Разбитое сердце в руках

Человек с разбитым сердцем

Никуда ему не деться
От обидных грустных фраз,
Человек с разбитым сердцем
Отличается от нас.
Он веселый и опрятный,
Шутит что-то про судьбу,
Но в душе и не приятно,
И не радостно ему.
Где-то в прошлом оставляя,
Весь горячий, добрый нрав,
Он по улицам шагает,
Вверх лицо свое подняв
А в душе совсем нечисто,
Неспокойно у него,
Занимает тяжко мысли,
То, что было и прошло.
Вроде светит и сияет,
Ярко-синий небосвод,
Но в душе все замирает,
И давно уж не поет.
Кровь его несется тише
По сосудам узких вен,
Рокот сердца уж не слышен,
Не заметен уж совсем.
Отличить его не просто
От других простых людей,
Только взгляд уж больно острый
Потухает все сильней.
Он в любви не видит смысла,
Презирает нежность, страсть
И в кристально чистых мыслях
Негде яблоку упасть.
Человек с разбитым сердцем
Не опасен для людей,
Но ему уж не согрется
В темной вьюге зимних дней.
Как не дать ему погибнуть,
Сердце склеить, починить,
Знает верно лишь невинный,
Кто не знает как губить.
Но таким самим бы греться,
Значит все еще живет
Человек с разбитым сердцем,
Что не любит, не поет.

Разбитое сердце — это не метафора, а реальная причина смерти. Как связаны сердечные заболевания и эмоции

Ни один другой человеческий орган — да что уж там, ничто другое в жизни людей не связано с таким множеством метафор и смыслов, как сердце. На протяжении всей истории это символ эмоциональной жизни. Но есть ли реальная связь между сердцем и эмоциями? Или мы просто живём в мире метафор? Рассказывает кардиолог Сандип Джаухар.

Рассылка «Мела» Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Даже само слово «эмоции» отсылает нас к французскому «émouvoir», что означает «расшевелить». То есть логично, что эмоции связаны с органом, который всегда в движении. И как кардиолог, я хотел бы сказать: связь между ними существует. Эмоции, как вы скоро убедитесь, могут влиять и влияют на человеческое сердце.

Прежде чем мы погрузимся в факты, давайте ещё ненадолго останемся в мире метафор. Символизм эмоций — то, что до сих пор с нами. Если мы спросим людей, что у них ассоциируется с любовью, нет сомнения, сердце возглавит этот хит-парад. Кардиоида, форма сердца, распространена в природе. Мы можем найти её в листьях, цветах, семенах растений, в том числе сильфия, который использовался для контроля рождаемости в Средние века. Возможно, именно это послужило причиной того, что сердце стало ассоциироваться с сексом и романтической любовью.

Сейчас мы уже знаем, что сердце само по себе не источник любви и эмоций. Древние люди ошибались. Но тем не менее мы всё больше убеждаемся, что между сердцем и эмоциями существует прямая связь. Нет, конечно, сердце не может быть источником чувств, но оно живо реагирует на всё происходящее с нами. Наша эмоциональная жизнь неотделима от нашего сердца. Можно сказать, что оно документирует её.

Переживаемые людьми горе или страх могут привести к серьёзным проблемам с сердцем

Нервы, которые контролируют сердцебиение, могут в ситуации дистресса вызывать реакцию «бей или беги». Она, в свою очередь, вызывает сужение кровеносных сосудов, приводит к повышению кровяного давления, за чем могут последовать повреждения сердца. Проще говоря, наши с вами сердца невероятно чувствительны и зависимы от эмоций, от тех самых метафорических смыслов.

Несколько десятилетий назад было признано существующим заболевание, которое называется «кардиомиопатия такоцубо», или «синдром разбитого сердца». В ответ на сильный стресс или горе (например, после тяжёлого расставания или смерти любимого) возникает слабость миокарда.

Скорбящее сердце даже визуально выглядит совершенно иначе. Оно выглядит ошеломленным и раздувается в форме такоцубо, японского горшка с широким основанием и узкой шеей. Мы до сих пор точно не знаем, почему так происходит, а сам синдром обычно проходит в течение нескольких недель. Но он может вызвать острую сердечную недостаточность, аритмию, которая угрожает жизни человека, и даже смерть.

Муж одной моей пожилой пациентки недавно умер. Она приняла эту смерть, но, конечно, не перестала печалиться. Мужчина умер после долгой болезни, у него было старческое слабоумие. Через неделю после похорон она смотрела его фотографии. И тут появилась боль в груди. Вместе с ней — одышка, вздутые шейные вены, она начала задыхаться, сидя на стуле. В общем, все признаки сердечной недостаточности. Женщину госпитализировали, ультразвук в больнице подтвердил то, что мы и так подозревали: её сердце приняло форму такоцубо. При этом не было никаких признаков закупорки артерий. Состояние женщины пришло в норму через две недели. Сердце на УЗИ вернулось в привычную форму.

Кардиомиопатия такоцубо может быть спровоцирована самыми разными факторами. Публичными выступлениями, например. Домашними спорами. Проигрышем в азартных играх. И даже сюрпризом на день рождения.

Она связана и с социальными потрясениями, стихийными бедствиями. Например, в 2004 году в Японии произошло сильнейшее землетрясение. Погибли более 60 человек, тысячи были ранены. После этой катастрофы был зафиксирован рост числа случаев кардиомиопатии такоцубо — их частота увеличилась в 24 раза по сравнению с годом ранее. Имело значение и место, где жили люди, — чаще кардиомиопатию фиксировали у тех, кто был вблизи эпицентра.

Не только горе имеет значение. Кардиомиопатия такоцубо может появиться и после счастливого события, но сердце реагирует по-разному на горе и на счастье — например, иначе себя ведёт левый желудочек.

Почему разные эмоциональные факторы приводят к разным изменениям сердца, мы так и не знаем. Это загадка

Эмоциональное сердце больше своего биологического аналога удивительным и таинственным образом.

Да, уже давно не секрет, что сильные эмоциональные расстройства могут быть причиной проблем с сердцем и даже смерти. В 1942 году гарвардский физиолог Уолтер Кэннон опубликовал статью «Смерть вуду», где описывал смерть от страха тех людей, которые считали, что их прокляли колдуны. Жертва «проклятия» могла упасть на месте замертво. Общим для всех случаев было то, что жертва верила в силу, которая может её умертвить. Силу, которой невозможно ничто противопоставить.

Кэннон предполагал, что эта вера побуждала физиологический ответ: кровеносные сосуды сжимались до такой степени, что объём крови и давление резко падали, сердце слабело, а в результате нехватки кислорода происходило массовое повреждение органов. Он предположил, что смертельность ритуалов вуду связана с примитивностью людей. Но время показало, что это не играет роли. Смерти такого типа происходили и происходят. Разбитые сердца опасны в прямом и переносном смысле.

Аналогичная картина наблюдается и у животных. В ходе одного эксперимента, результаты которого были опубликованы в 1980 году в журнале Science, исследователи кормили живущих в клетках кроликов пищей с высоким содержанием холестерина для изучения его влияния на сердечно-сосудистые заболевания. В итоге же они обнаружили, что при одинаковом рационе некоторые кролики болели чаще. При почти одинаковой диете, среде и генетике.

Исследователи предположили, что это может быть связано с тем, как техники работают с животными, поэтому повторили эксперимент, поделив кроликов на две группы. Обе были на диете с высоким содержанием холестерина, но одна группа животных жила в клетках, а других выпускали, гладили, с ними играли и разговаривали. В итоге в той группе, где кролики общались с людьми, частота заболеваний аорты оказалась на 60% ниже, чем в другой. При одинаковом уровне холестерина, артериальном давлении и частоте сердечных сокращений.

Сегодня о сердцах больше заботятся не философы, а врачи. Из объекта, наполненного тысячей метафорических смыслов, оно превратилось в машину, которую можно контролировать и которой можно манипулировать. Но, как и в прежние времена, у этих манипуляций должен быть эмоциональный бэкграунд.

Вспомним ещё одно исследование — «Образ жизни сердца», опубликованное в The Lancet в 1990 году. Учёные случайным образом разделили на группы 48 пациентов с умеренной и тяжёлой ишемической болезнью. Одним был предписан обычный уход, другим -образ жизни, включивший вегетарианскую диету, умеренные аэробные упражнения, групповую психосоциальную поддержку и советы по управлению стрессом. В итоге выяснилось, что одной только диеты и физических упражнений не хватает для облегчения регресса ишемической болезни. Управление стрессом плотнее коррелировало с развитием коронарной болезни, чем физические упражнения.

В целом таких исследований скорее мало, чем много, а корреляция ещё не доказательство причинно-следственной связи. Возможно, стресс приводит к массе нездоровых привычек, которые повышают риск сердечно-сосудистых заболеваний. Но, как и в случае с курением и раком лёгких, очевидно, что исследования, указывающие на связь этих состояний, не стоит отрицать.

Вероятно, она существует. Многие врачи пришли к тому же выводу, что и я (за почти два десятилетия работы кардиологом): эмоциональное сердце пересекается со своим биологическим аналогом удивительным и таинственным образом.

Медицина же продолжает осмыслять сердце как машину. И это хорошо

В кардиологии, моей области знания, за последние 100 лет произошло много невероятного. Стентирование, кардиостимуляторы, дефибрилляторы, коронарное шунтирование, пересадка сердца — всё это было разработано или изобретено после Второй мировой войны.

Но давайте подумаем, а что, если мы приближаемся к нашему максимуму, к пределу того, на что способна научная медицина в области сердечных заболеваний? Да, смертность от них снижается. Но что дальше? Нам надо перейти к новой парадигме, чтобы не упустить тот прогресс, тот темп, к которому мы привыкли. В этой самой новой парадигме психосоциальные факторы должны оказаться в центре внимания.

Это огромный вызов для нас. Область, которая в значительной степени так и не исследована. Американская кардиологическая ассоциация до сих пор не считает эмоциональный стресс ключевым изменяемым фактором риска сердечных заболеваний. Почему? Хотя бы потому, что снизить уровень холестерина в крови намного легче, чем работать с эмоциональными и социальными нарушениями.

Давайте уже признаем: когда мы произносим фразу «разбитое сердце», мы иногда говорим в прямом смысле. Мы должны уделять больше внимания силе и важности эмоций, чтобы заботиться о наших сердцах. Ведь эмоциональный стресс без преувеличений часто становится вопросом жизни и смерти.

Разбитые люди так ранят острыми сколками… Разорваны в клочья души — так душат в тиши. Мы рвались от слов, были где-то мы слишком тонкими. В заклеенных окнах лишь всхлипы наши слышны. Ломались от взглядов. Простите, уж слишком хрупкие. Рыдали без слез, потеряв путеводную нить. И наши проступки навеки в сети недоступные. Но мы же сильнее. И к черту всё — нас не сломить! Разбитые люди… Играть интересно и весело. Разорваны души… Давай, наизнанку, больней! И вместо тебя недобитое жалкое месиво… Но мы выживали, назло становясь им сильней. Взрослели. Умнели. Цинизмом покрылись, как панцирем. Клыками, когтями, как спелой травой поросли. И души скрывали в глухом неизведанном карцере. И чувства таили, душили, сжимали внутри. Взрослели. Умнели. Учились быть злее, нещаднее. Царапали стены в бессилии сотен смертей. Смеялись. Теряли абстрактное что-то и важное. Срывались. Кричали в лицо мировой пустоте. Менялись. До боли. До рук, что сводило агонией. Колючки ухмылок, как маски, цвели на лице. Да, мир — он такой. Захлебнувшись от злобной иронии, Мы в тех превращались, кто брал нас не раз на прицел. Разбитые люди так ранят всё острыми сколками… Отчаявшись выжить, сжигают скорей все мосты. Бросаются фразами едкими, резкими, колкими… Да просто устали смертельно от злой пустоты.

Разбитые люди.

Новый день начался с моего опоздания, стакана кофе и криков Итачи на мою некомпетентность, когда я «случайно» увольняю одну из наших моделей. Точнее сказать, я всего лишь нашёл записку от неё в своём офисе и не думая уволил, чтобы не мешала мне тут своими чувствами. Да и контракт с ней кончился уже как два дня и этот момент должен был настать. Она всего лишь будет работать в другой компании.
Сидя в офисе и надеясь на то, что мне не придётся сегодня ничего делать, я пил уже пятый стакан кофе, так как кошмары не дали мне уснуть этой ночью. Выглядел я сейчас ужасно, мне бы не помешало принять охлаждающий душ, но такими изысками я не обладал. Пришлось намочить тряпку холодной водой и сидеть, словно дурак с тряпкой на лбу. Радовало лишь то, что не я один сегодня выглядел, как бомж с помойки. Половина сотрудников пришла после шикарного вечера в клубе. На сколько я знаю вчера была какая-то вечеринка в клубе напротив.
Телефон зазвонил и я вымученно застонал, прикладывая к уху это исчадье ада.
— Учиха.инк слушает.
— Эм, Саске. Вообще-то я из офиса звоню, — произнесла Сакура и я поморщился.
— Прости, не увидел, — хмыкнул я, перекладывая тряпочку.
— Тут такое дело, ты Наруто видел? — тихо произнесла Сакура.
— Боже, Сакура, оставь парня в покое. Он тебе жить что-ли мешает? Видел я его, что дальше?
— Ничего, — обиженно произнесла девушка, бросая трубку и я сжал челюсть, раздражаясь её грёбанной самовольности.
Убрав со лба прохладную тряпочку, я вышел из офиса, идя в студию, где находилась Сакура, Итачи и большинство сотрудников.
— Какого, блять, чёрта? — крикнул я, хлопнув по столу Сакуры рукой. — Хватит вести себя так, словно у тебя талон бесконечного посещения этой фирмы. Я тебя куда-нибудь отправлю и ты снова будешь подниматься с самого первого этажа до секретарши и в это раз получишь ты эту должность только к старости, — выпалил я, видя как с каждым словом глаза девушки становятся шире. Она лишь показала пальцем на офис Наруто и я запрокинул голову наверх, закатив глаза. — Да что с ним не так? — я вскинул руками, заходя к Наруто и запирая дверь.
— Узумаки, чем занимаешься? — я посмотрел на блондина, который сидел в больничной маске, на нём был мешковатый свитер с высоким горлом, он закрывал руки почти полностью, было видно лишь кончики пальцев. В его глазах снова ничего и это ничего было более пустое, чем в первый день.
— А, Саске. Пока ничем, Сакура сказала, что мне нет работы, — произнёс парень и я нахмурился, собираясь идти, но заметил то, что Наруто не смог спрятать за этим образом болеющего человека. Под ухом был тёмный синяк, уходящий за воротник.
Подойдя к Наруто, я заметил, как он напрягся, сжимая ручку в руке и решил встать, но я мягко нажал на его плечи, усаживая обратно.
— Скажи мне, пожалуйста, что это такое? — проводя большим пальцем по синей отметине, спросил я. Наруто зажмурился и я тяжело выдохнул, оттягивая воротник парня и замечая, что это не конец и даже не мелочи. Вся его шея, всё тело было покрыто укусами, засосами и синяками от удушения. — И то, что ты любишь грубый секс тут не прокатит.
Наруто сглатывает, поправляя воротник и весь сжимается. Только сейчас я вижу, как мальчишка улыбается, закрывая глаза. Улыбается всем лицом, как будто бесконечно счастлив, что его избивают. Он не смотрел на меня, пытался выглядеть нормальным, но это было ещё хуже, чем когда он скрывал свои чувства.
— Со мной всё в порядке, это всего лишь случайность. Я напился и ничего не помню, — произнёс Наруто, смотря куда-то в сторону.
— Не помнишь, — хмыкнул я, — чёртов добе! Ты понимаешь, что это не игрушки, чёрт возьми! — заорал я, хватая парня за грудки и поднимая с места. Он еле стоял на ногах, дрожа всем телом.
— Это не Ваше дело!
— Ты мой сотрудник и ты пришёл в синяках, это моё дело! Я обязан знать что происходит с моими работниками! — я снимаю маску с парня и в шоке отшатываюсь, видя искусанные до крови губы и синяки, словно ему засунули кляп в рот и завязали. Эти красные пятна на его коже вводили в ступор.
— Если Вы считаете, что обязаны, то лучше увольте меня, — холодно произнёс парень, цепляя маску обратно.
— Добе, чёртов… У меня нет слов. Сиди в офисе, о тебе уже все шепчутся. Я скоро вернусь, — я резко открыл дверь, выходя и все в студии вздрогнули, в шоке посмотрев на меня. Пройдя мимо них, я вошёл в офис, пытаясь в шкафу найти аптечку, которая, по идее, должна находиться в офисе всегда в целях мер предосторожности. И аптечка первой необходимости всегда лежала у меня, но сейчас она словно исчезла. Натянув пальто, я вышел, спустился на лифте и уже собирался идти в ближайшую аптеку, когда меня окрикнул Итачи.
— Ты куда посреди рабочего дня намылился то?
— В аптеку, — сухо ответил я.
— Зачем? — Итачи косо глянул на меня и мне пришлось всё ему выложить, скрывая лишь тот факт, что Наруто ответил мне не самый лучший исход произошедшего. Я мог лишь надеяться, что он в страхе солгал мне.
— Аптечка в моём кабинете, там как раз есть мазь, убирающая синяки, точнее помогающая их убрать. Разберись с этим, Саске, не хватало нам насилия в офисе.
— Спасибо.
Когда я вернулся в кабинет Наруто, он уже заполнял какие-то бумаги. Заперев дверь, я подошёл к столу, открывая аптечку и вынимая мазь. Наруто положил передо мной заявление об увольнении и я усмехнулся.
— Не имею право подписывать заявление, так как ты находишься на испытательном сроке. Приходи с ним через месяц и я посмотрю чем могу помочь. А пока снимай свитер и маску.
Наруто широко распахнул глаза, смотря на меня в шоке, пока я выдавливал гель на ладонь, согревая его между рук.
— Снимай говорю. Считай это заданием от начальства, — парень нахмурился.
— Не стоит, — начал было Наруто.
— Заткнись и выполняй, — рявкнул я и блондин вздрогнул, снимая маску и свитер.
Внутри было огромное желание убить того, кто сделал это с мальчишкой. Всё его тело было, как сплошной синяк. Где-то светлые и едва заметные, где-то чернеющие гематомы. На всём этом фоне бледная синева глаз казалась болезненным последствием побоев.
— Чертовщина, — тихо произнёс я, растирая гель по шее, спускаясь на плечи. Я пытался не причинять парню боль, но, кажется, любое моё прикосновение было ощутимо неприятным.
Выдавив ещё немного, я осторожно покрывал каждый миллиметр кожи лечащим гелем сначала на спине, доводя до самого низа поясницы.
— Повернись, — выдавив ещё гель, произнёс я, коленом толкая кресло и разворачивая парня к себе лицом, — а ну сюда смотри, хватит ребячиться, — я обхватил щёки парня, замазывая каждый синяк. Блондин поморщился и зажмурил глаза.
— Ненавижу, когда кто-то лезет ко мне с помощью, — буркнул парень.
— Я тоже, — тихо произнёс я и само небо обрушило на меня свой удивлённый взор, — не один ты что-то скрываешь, просто прими, что я тебе помогаю, как должное.
Гель уже кончался, когда я был только на груди парня. Выдавливая остатки, я осторожно поглаживал каждый синяк, размазывая остатки. Вздрогнув, Наруто отвернулся в сторону, мотнув головой, словно останавливая себя от чего-то.
— Вот и всё. Так пройдёт гораздо быстрее.

О том, как маленькая бездомная кошечка спасла человека с разбитым сердцем

«Я плакал в своей комнате после очень тяжелого расставания, не знаю, почему я вышел на улицу, но когда я это сделал, то увидел маленького котенка, который вбежал в мою квартиру, чтобы спастись от уличного зноя. У меня проблема – меня бросили, и я никак не мог поступить с ним так же. Так что знакомьтесь, мой первый в жизни питомец – Фахита.

Мужчина налил котенку холодной воды, надеясь, что это поможет ему придти в себя. «Кошачьей еды у меня, конечно, не было, а потому я нарезал немного мяса и бросил туда же в воду. Фахита набросилась на него как голодный волк».

«Когда Фахита чихнула, я вспомнил, что надо бы отвести ее к ветеринару. Так что сразу пошел в магазин, чтобы купить переноску. У врачей мы узнали, что у Фахиты очень низкий вес для ее возраста, инфекция верхних дыхательных путей, а глаза в корке из-за конъюнктивита». Слава богу, у ветеринаров кошечка наконец-то получила помощь, в которой нуждалась.

«Когда мы вернулись от ветеринара, Фахита вскочила мне на колени и потребовала себя гладить. Я посмотрел на нее и спросил: «Ты хочешь быть моей кошкой?». Она мяукнула прямо мне в лицо и тогда я заплакал».