разок ему дать?

Надо подумать…

Тетя Оля

Примерно такие мысли мелькали в голове у Ольги, когда она блаженно растянувшись в шезлонге, подставляла свое тело жарким июльским солнечным лучам. Она уже третий день гостила на даче у своей сестры Лены, которая узнав о ее неудавшемся отпуске в Египте, любезно пригласила ее к себе. Олин же муж, имевший неосторожность потерять так долго заготавливаемые путевки, был сослан на исправительные сельскохозяйственные работы на дачу и сейчас вместо пляжного песка топтал грядки с картошкой, радуясь в душе что еще так легко отделался… Ольга же твердо решив хоть в это лето нормально отдохнуть, охотно составила компанию сестре и ее сыну Алексею.
Погода, по счастью, выдалась отличная. Весь сезонный запас дождей вылился, похоже еще в мае и сейчас июль радовал теплом и солнцем. В поселке где у Лены была дача, было просто не протолкнуться – все спешили вырваться наконец из душного, раскаленного города на природу. Оля с ужасом представила что бы было если бы ей по старинке пришлось добираться на электричке – просто ужас! Слава богу что была машина и тем более слава что в ней был кондиционер, иначе она бы просто не дожила бы до счастливой минуты…
Пляж у речки, куда они все вместе ходили, кишел людьми как муравейник, каждый стремился урвать свою порцию воды и света, то тут то там дымили мангалами многочисленные закусочные, призывавшие отдыхающих наплевать на фигуру и получить добрую дозу холестерина, сдобренного еще более внушительной дозой алкоголя сомнительного происхождения… Короче — дачный сезон был в самом разгаре.
Успев за предыдущие пару дней нагуляться и вволю наплаваться, Ольга решила устроить себе в этот день пассивный отдых, полностью посвятив себя валянию на солнышке и почитыванию книги своего любимого Чейза. И вот устроившись в шезлонге поудобнее она уже несколько часов подставляла тело под ласковые лучи летнего солнца. А тело у нее было, несмотря на ее 37 лет, еще очень даже ничего… Видимо сказывались систематические занятия плаванием и походы в спортзал, но мужики на улице оборачивались ей вслед так же как и двадцать лет назад. Возраст лишь придал ей определенного шарма, который бывает только у взрослых женщин, повидавших жизнь и знающих себе цену. Во всяком случае мужским вниманием Оля была не обделена, хотя и старалась этим не злоупотреблять. За все 18 лет совместной жизни позволила себе лишь 4 скоротечных романа на стороне, что для женщины с ее данными было просто подвигом.
Ленивые размышления вдруг прервала мелодичная трель, доносившаяся откуда то с веранды.
— Лен! Подойди, кажись мобила твоя пиликает! -, крикнула Ольга сестре, поливающей клумбу с цветами.
— Сейчас иду! Черт бы их побрал, кому я там еще понадобилась! -, недовольно отозвалась та и побежала в дом.
Несколько минут оттуда доносились невнятные слова, с весьма впрочем, недовольной интонацией, вслед за чем на крыльце появилась Лена с кислой миной на лице.
— Вот козлы! -, зло сплюнула она себе под ноги, -Ну надо же было чтобы эти клюшки с моего отдела так некстати и все разом заболели! Вот мля… Теперь переться на работу надо, одна я в отделе осталась…
— Надолго? -, огорченно спросила Оля.
— Да хрен его знает! Как получиться… Может на пару дней, а может и на месяц. Не знаю я…
— Фигово…
— Да уж… Засада. Ты присмотри за домом и Лешей пока я обстановку не выясню, хорошо? Я тебе потом на мобилу звякну как что проясниться.
— Да не вопрос! -, кивнула Оля ,- возвращайся скорее, пока погода еще стоит – буду ждать! Ты звони, я на связи всегда.
И Лена недовольно чертыхаясь про себя пошла переодеваться. Собирать назад уже разворошенные сумки она не стала, лишь кинула по быстрому на заднее сиденье самое необходимое и попрощавшись еще раз с сыном и Олей скрылась в клубах дорожной пыли, поднятой ее «гольфом».
Проводив сестру, Ольга вернулась в дом.
— Леша! Ты обедать когда будешь? ,- крикнула она племяннику из окна.
— Да рано еще теть Оль! Часам к трем наверное… ,- отозвался тот.
«Ну и ладненько» ,- подумала она , — «пойду тогда еще позагораю немножко, времени еще вагон…». И переодевшись в свой новый купальник, Оля пошла к насиженному месту, прихватив из холодильника бутылочку «спрайта».
Леша встретил появление тети в новом купальнике с неподдельным интересом. Она давно уже ему нравилась и была главной героиней его юношеских мечтаний, а теперь увидев ее одетой лишь в две узенькие полосочки ткани и покрытой ровным слоем загара, он вообще сходил с ума. В свои 16 лет природа уже вовсю давала свое, но особое внимание он уделял не сверстницам, которых поголовно считал хоть красивыми, но дурами, а женщинам намного старше себя. Его манила их зрелая красота и опыт, он готов был все отдать, лишь бы оказаться в постели с одной из них. А тетя Оля… Она была для него пределом мечтаний. Тысячи раз, в своих фантазиях, он трахал ее, тысячи раз он мастурбировал думая о ней и от одной мысли об этой женщине член наливался силой и рвался наружу…
Такое внимание, конечно, не могло ускользнуть от наметанного глаза объекта Лешиных желаний. Оля уже давно с интересом поглядывала как этот мальчишка заводился от одного его присутствия. А теперь разморенная жарким солнцем и настроенная на фривольный лад, она решила немножко поиграть с ним.
Улегшись поудобнее, чтобы он мог хорошо ее видеть, она приняла расслабленную позу и чтобы раззадорить его эротично провела пальчиками по своим бедрам, животику, потом чуть помяла груди и издала такой протяжный вздох, что рука Леши невольно потянулась к набухшим плавкам. Оля краем глаза заметила это, встала и походкой фотомодели продефилировала мимо него к веранде, где оттопырив попку стала неспешно копаться в своей сумочке. От лицезрения Олиных ягодиц Леша стал тихо сходить с ума и чтобы не кончить прямо тут, стал поглаживать колом стоящий член, пока тетя его не видит.
Оля же насладившись произведенным эффектом, так же покачивая бедрами, вернулась на место и сладко потянувшись позвала:
— Леша! Можно тебя на секундочку?
Он вздрогнул и отдернув руку от плавок отозвался:
— Да конечно теть Оль! Сейчас! ,- и раздираемый уймой противоречивых чувств подошел к ней.
— Леш, можно тебя попросить об услуге? Ты не мог бы натереть мне спину кремом от загара, а то мне неудобно? ,- с невинным выражением лица спросила она , Если тебе конечно не трудно… ,- добавила она с ангельской улыбкой.
У парня от такого предложения просто перехватило дыхание. Он и так все время искал случая чтобы хоть мельком прикоснуться к объекту своих вожделений, а тут она лежит перед ним почти голая и сама ему это предлагает!
— Конечно теть Оль! ,- хриплым от волнения голосом выдавил из себя он ,- сделаю как пожелаете…
— Спасибо Лешенька! ,- одарила его улыбкой Ольга ,- Держи крем и втирай его равномерно в спину, от плеч и ниже…
Оля перевернулась на спину, а парень дрожащими руками выдавил немножко крема и начал массировать ей плечи, ликуя в душе от восторга. Его руки ласково гуляли по ее шейке, плечам, спине. Лаская упругую загорелую кожу Леша мысленно представлял себя с ней… Как раздвигает ее ножки, как входит в нее… Как сладко она будет стонать когда он всадит в нее свой горячий от перевозбуждения поршень…
Из сладостных раздумий его вывел тетин голос.
— Лешенька, тебе тесемка не мешает? Может лучше я сниму его чтобы тебе было удобнее?
И не успел он опомниться как Оля уже избавилась от лифчика и лежала перед ним в одних трусиках. Несмотря на то что лежала она на животе, Леша успел мельком увидеть ее прекрасные груди и обалдел от такого зрелища. Ольга же как ни в чем не бывало вытянулась под его руками и лишь тихонько, по кошачьи, мурлыкала, чем приводила его в неописуемый восторг и замешательство.
Руки парня гладили ее спину не пропуская ни одного миллиметра и спускались постепенно все ниже. Дойдя до поясницы, он в нерешительности остановился, не зная можно ли продолжать дальше, но Ольгин голос развеял его сомнения.
— Лешенька, ну что же ты остановился? Продолжай, мне нравиться как ты это делаешь!
Окрыленный этими словами, он продолжил и его руки коснулись упругих Олиных ягодиц. Массируя их он понял что больше не выдержит, он чувствовал как накатывает на него горячая волна и разум отказывался его слушать. Чтобы хоть как то ослабить эту боль в паху, Леша теряя остатки рассудка, прижался топорщащимся бугорком к тетиному бедру. Это было последней каплей, переполнившей хрупкую чашу равновесия и он не в силах больше сдерживаться бурно кончил прямо в плавки.
Ольга почувствовала на своем бедре липкое горячее пятно и обернулась. Леша не зная куда себя девать от стыда, попытался было убежать, но тетя крепко схватила его за руку.
— Ах ты мой мальчик! Ну зачем же ты все это время терпел? Я бы могла все это сделать гораздо приятнее…
И привстав с шезлонга, Оля притянула мальчика к себе. Тот не знал что и сказать, колени дрожали, глаза уткнулись в землю, а на плавках расплывалось недвусмысленное пятно. Ольга властно посадила его рядом с собой, обняла за плечи и не успел тот опомниться, как она уже стянул с него трусы.
— Не смущайся Лешенька, я все понимаю. Я же вижу как ты на меня смотришь! , Оля ласково гладила мальчика по волосам ,- Да и ты мне тоже очень нравишься, так почему бы нам не сделать друг другу приятное?
Он слушал тетю и не мог поверить что это не сон, а она тем временем запустила руку ему между ног и нащупала его достоинство. Пах парня был весь в сперме от недавнего извержения, но это ее не смутило. Оля взяла член в руку и стала нежно массировать, перекатывать яички, оттягивать кожицу на головке… Член стал набухать под этой лаской и Ольга видя это опустилась перед Лешей на колени.
Он сидел боясь шелохнуться и не верил что это происходит в реальности. Сбывались его самые смелые мечты – его тетя стоит перед ним голая на коленях и делает ему минет! Голова просто шла кругом и парень просто боялся дышать, чтобы не спугнуть так неожиданно свалившееся на него счастье. Пальцы судорожно впились в край шезлонга, лишь с губ иногда срывались сладостные стоны, которых он просто не мог сдержать.
А Оля тем временем вовсю развлекалась с его достоинством. Ее язычок сначала чуть коснулся головки, потом прошелся по всей длине, до самых яичек, чуть покатал их и вернулся снова к головке. Губы нежно коснулись наливающейся силой залупы, поцеловали ее и вот она уже скрылась во рту. Играя язычком, Оля медленно вводила член себе в рот, стараясь не пропустить ни одной жилки на нем, облизывала набухшие вены, посасывала его словно вкусную конфету…
Леша постанывая положил руки тете на затылок и привлек ее голову к себе. Теперь член вошел в ее ротик на всю длину и Ольга начала равномерно его сосать, причмокивая и свободной рукой лаская яички. Леша не в силах сдерживаться взял тетю за волосы и стал грубо насаживать ее голову на свой хуй. Член с громким чмоканьем входил глубоко в ее горло, Оля давилась им и судорожно сглатывала, чем доставляла парню еще большее удовольствие. Хуй был весь в ее слюне и входил все быстрее… Леша с остервенением трахал свою тетю в рот, а та лишь глухо постанывала и сжимала руками его напрягшиеся бедра. Голова моталась словно у тряпичной куклы, движения становились все резче и грубее, и вот наконец горячая волна накрыла парня и он выстрелил ей в рот доброй порцией густой горячей спермы…
Ольга чуть не захлебнулась получив в рот такой фонтан. Она глотала его чтобы не подавиться, часть вытекала из ее губ и капала на грудь и живот, затекала между ног… Горячие ручейки, щекоча кожу побежали вниз по ее телу, задерживаясь на сосках стекали на бедра, затекали в трусики. Леша облегченно охнув отпустил Олины волосы и блаженно откинулся на спину. Ольга усевшись рядом тяжело переводила дух, размазывая рукой потеки спермы.
— Ох тетя! Вы были просто супер! Я даже и не знаю что сказать… ,- блаженно вымолвил парень.
— Ты умница! ,- улыбнувшись отвечала Ольга ,- Но мы еще не закончили. Теперь твоя очередь доставлять мне удовольствие.
Леша в готовности приподнялся. Оля стянула с себя трусики и легла перед ним на спинку, широко разведя ноги.
— Посмотрим на что способен твой язычок! Приступай, не стесняйся! ,-и она призывно улыбнулась.
Парень опустился на колени приблизил губы к ее жаркой, раскрывшейся ему навстречу щелке. Ольга положила руки ему на затылок и привлекла ближе. Леша коснулся губами ее расщелинки, лизнул ее языком, прошелся по трепещущим, словно лепестки розы, набухшим губкам. Язычок коснулся клитора и Оля сладко застонала, прижав голову мальчика к себе чуть сильнее. Он захватил клиторок губами и стал мягко массировать и посасывать его. Тетя задышала тяжелее, сдавленные стоны завели парня и он осмелев запустил язычок еще глубже в киску. Он лизал ее словно кот, дорвавшийся до миски с валерьянкой, рот его был полон пряной влаги. Тетя текла словно сучка, а он жадно глотал ее соки, не переставая лизать и сосать…
И вот сладкая судорога пронзила Олино тело. Словно электрический ток пробежал по ней и она, прижав голову мальчика плотно к себе, бурно кончила. Такого она не испытывала уже давно, еще никто и никогда не лизал ее с таким воодушевлением как ее 16 летний племянник. Оля извивалась и кричала так, словно это было в первый раз, волны оргазма одна за одной колотили ее тело исторгая из него все новые и новые стоны. Так продолжалось, наверное, несколько минут, пока она не насытилась и не отпустила голову мальчика. Он буквально упал к ее ногам, переводя дух, как она за десять минут до этого и слизывал с губ остатки ее соков.
— Ты просто чудо! ,- блаженно улыбнулась Ольга гладя мальчика по голове, — Но ведь это не все – правда? Я знаю, ты бы еще много чего хотел попробовать – так зачем же упускать момент?
Она помогла ему сесть рядом с собой и начала нежно гладить юное загорелое тело, играть с его уже начавшим напрягаться членом, чуть подрачивать его. Он тоже осмелев стал трогать тетю везде где раньше мечтал. Взял ее упругие, третьего размера, груди в ладони, разминал их, целовал заалевшие и отвердевшие от возбуждения сосочки. Гладил по животу, бедрам, раздвинув ноги трогал ее лоно, водил пальчиком по нежным лепесткам, проникал чуть глубже. Целовал ее послушные губы, на которых еще сохранился вкус его спермы, их языки сплелись воедино и чувствуя что снова готов в бой, Леша обнял тетю, завалил ее на спину и устроился сверху.
Ольга призывно улыбаясь раздвинула ноги и взяла его член в руку, помогая войти . И вот приятное тепло окутало юношеский хуй, когда пещерка его тети приняла его в себя. Оля положила руки ему на ягодицы и стала мягко задавать темп. Сначала член погружался мягко и медленно, смакуя каждый изгиб заветного лона, входя на всю длину и снова выходя. Пообвыкнувшись Леша задвигался быстрее, движения стали резче, перед глазами колыхались груди в такт толчкам, а с приоткрытых женских губ слетали сладостные стоны. Стоны лишь сильнее заводили раззадорившегося юношу и он позабыв про все взял максимальный темп. Звериное рычание срывалось с его губ, когда он позабыв обо всем жестко трахал свою тетю, которая уже со стонов перешла на крик. Ее тело било сладкой судорогой в такт ударам члена, Ольга уже потеряла счет оргазмам, они словно слились воедино превратившись в единый непрерывный поток удовольствия. Потеряв голову она стала остервенело подмахивать попкой и кричать:
— Еще Леша! Еще! Ещеееееее…