Слово на ну

Слово как человек

Исходный текст

(1)Слово как человек: оно имеет свою историю и не всегда было таким, каким мы его знаем сейчас. (2)Слово «успех» в древности имело три основных значения. (З)Первым, и, безусловно, самым важным, было значение «польза», причём часто имелась в виду польза духовная. (4)Добрые дела творились «на успех людям». (5)Вторым значением было «движение вперёд, продвижение», например по службе. (б)Наконец, третье значение слова «успех» передавалось современным (и родственным «успеху») словом «поспешность». (7)Так, выражение «встать с успехом» обозначало не удачное, а поспешное вставание.

(8)Словари современного языка в слове «успех» выделяют по преимуществу два значения. (9)Первое определяется как «положительный результат, удачное завершение», второе — как «общественное признание». (10)Ни то ни другое значение не связано с пользой. (11)»Положительный результат» может быть достигнут и в совсем, так сказать, неположительном деле, так что с точки зрения пользы этот результат окажется самым что ни на есть отрицательным. (12)Что до «общественного признания», то в нынешних условиях оно нередко достаётся тем лицам, чьё исчезновение с экрана телевизора как раз и принесло бы несомненную общественную пользу. (13)Иногда я представляю себе вереницу наших новых «успешных» людей, выводимую из информационного поля небезызвестным человеком с флейтой…

(14)Два других древнерусских значения стоят ближе к современным толкованиям этого слова. (15)Особенно это касается «поспешности», которая нередко связана с достижением успеха в его нынешнем понимании. (16)Используя однокоренное слово, можно сформулировать это так, что успех сопровождает того, кто успел. (17)Какая уж тут духовная польза…

(18)Почему главное средневековое значение слова «успех» не сохранилось? (19)Я думаю, ответ нужно искать не в сфере языка. (20)Просто нравственная проблематика перестала быть в обществе центральной. (21)Развитие человечества в Новое время — и это имело свой исторический смысл — было связано с углублением личностного начала. (22)Всякое развитие, однако, имеет две фазы: созидательную и разрушительную. (23)Созидание персонального в человеке сделало личность тоньше, открыло новые горизонты для движения. (24)Достижение этих горизонтов и движение за них начало личность разрушать. (25)Этому человеку было предоставлено заманчивое право переходить улицу на красный свет, и гуманизм превратился в свою противоположность.
(26)Одной из составляющих процесса индивидуализации стал культ успеха. (27)Человечество разделилось на две неравноценные категории: людей успешных и успеха не достигших. (28)Никогда ещё граница между ними не была столь резкой, как сейчас. (29)По-современному понятый успех подразумевает наличие у немногих того, чего нет у большинства: если бы виллы, яхты и лимузины были доступны каждому, они, безусловно, перестали бы связываться с успехом. (ЗО)При этом общество строится так, что никто не должен выпадать из системы, питая надежду на перемены к лучшему. (31)»Вы этого достойны», — подбадривает реклама.

(32)Люди, которые не достигли «успеха», нужны, и о них заботятся, потому что неудач-ливость неудачливых обеспечивает успех успешных. (ЗЗ)Потому что неохваченные могут сбежать и примкнуть, чего доброго, к системе ценностей, основанной на идеях нравственности и пользы. (34)А этих ценностей на всех хватит, в то время как пряников, по словам незабвенного Булата Шалвовича Окуджавы, конечно же, «всегда не хватает на всех».

(По Е.Г. Водолазкину*)

★Евгений Германович. Водолазкин (род. в 1964 г.) — российский писатель и литературовед, доктор филологических наук.

Примерный круг проблем
1) Проблема влияния нравственной сферы на происходящие в языке процессы. (Что является причиной изменений, происходящих в языке?)
2) Проблема изменений, происходящих в языке. (Остаётся ли язык неизменным на протяжении своего существования и почему?)
3) Проблема нравственного состояния современного общества. (Каково нравственное состояние современного общества?)
4) Проблема существования в обществе культа по-современному понятого успеха. (Что представляет собой по-современному понятый успех?)
5) Проблема разделения современного общества на «успешных» и «неуспешных». (Каково основание для разделения современного общества на «успешных» и «неуспешных»? Почему для «успешных» важно существование «неуспешных»?)
6) Проблема преодоления по-современному понимаемой неуспешности. (Можно ли преодолеть по-современному понимаемую неуспешность?)
Авторская позиция
1) На происходящие в языке процессы влияет
нравственная сфера. Влияние нравственного состояния общества на язык проявляется, например, в исчезновении у слов тех значений, которые были актуальны в другие периоды, когда нравственное состояние общества было другим.
2) На протяжении своего существования язык не остаётся неизменным: слово, как и человек, имеет свою историю, оно не всегда было таким, каким мы его сейчас знаем.
3) В современном обществе нравственная проблематика уже не является центральной.
4) По-современному понятый успех подразумевает наличие у немногих того, чего нет у большинства, — определённых материальных ценностей.
5) В основе разделения современного общества на ♦ успешных» и «неуспешных» лежит владение материальными ценностями, недоступными большинству. Для «успешных» важно существование «неуспешных», потому что успех удачливых обнаруживается только на фоне неуспеха неудачливых.
6) Чтобы преодолеть по-современному понимаемую неуспешность, необходимо сменить систему ценностей, основанную на идее материального благополучия, на систему ценностей, основанную на идеях нравственности и пользы, потому что духовных ценностей всегда хватает на всех.

Сочинение

Евгений Германович Водолазкин в тексте, посвященном размышлениям о происходящих изменениях в русском языке, ставит проблему отражения нравственности общества в языковых процессах. В целом ни для кого не секрет, что перемены в языке, особенно в разговорном, происходят очень быстро. И на первый взгляд это не очень опасно для общества до тех пор, пока в школе читают Пушкина и Толстого, Ахматову и Цветаеву. Однако доктор филологических наук заставляет взглянуть нас на эту проблему под другим углом.

Автор текста, сопоставляя историю слова и историю человека, подвергает анализу семантику слова «успех» в разные времена. Начиная с древних времен, когда «первым, и, безусловно, самым важным, было значение «польза», причем часто имелась в виду польза духовная», писатель раскрывает нам прописную истину: «добрые дела творились «на успех людям». До гениальности просто: «на успех людям» = «на пользу людям». Как еще могут твориться добрые дела? Оказывается, с течением времени утерян даже приблизительный, самый оттенок главного значения. Человек в погоне за достижением поставленных целей открывает для своих мечтаний и устремлений «новые горизонты», поспешно, впопыхах заменяя прелесть добродетели на «культ успеха». И теперь мы видим пропасть непреодолимую между первоначальным и современным значением слова: «успех подразумевает наличие у немногих того, чего нет у большинства».

Определить мнение автора не составляет труда, потому что Водолазкин отводит ему центральное место своих размышлений: «ПРОСТО нравственная проблематика перестала быть в обществе центральной», человек теряет духовную составляющую своей жизни, а вместе с этим процессом идет процесс замещения понятий или полного их вытеснения из языка. Это звучит чудовищно, но не соглашаться с этим бессмысленно. Стремление двигаться только вперед, скорость и быстротечность жизни, но главное, отказ от подлинной системы ценностей приводит в первую очередь к обнищанию внутреннего мира человека и, как следствие, к упрощению словарного запаса. Как бы нам не стать похожими на Эллочку-людоедку из «Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова, которая, желая выглядеть более выгодно, выдавала собачью шкуру на своем вечернем туалете за мексиканского тушкана и в речи свободно обходилась тридцатью словами, в основном междометиями с «глубокими значениями».

В качестве вывода хочется выразить надежду на то, что каждый из нас задумается над тем, от чего мы отказываемся, что теряем, чему не придаем должного значения. Какими нас увидят и услышат наши потомки? Нельзя забывать, что наш язык – это отражение нашей духовности.

Каждое слово имеет свою историю. Только на первый взгляд кажется, что все слова принадлежат только данному языку. На самом деле состав языка достаточно сложен: в нем присутствуют заимствования, устаревшие слова, архаизмы.
Изучением их происхождения занимается особая наука — этимология. Ее название происходит от греческих слов — etymon (значение) и logos (учение, наука) . Она возникла еще в Древней Греции. Правда, до XVIII века преобладали преимущественно наивные объяснения происхождения слов, часто по какому-то внешнему подобии» . Понятно, что сравнение по случайным признакам редко давало правильное объяснение.
Современная этимология основывается на законах развития языка и на сопоставлении близких по значению слов из различных языков. Знание законов, по которым образуются слова, позволяет этимологам реконструировать ряды слов, образованных от общего корня. Включение в такой ряд слова с непонятным происхождением помогает установить тот источник, от которого оно было образовано.
Вот, например, слово «каракатица» . В современном русском языке близкими к Нему являются слова «курица» и «девица» . Они показывают, что слово «каракатица» должно происходить от прилагательного «караката» . Сравнение с хорошо известным русским словом «волосата» (краткая форма прилагательного «волосатый» ) показывает, что прилагательное «караката» также должно иметь значение избытка чего-то.
В русском языке нет слова «корок» , но учитывая, что в болгарском и польском языках есть слово «крак» — нога, мы можем прийти к выводу, что слово «каракатица» означает «многоножка» .
Знание происхождения слова помогает не только понять его значение, но и правильно употреблять его в языке, грамотно склонять или спрягать, сочетать в предложении с другими частями речи.

как

как.

1. нареч. вопросительное. Обозначает вопрос об обстоятельствах, образе, способе действия, в знач.: каким образом? Как вы сюда попали? Как пройти на Мясницкую? Как вы нашли нас в толпе?

| Обозначает вопрос о качестве действия или состояния, в знач. наречия к вопрос. местоимению: какой, каков? Как вы живете? Как он пел вчера? Как вам понравилась постановка? Как вы относитесь к моему ю?

| В предикативном употреблении соответствует значению вопрос. местоимения какой, каков в им. и твор. Как ваше здоровье? Как ваше имя? Как дела? — Ну, как наш больной? — Да ничего, поправляется.

| В разговоре обозначает, что собеседник, недостаточно ясно поняв, недослышав только что сказанное, переспрашивает сказавшего; близко по знач. к вопрос. нареч.: что? (разг.). «- Чацкий произвел всю эту кутерьму. — Как? Чацкого кто свел в тюрьму?» Грибоедов.

| В возражении выражает недоумение по поводу вопроса собеседника и сопровождается повторением тех слов чужой речи, которые вызвали недоумение. «- Да зачем вам жениться? — Как зачем? вот позвольте заметить, странный немного вопрос.» Гоголь.

| В риторических вопросах и восклицаниях выражает возмущение, негодование, удивление говорящего. «Как! отравить отца!» Пушкин. Как! он уехал?

2. нареч. восклицательное. С восклицательной интонацией выражает восхищение или удивление по поводу качества, свойства действия, состояния или обстоятельств образа действия, а также оценку качества. «Как изменилася Татьяна! Как твердо в роль свою вошла!» Пушкин. Голубушка, как хороша! лов.

| при форме буд. вр. глаголов совер. вида служит для выражения неожиданности, внезапности действия (разг.). «Она как взвизгнет, а я ей: браво!» А.Тургенев. Как вскочит, да как стукнет кулаком по столу!

3. После некоторых сущ. и нареч. с эмоциональным оттенком значения (беда, страх, ужас, ужасно, удивительно и т.п., причем как произносится без удар.), вместе с этими словами образует выражения со знач.: очень, в большой степени (разг.). «Ужасно как хочется есть!» Гоголь. Бороны и сохи у них беда как плохи. Демьян Бедный. «Замкнутость и общие невзгоды удивительно как сближают людей.» Салтыков-Щедрин. «Ему самому его мнение показалось ужасно как глупым.» Достоевский. Она прелесть как поет.

4. нареч. относительное. Служит для выражения качества или обстоятельства образа действия, подчиняя относительное предложение главному. Если б вы знали, как мне надоели эти вечные сцены! Я с большим интересом следил за тем, как они спорили.

| *****

предложения. «Им (матерям) не забыть своих детей…, Как не поднять плакучей иве своих поникнувших ветвей.» Некрасов.

| Вводит сравнительные приложения, имея знач.: в качестве кого-чего-нибудь, будучи кем-чем-нибудь. Пушкин, как лирик. Как друг, я советую тебе заняться чем-нибудь серьезным. Ликвидация кулачества, как класса. «Борьба с оппортунизмом и с правой опасностью, как с главной опасностью.» Сталин.

8. союз. Присоединяет вводные слова и выражения. «Как нарочно, время было тогда прекрасное.» Гоголь. Как видно, он не прочь выпить.

9. союз временной. Когда (разг.). «Как давеча вы с Лизой были здесь, перепугал меня ваш голос чрезвычайно.» Грибоедов. Как пойдешь, зайди за мной.

| после предложения с сущ., имеющим знач. времени, служит для обозначения того момента, с которого начинается счет времени, совпадая по знач. с союзом: с тех пор как (разг.). Прошло два года, как мы познакомились.

| то же — после слов, обозначающих время, в пределах одного предложения. «лугин уже два месяца, как вернулся в петербург.» лермонтов. крым. как бы — 1) нареч. вопрос. и относ.: каким образом, способом. как бы нам управиться с работой к сроку? 2) выражает условно-предположительное сравнение. «весенний первый гром, как бы резвяся и играя, грохочет в небе голубом.» тютчев. 3) союз условный: если бы, кабы (прост.). Как бы пораньше взялись, тогда поспели бы. Как бы не (разг.) — союз цели: выражает боязнь, опасение, чтобы что-нибудь не случилось. Как бы не так! или как не так! (разг. фам.) — выражает несогласие, возражение, отказ. — Угостил бы ты меня обедом. — Как бы не так, держи карма шире! Как бы то ни было — каким бы то ни было образом, во всяком случае, при всех условиях. Как вдруг — служит усиленным, подчеркнутым *****

ну

См. также -ну, nu, Ну, НУ.
В Википедии есть страница «ну».

ну (междометие)

Морфологические и синтаксические свойства

ну

Междометие; неизменяемое.

Корень: -ну- .

Произношение

  • МФА: (файл)

Семантические свойства

Значение

  1. выражает призыв, понукание, нетерпение, удивление, досаду или иронию ◆ — Ну, поезжай скорее! ◆ Ну, опять мы опоздали к открытию!
  2. то же, что но; возглас, которым возница понукает лошадь ◆ Ну, мёртвая! — крикнул малюточка басом//Рванул под уздцы и быстрей зашагал. Н. А. Некрасов, «Крестьянские дети», 1861

Синонимы

  1. но II, пошёл

Антонимы

  1. тпру

Гиперонимы

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • междометия: нуте, нуте-ка, ну-тка, ну-кася, ну-ка, ну-кась, нуте-с, ну-с, ну-ну

Этимология

Звукоподражательное. Ср.: укр. ну, сербохорв. ну̏, словенск. nù «ладно», чешск. nu, nuže, словацк. nuž, польск. nu, nu|z.|e, nu|z.|, в.-луж. nó, nu, н.-луж. nо, nu.

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

  • а ну-ка
  • ай да ну
  • ну-ка
  • ну и ну!

Перевод

призыв

  • Белорусскийbe: ну
  • Португальскийpt: pois, ora, bem, mas, e
  • Украинскийuk: ну

крик возницы

Библиография

  • Лауфер Н. И. От образа к подобию // Арутюнова Н. Д. Логический анализ языка. Тождество и подобие. Сравнение и идентификация. М.: Институт языкознания АН СССР, 1990, с. 108.
  • Шмелёв А. Д. Лексический состав русского языка как выражение «русской души» // Зализняк Анна А., Левонтина И. Б., Шмелёв А. Д. Ключевые идеи русской языковой картины мира. М.: Языки славянской культуры, 2005, с. 34.

Для улучшения этой статьи желательно:

  • Добавить хотя бы один перевод для каждого значения в секцию «Перевод»

ну (частица)

ну

Частица; неизменяемое.

Корень: -ну- .

  • МФА: (файл)

  1. выражает удивление или недоверие ◆ — Я выиграл тысячу! — Ну, не может быть!
  2. выражает желание подвести итог ◆ Работа закончена, ну мы и пошли отсюда.
  3. ударная выражает начало активного действия, обозначенного глаголом в инфинитиве ◆ Она — ну его бить!
  4. с вопр. интонацией в ответ на вопрос выражает согласие с одновременным приглашением продолжить разговор или объяснить вопрос ◆ — Ты это читал? — Ну? (то есть: да, читал, и что?)
  5. прост. выражает согласие; то же, что ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
  1. итак
  2. итак
  3. и, да ну, да и
  4. ну и что

Ближайшее родство

Звукоподражательное. Ср.: укр. ну, сербохорв. ну̏, словенск. nù «ладно», чешск. nu, nuže, словацк. nuž, польск. nu, nu|z.|e, nu|z.|, в.-луж. nó, nu, н.-луж. nо, nu.

  • да ну

  • Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 70-х годов / Под ред. Н. З. Котеловой. — М. : Русский язык, 1984.
Для улучшения этой статьи желательно:

  • Добавить примеры словоупотребления для всех значений с помощью {{пример}}
  • Добавить все семантические связи (отсутствие можно указать прочерком, а неизвестность — символом вопроса)
  • Добавить хотя бы один перевод в секцию «Перевод»

Белорусский

ну

Междометие, неизменяемое.

Корень: —.

  1. ну (аналогично русскому слову) ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
  1. ?

Ближайшее родство

От ??

    Для улучшения этой статьи желательно:

    • Добавить описание морфемного состава с помощью {{морфо}}
    • Добавить транскрипцию в секцию «Произношение» с помощью {{transcription}}
    • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
    • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»

    Мокшанский

    ну

    Частица, также междометие.

    Корень: —.

  1. ну (аналогично русскому слову) ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
  1. ?

Ближайшее родство

Происходит от русск. ну, далее от: звукоподрожательного. Ср.: укр. ну, сербохорв. ну̏, словенск. nù «ладно», чешск. nu, nuže, словацк. nuž, польск. nu, nu|z.|e, nu|z.|, в.-луж. nó, nu, н.-луж. nо, nu.

    • О. Е. Поляков Учимся говорить по-мокшански. — Саранск : Мордовское книжное издательство, 1995. — С. 136. — 200 с. — 5000 экз. — ISBN 5-7595-0965-9.
    Для улучшения этой статьи желательно:

    • Добавить транскрипцию в секцию «Произношение» с помощью {{transcription}}
    • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}

    Украинский

    ну

    Междометие, неизменяемое.

    Корень: —.

  1. ну (аналогично русскому слову) ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
  1. ?

Ближайшее родство

От ??

    Для улучшения этой статьи желательно:

    • Добавить описание морфемного состава с помощью {{морфо}}
    • Добавить транскрипцию в секцию «Произношение» с помощью {{transcription}}
    • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
    • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»

    НУ, междометие и частица.
    1. Междометие. Выражает побуждение, удивление. Междометие «ну» интонационно отделяется от последующего слова и обособляется.
    «Мама-мама, – ухватил он ее за фартук, – мама же, ну, смотри!..» С. Сергеев-Ценский, Испуг. Ну, давай плясать! Становись! А. Островский, За чем пойдешь, то и найдешь.
    Если междометие «ну» выражает удивление, восхищение или недовольство, негодование, иронию, то оно не обособляется.
    Ну бал! Ну Фамусов! умел гостей назвать! Какие-то уроды с того света. А. Грибоедов, Горе от ума.
    Запятая также не ставится внутри неразложимых сочетаний со словами «ну тебя», «ну вас», «ну его», «ну их», а также сочетаний «ну и», «ну уж», «ну уж и».
    «Да ну тебя к черту с твоими бумагами!» – дерзко хохоча, кричала Наташа. М. Булгаков, Мастер и Маргарита. «Ну их к черту с их эхолотом», – мрачно ответил Игорь. В. Аксенов, Звездный билет. «Это вы потому так думаете, что молоды и здоровы». – «Ну уж и молода! Сорок два года – не молодость». И. Грекова, Перелом. Ну и гусь, думаю я, это тебе не Бебешев. А. Битов, Дело о двух банках тушенки. Ну и выдержка у моего чайника! Ю. Коваль, Чайник.
    2. Частица. Служит для усиления последующего высказывания; то же, что «так, итак» (употребляется при подведении итогов); то же, что «допустим, положим». Интонационно не отделяется от последующих слов. . Не требует постановки знаков препинания.
    Конечно, было бы ненужно, да ведь ни вы и никто другой не знает этих законов, ну так оно и приходится верить да помнить. А. Герцен, Поврежденный. Ну что такое ковер? Н. Тэффи, Свой человек. Ну а если любит, то и сам приедет, и гостей привезет. Ю. Домбровский, Факультет ненужных вещей. Ведь видит же, какого я роста, и, значит, должен понять, что мне самое большее семь, ну восемь от силы, – зачем же тогда спрашивать? В. Драгунский, Денискины рассказы.
    Также не требует постановки знаков препинания сочетание ударной частицы «ну» с неопределенной формой глагола несовершенного вида (при обозначении неожиданного и резкого начала действия).
    А Игоша не дремлет: он ко мне – и ну зубами тянуть узлы; только батюшка отворотится, он петлю и вытянет; не прошло двух минут – и я снова очутился на ковре между игрушек, посредине комнаты. В. Одоевский, Игоша.
    Запятая также не ставится внутри сочетаний «ну да», «ну и что», «ну что», «ну что ж».
    Ну да, у ней же инструкция! В. Шукшин, Жил человек. «Ты же гробанешься с таким настроением!» – «Ну и что, – говорит, – неужто ребята, которых мы потеряли, были хуже, чем мы с тобой?» Ф. Искандер, Три рассказа. Ну что – готов? В. Сорокин, Заседание завкома.
    http://new.gramota.ru/spravka/punctum?layout=item&id=58_501

    Как бы ни было

    Смотреть что такое «Как бы ни было» в других словарях:

    • как бы ни было — как бы ни было … Орфографический словарь-справочник

    • как бы ни было — Как бы то ни было, мы завтра уезжаем … Орфографический словарь русского языка

    • как бы ни было — к ак бы (то) н и было … Русский орфографический словарь

    • как бы ни было — ка/к бы (то) ни/ было (при всех условиях) … Слитно. Раздельно. Через дефис.

    • Как будто не было советской власти — Жарг. мол. Шутл. ирон. Выражение разочарования, удивления. Вахитов 2003, 73 … Большой словарь русских поговорок

    • Как довести до кондиции машину, аналогов которой нет в других армиях — Если бы после военных парадов определялись образцы техники, привлекшие наибольшее внимание специалистов, то после 9 мая прошлого года победителем наверняка бы стала внешне неброская, многим похожая на своих предшественниц и в то же время… … Энциклопедия техники

    • как — КАК. 1. нареч. вопросительное. Обозначает вопрос об обстоятельствах, образе, способе действия, в знач.: каким образом? Как вы сюда попали? Как пройти на Мясницкую? Как вы нашли нас в толпе? || Обозначает вопрос о качестве действия или состояния,… … Толковый словарь Ушакова

    • КАК — КАК. 1. нареч. вопросительное. Обозначает вопрос об обстоятельствах, образе, способе действия, в знач.: каким образом? Как вы сюда попали? Как пройти на Мясницкую? Как вы нашли нас в толпе? || Обозначает вопрос о качестве действия или состояния,… … Толковый словарь Ушакова

    • как — КАК. 1. нареч. вопросительное. Обозначает вопрос об обстоятельствах, образе, способе действия, в знач.: каким образом? Как вы сюда попали? Как пройти на Мясницкую? Как вы нашли нас в толпе? || Обозначает вопрос о качестве действия или состояния,… … Толковый словарь Ушакова

    • КАК — нареч. вопрос о качествах и обстоятельствах чего либо; | выраженье подобия, сравненья, удивленья, сомненья; | когда. Как это сталось? Как нам быть? А как вам угодно. Как (сколь) далеко отсюда до Москвы? Как бы не было худа. Он глуп, как пень. Бел … Толковый словарь Даля

    >«Как ни странно»: запятая нужна или нет?

    Часть речи и роль в предложении

    «Как (это) ни странно» — это сочетание союза с частицей и наречием, иногда с добавлением указательного местоимения «это».

    Чаще всего данное выражение в предложении выполняет роль вводного словосочетания, которое:

    • выражает авторскую оценку происходящего;
    • не является членом предложения и не связано синтаксически с другими словами в предложении;
    • может быть удалено из предложения без нарушения его структуры и смысла;
    • неизменно по своему составу и форме;
    • имеет синонимы «что удивительно», «представьте себе», «вообразите» и т. д.

    От отчаяния я хлопнул ладонью по телевизору, и, как ни странно, он тут же заработал.

    Или:

    От отчаяния я хлопнул ладонью по телевизору, и, вообразите, он тут же заработал.

    Или:

    От отчаяния я хлопнул ладонью по телевизору, и он тут же заработал.

    Реже данное сочетание «распадается» на отдельный союз «как» и обстоятельство образа действия, меры и степени «ни странно». Наречие «странно» в составе сочетания:

    • является полноценным членом предложения, отвечает на вопрос «как?»;
    • удалить из предложения невозможно;
    • может перемещаться по сочетанию;
    • имеет синонимы «удивительно», «поразительно», «чудно» и т. д.

    Как ни странно это прозвучало, вам придётся мне поверить.

    Или:

    Как ни поразительно это прозвучало, вам придётся мне поверить.

    Или:

    Как бы странно это ни прозвучало, вам придётся мне поверить.

    «Как ни странно» или «как не странно»

    Данное выражение — независимо от того, в какой роли выступает — всегда пишется с частицей «ни».

    Запомнить это правило несложно, если разобраться в значении частиц. «Не» выражает отрицание, а «ни» усиливает следующее за ней слово. Таким образом, говоря «не странно» мы утверждаем, что ничего удивительного не произошло, в то время как «ни странно», наоборот, подразумевает, что всё очень необычно.

    В сочетании с союзом «как» получаем такие значения: «как ни странно» — «это очень странно, но…», а «как не странно» — «это совсем не странно, но…». Во втором случае выражение просто теряет смысл, поэтому целесообразно использовать именно частицу «ни».

    Это вовсе не странно. Так же, как не странно то, что ты мне это написала.

    Частица «не» в сочетании «как не странно» появилась благодаря сопоставлению с чем-то, что не выглядит для автора высказывания странным.

    Как ни странно, она написала мне первой.

    Во втором примере «ни» служит для создания эффекта неожиданности (=очень странно, однако она написала мне первой).

    Важно! В одно слово частица с наречием не пишутся никогда. Слов «нестранно» и «нистранно» не существует, их употребление в любом случае будет ошибкой.

    Когда запятая ставится?

    Словосочетание «как (это) ни странно» следует выделять запятыми, если в предложении оно выступает в роли вводного:

    1 Одиночное вводное сочетание выделяется запятыми независимо от своего расположения в предложении.

    Как это ни странно, уточки так и не подплыли на угощение, а продолжали лениво кружить вдалеке.

    Казалось, дождь не прекратится до вечера, но, как ни странно, уже через полчаса выглянуло солнце, а через час и лужи почти высохли.

    Он всё-таки пришёл на встречу, как это ни странно.

    2 Если вводное сочетание входит в состав обособленной конструкции (причастный и деепричастный обороты, уточнение, присоединительные конструкции и т. д.), то:

    а) начиная или закрывала такой оборот, словосочетание не отделяется от него запятой;

    На вопрос преподаватель ответил очень расплывчато, как ни странно быстро сменив тему.

    В предложении вводное слово «как ни странно» начинает деепричастный оборот «быстро сменив тему», запятая между ними не ставится.

    Наша главная отличница, бывшая ещё и самой популярной девочкой в классе как ни странно, на встречу выпускников приехала на Мерседесе.

    Причастный оборот «бывшая ещё и самой популярной девочкой в классе» завершается вводным «как ни странно».

    б) находясь в середине оборота, словосочетание выделяется с двух сторон по общему правилу.

    Дети с площадки окружили мою собаку плотным кольцом, забыв, как ни странно, даже о своих игрушках, и принялись наперебой её гладить и восторженно щебетать.

    В предложении «как ни странно» находится в середине деепричастного оборота «забыв даже о своих игрушках» и выделяется запятыми с двух сторон.

    Важно! Из правила есть два исключения. Вводное словосочетание всегда отделяется запятой от оборота, если:

    • обособленный оборот заключён в скобки или выделен тире;

    Моя начальница — как ни странно, очень стройная — всегда была большой сладкоежкой.

    • оборот начинается со слов «как», «чтобы».

    Мне, как ни странно, чтобы поехать на море, достаточно всего одного рюкзака вещей.

    3 Если «как ни странно» стоит после однородных членов предложения, но до обобщающего слова, то перед выражением ставится тире, а после него — запятая.

    И чашки, и блюдца, и даже сахарница с чайником — как ни странно, при падении весь сервиз уцелел.

    4 В предложениях, где перед вводным сочетанием стоят сочинительные союзы «и», «а», «но», «да» (= «и»), действуют такие правила:

    а) между союзом и вводным сочетанием ставится запятая, если это сочетание может быть перемещено или удалено из предложения, и смысл при этом не будет искажён;

    Брат уже напрягся в ожидании наказания за порванные штаны, но, как ни странно, мама лишь устало улыбнулась и обняла его.

    Или:

    Брат уже напрягся в ожидании наказания за порванные штаны, но мама, как ни странно, лишь устало улыбнулась и обняла его.

    Или:

    Брат уже напрягся в ожидании наказания за порванные штаны, но мама лишь устало улыбнулась и обняла его.

    б) союз и вводное сочетание выделяются как единое целое, если сочетание нельзя перенести или удалить;

    Эта деревня выглядит такой заброшенной и безлюдной на первый взгляд, а как ни странно, и здесь до сих пор два-три дома обитаемы.

    в) союз и вводное словосочетание, стоящие в начале предложения, запятой, как правило, не разделяются.

    Я наплёл им с три короба! И как ни странно, они приняли мой рассказ за чистую монету.

    Когда запятая не ставится?

    В предложениях, где «ни странно» выступает в роли обстоятельства, выделять его запятыми не нужно. Рядом с данным сочетанием могут стоять запятые, которые, тем не менее, будут относиться к другим членам предложения (обособленные обороты, обращение, граница предложений и т. д.).

    Моя подруга всегда чувствовала себя уверенно в своих экстравагантных нарядах, как бы странно она ни выглядела.

    Как ни странно нам было находиться вместе через столько лет, а всё же интересно было узнать, как у кого жизнь сложилась.

    В этой статье я хочу рассмотреть, как физическое насилие освещалось в книгах, которые были написаны для детей или стали частью детской культуры. И начну я, пожалуй, с классических произведений.

    Вряд ли кто-то поспорит с тем, что физическое насилие над ребенком — это плохо. Но почему-то многие люди не хотят включать в понятие «насилие» телесные наказания. Хотя я не вижу между этими двумя вещами никакой разницы.

    В литературе — и детской, и взрослой, — много примеров телесных наказаний. Это была неотделимая часть жизни детей — они подвергались наказаниям дома, в школе, на барском дворе, да и просто на улице. Мне пришлось ограничиться в этой статье только русской литературой, и она все равно получилась очень большой. На мой взгляд, примеров из русской классики вполне достаточно для создания полной картины. К тому же большая часть приведенных здесь книг — автобиографические. Что освобождает нас от ненужной дискуссии о том, что переживания героев — это художественный вымысел и в жизни так не бывает.

    Хочу предупредить читателей, что приведенные в статье цитаты могут вызвать триггеры. Триггер — от английского слова «trigger» — спусковой крючок (в данном случае имеется в виду «trauma trigger» — травматичный триггер) — это внешний раздражитель, который форсирует воспоминания о пережитом травматичном опыте.

    Также хочу сразу сказать, что подробнейший список произведений, в которых упоминаются телесные наказания, я нашла на БДСМ-форуме. Участники с теплотой вспоминали моменты из книг и фильмов, которые тогда, в детстве, пробудили их сексуальность. В этом нет ничего удивительного — сексуальность некоторых людей связана с насилием в той или иной форме. В викторианской Англии, где телесные наказания были общепринятым и одобряемым способом воспитания детей, порка была одной из популярных эротических фантазий взрослых. Об этом можно подробней почитать в блоге b_a_n_s_h_e_e. Детские психологи часто пишут о том, что у обоих участников процесс порки может вызвать вот такой вот отклик психики, который очевидно не должен возникать между родственниками. И тем более между ребенком и взрослым.

    Как писатели изображают наказания

    Во истину ужаснейшие холодящие кровь сцены «наказаний» подарил нам Горький в автобиографической повести «Детство»:

    «В субботу, перед всенощной, кто-то привел меня в кухню; там было темно и тихо. Помню плотно прикрытые двери в сени и в комнаты, а за окнами серую муть осеннего вечера, шорох дождя. Перед черным челом печи на широкой скамье сидел сердитый, не похожий на себя Цыганок; дедушка, стоя в углу у лохани, выбирал из ведра с водою длинные прутья, мерял их, складывая один с другим, и со свистом размахивал ими по воздуху. Бабушка, стоя где-то в темноте, громко нюхала табак и ворчала: — Ра-ад… мучитель… Саша Яковов, сидя на стуле среди кухни, тер кулаками глаза и не своим голосом, точно старенький нищий, тянул: — Простите христа-ради… Как деревянные, стояли за стулом дети дяди Михаила, брат и сестра, плечом к плечу. — Высеку — прощу, — сказал дедушка, пропуская длинный влажный прут сквозь кулак.—Ну-ка, снимай штаны-то!.. Говорил он спокойно, и ни звук его голоса, ни возня мальчика на скрипучем стуле, ни шарканье ног бабушки, — ничто не нарушало памятной тишины в сумраке кухни, под низким закопченным потолком. Саша встал, расстегнул штаны, спустил их до колен и, поддерживая руками, согнувшись, спотыкаясь, пошёл к скамье. Смотреть, как он идет, было нехорошо, у меня тоже дрожали ноги. Но стало ещё хуже, когда он покорно лёг на скамью вниз лицом, а Ванька, привязав его к скамье под мышки и за шею широким полотенцем, наклонился над ним и схватил чёрными руками ноги его у щиколоток. — Лексей, — позвал дед, — иди ближе!.. Ну, кому говорю? Вот, гляди, как секут… Раз!.. Невысоко взмахнув рукой, он хлопнул прутом по голому телу. Саша взвизгнул. — Врешь, — сказал дед, — это не больно! А вот эдак больней! И ударил так, что на теле сразу загорелась, вспухла красная полоса, а брат протяжно завыл. — Не сладко? — спрашивал дед, равномерно поднимая и опуская руку.—Не любишь? Это за наперсток! Когда он взмахивал рукой, в груди у меня все поднималось вместе с нею; падала рука — и я весь точно падал. Саша визжал страшно тонко, противно: — Не буду-у… Ведь я же сказал про скатерть… Ведь я сказал… Спокойно, точно псалтирь читая, дед говорил: — Донос — не оправданье! Доносчику первый кнут. Вот тебе за скатерть! Бабушка кинулась ко мне и схватила меня на руки, закричав: — Лексея не дам! Не дам, изверг! Она стала бить ногою в дверь, призывая: — Варя, Варвара! Дед бросился к ней, сшиб ее с ног, выхватил меня и понес к лавке. Я бился в руках у него, дергая рыжую бороду, укусил ему палец. Он орал, тискал меня и, наконец, бросил на лавку, разбив мне лицо. Помню дикий его крик: — Привязывай! Убью! Помню белое лицо матери и ее огромные глаза. Она бегала вдоль лавки и хрипела: — Папаша, не надо!.. Отдайте… Дед засек меня до потери сознания, и несколько дней я хворал, валяясь вверх спиною на широкой жаркой постели в маленькой комнате с одним окном и красной, неугасимой лампадой в углу перед киотом со множеством икон. Дни нездоровья были для меня большими днями жизни. В течение их я, должно быть, сильно вырос и почувствовал что-то особенное. С тех дней у меня явилось беспокойное внимание к людям, и, точно мне содрали кожу с сердца, оно стало невыносимо чутким ко всякой обиде и боли, своей и чужой».

    Кадр из фильма «Детство Горького» 1938 года

    В рассказе Бажова «Каменный цветок» тоже есть эпизод, когда «учитель» так распаляется в процессе наказания, что подвергает жизнь ребенка опасности.

    «Расправа тогда известно какая была. За всякую вину спину кажи. На грех еще одна-то корова из приказчичьего двора была. Тут и вовсе спуску не жди. Растянули сперва старика, потом и до Данилушки дошло, а он худенький да тощенький. Господский палач оговорился даже. — Экой-то, — говорит, — с одного разу сомлеет, а то и вовсе душу выпустит. Ударил все ж таки — не пожалел, а Данилушко молчит. Палач его вдругорядь — молчит, втретьи — молчит. Палач тут и расстервенился, давай полысать со всего плеча, а сам кричит: Я тебя, молчуна, доведу… Дашь голос… Дашь! Данилушко дрожит весь, слезы каплют, а молчит. Закусил губенку-то и укрепился. Так и сомлел, а словечка от него не слыхали».

    Есть пример физического наказания и в романе «Детство Темы» Гарина-Михайловского. Если в предыдущих примерах поркой занимались купец и крестьянин, то здесь палачом выступает дворянин, генерал. Как и в жизни, ведь, согласно статистике, насилие происходит в семьях из абсолютно всех социальных слоев.

    «Двери кабинета плотно затворяются. Мальчик тоскливо, безнадежно оглядывается. Ноги его совершенно отказываются служить, он топчется, чтобы не упасть. Мысли вихрем, с ужасающей быстротой несутся в его голове. Он напрягается изо всех сил, чтобы вспомнить то, что он хотел сказать отцу, когда стоял перед цветком. Надо торопиться. Он глотает слюну, чтобы смочить пересохшее горло, и хочет говорить прочувствованным, убедительным тоном: — Милый папа, я придумал… я знаю, что я виноват… Я придумал: отруби мои руки!.. Увы! то, что казалось так хорошо и убедительно там, когда он стоял пред сломанным цветком, здесь выходит очень неубедительно. Тема чувствует это и прибавляет для усиления впечатления новую, только что пришедшую ему в голову комбинацию: — Или отдай меня разбойникам! — Ладно, — говорит сурово отец, окончив необходимые приготовления и направляясь к сыну. — Расстегни штаны… Это что-то новое?! Ужас охватывает душу мальчика; руки его, дрожа, разыскивают торопливо пуговицы штанишек; он испытывает какое-то болезненное замирание, мучительно роется в себе, что еще сказать, и наконец голосом, полным испуга и мольбы, быстро, несвязно и горячо говорит: — Милый мой, дорогой, голубчик… Папа! Папа! Голубчик… Папа, милый папа, постой! Папа?! Ай, ай, ай! Аяяяй!.. Удары сыплются. Тема извивается, визжит, ловит сухую, жилистую руку, страстно целует ее, молит. Но что-то другое рядом с мольбой растет в его душе. Не целовать, а бить, кусать хочется ему эту противную, гадкую руку. Ненависть, какая-то дикая, жгучая злоба охватывает его. Он бешено рвется, но железные тиски еще крепче сжимают его. — Противный, гадкий, я тебя не люблю! — кричит он с бессильной злобой. — Полюбишь! Тема яростно впивается зубами в руку отца. — Ах ты змееныш?! И ловким поворотом Тема на диване, голова его в подушке. Одна рука придерживает, а другая продолжает хлестать извивающегося, рычащего Тему. Удары глухо сыплются один за другим, отмечая рубец за рубцом на маленьком посинелом теле».

    Кадр из фильма «Детство Темы» 1990 года

    Мы снова видим ситуацию с мужчиной, который слишком распалился в процессе. И во многом из-за того, что мальчик сопротивлялся. Как и Алеша Пешков, Тема укусил своего мучителя. Реакция защищаться и бить в ответ — совершенно естественная и, более того, считающаяся в обществе более правильной, чем другой ее вариант — замереть и не двигаться. Однако в этом случае дети оказываются наказаны с большей силой именно из-за того, что посмели проявить свою гордость и попытаться защитить собственное тело.

    У деда в горьковском «Детстве» эта двойственность вылилась в странную двуликую логику. Насильник перекладывает вину за случившееся на жертву — это типичнейшее поведение абьюзера — и одновременно требует от ребенка быть ему благодарным за «науку».

    «Я тебя тогда перетово, брат. Разгорячился очень; укусил ты меня, царапал, ну, и я тоже рассердился! Однако не беда, что ты лишнее перетерпел — взачет пойдет! Ты знай: когда свой, родной бьет — это не обида, а наука! Чужому не давайся, а свой ничего!»

    Кадр из фильма «Детство Горького»

    Мы знаем, что несмотря на то, что отец больше никогда не притронулся к Теме, их отношения были подорваны. Дистанцию между ними уже никогда не удалось сократить. Да и у Алеши с дедом хороших отношений не вышло.

    Все тренинги по управлению гневом учат людей не давать выход своим эмоциям в физических проявлениях. Потому что это не освобождает человека от гнева, а только усиливает его. Многие родители и теперь оправдывают физическое насилие, которое произошло «в момент сильных эмоций», говоря, что это гораздо лучше, чем холодное расчетливое избиение ребенка. Мне сложно представить ситуацию, в которой эмоции могут быть оправданием причинению боли гораздо более слабому и беззащитному существу, которое не может тебе ответить.

    Отношение взрослых героев к телесным наказаниям

    Во многих произведениях, где встречаются описания наказаний, есть противопоставление взглядов. Авторы вкладывают в уста одних героев гуманистические мысли о том, что физическое насилие — недопустимый метод воспитания. И яростно с ними спорят другие герои — защитники кулаков и розог.

    В «Детстве Темы» протагонистом выступает мать. Она врывается в разгар наказания, потому что больше не может выносить криков сына.

    «— Довольно, довольно! — кричит она, врываясь в кабинет. — Довольно!!. — Полюбуйся, каков твой звереныш! — сует ей отец прокушенный палец. Но она не видит этого пальца. Она с ужасом смотрит на диван, откуда слезает в это время растрепанный, жалкий, огаженный звереныш и дико, с инстинктом зверя, о котором на минуту забыли, пробирается к выходу. Мучительная боль пронизывает мать. Горьким чувством звучат ее слова, когда она говорит мужу: — И это воспитание?! Это знание натуры мальчика?! Превратить в жалкого идиота ребенка, вырвать его человеческое достоинство — это воспитание?!»

    Кадр из фильма «Детство Темы»

    В романе «Детство» Льва Толстого тоже есть упоминание телесных наказаний. На балу происходит разговор между отцом и бабушкой героя и княгиней, их дальней родственницей. Княгиня поддерживает идею физических наказаний, а бабушка героя с ней спорит:

    «И княгиня, наклонившись к папа, начала ему рассказывать что-то с большим одушевлением. Окончив рассказ, которого я не слыхал, она тотчас засмеялась и, вопросительно глядя в лицо папа, сказала: — Каков мальчик, mon cousin? Он стоил, чтобы его высечь; но выдумка эта так умна и забавна, что я его простила, mon cousin. И княгиня, устремив взоры на бабушку, ничего не говоря, продолжала улыбаться. — Разве вы бьете своих детей, моя милая, — спросила бабушка, значительно поднимая брови и делая особенное ударение на слове бьете. — Ax, ma bonne tante , — кинув быстрый взгляд на папа, добреньким голоском отвечала княгиня, — я знаю, какого вы мнения на этот счет, но позвольте мне в этом одном с вами не согласиться: сколько я ни думала, сколько ни читала, ни советовалась об этом предмете, все-таки опыт привел меня к тому, что я убедилась в необходимости действовать на детей страхом. Чтобы что-нибудь сделать из ребенка, нужен страх… не так ли, mon cousin? А чего, je vous demande un peu , дети боятся больше, чем розги? При этом она вопросительно взглянула на нас, и, признаюсь, мне сделалось как-то неловко в эту минуту. — Как ни говорите, а мальчик до двенадцати и даже до четырнадцати лет все еще ребенок; вот девочка — другое дело. «Какое счастье, — подумал я, — что я не ее сын». — Да, это прекрасно, моя милая, — сказала бабушка, свертывая мои стихи и укладывая их под коробочку, как будто не считая после этого княгиню достойною слышать такое произведение, — это очень хорошо, только скажите мне, пожалуйста, каких после этого вы можете требовать деликатных чувств от ваших детей? И, считая этот аргумент неотразимым, бабушка прибавила, чтобы прекратить разговор: — Впрочем, у каждого на этот счет может быть свое мнение. Княгиня не отвечала, но только снисходительно улыбалась, выражая этим, что она извиняет эти странные предрассудки в особе, которую так много уважает».

    Из сериала «Детство, отрочество, юность» 1973 года

    Дед-садист Горького спорит со взглядами образованного и гуманного отца Алеши.

    «И снова спросил меня: — Тебя отец сёк? Не понимая, о чём он говорит, я промолчал, а мать сказала: — Нет. Максим не бил его, да и мне запретил. — Это почему же? — Говорил, битьем не выучишь. — Дурак он был во всем, Максим этот, покойник, прости господи! сердито и четко проговорил дед».

    Описание или намек на порку встречается в многочисленных произведениях Владислава Крапивина. В одном из них герою предоставляется возможность наказать ребенка, и он испытывает по этому поводу целую гамму чувств — сначала злорадное удовольствие, а потом — раскаянье. Он все-таки понимает, что не способен причинить боль ребенку.

    «— Ты что? — растерялся Корнелий. — Десять горячих, господин воспитатель, — полушепотом сказал мальчик. — За то, что во время сна держал руки под одеялом. Корнелий озадаченно посмотрел на Антона. Тот, глядя в сторону, механически шагнул, протянул широкую лаковую линейку (откуда она появилась?). Корнелий взял ее — тяжелую и странно липкую. Опять взглянул на провинившегося — на его темя и затылок в крупных кольцах волос. — Тебя как зовут? — Илья, господин воспитатель, — проговорил он с полувыдохом. Розоватые ладони с очень тонкими пальцами вздрогнули. Странное чувство испытал Корнелий. Недоумение, что он — приговоренный к смерти арестант — может кого-то наказать или помиловать. И… по правде говоря, какое-то удовольствие от этой мысли. И — тут же! — брезгливую неловкость: вспомнился Пальчик — он тоже любил казнить или миловать послушных одноклассников. И холодновато-любопытный вопрос к себе: ты что, в самом деле сумел бы ударить линейкой вот по этим дрожащим ладошкам, по тонкому запястью с голубой жилкой, по этим почти прозрачным пальцам? «Какой скрипач, наверно, мог бы получиться из мальчишки…»

    В.Крапивин, «Гуси-гуси га-га-га»

    Как дети реагируют на телесные наказания

    В книгах, где повествование ведется от лица ребенка, хорошо показано, что физическая расправа приносит не только телесную, но и душевную боль. Порка унизительна для личности. Она создает давящую атмосферу в семье и еще долго потом, во взрослой жизни, возвращается триггерами.

    Случайно сломав любимый цветок отца, Тема очень живо представляет себе картину наказания:

    «Но цветок по-прежнему лежит на земле… Время идет… Вот отец, встающий раньше матери, покажется, увидит, все сразу поймет, загадочно посмотрит на сына и, ни слова не говоря, возьмет его за руку и поведет… Поведет, чтоб не разбудить мать, не через террасу, а через парадный ход, прямо в свой кабинет. Затворится большая дверь, и он останется с глазу на глаз с ним. Ах, какой он страшный, какое нехорошее у него лицо… И зачем он молчит, не говорит ничего?! Зачем он расстегивает свой мундир?! Какой противный этот желтенький узенький ремешок, который виднеется в складке синих штанов его. Тема стоит и, точно очарованный, впился в этот ремешок. Зачем же он стоит? Он свободен, его никто не держит, он может убежать… Никуда он не убежит. Он будет мучительно-тоскливо ждать. Отец не спеша снимет этот гадкий ремешок, сложит вдвое, посмотрит на сына; лицо отца нальется кровью, и почувствует, бесконечно сильно почувствует мальчик, что самый близкий ему человек может быть страшным и чужим, что к человеку, которого он должен и хотел бы только любить до обожания, он может питать и ненависть, и страх, и животный ужас, когда прикоснутся к его щекам мягкие, теплые ляжки отца, в которых зажмется голова мальчика».

    Эта картина толкает Тему, с одной стороны, на оттягивание всеми силами момента расплаты, а с другой, на приближение неминуемого. Мальчик неудержимо шалит, гораздо больше обычного. Как бы утверждая необходимость наказания. Ведь цветок был сломан случайно, и получить порку за поступок, из-за которого мальчик сам ужасно переживает, было бы невыносимо.

    В четвертой части автобиографической тетралогии «Инженеры» повзрослевший Тема возвращается в отчий дом со своей невестой и они вместе вспоминают самые болезненные переживания детства:

    «— Вот и здесь меня раз высек отец… Господи, я, кажется, только и вспоминаю, как меня секли. Боже мой, какая это ужасная все-таки вещь — наказание. Около двадцати лет прошло, я любил папу, но и до сих пор на первом месте эти наказания и враждебное, никогда не мирящееся чувство к нему за это… Тебя, конечно, никогда не наказывали? — Нет… Меня запирали одну, и я такой дикий страх переживала… На лице Аделаиды Борисовны отразился этот дикий страх, и Карташев совершенно ясно представил ее себе маленьким, худеньким, испуганным ребенком, с побелевшим лицом, открытым ртом без звука, которого вталкивают в большую пустую комнату. — А, как это ужасно! Деля, милая, мы никогда пальцем не тронем наших детей. — О, боже мой, конечно, нет!»

    Алеша из книги «Черная курица, или подземные жители» именно из-за страха перед розгами раскрывает секрет о существовании волшебной страны. И когда его все-таки высекли, мальчик чувствует не столько боль, сколько унижение.

    Кадр из фильма «Черная курица, или подземные жители» 1980 года

    Сережа Багров — герой романа «Детские годы Багрова внука» тяжело переживает первое столкновение с физическим насилием, которое произошло в народном училище:

    «Задав урок, Матвей Васильич позвал сторожей; пришли трое, вооруженные пучками прутьев, и принялись сечь мальчиков, стоявших на коленях. При самом начале этого страшного и отвратительного для меня зрелища я зажмурился и заткнул пальцами уши. Первым моим движением было убежать, но я дрожал всем телом и не смел пошевелиться. <…> Приехав домой, я ужасно встревожил свою мать сначала безмолвным волнением и слезами, а потом исступленным гневом на злодейские поступки Матвея Васильича. <…> Успокоить и утешить меня сначала не было никакой возможности; в эту минуту даже власть матери была бессильна надо мной. Наконец, рассказав всё до малейшей подробности мною виденное и слышанное, излив мое негодованье в самых сильных выражениях, какие только знал из книг и разговоров, и осудив Матвея Васильича на все известные мне казни, я поутих и получил способность слушать и понимать разумные речи моей матери. Долго она говорила со мной и для моего успокоения должна была коснуться многого, еще мне не известного и не вполне мною тогда понятого. Трудно было примириться детскому уму и чувству с мыслию, что виденное мною зрелище не было исключительным злодейством, разбоем на большой дороге, за которое следовало бы казнить Матвея Васильича, как преступника, что такие поступки не только дозволяются, но требуются от него как исполнение его должности. <…> Я долго не мог успокоиться, а от Матвея Васильича получил такое непреодолимое отвращение, что через месяц должны были ему отказать».

    Мальчик протестует всей душой против любого насилия, включая и то, что совершается самыми близкими людьми:

    «Вдруг неожиданный случай так отдалил меня от бабушки, что я долго ходил к ней только здороваться да прощаться. Один раз, когда мы весело разговаривали с бабушкой, рыжая крестьянская девчонка подала ей свой клочок пуха, уже раз возвращенный назад; бабушка посмотрела на свет и, увидя, что есть волосья, схватила одною рукою девочку за волосы, а другою вытащила из-под подушек ременную плетку и начала хлестать бедную девочку… Я убежал. Это напомнило мне народное училище, и я потерял охоту сидеть в бабушкиной горнице, смотреть, как прядет она на самопрялке и как выбирают девчонки козий пух».

    Иллюстрция Д.А.Шмаринова

    Даже дети, которые сами никогда не сталкивались с телесными наказаниями, остро чувствуют неправильность этого процесса. Николенька Иртеньев из «Детства» Толстого после услышанного разговора о порке не может отделаться от мысли о том, что его тетушка бьет своего сына:

    «Я, целуя маленькую, сухую ручку княгини, с чрезвычайной ясностью воображал в этой руке розгу, под розгой — скамейку, и т. д.»

    Из сериала «Детство, отрочество, юность»

    И, встретив сына княгини, он тоже не перестает думать о том, что этого мальчика дома порют розгами.

    Лев Тослстой в созданной им яснополянской школе детей, разумеется, не бил.

    Если вернуться к цитате из «Детства» Горького, которую я привела в начале статьи, то можно увидеть, какие эмоции испытывает Алеша, да и все остальные дети в комнате, когда видят, как бьют их товарища:

    «Когда он взмахивал рукой, в груди у меня все поднималось вместе с нею; падала рука — и я весь точно падал».

    Кадр из фильма «Детство Горького»

    Ужас и отвращение — не единственная реакция на порку, которая есть в классической литературе. Часто писатели чрезмерно романтизируют реакцию детей. Например, в произведениях Крапивина все выдерживают наказания так, будто они маленькие святые мученики:

    «— Все… Все твое вранье, — с отчаянной грубостью, но тихо сказал Славка, глядя ей прямо в лицо.— Ты все врешь. Ты едешь из-за Него . Ни разу в жизни он так не говорил с мамой. Ее щеки побелели. На столике лежала пустая авоська, с которой Славка обычно бегал на рынок и в магазин. Этой авоськой, вытянутой в тяжелый жгут, мама хлестнула его по лицу. И еще, еще! В кожу впились твердые узелки. Славка не увернулся и не защитился. Он только прикрыл глаза, но не от страха, а машинально. Он расстегнул пряжку и выдернул из петель флотский ремень. — Возьми, — сказал он.— Пряжкой можно пробить до кости. Не бойся, шрамы придают мальчикам мужественный вид. Мама бросила сетку и выскочила в другую комнату. Славка увидел, как она плачет у окна. Но он не пошел за ней. У него горели от ударов щеки».

    В. Крапивин. «Трое с площади Карронад».

    Сережа Багров с удивлением обнаружил, что выпоротые мальчики из народного училища, кажется, вовсе не травмированы этим фактом:

    «Когда утихли крики и зверские восклицания учителя, долетавшие до моего слуха, несмотря на заткнутые пальцами уши, я открыл глаза и увидел живую и шумную около меня суматоху; забирая свои вещи, все мальчики выбегали из класса и вместе с ними наказанные, так же веселые и резвые, как и другие».

    Его товарищ Андрюша — студент училища — понимает реакцию Сережи и объясняет, почему другие мальчики относятся ко всему проще — ведь насилие давно стало нормой их жизни. А у детей есть свойство выращивать сильные защитные механизмы.

    «»Что, понравилось ли вам училище? — спросил он (Андрюша), заглядывая мне в лицо. И, не получая от меня ответа, прибавил: — Никак, напугались? У нас это всякий день»».

    Иллюстрация к рассказу Чехова «Ванька Жуков» В.Л.Гальдяева

    Еще один пример более легкого отношения героя к порке можно найти в книге Марка Твена «Приключения Тома Сойера». Том Сойер стоически выносит наказания за дело, неважно, исходят они от учителя или тети. Они, тем не менее, заставляют его попереживать и подуться на тетю и свою судьбу, но не оставляют серьезного следа в его душе. Зато на несправедливое наказание он реагирует глубочайшей обидой и даже уходит из дома. Даже в этом случае связь между ребенком и взрослым не обязательно должна оборваться навсегда. Но сохранить отношения можно только если взрослый раскаивается и просит у ребенка прощения.

    Нам всегда стоит помнить о том, что все мы — разные. И на одни и те же события мы можем реагировать по-разному. Есть популярный аргумент, который используют сторонники телесных наказаний — «меня пороли и я человеком вырос». Его использует, например, и дед-садист Горького:

    «Ты думаешь, меня не били? Меня, Олёша, так били, что ты этого и в страшном сне не увидишь. Меня так обижали, что, поди-ка, сам господь бог глядел — плакал! А что вышло? Сирота, нищей матери сын, я вот дошёл до своего места, — старшиной цеховым сделан, начальник людям».

    Горький «Детство»

    Но в одной и той же семье с одним и тем же воспитанием могут вырасти совершенно разные дети. И, как показывает опыт миллионов людей, чтобы «вырасти человеком» совершенно не обязательно быть избитым.

    Еще один популярный аргумент за порку — это то, что «дети сами напрашиваются». Видимо, в глазах многих и многих людей все провинившиеся дети сливаются в единый образ нахального хулигана, показанный в «Ералаше». Он кичится своей неуправляемостью и сам признает, что единственный способ с ним совладать — бить его.

    Хотя и здесь очевидно, что мальчик только бравирует, и идея железной руки ему самом на самом деле совсем не нравится.

    «Пожалей розги своей, и ты испортишь сына». И в это до сих пор свято верят многие отцы и матери. Они прилежно хлещут розгой, называя это любовью. Стоило бы разузнать, каково было детство тех действительно «испорченных сыновей», тех диктаторов, тиранов, притеснителей и мучителей, которых сейчас так много на земле. Я уверена, что за спиной почти каждого из них стоит отец-тиран или воспитатель с розгой или плеткой в руке».

    Из речи Астрид Линдгрен при поучении Премии Мира в Германии в 1978 году

    Юмористическое освещение порки в литературе

    Наказания, порка могут встречаться в литературе в юмористическом контексте. Но, чаще всего, шутки эти если и кажутся смешными, то только взрослым.

    Пожалуй, единственный пример не страшной штуки про порку я нашла в книге Астрид Линдгрен «Мадикен и пимс из Юнибаккена» в главе «Рикард».

    Первоклассница Мадикен придумывает «воображаемого врага» — мальчика Рикарда, на которого сваливает все свои шалости и проступки. Когда ее младшая сестра Лисабет слышит о проказах Рикарда, она всегда заявляет: «Выпороть надо Рикарда», потому что девочка в обиде на него за то, что он съел ее леденцы. В конце концов правда раскрывается, и фраза Лисабет «Выпороть надо Рикарда» звучит для Мадикен совсем не радостно.

    Все же из контекста мы понимаем, что родители Мадикен и Лисабет не практикую телесные наказания. И «порка», «взбучка» здесь являются аналогами слова «наказание». И именно это делает этот рассказ смешным, а не страшным и грустным.

    Кадр из фильма «Ты с ума сошла, Мадикен» 1979 года

    Астрид Линдгрен выступала против физического насилия над детьми и повлияла на принятие закона, криминализирующего насилие над детьми в Швеции.

    Но в семьях, где порка действительно практикуется, эти шутки могут звучать издевательстки и садистически. Например, в «Детстве» Горького от «шуток» деда бегут мурашки по телу:

    «Дед купил себе большой интересный дом на Полевой улице, с кабаком в нижнем каменном этаже, с маленькой уютной комнаткой на чердаке и садом, который опускался в овраг, густо ощетинившийся голыми прутьями ивняка. — Розог-то! — сказал дед, весело подмигнув мне когда, осматривая сад, я шел с ним по мягким, протаявшим дорожкам. — Вот я тебя скоро грамоте начну учить, так они годятся…»

    Впрочем, нерипятный оттенок все-таки сохраняется даже в более «невинных» шутках про порку. Например, вот от этого видео Ералаша веет подвалом.

    Это ощущение — того, что шутки про порку ни капли не смешны — хорошо удалось ухватить Григорию Остеру в его «вредном совете»:

    «Ничего прекрасней детства Человеку не дано. Свет его сквозь годы мчится В подрастающей душе. Знай, что в каждом взрослом сердце Есть заветный уголок, Там калачиком свернулся Папин старенький ремень».

    Здесь и ирония над тем, что детство принято считать самой счастливой порой жизни, хотя в нем есть моменты величайшего унижения и бессилия, которые не грозят взрослым. И что каждый из нас, кто испытывал телесные наказания, травмирован ими. Эта боль может найти разные выходы — либо в продолжении насилия, либо в полном отказе от него. Нам выбирать.

    «Двое братьев-сирот на свой страх и риск бежали в Швецию, где их поймали на центральном вокзале Стокгольма. Они собирались поселиться в Швеции, у удивительной Астрид Линдгрен, которая заявила, что детей бить нельзя».

    Из книги «Великая сказочница: Жизнь Астрид Линдгрен»

    наказание

    См. также наказанье.
    В Википедии есть страница «наказание».

    Русский

    В Викиданных есть лексема наказание (L130867).
    падеж ед. ч. мн. ч.
    Им. наказа́ние наказа́ния
    Р. наказа́ния наказа́ний
    Д. наказа́нию наказа́ниям
    В. наказа́ние наказа́ния
    Тв. наказа́нием наказа́ниями
    Пр. наказа́нии наказа́ниях

    на-ка-за́-ни·е

    Существительное, неодушевлённое, средний род, 2-е склонение (тип склонения 7a по классификации А. А. Зализняка).

    Корень: -наказ-; суффиксы: -а-ниj; окончание: -е .

    • МФА: ед. ч. (файл)

      мн. ч.

    Наказание

  1. ответная мера воздействия на того, кто совершил преступление или проступок; взыскание, налагаемое на кого-либо ◆ Сальватор отбыл срок наказания, вернулся домой и снова занялся научной работой. А. Р. Беляев, «Человек-амфибия», 1928 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Виновники понесли заслуженное наказание. Глава издательства был снят с должности и брошен на низо́вку, остальные отделались выговором с предупреждением. Илья Ильф, Евгений Петров, «Золотой теленок», 1931 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  2. действие по значению гл. наказывать; процесс приведения наказания в исполнение ◆ Вследствие такового любезно-верного поступка, Прокофий, по наказании кнутом и урезании языка, был сослан в заточение в Березов… М. Е. Салтыков-Щедрин, «Современная идиллия», 1877—1883 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Два раза стегал бригадир заупрямившуюся бабёнку, два раза она довольно стойко вытерпела незаслуженное наказание, но когда принялись в третий раз, то не выдержала… М. Е. Салтыков-Щедрин, «История одного города», 1869—1870 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Женщин и в солдаты не берут, и на танцевальные вечера им бесплатно, и от телесного наказания освобождают… А. П. Чехов, «Женское счастье», 1885—1886 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  3. перен. кара, расплата, возмездие ◆ «Если будем внимательно примечать за собою, то увидим, что за каждым дурным поступком рано или поздно следует наказание». Одоевский. Косморама, «1837» (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ А может быть, я сам мучил её когда-то, и она являлась мне во сне, как наказание и упрёк. А. Н. Апухтин, «Между жизнью и смертью», 1892 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Картины одна другой краше и соблазнительнее затеснились в моем воображении и… и, словно в наказание за грешные мысли, я вдруг почувствовал на своей правой щеке сильную, жгучую боль. А. П. Чехов, «Ночь перед судом», 1884—1885 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  4. перен., разг. кто-либо или что-либо неприятное, тягостное, докучливое ◆ Уж неделя, как тварь не пьёт, не ест… вот-вот издохнет, а тебе и горя мало, наказание ты мое! А. П. Чехов, «Индейский петух», 1885—1886 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Это не погода, а наказание господне. Погода была отвратительная. А. П. Чехов, «Первый дебют», 1885—1886 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Он вообще любил подраться, ходить с ним в ресторан было сущим наказанием… Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий, «За миллиард лет до конца света», 1974 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  1. частичн.: воздаяние, расплата, месть, штраф
  2. кара, расплата, возмездие
  3. перен., разг., частичн.: горе

  1. частичн.: награда, поощрение, вознаграждение
  1. воздействие, ответ, отклик, реакция, следствие
  1. казнь, взыскание

Ближайшее родство

  • уменьш.-ласк. формы: наказаньице
  • пр. существительные: наказ
  • прилагательные: наказанный
  • глаголы: наказать, наказывать

Образовано из на- + казать, от праслав. *kazati (sę), от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. казати, кажѫ (др.-греч. δεικνύναι, λέγειν), русск. казать, укр. казати «говорить», болг. ка́жа, ка́звам «говорю», сербохорв. ка́зати, ка̑же̑м «сказать», словенск. kázati, kâžem «показывать», чешск. kázat «читать проповедь, наставлять; показывать, приказывать», польск. kazać, każę «читать проповедь, приказывать», в.-луж. kazać «показывать, называть», н.-луж. kazaś. Вероятно предположение о чередовании индоевр. ǵ и ḱ в конце к. (ср. греч. δίκη «предначертание, указание»; δεῖγμα «доказательство» и т. д.) и родстве с др.-инд. kā́c̨atē «появляется, блистает, светит», ākāc̨ya «увидел», авест. ākasat̃ «увидел», нов.-перс. āgāh «сведущий», далее: др.-инд. cáṣṭē «появляется, видит», саkṣаs ср. р. «блеск, сияние, лицо», авест. čašāite «учит, наставляет», ср.-перс. čāšītаn «учить», греч. τέκμαρ «знак». Использованы данные словаря М. Фасмера. См. Список литературы.

  • в наказание (за)
  • нести наказание
  • преступление и наказание
  • подвергнуть наказанию
  • телесные наказания
  • уголовное наказание
  • уложение о наказаниях

Список переводов

  • Азербайджанскийaz: cəza
  • Албанскийsq: dënim, ndëshkim
  • Английскийen: punishment; penalty, chastisement
  • Армянскийhy: պատիժ
  • Астурийскийast: castigu м.
  • Башкирскийba: яза
  • Белорусскийbe: кара ж., пакаранне
  • Бенгальскийbn: সাজা (saja), দণ্ড (dôṇḍ)
  • Болгарскийbg: наказание ср.
  • Бретонскийbr: kastiz
  • Валлийскийcy: cosb
  • Венгерскийhu: büntetés
  • Венетскийvec: punission
  • Галисийскийgl: castigo м., punición ж.
  • Горномарийскийmrj: наказани
  • Гренландскийkl: pillaat
  • Греческийel: τιμωρία ж.; ποινή ж.
  • Грузинскийka: სასჯელი
  • Древнегреческий†grc: τιμωρία ж.
  • Зазакиzza: ceza
  • Ивритhe: עונש
  • Идишyi: שטראָף ж.; באַשטראָפֿונג ж.; עונש м.
  • Идоиio: puniso
  • Ингушскийinh: таӏазар
  • Индонезийскийid: hukuman
  • Исландскийis: refsing
  • Испанскийes: punición ж.; castigo
  • Итальянскийit: punizione ж., pena; castigo м.
  • Кабардино-черкесскийkbd: тазыр; хьэзаб
  • Казахскийkk: жаза; жазалау; саза; сазай
  • Карачаево-балкарскийkrc: азаб, къаза
  • Каталанскийca: punició ж., puniment м.
  • Киргизскийky: жаза
  • Китайскийzh: 刑罚
  • Коми-зырянскийkom: наказанньӧ; накажитӧм
  • Корейскийko: 처벌 (cheobeol), 벌 (beol)
  • Корсиканскийco: punizione; punizioni
  • Курдскийku: ceza
  • Лакскийlbe: кьисас; иттахбищу
  • Латинскийla: poena ж.; supplicium ср.
  • Латышскийlv: pārmācība; sodība; sods м., sodīšana ж.
  • Лезгинскийlez: жаза; туьнбуьгь
  • Лимбургскийli: straof
  • Литовскийlt: bausmė, nubaudimas
  • Люксембургскийlb: Strof
  • Македонскийmk: казна ж.
  • Малагасийскийmg: famaizana
  • Малайскийms: hukuman
  • Марийскийchm: наказаний
  • Монгольскийmn: шийтгэл
  • Немецкийde: Strafe ж.; Bestrafung ж.
  • Нидерландскийnl: bestraffing ж.; boete
  • Норвежскийno: straff
  • Осетинскийos: ӕфхӕрд
  • Персидскийfa: مجازات‎ (mojâzât), جزا‎ (jazâ)
  • Польскийpl: kara
  • Португальскийpt: castigo м., punição ж.
  • Пуштуps: جزاء‎ (ǰazã), ايداد‎ (idád), مجازات‎ (maǰāzãt)
  • Сардинскийsc: castigu
  • Сербскийsr (кир.): казна ж.
  • Словацкийsk: trest м.
  • Словенскийsl: kazen
  • Таджикскийtg: ҷазо, сазо
  • Тайскийth: โทษ (tôot), ทัณฑ์ (tan)
  • Татарскийtt: җәза
  • Тувинскийtyv: хемчег; кеземче
  • Турецкийtr: ceza
  • Туркменскийtk: jeza; temmi
  • Удмуртскийudm: наказание
  • Узбекскийuz: jazo
  • Уйгурскийug: جازا‎ (jaza)
  • Украинскийuk: покарання
  • Урдуur: سزا‎ (sazā), دنڈ‎ (danḍ)
  • Фарерскийfo: revsing ж., straffur
  • Французскийfr: punition ж.; châtiment
  • Фриульскийfur: čhastì; pene
  • Хиндиhi: सज़ा (sazā), दण्ड (daṇḍ)
  • Чешскийcs: trest, odplata
  • Шведскийsv: straff
  • Эрзянскийmyv: наказамо
  • Эсперантоиeo: puno
  • Эстонскийet: karistus, nuhtlus
  • Якутскийsah: буруйдааһын
  • Японскийja: 罰 (ばつ, batsu), 懲罰 (ちょうばつ, chōbatsu), 処罰 (しょばつ, shobatsu)

Для улучшения этой статьи желательно:

  • Добавить все семантические связи (отсутствие можно указать прочерком, а неизвестность — символом вопроса)
  • Добавить хотя бы один перевод для каждого значения в секцию «Перевод»

Болгарский

Ед. наказание
Ед. об. наказание
Ед. суб. наказанието
Мн. наказания
Мн. сов. наказанията
Числ.
Зв.

на-ка-за-ние

Существительное, средний род, склонение 72.

Корень: —.

  1. наказание (аналогично русскому слову) ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).

Ближайшее родство

Происходит от праслав. *kazati (sę), от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. казати, кажѫ (др.-греч. δεικνύναι, λέγειν), русск. казать, укр. казати «говорить», болг. ка́жа, ка́звам «говорю», сербохорв. ка́зати, ка̑же̑м «сказать», словенск. kázati, kâžem «показывать», чешск. kázat «читать проповедь, наставлять; показывать, приказывать», польск. kazać, każę «читать проповедь, приказывать», в.-луж. kazać «показывать, называть», н.-луж. kazaś. Вероятно предположение о чередовании индоевр. ǵ и ḱ в конце к. (ср. греч. δίκη «предначертание, указание»; δεῖγμα «доказательство» и т. д.) и родстве с др.-инд. kā́c̨atē «появляется, блистает, светит», ākāc̨ya «увидел», авест. ākasat̃ «увидел», нов.-перс. āgāh «сведущий», далее: др.-инд. cáṣṭē «появляется, видит», саkṣаs ср. р. «блеск, сияние, лицо», авест. čašāite «учит, наставляет», ср.-перс. čāšītаn «учить», греч. τέκμαρ «знак». Использованы данные словаря М. Фасмера. См. Список литературы.

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить описание морфемного состава с помощью {{морфо}}
      • Добавить транскрипцию в секцию «Произношение» с помощью {{transcriptions}}
      • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
      • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»

      Удмуртский

      наказание

      Существительное.

      Корень: —.

  1. наказание ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).

Ближайшее родство

Из ??

      Статья нуждается в доработке.

      Это незаконченная статья. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив её.
      В частности, следует уточнить сведения о:

      • морфологии
      • произношении
      • этимологии

      (См. Общепринятые правила).