Салтыков щедрин воруют

30 метких цитат Салтыкова-Щедрина

  1. Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.
  2. Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.
  3. Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.
  4. Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?
  5. Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.
  6. Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.
  7. Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.
  8. Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.
  9. Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!
  10. У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!
  11. Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.
  12. — Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.
  13. Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.
  14. — Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.
  15. Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.
  16. Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.
  17. Всякому безобразию свое приличие.
  18. Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.
  19. Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.
  20. Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.

«ЕСЛИ ЧЕРЕЗ 100 ЛЕТ МЕНЯ СПРОСЯТ, ЧТО ПРОИСХОДИТ В РОССИИ, Я ОТВЕЧУ: ПЬЮТ И ВОРУЮТ…» — ПРОРОЧЕСКИЕ ЦИТАТЫ САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА

Несмотря на то, что писал Салтыков-Щедрин почти два века назад, его сюжеты очень похожи на то, что происходит в России сейчас.

Михаилу Евграфовичу Салтыкову-Щедрину в русской литературе отведено особое место, потому что ни один писатель в своих произведениях не критикует, не высмеивает и не обличает действительность так метко и беспощадно.

Несмотря на то, что писал он почти два века назад, его сюжеты очень похожи на то, что происходит в России сейчас. Герои настолько точно характеризуют современный мир, что кажется, писатель просто заглянул в будущее и написал о нас.

  1. Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют…
  2. Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.
  3. Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.
  4. Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?
  5. Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.
  6. Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.
  7. Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит.
  8. Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.
  9. Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас, намеднись, дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!
  10. У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!
  11. Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.
  12. — Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.
  13. Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.
  14. — Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.
  15. Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.
  16. …Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.
  17. Всякому безобразию своё приличие.
  18. …Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того, чтобы законодатели не коснели в праздности.
  19. — Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть?
  20. Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.
  21. Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.
  22. — Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег… понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть!
    — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля.
    — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!
  23. Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.
  24. В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.
  25. Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы…», а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы…» Представьте себе, что этого «кабы» не существует — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!
  26. Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.
  27. В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.
  28. Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».
  29. Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.
  30. Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.

Афоризмы Салтыкова-Щедрина о России и русских

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (1826-1889) — русский писатель, одна из колоритнейших личностей русской литературы: вице-губернатор и сатирик, чьи меткие выражения и сегодня вызывают живой отклик читателей.

  • «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления».
  • «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»
  • «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду».
  • «Русская женщина, по самому складу ее воспитания и жизни, слишком легко мирится с участью приживалки…»
  • «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит».
  • «Мы, русские, не имеем сильно окрашенных систем воспитания. Нас не муштруют, из нас не вырабатывают будущих поборников и пропагандистов тех или других общественных основ, а просто оставляют расти, как крапива растет у забора. Поэтому между нами очень мало лицемеров и очень много лгунов, пустосвятов и пустословов. Мы не имеем надобности лицемерить ради каких-нибудь общественных основ, ибо никаких таких основ не знаем, и ни одна из них не прикрывает нас. Мы существуем совсем свободно, то есть прозябаем, лжем и пустословим сами по себе, без всяких основ».
  • «Идти вперёд — трудно, идти назад — невозможно».
  • «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».
  • «Отечество — тот таинственный, но живой организм, очертания которого ты не можешь для себя отчетливо определить, но которого прикосновение к себе непрерывно чувствуешь, ибо ты связан с этим организмом непрерывной пуповиной».
  • «Нет опаснее человека, которому чуждо человеческое, который равнодушен к судьбам родной страны, к судьбам ближнего, ко всему, кроме судеб пущенного им в оборот алтына».
  • «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства».
  • «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют…»
  • «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения».
  • «Самые плохие законы — в России, но этот недостаток компенсируется тем, что их никто не выполняет».

serge68

Истина где-то рядом
© «Секретные материалы»,
если я не ошибаюсь, конечно.
Я давно заметил, что когда начинаешь искать оригинал расхожей цитаты, то часто оказывается, что автор ее совсем не тот человек, которому ее приписывают, что изначальный смысл цитаты при многочисленных повторениях искажается, ну и т.д. и т.п.
На этот раз меня заинтересовал афоризм «Строгость российских законов компенсируется необязательностью их выполнения». Считается, что это высказывание Салтыкова-Щедрина. Зная, что этот писатель человек крайне язвительный и остроумный, в авторстве я фактически не сомневался, желая лишь уточнить формулировку. Как оказалось — зря не сомневался !
Во-первых, цитата, которая приписывается Салтыкову-Щедрину, звучит, вроде как, следующим образом: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения». Видимо, слово «компенсируется» пролезло в нее в более поздние времена.
Во-вторых, сразу нашлись ссылки, указывающие на то, что автор — на самом деле П.А. Вяземский — известный в пушкинское время поэт, литературный критик и отчаянный либерал (впоследствии, правда, ставший главным цензором Российской Империи). В варианте, приписываемом Петру Андреевичу, афоризм звучит уже несколько по-другому: «В России суровость законов умеряется их неисполнением».
В третьих, найти источник, в котором бы четко определялось авторство Вяземского или Салтыкова-Щедрина мне лично не удалось, так что если кто-то подскажет — когда и где они это говорили — буду крайне благодарен.
В итоге, в записках все того же Вяземского, нашлась следующая запись: «Кажется, Полетика сказал: В России от дурных мер, принимаемых правительством, есть спасение: дурное исполнение». Там же примечание, что «Вероятно, речь идет о Петре Ивановиче Полетике, члене «Арзамаса», чиновнике Министерства иностранных дел».
Очень забавно звучит в записках Вяземского слово «кажется», которое позволяет несколько усомниться в авторстве Полетики, да и наличие в примечании слова «вероятно» еще больше мешает точной идентификации истинного автора.
В общем, как водится — и не выиграл, а проиграл, и не в преферанс, а в очко, и не сто тысяч рублей, а тридцать пять копеек.
P.S. А началось все с любви Черчилля к армянскому коньяку и его высказываний про Сталина.
Tags: Вяземский, Полетика, Салтыков-Щедрин, Суровость российких законов, Цитаты.

20 стихов и цитат о памяти и прошлом.. Моя подборка. Часть 1

***
Как чужую женщину, ту, что недоступна,
От которой ничего не ждешь,
Прошлое и будущее полюбить нетрудно,
Потому что с ними не живешь.
Феликс Кривин
***
Не оглядывайся на прошлое,
Уходя —
уходи…
По сожжённым мостам заброшенным
Убегают
дожди.
Убегают к лугам нескошенным,
Где синеющий
лес…
Не оглядывайся на прошлое —
Не бывает
чудес…
Спелый колос к меже наклонится —
и сломается
вдруг…
По остывшим следам — бессонница,
Словно птица
разлук.
На октябрьской листве пожарищем
Полыхает
закат…
Не оглядывайся, пожалуйста —
Не вернуться
назад.
Не откликнется эхо дальнее,
Не надейся,
не жди…
Догорают слова прощальные —
Уходя —
уходи…
Лютель Эдер
***
Не ходите в собственное прошлое,
Не тревожьте память понапрасну.
Не вернуть из юности хорошее.
Это — и печально и прекрасно.
Не ищите нынче очищения
От греха иль глупости нечаянной,
Не исправить в прошлом прегрешения.
Это — и прекрасно и печально.
Не терзайте душу невозможными:
«…нужно было…»,
«…я бы…»,
«…если б заново…»
Не реализованное — ложное,
Не произошедшее — обманово.
Истина — сурова и действительна,
Каждый миг — с победами и драмами.
Истина, увы, не относительна,
А — с конкретно-розовыми шрамами.
И пускай останется вчерашнее —
Заповедным. Тем, что не забудется.
Не теряйте капли настоящего…
Истину лепите. И да сбудется!
Валерий Марченко
***
По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места.
Даже если пепелище
Выглядит вполне,
Не найти того, что ищем,
Ни тебе, ни мне.
Путешествие в обратно
Я бы запретил,
Я прошу тебя, как брата,
Душу не мути.
А не то рвану по следу —
Кто меня вернет? —
И на валенках уеду
В сорок пятый год.
В сорок пятом угадаю,
Там, где — боже мой! —
Будет мама молодая
И отец живой.
Геннадий Шпаликов
***
Убегающие от отчаянья,
Спотыкающиеся о сомнения,
Как вам верится в обещания,
Как вам холодно от забвения.
В отражениях прежней чуткости
Все надежды — о возвращении,
Беззащитна душа до хрупкости
Если молится о прощении.
Улетающие в предрассветное
Стать звездой на одно желание —
Вдруг рассеется безответное?
Вдруг отыщется понимание?
На ступенечках в уходящее
Всё слабее вниз освещение,
Растворяется настоящее
Если прошлое – утешение.
А планете чертить окружности,
Исполняя предназначение,
Даже если в своей ненужности
Вы решаетесь на падение.
Ведь в ответ — всё равно молчание,
Разве ночи темнее тёмного?
Вашей звёздочки угасание
Незаметно для неба огромного.
Не спешите гасить свечение,
Сохраните в сердцах хорошее,
И прощая за невозвращение,
Отпустите любимых в прошлое…
Сказоч-ник
***
Еще недавно нам вдвоем
Так хорошо и складно пелось,
Но вот гляжу в лицо твое
И думаю:
Куда все делось?
Но память прошлое хранит,
Душа моя к тебе стремится…
Так, вздрогнув,
Все еще летит
Убитая в полете птица.
Василий Федоров
****
Я ушел.
Ни к чему теперь
Вздохи.
Между нами
Со всей высотой
Стены,
Стили,
Этапы,
Эпохи,
Просто камень
И воздух седой.
Я ушел.
Между нами — века.
Вот как ты далека!
Василий Федоров
***
— Что же это стекло переднего вида машины такое большое, а зеркало заднего вида такое маленькое? Это потому, что наше прошлое не так важно, как наше будущее. Но зеркала переднего вида у заднего стекла вообще нет – если ты обернешься смотреть в «прошлое», ты будешь полностью лишен управления будущим. Смотри только вперед, и лишь изредка в зеркало заднего вида. Чтобы не повторять прошлых ошибок.

***
Люди редко сожалеют о разводе. Потому что головой понимают: «там жизни бы не было». Но все равно, господи боже мой, сердцу иногда жаль. Что не получилось. Что не смогли. Даже если оба уже счастливы с другими. Даже если эти другие рожают детей и дарят квартиры. Все равно.
Помню, я приехала в свой родной город и сразу, возле вокзала, – бабах! – встретила бывшего мужа. Сердце застучало, как соседка тетя Маша, запертая в лифте. С чего вдруг? Я ведь не вспоминала об этом человеке
уже несколько лет, а вот поди ж ты… У него дрожали руки. «Привет. Ты как? Все еще в Москве? Счастлива?» Мы смущенно улыбались, шли по Пушкинской – мне хотелось идти пешком после поезда, а ему хотелось идти рядом со мной. Возле сорокового дома я узнала, что он женат. Возле сорок четвертого, что у него есть ребенок. Дочка. И конечно же, ее зовут как меня.
«Ты идиот, понимаешь? – я вертела у него перед носом пятерней, будто ввинчивала лампочку. – Полный кретин». – «Да ты тут вообще ни при чем! Мне просто имя нравится». Ну конечно я ни при чем. Ему просто имя нравится. А мне нравится идти по этой булыжной мостовой и ссориться с человеком, с которым я, пардон за пафос, когда-то была одной плотью. Может, не надо было уезжать тогда? Может, надо было остаться и родить ему дочку? Что лучше: то, что я имею, или то, что могла бы иметь?.. Остановились возле моего дома. «Ну что, пока?» – «Пока»
У Дины Рубиной есть рассказ «На долгом светофоре» – о том, как женщина увидела в машине молодых супругов, которые о чем-то горячо спорили. Они, эти двое, напомнили ей юность, ее собственный нелепый,
несчастный первый брак: «Бурные ночи сменялись ожесточенными дневными ссорами… Не повезло: тяжелая и сильная любовь, та, что обычно выпадает битому жизнью усмиренному человеку, была выдана им не по возрасту, не по росту. Так новобранцев жестокий командир бросает на смертельный участок фронта, заранее зная, что те обречены…» Сколько таких браков на свете – не сосчитать. Мы боремся, мы хватаемся друг за друга с неистовой силой, пытаемся удержаться, уцелеть, выстоять. Бесполезно. Бесперспективняк, как теперь модно говорить. Просто не судьба.
У нас получается с другими. Нам спокойно и уютно в новых отношениях. Но не ржавеет, не ржавеет эта старая сука-любовь. И если вдруг мы встречаем на вокзале, в гостях, в автомобильной пробке или на развеселом шоу «Две звезды» человека, чья фамилия фигурирует в нашем паспорте под рубрикой
«Зарегистрировано расторжение брака», прошлое накрывает нас, как девятый вал. С этим ничего не поделаешь. Ведь если браки заключаются на небесах, то разводы, должно быть, не фиксируются нигде, кроме как в амбарных книгах загсов. Мы, неудавшиеся супруги, можем сколько угодно ссориться, проклинать друг друга и облегченно расставаться, предварительно перебив всю посуду в доме, но там, над небом голубым, наши имена все равно остаются записанными рядом, в одной графе под названием «Семья».
Нам не отделаться друг от друга. Поэтому-то и заплакала Лолита Милявская, когда бывший непутевый муж улегся рядом с ней на сцене. Поэтому Кристина Орбакайте на вопрос ушлой Оксаны Пушкиной: «Тебе все еще снится Володя?» – вдруг закрыла лицо руками. Поэтому страницы книг Сергея Довлатова, посвященные «ужасной Таське», являются самыми лирическими во всей его прозе.
Помните, как он, счастливый муж и отец двоих детей, прилетает из Нью-Йорка в Лос-Анджелес на конференцию и там встречает свою первую жену, с которой расстался пятнадцать лет назад? Помните, как они начинают ссориться ровно с того же места, на котором когда-то остановились? Как с ужасом он понимает, что вся его жизнь может полететь в тартарары: «Вот сейчас Таська попросит: «Не уходи», и я останусь. Я чувствую, что останусь. И даже не чувствую, а знаю… Сколько же это может продолжаться? Сколько может продолжаться это безобразие?! И тут я с ужасом подумал, что это навсегда. Раз уж это случилось, то все. Конца не будет. До самой, что называется, могилы. Или, как бы это поизящнее
выразиться, до роковой черты».
Былых возлюбленных на свете нет. Мы все равно любим. Может быть, уже не столько самого человека, сколько то время, самих себя в том времени. Ведь счастье было. Правда-правда. Что бы мы сейчас ни говорили.
Конечно, в одну и ту же реку дважды войти нельзя. Мы это знаем. О, как хорошо знаем. Поэтому даже не
произносим: «А может, попробуем еще раз?» – ни один из нас в это не верит. И если даже произносим, если пробуем, то очень быстро понимаем, как все это жалко и нелепо.
В общем, все, что нам остается на память, – это какая-то обреченность, раз и навсегда обретенная душевная зависимость. Можно не вспоминать о прошлой любви сто лет, можно даже запамятовать, какое там было отчество у этого человека, но вдруг все это давно забытое ка-а-ак вылезет. Как хлестанет наотмашь. Старая фотография вывалится из коробки на антресолях. Таксист врубит «вашу» песню на «Ретро FM». Незнакомая девица, проходя мимо, оставит после себя шлейф родных духов. Под утро в объятиях второго мужа зачем-то приснится первый. Приснится «день, который не вернется, и человек, который не придет».
— Какого черта? – спросишь ты его. – Что это за мода влезать в чужие сны?
А он заявит со своей обычной наглостью:
— Как ты смеешь? Кто дал тебе право быть такой счастливой?
— Но ведь это ты меня бросил.
— Да. Но сначала ты от меня ушла.
И целых полчаса, пока не зазвенит будильник, вы будете выяснять отношения. Уже в дверях он обернется:
— Знаешь, о чем я думаю?
— О чем?
— Я думаю, что лучше целовать одну женщину в своей жизни. Потому что дальше идет повторение.
Ты проснешься вся в слезах и соплях. И твой реальный, настоящий нынешний мужчина спросит: «Что случилось?». Ты высморкаешься в салфетку, выпьешь стакан воды, протянутый заботливой рукой, вздохнешь: «Прикинь, приснилось, что меня уволили».
Эх, как же хочется сказать что-нибудь правильное, возвышенное вроде: «С любимыми не расставайтесь», только фиг у кого это получится. Люди все равно будут разбегаться, будут получать свои свидетельства о разводе, отпечатанные на серых траурных бумажках. Будут собирать чемоданы и уходить, оставив ключи на столике в прихожей. Будут резать на куски забытые галстуки и кричать в телефонные трубки: «Такая здесь больше не живет!» Будут с улыбкой произносить: «Останемся друзьями», понимая, что это последнее вранье.
Не то чтобы это трагедия, нет. Это жизнь. Но только всегда надо помнить, что не получится расстаться навсегда. Даже если и уехать за тысячи километров друг от друга. И раз уж сегодня у нас прямо-таки литературный вечер, хочу процитировать еще одно произведение – «Дьявол» Толстого. У героя в молодости была долгая связь с женщиной, которую он не мог забыть потом всю жизнь: «И с чего он выдумал, что она так и бросится к нему? У нее есть свой муж; только я один такой мерзавец, что у меня жена, и хорошая, а я бегаю за чужою». Так он думал, сидя в шалаше, протекшем в одном месте и капающем с своей соломы. А что бы за счастье было, если бы она пришла. Одни здесь в этот дождь. Хоть бы раз опять обнять ее, а потом будь что будет. Ах да, вспомнил он, если была, то по следам можно найти». Он взглянул на землю пробитой к шалашу и не заросшей травой тропинки, и свежий след босой ноги, еще покатившейся, был на ней».
Вот так оно, дорогие, будет всю жизнь. Следы любимых ног на мокрой земле. Везде. Всегда. Рядом.
(с) Наталья Радулова
***
Отпустите любимых в прошлое,
Не живите пустой надеждою,
Пусть они, в вашу душу вросшие,
Не тревожат остывшей нежностью.
Заглушите в себе отчаянье,
Прогоните печаль сердечную,
Ведь в ответ — все равно молчание,
Пустота и разлука вечная.
Отпустите любимых в прошлое,
Не ищите в нем утешения,
Вдруг приснилось все то хорошее
Под гипнозом или внушением.
Ваш любимый — увы, не любящий,
Раз отрезать смог столь стремительно,
Что не тает сегодня, в будущем,
Ваша горечь, как призрак мстительный.
Мне стереть бы все наше прошлое.
Без тебя весна улыбается.
Разлетелась любовь на крошево,
Что ж за память мою цепляется?..
Ваша Лена
***
Мужчины никогда не возвращаются… Сколько бы мы не мечтали о том, чтобы это произошло. Мужчины уходят к другим женщинам и любят их порой гораздо больше чем нас, уже наученные нами, ставшие более зрелыми и опытными.
Мужчины и не вспоминают о нас особо. У них нет этой самой «памяти», которая не дает нам спать по ночам. Они не перебирают эпизоды из этого длинного или короткого фильма наших взаимоотношений. Мужчины уходят к кому-то. И та, другая, заменяет им весь наш мир, без которого, казалось бы они не смогут жить. Могут. И при этом остаются очень довольными и удовлетворенными.
Сейчас речь не идет о том, как надолго они счастливы будут с этой другой. Время идет и меняет все, подобно реке, течение которой неумолимо несет воды к какой-то цели, к каким то глубоким водам морей и океанов, чтобы раствориться в них и быть ими поглощенными…
Мужчины никогда не возвращаются. Потому что для них рефлексия – это смерть. Они не могут задумываться о своих чувствах, об истине. Они должны выжить в этом мире, они должны подпитываться новыми энергиями. Мы, брошенные, остаемся для них прочитанными книгами… Да, можно иногда перелистать зачитанные до дыр любимые страницы, но не более того. Новые книги и новые женщины окружают повсюду наших таких единственных, таких дорогих, таких любимых. Мы беззаветно любим их — и алкашей, и безумцев, и предателей, и идиотов. Мы их жалеем, и любим, и думаем, что только мы можем сделать их счастливыми, и только мы знаем, как им лучше жить и что им делать. Но это наша иллюзия, с которой мы живем годами и которую лелеем даже после того, как нас бросили. После того, как нам уже конкретно на деле показали: дорогая, ты для меня ничего не значишь на данный момент. Спасибо, конечно, за все, что хочешь, но ты мне не нужна. Мне хорошо без тебя. И ты давай, не страдай, все будет хорошо!
Мужчины уходят и закрывают за собой дверь навсегда. А мы их продолжаем ждать. Мы закапываемся в еще большую иллюзию, которая уже сопряжена с болью и страданием. И мы так хотим выбраться из нее и погружаемся в нее еще больше, надеясь, что они к нам вернутся. Это замкнутый круг. И из него можно выбраться только одним способом.
Посмотреть правде глаза и сжечь свою иллюзию в огне (огонь выбирайте сами – огонь любви, огонь гнева или страдания). Вы разные люди. У вас нет больше ничего общего, даже если между вами общие дети и квартиры. Он такой же Вася Петров, как и все остальные проходящие мимо Васи. ОН НЕ ЛЮБИТ ВАС. Он может тешить свое самолюбие, видя ваши страдания, и даже общаться с вами иногда, но он НЕ ВАШ МУЖЧИНА. Он предал вас! Предал ваши чувства, предал ваше прошлое, предал ваши мечты о счастье. Так ЗАБУДЬТЕ ЕГО!
Как забудешь? Если мысли сами лезут в голову, если любое упоминание о нем вызывает волны и покой тут же превращается в какое-то буйство эмоций. Очень просто.
Поймите простую вещь: Мужчины никогда не возвращаются! Не ждите его и не обманывайте себя, и не питайте свое Эго пустыми надеждами. Он спит в объятьях другой, она кормит его своей стряпней, она его пилит, и она им владеет. Вас больше нет в его жизни. Книга лежит на полке среди других потрепанных книг.
Одна надежда, что ее возьмется почитать какой-то другой Читатель. Но это уже другая история….
***
Мужчины всегда возвращаются. Такая у них натура: добиться любви, потерять интерес, бросить, а потом вернуться. Причем, вернуться они хотят тогда, когда тебе не интересны, когда в жизни полный порядок и встретилась новая любовь.
И вот он звонит тебе или случайно встречается на улице, предлагает увидеться. И очень хочется согласиться. Потому что весна или осень, потому что приходят воспоминания.
Когда-то он был для тебя тем самым, единственным и неповторимым. Но вы расстались, возможно, по твоей инициативе, но с надеждой, что он будет пытаться вернуться. Однако проходит время, а попыток остановить расставание нет. И ты ругаешь себя за глупость, но гордость не позволяет прийти самой. Да и некуда уже приходить. Ты видела его с другой. Им было хорошо вместе, они целовались и держались за руки. Он обнимал ее, как когда-то тебя, рукой собственника, и ты помнишь, как приятно было находиться в этих объятиях. Понимать, что он не хочет отпускать тебя ни на минуту. Воспоминания.
Или, может быть, он сделал решающий шаг, а ты совсем не была к этому готова. Так тоже бывает. Просто все случилось так неожиданно. Он ведь долго добивался тебя, ходил хвостиком, и когда сделала ты шаг навстречу, был безмерно счастлив. Все было очень хорошо, даже прекрасно. Но однажды он сказал, что ваши отношения стали пресными, что он стал уставать от них. Естественно, ты начинаешь винить в расставании себя. Искать причины, и даже находишь их.
Тебе кажется, что ты стала меньше следить за собой или превратилась в домоседку, а может быть, так и не научилась готовить его любимый борщ. Потом долго мучаешься, переживаешь. Все валится из рук, работать не хочется, да что работать, жить не хочется. И ты начинаешь существовать. Бывает, даже звонишь ему. Встречаешь его. Конечно, он выглядит великолепно, что-то рассказывает, смеется. И становится от его вида еще хуже. Потому что злишься на себя. Злишься за то, что переживаешь, не можешь нормально жить и постоянно думаешь о нем.
Он же прекрасно обходится без тебя. Добивается другую, может быть, она уже третья или четвертая с тех пор, как вы расстались. Ты злишься, и в этот момент приходит желание показать, что тебе тоже хорошо, что ты тоже живешь. Ночами ты уже в тысячный раз переигрываешь момент очередной встречи. То ты на вечеринке в окружении поклонников, то на курорте с подругами, а бывает, что и замуж за красавца миллионера выходишь. Ночью ты жалеешь, что мечты не становятся реальностью.
И вот проходит время. Все плохое забывается, ты уже не хочешь мстить или быть лучше, чем есть на самом деле. Работа начинает приносить радость, да и счастливые подруги больше не раздражают. А флирт…
Ты уже не понимаешь, как раньше обходилась без него. И тогда, когда была с ним и после того, как вы расстались. Оказывается, ты вовсе не несчастна, просто свободна. К тому же мужчины ясно дают понять, что интересуются тобой, что ты не увечная какая-то,как он говорил, а нормальная, красивая женщина.
А потом появляется мужчина. Он не красавец и даже не миллионер. А может быть, и тот, и другой. Он улыбается тебе и говорит комплименты. Тебе приятно, а сердце начинает биться быстро- быстро. Снова появляются крылья за спиной. Ты влюблена и стесняешься смотреть ему в глаза, хотя уже давно не девочка. Первый поцелуй, первая ночь. Вы счастливы, и он делает тебе предложение, а может быть, просто счастливы вместе. Ты забыла о прошлой жизни, о прошлой любви. Вернее, не совсем забыла, просто остались только приятные воспоминания, ты счастлива.
И тут, кульминационный момент, появляется он. Неважно, каким образом. Встретила ли ты его случайно, или он сам набрал твой номер телефона. Он просит встретиться, говорит, что понял какую глупость совершил и ставит тебя перед выбором. Встретиться, снова окунуться в омут или отказать? Вечером ты смотришь на спящего мужчину, того, который сумел подарить тебе счастье и которому наплевать, как ты выглядишь и умеешь ли варить борщ. Смотришь и думаешь: встретиться или нет?
Знаешь, я для себя все решила. Не будет больше встреч. Не зря народная мудрость гласит, что в одну реку не войти дважды. Это правда… пробовала….потому что оин всегда возвращаются! Если он хочет, стань ему другом. Правда, это будет жестоко! Ведь нет худшей участи, чем видеть радостную и счастливую тебя, не принимающую возвращения.
Мужчины всегда возвращаются, но нельзя войти в одну реку дважды…
Алиса Шер
***
Прошлое — ложь, для памяти нет дорог обратно, каждая миновавшая весна невозвратима, и самая безумная и стойкая любовь — всего лишь скоропреходящее чувство.
Г. Маркес
Сто лет одиночества
***
Цифр и схем торжество –
Жизнь смурна и превратна…
Никогда, никого
Не зовите обратно.
Обратимость – вранье,
Суть движенья злорадна,
Ни его, ни ее
Не отдаст вам обратно.
Вечный счет: кто – кого!
Боль – нечетна, некратна,
Ни ее, ни его
Не отпустит обратно.
Время рвется, слепя, —
Битва, подвиг твой ратный…
Ни других, ни себя
Не зовите обратно!
Ирина Снегова
***
Я еду не к тебе. Так много время смыло!
Я еду не к тебе. Ты в мой расчёт не взят.
Я еду в тишину. Протяжно и уныло.
Стучат колёса, двигаясь назад.
Я еду во вчера. Обратно. Наугад.
Туда, где ничего ничто не изменило,
Где мы уже не властны всё подряд
Ломать своей сегодняшнею силой.
Я еду не к тебе. Когда всё это было?…
Ты можешь тихо спать, как праведники спят.
Я еду в осень. В ту, что окропила
Меня огнями с головы до пят.
Я еду к той земле, что так меня томила,
Где всё, кроме тебя, из-за тебя мне мило.
Ирина Снегова
***
Не надо приходить на пепелища,
Не нужно ездить в прошлое, как я,
Искать в пустой золе, как кошки ищут,
Напрасный след сгоревшего жилья.
Не надобно желать свиданья с теми,
Кого любили мы давным-давно,
Живое ощущение потери
Из этих встреч нам вынести дано.
Их час прошёл. Они уже подобны
Волшебнику, утратившему власть,
Их проклинать смешно и неудобно,
Бессмысленно им вслед поклоны класть.
Не нужно приходить на пепелища
И так стоять, как я сейчас стою.
Над пустырём холодный ветер свищет
И пыль метёт на голову мою.
Ирина Снегова
***
Прошлое не воссоздашь во всей полноте. Его можно придумать. Его можно вообразить и притвориться, что именно так все и было. Можно обманывать себя, и других, но нельзя создать заново то, что уже прошло.
Чак Паланик
Удушье
***
Те, кто помнит свое прошлое, все равно помнят его не таким, каким оно было на самом деле.
Чак Паланик
Удушье
***
Надо продолжать жизнь с того, на чем она вчера остановилась, и мы с болью сознаем, что обречены непрерывно тратить силы, вертясь все в том же утомительном кругу привычных стереотипных занятий. Иногда мы в эти минуты испытываем страстное желание, открыв глаза, увидеть новый мир, преобразившийся за ночь, нам на радость, мир, в котором все приняло новые формы и оделось живыми, светлыми красками, мир, полный перемен и новых тайн, мир, где прошлому нет места или отведено место весьма скромное, и если это прошлое еще живо, то, во всяком случае, не в виде обязательств или сожалений, ибо даже в воспоминании о счастье есть своя горечь, а память о минувших наслаждениях причиняет боль.
…вся прелесть прошлого в том, что оно – прошлое.
Оскар Уайльд.
Портрет Дориана Грея.

Есть некая фраза приписываемая Салтыкову-Щедрину: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют».

Не то чтобы она была совсем уж лживой, но найти её у Салтыков-Щедрина вы не сможете, как впрочем не сможете найти её и у Карамзина, которому её тоже приписывают и ни абы кто, а сам Довлатов в своём «Чемодане». Правда там про питие ничего не сказано, там только про воровство, но суть не в этом, а в том, что и Довлатов её тоже не сам придумал, а позаимствовал и позаимствовал он её, как уже было выше отмечено, не у Карамзина, а у…Зощенко, который тоже, в свою очередь, приписывал её Николаю Михайловичу.

Правда, справедливости ради, есть схожая фраза, которая принадлежит Петру Андреевичу Вяземскому, но звучит она так:»Если бы отвечать одним словом на вопрос: что делается в России, то пришлось бы сказать: крадут».

Короче, получается всё, как у Поклонской, но не в этом суть, а суть в том, что кто-то ведь стоит у истоков этой дезы и выяснить, это наша с вами святая обязанность перед памятью великих классиков. Ну и знаете кто? Александр Яковлевич Разенбаум.Да-да, тот самый знаменитый бард, поэт и композитор.И сказал он эту фразу в интервью Собеседнику, которое называлось «Никому не позволю лапать себя грязными руками» и звучала она так:»Ещё то ли Карамзин, то ли Салтыков-Щедрин сказал: «Что будет через двести лет? Будут пить и воровать!».

Воровать цитаты конечно же очень плохо, но выдумав их приписывать кому либо, ещё хуже, ну а слепо верить, так вообще за гранью.

P.S а вот если я усну и проснусь лет через сто, в какой нибудь криогенной камере и меня спросят, что сейчас происходит в России, то я отвечу:а хрен его знает, я же спал.

Цитата.
«На патриотизм стали напирать. Видимо, проворовались.»
Вариации.
«Когда начинают часто говорить о патриотизме – значит опять, сильно проворовались».
«Если патриотизм, значит, небось, проворовались».
«Заговорили о патриотизме. Как видно, украсть что-то хотят»
«Если в России начинают говорить о патриотизме, знай: где-то что-то украли.» и т.д.
Авторство.
Народное. Ошибочно приписывается М.Е. Салтыкову-Щедрину.
Использование.
«Сейчас вот опять на патриотизм стали напирать. Напрашивается продолжение от Михаила Евграфовича – «…видать, проворовались»» (Г. Бовт. Есть ли жизнь после Путина. 2017.)
«Как прекрасен и вечен Салтыков-Щедрин! Я однажды час читал по радио цитаты из него – и был завален письмами повторить… Когда в России начинают говорить о патриотизме, знай: где-то что-то украли. И так далее, так далее; самый вечно живой из всех русских классиков.» (М. Веллер. Огонь и агония. 2018)
Вот вы, допустим, совершенно случайно натыкаетесь на такую фразу «На патриотизм стали напирать. Видимо, проворовались». И если эта фраза не была бы подписана именем Салтыкова-Щедрина, едва ли бы вы сообразили, что речь там идет о второй половине XIX века, а не о начале XXI. (Л. Рубинштейн. Знаки внимания. 2018. См. также в колонке 2011 г.)
А уж если о своем великом патриотизме стали усердно разглагольствовать очень большие начальники – об этом феномене исчерпывающе высказался еще Салтыков-Щедрин: «На патриотизм стали напирать. Видимо, проворовались». (Б. Акунин. 2015).
Причем какие-то меры надо предложить конкретные — а из конкретного в голове только Салтыков-Щедрин: «О патриотизме заговорили — значит, проворовались».(Д. Гудков, 2016)
А также десятки других писателей и журналистов.
Происхождение.
Вероятно, из публицистики начала 90-х гг.
В «классическом» виде зафиксирована в январе 2007 г. на anekdot.ru.
Несколько иной вариант использовал в 2005 г. А. Кох:
Для другой группы людей, которая, я ещё раз подчеркну, составляет значительное меньшинство, по сравнению с первой группой, приоритетом является человек, его права и, безусловно, его жизнь. Ради этих ценностей, а не ради территориальной целостности и суверенитета, опять же никакие жертвы не бессмысленны. Вообще, все эти тезисы о территориальной целостности и суверенитете – не более, чем злонамеренное зомбирование людей с целью сохранения власти. Так думает это самое меньшинство. У Салтыкова-Щедрина есть фраза: «Что-то больно на патриотизм напирает, наверное, проворовался»… Это классическая артикуляция позиции меньшинства.
Наконец, самая ранняя пока найденная формулировка несколько неожиданно отсылает к статье К. Борового «Личность и государство: кто для кого?»:
Есть в таком государственном патриотизме, проповедуемом действующими чиновниками, бывшими и будущими, одна черта, которая подмечена еще Салтыковым-Щедриным: что-то о патриотизме стали часто говорить, значит сильно воруют… (Сборник «Мифы и факты: 50-летие победы : гуманные ценности и патриотизм», 1995).
Что говорил Салтыков-Щедрин?
Идея, согревающая патриотизм — это идея общего блага. Какими бы тесными пределами мы ни ограничивали действие этой идеи…, все-таки это единственное звено, которое приобщает нас к известной среде и заставляет нас радоваться такими радостями и страдать такими страданиями, которые во многих случаях могут затрогивать нас лишь самым отдаленным образом. Воспитательное значение патриотизма громадно: это школа, в которой человек развивается к воспринятию идеи о человечестве.
Напротив того, идея, согревающая паразитство, есть идея, вращающаяся исключительно около несытого брюха. Паразит настолько подавлен инстинктами личного эгоизма, что не может сознавать себя в связи ни с какою средою, ни с каким преданием, ни с каким порядком явлений. Хотя же и случается, что он предпочитает одну территорию другой и начинает называть ее отечеством, но это не отечество, а только оседлость. Воспитательное значение паразитства громадно: в этой школе вор мелкий развивается в вора всесветного.
До сих пор произвольное деление жизни на две половины мешало сознавать это различие, но практика взяла на себя труд обозначить его с определительностью почти осязательною. Отныне нет больше сомнений. Нельзя быть паразитом и патриотом ни в одно и то же время, ни по очереди, то есть сегодня патриотом, а завтра проходимцем. Всякий должен оставаться на своем месте, при исполнении своих обязанностей.
(статья «Сила событий», 1870 год)
Кто, если не Салтыков-Щедрин?
Русский поэт Алексей Михайлович Жемчужников.
В его поэме «Сказка о глупом бесе и мудром патриоте» (1881-1883) есть вложенный в уста беса вопрос:
А что ж никто из вас, меж тем
Того презреньем не покроет
Кто родине и куры строит
И вместе как ближайший друг
К ней лазит запросто в сундук?
Как завелось у вас однажды,
Так, видно, будет и вперед:
Хоть грабит патриот не каждый,
Но что ни вор, то — патриот.
По иронии судьбы, Жемчужников послал поэму в «Отечественные записки», но она была отвергнута редактором журнала М.Е. Салтыковым-Щедриным.

На прошлой неделе депутат Госдумы Дмитрий Гудков на встрече с гостями московского кафе, отвечая на вопрос ведущего о патриотизме, сослался на Салтыкова-Щедрина, как автора фразы: «Когда власть начинает говорить о патриотизме, это значит, что кто-то где-то украл». Ещё он процитировал Жванецкого: «Патриотизм – это чёткое, ясное, хорошо аргументированное объяснение того, что мы должны жить хуже других».
Смешно? Ну, Жванецкому с Гудковым, очевидно, смешно. А вот мне фраза Салтыкова-Щедрина показалась неаутентичной. Сделал запрос в гугле. Результат: 668 000 ссылок на эту «цитату». И ни одной ссылки на подлинный текст Михаила Евграфовича. Однако, по одной из ссылок я попал на пост ingvar_anastas’а.
Этому недоверчивому, как и я, человеку показалось подозрительным разнообразие версий приписываемого Салтыкову- Щедрину выражения. Поэтому он высказал вполне резонное сомнение: «Похоже, что история с «авторством» этой фразы, с точностью до миллиметра повторяет историю другого, не менее «популярного высказывания» Михаила Евграфовича:

http://polesh-chuk.livejournal.com/308060.html».
Ну как же, отлично помню, как я разбирал другую «цитату Салтыкова-Щедрина» и, в конце-концов, нашёл её автора, недавно полюбившего фотографироваться в военно-полевой форме. — Неужели опять? — подумал я и снова полез в собрание сочинений любимого писателя. И хотя я нашёл множество описаний всякого рода проходимцев, прикидывавшихся патриотами и защитниками народа*, ничего похожего на «цитату» Гудкова я не нашёл. Наоборот, я нашёл подлинную цитату Салтыкова о патриотизме:
«Идея, согревающая патриотизм, — это идея общего блага… Воспитательное значение патриотизма громадно: это школа, в которой человек развивается к воспринятию идеи о человечестве». («Сила событий», статья в «Отечественных Записках», 1870, № 10, стр. 447—470, цитируется по: Русская Виртуальная Библиотека: М.Е. Салтыков (Н. Щедрин). Собрание сочинений в 20 томах).
Тут я заинтересовался, кто ещё из политиков пописывает за Салтыкова-Щедрина? И вот что нашёл:

Вот оно что. Если Путин, вдруг, станет пить воду, Яшин с Гудковым умрут от жажды из принципа. Раз он говорит о патриотизме, надо пригвоздить патриотизм. Ткнуть носом в Салтыкова-Щедрина из интернета. А он там поддельный, кто ж это мог представить? Фактчекинг, чтоб его, сделать забыли.
*) — Могут ли именоваться патриотами проходимцы вроде папских швейцарцев, или тюркосов, или гулящих немцев, охотно внедряющихся всюду, где имеется мясистая поверхность, защищённая шерстью и волосами? — резонно спрашивал Салтыков.
Патриот по Самюэлю Джонсону (ещё одно расследование ещё одной «цитаты»)