Пушкин станционный смотритель краткий пересказ

Станционный смотритель

Нет людей несчастнее станционных смотрителей, ибо во всех своих неприятностях путешествующие непременно винят смотрителей и стремятся на них выместить свою злость по поводу плохих дорог, несносной погоды, скверных лошадей и тому подобного. А между тем смотрители — это большей частью кроткие и безответные люди, «сущие мученики четырна­дцатого класса, огражденные своим чином токмо от побоев, и то не всегда». Жизнь смотрителя полна тревог и хлопот, он ни от кого не видит благодарности, напротив, слышит угрозы и крики и ощущает толчки раздраженных постояльцев. Между тем «из их разговоров можно почерпнуть много любопытного и поучительного».

В 1816 г. случилось рассказчику проезжать через *** губернию, и в дороге он был застигнут дождем. На станции поспешил он переодеться и напиться чаю. Ставила самовар и накрывала на стол смотрителева дочь, девочка лет четырнадцати по имени Дуня, которая поразила рассказчика своей красотой. Пока Дуня хлопотала, путешественник рассматривал убранство избы. На стене заметил он картинки с изображением истории блудного сына, на окнах — герань, в комнате была кровать за пестрой занавеской. Путешественник предложил Самсону Вырину — так звали смотрителя — и его дочери разделить с ним трапезу, и возникла непринужденная обстановка, располагающая к симпатии. Уже лошади были поданы, а путешественник все не хотел расстаться со своими новыми знакомыми.

Продолжение после рекламы:

Миновало несколько лет, и вновь довелось ему ехать этим трактом. Он с нетерпением ожидал встречи с давними знакомыми. «Вошед в комнату», он узнал прежнюю обстановку, но «все кругом показывало ветхость и небрежение». Не было в доме и Дуни. Постаревший смотритель был угрюм и неразговорчив, лишь стакан пуншу расшевелил его, и путешественник услышал печальную историю исчезновения Дуни. Случилось это три года назад. На станцию прибыл молодой офицер, который очень спешил и гневался, что долго не подают лошадей, но, увидев Дуню, смягчился и даже остался ужинать. Когда же лошади прибыли, офицер внезапно почувствовал сильное недомогание. Приехавший лекарь нашел у него горячку и прописал полный покой. На третий день офицер был уже здоров и собрался уезжать. День был воскресный, и он предложил Дуне довезти ее до церкви. Отец позволил дочери поехать, не предполагая ничего худого, но все же им овладело беспокойство, и он побежал к церкви. Обедня уже кончилась, молящие расходились, а из слов дьячка смотритель узнал, что Дуни в церкви не было. Вернувшийся вечером ямщик, везший офицера, сообщил, что Дуня отправилась с ним до следующей станции. Смотритель понял, что болезнь офицера была притворной, и сам слег в сильной горячке. Поправившись, Самсон выпросил отпуск и пешком отправился в Петербург, куда, как знал он из подорожной, ехал ротмистр Минский. В Петербурге он отыскал Минского и явился к нему. Минский не сразу узнал его, а узнав, начал уверять Самсона, что он любит Дуню, никогда ее не покинет и сделает счастливою. Он дал смотрителю денег и выпроводил на улицу.

Самсону очень хотелось еще раз увидеть дочь. Случай помог ему. На Литейной заметил он Минского в щегольских дрожках, которые остановились у подъезда трехэтажного дома. Минский вошел в дом, а смотритель из разговора с кучером узнал, что здесь живет Дуня, и вошел в подъезд. Попав в квартиру, сквозь отворенную дверь комнаты увидел он Минского и свою Дуню, прекрасно одетую и с неясностью смотрящую на Минского. Заметив отца, Дуня вскрикнула и без памяти упала на ковер. Разгневанный Минский вытолкал старика на лестницу, и тот отправился восвояси. И вот уже третий год он ничего не знает о Дуне и боится, что судьба ее такова же, как судьба многих молоденьких дур.

Через некоторое время вновь случилось рассказчику проезжать этими местами. Станции уже не было, а Самсон «с год как помер». Мальчик, сын пивовара, поселившегося в Самсоновой избе, проводил рассказчика на могилу Самсона и рассказал, что летом приезжала прекрасная барыня с тремя барчатами и долго лежала на могиле смотрителя, а ему дала пятак серебром, добрая барыня.

>«Станционный смотритель» А. С. Пушкин Кратко

«Станционный смотритель» в кратком содержании

Мнение рассказчика о станционных смотрителях, встреча с одним из них

Не зная о том, кто такие станционные смотрители, можно запросто поверить сплетням о том, что, дескать, смотритель почтовой станции – просто исчадие ада. Однако рассказчик предлагает поближе познакомиться с жизнью станционных смотрителей.

Для начала говорится о том, какое место смотритель занял в «Табели о рангах». Оказывается, чин низший – коллежский регистратор, жалкий четырнадцатый класс. При таком раскладе только побои обходят стороной такого чиновника, хотя и не всегда. А сколько брани обрушивается на голову станционного смотрителя? Вагон и маленькая тележка. Какие бы ни были проблемы у путешественника – ненастье, непутёвый ямщик, дорога в ухабах, лошади слабы – в глазах путника всему виной нерасторопность смотрителя почтовой станции.

Учитывая, какими раздражительными бывают путники, вроде чиновников высокого ранга, генералов или фельдъегерей – можно лишь посочувствовать смотрителю. Рассказчик – дворянин Белкин – признаётся, что предпочтёт побеседовать со смотрителем станции, нежели слушать ужасно заумные речи чиновника 6 класса.

На дворе стоял май 1816 года. Вымокнув под грозовым ливнем, рассказчик по прибытии на станцию быстро переодевается, затем решает согреться, попив горячего чая. Белкин знакомится со смотрителем станции и его дочерью Дуней. Начинается чаепитие и приятная беседа.

Уже лошади малость заждались момента, когда пора ехать. Путник по-дружески простился и с Самсоном Выриным (именно так звали смотрителя), и с Дуней.

Прошло несколько лет. Белкин вновь побывал на той самой станции, и увидел, что комнаты домика изменились не к лучшему. А сам смотритель из бодрого мужчины превратился в старика. Путник решил узнать, что же стряслось, и предложил выпить пунш с чаем. После двух стаканов Самсон Вырин разговорился и поведал о том, что же случилось за эти годы.

Воспоминания Самсона Вырина

Года три назад на станции появился незнакомец в военной одежде. Оказалось, что это был гусар. Когда лошади были готовы, и пришло время ехать, незнакомец занемог. Смотритель вызвал врача и узнал, что молодой человек должен побыть в покое ещё пару дней, и тогда всё будет хорошо.

И спустя два дня гусар встал с постели. Пришло время отъезда, и молодой человек решил свозить Дуню в церковь. Станционный смотритель ещё не догадывался о том, что случится, и посоветовал дочери поехать с гусаром.

Но чуть позже Вырин начал нервничать: что это за затмение нашло на него?! Появились недобрые предчувствия, и вскоре они оправдались. Незнакомец увёз Дуню с собой. Вернулся Самсон на станцию в большом горе, и слёг в постель.

Оказалось, что гусар притворялся больным, чтобы обмануть смотрителя и увезти его дочь. Выздоровев, смотритель отправился на поиски Минского – того самого гусара. Самсон надеялся, что дочь вернётся к нему, но напрасно: суровый вояка недружелюбно встретил станционного смотрителя. Когда же Вырину удалось встретиться с дочерью, она упала в обморок. Разгневанный Минский прогнал смотрителя.

После столь «дружеского» приёма Самсон Вырин вернулся в свой дом, и думал о том, что Дуня наверняка разделит печальную судьбу наивных девушек, с коими повесы разных рангов поступают в стиле «поматросил и бросил».

Как Белкин узнал о том, что случилось с Самсоном Выриным и его дочерью

Однажды осенью рассказчик решил навестить смотрителя и узнал, что почтовой станции уже нет. Что же стало с Выриным? Ответ на вопрос удалось найти, когда Белкин заглянул в почтовый домик. Оказалось, что станционный смотритель с горя спился и год назад умер, а в его доме поселилась чета пивоваров.

Их маленький сын вызвался сопроводить дворянина к могиле Самсона Вырина. По пути выяснилось, что совсем недавно, летом, приезжала молодая барыня – Авдотья. Она спрашивала о том, как поживает её батюшка. Узнав о его смерти, барыня сходила на кладбище, побывала на могиле отца.

После разговора с мальчиком Белкин понял, что поездка была совсем не напрасной.