Странный юмор вк

Моя мама — врач офтальмолог и два дня в неделю она работает в детской поликлинике, пойти туда её вынудили обстоятельства, впрочем это не важно.

Когда у меня выдаются свободные дни, прихожу помочь ей — медсестры нет, а на то, что я заношу данные в программу или закапываю детишкам цикломед глав. врач смотрит сквозь пальцы. Пациенты внимания на меня почти не обращают, особенно когда ругаются. Вся их “любовь” достаётся маме. И я просто не понимаю, откуда у неё берётся терпение, на них всех.

Типичная мамаша, услышав, что её дитяку вредно сидеть перед телевизором 24/7 в недоумении вскидывает намалёванные брови: “Ну как же так? Мне же надо своими делами заниматься, а сам(а) он(а) не играют”. Что тут скажешь? Мама по-доброму улыбнувшись начинает рассказывать, чем можно занять ребёнка (это вот прям вот конечно входит в её обязанности), редко кто прислушается, единицы спасибо скажут, остальные: “Нет, мой(я) не такой(я), ничего не выйдет, придётся уж как-нибудь с телевизором, может капли какие-нибудь? Я вот слышала…” Конечно никаких волшебных капель не существует, что злит мамашу просто страшно, она начинает шипеть сквозь зубы, сердито поджимать губы и недовольно косится и, разумеется, остаётся при своём мнении.

Или вот ещё, приведёт мамаша ребёнка, узнает, что всё не слишком хорошо и надо бы очки, надо бы на процедуры походить, мама рецепт выпишет, направление отдаст, всё, следующая встреча через полгода. Шесть месяцев спустя те же там же. Но зрение, о ужас, стало хуже. “Как же так?” — восклицает мамаша, и моя мама тоже удивлена. Но всё оказывается просто — очки ребенку так и не купили, на процедуры забили. А зачем, правда?

Но апогеем моего возмущения и непонимания стала недавняя ситуация. В поликлинику я пришла к концу маминого приёма, не по её работе, а так, вместе домой пойти. И вот сижу я в коридоре, никого не трогаю, периодически посматриваю на часы — приём вроде как закончился, но пациенты идут и идут. Подсаживается ко мне какая-то дородная тётка и, заметив мой очередной взгляд на часы, сочувственно так вздыхает:

— Что тебе тоже только направление получить? — и, не дожидаясь ответа, продолжает, причем продолжает в таком тоне, что мне хочется плюнуть ей в лицо, уподобившись верблюду. За те несчастные несколько секунд, пока я пыталась прийти в себя от изумления, мне было рассказано, какая хамка тут работает вместо приличного окулиста, как она отказывается принимать её без записи, негодная, ну и далее по тексту.

И в этот момент дверь кабинета открывается, выходит очередной маленький пациент с бабушкой за ручку, тётка замолкает — ибо на пороге появляется мама, и сладким сладким голоском тянет:

— А вы меня примите, доктор, мне только направление?

Так вот к чему это всё, я искренне восхищаюсь своими родителями, да и вообще всеми медиками, которые, несмотря на таких вот людей, продолжают вкладывать в свою работу душу, не черствеют, и всё ещё остаются не только отличными профессионалами своего дела, но и хорошими людьми. » злой медик «.