Смеялись до слез

Я проснулась, потянулась. Солнцу хитро улыбнулась. И пошла, качая попой. На работу, на работу.

Утро — коварное время суток. В 5 утра еще можно идти спать, а в 6 уже поздно.

Я открываю глаза, а они закрываются. Я открываю, а они закрываются. Я открываю, а они закрываются… а как по утрам развлекаешься ты?

УТРО, ты хоть само выспалось, чудовище каждодневное?!

Утром хорошо просыпается только сахар мимо чашки…

Утром слышу: вставай, Зайка, тебе пора на работу. Лежу, думаю: н-е-е-е-т, я сегодня Рыбка, у меня нет ножек и я никуда не пойду!!!

Всего лишь один звонок будильника может превратить спящую красавицу в невыспавшегося монстра.

— А ты бегаешь по утрам?
— Да! В основном по дому, с криками: блин, опять проспала!

Проснулась утром рано и думаю: встану, горы сверну… повернулась на другой бок — зачем в природу вторгаться, пусть стоят!

Самый легкий способ поднять с утра человека — это кофе в постель… Вылил и беги…)))

Решила по утрам качать пресс! Встала в шесть утра, легла на пол… Проснулась — одиннадцать!

С утра по зеркалу такие ужасы показывали)))

Совы — встают и ложатся поздно. Жаворонки — встают и ложатся рано. Дятлы — из-за них совы встают рано, а жаворонки ложатся поздно.

На глаза попалась статья «5 причин вставать в 5 часов». Да я могу назвать 10 причин вставать в 10,и еще добавлю парочку, чтоб встать в 11 или 12.

Каждое утро я сама себе говорю: «Подъем,красотка! Тебя ждут великие дела!». Но внутренний голос шепчет что, если ждут, значит, любят, а если любят, то подождут.

— Ты спишь по 2-3 часа в день. Как ты умудряешься высыпаться?
— Куда высыпаться?
— Понятно.

Настроение сегодня с утра — НОЛЬ (!) …ну короче,я предупредила …)))

Я не сова. Сова поздно ложится. Я не жаворонок. Жаворонки рано встают. Я — хорек! Я всегда хочу спать!

— ВСТАВАЙ, будильник звонит! — Скажи, я перезвоню. ..

1 из 11 СЛАЙДОВ © Юлия Савичева/Фото: https://www.instagram.com/p/B23_G16jj1v/ Юлия Савичева пообещала выселить мужа из квартиры из-за живности 2 из 11 СЛАЙДОВ © Предоставлено: Hearst Shkulev Publishing LLC Юлия Савичева 3 из 11 СЛАЙДОВ © Предоставлено: Hearst Shkulev Publishing LLC Певица в 2017 году призналась, что потеряла первого ребенка 4 из 11 СЛАЙДОВ © Предоставлено: Hearst Shkulev Publishing LLC Юлия Савичева 5 из 11 СЛАЙДОВ © Предоставлено: Hearst Shkulev Publishing LLC 6 из 11 СЛАЙДОВ © Предоставлено: Hearst Shkulev Publishing LLC Юлия Савичева 7 из 11 СЛАЙДОВ © Предоставлено: Hearst Shkulev Publishing LLC В честь дня рождения малышки Савичева все же опубликовала фото с наследницей 8 из 11 СЛАЙДОВ © Предоставлено: Hearst Shkulev Publishing LLC Юлия обожает девлчку. Певица даже сделала татуировку с ее инициалами 9 из 11 СЛАЙДОВ © Предоставлено: Hearst Shkulev Publishing LLC Юлия Савичева 10 из 11 СЛАЙДОВ © Предоставлено: Hearst Shkulev Publishing LLC Два года назад Юлия Савичева впервые стала мамой 11 из 11 СЛАЙДОВ © Предоставлено: Hearst Shkulev Publishing LLC Александр Аршинов и Юлия Савичева 11 из 11 СЛАЙДОВ

Юля Савичева пригрозила выселить супруга – Александра Аршинова. Причиной конфликта между возлюбленными стал некий Игорь. Певица рассказала в личном микроблоге в Instagram, что в очередной раз вернувшись домой, встретила своего супруга с довольной улыбкой на лице. Мужчина радостно заявил артистке, что теперь у них в уборной живет паук, которого он нарек Игорем. Юля, зная, что муж часто нарекает именами живность крупнее хомяка, всерьез перепугалась. Сначала она просто просила возлюбленного избавиться от конкурента, а затем стала угрожать ему выселением.

Сейчас Юля признается, что до сих пор не знает – соседствует ли с ними Игорь или супруг просто шутит, упоминая его.

«На вопрос о пауке он улыбается и отвечает: «Пауки в доме — хорошая примета». Да, хорошая… Если увижу этого паука, этого Игоря, выселю их обоих», — отчеканила Савичева.

Артистка призналась, что давно борется с арахнофобией. Осознание того, что существо, имеющее больше четырех лап, поселилось с ней на одной территории, спровоцировало у нее желание дезинфицировать все в радиусе одного километра.

«Женщина»

Времена, когда соседи знали друг друга в лицо и часто ходили в гости, уже прошли. Сейчас все живут как-то обособленно, отдельно. Своим маленьким, но гордым мирком.

Третий подъезд всегда гордился тем, что именно в нем сохранились эти отношения. Например, тетя Таня из сто четвертой квартиры на втором этаже, может легко подняться на девятый, то есть последний и попросить у семьи Балагуровых соли. Или сахара. Или инструменты, какие. Тетя Таня знает, кто там живет, знает всю семью, и сама готова предоставить любую помощь.

Но весь дружный коллектив подъезда взбунтовался, когда Артем Валерьевич, после смерти супруги переехал жить в село, а квартиру сдал неизвестным личностям. Вначале этих личностей было трое, по одному на каждую комнату. Но со временем их число менялось. Неожиданно стало четверо. Затем пятеро. По словам бабушки Нади, максимально их доходило до девяти человек.

Естественно жильцы были недовольны. Ходят тут разные подозрительные личности и, поди знай, чем они занимаются. Кто ночью ходит, кто рано утром. Некоторые вообще неделями не появляются.

Артем Валерьевич, хоть и испытывал некоторый стыд за то, что превратил квартиру в общежитие, но хорошенькая прибавка к пенсии все возвращало на свои места.

Спустя время, с этим неофициальным статусом общежития, смирились и сами жильцы. Хоть там и живут семеро парней (опять же со слов бабушки Нади), но от них нет шума. Они не устраивают пьяные вечеринки. Не дебоширят. По сути их никто не замечает.

Чаще всего Артем Валерьевич каждое первое число, открывал дверь своим ключом, пересчитывал деньги, которые были тут же, на тумбочке, и уходил. Иногда он забирался дальше в квартиру, наблюдая, как старая мебель все больше и больше изнашивается. Двери скрипят. Целых крючков на вешалке становится все меньше. Да и уголок в ванной давно оторвался. Зеркало в прихожей треснуло. Шторы с каждым посещением все больше и больше становятся похожими на тряпки. И висят они как-то криво и неровно. В общем и целом, Артем Валерьевич видел, как его квартира чахнет. Несколько раз он пытался приструнить жильцов, но как-то не вышло. Одному сказал, второму, третьему, но больших изменений не было. Подвесили нормально штору. Вместо крючков вбили гвозди. А двери как скрипели, так и скрипят.

Но что с них возьмешь, с мужиков? Им ведь не эстетика главное, а обычные условия. Есть где жить, да и ладно. Есть банка, чтобы чай пить, так зачем покупать себе кружку или того пуще – бокал.

Квартира превратилась в подобие казармы, где давно не появлялся офицер. Было довольно грязно, но все как-то в меру. Все как-то на грани. Словно жильцы чувствовали эту грань и не доводили до полного бардака. Иногда Артем Валерьевич делал выговор. А делал он выговор тому, кто первый попадется ему на глаза. Поэтому чаще всего, когда он приходил за деньгами, выговор делать было некому. В квартире было пусто, пыльно и тоскливо.

На следующий месяц, когда Артем Валерьевич пришел за заветной пачкой банкнот, то изрядно удивился, что в квартире стало чище. Чище, и даже как-то свежее.

Большую комнату занимали Олег, Антон и Дима. Молодые парни впахивали на двух работах и довольно редко появлялись дома. Придут, помоются, перекусят на ходу и снова на работу. В соседней комнате жили мужики постарше. Один из них Саня, работал в автосервисе и частенько приходил домой в рабочей одежде, от которой разило соляркой, маслом и бензином. Его сосед, Сергей, не был чистоплотнее. И, хотя он работал в ресторане, грязи от него было не меньше. В третьей комнате жили молодые дарования в сфере айти технологий. Рома целыми днями пропадал в офисе, а Руслан целыми днями сидел дома и работал на удаленке.

Иногда на кого-то из жильцов нападала мания чистоты и он, схватив веник, мел мусор, мыл полы и драил стены. Но эта мания приходила так редко, что стены чаще всего были грязными, а полные мусорные мешки уже наполовину заполнили балкон.

Одним из вечеров, когда все оказались дома и собрались на тесной кухне, что бывало крайней редко, Сергей закурил и сказал:

— Я тут мужики, жениться надумал.

— Иди ты!

— Вот тебе и иди! – сказал Сергей и глубоко затянулся.

— С твоего ресторана что ли? – пробасил Саня, выковыривая мазутную грязь из-под ногтей.

— Ага. Она приехала на заработки. Хорошая девушка. Но вы не переживайте, я ее с вами познакомлю. Вы ее еще увидите.

На этом разговор и закончился. Все разбрелись по своим комнатам, уткнувшись в экраны ноутбуков, планшетов и смартфонов.

Серега долго ждал, чтобы поговорить с соседом наедине, но Саня после кухни надолго закрылся в ванной.

— Я откисать, — часто говорил он и исчезал в ванной на несколько часов. А по выходу от него больше не несло бензином. Волосы были черные, но не маслянистые. Грубые руки становились мягкими, а вся лишняя кожа аккуратно срезана лезвием.

Наконец-то Саня вошел в комнату, и Серега тут же насторожился. Хотя он прожил с ним уже более полугода в этой комнате, а подступиться к разговору не знал как. И вроде готов спросить. Готов сказать свое мнение, но что-то останавливает.

— Саня… а Саня? – спросил Серега, лежа в кровати.

— Чего?

— Ты же знаешь, что я жениться собрался?

Серега привстал на локти и всмотрелся в темноту.

— Ты сам это два часа назад сказал.

— Я не к тому веду. Я хочу спросить… короче, — собрался с силами Сергей. – Ты не будешь против переехать к Роме и Руслану? Не будешь?

— С чего это вдруг такие рокировки?

— Я же говорил, что она на заработки приехала. У нее здесь квартиры нет. Она снимает комнатушку у какой-то бабушки, которая собирается выгонять ее, потому что внуки подросли. Короче, нам жить негде. А нам троим тут тесновато будет. Ну, сам пойми, мы – семья и ты. Не обижайся, но для нее ты ведь абсолютно посторонний человек.

— Я и для тебя посторонний. – Спокойно сказал Саня, продолжая грызть кожу с размякших пальцев.

— Ну вот. А нам бы хотелось хоть немного уединения. С нашим положением это будет сложно сделать, но попробовать стоит.

— Попробовать говоришь?

— Да. Я буду тебе очень признателен. Плюс, тебе за хату платить меньше будет.

— И куда ты мне предлагаешь? К нашим малым четвертым или к компьютерщикам?

— Не знаю. К айтишникам, наверное, лучше будет. Их все-таки двое в комнате.

— Не, к этим заумным я точно не пойду. Я, понимаешь ли, по технике больше. По нормальной технике, с гайками, болтами. А они со своими причудами пусть там сами уживаются.

— Тогда к малым?

— Тогда к малым, — довольно легко согласился Саня.

После некоторого молчания, Сергей сказал:

— Спасибо тебе.

— Да ладно. Делов-то. А ты это, не боишься ее к нам?

— В смысле в мужской коллектив?

— И в этом смысле тоже.

— Нет, я верю ей. Она меня любит. И я ее люблю, — воодушевленно сказал Сергей, смотря в потолок.

— А то, что у нас туту бедлам?

— Об этом я ее тоже предупредил. Тут, знаешь ли, любимым хоть уголок бы нашелся, а остальное неважно.

— Ну да, я со своей бывшей тоже так думал, а оно вон потом как вышло.

— Думаю, прорвемся.

— Смотри сам.

Саня все-таки выгрыз мертвую кожу на пальце, сплюнул и отвернулся к стенке.

Спустя некоторое время, Серега вновь подал голос.

— Спасибо тебе.

— Да спи ты уже, — гаркнул Саня и замолчал.

Спустя неделю, когда Саня перетащил свои немногочисленные вещи в комнату к малым, Сергей привел свою возлюбленную.

Хотя он предупредил ее о том, что жить они будут исключительно в мужском коллективе. И, хотя Сергей два дня выгребал мусор из квартиры, чтобы как-то показать себя с лучшей стороны, он все равно до красноты стеснялся, когда привел Катю.

— Снимай обувь, — стеснительно сказал он, прислушиваясь к посторонним звукам и пытаясь определить, кто из соседей дома. – Давай я поставлю, — он схватил крохотные кроссовки своей будущей жены и примостил их среди тяжелых и многочисленных пар обуви. – Проходи в комнату. Давай сумку.

Сергей буквально вырвал сумку у Кати и быстро занес в комнату. Ему не хотелось, чтобы Катя прохаживалась по квартире. Он, конечно, убирался до седьмого пота, но ему все равно было стыдно, что он живет в таких условиях.

«Привыкнет» — не раз говорили ему соседи.

— По первой может, и будет брезговать, и плеваться, но со временем свыкнется. Глаз замылится и все будет нормально. Самое главное пережить первые пару недель, а после все пойдет как по маслу. За это можешь не переживать, я два раза был женат, — словно гордясь этим, говорил Руслан.

— Главное ей спуску не давай, — наставлял Рома. – Я конечно женат не был, как Рус, но с девушками жил и могу тебе точно сказать. Главное не давай спуску, иначе построит тебя, и будешь ты под каблуком сидеть и не выглядывать.

Малые в свою очередь, потягивали чай из грязных кружек, курили и слушали разговоры.

Сергей провел Катю в комнату и спешно закрыл дверь. Он словно боялся, что ее кто-нибудь увидит. Нет, он, конечно, понимал, что рано или поздно ее в любом случае увидят, но он предпочитал, чтобы это было незаметно. Плавно и не спеша. Он просчитывал и вариант с накрытием стола, дабы познакомить своих соседей с Катей, но в последний момент отказался. Во-первых, всех жильцов собрать не получится. А во-вторых… а во-вторых, он просто этого не хотел.

Увидят! – успокаивал он себя. – Нам тут жить еще долго, так что в любом случае увидят. Зачем торопить события.

Весь вечер влюбленные разбирали сумки, коих насчитывалось две полные и один набитый рюкзак.

Когда вещи были разобраны, Катя изволила попить чая.

Серега был готов к этому, и с гордостью достал две отмытые добела кружки. На прокуренной кухне с желтыми потолками они сидели до вечера, и пили чай из самых чистых кружек, лакомясь печеньем из чистой тарелки. А с углов на них смотрели свисающие нити паутины и поникшая кухонная штора, которая давно поменяла свой цвет с белоснежно белого на мутно-желтый.

Сергей заметил, что Катин взгляд надолго остановился на этой самой шторе, которую он хотел постирать, да не успел.

— Завтра займусь этим, — как бы случайно обронил он.

— Займешься чем? – тихонечко спросила Катя.

— Да штору постираю. Давно хотел, а все руки не доходят.

Стеснительное и неловкое молчание воцарилось на кухне.

— Ого! – воскликнул Сергей, глядя на часы. – Уже почти девять. Пойдем в комнату?

Катя естественно согласилась.

Сергей был нескончаемо рад, успев спрятаться в комнате до тех пор, пока соседи начнут стекаться домой.

— Это, наверное, малые пришли, — сидя на кровати и обнимая Катю, сказал он. – Они всегда по двое приходят. Не знаю, как у них это получается. Работают в разных местах в разные смены, а приходят всегда вместе.

— О, а это Саня вернулся, — прислушиваясь к звукам, продолжил Сергей. – Он всегда дольше всех копошится возле вешалки, снимая свою робу. Сейчас, наверное, опять пойдет в ванную соскабливать с себя грязь.

До глубокой ночи они сидели в комнате, пока Катя перестала намекать и сказала прямо:

— Почему ты меня не познакомишь с твоими соседями?

Сергей и рад был бы что-нибудь ответить, да ничего дельного не нашел. В ответ лишь замычал и заерзал на месте. А после и вовсе согласился.

— Пойдем на кухню снова чай пить. Рано или поздно туда все равно все подтянутся.

Вышли на кухню.

Первым пришел Руслан. В оттянутых штанах и замызганной футболке, он толкнул фанерную дверь, сделал несколько шагов и замер.

— Здрасьте, — стеснительно сказал он.

Было непривычно видеть его таким. Обросший, лохматый, бородатый. В дверной проем едва помещается, а тут вдруг засмущался и глаза отвел.

— Руслан, познакомься, это Катя.

— Очень приятно, — сказал Руслан, продолжая прятать глаза.

— И мне, — тихонечко ответила Катя.

Руслан остановился посреди кухни, оглядел стены, шкафы, плиту.

— Что-то я забыл, зачем пришел сюда. Пойду обратно, перезагружусь и вспомню.

— Это технический гений? – спросила Катя.

— Да. Я тебе рассказывал про него. Он чаще всего на дому работает. А его сосед, тоже который с компами связан Рома, частенько еще к бутылке прикладывается. Так что ты не удивляйся, если он припрется сюда пьяный. Он на самом деле спокойный. Спокойный даже когда выпьет. А еще он…

Не успел Сергей закончить, как дверь вновь отворилась, и на пороге показался Саня. Куртку он снять успел, а вот штаны с въевшимися пятнами масла и бензина все еще были на нем.

— О, привет. – Не растерялся Саня. – Ты Катя? Мне Серега много про тебя рассказывал.

— Привет, — ответила Катя и слегка привстала со стула.

— Ты не смотри на штаны, это мои рабочие. Я в сервисе работаю, а там без грязи никак. Я тут только чайку себе заварю и пойду. – Он наполнил чайник и поставил на плиту.

Было видно, как Саня нарочно смотрит в окно и уже не может дождаться, когда этот проклятый чайник закипит. Как только чайник начал дергаться и, скорее всего еще не успел вскипеть, Саня налил воду в кружку и ушел.

— Они как будто боятся меня, — сказала Катя.

— Они тебя стесняются, — успокоил Сергей, при этом сам испытывая жгучее стеснение за соседей. Ведь все были не единожды предупреждены, что он приведет сюда Катю. Он их просил и в какой-то степени даже умолял, чтобы они хотя бы недельку вели себя не так естественно и по-свойски. Пусть она обживётся, привыкнет, а потом можно уже будет вернуться к прежнему режиму. Но нет… все то ли забыли? То ли забили на его просьбу. А теперь сиди тут перед ней и красней за каждого.

— Может быть, пойдем уже? – предложил Сергей и встал со стула.

— Пойдем, — послушно ответила Катя.

В это время фанерная дверь распахнулась, и вошел Руслан. В свежей футболке. В чистых, хоть и мятых штанах. Длинные волосы аккуратно собраны в хвост, борода причесана. Он вроде бы даже несколько раз прыснул на себя туалетную воду.

— Вы уже уходите? — учтиво спросил Руслан. – Посидите еще, у меня там сладостей накопилось много. А самому мне их не съесть. Да и нельзя мне много сладкого, — сказал он и погладил выпирающее пузо.

— Посидим? – тихонечко спросила Катя.

— Давай. – Нехотя согласился Сергей.

— Я сейчас, я на минутку.

Он покинул кухню, оставив после себя приятный запаха туалетной воды.

Пока влюбленные ждали Руслана, вошел помятый Роман. Он сегодня точно был на работе и вроде бы даже вернулся недавно, но уже успел налакаться.

Не замечая ни Серегу, ни, что удивительно, Катю, Рома открыл кран, подождал пока вода будет ледяной, затем присосался и долго не отлипал. Было удивительно смотреть, с какой жадностью он пьет воду. Но особенно Катю удивило то, что сам Рома выглядит как человечек собранный из спичек. Из рукавов черной футболки с рисунком черепа, торчат тоненькие ручки. Да и в футболку он мог бы завернуться несколько раз. Худой, с глазами навыкате, он отлип от крана и несколько раз громко икнул.

— Хорошо! Но мало.

Он снова прилип к крану.

— Куда в него столько? – шепнула Катя.

Сергей пожал плечами.

Когда Роман закончил пить, он закрыл кран, продолжая сжимать вентиль, словно не был уверен, напился или нет. Затем его худое тело начало дергаться.

— Отр… отрыжка застряла, — не поворачиваясь, сказал он.

В это время на кухню вернулся Руслан с большим пакетом сладостей.

— Ромка! Ты бы вел себя поприличней.

Руслан бросил пакет на стол и положил свою огромную ладонь на тонкое плечо Ромы.

— У нас вообще-то гости.

Не прилагая многих усилий, он развернул Рому, у которого в этот самый момент вырвалась длинная отрыжка.

— Здрасьте, — немного сконфужено сказал Рома.

— Иди, проспись.

Руслан вытолкал Рому из кухни.

— Катя, ты извини за него. Он у нас слаб к алкоголю. Только приехал с работы, а уже пьяный. Хотел бы я работать на его работе, если он оттуда всегда возвращается, либо пьяный, либо подвыпивший. Да еще и деньги за это получает. Хорошая работа у него. Надо будет глянуть, что это за фонтан у него там бьет. – Руслан понял, что говорит довольно много и замолчал.

— Чай! – вскочил Сергей.

— Чай – в унисон ответили Катя с Русланом.

Не успел чайник начать свистеть, как на кухню пришел Саня. Он сменил штаны и даже натянул носки, чтобы не сверкать длинными ногтями на ногах. Сергею показалось, что и Саня перед тем как зайти на кухню, слегка подушился.

— Чаи собрались гонять? Давайте и на меня. Я только за кружкой схожу.

— Это был Саня, — сказал Руслан.

— Я уже с ним знакома.

— Отлично. Вы пока потрошите пакеты, а я чаек заварю.

Саня успел вернуться и подставить кружку под кипяток.

— Я постою, — сказал Саня, понимая, что места за столом не хватает. Да что там места. У них и стула четвертого не было.

Приятная беседа, которая поначалу спотыкалась и сбивалась, все-таки захватила обитателей кухни. Говорили о разном. Катя немного рассказала о себе. Руслан сказал, что если будут какие-то проблемы с современными гаджетами, то он бесплатно починит.

— …или проблемы с настоящей техникой, — вставил Саня. – Если что-то забархлит, то можешь смело гнать к нам на сервис. Мы твою ласточку быстро в чувство приведем.

— Это он о машине, — шепнул Сергей.

— У меня нет машины. – Ответила Катя.

— Это тоже не беда. Если будешь брать тачку, — сурово сказал Саня и, посмотрев на Сергея, добавил. – Если будете брать тачку, то обращайтесь. Я ее по всем параметрам прогоню, чтоб не битая была и с хорошими внутренностями.

— Будем иметь ввиду.

— Короче если что, то говори, не стесняйся, — заключил Руслан и по привычке едва не похлопал Катю по спине. Но вовремя понял ошибку и удержался.

Поначалу Сергей считал, что это плохая затея пить вот так чай, в первый же вечер. Но спустя некоторое время, он заметил, что ему совсем не стыдно за соседей. А вот самим соседям было стыдно не раз. Он видел, как Руслан огромной ладонью скрывает внутренности своей кружки, которые уже давно не видели ни губки, ни моющего средства. Саня, стоя у окна, довольно часто начинал сгрызать мертвую кожу с пальцев или выковыривать забившуюся под ногти грязь, но глядя на Катю, застенчиво прятал руки и отворачивался. Не единожды он доставал пачку сигарет и почти прикуривал. Но снова и снова его взгляд буквально втыкался в Катю, и он прятал пачку в карман.

Но, в общем и целом, вечер прошел хорошо.

Когда все разбредались по своим комнатам, Сергей заметил, что вся обувь аккуратно сложена в два ряда, а не как обычно разбросана по всему коридору. Видимо Руслан постарался. Или же Саня.

— Ну как они тебе? – с легким чувством страха спросил Сергей, когда они легли спать.

— Нормально. Обычные люди. Какие они еще могут быть? Со своими причудами и тараканами. Довольно милые.

— Я рад, что они тебе понравились.

Жизнь закрутилась своим чередом. Чередом не очень хорошим, так как в основном в жизни была только работа. Но это не мешало делать то, чем женщина отличается от мужчины.

Первый звоночек прозвенел уже спустя неделю.

Двое малых, Дима и Олег, вернулись домой и по привычке скинули обувь у двери. Они пошли на кухню и, войдя в помещение, немного застопорились.

— Стол вроде бы не здесь стоял? – сказал Дима, вопросительно глядя на соседа.

— Ага. Точно не здесь. Вот, даже следы есть от ножек.

Олег потрогал носком вдавленный линолеум и, пожав плечами, сел за стол.

Да, так стало намного удобнее. Во-первых, не стоит сидеть, сгорбившись из-за прибитой к стене полки. Да и людей поместится больше. Изменение небольшое, но довольно удобное, отметили про себя соседи.

Но самые большие перемены произошли в комнате влюбленных.

Катя, пару дней выжидала, прежде чем начать масштабное перестроение комнаты. Поначалу Сергей противился всем этим изменениям. Зачем двигать кровать, если и без этого она уже тут года три стоит? И лезть под потолок, чтобы отремонтировать карниз, на котором болтается уставшая штора. А все эти салфетки, полотенца, полочки, рамки, крючки… зачем все это, если итак хорошо жилось.

Но Катя была непреклонна. Если Сергей противился и отказывался делать, то Катя демонстративно брала в руки отвертку и пыталась дотянуться до карниза.

Один раз Сергей, решил выстоять до конца и не поддаваться ни на какие уговоры. Уперся в книгу и делал вид, будто бы ничего не видит. Катя несколько минут смотрела на него, затем отвернулась и начала приводить в порядок подоконник. Отскоблив потрескавшуюся краску, она отмыла его и поставила горшок. Правда горшок был пуст, но она уже точно знала, что будет расти в этом изящном глиняном горшке рыжего цвета.

После этого она решила передвинуть шкаф. Опустошив и выбросив на кровать вещи, она напряглась и…

…и в этот момент Сергей не выдержал. Отбросив книгу и тяжело вздохнув, он встал:

— Ладно, давай сделаю.

Катя ликовала.

Незаметно и без особых усилий, обшарпанная и довольно замызганная комната начала приобретать человеческий вид. Вещи аккуратными стопками ютились в шкафу. Чистая штора больше не свисала с карниза как парус у брошенного корабля. На подоконнике появился цветочек. Пока еще совсем крошечный, но он уже выпустил первый листик. А стены с потертыми обоями теперь украшали рамки с фотографиями и пара картинок. На потолке, вместо голой лампочки, появилась бумажная люстра, которую Катя весь вечер клеила по инструкции. Сергей переживал по поводу пожаропригодности, но Саня, осмотрев конструкцию, сделал несколько коррективов и дал добро. Рядом с кроватью появился ночник, который, как потом удивлялся Сергей, весьма удобная штука. Свет приглушенный и мягкий. Один человек может спать, а второй без проблем может заниматься своими делами. А прямо перед кроватью, появился старенький ковер, который Катя взяла у соседей по подъезду. Теперь, особенно зимой, не было того неприятного чувства жуткого холода, когда ноги касаются холодного линолеума.

Но для Сергея все эти изменения происходили незаметно. Через неделю жизни в обновленной комнате ему казалось, что так было всегда. Но когда в их комнату впервые попал Руслан, то был приятно удивлен.

— Я как будто телепортировался сейчас куда-то, — осматривая комнату, сказал Руслан и почесал густую бороду.

Он, молча, переводил взгляд с одного предмета на другой. Густая борода скрывала большую часть лица, но по глазам было понятно, что он удивлен. Приятно удивлен.

— А куда вы тумбочку дели? Ту, потрепанную, без колеса.

— Вот же она. – С некой ноткой гордости Катя ткнула пальцем в угол.

— Однако, — еще больше удивился Руслан, разглядывая старую тумбочку без колеса. Правда теперь она не выглядела таковой. Сергей обклеил потрескавшийся лак обоями, а Катя застелила ее большой салфеткой. На тумбочке стояли несколько рамок с фотографиями и резная шкатулка.

— Молодцы ребята. Молодцы.

Никто из жильцов не заметил, но очеловечивание начало распространяться из комнаты как зараза. Как лишайник, в хорошем смысле этого слова. Катя попросила Саню сколотить полку для обуви, которая появилась тут же, спустя пару часов. Не струганная доска, несколько криво вкрученных шурупов и всего полчаса рабочего времени, а сколько места экономит.

— Надо было раньше ее сделать, а то валяется все как в сэкондхэнде. – сказал Саня, по привычке вытирая руки о штаны

— А чего не сделали? – резонно спросила Катя.

Саня пожал плечами:

— Не знаю. Вроде и без нее жилось неплохо.

— Но ведь с ней лучше.

— Определенно лучше.

Очеловечивания жилого помещения продолжало свое движение. Катя отмыла на кухне желтые стены и отстирала шторку. Вместо пепельницы на подоконнике появились цветы. Четыре магнита украсили холодильник. Для приборов появилась дешевая пластиковая подставка. Кружки и тарелки перекочевали в один отведенный кухонный шкаф.

В ванной появилась полочка, которую Руслан самостоятельно собрал без просьб от Кати. Обновили пластиковые крючки для полотенец. Укрепили шатающееся зеркало.

Саня смастерил на работе петли на вешалку и тем же вечером вкрутил их.

Спустя некоторое время из комнаты программистов послышались шорохи двигаемой мебели и удары молотком по деревянным поверхностям. Через пару часов Руслан выволок куски разобранного им шкафа. С молотком наперевес он ринулся обратно. К вечеру, уставший, взмокший от пота и пыльный он закончил кратковременный ремонт. На пути ему встретилась Катя, и он с удовольствием отчитался о проделанной работе:

— Вот, решил шкаф разобрать со столом. Завтра мне новый завезут. Так что теперь и я буду жить в комфорте.

— Не я, а мы! – послышался голос Ромы из комнаты. – Я себе сейчас как раз мебель подбираю.

— А как же ваш принцип, типа, зачем что-то делать в съемной квартире если она все равно съемная? – с явной издевкой спросила Катя.

— Он как-то плохо работает. И если так прикинуть, то мы тут уже все больше чем год живем, так почему бы немного не облагородить.

— Это правильно.

— Слушай, а ты рисовать умеешь?

— Так себе, — ответила Катя. – Если только что-то простое.

— Мне короче на стенку нанести чего-то. Я как раз ее через неделю зачищу, надо что-то дельное начертить. Ничего сложного, такой, контурный рисунок. Сможешь забабахать?

— Попробую.

— Отлично. Ладно, пойду я. Там работы еще много.

Спустя две недели над новым столом Руслана красовался коллаж из его любимых игр на Денди.

— Теперь и работать будет приятнее. – Заключил Руслан. – Глядишь и работе больше времени уделять буду.

— Я смотрю, Рома тоже обновился?

— Больше того. Рома не приходит каждый вечер пьяным. А это уже огромный прогресс.

— Согласна.

Шло время, и солдатская казарма давно перестала быть таковой. Даже Артем Валерьевич, когда пришел за деньгами, то не забрал их сразу и не ушел, как делал это ранее. Он с любопытством прошелся по квартире, отмечая про себя изменения. А изменений здесь было много.

Как-то повелось, что соседи собирались вечерами на кухне, пили чай и играли в карты. Кто-то купил настольные игры и игр становилось все больше. Перестали чураться друг друга и жить своими жизнями. Перестали делать вид, что живут здесь всего лишь временно и поэтому им плевать как выглядит их жилище. Хотя для многих, это самое временное жилище оставалось уже больше двух или трех лет.

Одним из осенних вечеров дома никого не было. Катя вернулась первой. Затем пришел Дима, самый угрюмый и самый неразговорчивый. Катя мало что знала о нем. Когда она спрашивала у Ромы, Руслана, Сани или малых, то и те мало что могли ей сказать.

— Привет Дима.

Дима кивнул.

— С работы?

— Ага.

— И как там?

— Где?

— На работе.

— Как обычно. Ничего нового.

Дима положил пакет на стул, и Катя услышала, как там звенят бутылки. Ее девичье любопытство не дало ей оставить все как есть:

— Пивка решил себе взять? – улыбчиво спросила она.

— Есть повод. – Хмуро ответил Дима и вышел.

Чуть позже, когда квартира наполнилась обитателями Кате не давало покоя состояние Димы.

— А что с Димой? – спросила она у Сани.

— А что с ним?

— Он пиво взял.

— И? Он, конечно, считается у нас малым, но пиво ему покупать уже можно.

— Да я не про то. Он какой-то хмурый.

— Он всегда такой.

— И когда я спросила его, чего это он пива себе взял, хотя он никогда раньше не пил, он ответил, что есть повод.

— Может и есть. Я откуда знаю.

Катю затрясло от непонимания.

— Как так можно? Вы ведь в одной комнате живете.

— И?

— Ай, ладно.

Позже, совершенно случайно, один из малых проговорился, что у Димы сегодня день рождения.

— Как!? – ошеломленная таким легким замечанием спросила Катя.

— Как обычно.

— И вы молчали?

— Мы и не знали, — за всех ответил Сергей.

— А что он хочет себе в подарок? – спросила Катя и почему-то посмотрела на Руслана, который тут же отвел взгляд. – Ну?

— Чего ну. Откуда мне знать. Я не знаю, что брату своему подарить, а ты мне тут про Диму говоришь.

— Да как так можно-то? Так! – Катя вскочила со стула и начала ходить по маленькой кухне. – Давайте устроим ему сюрприз. Давайте придумаем, что ему подарить, накроем стол и отпразднуем как положено.

Катин энтузиазм быстро уперся в стену кислых лиц соседей.

— Ну, вы чего!? Вставайте, вставайте…

— Он не хочет его праздновать. – Сказал Саня.

— Он может и не хочет, а мы отпразднуем. Так, давайте-давайте. – Катя начала толкать своим маленьким кулачком и поднимать ленивых сожителей.

Ребята нехотя раскачивались. И, пока они не пришли в себя и не разбрелись по своим норам, Катя быстро раздала всем задания и сама начала доставать посуду.

В этот вечер были заняты все. Пусть и нехотя. Пусть и через силу, но все были при деле. Рома с Русланом услышав задание вызвались идти за продуктами.

— Я разбираюсь в алкоголе, — сказал Рома, надевая толстую куртку на худое тело.

Спустя час, общая атмосфера работы не только прогнала нежелание что-либо делать, но и развеселила соседей. Они смеялись, готовили, варили и жарили.

Кое-как разместились на кухне. Кто сидел, кто стоял рядом.

Дима весь вечер прятался в комнате. Он и не догадывался, что за стеной для него готовится праздник. Когда его вытащили на кухню и громко поздравили, он так сильно засмущался, что едва слезу не уронил.

— Спасибо вам, — стеснительно, глядя в пол, сказал он. – Спасибо вам большое. Меня никогда так не поздравляли. Никогда.

Вечер прошел на ура.

Дружественная и сплоченная атмосфера царила в квартире до начала следующего года. Но всему приходит конец.