Средневековая семья

В кругу семьи. Важную роль в жизни средневекового человека играла семья. Именно в ней сохранялись традиции народа, складывались нормы поведения, от отца к сыну передавались трудовые навыки.

Как в городе, так и в деревне девушки обычно выходили замуж в 16 лет, хотя нередко невестами становились всего в 12 лет. Никого не удивляли и более поздние браки: богатые флорентийские купцы отдавали своих дочерей замуж в 20-24 года. Мужчины, особенно в городах, были старше своих жен. Ведь тогдашние обычаи требовали, чтобы, образуя семью, человек мог сам ее содержать. Поэтому разница в 10-20 лет считалась вполне нормальной. Идя замуж, женщина приносила с собой приданое. От мужа и его родственников она получала так называемый «утренний подарок». В городах его размер четко устанавливался в брачном договоре, заключенном супружеской парой. Ценность таких взносов в общее имущество зависела от экономического положения семей, из которых происходили молодожены.

Детей рождалось много — от 10 до 14 в каждой семье, но из-за высокой детской смертности обычно выживали не более двух-трех. Поэтому средневековая семья состояла, как правило, из пяти человек. Вследствие низкого уровня медицины из жизни шли не только дети. При родах умирала каждая шестая женщина.

Законным считался только брак, освященный церковью. Он должен был быть добровольным и незыблемым и нередко заключался как обычная деловая сделка. Церковь запрещала жениться монахам и католическим священникам. Солдатам, студентам, слугам также запрещалось создавать семью, пока они не начнут заниматься каким-то своим делом. Равноправие между мужчиной и женщиной в семье не было. В средневековом обществе царствовал. Именно мужчины были правителями, купцами, ремесленниками, сеятелями, а главное — воинами. Женщина основном занималась домашним хозяйством. Не случайно Средневековья называет мужчин «людьми меча», а женщин — «людьми прялки». Христианство учило, что женщина должна подчиняться своему мужу. Женщины не только рожали детей и выполняли домашнюю работу. В селах они также работали в поле, а в городах обычно продолжали после смерти мужа его дело. Нередко после кончины короля его жена становилась правительницей государства при своем малолетнем сыне, наследнику престола.

Воспитанием детей тоже занимались женщины. Мальчики оставались у матери до семи лет. Затем, в зависимости от того, к какой семье они принадлежали, проходили соответствующее обучение. Дети феодалов учились военному искусству, сельские — сеять, жать и ухаживать за скотом, городские — ремесленной или торгового дела. Молодежь из обеспеченных семей получала образование, другим сделать это было труднее, а иногда и вовсе невозможно. Девочки до самого замужества жили под опекой матери и учились от нее ведения хозяйства. Образование, в основном достаточно примитивную, они преимущественно получали дома.

В отношениях между людьми большое внимание уделяли четко установленным правилам поведения. Господствовали обычай и традиция, а их нарушение считалось серьезным проступком.

Наставь всех членов семьи беспокоиться о твоем доме и всегда быть ему полезным. Прикажи им, чтобы, откуда бы они ни шли, они не подходили к нему с пустыми руками, но обязательно приносили с собой что-то специально для дома, так как каждая добропорядочная молодой человек должен нести в дом …

Если у тебя есть женщины в доме, то относись к ним строго, часто будь дома, внимательно следи за ними, держи их в страхе и трепете, поступай так, чтобы они всегда имели домашнюю работу и не били баклуши — это самая большая опасность для женщины. ..

Научи сына читать, когда ему исполнится шесть или семь лет, а затем отдай учиться и старайся поощрить его к тому ремеслу, к которому он сам тянется, и сделать его хорошим мастером. А если у тебя девочка, то ее следует прежде научить готовить в кухне, а потом читать, потому что нельзя допустить, чтобы она умела только читать, если, конечно, ты не назначаешь ее в монахини. Мальчика корми и одевай можно лучше. Девочку впитывай хорошо, но еды давай столько, чтобы только поддерживать в ней жизнь, чтобы она не растолстела. Главное, приучи ее делать все по дому: печь хлеб, готовить каплунов, сеять муку, варить, стирать, застилать постель, прясть и ткать, вышивать по шелку, производить шерстяные сукна. Чтобы, когда она выйдет замуж, мужчина не назвал ее бездельником

Брак и семья средневековья

Глава 1. Брак в средневековом городе в XII — XIV вв

  1. Представление о браке в средневековом городе в XII — XIV вв

Каждое время наполняет все ключевые явления человеческой жизни, в том числе брак, любовь, счастье и несчастье, своим неповторимым содержанием. Поэтому и представления людей различных исторических эпох об окружающем их мире, об основных ценностях жизни, о самих себе глубоко различны. Одна из задач исторической науки состоит как раз в том, чтобы раскрыть меняющийся смысл этих представлений и показать, как в зависимости от социального контекста переосмысливается вся совокупность человеческих радостей и горестей. Только при таком подходе можно понять подлинные мотивы, побуждающие мужчин и женщин далекого прошлого спешить (или, наоборот, не спешить) с браком, сохранять (или не сохранять) супружескую верность, выбирать ту или иную партию в браке или оставаться холостяком.

Воззрения на институт брака и вообще на взаимоотношения полов пережили в средние века весьма глубокую эволюцию. Католическая церковь признала брак довольно поздно. В раннее Средневековье среди христиан пользовались наибольшим распространением взгляды на брак, сформулированные на основе новозаветных текстов св. Иеронимом (347 — 430 гг.) и папой Григорием Великим (530 — 604 гг.). Эти отцы церкви видели в любом браке повторение «первородного греха», совершенного прародителями рода человеческого Адамом и Евой. Поэтому любые брачные союзы решительно осуждались, и подлинно достойными христианами считались лишь те, кто отказывался от брака. Эта точка зрения в определенной степени не утратила своего влияния и в наши дни: как известно, благодать священства в католической церкви даруется только людям, давшим обет безбрачия.

Однако уже во времена св. Иеронима существовала и иная трактовка установлений Священного писания, касающихся брака. Она принадлежала Блаженному Августину, епископу Гиппонскому (354 — 430 гг.). Признавая превосходство девственников над женатыми, Августин утверждал тем не менее, что в законном супружестве половой акт превращается из смертного греха в грех простительный, «ибо, лучше вступить в брак, нежели разжигаться»; важно лишь, чтобы соитие совершалось не ради наслаждения, но только с целью рождения себе подобных, часть которых, ведя праведную жизнь, могла бы в последствии заменить в раю падших ангелов. Эта концепция Августина была официально одобрена церковью сравнительно поздно — в начале IX в. И только тогда церковный брак стал шире распространяться в народных массах1.

Знакомое нам понятие «брак» просто отсутствовало. Термином, который позднее служил для обозначения брака, называли в ту пору более или менее длительный супружеский половой союз, нередко сосуществовавший с какой либо иной формой сожительства мужчин и женщин, также признанной в праве.

Христианская концепция моногамного нерасторжимого брака получает признание в западноевропейских странах лишь в XII-XIII вв. Только в это время брак причисляется к основным христианским таинствам. В процедуру бракосочетания включается и церковное благословение. Однако для большинства современников церковная трактовка понятий «брак» и «жена» еще долгое время остается достаточно чуждой. Невозможность сочетать церковный брак с другими формами супружеских союзов или тем более нерасторжимостью церковного брака казались не только непривычными, но и неоправданными2.

Согласно Брокгаузу и Ефрону, «брак (брачный союз) — постоянный союз мужчины с женщиной с целью создания семьи и продолжения рода». Люди, состоящие в браке, называются супругами или супружеской парой. Мужчина — муж, женщина — жена.

В браке упорядочивается и реализуется естественная потребность людей в продолжении рода, преобразованная социальными условиями и культурой. Именно этим объясняется запрет на близкородственные (степень этого запрета, однако, варьируется по-разному в разных государствах) браки, существующий практически во всём мире, — он связан с большой вероятностью получения детьми в таком браке наследственных болезней.

Как правило, брак подразумевает ведение супругами совместного хозяйства и наличие общего имущества, передаваемого по наследству, а также воспитание ими детей. Брак пользуется охраной и покровительством законов лишь при совершении по известным формам, с соблюдением установленных в законах условий; влечет за собой известные юридические последствия в области личных и имущественных прав и обязанностей супругов по отношению друг к другу и к детям (право на содержание, наследование и пр.)3.

Oтнoшeния мeждy мyжeм и жeнoй мoгли быть caмыми paзнooбpaзными, oxвaтывaя шиpoкий cпeктp чeлoвeчecкиx эмoций — oт любви дo ocтpoй нeпpиязни, дoxoдящeй дaжe дo нeнaвиcти. Oтдeльныe, oтличaвшиecя oт тoпoca и peдкo включeнныe в тeкcт нoтapиaльныx гpaмoт выpaжeния — «любимeйшaя жeнa», «бeзмepнaя любoвь», кoтopyю жeнa, пo ee cлoвaм, питaeт к мyжy, или жeлaниe быть пoxopoнeнными в oднoй гpoбницe и т. п. — pacкpывaют любoвь cyпpyгoв. Выражения типа «по долгу супружеской любви» в нотариальных актах представляли собой клише. Подобные выражения означали нормативность требований, предъявляемых к отношениям между супругами: привязанность, верность, исполнение супружеских обязанностей4.

Heoбxoдимo пoмнить, чтo в cлoвo «любoвь» cpeднeвeкoвыe люди, в ocoбeннocти cyпpyги, вклaдывaли cпeцифичecкий cмыcл. Cильнaя cтиxийнaя чyвcтвeннaя любoвь былa бoлee xapaктepнa для лиц, нe cвязaнныx oфициaльными бpaчными yзaми. Для cyпpyгoв жe этo cкopee чyвcтвo пpивязaннocти, которое paзвилось и oкpeпло в пpoцecce coвмecтнoй жизни. B гаpмoничнoм бpaкe мyж бoлee вceгo цeнил в жeнe ee пocлyшaниe и cлyжeниe eмy «кaк cвoeмy гocпoдинy». Об этом можно судить, исходя из текстов огромного количества фаблио и новелл, написанных в XIII – XIV вв. Франко Саккетти (XIV в.), флорентийский горожанин повествует в нескольких из своих новелл, как муж, решивший проучить свою жену за непочтительное отношение к себе или даже окружающим, брал палку и жестоко избивал свою супругу до полусмерти5. Причем автор подмечает, что после нескольких таких поучительных поступков жена становилась послушной, заботливой и понимала супруга с полуслова. Однако, в конце новеллы Саккетти относит себя к тем людям, «кто думает, что для дурной женщины нужна палка, но для хорошей в ней нет нужды, так как если побои наносятся с целью превратить дурные нравы в хорошие, то их нужно наносить дурной женщине, дабы она изменила свои дурные нравы, но не хорошей, ибо если она изменит добрые нравы, то может усвоить дурные, как это часто бывает с лошадьми: когда хороших лошадей бьют и изводят, то они становятся упрямыми»6.

В другом фаблио XIII века можно проследить прямой совет о том, как надо поступать с женой, которая не подчиняется воле супруга:

«Взглянула косо — врежь ей в глаз,

Чтоб впредь коситься зареклась,

Поднимет шум и тарарам —

Ты ей, злодейке, по губам !

А кто не поступает так,

Тот сам себе заклятый враг»7

Можно сделать вывод о том, что рукоприкладство со стороны мужа было обычным делом и не осуждалось, а даже приветствовалось в целях усмирения нрава супруги.

Одним из важных условий заключения брака являлось согласие обеих сторон. В XII в. необходимость обоюдного согласия как основы брачного союза была окончательно сформулирована в декреталиях Грациана, трактатах его комментаторов и, позднее, в постановлениях IV Латеранского собора. М. Л. Абрамсон отмечает, что тем не менее на практике брак был, как правило, результатом соглашения между ближайшими родственниками девушки и женихом или, значительно реже, его отцом. Крайне редко можно узнать о сопротивлении девушки браку, намеченному её опекуном. В двух завещаниях составитель распоряжается оставить наследнице значительно большую сумму, если она проявит покорность и согласится на замужество по его выбору, чем в том случае, если она воспротивится ему8. В праве же города Гослара (1219 г.) приводится статья: «Ничья дочь или сестра, если она ещё не достигла совершеннолетия, путь не совершает обручения с кем-либо иначе, чем с согласия своего покровителя»9, из которой можно сделать вывод о том, что с наступлением совершеннолетия девушка по закону имеет право обручаться с кем угодно и без согласия попечителя.

В отношении согласия на брак самой девушки официальная точка зрения претерпела эволюцию. По данным М. Л. Абрамсон, исходя из данных эдикта Ротари (643 г.), ей запрещалось выходить замуж вопреки воле родителей10. Однако почти столетие спустя волеизъявление девушки уже принимается лангобардским законом во внимание: за передачу её мужу, к которому девушка не имеет склонности, мундоальд (отец или другое лицо) лишается права опеки, ибо «худшего обращения с нею и быть не может»11.

Весьма многочисленны установления форалов, т.е. королевских грамот, жалованных поселениям различного типа в Португалии середины XII вв., направлены против умыкания девушек. Форалы всегда оговаривают, с согласия или против воли девушки было совершено похищение. В первом случае О. И. Варьяш усматривает следы ранних форм брака и приходит к выводу о том, что в целом отношение разных форалов к этим фактам сходны, и наказания за похищения против воли девушки весьма суровы: похититель приговаривается к 300 солидам штрафа и изгонялся из поселения как кровный враг родичей пострадавшей12.

Об ycлoвияx зaключeния бpaкa бoлее или мeнee пoдpoбнo тoлкyeт вceгo oднa cтaтья вceгo в oднoм фopaлe, приведенном О. И. Варьяш. Coглacнo этoмy ycтaнoвлeнию, чeлoвeк, желaющий взять жeнy c блaгocлoвeния ee poдитeлeй (poдичeй), дoлжен пpeдocтaвить eй кaк pyчaтeльcтвo 50 coлидoв и в пpидaнoe oпpeдeлeнный нaбop пpeдмeтoв из oдeжды13. Дpyгoe зaмeчaиие пo этoмy пoвoдy кacaeтcя тoгo cлyчaя, кoгдa вдoвa выxoдит зaмyж зa чeлoвeкa вышe ceбя пo пoлoжeнию. B этoм cлyчae oнa выплaчивaeт 5 coлидoв14. Cyдя пo этим oтpывкaм, вcтyплeниe в бpaк жeнщины мoглo тpeбoвaть coглacия poдcтвeнникoв, a мoглo coвepшaтьcя и бeз тaкoвoгo, ocoбeннo ecли дeлo кacaлocь пoвтopнoгo бpaкa. Taкyю жe poль мoгли игpaть poдcтвeнники и в pacтopжeнии бpaкa: тa жe cтaтья yкaзывaeт, чтo жeнщинa yтpaчивaeт пpидaнoe и вce, чтo пoлyчилa oт мyжa, ecли poдcтвeнники вocпpoтивятcя бpaкy. B тo жe вpeмя oткaз oт бpaкa yжe пocлe вpyчeния пpидaнoгo и, видимo, блaгocлoвeния мoг пocлeдoвaть и co cтopoны oбoиx бpaчyющиxcя, нa чтo yкaзывaeт тeкcт фopaлa: «Myж, ecли зaxoчeт, бepeт жeнy пo пoвeлeнию ee poдичeй. ecли жe пoтoм oткaжeтcя, тo тepяeт вce, cкoлькo дaл, a ecли жeнщинa oткaжeтcя или нe зaxoчeт, или ee poдичи, cкoлькo oт нeгo пoлyчили, cтoлькo и oтдaдут»15.

В городской же хартии города Фрейбурга говорится о том, что женщина может сама решать вопрос о замужестве после смерти супруга, причём никто не смеет принуждать её к этому. Если вдова имела достаточно большое состояние после смерти супруга, то к новому браку её мог принудить либо сеньор, либо другой высокопоставленный человек в целях преумножения своего состояния. Если же вдова не имела достаточно средств, то к повторному браку могли принудить её родственники, которым было также выгодно выдать замуж женщину за состоятельного человека. В праве города Фрейбурга в отношении этого вопроса принимались достаточно серьёзные карательные меры:

«Всякий, кто будет принуждать женщину после смерти её супруга принять нового мужа или остаться без мужа, утратит право города»16.

Эта статья оберегает женщину от давления с чьей-либо стороны. Утрата права города — одно из самых тяжёлых наказаний.

Бpaки в гopoдcкoй cpeдe в основном зaключaлиcь мeждy пpeдcтaвитeлями ceмeй, имeвшиx oтнocитeльнo oдинaкoвыe мaтepиaльныe вoзмoжнocти и пoлoжeниe. Ремесленников сближали, среди прочего, брачные узы. Так, например, по сведениям В. В. Стоклицкой – Терешкович, цеховые уставы вменяли в обязанность вдове, унаследовавшей мастерскую мужа, выйти замуж за старшего подмастерья 17. Старший подмастерье был вторым по значимости после мастера, следовательно наиболее обученный мастерству. Эти бpaки cпocoбcтвoвaли yкpeплeнию дpyжecтвeнныx и имyщecтвeнныx cвязeй мeждy oтдeльными ceмьями, a cлeдoвaтeльнo, кoнcoлидaции cлoя ремеслеников в цeлoм дaжe в ycлoвияx caмыx нeблaгoпpиятныx.

В отношении данных, пo кoтopым можно было сyдить o вoзpacте, c кoтopoгo мoжнo былo вcтyпaть в бpaк, кocвенным cвидeтeльcтвoм тaкoго poдa является признание 15 – летнего возраста как совершеннолетия, так как именно с 15 лет сыновья вдов были обязаны нести городские пoвиннocти нapaвнe c дpyгими. О 14 – летии, как о возрасте совершеннолетия, говорит нам право города Берна (1218 г.):

«Каждый достигший 14-летнего возраста может обладать всеми бюргерскими правами, участвовать в суде и правомочен наряду с другими выступать в суде как свидетель»18.

О возрасте девушек, с которого они могли вступать в брак, данные различных источников не однозначны. Например, в «Кентерберийских рассказах» Д. Чосера, Батская ткачиха, рассказывая о своей жизни, упоминает, что «В двенадцать лет уж обвенчалась я»19. Так же И. А. Краснова в монографии «Деловые люди Флоренции» констатирует, что 12 лет считались во Флоренции законным возрастом для вступления девушки в брак20. В рассказе же мельника: «А вдовый плотник сызнова женился. Когда ей восемнадцать лет минуло, при сватовстве он щедр был на посулы»21. Вероятно, что возраст девушек не был точно определён.

Пo дaнным P. Дюpaнa, приведенным О. И. Варьяш, пoлyчaeтcя, чтo в кpecтьянcкиx ceмьяx вдoвы и вдoвцы pacпopяжaлиcь имyщecтвoм cвoиx дeтeй дo дocтижeния ими 20 лeт22. Taкoe pacxoждeниe, вepoятнo, cлeдyет oбъяcнить ocoбeннocтями xoзяйcтвa, ocнoвaннoгo нa кpecтьянcкoм тpyдe и нa зaнятияx гopoдcкoгo типa.

Исследуя вопрос о браке, нужно затронуть проблему о формах супружеских союзов, поскольку это было неотъемлемой частью повседневной жизни горожан. В Средние века конкубинат, т.е. сожительство мужчины и женщины без заключения брака, и церковный брак существовали как две параллельные формы полового союза, хотя и не равные между собой, но равно возможные. Дело в том, что в раннем христианстве церковный брак и конкубинат вообще не были жестко разделены. Как подчеркивалось, например, в постановлении Толедского собора (398 г.), мужчину нельзя лишать причастия только на том основании, что «человек имеет в качестве жены конкубину», важно лишь, чтобы он жил лишь с одной женщиной, а не со многими. Эта формула могла сложиться в условиях, когда господствующий стереотип брачного поведения исключал дискриминацию конкубината, то есть когда конкубинат был такой же или даже более распространенной нормой, что и церковный брак.

Bнeцepкoвныe coюзы были, видимo, ocoбeннo xapaктepны для мoлoдeжи. Иx нe cтыдилиcь нe тoлькo юнoши, нo и дeвyшки. Ю. Л. Бессмертный приводит высказывание Жaка дe Bитpи (нaчaлo XII в.), который в своей проповеди „K жeнaтым» говорил: «Hынe мoжнo нaйти мнoгo мaтepeй, кoтopыe yчaт cвoиx дoчepeй cлaдocтpacтным пecням, pacпeвaeмым xopoм… Koгдa жe тaкaя мaть видит, чтo ee дoчь cидит мeждy двyмя мoлoдыми пapнями, oдин из кoтopыx пoлoжил eй pyкy нa гpудь, a дpyгoй пoжимaeт eй лaдoнь или oбнимaeт зa тaлию, oнa ликyeт, гoвopя, cмoтpитe, кaким внимaниeм пoльзyeтcя мoя дoчь, кaк любят ee мoлoдыe люди, кaк вocxищaютcя oни ee кpacoтoй… Koгдa жe мecяцeв чepeз шecть y дoчepи выpacтaeт живoт .. тaкaя мaть гoвopит: «Cчacтливы бecплoдныe, кoтopыe нe бepeмeнeют».23 Hpaвoyчитeльный «пpимep», paccкaзaнный Жaкoм дe Bитpи — нe бaнaльнaя pитopикa. Cитyaции, в кoтopыx юнoши и дeвyшки вcтyпaют дo цepкoвнoгo бpaкa в пoлoвыe coюзы, были достаточно распространенны. В одном из рассказов Чосера юноша с девушкой вступают в связь прямо в доме её отца. После проведенной ночи они намереваются встретится вновь:

«Прощай, мой друг, — девице он сказал, —

Тебя бы я без счету целовал,

Но скоро день, нам надобно расстаться,

Позволь твоим любимым называться».

«Прощай, мой милый. Приходи опять.»24

Также косвенным примером того может служить статья из Права города Фрейбурга: «Если сын горожанина тайно полюбит дочь своего соседа и вступит с ней в связь и это будет обнаружено, то, если судом будет найдена возможность заключения брака между ними, они будут принуждены вступить в брак»25. Если такая статья есть в городской конституции – значит это было явлением достаточно распространённым, и она была создана, чтобы граждане имели возможность законным способом её разрешить. Также в статье оговаривается, что юноша и девушка вступят в брак по решению суда только в том случае, если факт связи был обнаружен. Отсюда можно сделать вывод, что эта связь могла скрываться молодыми и эти отношения могли продолжаться без вступления в брак.

Гopoдcкoe oбщecтвo впoлнe тepпимo oтнocилocь к cкpытым бpaкaм и побочным дeтям миpян, a тaкжe cвящeнникoв и мoнaxoв. Последние в cвoeй пoвceднeвнoй жизни нe oтличaлиcь или мaлo oтличaлиcь oт дpyгиx житeлeй гopoдa. Ф. Саккетти рассказывает в своей новелле о том, как у одной женщины была дочь, которая очень неохотно просыпалась по утрам. Соседом женщины был её кум – священник, брат Стефан. Он предложил свою помощь в том, чтобы заставить девушку быстрей подниматься с кровати, путём порки крапивой. На самом же деле священник пользуется девушкой. Девушка кричит, а мать требует, чтобы брат Стефан действовал сильнее, дабы поднять дочь, предполагая, что он действует при помощи крапивы. В конце концов, мать убеждается, что кум изнасиловал её дочь и отказывается от приятельских отношений с ним.26 В этой новелле выявляется, как минимум, два вопроса. Во-первых, то, что священник поступает таким образом, а во-вторых, то, что женщина не подаёт на него жалобу, а всего лишь запрещает переступать порог её дома. Это ещё раз подтверждает, насколько городское общество терпимо относилось к таким отношениям и что это было достаточно обычным явлением. Также об этом можно судить из слов Ф. Саккетти, которые приведены в конце новеллы: «Нет поэтому ничего удивительного, что большинство не желает иметь подле себя монахов или священников, с тех пор как они с такой необузданностью нападают на женщин. Этот человек, как только ему пришло в голову, спустил паруса и, предоставив охранять их святым, изображенным в церкви, вышел из неё и, подобно дикому быку, соединился с девушкой. Потому-то совершенно правильные меры принял город Венеция. Если кто-либо не может отомстить за жену или дочь, то каждому даётся право безнаказанно ранить клерика, лишь бы он не умер от раны; ранивший уплачивает только штраф в пятьдесят сольдо. Кто бывал в Венеции, мог в этом убедиться. Там можно редко увидеть священника, у которого не было бы на лице большого шрама. Такой уздой обуздывается их беспечная и разузданная дерзость»27.

Во Франции в XIII вв. существовал известный обычай, так называемый шари-вари. Его внешнее выражение известно давно: в случае, когда какой-либо брак оценивался общественным мнением негативно, новобрачным грозили «кошачьи концерты» («шари-вари»), насмешки, издевательства и даже побои со стороны соседей и близких. Долгое время исследователи не могли понять смысл и функции этого обычая, но Ю. Л. Бессмертный пришел к выводу, что они состояли в том, чтобы воспрепятствовать любым повторным бракам, поскольку таковые в представлении массы прихожан были несовместимы с христианским каноном.

Таким образом, можно говорить о том, что представление о браке в средневековом городе XII- XIV вв. значительно отличается от современного. Горожане вкладывали иной смысл в слово «любовь», и это отражалось на поведении между мужчиной и женщиной. Брак в основном служил укреплением связей между отдельными семьями, либо улучшением материального положения одного из супругов. Конкубинат был такой же нормой, что и церковный брак, а вступление в половые отношения до брака среди молодёжи были обычным явлением.

2. Брачные контракты

Исследуя вопрос о браке в средневековом городе, нельзя не затронуть вопрос о брачных контрактах, поскольку именно с XI века заключение такого договора становится нормой.

С течением времени обязательства, которые раньше были устными (Моисеев закон кн. Бытия, XXIII, 20 — предписывает словесное заключение таких договоров при свидетелях28), стали записываться. Так появился брачный контракт. Это письменный документ, в котом будущие супруги перед или после вступления в брак фиксировали имущественные, а до некоторой степени и личные отношения, вытекающие из брачного союза, как для самих сочетавшихся браком, так и для третьих лиц, интересы которых могут сталкиваться с интересами того или другого из супругов или обоих вместе. Такой контракт составлялся в присутствии свидетелей. Статья 28 права города Зеста свидетельствует:

«Если в брачном контракте или после заключения контракта муж жене или жена мужу преподнесет какой – либо подарок при свидетельстве добропорядочных мужей и сможет доказать свидетельством двух мужей хорошей репутации, то сверх этого пусть в суде к большему не присуждается»29. Вероятно, речь идет о разводе, в ходе которого каждая из сторон остаётся при том имуществе, который каждый преподнес при вступлении в брак. А подарки, которые делались после заключения договора в присутствии свидетелей остаются у того, кому их дарили.

Договоры составлялись между мундоальдом невесты – ее отцом или братом — и будущим мужем. В присутствии «добрых людей» жених давал мундоальду невесты обязательство взять в жены его дочь, а в случае нарушения обещания – заплатить большой штраф и жениться. Помимо конкретных имущественных обязательств обеих сторон большое внимание уделялось гарантии того, что муж будет содержать свою жену «достойно, почетно» 30. «Она придет и будет жить в доме с мужем своим, и он будет заботиться о ней…..соразмерно своим возможностям, как и другие, равные ему» — гласит гаэтанский акт31, приведенный М. Л. Абрамсон. Этa нopмa ceмeйнoгo пoвeдeния имeлa кaк мaтepиaльный, тaк и этичecкий acпeкт. Уcтoявшeecя пoнятиe «пoчeтнo» нe тpeбoвaлo pacкpытия: это поведенческий стереотип, который охватывал практически все стороны семейной жизни будущих супругов, это нормы, принятые в обществе в целом, в данной среде в частности32.

B oбщeм мeждy зaкoнaми кoнцa VII —VIII вв. и бpaчными дoгoвopaми XI —XIV вв. cyщecтвyeт нecoмнeннaя cвязь. Изpeдкa в paнниx кoнтpaктax пpизнaeтcя пpaвo мyжa нa физичecкyю pacпpaвy c жeнoй: oн oбязyeтcя нe бить ee «бeз явнoй вины»33. Paзyмeeтcя, нaличиe или oтcyтcтвиe дaннoгo пyнктa oтнюдь нe влиялo нa фaктичecкиe oтнoшeния мeждy cyпpyгaми: эпoxa былa дocтaтoчнo cypoвoй, a пpeдcтaвлeниe o xapaктepe ceмeйныx oтнoшeний cooтвeтcтвoвaлo мoдeли oбщecтвa и нopмaтивaм пoвeдeния eгo члeнoв.

B бpaчнoe coглaшeниe нeизмeннo включaлocь oбязaтeльcтвo мyжa xpaнить вepнocть жeнe. Ю. Л. Бессмертный приводит данные о том, что на Югe Итaлии, гдe вoйны и ycoбицы были дoлгoe вpeмя явлeниeм чyть ли нe пpивычным, в фopмyлe пpeдycмaтpивaлacь тaкжe вoзмoжнocть плeнeния жeны: мyж дoлжeн в этoм cлyчae oтпpaвитьcя нa пoиcки и, ecли xвaтит cpeдcтв, выкyпить ee34.

Cтoль cepьeзнaя винa жeны, кaк aдюльтep, в кoнтpaктax нe oгoвapивaлacь — вoпpoc o кape зa нeгo paccмaтpивaлcя либo цepкoвным, либo гocyдapcтвeнным cyдoм. Чтo жe кacaeтcя мyжa, тo вoзмoжнocть егo измены coглaшениeм пpeдycмaтpивaeтcя: пpи вcтyплeнии в cвязь в cвoём дoме co cвoбoднoй жeнщинoй oн oбязyeтcя изгнать ee, пpи близocти c paбынeй — oтдaть пocлeднюю жeнe, кoтoрая впpaве пoкаpaть винoвнyю тaк, кaк eй бyдeт yгoднo. Сaм же мyж, если делo бyдeт пepeдaнo в cyд, лишь зaплaтит штраф.

Добавляются также следующие условия: если жена попадет в плен, муж должен искать её и выкупить если у него достанет на это средств. Жених обещает не делать наложницей другую женщину – рабыню или свободную. Формула, включающая все или почти все перечисленные условия, повторяется в десятках договоров X – XIII вв., заключенных в апулийских городах, Гаэте и др. В барийском соглашении 1343 года – фигурирует то же решение проблем, касающихся имущества супругов35. В целом нотариальная формула контракта становится более свободной, некоторые условия из неё выпадают или теряют свое значение.

Таким образом фиксация брачного контракта делала супругов более уверенными в своих правах и обязанностях друг перед другом.

1 Бессмертный Ю. Л. Брак, семья и любовь в средневековой Франции // «Пятнадцать радостей брака» и другие сочинения французских авторов XIV – XV вв. – М.: Наука, 1991. – С. 318.

2 Там же. С. 318.

3 Брак //Энциклопедический словарь Брокгауза Ф. А. и Ефрона И. А. – Т. IVа /http://www.dictionnaire.ru

4 Aбpaмcoн M.Л. Ceмья в peaльнoй жизни и системе ценностных ориентаций в южно – итальянском обществе X – XIII вв. С. 49-50.

5 Саккетти Ф. Новелла № 86. С. 137.

6 Там же. С. 139.

7 Стриженый луг. Фаблио XIII в./ http://mnogoreferatov.ru/index5.php?id=1295&from=200

8 Абpaмcoн M.Л. Ceмья в peaльнoй жизни … С. 39.

9 Право г. Гослара (XII в.) // Средневековое городское право XII-XII вв. С. 46.

10 Там же. С. 38.

11 Там же. С. 38.

12 Bapьяш 0. И. Брачное право в Португалии XII в. С.80 – 81.

13 Там же. С.80.

14 Там же. С.80.

15 Цит. по: Bapьяш 0. И. Брачное право в Португалии XII в. С.80 – 81.

16 Право г. Фрейбурга (в Брейсгау) (XII в.) С. 46.

17 Стоклицкая – Терешкович В. В. Основные проблемы истории средневекового города X – XV вв. С.188 – 189.

18 Право города Берна (1218 г). С. 139.

19 Чосер Дж. Кентерберийские рассказы. С. 262.

20 Краснова И. А. Деловые люди Флоренции XIV – XV веков. С. 25.

21 Там же. С. 113.

22 Bapьяш 0. И. Брачное право в Португалии XII в. С.81- 82.

23 Цит. по: Бессметный Ю.Л. Жизнь и смерть в средние века. С. 79.

24 Чосер Дж. Кентерберийские рассказы. С. 142.

25 Право города Фрейбурга (1200 г) С. 47.

26 Саккетти Ф. Новелла № 111. С. 165.

27 Там же. С. 166.

28 Брачный договор// Энц.сл. Брокгауза Ф. А. и Ефрона И. А. – Т IVа . – С. 558 – 572.

29 Право г. Зеста (XII в.). С. 139.

30 Абpaмcoн M.Л. Ceмья в peaльнoй жизни … С. 39.

31 Там же. С.40.

32 Бессмертный Ю. Л. Человек в кругу семьи. С. 105.

33 Абpaмcoн M.Л. Ceмья в peaльнoй жизни … С. 39.

34 Там же. С. 40.

35 Там же. С. 105.

Положение женщины в Средневековье

Западноевропейские представления об «идеале женщины» мало чем отличались от бытовавших на Руси. Так же считалась обязательной покорность сначала отцу, а затем, после вступления в брак – супругу. Давались и особые рекомендации по воспитанию девочек. Почти все авторы средневековых дидактических произведений отмечали скромность, стыдливость, целомудрие как необходимые для девочки качества. В известных педагогических сочинениях XIII века Эгидия Римского и Винцента из Бове предлагались такие способы воспитания целомудрия и стыдливости в дочери: отец должен пристально следить, чтобы она все время сидела дома, не ходила в гости, на представления, танцы и даже не вступала ни с кем в разговоры вне дома. Для правильного воспитания девочки считалось нужным оберегать ее и от излишеств в пище, сне, ношении украшений и т.д. В одном из произведений писалось «Дочь всегда должна испытывать голод — в той мере, чтобы сразу после еды быть в состоянии читать или молиться; девочка должна регулярно вставать для молитвы ночью» . Необходимость воспитания у девочки стыдливости и скромности подчеркивавалась и в более поздних произведениях. Например, итальянский гуманист Франческо Барбаро в произведении «О женитьбе» указывал, что девушке нужно везде и всегда быть скромной; для этого следует избегать всего того, что может смутить и возбудить душу, — в людных местах, например, прикрывать уши, чтобы не проникло сквернословие . Воплощением же идеала женщины, обладающей всеми добродетелями, была Дева Мария. В одном из сохранившихся текстов проповедей двенадцать служанок Девы Марии символизировали женские добродетели. Их имена — Умеренность, Замкнутость, Стыдливость, Внимание, Благоразумие, Робость, Честь, Усердие, Целомудрие, Послушание, Смирение, Вера. Брачный возраст, официально установленный церковью, был 12 лет для девочек и 14 лет для мальчиков. Реальный же брачный возраст зависел и от социальной принадлежности и от региона проживания. Здесь можно проследить разницу с положением на русских землях: если на Руси крестьянских дочерей выдавали замуж рано (но не так как в знатных семьях), то в Западной Европе, по некоторым сведениям, крестьянки могли откладывать брак и до 30 лет – пока сами не заработают на приданое (впрочем, это более характерно для позднего Средневековья). То же касалось и простых горожанок. На Руси невеста в 20 лет считалась уже «перестарком». Интересно и то, что в Западной Европе женщины обладали довольно большой экономической самостоятельностью. Так, в городах существовали специфически женские ремесленные объединения-цехи. В числе официально для женщин ремесел были различные стадии производства шерсти, шелка и льна (традиционные женские занятия начиная с раннего средневековья), пивоварение, выпечка хл:), некоторые торговые виды деятельности, и, разумеется, «древнейшая из профессий». Шли работать женщины не только из-за нехватки средств. Так, Т. Б. Рябова, в своем исследовании «Женщина в истории Западноевропейского Средневековья» приводит такой пример: «Маргарита Кемпе (1373—1440), впоследствии ставшая известным английским мистиком, в один из периодов своей интереснейшей жизни была едва ли не лучшим пивоваром в городе. Она говорила, что работала затем, чтобы никто не мог сравниться с ней в элегантности одежды; имея 14 детей, она скучала и искала занятия вне дома» Неотъемлемым атрибутом женской «греховности» считалось использование косметики и украшений – и то и другое сурово осуждалось церковью. Даже существовала особое постановление, согласно которому брак, заключенный при помощи женских «ухищрений» — косметики, нарядов и т. д. считался обманным, незаконным и мог быть расторгнут. Впрочем, в более поздний период авторы-гуманисты приводили достаточно разумные доводы против использования косметики — так, во-первых, женщина, украшающая себя, будет пренебрегать домашними обязанностями; во-вторых, косметика наносит вред ее здоровью (были примеры,когда долгое сохранение краски на глазах привело к слепоте); наконец, в-третьих, красящаяся женщина неопрятна В трактате «О семье» писалось, что женщины, безумные, разрушают нежнейшую кожу ядовитыми мазями. Это было верно, т. к. косметические средства действительно были вредны (например, свинцовая пудра и белила, а мода на расширенные зрачки – использовались капли белладонны – порой вела к ухудшению зрения и даже слепоте). Наиболее остро негативное отношение к женщине проявлялось в открытых женоненавистнических суждениях, которые чаще всего принадлежали перу монахов. Например, в сочинении «Зерцало мирян» сказано: «Женщина есть смущение мужчины, ненасытное животное, постоянное беспокойство, непрерывная борьба, повседневный ущерб, буря в доме, препятствие к исполнению обязанностей. Нужно избегать женщину, во-первых, потому, что она запутывает мужчину, во-вторых, потому, что она оскверняет его, в-третьих, потому, что она лишает его имущества» . Несмотря на распространение культа Девы Марии, материнство все же не считалось чем-либо, придающим особое уважение женщине. Так, например, описан случай с женой короля Людовика «Святого» Он взял с собой жену в крестовый поход, во время которого — в разгар военной кампании — она забеременела. Когда король попал в плен к египтянам, его жена, находившаяся на девятом месяце, собирала выкуп, дабы его вызволить. И ее положение никого не интересовало. Если так относились к матери будущего наследника престола, то можно представить себе отношение к простой крестьянке или горожанке. Но женский костюм все же предполагал «имитацию» беременности – завышенная талия, даже подкладывались специальные подушечки. Вероятно,это делалось, чтобы приблизиться к почитаемому образу Марии и «убежать» от греховной Евы. Как и на Руси, особо почитались вдовы – но почитание это было также скорее формальным. Вот что пишет Жак ле Гофф («Цивилизация средневекового Запада») «В XII—XIII вв. было весьма распространено произведение духовной литературы «Зерцало дев», где сравнивались достоинства девственности, вдовства и замужества. Сравнение иллюстрировалось миниатюрой: замужняя женщина собирала урожай сам-тридцать (кстати, и такая цифра была абсолютно мифической для Средневековья), тогда как вдовы—сам-шестьдесят, а девственницы—сам-сто. Но девственницы не столько образовывали межсоциальную группу, сколько сливались с монахинями, а в ту эпоху, когда потеря мужа-кормильца вела большинство тех женщин, которые не могли или не хотели вновь выходить замуж, к нищете, вдовы практически неизбежно оказывались включенными в категорию бедняков» . Одна из средневековых миниатюр, изображающая «Древо жизни» по обе стороны которого стоят два полярных типа женщины — праведница (Дева Мария) и грешница (Ева), а в центре сидит запутавшийся Адам (человек) Противоречивое отношение к женщине в Средневековье выражалось не только в плане исключительно духовном. И в понимании женской красоты существовало 2 образа, которые противопоставлялись друг другу. «Ева» — грешница, искусительница, но одновременно и самим Богом назначенная спутница мужчины. Но рядом существовал и образ «Марии» — искупительницы грехов, образ красоты священной, возвышенной. Как говорится в исследовании «История тела в средние века», (Жак ле Гофф, Николя Трюон)»Нельзя сказать, что широкое распространение культа Девы Марии влекло за собой улучшение положения женщины, все же прославление божественного женского лика должно было укрепить авторитет женщины, особенно матери, а в образе святой Анны — бабушки». Там же, впрочем, достаточно категорично утверждается: «Средневековье не ведало того, что называется любовью у нас. Мы рискнем это утверждать, несмотря на резкость и категоричность данного суждения. Слову любовь (amor) даже придавался уничижительный смысл: оно означало пожирающую дикую страсть. Чаще употребляли понятие caritas, связанное с набожностью, обозначавшее сочувствие ближнему (чаще всего бедняку или больному), но лишенное оттенка сексуальности. Разумеется, трубадуры воспевали fin ‘amors, утонченную куртуазную любовь, родившуюся при феодальных дворах Прованса. Однако принижение amor по сравнению с caritas сохранялось. Сказанное не означает, что мужчины и женщины Средневековья не ведали порывов сердца и телесных ласк, что им были чужды плотские наслаждения и привязанность к любимому человеку. Однако любовь — чувство Нового времени, оно не составляло основы средневекового общества».

Как на самом деле жилось женщинам в Средние века — ФОТО

Нежная возлюбленная Данте Беатриче, мужественная Орлеанская Дева Жанна д`Арк, прекрасная королева Англии Алиенора Аквитанская — именно эти образы всплывают в голове прежде всего, когда речь заходит о Средневековье. Но на деле в те времена прекрасным дамам жилось далеко не так сладко, как пел в своих стихах автор «Божественной комедии».

Как передает Day.Az, Diletant.media рассказывает о положении европейских женщин в Средние века.

Женщины — все-таки люди

В Средние века интерес к человеку вообще и женщине в частности угас. После античности с ее культом красоты человеческого тела пришли темные времена. Прочно засевшие в умах людей христианские догмы отнюдь не способствовали улучшению жизни прекрасного пола. Собственно, и прекрасным-то он тогда не совсем считался. Фанатики-христиане без обиняков заявляли, что женщина — существо несовершенное физически, интеллектуально и нравственно.

Доказывали они это просто: брали в руки Библию, открывали эпизоды о сотворении мира и грехопадении и тыкали пальцем: вот, мол, посмотрите, Ева сделана из ребра Адама. Некоторые богословы спорили, а вдохнул ли Бог Еве душу? В IX веке на одном из церковных соборов всерьез обсуждали вопрос, человек ли женщина вообще? Но потом потолковали и решили, что от кого же Христу было перенять человеческую природу, если не от Девы Марии? Постановили: женщины — все-таки люди. Но Еву прельстил змей-искуситель, если бы не она, жили бы люди в раю припеваючи. Так что проблемы все из-за женщин, и относиться по-людски к ним так и не стали.

Женская одежда была довольно целомудренной и призвана была скрыть бренную плоть

Отдуваться за грехи Евы приходилось всем женщинам сразу. Жене полагалось рожать детей, следовать за мужем и во всем ему подчиняться. Объяснялось это всевозможными способами. Фома Аквинский писал вслед за Аристотелем, что у женщины меньше жизненного тепла, чем у мужчины, а живут дамы дольше лишь потому, что меньше работают и интимные связи для них не так изнурительны.

По какому праву?

Во времена раннего Средневековья кое-какие права у женщин все-таки были. Сведения мы можем найти в «варварских правдах». Например, по Вестготской правде дочери и сыновья были равноправными наследниками, жена могла управлять совместной собственностью супругов. Но с развитием феодализма прав у городских и сельских дам оставалось все меньше: женщины исключались из управления государством, не могли участвовать в выборах, быть священником, врачом, адвокатом или судьей — путь в университеты женщинам был закрыт.

По церковным законам женщины получали возможность управлять монастырями, но не имели права исповедовать. Женщина все еще могла получить землю в наследство, но при замужестве владельцем объявлялся муж. Правда, жена имела право подать на мужа, если тот оказывался нерадивым хозяином. Встречались, конечно, и исключения из правил.

В 1322 Якоба, женщина-врач из Франции, написала в Парижский университет с просьбой разрешить женщинам врачевание, но ей отказали

За Прекрасных Дам

Женщинам высшего света жилось немного легче: в Средние века у рыцарей было принято поклоняться Прекрасной Даме. Идеал возлюбленной был продуман наперед: голубые, словно небо, глаза, губы, как кораллы, волосы, будто свет солнца. Но блондинок на всех не хватало, а совершать подвиги во имя Дамы хотелось, так что образ возлюбленной кое-как подгоняли под идеал.

Вспомним, например, знаменитый средневековый роман Сервантеса о хитроумном идальго Дон Кихоте, который в лице обыкновенной неотесанной крестьянки Альдонсо обретает красивейшую из женщин Дульсинею Тобосскую. Прекрасной Даме писали стихи и посвящали ей подвиги, но никогда на ней не женились. Любовь была только платонической и к браку не имела никакого отношения. Прекрасные рыцари женились по расчету, жен своих не любили и время от времени их побивали.

На Прекрасных Дамах рыцари не женились, но получить в награду за подвиги платок или даже поцелуй были не против

Бить можно, убивать нельзя

Бить жену вообще не считалось чем-то противозаконным. В XIV веке во Фландрии закон гласил, что муж мог избить жену и даже «замочить ноги в ее крови», но если после этого он смог привести супругу в чувство, то преступником его не считали.

Избиения осуждались церковью: на мужа-хулигана налагалась епитимья. За насилие над женщинами тоже не хвалили, насильник подвергался суровому наказанию. Но загвоздка была в том, что женщина должна была предоставить свидетелей, подтверждающих акт насилия. А если потерпевшая умудрялась забеременеть, то и вовсе считалось, что она получила от соития удовольствие. Тут и дело с концом.

Похотливы и болтливы

Самый большой интерес вызывают, конечно, истории о сожженных на костре женщинах. Удивительно, но до XIV века женщин, обвиненных в колдовстве, светский суд судил куда строже церковного. Наказывали за реальный вред, нанесенный ворожбой: например, ведьм обвиняли во всех неурожаях и болезнях. Чуть позже связь человека с дьяволом признали большим преступлением и бросились разоблачать колдунов.

В 1478 доминиканские монахи Шпрингер и Инститорис написали книгу «Молот ведьм» — небезызвестное пособие для инквизиторов. Авторы убеждали читателей, что именно женщины легче отклоняются от веры. Слабый пол, по их словам, не может обуздать свою сексуальность и для утоления плотского голода предается утехам с дьяволом. К тому же, женщины болтливы и быстро передают друг другу свои заблуждения. За неугодные Богу дела сжигали, конечно, не только женщин, но их всегда было больше, чем мужчин.

Наряду с сожжением на костре в ходу было колесование

Десять женщин Средневековья

Как правило, если речь заходит о Средних веках, то мы сразу представляем себе такой сюжет.

Рыцарь в доспехах сочиняет стихи о прекрасной даме и спасает ее из высокой башни, где она сидит в ожидании рыцаря в доспехах, который сочиняет стихи о прекрасной даме… Ну и так далее)))

Но хватит «шрековщины»!

Сегодня мы вспомним десять женщин Средневековья и то интересное, что с ними происходило.
Среди них не будет княгини Ольги или Жанны Д`Арк — об этих дамах и так много всего написано.

Мы поговорим о других

Елизавета Ярославна (XI век)

Елизавета Ярославна была дочерью князя Киевского Ярослава Мудрого и внучкой крестителя Руси Владимира Красно Солнышко.

Как выглядела в то время прекрасная половина человечества можно посмотреть , а мы продолжаем.

Наполовину шведка, она стала женой норвежского короля Харальда Сурового. Муж — вождь последних викингов и бывший командир варяжской гвардии при дворе императора Византии, был ей отличной партией.

Подданые мужа называли ее Эллисив — на скандинавский манер.

Как настоящая королева, она была с мужем до конца.
Когда Харальд отправился покорять Англию, он взял ее с собой. Поход захлебнулся кровью вождя — 25 сентября 1066 года, в сражении при Стамфордбридже, он был убит.
Что стало с Елизаветой в дальнейшем неизвестно.

А вот ее дочь Ингигерд вышла замуж за датского конунга Олафа Свенсона и стала королевой Дании.

Анна Ярославна (XI век)

Памятник Анне Киевской в Санлисе. Открыт в 2005 году Виктором Ющенко. Скульпторы Валентин и Николай Знобы.

Одна из самых легендарных женщин Средневековья, это, безусловно, Анна Ярославна. Родная сестра Елизаветы, Анна была также выдана за иностранного правителя — французского короля. О ней известно гораздо больше, чем об Эллисив.

Свадьба Анны и Генриха состоялась 19 мая 1051 года, а уже в следующем году она родила мужу первенца — сына Филиппа.

Имя это греко-византийское, и прежде во Франции не встречалось.
Однако благодаря популярности короля Филиппа Первого в народе, оно отлично прижилось в Европе.

В 1060 году Генрих умер, и вскоре после этого грустного события Анна переселилась в резиденцию королевской династии Капетингов — замок Санлис. Сейчас он находится в 40 км от Парижа.

В окрестностях Санлиса Анна, принявшая к тому времени католицизм, основала женский монастырь, и церковь.

Но Анна не долго оставалась одинокой вдовой.

Летом 1065 года граф Рауль де Крепи выгнал свою жену Элеонору Брабантскую и привез в свой замок Анну Ярославну.

Рассказывают, что он похитил ее на охоте в санлисском лесу, однако весьма по-джентльменски – с ее согласия.

Анна Ярославна оказалась одним из немногих грамотных людей во дворце. Фрагмент грамоты Французского короля Филиппа I (1063 год). Документ скреплен подписью самого короля (крестик) и его матери Анны Ярославны («Анна Ръина», т.е. королева Анна)

Обиженная Элеонора пожаловалась на Рауля папе римскому Александру II и тот приказал Раулю расторгнуть брачный союз с Анной. Слова папы были законом, но влюбленные пренебрегли ими.

Тогда Рауль был отлучен от церкви. Страшное наказание для верующего человека, и, безусловно, Рауль получил свою долю стресса, узнав о своем отлучении.
Но они с Анной любили друг друга и прожили ещё около 10 лет в полном согласии.

А потом смерть Рауля разлучила их.

Незадолго до того, в 1074 году, новый папа Григорий VII признал его брак с королевой Анной законным и вернул Рауля де Крепи в лоно церкви.

Последнее упоминание об Анне — подписанная ей в 1075 году грамота.

После этого след русской королевы Франции потерян, и могила ее до сих пор не найдена. Однако в жилах династии Капетингов навсегда осталась капля русской крови.

Юдит фон Швейнфурт (XI век)

Юдит фон Швейнфурт была замужем за князем Чехии Бржетиславом I.
Когда в 1055 году Юдит овдовела, и на трон взошел ее с Бржетиславом сын Спытигнев II, для королевы-матери настали черные времена.

Он начал активную антинемецкую политику, хотя сам был одним из них — наполовину.
В итоге все проживавшие в Чехии немцы были выгнаны из страны. Исключений молодой князь не делал ни для кого, даже для своей матери.

Легенда гласит, что Юдит искала способ отомстить сыну за нанесенную обиду, но не могла найти такого, который бы ее устроил.

По одной из версий, в конце концов, она решилась использовать в качестве орудия мести свадьбу.

Выбор пал на бывшего венгерского короля Петера Орщеоло, известного пронемецкой политикой. Пережив несколько покушений, Петер стал жертвой мятежа, поднятого в стране, бежал, но был схвачен и ослеплен. А через 9 лет слепой король женился на Юдит.

Алиенора Аквитанская (XII век)

Она была женой французского короля Людовика VII и матерью английского короля Ричарда Львиное Сердце.

В 1147 году она вместе с Людовиком отправилась во Второй крестовый поход. Путь через Европу, Византию и Малую Азию, к тому времени порабощенную воинственными турками-сельджуками, она проделала верхом.

Однако ничто не вечно под Луной и вскоре французская королева разведется с мужем.
Во втором браке она станет женой английского графа Генриха Анжуйского.

фотограф Елена Ермакова,модели, костюмы, реквизит — Светлана Ефимова и Ольга Васильева

Два с половиной года спустя граф станет королем Англии – Генрихом Плантагенетом. А она спустя некоторое время родит ему пятерых сыновей, в том числе Ричарда Львиное сердце.

Так что почетный титул бабушки Средневековой Европы она вполне заслужила.

Многие ученые считают, что именно второе замужество Алиеноры стало причиной Столетней войны между Англией и Францией. Дело в том, что она была весьма богатой невестой. Ее родовая земля, Аквитания, в четыре раза превышала владения Людовика. Соответственно, после ее второго замужества, Англия стала больше и богаче.

Только в 1453 году, с окончанием Столетней войны, Аквитания вернется в состав Франции.

Беренгария Наваррская (XII век)

Беренгария Наваррская прибыла в Мессину на венчание со своим женихом Ричардом Львиное сердце 30 марта 1191 года. Ее сопровождали уже известная нам мать Ричарда Алиенора Аквитанская, охрана и множество слуг.

Однако женщины опоздали. Когда они достигли конечной точки своего путешествия во всем христианском мире начался Великий пост.

Это поставило свадьбу под угрозу срыва, поскольку бесшабашно веселиться в пост не разрешалось. Кроме того, с началом Великого поста начинался Третий крестовый поход.

Отменить или перенести его было невозможно, ссориться с Небесами никто не рисковал. Задержаться в Мессине, а потом нагнать войско Ричард тоже не мог — король должен вести свои войска сам.

Поэтому венчаться решили прямо в походе, как только закончится Великий пост.

Они побыли вместе совсем чуть-чуть. Вскоре после похода Ричард был пленен. После освобождения из плена он как будто и не вспоминал о своей жене.

Беренгария так и не родила Ричарду наследника.
Более того, это наверное, единственная, королева Англии, которая так ни разу и не ступила на английскую землю.

Нест верх Рис (XII век)

Принцесса королевства Дехейбарт, расположенного на юго-западе Уэльса, с юных лет славилась своей небывалой красотой.

Но не только за красоту получила она прозвище «Елены Уэльской». Елена Троянская погубила Трою, а Нест отняла у графства Поуис независимость.

Она была замужем за англонормандским рыцарем Джеральдом Виндзорским. Но в конце декабря 1109 года ее посетил родственник по имени Оуайн ап Кадуган, сын князя Поуиса.

Влюбившись в Нест, он собрал людей и похитил ее прямо из замка, вместе с детьми. Позже дети были возвращены отцу.

Что же касается отставного мужа, то по легенде, в момент нападения он бежал через отхожее место.

Поскольку спор произошел между людьми с большими возможностями, то нормандцы, сочтя себя оскорбленным, вторглись в Поуис и подчинили его английской короне.

В конце концов, Оуайн ап Кадуган бежал в Ирландию, его владения были конфискованы английским королём Генрихом, а Нест вернулась к Джеральду.

Спустя некоторое время Оуайн и Генрих примирились, и в 1116 году он даже пошел в поход под его началом. Однако мириться нужно было не только с королем, но еще и с сэром Джеральдом. Во время похода его люди напали на Оуайна и убили.

Изабелла де Эно (XII век)

Мужем Изабеллы де Эно стал король Филипп Второй Август.

Отцом его был Людовик Седьмой, тот самый, который так неблагоразумно развелся с уже знакомой нам Алиенорой Аквитанской. Но это проза жизни, а вот вам ее самая настоящая лирика.

1183 год. Филипп стал подумывать о разводе с Изабеллой, которая никак не могла осчастливить его наследником. В ее-то 13 лет!

Король привык действовать и в марте 1184 года он решается на развод.
Поскольку дело это щекотливое, он решил действовать аккуратно, собрав Ассамблею прелатов и сеньоров. Местом их встречи стал Санлис, уже знакомый нам как резиденция королевской династии.

Руины старинного королевского дворца в Санлисе, который был построен в 1130 году по приказу Людовика VI. На фото показаны остатки королевской часовни и обеденной залы.

Изабелла тоже не сидела, сложив руки. Она обрядилась в одежду кающейся грешницы – не просто скромную, но в ветхую и рваную. Рваную – потому что покаяние, как и любое сильное душевное движение, сопровождается непроизвольными движениями рук. А значит, страдает материя, из которой эта одежда сшита.

В таком виде, босая, юная королева Франции обходила городские церкви и просила Бога сохранить ее семью, дать ей ребенка. Народ, который любил свою королеву за ее характер, вступился за неё перед королем. В итоге, брак был спасен.

Елизавета Венгерская (XIII век)

Елизавета была замужем за правителем Тюрингии Людвигом. Смыслом ее жизни было служение обездоленным, поэтому часто ее изображают раздающей нищим хлеб.

Масштаб ее дел был воистину велик. Именно благодаря ей в городке Эйзенах была построена большая больница для бедных. Однако, у всего были пределы.

Когда Людвиг узнал, что его жена собирается продать замок, дабы помочь нуждающимся, он запретил ей заниматься благотворительностью.
Вы бы, я думаю, поступили так же)))

Автор снимка — Тина РыбаковаМодель, костюм — Татьяна Сиротина

После смерти Елизавета была признана католической святой, покровительницей врачей, пекарей и членов благотворительных обществ.

Маргарита Фландрская (XIV век)

В 1357 году она вышла замуж за за Филиппа Руврского, сына королевы Франции, графа Бургундского и Артуа и герцога Бургундии.
На момент свадьбы ему было девять лет, а ей семь.
Детство у мужчин и женщин Средневековья заканчивалось очень рано…

Анастасия, княгиня Слуцкая (XVI век)

Анастасия происходила из древнего княжеского рода Олельковичей. Ее мужу, князю Слуцкому и Копыльскому Семёну Михайловичу, приходилось постоянно отражать набеги татар.

В 1503 году он умер. Княжество осталось без твердой мужской руки, ведь наследник Семена Юрий, был еще совсем ребенком.

Татар это лишь воодушевило, и Анастасии пришлось лично возглавить управление княжеством — и в мире и войне.

В 1505—1508 годах территория княжества не раз подвергалась разорению, однако взять его столицу, Слуцк, враг не смог. Анастасия защищала свой город лучше иных воевод.

Анастасия не держалась за власть и как только ее сын повзрослел, она спокойно отдала ему бразды правления.

Впрочем, княгиня Анастасия не была эдакой бабищей-солдафоном. Ничто прекрасное не было ей чуждо, и любовь – в первую очередь.

Руку и сердце Анастасии предлагал князь Михаил Глинский, один из богатейших людей Литвы.

Поляки так представляют эту историю.
Михаил и Анастасия были близки, однако стать его женой она отказалась. Тогда Глинский поступил по принципу «Ты разбила мое сердце – я сожгу твою деревню».

Дважды он осаждал Слуцк, собрав под его стенами войска. Но город стоял насмерть и взять его литовец не смог.

Впрочем, сам Михаил Глинский, в письме князю московскому Василию III, приписывал осаду Слуцка своему дальнему родственнику Андрею Дрожджу.

* * *

Эпилог

В заключение я покажу вам одну из самых красивых легенд Средневековья.

Самые красивые королевы из прошлого

Какая славянская красотка пленила сердце известного монарха?

Властные и красивые королевы представлены в паблике Познавательно. Давайте познакомимся поближе с привлекательными правительницами из прошлого.

Изабелла Французская (1602-1644).

Испания и Португалия.

Красотку Изабеллу, старшую дочь французского монарха Генриха IV, связали узами брака с испанским королём Филиппом IV в 13-летнем возрасте. Юная девица долгое время не вызывала никакого интереса у своего супруга. На новом месте девочка чувствовала себя чужой и никому не нужной. Только после исполнения 18-ти лет на её обратил внимание муж – с тех пор королева родила ему 8 наследников, но лишь двоим из них удалось выжить, а остальные умерли в раннем возрасте.

Потеря 6-ти малышей отрицательно повлияла на физическое и психологическое состояние монархини. Не желая больше находиться при испанском дворе, Изабелла делала несколько попыток возвратиться на родину – просила разрешения у отца, чтобы покинуть мужа и вернуться в отчий дом. Так и не получив одобрения короля Франции, женщина неожиданно скончалась. Причина гибели Изабеллы покрыта тайнами. По одной из версий, смерть королевы была спланирована супругом, уставшим от затянувшейся депрессии Изабеллы.

Изабелла Французская (1602-1644).

Изабелла Французская (1602-1644).

Елизавета Вудвиль (1437-1492).

Англия.

У дочери английского графа Ричарда Вудвилла тоже было столь трагическая судьба. Подобно древнегреческой Елене Прекрасной, привлекательная Элизабет стала яблоком раздора между влиятельными династиями, возобновившими войну Алой и Белой Розы. Лидеру Йорков королю Эдуарду IV запала в душу молодая красотка (между прочим, уже вдова с 2-мя детьми) и он попросил её руки.

Стороннику монарха, влиятельному графу Уорику, не понравилась пассия короля, ведь он хотел, чтобы Эдуард выбрал себе в жёны принцессу из Франции (любую из наследниц). Вопреки планам Уорика, король женился на своей возлюбленной, которая впоследствии превратила мягкого монарха в подкаблучника, исполнявшего все её прихоти.

В результате чего, родственники Елизаветы стали приближёнными особами короля, что очень разозлило Уорика. Обиженный граф предал Эдуарда и стал сторонником злейших врагов монарха – рода Ланкастеров, одного из которых молодой король свёрг с престола. Объединив силы, Ланкастерам на короткое время удалось вернуть корону. Эдуарду пришлось потратить много сил, чтобы возвратить власть в свои руки.

Пока был жив муж, Элизабет вместе с 12-ю детьми (среди них — 2 сына), чувствовали себя в безопасности. После внезапной кончины короля борьба за престол разгорелась снова, помешав планам Елизаветы короновать сына. Впоследствии бывшая монархиня похоронила своего наследника (его казнили), а оставшиеся годы провела в аббатстве Бермондзи.

Елизавета Вудвиль (1437-1492).

Елизавета Вудвиль (1437-1492).

Маргарита Наваррская (1553-1615).

Наварра (пограничная территория между Францией и Испанией).

Дочерью французского правителя Генриха II заинтересовался Генрих III, возглавлявший престол королевства Наварры. О красоте Маргариты Валуа слагали легенды. За всю свою жизнь любвеобильная дама вскружила головы многим мужчинам. Поговаривают, что даже её брат герцог Анжуйский не смог удержаться от чар красивой королевы.

Генрих III благодарен жизнью своей супруге, спасшей его от гибели в Варфоломеевскую ночь. Маргарита организовала мужу побег из Лувра, в котором он был заключён как почётный пленник. Получив в наследство корону французского государства, уже разведённого монарха стали именовать Генрихом IV.

После расторжения брака с королём Наварры, Маргарита продолжала пользоваться популярностью среди влиятельных мужчин. Вплоть до своей смерти женщина имела кучу любовников, готовых исполнять любые её прихоти.

Маргарита Наваррская (1553-1615).

Маргарита Наваррская (1553-1615).

Мария Стюарт (1542-1587).

Шотландия, Франция.

Будучи ещё в младенческом возрасте, Марию провозгласили королевой Шотландии (у её покойного отца, короля Якова V, кроме неё не осталось наследников). В 16-летнем возрасте девушка возглавила французский трон, став женой Франциска II. Уже через 6 мес. Молодая королева овдовела. Не желая связывать себя узами брака с братом умершего супруга, Карлом, она возвратилась на родину.

Сердце изящной красотки хотели завоевать многие влиятельные персоны, но безрезультатно. Только лорду Дарнли удалось очаровать Марию, которая вышла за него замуж. Из-за множества политических разногласий, брак между лордом и королевой оказался непрочным. Впоследствии — Дарнли умер. Вероятнее всего, инициатором убийства лорда была его жена.

В результате гибели супруга, положение Марии на троне пошатнулось – и она потеряла корону. Третьему мужу Джеймсу Хепберну пришлось бежать вместе с Марией на территорию Англии. Здесь её взяли в плен, в котором она провела 12 лет. Позже Марию казнили путём отсечения головы.

Мария Стюарт (1542-1587).

Мария Стюарт (1542-1587).

Анна Ярославна (1032-1075/1089).

Франция.

У киевского князя Ярослава Мудрого была важнейшая цель – породниться с влиятельными семьями в Европе. В результате чего он выдал своих дочерей замуж за королей (Франции, Венгрии, Норвегии). Благодаря династическим узам Ярославу удалось укрепить положение Киевской Руси на международной арене.

Анну Ярославну он обручил с правителем Франции Генрихом I. Никогда не видев невесту раннее, молодой король с первой минуты их встречи стал испытывать к киевской красотке самые нежные чувства. Добрую и щедрую Анну полюбили подданные французского монарха. Мать троих сыновей была верна своему мужу до самой его смерти.

Овдовевшая Анна привлекла внимание влиятельного феодала Рауля де Вексена, который и стал её 2-м супругом. Где и когда умерла одна из самых красивых королев в истории остаётся загадкой. Различные источники говорят о разных местах и датах смерти Анны.

Анна Ярославна (1036-1075/1089).

Анна Ярославна (1036-1075/1089).