Сулейман и его дети

Сулейман I

В Википедии есть статьи о других людях с именем Сулейман (значения).

Сулейман Великолепный

осман. سليمان اول
Süleymân-ı evvel‎


Турецкий султан Сулейман I Великолепный

Османский султан

22 сентября 1520 — 6 сентября 1566

Предшественник

Селим I Грозный

Преемник

Селим II

Вероисповедание

ислам суннитского толка

Рождение

6 ноября 1494
Трабзон, Османская империя

Смерть

6 сентября 1566 (71 год)
Сигетвар, Османская империя

Место погребения

Мечеть Сулеймание

Род

Османы

Отец

Селим I

Мать

Хафса-султан

Супруга

1) Фюлане-хатун
2) Гюльфем-хатун
3) Махидевран-султан
4) Хюррем-султан

Дети

шехзаде Махмуд, шехзаде Мурад, шехзаде Мустафа, шехзаде Мехмед, шехзаде Абдулла, Михримах-султан, Селим II, шехзаде Баязид, шехзаде Джихангир.

Тугра

Сулейман I на Викискладе

Сулейма́н I Великоле́пный (Кануни́; осман. سليمان اول‎ — Süleymân-ı evvel, тур. Birinci Süleyman, Kanuni Sultan Süleyman; 6 ноября 1494 — 5/6 сентября 1566) — десятый султан Османской империи (1520—1566), и 89-й халиф с 1538 года.

Сулейман считается величайшим султаном из династии Османов; при нём Оттоманская Порта достигла апогея своего развития. В Европе Сулеймана чаще всего называют Сулейманом Великолепным, тогда как в мусульманском мире Сулейманом Кануни. Иногда ошибочно переводят турецкое слово «Kanuni» (араб. القانونى‎) как «Законодатель».

Политика, внешние войны

Дата рождения Сулеймана указывается в различных источниках по-разному. В основном называются две даты: либо 6 ноября 1494 года, либо 27 апреля 1495 года. На табличке у захоронения указана вторая дата. Он родился в Трабзоне, его отцом был шехзаде Селим. Мать Сулеймана, Айше Хафса, по одной из версий являлась дочерью крымского хана Менгли I Гирея. До 1512 был бейлербеем в Каффе. На момент смерти отца, султана Селима I, в 1520 году, Сулейман был наместником в Манисе (Магнесия). Возглавил османское государство в возрасте 26 лет. Кардинал Уолси сказал о нём послу Венеции при дворе короля Генриха VIII Тюдора: «Этому султану Сулейману двадцать шесть лет, он не лишён и здравого смысла; следует опасаться, что он будет действовать так же, как его отец».

Своё правление Сулейман I начал с того, что отпустил на свободу несколько сотен египетских пленников из знатных семей, содержавшихся Селимом в цепях. Европейцы радовались его воцарению, но они не учли, что хотя Сулейман не был так кровожаден, как Селим I, он не меньше отца любил завоевания. Первоначально он дружил с венецианцами, и Венеция без страха смотрела на его приготовления к войнам с Венгрией и Родосом.

Сулейман I послал к королю Венгрии и Чехии Лайошу (Людовику) II посла с требованием дани. Король был молод и бессилен против собственных магнатов, которые заносчиво отвергли переговоры с турками и бросили в темницу посла (по другим сведениям — убили), что стало формальным предлогом для султана к войне.

В 1521 году войска Сулеймана взяли сильную крепость Шабац на Дунае и осадили Белград; в Европе не желали помогать венграм, повсюду холодно встречали венгерских послов. Белград сопротивлялся до последнего; когда от гарнизона осталось 400 человек, крепость сдалась, защитники были вероломно перебиты. В 1522 году Сулейман высадил большое войско на Родос, 25 декабря главная цитадель рыцарей-иоаннитов капитулировала. Хотя турки понесли огромные потери, Родос и близлежащие острова стали владениями Порты. В 1524 году турецкий флот, вышедший из Джидды, разгромил португальцев в Красном море, которое было таким образом временно очищено от европейцев. В 1525 году корсар Хайреддин Барбаросса, ставший вассалом турок ещё шесть лет назад, окончательно утвердился в Алжире; с этого времени алжирский флот становится ударной силой Османской империи в морских войнах.

Барельеф Сулеймана Великолепного на Капитолии

В 1526 году Сулейман отправил 100-тысячную армию в поход против Венгрии; 29 августа 1526 года в битве при Мохаче турки наголову разбили и почти полностью уничтожили армию Лайоша II, сам король утонул в болоте во время бегства. Венгрия была опустошена, турки вывели из неё десятки тысяч жителей в рабство. Чехию от такой же участи спасло только подчинение австрийской династии Габсбургов: с этого времени начинаются долгие войны между Австрией и Турцией, а полем битвы почти всё время остается Венгрия. В 1527—1528 годах турки завоевали Боснию, Герцеговину и Славонию, в 1528 году вассалом Сулеймана признал себя правитель Трансильвании — Янош I Запольяи, претендент на венгерский трон. Под лозунгом защиты его прав Сулейман в августе 1529 года взял столицу Венгрии Буду, изгнав отсюда австрийцев, а в сентябре того же года во главе 120-тысячной армии осадил Вену, передовые турецкие отряды вторглись в Баварию. Ожесточённое сопротивление имперских войск, а также эпидемии среди осаждавших и нехватка продовольствия вынудили султана снять осаду и отойти на Балканы. На обратном пути Сулейман разорил множество городов и крепостей, уведя тысячи пленных. Новая Австро-турецкая война 1532—1533 годов ограничилась осадой турками пограничной крепости Кёсег, её героическая оборона сорвала планы Сулеймана, намеревавшегося снова осадить Вену. По миру Австрия признала господство Турции над восточной и центральной Венгрией и обязалась платить ежегодную дань в 30 тысяч дукатов. Сулейман больше не предпринимал походов на Вену, тем более что в этой войне ему противостояли не только австрийцы, но и испанцы: братом эрцгерцога Фердинанда I Австрийского, короля Богемии и Венгрии был король Испании и император Священной Римской империи Карл V Габсбург. Однако могущество Сулеймана было так велико, что он с успехом вёл наступательную войну против коалиции самых сильных стран христианской Европы.

Монета, отчеканенная при Сулеймане I. Археологический музей СтамбулаБитва при Мохаче 1526 года

В 15-16 веках шли войны между самыми могущественными государствами того времени. В 1533 году Сулейман развязал грандиозную войну с иранским Сефевидским государством) (1533-55 гг.), которым правил шах Тахмасп I. Воспользовавшись походом сефевидских войск против узбеков Бухарского ханства, которые захватили хорасанские владения Сефевидов, султан в 1533 году вторгся в Иранский Азербайджан, где на его сторону перешел эмир племени текелу — Улама, который сдал туркам столицу Сефевидов Тебриз. В сентябре 1534 года Сулейман с главными силами турок вступил в Тебриз, затем соединился с войсками великого визиря Ибрагима-паши Паргалы, и в октябре их объединённые силы двинулись на юг к Багдаду. В ноябре 1534 года Сулейман I вступил в Багдад. Ему подчинились правители Басры, Хузистана, Луристана, Бахрейна и других княжеств на южном берегу Персидского залива (окончательно Басра была завоёвана турками в 1546 году). В 1535 году шах Тахмасп перешёл в наступление и отвоевал Тебриз, но Сулейман в том же году снова взял город, затем ушёл через Диярбакыр в Халеб и в 1536 году вернулся в Стамбул.

В 1533 году Хайреддин Барбаросса был назначен капудан-пашой — командующим османским флотом. В 1534 году он завоевал Тунис, но в 1535 году сам Тунис был оккупирован испанцами, которые таким образом вбили клин между турецкими владениями в Африке. Зато в 1536 году Сулейман I заключил тайный союз с французским королём Франциском I Валуа, уже много лет боровшимся с Карлом V за господство над Италией. Алжирские корсары получили возможность базироваться в портах на юге Франции. В 1537 году алжирцы развернули войну против христиан на Средиземном море, Хайреддин ограбил остров Корфу, атаковал побережье Апулии, угрожал Неаполю.

Капудан-паша Хайреддин Барбаросса

В 1538 году Венеция напала на Турцию в союзе с испанцами и папой римским, но Хайреддин опустошил принадлежавшие Венеции острова Эгейского моря, покорил Занте, Эгину, Чериго, Андрос, Парос, Наксос. 28 сентября 1538 года лучший адмирал императора — Андреа Дориа — был разгромлен османским флотом у Превезы. В том же году Сулейман I вторгся в Молдавское княжество и подчинил его, присоединив непосредственно к турецким владениям низовья Днестра и Прута.

В 1538 году турки предприняли большой морской поход в Южную Аравию и Индию. 13 июня османский флот вышел из Суэца, 3 августа турки прибыли в Аден, местный правитель Амир устроил им торжественный приём, но был повешен на мачте, город взят и разграблен. Захватив Аден, турки приплыли к берегам Гуджарата, осадили португальский город Диу, который безуспешно пытались взять. Индийские мусульмане помогали осаждающим, крепость уже была готова сдаться, когда разнёсся слух о приближении португальской эскадры; гуджаратцы заключили мир с португальцами и вероломно перебили осаждавших город турок. Таким образом, попытка султана изгнать европейцев из Индийского океана потерпела неудачу, но в сухопутной войне его полководцы и вассалы одерживали победу за победой. По миру, заключённому с Венецией 20 октября 1540 года, султан заставил её уступить все острова, уже захваченные Хайраддином, а также два города в Морее, ещё оставшиеся у неё — Наполи ди Романо и Мальвазию; Венеция также уплатила контрибуцию в 30 тысяч дукатов. Господство на Средиземном море закрепилось за турками вплоть до сражения при Лепанто, где они потерпели сокрушительное поражение. Затем Сулейман возобновил войну с Австрией (1540—1547) В 1541 году турки взяли Буду, в 1543 году — Эстергом, старую столицу Венгрии, в 1544 году — Вишеград, Ноград, Хатван. По Адрианопольскому миру 19 июня 1547 года Австрия продолжала платить дань Турции; в центральных районах Венгрии был создан отдельный пашалык, а Трансильвания стала вассалом Османской империи, подобно Валахии и Молдавии.

Миниатюра, изображающая Сулеймана Великолепного с армией в походе на Нахичевань (лето 1554 года).

Заключив мир на западе, Сулейман вновь развернул наступление на востоке: в 1548 году турки в четвёртый раз взяли Тебриз (неспособность удержать свою столицу заставила шаха Тахмаспа перенести резиденцию в Казвин), проникли до Кашана и Кума, захватили Исфахан. В 1552 году они взяли Ереван. В 1554 году султан Сулейман I овладел Нахичеванью. В мае 1555 года Сефевидское государство было вынуждено заключить мир в Амасье, по которому признало переход к Турции Ирака и Юго-Восточной Анатолии (бывшие северо-западные владения государства Ак-Коюнлу); взамен турки уступили Сефевидам большую часть Закавказья, но Западная Грузия (Имерети) также вошла в состав Османской империи.

Франция под давлением общественного мнения христианской Европы вынуждена была разорвать союз с Османами, однако фактически в правление Сулеймана I Франция и Турция по-прежнему блокировались против Испании и Австрии. В 1541 году Хайраддин Барбаросса отразил большой поход испанцев против Алжира, в 1543 году турецкий флот помогал французам во взятии Ниццы, а в 1553 году — в завоевании Корсики.

Отношения Турции с Россией при Сулеймане были напряжёнными. Главной причиной была постоянная вражда Московского государства и Крымского ханства, входящего в состав Османской империи. Вассальную зависимость от Сулеймана в разное время признавали казанские (Сафа-Гирей в 1524 году) и даже сибирские ханы. Казанское и Сибирское ханства надеялись получить от турок дипломатическую и даже военную помощь, но ввиду большой удалённости от Стамбула эти надежды были беспочвенны. Турки эпизодически принимали участие в походах крымцев на Московское царство (в 1541 году — на Москву, в 1552 и 1555 годах — на Тулу, в 1556 году — на Астрахань). В свою очередь в 1556—1561 годах литовский князь Дмитрий Вишневецкий вместе с Данилой Адашевым совершал набеги на Очаков, Перекоп и побережье Крыма, в 1559—60 годах неудачно пытался взять крепость Азов.

Османская империя в последний год царствования Сулеймана I

В 1550 году турки отвоевали аль-Катиф, захваченный португальцами; в 1547—1554 годах турецкий флот в Индийском океане не раз вступал в бой с португальцами, громил их фактории. В 1552 году турецкая эскадра отняла у португальцев сильную крепость Маскат, но в 1553 году турки были ими разбиты в Ормузском проливе, а в 1554 году — у Маската.

Две новые войны с Австрией в конце правления Сулеймана (1551—1562 и 1566—1568) не привели к сколько-нибудь значительным изменениям границ. В августе 1551 года турецкий флот овладел Триполи, вскоре вся Триполитания (совр. Ливия) подчинилась Сулейману. В 1553 году турки вторглись в Марокко, пытаясь восстановить на престоле свергнутую династию Ваттасидов и таким образом утвердить своё влияние в этой стране, однако потерпели неудачу. Поход турок в Судан (1555—1557) привёл к его подчинению Османам; в 1557 году турки захватили Массауа, главный порт Эфиопии, а к 1559 году завоевали Эритрею и полностью взяли под контроль Красное море. Таким образом, к концу своего правления султан Сулейман I, который ещё в 1538 году принял также и титул халифа, правил величайшей и сильнейшей империей в истории мусульманского мира.

18 мая 1565 года огромный турецкий флот из 180 кораблей высадил на Мальте 30-тысячную армию, однако рыцари-иоанниты, владевшие этим островом с 1530 года, отразили все штурмы. Турки потеряли до четверти армии и в сентябре вынуждены были эвакуироваться с острова.

Могила Сулеймана I на кладбище мечети Сулеймание

1 мая 1566 года Сулейман I выступил в последний — тринадцатый военный поход. Войско султана 7 августа приступило к осаде Сигетвара в Восточной Венгрии. Сулейман I Великолепный скончался ночью 5 сентября в своём шатре во время осады крепости, от дизентерии.

Тело султана было привезено в Стамбул и погребено в тюрбе на кладбище мечети Сулеймание рядом с мавзолеем любимой жены Роксоланы. По мнению историков, сердце и внутренние органы Сулеймана I были захоронены на том самом месте, где стоял его шатер. В 1573—1577 годах по приказу сына Сулеймана и преемника Селима II здесь были воздвигнуты мавзолей, рядом с ним мечеть, дервишский монастырь и небольшая казарма. Эти строения были полностью разрушены во время войны 1692—1693 годов. В 2013 году венгерский исследователь Норберт Пап из университета Печа объявил об обнаружении гробницы в районе деревни Жибот (венг. Zsibót).

Портрет турецкого султана Сулеймана I

Личная жизнь

Сулейман I покровительствовал поэтам (Бакы и др.), художникам, архитекторам, сам писал стихи, под псевдонимом Мухибби, считался умелым кузнецом и лично принимал участие в отливе пушек, а также увлекался ювелирным делом. Грандиозные постройки, созданные в его правление — мосты, дворцы, мечети (самая знаменитая — мечеть «Сулеймание», вторая по величине в Стамбуле) стали образцом османского стиля на столетия вперед. Бескомпромиссный борец со взяточничеством, Сулейман сурово наказывал чиновников за злоупотребления; он завоевал расположение народа добрыми делами, отпускал насильно вывезенных ремесленников, строил школы, «но он был безжалостный тиран: ни заслуги, ни родство не спасали от его подозрительности и жестокости»..

Семья

Первая наложница, родившая Сулейману сына, — Фюлане. Эта наложница родила в 1512 году сына Махмуда, который умер во время эпидемии оспы 29 ноября 1521 года. В жизни султана она не сыграла практически никакой роли, и в 1550 году умерла.

Вторую наложницу звали Гюльфем-хатун. В 1513 году она родила султану сына Мурада, который также умер от оспы в 1521 году. Гюльфем была отлучена от султана и больше детей не рожала, однако долгое время оставалась султану верным другом. Гюльфем задушили по приказу Сулеймана в 1562 году.

Третьей наложницей султана была Махидевран-султан, также известна как Гюльбахар («Весенняя роза»), предположительно черкешенка. Махидевран была матерью нескольких шехзаде, включая Мустафу (1515—1553). Он был весьма популярен в народе. В 1553 году в ходе войны против персов Мустафа был казнён по обвинению в заговоре. Махидевран была выслана в Бурсу, где и умерла в 1580/1581 году. Она была похоронена рядом с сыном в мавзолее шехзаде Мустафы в Бурсе.

С любимой женой — Роксоланой. Худ. Антон Хикель (англ.)русск.

Четвёртой фавориткой и единственной наложницей Сулеймана, с которой в 1534 году он заключил официальный брак, стала Хюррем-султан. В Европе она стала известна как Роксолана. Достоверных данных об имени девушки до попадания в гарем и точном происхождении нет, однако известно, что она была захвачена татарами при набеге на территории, находящиеся сейчас на Западной Украине, а в то время относившиеся к польско-литовскому государству.

В 1521 году у Хюррем и Сулеймана родился сын Мехмед, в 1522 году — дочь Михримах, в 1523 — сын Абдулла, а в 1524 г. — Селим. В 1525 году у них родился сын Баязид, но в том же году скончался Абдулла. В 1531 году Роксолана родила султану сына Джихангира. Ставленником Роксоланы на посту великого визиря был Рустем-паша (1544—1553 и 1555—1561), за которого она выдала замуж свою 17-летнюю дочь Михримах. Слухи и спекуляции того времени гласили, что к концу правления Сулеймана I борьба за трон между его сыновьями стала очевидной. Мустафа был казнён; несколько дней спустя был также казнён семилетний сын Мустафы, Мехмед. Неизвестно, действительно ли Мустафа собирался свергнуть султана или же его оговорили.

Наследником престола стал Селим, сын Роксоланы; однако после её смерти (1558 год) поднял мятеж другой сын Сулеймана от Роксоланы — Баязид (1559 год). Он был разбит своим братом Селимом в сражении при Конье в мае 1559 года и попытался укрыться в сефевидском Иране, но шах Тахмасп I выдал его отцу за 400 тыс. золотых, и Баязид был казнён (1561 год). Были убиты также пятеро сыновей Баязида (младшему из них было три года).

Шехзаде Баязид в шатре отца во время третьей иранской кампании. Миниатюра.

Существует версия о том, что у Сулеймана была ещё одна дочь, пережившая младенчество, — Разие-султан. Была ли она кровной дочерью султана Сулеймана и кто её мать — доподлинно неизвестно; историк Чагатай Улучай предполагает, что её матерью была Махидевран. Косвенным подтверждением существования Разие может служить то, что есть захоронение в тюрбе Яхьи-эфенди с надписью «Беззаботная Разие Султан, кровная дочь Кануни Султана Сулеймана и духовная дочь Яхьи Эфенди».

Примечания

  1. 1 2 Yılmaz Öztuna. Kanûnı̂ Sultan Süleyman. — Kültür Bakanlığı, 1989. — P. 163. — ISBN 9751703743, 9789751703743.
  2. M. Th Houtsma. First encyclopaedia of Islam: 1913-1936. — BRILL, 1993. — С. 522. — ISBN 9004097961, 9789004097964.
  3. Екатерина Николаевна Кушева. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией: вторая половина XVI — 30-е годы XVII века. — Изд-во Академии наук СССР, 1963. — С. 201.
  4. Сулейман, султан // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  5. Кинросс Лорд. Расцвет и упадок Османской империи. — М.: КРОН-ПРЕСС, 1999. — С. 214. — ISBN 5-232-00732-7.
  6. Турция // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  7. 1 2 Турецкие войны // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  8. И. Б Греков, Институт славяноведения и балканистики (Академия наук СССР). Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XV-XVI вв: главные тенденции политических взаимоотношений. — М.: Наука, 1984. — С. 165.
  9. История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века. — Л.: Издательство Ленинградского университета, 1958. — 390 с.
  10. Кинросс Лорд. Расцвет и упадок Османской империи. — М.: КРОН-ПРЕСС, 1999. — С. 247—248. — ISBN 5-232-00732-7.
  11. История народов Северного Кавказа с древнейших времён до конца XVIII в.. — М.: Наука, 1988. — С. 313.
  12. Suleiman’s Heart Divides and Then Unites Two Countries; Norbert Pap. Nagy Szulejmán szultán szigetvári türbéjének kutatása (1903—2015) / The research history of the tomb of Suleiman the Magnificent in Szigetvár (1903—2015) // Kelet-Mediterrán és Balkán Tanulmányok Központja, v. IX, 2015, no 2, S. 2-19.
  13. Обнаружена могила османского султана Сулеймана Великолепного: Наука: Наука и техника: Lenta.ru
  14. Георг Вебер. Всеобщая история. — 1889. — Т. XI. — С. 283.
  15. 1 2 Sir H. A. R. Gibb. The Encyclopaedia of Islam. — Brill Archive, 1979. — Т. 5, части 79-80. — С. 66. Оригинальный текст (рус.) According to the tradition established by Hammer-Purgstall (GOR, iii, 673), she was Polish, from Rogatin (Polish: Rohatyn) on the Gnilaya Lipa river, now in the Ukrainian SSR, then in the Little Russia of Poland, the daughter of a Greek Catholic papas; possibly her name was Aleksandra Lisowska. The area, an old Ruthenian settlement, was subjected to frequent Tatar raids; she may have been carried off on one of these and sold as a slave in Istanbul.
  16. Yermolenko, 2013, p. 2.
  17. Avtorkhanov, Broxup, 1996, p. 29.
  18. Peirce, 1993, p. 55.
  19. 1 2 3 Peirce, 1993, p. 56.
  20. «donna di nazion russa» (Bragadino);
    » … di nazione russa» (Navagero);
    «Sultana, ch’è di Russia» (Trevisano). Yermolenko G. Roxolana: «The Greatest Empresse of the East»
  21. «и любимейшая жена нынешнего турецкого императора мать перворожденного его, который будет править после него, похищена была из земли нашей». Михалон Литвин. О нравах татар, литовцев и москвитян
  22. Самуил Твардовский писал, что турки рассказывали ему о том, что Роксолана была дочерью православного священника из Рогатина. Przewazna legacja J.O. Ksiazecia Krzysztofa Zbaraskiego
  23. Peirce, 1993, p. 59.
  24. Kinross, 2002, p. 233.
  25. Uluçay, 1985, pp. 35, 39.

> Литература

Ссылки

  • Сулейман Великолепный. Программа «Эха Москвы» из цикла «Всё так»
  • Гарольд Лэмб Сулейман. Султан Востока
  • А. А. Шарибжанова, Р. В. Шарибжанов. Символика власти османского султана: фантастические звериные образы на ятагане Сулеймана Великолепного
  • Мавзолей Сулеймана Великолепного на Искусство ислама
  • А. Б. Широкорад Султан Сулейман Великолепный и его империя

Глава 15

Судьба детей русинки и падишаха. Брат на брата…

Напомним, что в первые пять лет правления Сулеймана «смеющаяся» Роксолана родила ему пять детей, и еще одного – последыша – спустя некоторое время.

Мехмед (1521–1543)

Михримах (1522–1578)

Абдаллах (1523–1526)

Селим (28 мая 1524 – 12 декабря 1574)

Баязид (1525 – 28 ноября 1563)

Джахангир (1532–1553)

Все эти дети были желанными. Родители вместе не раз обсуждали их слабости и достижения, их успехи и чаяния, планировали их дальнейшую судьбу.

Когда Хюррем научилась грамотно и красочно выражать свои чувства на бумаге, она стала писать своему возлюбленному удивительные послания, полные любви и страсти. Не забывая при этом рассказывать или упоминать и детей. Вот одно из посланий русинки La Rossa Сулейману:

«Мой султан, как безгранична жгучая боль разлуки. Пощади же эту несчастную и не задерживай свои замечательные письма. Пусть моя душа почерпнет хоть немного утешения из письма. Когда читают твои прекрасные письма, твой слуга и сын Мехмед и твоя раба и дочь Михримах плачут и рыдают, скучая по тебе. Их плач сводит меня с ума, и кажется, будто мы в трауре. Мой султан, твой сын Мехмед и твоя дочь Михримах и Селим и Абдалла шлют тебе наилучшие пожелания и осыпают свои лица пылью из-под ног твоих».

В покоях султана

Многие их письма были написаны в стихотворной форме.

Одно из стихотворений, написанных Роксоланой в ответ на послания Сулеймана, начинается строками:

Лети, мой нежный ветерок, и моему султану передай: она плачет и чахнет;

Без твоего лица она, как в клетке соловей,

И все могущество твое не победит снедающую сердце боль, когда тебя нет рядом.

Никто не в силах ее страдания излечить, скажи ему:

Десница грусти стрелою острою пронзает сердце ей,

В твое отсутствие она хворает и над судьбой своей стенает подобно флейте.

А в первых строках письма Сулеймана к его Хасеки такие слова:

Моя любимая богиня, моя дражайшая краса,

Моя возлюбленная, моя ярчайшая луна,

Моих желаний сокровенных спутница, моя единственная,

Ты мне милее всех красавиц мира, моя Султан.

В 1531 году Роксолана родила Сулейману последнего сына, Джахангира. Можно представить себе ее ужас, когда новорожденный оказался горбуном. Тем не менее, Сулейман очень привязался к калеке, который стал его постоянным спутником.

Старший сын Хюррем Мехмед был любимчиком Сулеймана. Именно Мехмеда Сулейман и Хюррем готовили к наследованию престола. Мехмед, которого Хюррем всегда мечтала возвести на трон, внезапно умер то ли от сильной простуды, то ли от чумы, которая была тогда частой гостьей во всех странах мира. Ему только исполнилось 22 года. У юноши была любимая наложница, которая вскорости после его смерти родила дочь Хюма-Шах Султан. Дочь Мехмеда прожила 38 лет, и у нее было 4 сына и 5 дочерей.

«Моя любимая богиня, моя дражайшая краса…»

Смерть любимого сына повергла Сулеймана в безутешное горе. Он три дня просидел у тела Мехмеда и только на четвертый день очнулся от забытья, и позволил похоронить усопшего. В честь покойного по приказу султана Сулеймана была воздвигнута огромная мечеть шах-заде Джами. Ее строительство было завершено самым известным в то время архитектором Синаном в 1548 году.

Можно рассказать немного об этом выдающемся архитекторе времен Османской империи. Синан (1489–1588) – самый знаменитый из турецких архитекторов и инженеров XVI века. С 1538 г. руководил строительными работами при султане Сулеймане I, возводя мечети, укрепления, мосты и другие постройки. Происходил из армянской или греческой семьи. Участвовал в последней военной кампании Селима I на острове Родос, которая закончилась со смертью султана. Вместе с корпусом янычар нового султана Сулеймана Великолепного в составе резервной конницы участвовал в походе на Австрию. Во время своей службы Синан, расстреливая крепости и здания, как архитектор изучал их слабые места. Во всех военных компаниях Синан зарекомендовал себя способным инженером и хорошим архитектором. В 1538 году, когда был взят Каир, султан назначает его главным придворным архитектором города и дарует ему привилегию сноса любых зданий, не отраженных в главном плане города.

А спустя два года после постройки мечети в память сына Мехмеда по воле султана и с подачи Хюррем Синан построил еще одну грандиозную мечеть, самую большую в Стамбуле, получившую название Сулеймание. За свою жизнь Мимар Синан построил около 300 зданий – мечети, школы, благотворительные столовые, больницы, акведуки, мосты, караван-сараи, дворцы, бани, мавзолеи и фонтаны, основная часть которых была сооружена в Стамбуле. Самые его известные постройки – это мечеть шах-заде, мечеть Сулеймание и мечеть Селимие в Эдирне (1575 г. постройки).

Мимар Синан (слева) осуществляет надзор за строительством Мавзолея Сулеймана Великолепного

На его творчество огромное влияние оказала архитектура Собора Святой Софии, и Синану удалось достигнуть своей мечты – построить купол, превышающий купол Святой Софии. Великий архитектор, приближенный к османским правителям, умер 7 февраля 1588 года, похоронен в собственном мавзолее (тюрбе) у стены мечети Сулеймание.

Говорят, что из оставшихся в живых сыновей падишаха младший Джахангир обладал блестящим умом, но был горбун и страдал падучей, а Баязид был очень жесток. Хюррем остановила вой выбор на Селиме, самом мягком по характеру, что по мнению матери, должно было стать гарантией, что он в будущем пощадит своих братьев. Не смущало ее и то обстоятельство, что Селим панически боялся смерти и глушил этот страх вином. Совсем не странно, что в народе он получил прозвище Селим-пьяница.

Впрочем, негативные пристрастия были и у младшего: Джахангир, пытавшийся заглушить постоянные боли, пристрастился к наркотикам. Несмотря на возраст и болезни он был женат. Поговаривают, что страшная смерть Мустафы настолько поразила впечатлительного принца Джахангира, любившего брата, что он слег и вскоре скончался. Его тело было доставлено для погребения из Халеба в Стамбул. Скорбящий о своем несчастном горбатом сыне Сулейман поручил Синану воздвигнуть красивую мечеть в квартале, который до сих пор носит имя этого принца. Мечеть Джахангир, построенная великим архитектором, разрушилась в результате пожара и от нее до нашего времени ничего не сохранилась.

Как говорят: каждому придется пережить то, что на роду написано. Не довелось Хюррем стать валиде и познать вкус настоящего правления и почитания. Не дожила она, к счастью, и до той роковой минуты, когда брат пошел на брата, а отец – на сына. Хюррем не стала свидетельницей борьбы Селима и Баязида за трон, в результате последний был вынужден искать убежища при дворе персидского шаха. Она не увидела, как Сулейман Великолепный вынудил шаха выдать ему сына, как убил его, а потом и всех его малолетних сыновей. Роксолана умерла в 1558 году.

Мечеть Селимие в Эдирне – одна из мечетей, построенных по проекту Синана

Селим и Баязид после смерти матери вступили в открытую конфронтацию друг с другом. Каждый желал стать единственным наследником трона. Такое дерзкое поведение Баязида стало раздражать отца, и султан послал Селиму большой отряд янычар на подмогу. В битве у Коньи, происшедшей в мае 1559 г., Селим нанес поражение войскам своего брата, после чего тот вынужден был бежать и вместе с 12.000 своих воинов искать убежища при дворе персидского шаха Тахмасиба (1514–1576) – второго шаха знаменитой династии Сефевидов. Его бегство приравняли к измене, потому что Османская империя на тот момент находилась в состоянии войны с Персией.

Историки утверждают, что шах-заде Баязид был более достойным преемником, чем Селим. Более того, Баязид был фаворитом янычар, которым он напоминал своего бесстрашного и удачливого отца, и от которого унаследовал лучшие качества. Но ему не повезло в противостоянии с Селимом.

После длительных переговоров Сулейману удалось убедить Тахмасиба казнить Баязида и его четверых сыновей, своих внуков, которые последовали за отцом в изгнание. У Баязида был еще пятый сын, которому едва исполнилось три года, малыш остался в Бурсе вместе со своей матерью. Но Сулейман Кануни отдал жестокий приказ казнить и этого ребенка.

В исторических трудах находим как развивались события: «Сначала последовал дипломатический обмен письмами между послами султана, требовавшими выдачи или, на выбор, казни его сына, и шахом, который сопротивлялся и тому, и другому, исходя из законов мусульманского гостеприимства. Сначала шах надеялся использовать своего заложника для того, чтобы поторговаться относительно возвращения земель в Месопотамии, которые султан захватил во время первой кампании. Но это была пустая надежда. Баязида взяли под стражу. По договоренности принц должен был быть казнен на персидской земле, но людьми султана. Таким образом, в обмен на большую сумму золота шах передал Баязида официальному палачу из Стамбула. Когда Баязид попросил дать ему возможность увидеть и обнять перед смертью своих четырех сыновей, ему посоветовали «перейти к предстоящему делу». После этого на шею принцу набросили шнурок, и он был удушен. После Баязида были задушены четыре его сына. Пятый сын, всего лишь трех лет от роду, встретился, по приказанию Сулеймана, с той же судьбой в Бурсе, будучи отданным в руки выделенного для исполнения этого приказа доверенного евнуха».

Доспехи янычара

А вот что сообщает секретарь венецианского посла Марк Антонио Донини об итоге того преступления, свершенного волей «любящего отца»: «Говорят, что, услышав об их смерти, султан воздел к небесам руки и сказал: «Хвала Богу, что он дал мне дожить до того дня, когда я увидел, что мусульманам больше не грозят беды, которые обрушились бы на них, если бы мои сыновья начали бороться за трон. Теперь я могу провести остаток своих дней в спокойствии, вместо того, чтобы жить и умереть в отчаянии»…»

Так что позже одиннадцатым султаном Османской империи станет Селим. Правил с 1566 по 1574 год. Селим обрел престол во многом благодаря своей матери Роксолане. Во время своего правления султан Селим II не появлялся в военных лагерях, не участвовал в военных походах, зато охотно проводил время в гареме, наслаждаясь благами роскошной и беззаботной жизни.

Во время правления Селима II (государственными делами руководил великий визирь Мехмед Соколлу) Османская империя вела войны с Персией, Венгрией, Венецией (1570–1573) и «Священной лигой» (Испания, Венеция, Генуя, Мальта), завершила завоевание Аравии и Кипра.

Султан Селим II – один из сыновей Сулеймана и Хюррем

Известно, что ни янычары, ни простой народ не любили Селима и прозывали его «пьяницей». Только вот это пагубное пристрастие поддерживал в нем богатый еврейский купец в надежде заполучить трон острова Кипр. Историки и хронисты сообщают, что Иосиф Наси (ранее известный как Джоао Микуэца) – богатый португальский еврей, появившийся в Стамбуле в последние годы правления Сулеймана I, быстро стал закадычным другом будущего султана Селима II. Главный визирь Мехмед Соколлу постоянно боролся против этого исчадия ада, но Наси не жалел золота и драгоценностей на подарки шах-заде. Вступив на престол, Селим вознаградил «друга», сделав пожизненным правителем острова Наксос, отвоеванного у Венеции. Однако Наси жил в Стамбуле, и добился от султана монополии на торговлю вином на всей территории Османской империи. Наси имел сеть осведомителей в Европе и поставлял султану важные политические новости, а заодно посылал в подарок Селиму лучшие вина. Даже венецианский посол писал: «Его высочество пьет очень много вина, и время от времени дон Иосиф посылает ему много бутылок вина, а также всяческую изысканную снедь». Однажды в минуту слабости Селима Наси подсказал тому мысль о необходимости захвата Кипра по причине того, что остров… славился своими превосходными винами. Селим на радостях пообещал Наси сделать его королем Кипра, но, к счастью для киприотов обещания не сдержал. Визирю Соколлу удалось наконец убедить султана расстаться со своим фаворитом. Говорят, Наси помер в 1579 году, все еще пребывая в обиде на Селима II.

Возлюбленной пьяницы-падишаха была Нурбану Султан. Еще когда Селим, повзрослев, стал наместником в провинции, Хюррем Султан, нарушив традицию, не поехала с ним, а осталась с супругом во дворце Топкапы, изредка навещая сына. Наложница Нурбану быстро вошла в роль фаворитки юного Селима, который нуждался в поддержке любящей души. Когда же Селим взошел на престол, эта женщина прибрала к рукам гарем, так как на тот момент великой Хюррем Султан уже не было в живых. Нурбану, будучи матерью старшего сына, шах-заде Мурада, обладала титулом первой жены Селима. Утверждают, что и султан ее нежно любил.

Султан Мурад III – внук Сулеймана и Хюррем

Из всех сыновей Сулеймана I Великолепного только Селим пережил отца-султана.

Селим умер 15 декабря 1574 года в гареме дворца Топкапы. После этого власть в стране перешла к его сыну Мураду III.

Внук султана Сулеймана и Хюррем Мурад III (1546–1595) – двенадцатый султан Османской империи, сын султана Селима II и Нурбану, правил с 1574 по 1595 год. При вступлении на престол приказал умертвить пять своих младших братьев, что, как мы уже поняли, было обычной практикой турецких султанов. Мурад III мало занимался государственными делами, предпочитая, как и отец, гаремные наслаждения. При нем большую роль в политике стали играть женщины из султанского гарема, в частности валиде-султан Нурбану и его возлюбленная Сафие.

Еще более кровожадным чудовищем в истории выступил его сын, правнук великой Хюррем – взошедший на трон как 13-й османский султан Мехмед III (1568–1603). Едва заполучив власть в 1595-м, он сразу же казнил 19 своих братьев, опасаясь заговора с их стороны. Этот панический страх стал причиной введения Мехмедом обычая не давать царевичам принимать участие в управлении государством при жизни отца (как это делалось до тех пор, когда сыновья отправлялись править в провинции), а держать их взаперти в гареме, в павильоне «кафес» («клетка»). Известно также, что в начале его правления в Константинополе был задержан, а затем и бесследно пропал русский посол Данило Исленьев. Вместе с тем этот страшный на взгляд современного человека правитель – как и его знаменитый прадед – любил литературу и писал талантливые стихи.

Султан Мехмед III – правнук Сулеймана и Хюррем

Друзья, сегодня я хочу пересказать вам отрывок из книги «Расцвет и упадок Османской империи» вышедшей в 1977 году. Автором этой книги является лорд Кинросс. Книгу очень уважают по всему миру, в том числе и в Турции.

Всем известно, что Сулейман был очень увлечен рыжеволосой девушкой славянского происхождения. Он в буквальном смысле был околдован ею. Девушка стала широко известна в Европе как Ла Росса, по другому они звали её Роксолана — пленница из Галиции, дочь украинского попа. Османы называли её просто — Хюррем, что означало «веселая» или «смеющаяся».

Сулейман настолько привязался к ней, что она вытеснила из его жизни предыдущую фаворитку Гюльбахар, известную нам как Махмдевран — Весенняя роза.

В последующем же Хюррем стала настолько близка Сулейману, что смогла заменить ему даже лучшего друга Ибрагима, на печальную судьбу которого она вполне могла повлиять.

Рокслолана была тонкой, изящной и невысокого роста. Современники особо не хвалили красоту девушки. Они скромно называли её милой, но первой красавицей она для них не была точно. Однако живость её ума, энергичность и весёлый нрав заставили Сулеймана влюбится в неё. Она дарила ему умиротворение, очаровывая своими манерами. Эта женщина тонко чувствовала и быстро схватывала настроение своего возлюбленного. Она с легкостью читала его мысли и умела направить их в нужное для себя русло.

Первое, что сделала Хюррем, так это то, что она убрала со своей дороги свою основную соперницу. Так сказать «первую леди», которая была второй по важности женщиной после матери Сулеймана. Махидевран в прямом смысле отправилась в ссылку в Манису.

Подарив султану детей, Хюррем, невзирая на все предписанные мусульманские каноны, умудрилась стать его законной супругой с богатым приданым. До этого на протяжении двухсот лет подобное не удалось сделать ни одной наложнице.

Потом, в 1541 году, в гареме произошел большой пожар. Здание было сильно повреждено. Тогда Хюррем перебралась во дворец Топкапы — Большой Сераль — где жил сам султан. Тогда, по всем правилам, султан жил отдельно, гарем отдельно. И поэтому переезд Хюррем во дворец, где султан жил и вёл государственные дела, стал новым прецедентом, который выходил за рамки османских порядков.

С собой она перевезла свои вещи и огромную свиту, в которую входили сто служанок, личный портной и евнух, у которого тоже было тридцать своих рабов. Традиционно до этого момента ни одной женщине не позволялось проводить ночь в Большом Серале. Но Хюррем переехала туда навсегда и жила там до последнего своего дня. Со временем там построили новое помещение для гарема.

После казни Ибрагима

И вот проходит семь лет после смерти Ибрагима. Хюррем получила единоличную власть над султаном. Теперь она ему и жена, и друг, и советник. Она добивается для своего зятя Рустема-паши должности великого визиря. Сулейман всё больше доверял Рустему управление государством. А сама Хюррем становилась всё ближе к зениту своего могущества.

На характер Сулейман был крайне терпелив, неподкупен и добр к тем, кого любил. Но при этом в нём сохранился запас хладнокровности. Жестокость, порожденная желанием абсолютной и неоспоримой власти, тихо скрывалась внутри него. И где-то там внутри его грыз червяк подозрительности к тем, кто мог бы стать его соперником.

Хюррем, знавшая об этих его чертах, как на музыкальном инструменте умело играла струнами этой его натуры. Она родила на свет от султана четырёх престолонаследников — это были Мехмед, Селим, Баязид и Джихангир. Но Мехмед умер, поэтому старшим для Хюррем остался Селим. И именно ему из всех она отдавала предпочтение. Сулейман, вопреки её ожиданиям, преемником видел Мустафу, своего первого сына от Махидевран.

Молодой и красивый Мустафа был многообещающим наследником. Рассудительный, хорошо образованный, он как раз был в подходящем для правления возрасте. Сулейман сам готовил его к назначению на несколько ответственных государственных должностей. И вот Мустафа губернатор Амасьи и он держит путь на Персию.

Сильного духом и отважного в бою Мустафу сильно любили янычары. Они считали его достойным наследником престола. Его они хотели видеть своим падишахом после Сулеймана.

На кануне третьего военного похода на Персию, Сулейман впервые принял решение не отправляться туда. Ему уже 60 лет. Все полномочия воеводы он передает Рустему-паше.

Заговор против Мустафы

Вскоре, после начала похода, Сулейман стал получать весточки через посланника Рустема. В них говорилось, что янычары крайне недовольны, они бунтуют и хотят, чтобы вместо султана Сулеймана их возглавлял шехзаде Мустафа. Со слов посланника янычары говорили, что султан уже слишком стар, чтобы лично вести войска на врага. Они хотят видеть Мустафу на месте султана, и только великий визирь препятствует этому. Посланник Рустема передал Сулейману и то, что сам Мустафа не против и прислушивается к янычарам. Рустем в своих посланиях умолял султана приехать и взять под свой контроль командование янычарами, иначе он потеряет свой трон.

Для Хюррем это была хорошая возможность настроить отца против сына. Она могла легко сыграть нужный мотив на подозрительности Сулеймана, как на струнах. И с помощью этой песни заронить чувства неприязни к амбициозности его сына, внушить ему, что Мустафа хочет поднять бунт и свергнуть Сулеймана, как это когда-то сделал его предшественник Селим I со своим отцом.

Сулейман долго думал отправляться в поход или нет. Он терзался сомнениями и мучился от мыслей, что ему придется принять чудовищное решение по отношению к родному сыну. В конце концов он отправляется к муфтию, чтобы получить от него приговор.

А чтобы приговор действительно был беспристрастным, по свидетельствам Бусбека (посла императора Карла) он (Сулейман) сказал муфтию, что в Стамбуле жил один уважаемый торговец. Этому человеку понадобилось покинуть город и он попросил своего верного раба присмотреть за домой, женой и его детьми. Но в его отсутствие этот раб стал присваивать хозяйство своего господина, более того замыслил нехорошее против его жены и детей, да к тому же вздумал убить своего хозяина. И султан спросил: «Какой законный приговор должен быть вынесен этому рабу?». На это муфтий ответил, что раб заслуживает казни.

Этот ответ спас Сулеймана от религиозных самоистязаний. Он отправился в поход. В сентябре добрался до места локации своего военного штаба и там вызывает к себе Мустафу.

Отец становится сыноубийцей

Друзья молодого шехзаде, чуявшие беду, сразу предупредили Мустафу о возможной опасности и просили его не ехать к отцу. Но Мустафа сказал, что если ему суждено умереть, то для него самым лучшим будет поехать к тому, от кого началась его жизнь. Бусбек писал, что Мустафа тогда стоял перед сложным выбором: если он отправится к своему отцу, то тот в приступе гнева и обиды поставит его жизнь под угрозу, но если он откажется повиноваться — это станет признанием акта измены своему отцу. И сын выбрал первый вариант — он смело отправился в лагерь султана. Возможно Мустафа надеялся на то, что отец не сможет убить его, своего родного сына.

Когда Мустафа вошел в шатёр, там почти никого не было, ни охраны, ни тех, кто сопровождал бы султана. Но его сразу же встретили немые слуги — сильные и здоровые мужчины — его палачи. Они накинулись на Мустафу и старались накинуть петлю на его шею, чтобы задушить. Но крепко сложенный шехзаде отчаянно стал сопротивляться. Тогда он ясно понимал, что теперь ему надо бороться не столько за свою жизнь, сколько за трон повелителя. И для сомнений времени у него не осталось: если он сумеет вырваться из рук смерти и призвать янычар, то он спасет свою жизнь. Злые янычары, так любящие шехзаде непременно бы защитили его и провозгласили бы падишахом.

Сулейман тоже это прекрасно понимал. Всего лишь льняная занавеска отделяла его от бьющегося в руках палачей сына. Он выглянул туда, где был Мустафа и одним свирепым взглядом приказал убийцам немедленно покончить с шехзаде. Испугавшись гнева султана немые слуги прибавили сил, повалили на землю бедного Мустафу, набросили шнурок на его шею, затянули его и не отпускали до тех пор, пока шехзаде не перестал сопротивляться.

Мёртвого Мустафу вынесли из султанского шатра, положили на ковёр и оставили на обозрение янычар. Скорбь, ужас и гнев овладели ими. Но они были бессильны перед смертью любимого ими Мустафы, который бездыханно лежал перед ними.

Армия находилась во враждебном волнении. Чтобы усмирить своих солдат, Сулейман принял решение отстранить Рустема-пашу от должности великого визиря, главнокомандующего и освободить его от прочих обязанностей. Но через два года Рустем возвращается к власти, после казни Ахмеда-паши, который после него занял пост великого визиря. Естественно тут не обошлось без поддержки Хюррем.

Через три года, а именно в 1558 году, Хюррем султан отдает душу Аллаху. Убитый горем Сулейман долго оплакивает свою любимую. Чтобы она могла покоится с миром, он хоронит её за своей собственной мечетью Сулеймание, в усыпальнице, которую приказал построить специально для Хюррем.

Судьбы детей Хюррем и Сулеймана

Хюррем смогла добиться поставленных перед собою целей. Возможно, если бы не она, то история османов сложилась бы совсем иначе.

Она сделала всё , чтобы империю унаследовал один из её сыновей: самый старший Селим, которого особо ничего не интересовало, кроме выпивки, и средний её сын Баязид, по мнению многих более достойный. Баязид, как и Мустафа пользовался уважением янычар. Он унаследовал от своего отца только лучшие качества, такие как смелость, отвага, справедливость. А самый младший из её сыновей Джихангир был очень больным и телом, и душой. После смерти Мустафы он не смог пережить утраты брата и вскоре скончался сам.

Единственные оставшиеся в живых Селим и Баязид люто ненавидели друг друга. Чтобы они не пересекались между собой и не устраивали междоусобиц, Сулейман решил отправить их в разные части империи в качестве санджакбеев.

Однако это не помогло. Спустя всего несколько лет братья устроили гражданскую войну, в которой у каждого была своя армия. В 1559 году Селим, при поддержке армии своего отца смог отбросить войска брата. Баязид взяв с собой своих четырёх сыновей и небольшую но вполне боеспособную армию, ушел просить убежища у персидского шаха Тахмаспа, давнего врага Сулеймана.

Баязид повторил судьбу Мустафы

Тахмасп принял Баязида со всем почетом, королевским размахом и подарками. На что второй ответил взаимностью и преподнес свои дары: 50 скакунов, каждый был украшен богатой сбруей. А кавалерия шехзаде Баязида показала персам свое мастерство верховой еды, от которой местная публика пришла в восторг.

После такого радушного приёма между шахом и султаном началась дипломатическая переписка, в которой Сулейман требовал вернуть ему сына, либо шах должен был казнить Баязида или же быть казненным самому. Согласно мусульманскому гостеприимству Тахмасп не мог убить Баязида, ведь он прибыл к нему как гость.

Изначально шах принял Баязида, чтобы потом обменять его на территории в Месопотамии. Но он понял, что затея его пуста и Баязид был взят под стражу. Понимая, что он не сможет противостоять Сулейману, Тахмасп принял компромиссное решение, которое гласило, что османский принц будет казнен на его земле, но палачом должен был быть человек султана.

За большое золотое вознаграждение шах Тахмасп передал Баязида султанскому палачу. Перед смертью Баязид просил лишь об одном — дать ему обнять своих сыновей в последний раз. Но ему отказали, набросив петлю на шею и задушив его. Потом та же участь настигла и его сыновей. Не пощадил Сулейман и самого младшего сына Баязида, которому на тот момент было только три года. Он находился со своей матерью в Бурсе, где за ним пришла смерть в лице евнуха.

Вот так освободилась дорога к султанскому трону для Селима. С тех самых пор Османская империя шла к своему упадку верным путем.