Парень кладет руку на ногу девушки

1. Им нравятся женские прикосновения.
«Мужчины это любят. Мне нравится, когда моя девушка кладет руку на мою ногу, когда мы едем в машине, или запускает пальцы в мои волосы, когда мы валяемся на кровати. Да любое прикосновение».

2. Им нравятся комплименты их телу.

«Большинство мужчин стараются вкладывать много усилий в хорошую физическую форму, и все это в том числе для того, чтобы нравиться женщинам. Потому приятно слышать, когда это замечают».

3. Они не понимают тонких намеков.

«Мы не понимаем тонких намеков, что мы вам интересны. Если вы хотите привлечь внимание мужчины, лучше ударить его по голове или стать прямо перед его лицом. Шутка, но со значительной долей правды».

4. Они мастурбируют перед свиданием.

«Если мы встречаемся и планируем вместе провести вечер, то я спущу пар утром, чтобы не сорваться вечером в первую же минуту».

5. Они не любят «погоню».

«Мужчины не любят «погоню». Это не значит, что нужно быть легкодоступной, но и труднодоступные девушки отпугивают мужчин».

6. Они убирают туалет и ванную, только если вы им действительно нравитесь.

«Если вы приходите в дом парня и туалет выглядит безупречным, включая зону вокруг унитаза, можете быть уверены, что вы очень ему нравитесь. И наоборот».

7. Они говорят то, что думают.

«Нет никакого скрытого смысла в том, что мы говорим. Мы имеем в виду ровно то, что было сказано».

8. Они тоже хотят серьезных отношений.

«Нам тоже бывает одиноко, и мы боимся, что никогда не найдем себе пару. Просто мы не говорим об этом, не жалуемся — мы не хотим тратить на это время».

9. Они хотят, чтобы их баловали.

«Мы бы хотели чаще слышать комплименты, что нас ценят, любят, хотят».

10. Они действительно говорят «ни о чем».

«Если парень приходит со встречи с друзьями и говорит, что они ни о чем таком не разговаривали, значит они действительно не говорили ни о чем интересном. Никаких сплетен, обсуждения девушек. Лишь разговоры о каком-то увлечении или хобби, пустая болтовня, а после 5-го бокала он и того не будет помнить, так что нечего его доставать расспросами и обижаться на ответы».

11. Они говорят правду о вашей одежде.

«Когда вы спрашиваете мужчину: «Мне хорошо в этом?», и он говорит «Да» на все ваши 12 нарядов, он не врет. Либо ему действительно нравится, либо все равно».

12. У них тоже есть комплексы.

«Может не так много, как у девушек, но все же. Мы тоже комплексуем из-за чего-то в своей внешности, из-за своего социального статуса, может быть, места работы и уровня зарплаты, потому что общество оказывает сильное давление на мужчин и то, как мы якобы должны себя вести. Просто нам более стыдно говорить об этом вслух».

13. Порой они чувствуют себя нежеланными.

«Когда тебе часто отказывают девушки или бросают тебя, ты начинаешь чувствовать себя нежеланным и непривлекательным».

14. Они не думают о романтике, но порой создают ее.

«Если мы случайно удивляем вас цветами или каким-то подарком без причины, это не значит, что мы пытаемся заслужить прощение. Так что когда вы начинаете говорить что-то вроде: «Почему нельзя делать это чаще?», мы слышим: «Больше не делай это, потому что это вызывает подозрения». К тому же, мы знаем, что когда это становится ожидаемым, это становится обязанностью и больше не приносит нам удовольствия».

LiveInternetLiveInternet

Хранитель_Разврата все записи автора Что вы думаете про «пони»???
Ленка уже два месяца работала официанткой в нашем дачном кафе. Регулярно бывая в забегаловке, я также регулярно, хоть и без заметного успеха пытался флиртовать с девицей. Отношения при этом между нами сложились довольно непринужденные и панибратские. В тот день, завернув в заведение, я, как обычно, подъехал к Ленке с дежурными комплементам насчет ее длинных ног и дежурными же предложениями выпить чашку кофе или «послушать музыку на моей фазенде», ожидая, как обычно, получить в ответ серию многозначительных жестов и уклончивых фраз в том смысле, что вряд ли это возможно сегодня, вряд ли это возможно завтра, с другой стороны, кто знает и т.п. Но услышал с удивлением нечто другое. -Лучше поедем ко мне- сказала длинноногая буфетчица, спокойно глядя мне в глаза, — но прежде чем мы будем пить кофе, я познакомлю тебя со своей подругой, мы с ней вместе снимаем дачу. Я, разумеется, с энтузиазмом поддержал идею и пообещал быть к 7часам у входа в кафе. Пол восьмого мы были на месте. Подруга оказалась шикарной шатенкой с симпатичной попкой и именем Оксана. Она улыбнулась и взглянула на меня испытующе. Во взгляде ее было что-то от директора, беседующего с претендентом на вакантную должность. На столе появилась бутылка коньяка. Развалившись на двух диванах, мы начали обычный разговор ни о чем. После получасовой болтовни под коньячок Оксана, пошептав что-то на ушко Ленке, куда-то удалилась, мы остались одни. Я, естественно, посчитав это сигналом к началу, придвинулся к Ленке и собрался начать традиционные приставания. -Подожди — остановила она меня. Тебе нравится Оксана? -Ну… в общем Оксана интересная девушка- дипломатично ответил я, вспомнив две выпирающих юбку выпуклости. -Ты ей тоже понравился. Она хочет поиграть с тобой в свои игры. У нее есть некоторые необычные желания, ты их выполнишь и тогда примемся за «кофе». Идет? -Что еще за желания? — пробормотал я, скорее машинально, поскольку видел перед собой красивые Ленкины ноги в прозрачных чулках и не о чем другом думать не мог. -Она, видишь ли, любит, как она говорит, властвовать над мужчинами и делает это экзотическими способами. В общем… ты будешь ее лошадкой а она твоей наездницей. Это у нее как бы такая эротическая игра, может и тебе понравится. Многим нравится, некоторые даже за это платят. А я на вас посмотрю. Потом, я обещаю, мы с тобой будем «пить кофе». В голове у меня был туман, бродили пары коньяка. -Окей, попробую, если ты хочешь- согласился я, играя роль более пьяного, чем я был на самом деле. Лена вышла и вернувшись, вручила мне черные шорты из шуршащей ткани и бежевую футболку. -Переоденься в это- сказала она, села на диван в углу и закурила. Вошла Оксана. В моей голове застучала кровь, стало трудно дышать — такие наряды я раньше видел только в эротических журналах. Оксана была одета в короткую, черную, обтягивающую блузку и черные чулки с резинками и поясом. Довершали наряд черные же туфли на высоком каблуке. Никаких трусиков на ней не было, зато в руках она держала, слегка изгибая что-то вроде метрового хлыста. Она подошла ко мне и сказала -Ты должен выполнять все, что я тебе прикажу. Этого хлыста можешь не боятся, никаких следов не останется. Договорились? Я видел перед собой шикарные полные бедра и курчавые темные волосы в центре их. Все, что я смог- это только молча кивнуть. -Присядь- приказала Оксана, слегка тронув своим хлыстом мои плечи. Я присел на корточки, Оксана достала откуда-то ошейник с коротким поводком и надела на мою шею и застегнула. Затем она обошла меня сзади и, перекинув сначала одну ногу, затем вторую, уселась мне на плечи. -Вставай!- последовал приказ, сопровождаемый легким ударом хлыста. Я не без труда поднялся на ноги. Эта Оксана со своими прелестями весила не меньше 60кг. Немного поерзав, Оксана уселась на мне верхом максимально надежно, плотно прижав свой лобок к моему загривку. Ее бедра слегка сжимали мою шею. -Теперь слушай меня!- послышался ее голос сверху.- Ты- мой раб и моя лошадка, я даю тебе имя «Крепыш». Ты будешь выполнять все мои команды молча и не раздумывая, если замешкаешся, получишь вот это. -Она опять ударила меня хлыстом не больно, но ощутимо. — Вперед и вокруг стола!- раздалась первая команда. Я пошел, придерживая ноги своей наездницы. В зеркале трюмо, стоявшем в комнате я периодически видел себя в роли лошади и Оксану над собой. Одной рукой она слегка натягивала поводок а в другой держала хлыст. «Передний обзор» ограничивали справа и слева бедра в черных чулках. В соседней комнате зазвонил телефон. — К телефону, Крепыш! -скомандовала моя хозяйка. Телефон висел на стене у зеркала на уровне человеческого роста, так что Оксана взяла трубку не слезая с меня. Она разговаривала с какой-то подругой. В зеркале я частично видел себя оседланным Оксаной и, хоть чувствовал себя немного глупо, но все ж таки испытывал какое то необычное возбуждение. Это возбуждение проистекало не только от ощущения полновесных девичих ног на моих плечах, но и от явно отраженного в зеркале подтверждения, что я — просто принадлежу этой красивой и соблазнительной девке и не существую как свободная личность. Наглядным доказательством этого возбуждения был мой отвердевший член, упершийся в резинку шорт. Поговорив по телефону, Оксана легко пришпорила меня своими туфлями и приказала вернуться в гостинную и мы продолжили «тренинг». Иногда она останавливала меня, чтобы посмотреть в окно или в зеркало. Иногда приказывала опуститься на стул вместе с ней. Иногда взяв со шкафа журнал, моя амазонка заставляла меня встать спиной к стене, так, чтобы она могла опереться своей спиной о стену и я стоял так по три- четыре минуты, а она листала журнал. После десятка проделанных кругов Оксана скомандовала -Тпруу! — Устал, Крепыш? — спросила она, -Присядь. Оксана «сошла» с меня, но тут же хлестнула мою спину. -Встань на четвереньки,- она села на меня верхом, подогнула свои ноги, чтоб они не касались пола и натянула поводок. -Ноо! — послышалась команда. Я уже ничего не соображал, в моей голове была странная мешанина из чисто сексуального возбуждения, какого-то другого возбуждения, хотя тоже сексуального, и желания всегда принадлежать этой красивой стерве, быть ее лошадью, ее табуретом, ее животным. Я пошел на четвереньках по знакомой орбите, вокруг стола. Ленка, как и прежде сидела на диване, но уже в другой позе и без юбки, на ней была только ее джинсовая рубашка. Ноги ее были вытянуты в стороны, а кисть руки засунута в трусики. Она смотрела на нас с Оксаной во все глаза, блестевшие нездоровым блеском, рот ее был полуоткрыт. Лена явно добавила еще коньячка. -Тпруу! -услышал я от Оксаны, -поворачивай-ка к Ленке. Проковыляв через комнату приблизился к коленям своей общепитовской знакомой. Лена порывисто вздохнула, встала, стащила свои трусики и вновь села, приглашающе разведя ноги в стороны. Повинуясь первозданным животным инстинктам, я шагнул вперед. В голове моей ревел ураган желания, во всем теле толчками билась кровь, но в моей позиции на четвереньках, в роли «бессловесной твари» у меня был лишь один вариант если не удовлетворения, то какой-то реализации всех этих страстей. И я прибег к нему, к этому варианту. Зайдя между раскинутых ног официантки, я начал делать то, что раньше только видел в порнографических фильмах. Уткнувшись носом в курчавые волосы на лобке, я стал ласкать своим языком те самые другие губы, те, что были расположены в центре всего этого женского великолепия. Ленка начала тихо стонать и вздрагивать. Иногда я высовывал язык и погружал его во влажное лоно, иногда поворачивал голову и целовал «взасос» внутренние стороны девичьих бедер. Ленка откинулась назад, она быстро и тяжело дышала. Ее живот перед моими глазами приподнимался и опадал. Я продолжал работать на совесть. Внезапно у меня возникло ощущение нереальности происходящего. Вот я, нормальный мужчина, собирался сегодня вечером нормальным образом трахнуть симпатичную девушку, как это делал много раз раньше и предполагал делать в дальнейшем. Вместо этого я стою на четвереньках и вылизываю, как говорили древние, «бутон розы» этой девушки, а на мне верхом в это время сидит другая и сжимает мои бока своими коленями. Возможно ли все это?! Может я сплю и проснусь сейчас с мокрыми трусами?

Однородные и неоднородные определения

Выясним, что такое одно­род­ные и неод­но­род­ные опре­де­ле­ния в пред­ло­же­нии.

В пред­ло­же­нии одно­род­ны­ми могут быть все чле­ны пред­ло­же­ния. Часто в выска­зы­ва­нии быва­ют два и более оди­на­ко­вых чле­на пред­ло­же­ния, кото­рые пояс­ня­ют одно и то же сло­во и свя­за­ны сочи­ни­тель­ны­ми сою­за­ми и пере­чис­ли­тель­ной инто­на­ци­ей. Это одно­род­ные чле­ны пред­ло­же­ния.

Особое вни­ма­ние пишу­ще­го при­вле­ка­ют одно­род­ные и неод­но­род­ные опре­де­ле­ния, так как от это­го напря­мую зави­сит пунк­ту­а­ция в пред­ло­же­нии.

Однородные определения

В пред­ло­же­нии одно­род­ные опре­де­ле­ния отно­сят­ся к одно­му и тому же сло­ву, отве­ча­ют на один и тот же вопрос. Они соеди­не­ны сочи­ни­тель­ной свя­зью или инто­на­ци­он­но.

Определение Однородные опре­де­ле­ния — это вто­ро­сте­пен­ные чле­ны пред­ло­же­ния, кото­рые харак­те­ри­зу­ют пред­мет с одной сто­ро­ны или по обще­му при­зна­ку, отве­ча­ют на один и тот же вопрос, соеди­не­ны сочи­ни­тель­ной свя­зью и инто­на­ци­ей пере­чис­ле­ния.

Как пра­ви­ло, одно­род­ные опре­де­ле­ния явля­ют­ся каче­ствен­ны­ми при­ла­га­тель­ны­ми.

Примеры:

Наступила тёп­лая, ясная осень.

Мы сиде­ли воз­ле малень­ко­го, изящ­но­го сто­ли­ка, накры­то­го ажур­ной сал­фет­кой.

Что выде­лен­ные вто­ро­сте­пен­ные чле­ны пред­ло­же­ния явля­ют­ся одно­род­ны­ми, мож­но понять по ряду их при­зна­ков.

Однородные опре­де­ле­ния харак­те­ри­зу­ют пред­мет с одной сто­ро­ны или обо­зна­ча­ют общее впе­чат­ле­ние о пред­ме­те, рас­кры­вая более деталь­но (пере­чис­ляя) его свой­ства или внеш­ние при­зна­ки. Часто при­зна­ки, выра­жа­е­мые одно­род­ны­ми опре­де­ле­ни­я­ми, объ­еди­ня­ют­ся меж­ду собой как видо­вые по отно­ше­нию к более широ­ко­му (родо­во­му) поня­тию. Такие чле­ны пред­ло­же­ния отно­сят­ся непо­сред­ствен­но к опре­де­ля­е­мо­му сло­ву и харак­те­ри­зу­ют его по ряду при­зна­ков с одной сто­ро­ны.

Между одно­род­ны­ми опре­де­ле­ни­я­ми лег­ко мож­но вста­вить сочи­ни­тель­ный соеди­ни­тель­ный союз «и»:

  • Наступила тёп­лая и ясная осень.
  • Мы сиде­ли воз­ле малень­ко­го и изящ­но­го сто­ли­ка.

Однородными явля­ют­ся эпи­те­ты и опре­де­ле­ния, харак­те­ри­зу­ю­щие пред­мет с раз­ных сто­рон, но объ­еди­нен­ные общим впе­чат­ле­ни­ем, кото­рое он про­из­во­дит на окру­жа­ю­щих (внеш­ность, чер­ты харак­те­ра, пове­де­ние, при­чин­ная связь и т. д.)

Из тол­пы выныр­ну­ла облез­лая, мок­рая, рыжая соба­чон­ка.

Определения «облез­лая», «мок­рая», «рыжая» явля­ют­ся эпи­те­та­ми, кото­рые высту­па­ют в роли одно­род­ных чле­нов пред­ло­же­ния. Хотя они харак­те­ри­зую пред­мет с раз­ных сто­рон (каче­ство шер­сти, цвет), но объ­еди­не­ны общим при­зна­ком — внеш­ний вид. К тому же эти опре­де­ле­ния выра­же­ны каче­ствен­ны­ми при­ла­га­тель­ны­ми, кото­рые про­из­но­сят­ся с инто­на­ци­ей пере­чис­ле­ния, что под­твер­жда­ет их одно­род­ность.

Однородными обя­за­тель­но будут при­ла­га­тель­ное и при­част­ный обо­рот.

Примеры:

Он обе­дал в неболь­шой, пло­хо убран­ной ком­на­те.

Зеленый луг бле­стит радуж­ной, пере­ли­ва­ю­щей­ся под луча­ми солн­ца росой.

В пред­ло­же­нии меж­ду одно­род­ны­ми опре­де­ле­ни­я­ми, не соеди­нен­ны­ми сою­за­ми, ста­вит­ся запя­тая.

Чтобы пра­виль­но рас­ста­вить зна­ки пре­пи­на­ния, научим­ся раз­ли­чать одно­род­ные и неод­но­род­ные опре­де­ле­ния.

Неоднородные определения

Определения могут быть неод­но­род­ны­ми, несмот­ря на то что пояс­ня­ют одно и то же сло­во, выпол­ня­ют одну и ту же син­так­си­че­скую функ­цию и отве­ча­ют на один и тот же вопрос.

Пример:

Машина затор­мо­зи­ла воз­ле малень­ко­го дере­вян­но­го доми­ка.

Неоднородные опре­де­ле­ния «малень­кий» и «дере­вян­ный» харак­те­ри­зу­ют пред­мет с раз­ных сто­рон и обо­зна­ча­ют при­зна­ки, кото­рые отно­сят­ся к раз­ным родо­вым поня­ти­ям:

  • малень­кий (раз­мер);
  • дере­вян­ный (мате­ри­ал).

Обратим вни­ма­ние, что эти при­ла­га­тель­ные при­над­ле­жат к раз­ным раз­ря­дам.

Качественные и отно­си­тель­ные, при­тя­жа­тель­ные при­ла­га­тель­ные не явля­ют­ся одно­род­ны­ми.

Мне вспом­ни­лись ран­ние есе­нин­ские сти­хи.

На ней была наде­та ста­рень­кая бабуш­ки­на коф­та.

Неоднородные опре­де­ле­ния харак­те­ри­зу­ют пред­мет с раз­ных сто­рон, ука­зы­вая на его раз­лич­ные при­зна­ки:

  • ран­ние (вре­мя);
  • есе­нин­ские (при­над­леж­ность);
  • ста­рень­кая (каче­ство);
  • бабуш­ки­на (при­над­леж­ность).

Не явля­ют­ся меж­ду собой одно­род­ны­ми отно­си­тель­ные при­ла­га­тель­ные и оди­ноч­ные при­ча­стия:

На ее руке свер­ка­ло кру­жев­ное сереб­ря­ное коль­цо.

За домом спус­кал­ся к реке запу­щен­ный ябло­не­вый сад.

Чем отличаются однородные и неоднородны определения?

Подытожим наши рас­суж­де­ния об одно­род­ных и неод­но­род­ных опре­де­ле­ни­ях и обо­зна­чим в таб­ли­це, чем они раз­ли­ча­ют­ся меж­ду собой.