Наши предки

Из законодательного акта

«…По указам предков наших, великих государей, соборным уложением положено… отцам детей своих в движимых и недвижимых имениях делить всем по равным частям, а жёнам, после умерших мужей, давать из поместий их, с окладов, на прожиток и купленные при них вотчины. В 1714 году… дядя наш, его императорское величество, особливыми пункты, те разделы отменил, а по первенству одного наследником назначить соизволил, в таком всемилостивейшем намерении, чтоб от разделения деревень в разные руки, фамилии и знатные дома не упадали. Но… отцы, естественно сожалея своих детей, всеми образы старались, несмотря ни на какие свои убытки и разорения, делить детей своих всем по равным частям и крепили им то продажами и закладами через разные руки, а которые того при себе учинить не могли, тем другие разные способы к тому искали и подвергали детей своих под великие клятвы, чтобы оставшееся после их имение, по смерти их, равно между собою делили, и тем, как между детьми, так и между родственниками, не только ненависти и ссоры произошли, но некоторые,… и до смерти побивали. Того ради мы, наше императорское величество, ревнуя закону Божию и милосердуя о своих подданных, пожаловали, всемилостивейше повелели впредь, с сего указу, как поместья, так и вотчины именовать равно одно недвижимое имение вотчина, и отцам и матерям детей своих делить по уложению, всем равно; тако ж и за дочерьми в приданое давать по-прежнему, а которые отцы и матери помрут без завещания, после таких в разделе недвижимых и движимых их имений, поступать по нижеследующим пунктам:

После умершего мужа изо всего его недвижимого имения, какого бы звания за ним ни было, из жилого и пустого, давать жене его со ста по пятнадцати четвертей, в вечное владение, а из движимого имения по уложению, а собственным их приданым имениям и что они, будучи замужем, куплею себе или после родственников, по наследству присовокупили, быть при них, не зачитывая того в ту указную дачу что надлежит дать из мужней (собственности); а дочерям, при братьях, как из недвижимого, так и из движимого, против матери или мачехи, половину».

ОБ ИМЕНОВАНИИ ПОМЕСТИЙ И ВОТЧИН НЕДВИЖИМЫМ ИМЕНИЕМ И О РАЗДЕЛЕ ОНЫХ МЕЖДУ ДЕТЬМИ ПО УЛОЖЕНИЮ

(1731 г., 17 марта)

Именной

Понеже по указам Предков Наших, Великих Государей, Соборным Уложеньем положено по закону Божию и преданию Святых Апостол, отцам детей своих в движимых и недвижимых имениях делить всех по равным частям, а женам после умерших мужей давать из поместий их с окладов на прожиток, и купленные при них вотчины; в прошлом 1714 году блаженныя и вечнодостойныя памяти Дядя Наш Его Императорское Величество Петр Великий, особливыми пункты те разделы отрешить, а по первенству одного наследником учинить соизволил, в таком всемилостивейшем намерении, чтоб от разделения деревень в разные руки фамилии и знатные домы не упадали. Но понеже отцы, естественно сожалея своих детей, всеми образы тщились, несмотря ни на какие свои убытки и разорения, делить детей своих всех по равным частям, и крепили им то продажами и закладами чрез разные руки, а которые того при себе учинить не могли, то другие разные способы к тому искали и подвергали детей своих под великие клятвы, чтоб оставшее после их имение, по смерти их, равно между собой делили, и тем как между детьми, так и родственники, не точию ненависти и ссоры произошли, но некоторые, отважа себя, и до смерти побивали. Того ради Мы, Наше Императорское Величество, ревнуя закону Божию и милосердуя о своих верных подданных, пожаловали Всемилостивейше повелели, впредь с сего Нашего указа, как поместья, так и вотчины именовать равно одно недвижимое имение вотчина, и отцам и матерям детей своих делить по Уложенью всем равно, також и за дочерьми в приданое давать по-прежнему. А которые отца и матери помрут без завещания, после таких в разделе недвижимых и движимых их имений поступать по нижеследующим пунктам:

1.После умершего мужа изо всего его недвижимого имения, какого бы звания за ним ни было, из жилого и из пустого, давать жене его со 100 по пятнадцати четвертей в вечное владение, а из движимого имения по Уложенью, а собственным их приданым имениям, и что они, будучи замужем, куплею себе, или после родственников по наследству присовокупили: быть при них, не зачитая того в ту указную дачу, что надлежит дать из мужня; а дочерям при братьях, как из недвижимого, так и из движимого против матери, или мачехи вполы. А ежели после того ж умершего останется невестка, сыновня жена, и ей дать из той части, которая надлежала мужу ее, со 100 по 15 четвертей; також и мужьям после жен давать из недвижимого и движимого собственного жен их имения против того ж, как положено оставшим женам после мужей; прочие ж все разделы как между детьми, и внучатами, так и между родственниками мужеска и женска пола, чинить по Уложенью.

2.У кого сына два, или три, а при нем один сын умрет, а после того его сына останется жена с детьми, а за тем его сыном собственного недвижимого ничего не было: и таким вдовам из свекровых недвижимых, при нем свекре ее при живом, из той части, что надлежало дать тому его умершему сыну, дать со 100 по пятнадцати четвертей, а из движимого собственного мужа ее, по Уложенью, а из движимого ж свекрова, при нем свекре ее, не давать, також и детям ее, покамест дед их жив, из той отца их части не давать же, понеже по смерти его раздел им учинен будет с дядьями и с тетками по указу.

3.Буде после умершего оставшая жена, хотя и не бив челом себе об указной даче из его недвижимого, выйдет замуж за другого мужа, того ей в вину не ставить, и из того недвижимого первого ее мужа имения указную часть ей давать; только за то, что она, не бив челом о той указной части, вышла замуж за другого, в Вотчинной Коллегии при справке той части, брать пошлины вдвое.

4.После которого умершего жена, не бив челом из мужня недвижимого о четвертой части, ту свою четвертую часть продала, или заложила всю, что ей надлежало взять во всех мужних деревнях, а не выбором, и та продажа или заклад учинены до сего указа, а именно Декабря по 9 число прошлого 1730 года: и тому быть так, и тое продажу и заклад вменить за действительную за нею справку. А буде хотя и до сего указа продала, или заложила из той четвертой части, некоторую часть, а не всю, и не справя за собою, а о справке достального не била челом, или хотя и била челвм, да справить за нею не помечено: такие дела решить по сему указу, а не по пунктам 1714 и 1725 годов, а именно: давать им из того мужня недвижимого имения со 100 по 15 четвертей, и в то число в счет ставить им те проданные деревни, а к тому, что надлежит в то указное число, додавать. А буде она продала или заложила хотя и больше нынешней указной дачи: и того излишнего у тех, кому она продала или заложила, не отымать, а быть за ними по тем купчим и закладным для того, что она ту продажу и заклад чинила не ведая сего указа, только больше того, из того мужня недвижимого имения ей не давать, для того, что до сего указа она того достального за собою не справила.

5.Которые законные наследники из недвижимого имения из отеческого или из материя или из родственного, по смерти их не справя за собою, или и не бив челом до сего указа, а именно Декабря до 9 числа прошлого 1730 года, продали или заложили и просрочили: и тому быть по тем их продажам и закладам, для того, что тогда в том наследственном имении был он волен, а достальное разделить ему с братьями и с сестрами по сему указу, для того, что остаточное имение до сего указа за ним не справлено.

6.Которые дела вершены по пунктам 1714 и 1725 годов, и к тем пунктам пополнительным указам, правильно и спору и челобитья на них нет: тем быть так, как они вершены, а которые дела вершены тем пунктам и указам противно, и имеется, или впредь будет на них спор и челобитье: и о тех делах следовать, и по исследованию решить по тем же пунктам и указам. А прочие невершенные, також и вновь начинающиеся дела, делать и решить по сему Нашему Императорского Величества указу и по Уложенью и по новоуказным статьям, которые учинены в пополнение Уложенью и приняты к законному Уложенью, а не в противность. Что же надлежит в пополнение тому или каких пунктов в Уложенье не достанет: то сочинить при поправлении того Уложенья; и для того вотчинную главу, в которой нужда больше всех состоит, прежде других сочинить, и к тому определить двух из Членов Сенатских, и присутствовать им до окончания всей той главы беспеременно, а которые отцы и матери, по пунктам 1714 года, учинили из детей своих наследником кого одного, а ныне пожелают по сему указу разделить всем, или кто из братьев и сестер по смерти отцовой по тем же пунктам, наследником учинен один, а пожелает сам с меньшими братьями и сестрами разделить полюбовно, и о том будут бить челом: тем дать в том на волю.

Четверть– мера площади, в XVIII веке ½ десятины. Десятина в тот период ≈ 1,1 га.

Челобитье — жалоба.

Законодательство императрицы Анны Иоановны. — М., 2009. – С.50-53.

О СПРАВЕ ЗАЛОЖЕННОГО НЕСКОЛЬКИМИ ЛИЦАМИ НЕДВИЖИМОГО ИМЕНИЯ ЗА ТЕМ, ЧЬЯ ЗАКЛАДНАЯ СТАРЕЕ; О ПРАВИЛАХ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ЗАИМОДАВЦЕВ ПО ЗАКЛАДНЫМ; ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ТРЕХГОДИЧНОГО СРОКА ДЛЯ ВЫКУПА ПРОДАННЫХ НЕДВИЖИМЫХ ИМЕНИЙ; И О ЗАПРЕЩЕНИИ КРЕСТЬЯНАМ, БЕЗ ВОЛИ ПОМЕЩИКОВ, ПОКУПАТЬ НА ИМЕНА ИХ ДЕРЕВНИ

(1737 г., 1 августа)

Именной

Понеже о закладных недвижимых имениях многие жалобы происходят в том, что кто заложит свое недвижимое имение другому, то заимодавец, усмотря незнание в делах закладчика, в закладные вводят такие сильные и важные слова, чтоб не токмо заложенное за собою удержать, но чтоб и достальное его имение у него отнять. Многие же, бессовестно обнадежив закладчика, будто бы он закладной и за сроком некоторое время записывать не будет, и тако тот закладчик в той надежде останется, но сколь скоро срок наступит, тотчас закладную явит, и записав того ж времени, то закладное имение для вечного себе укрепления другому безденежно перепродаст в великой сумме, чего тот заклад не стоит; а иногда закладчики заимодавцев обманывают, объявит ему о состоянии тех деревень, которые закладывает, и с них о доходах неистину, а заимодавец, не зная тех деревень и не ведая о доходах, поверя ему, ссудит требованной суммой, и как к выкупу время придет, тогда заимодавец принужден ее записать, хотя б ему и ненадобна была. Иные же, забыв Бога и совесть, одну деревню вдвое и больше разным людям закладывают и другие многие в тех закладах обманы и подлоги происходят, к напрасному разорению подданных; а чтоб впредь не закладывать, того пресечь не возможно, ибо различные крайние нужды касаются, и дабы впредь с обеих сторон никакого обмана и подлога употребить было невозможно, того ради Мы Всемилостивейше указали: 1) Справливать за тем, чья крепость старее, а по другим закладным давать толикое ж число из других его закладчиковых деревень, где заимодавец покажет, а с закладчика взять пошлины вдвое, что надлежало при справе взять с заимодавца, кроме того, что возмется с заимодавца, да сверх того закладчику учинить наказание по Уложенью бить кнутом; тож чинить, ежели в трои или четверы руки заложена будет. 2) Кто возьмет в заклад у другого недвижимое имение до срока, как между ними договор будет; и ежели закладчик или поверенный его на срок деньги заплатит, то должен заимодавец или и поверенный его на закладной подписать, что деньги принял сполна, и тое подписанную закладную в том городе, где деньги принял, в Канцелярии объявить, которую приняв Главному судье, тотчас записать в книгу, что по той закладной деньги заплачены, также заимодавцу и закладчику под тем же пунктом подписать же своими руками, а буде грамоте не имеют, но вместо себя кому в том поверят: заимодавцу что по той закладной деньги сполна принял, а закладчик что деньги сполна отдал и закладную получил. И для таких записок книги при крепостных делах нарочно повсегодно иметь за шнуром и печатью, как и другие книги иметь велено, и на той закладной надсмотрщику подписать, что деньги заплачены в таком городе и такого числа, и та закладная в книгу записана, и заимодавец и закладчик оба в той записной книге засвидетельствовали, с подписанием рук своих, и потом тое закладную отдать закладчику, которому оную закладную в том месте, где оная закладная писана, объявить для записки. А ежели заимодавец, при наступлении срока, по прошению закладчика пересрочить далее не похочет, а закладчик между тем найдет способ у другого занять и тое ж деревню заложить: таким с согласия заимодавцев давать на волю. 3) А буде закладчик на определенный срок заемных денег заимодавцу не отдаст, тогда должен заимодавец тое закладную в надлежащем месте на срок явить, которую приняв судье, на ней подписать, что она явлена, однако ж чрез два месяца не записывать, и тех закладных деревенела заимодавцем не справливать, и до владения тех деревень его не допущать, но призвать немедленно, а именно, в семь дней закладчика или его родственников, а именно, одних тех, которые самые ближние, и которым бы те деревни по наследству принадлежать могли б, и им объявить, желают ли они те закладные деревни выкупить или нет, и что они скажут записать и им к тому подписаться; а ежели тот закладчик в службе, или иною какой виною в отлучении, тогда в то место, где он находится, из той Коллегии или Канцелярии, где оная закладная явлена, писать немедленно, и велеть тамошним судьям или командирам взять у него сказку; тоже учинить и о вышеписанных ближних родственниках, в отлучении находящихся. 4) И буде закладчик или его родственники объявят, что они те закладные недвижимые имения выкупить желают, тогда у них заемные деньги, да сверх того за то время, сколько после срока написанного в закладной, минует, процентов на каждый рубль, на месяц по одной копейке приняв, отдать заимодавцу с распискою, и закладную, подписав против того ж, как выше сего во втором пункте изображено, те деревни за ними, кто деньги отдаст, записать. 5) А буде в те два месяца закладчик или его родственники хотя и явятся, и будут объявлять, что те закладные деревни выкупить желают, токмо такой суммы, что надлежит, вдруг заплатить не в состоянии, и будут требовать срока: в том давать сроку сверх вышеписанного еще на 6 месяцев; и ежели в то срочное время исправятся, то у них заемные деньги и сверх того за все то время, сколько закладчик по сроке деньгами владел, процентов на каждый месяц по одной копейке на рубль приняв, отдать заимодавцу, а им деревни возвратить. 6) А буде они по прошествии вышеписанного срока платежом не исправятся, или объявят, что они таких закладных недвижимых имений выкупать не будут, тогда взять подлинное известие, сколько в тех деревнях по переписи мужеска пола душ написано, и после того померло, бежало и в рекруты взято, и за тем на лицо, и сколько с той деревни как денежных и хлебных, и прочих доходов в год собирается, и положить всем тем доходам десятилетнюю цену, и потом ту деревню продавать с публичного торга таким же образом, как о продаже конфискованных в инструкции Канцелярии Конфискации напечатано; однако ж к торгу такой деревни и заимодавца допущать, и ежели другие купцы будут давать такую ж цену, что заимодавец, а не больше, то ему против других преимущество иметь, и такие деревни ему отдавать, а не другим: понеже он свои собственные деньги к тому уже употребил; и ежели при продаже взято будет денег больше того, что закладчик получил, тогда тое лишнюю сумму за зачетом заимодавцу истины и процентов отдать закладчику. Будет же другие цену давать будут больше того, что заимодавец даст, то отдавать тому, кто больше даст, и, приняв деньги сполна тое сумму, что от заимодавца закладчик получил, да процентов на каждый месяц по одной копейке на рубль, сколько после срока до продажи времени пройдет, отдать заимодавцу, а достальные за тем закладчику. 7) Будет же при продаже купцы будут давать меньше того, что в закладной написано, а заимодавец пожелает их взять за ту цену, что он закладчику дал, то ему деревню отдать; а ежели и заимодавец такой деревни за ту цену, что он закладчику дал, взять не похочет, а станет требовать денег, а другие купцы давать будут меньше, в таком случае отдавать заимодавцам деревни, хотя б они той цены и подлинно не стоили: понеже взаймы деньги давал из воли своей, и когда в том неосмотрительно поступил, должен и убыток сам претерпеть. 8) Понеже в закладных пишут, ежели в той деревне, которая закладывается, толикого числа четвертей и душ не найдется, что закладчик в заемной крепости написал, то б такое число земли четвертей и людей взять из достальных его закладчиковых деревень, и ежели при отдаче во владение заимодавцем подлинно явится меньше, то в дополнение по закладной отдают заимодавцем из достальных закладчиковых деревень в лучших местах, и тем их во всеконечное разорение приводят. Того ради впредь таких слов в закладные не вводить и в дополику из других деревень, ежели б и подлинно по свидетельству явилось меньше того, что в закладной написано, не давать, а довольну быть заимодавцу одной той деревней, что в закладной написано: понеже, ведая о состоянии деревни, взаймы деньгами ссужал; а ежели дает больше того, чего та деревня стоит, в том сам заимодавец ошибся, и такой себе убыток получил из воли своей; а буде закладчик в своей закладной напишет земли больше, нежели за ним в даче есть, и число душ больше, нежели по переписным книгам в той заложенной деревне написано, или после закладной продаст или заложит кому иному всю ту деревню, или некоторую часть оной земли или людей, или вывезет в какое другое место, или в рекруты отдаст за другие свои деревни, или немысля выкупить и, не проча себе, те деревни разорит, и крестьяне разбегутся, и останется та деревня в таком состоянии, что при продаже с торга по закладной денег сполна взять будет невозможно, чем того закладчика явное умышленное к обману коварство откроется: тогда вместо того на толикое число, сколько в платеж не достанет, продать из недвижимого его достального, и деньги с процентами отдать заимодавцу, а сверх того за такое его явное обманное коварство, а именно: ежели тот закладчик, как выше упомянуто, явится виновен продажею, или закладом, или отдачей излишних рекрут, учинить ему наказание по Уложению, равномерно, как тому предписано, кто в двои или в трои руки заложит или продаст. 9) Когда такие закладные деревни вышеписанным порядком проданы или за заимодавцами укреплены будут: оным быть за теми людьми, кому по продаже достанутся, в роде их вечно, и считать за старинные родовые вотчины, а закладчиков и их детей и родственников к выкупу не допускать. 10) Буде заимодавец, желая таким закладным недвижимым имением завладеть у закладчика или его родственников, заемных своих денег на определенные сроки принимать не будет, в таком случае должен закладчик, или его родственники те деньги объявить при доношении в Москве в Вотчинной Коллегии, в Санкт-Петербурге той Коллегии в Конторе, а в прочих городах в Губернских и Воеводских Канцеляриях, которые приняв, тотчас заимодавца призвать, и те все деньги ему отдать, и закладную у него взять, и подписав, закладчику возвратить. А ежели заимодавец за какою отговоркою денег принять не хочет, то деньги приняв, содержать в Канцелярии; а закладчику в платеже дать квитанцию за Судейскими руками, и в записке во всем поступать по вышеписанному. А ежели б заимодавец от того места, где деньги от закладчика в Канцелярии отданы будут, был в отлучении: то, не смотря на то, оные деньги в Канцелярии принять и дать квитанцию по вышеписанному, а из той Канцелярии к заимодавцу письменно о том дать знать, чтоб он ведал, где свои деньги принять и в Вотчинную Коллегию для ведома о том рапортовать. 11) Со всех закладных деревень при справке брать пошлины по прежним указам. 12) Которые деревни за кем по купчим справлены, таковым по Уложению 17 главы 30 пункта, выкуп назначен в 40 лет; а по указу ж 714 года 23 Марта, при выкупе за новоприбылое строение и за прочее платить по свидетельству и по осмотру, наложа настоящую правдивую цену, чего стоит, и понеже из того великие разорения тем деревням приключаются, которые таким образом новым владельцам достаются от того, что получа их, пристраивать и крестьян деньгами, хлебом и скотом ссужать и пашню распространять и во всем в доброе состояние приводить, для выкупа чрез все 40 лет опасаются, для того, что ежели их в доброе состояние приведут, а между тем родственники прежних помещиков будут требовать на выкуп, то весь их труд пропадет и за положенное иждивение только по оценке и по свидетельству имеет получить; а понеже не безызвестно есть, что все движимые и недвижимые имения оценивают против настоящих цен вполы и меньше, по которым оценкам и за пристройку и за прочее получить должен, а не больше, от чего великие убытки приключаются: того для, такие деревни, не токмо в доброе состояние не приводят, но и разоряют, чтоб родственники прежних помещиков на выкуп бить челом не имели причины, и от такого разорения крестьяне принуждены бегать, чего ради в платеже казенных податей остается великая доимка, и для таких происходимых непорядков впредь в выкупе таких покупных деревень определяется срок с нынешнего времени 3 года; а ежели в то определенное время выкупщиков никого не будет, то тем деревням быть за теми людьми, за кого по таким крепостям справлены, как и по старинным их родовым вотчинам вечно, и после 3-х лет на выкуп уже не отдавать, а о которых деревнях на выкуп по сие время от родственников прошения есть, те дела решить по Уложенью, по тому что челобитчики ходя за теми делами, желая тех деревень, убытки получили. 13) Понеже многие всяких чинов люди закладывают каменья, жемчуг, золотую и серебряную посуду и прочие движимые вещи за малые деньги, и когда такого своего заклада на срок кто не выкупит, то такие все заклады остаются у заимодавцев вечно, от чего многие люди убытки терпят, и собственного своего добра напрасно лишаются: того ради, заимодавцам наикрепчайше запрещается, что б никто никаких движимых вещей без объявления в надлежащем суде у себя не удерживали, но по прошествии назначенных к платежу сроков объявляли в надлежащих судебных местах, под конфискованием всех тех вещей, ежели без объявления у себя держать их будут, а судьям, получа о таких вещах известие, поступать такими же во всем порядками, как о недвижимых вещах выше сего изображено. 14) Некоторых помещиков люди и крестьяне, без ведома и воли помещиков своих, на имя их покупают земли у других помещиков в разных отдаленных и неудобных местах, и на тех, не только сами селятся, но и другим крестьянам к побегу и к поселению повод подают, о которых помещики чрез многие годы проведать не могут, а оставшие на старых жилищах крестьяне, за них платят подати, и тем в конечное изнеможение приходят, и великие доимки являются, а о которых чрез многие годы и уведают помещики, тех возвратить для великих убытков не могут, и принуждены довольствоваться взятым с них малым денежным оброком, ибо никаких запасов потребных к пропитанию привозить за дальностию мест и неудобством пути не могут, что весьма пресечь и прекратить надлежит. И для того, ежели кому понадобится что купить, а самому при том за какою-либо отлучкою быть не возможно: то б о такой покупке посылали поверенные за своими руками письма за свидетельством судей того города, где такие поверенные письма писаны будут, в которых именно писать что кому купить надобно, и кому в том верить, а без таких поверенных писем, купчих и закладных заочно ни на чьи имена нигде не писать, чтоб впредь таких подлогов быть не могло. А ежели где без таких поверенных писем заочно купчие крепости писать будут, и явится, что такая покупка учинена без воли помещиков: и за такие преступления указов, надсмотрщикам и писцам чинить жестокое наказание, и по отнятии всех имений, посылать на житье в Сибирь.

Крепость– обобщенное название частных актов XVI – начала XX вв., утвержденных государственными учреждениями и дающих право владения имуществом. Признаком является надпись о явке в государственное учреждение и записи документа в крепостную книгу с подписями и печатями должностных лиц. Термин был введен Уложением 1597 о полном, докладном, кабальном и добровольном холопстве в применении к документам, дающим право на владения холопами. Соборное Уложение 1649 г. относят к крепостям также все документы на владение недвижимостью. Крепости составлялись площадными подьячими или приказными людьми и являлись в Москве в приказах, а в провинции – наместниками. В 1701 г. был установлен порядок совершения крепости в Приказе крепостных дел. В 1719-1751 гг. утверждались в Крепостных конторах. Впоследствии их составление и утверждение было возложено на Гражданские палаты и уездные суды. После введения нотариата все крепостные оформлялись в нотариальной части при окружных судах. К крепостям относятся: докладные и полные грамоты, служилые кабалы, купчие, закладные, данные, духовные завещания, отдельные, рядные, раздельные, дарственные.

Четверть– мера площади, в XVIII веке ½ десятины. Десятина в тот период ≈ 1,1 га.

Законодательство императрицы Анны Иоановны. — М., 2009. – С.198-204.

Памятники письменности являются бесценным документом для ученых, которые реконструируют язык и устную речь того или иного исторического периода. Памятники письменности помогают ответить на вопрос о том, как же звучала устная речь славян? Всю историю развития русского языка делят на два периода: доисторический (дописьменный) и исторический, которому есть письменные свидетельства. На Руси он берет свое начало в 10 веке.

Понятие «памятники письменности» не следует путать с понятием «памятники литературного языка», потому что встречаются памятники письменности, которые написаны народным языком без литературной обработки. Памятники письменности – это книги, грамоты, надписи на предметах обихода, на коже, бумаге, на ткани, на стенах храмов, на иконах, на церковной утвари, на колоколах, на кости, на металле, на камне и т.д.

Памятники 10-11 веков

Самым древним памятником славянской письменности является Гнездовская надпись, обнаруженная в 1949 году в Гнездове под Смоленском. Это надпись на глиняном сосуде, сделанная кириллицей. Надпись датируется 10 веком и свидетельствует о том, что кириллица была широко распространена на Руси еще до принятия христианства в 988 году. Надпись состоит всего из одного слова, по поводу расшифровки которого ведутся споры. Это слово читают по-разному: «горушна», «горухща». Предполагают, что это краткое прилагательное среднего рода множественного числа, которое сочеталось с существительным «зерна».


Одними из самых ранних памятников древнерусской письменности являются найденные в 1951 году в Новгороде берестяные грамоты. Берестяные грамоты представляют собой куски березовой коры, на внутренней стороне которой острым предметом (предположительно костяным стержнем) процарапаны знаки. Берестяные грамоты датируются 10-11 веками. Найдены также грамоты, которые написаны в 17, 18 и даже в 19 веках. Для письма на таких грамотах уже использовали чернила. Новгородские грамоты представляли собой свитки, которые были либо выброшены, либо утеряны. Содержание текстов грамот носит характер частной переписки, в которой обсуждаются хозяйственные, торговые и бытовые вопросы. Ученые предполагают, что некоторые грамоты писали женщины. При раскопках в Новгороде было найдено более 500 грамот, большинство из которых написано кириллицей и датируются 11 веком.


Памятником письменности 11 века является Остромирово евангелие. Известен точный период его написания: 1056 – 1057 годы. Евангелие написано на пергаменте золотым раствором и богато украшено орнаментом. Евангелие включает 294 листа. Известны имена людей, написавших Остромирово евангелие. Это дьякон Григорий и посадник Остромир (Стромил), который поручил его написать. Евангелие написано от руки крупным уставом. Устав – это вид написания букв, которые были правильной формы, одинаковой высоты и писались без наклона. Остромирово евангелие является не только памятником древнерусской письменности, но и памятником древнерусского искусства. Оно хранится в Санкт-Петербурге в библиотеке имени М.Е. Салтыкова-Щедрина.
Еще один памятник письменности 11 века – подпись французской королевы Анны Ярославовны, которая была дочерью Ярослава Мудрого, под латинской грамотой 1063 года. Подпись состоит их двух слов «Анна ръина», что означает Анна regina (королева). В русской надписи пропущена буква «Г», что является свидетельством того, что звук «Г» произносился как фрикативный, т.е. так, как сейчас его произносят на юге России и в Украине.


К 1068 году относится Тмутараканская надпись. Тмутаракань – область на востоке от Азовского моря. Надпись сделана на мраморной плите. Содержание надписи таково: «в 6576 году индикта 6 Глеб князь мерил море по льду от Тмутараканя до Корчева 10 000 и 4000 сажен».


К 1073 году относится Изборник Святослава. Изборник состоит из 266 листов. Это перевод греческих книг на старославянский язык. Изборник содержит сведения научного характера по математике, астрономии, по теории словесности.

К 11 веку принадлежат множество памятников письменности: Архангельское евангелие 1092 года, Новгородские служебные минеи 1095-1097 годов, Толковая псалтырь Чудовского монастыря, Пандекты Антиоха, 13 слов Григория Богослова, Ефремовская кормчая и многие другие.

Одним из самых ценных памятников славянской письменности является «Слово о законе и благодати» — это торжественная речь, произнесенная Митрополитом Илларионом, который произвел богослужение в присутствии князя Ярослава. Текст слова записан в период между 1037-1050 годами.

Памятники 12 века
Памятниками 12 века являются Грамота Мстислава, которая написана в 1130 году и Вкладная Варлаама Хутынскому монастырю, которая была написана предположительно в 1192 году. Грамота Мстислава представляет собой дарственную князей Мстислава Владимировича – сына Владимира Мономаха – и Всеволода монастырю святого Георгия. Грамота написана золотым раствором, в который добавлен растительный клей и заверена позолоченной печатью.


Вкладная Варлаама Хутынскому монастырю является духовным завещанием. В языковом отношении она ценна тем, что отражает речь древних новгородцев.

Памятниками 12 века являются Мстиславово евангелие (1117 год), Юрьевское евангелие (1120 год), Добрилово евангелие (1164 год).

Памятники 13-14 веков
К данному периоду относится «Договорная грамота Смоленского князя Мстислава Давидовича с Ригою и готским берегом», несколько новгородских грамот: Договорная грамота Новгорода с немцами (1262 – 1263 годы), Договорная грамота Новгорода с князем Ярославом Ярославичем (1264 – 1265 годы).

Одним из самых примечательных памятников древнерусской письменности 13 века является «Русская правда». Русская правда представляет собой свод законов древней Руси. Ее начали писать еще в 11 веке во времена правления Ярослава Мудрого. Затем «Русская правда» переписывалась и дополнялась. Документ дошел до нас в более поздних списках 14-15 веков.

Памятником 13-14 веков является Синодальный список Первой Новгородской летописи, который в настоящее время находится в Московском историческом музее. Более поздним списком является Лаврентьевская летопись (1377 года), которую переписал монах Лаврентий. Лаврентьевская летопись содержит знаменитую «Повесть временных лет», которая была написана в 12 веке, но в первоначальном варианте не сохранилась до настоящего времени. Она дошла до нас в составе более позднего списка Лаврентьевской летописи. Лаврентьевская летопись написана в Суздале, а хранится в библиотеке им М.Е. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге.

Памятники письменности 15-17 веков
К памятникам этого периода относятся Ипатьевская летопись, многочисленные духовные грамоты, список «Слова о полку Игореве» 16 века, который был уничтожен московским пожаром 1812 года. По поводу времени написания «Слова о полку Игореве» ведутся ожесточенные споры. Одни ученые считают, что «Слово..» было написано в 12 веке. Другие же, анализируя язык «Слова…», считают, что оно могло быть создано не раньше 14 века. Из памятников письменности 16-17 веков стоит отметить «Хождение за три моря» тверского купца Афанасия Никитина, Судебник царя Ивана Грозного (Список 17 века), Домострой (список конца 16 века) и Житие протопопа Аввакума (середина 17 века).

Письменная история

Не следует путать с Историей письменности. Архивы хранят большую часть письменных исторических источников (Региональный архив Университета Чарльза Стёрта, Австралия)

Письменная история — исторический нарратив (повествование), основанный на исторических записях или иных документальных материалах. Письменная история отличается от других нарративов прошлого, таких как мифы, устные традиции или традиции материальной культуры. Также термин употребляется в значении исторического периода, периода письменной фиксации истории, то есть периода существования письменной истории.

Письменная история начинается с появления исторических записей в эпоху Древнего мира примерно в IV тысячелетии до н. э., когда была изобретена письменность. Образцы письменных текстов известны уже к 1750 году до н. э. из Древней Месопотамии, например, Кодекс Хаммурапи. Письменная история ряда географических регионов и культур относительно непродолжительна из-за непродолжительного использования письменности. Кроме того, культура не всегда фиксирует всю информацию, значимую для более поздних историков, например, полную информацию о воздействии стихийных бедствий или имена отдельных лиц. Таким образом, в определённых сферах письменная история фиксируется не в полном объёме и ограничена. В разных сферах она может охватывать разные периоды.

Научная интерпретация письменной истории, как и других исторических нарративов, опирается на методологию исторической науки — систему принципов и методов, с помощью которых историки изучают исторические источники и другие данные, а затем описывают прошлое. Вопрос о природе и даже о возможности эффективного метода интерпретации письменной истории в рамках философии истории ставится как эпистемологический. Историческая дисциплина, изучающая саму историческую науку, её историю и методы, известна как историография. Основное внимание историография уделяет изучению того, как интерпретируется письменная история.

Доисторическая эпоха и протоистория

Эпохе письменной истории предшествовали доисторический период и период протоистории.

Доисторической эпохой традиционно называют период времени до возникновения письменности и начала письменной истории.

Протоистория — термин, распространенный в зарубежной исторической литературе, который относится к переходному периоду между доисторической эпохой и историей. Это период после появления письменности, но до появления первых исторических сочинений. Протоисторическим может также называться период, в течение которого определённая культура сама ещё не пользовалась письменностью, но уже попала в поле внимания культур, имеющих письменность, и оказалась засвидетельствованной в письменных документах. Примером протоисторической культуры, согласно второму определению, является культура ранних славян, о которых известно, в частности, из античных и византийских источников.

Табличка из Киша около 3500 года до н. э., древнейший памятник шумерского письма

Полноценным письменностям предшествовала протописьменность. Ранними примерами протописьменности являются символы «письменности Цзяху» (около 6600 года до н. э., либо позднее), знаки Дунайского протописьма (конец V — начало IV тысячелетия до н. э.), ранняя письменность долины Инда (около 3500 года до н. э.). Более поздним примером — письменность Нсибиди (ранее 500 года н. э.). Существуют разногласия относительно того, когда заканчивается доисторическая эпоха или протоистория и начинается историческая эпоха, и когда протописьменность становится «настоящей письменностью». Однако первые письменности возникли приблизительно в начале бронзового века в конце IV тысячелетия до н. э. Архаическая шумерская клинопись и египетские иероглифы, как правило, считаются самыми ранними системами письма. Обе развились из протописьменных систем в период примерно от 3400—3200 годов до н. э. до 2600 года до н. э., когда появились первые полноценные тексты.

Историография

Средний Восток

Наиболее ранние хронологии принадлежат двум цивилизациям: Древнему Шумеру и Египту раннего династического периода, которые возникли независимо друг от друга примерно в середине IV тысячелетия до н. э. Самая ранняя письменная история, которая отличается качеством и достоверностью изложения материала, принадлежит древними египтянам и касается египетских фараонов и их правления. Большая часть материалов по ранней письменной истории была открыта заново сравнительно недавно, благодаря изучению археологических памятников. Начиная с этих первых письменных нарративов, в разных частях света сложилось множество различных традиций письменной фиксации истории.

В предисловии к своей книге «Мукаддима» («Введение») 1377 года арабский историк и ранний социолог Ибн Хальдун (1332—1406 годы) предупреждал о семи ошибках, которые, по его мнению, регулярно совершали историки. В своей критике он подошел к прошлому как к неизвестному и нуждающемуся в толковании. Ибн Хальдун часто критиковал «пустые суеверия и некритическое восприятие исторических данных». Он ввел научный метод исторических исследований и часто обращался к нему как к «новой науке». Этот исторический метод заложил основу для изучения роли, которую играют в истории государство, коммуникации, пропаганда и систематические ошибки, поэтому Ибн Хальдун считается «отцом историографии» или «отцом философии истории».

Восточная Азия

Основная статья: Китайская историография«Ши цзи», первая страница главы 2, издание 1598 года

В Китае история была впервые записана на гадательных костях («Цзягувэнь»). Надписи расшифрованы и датируются ориентировочно концом II тысячелетия до н. э. Памятник исторической прозы «Цзо чжуань», традиционно приписываемый Цзо Цюмину (556—451 годы до н. э.) и составленный в V веке до н. э., является, возможно, самым ранним историческим повествованием. Историческое описание охватывает период с 722 по 468 год до н. э. «Шу цзин» («Книга истории»), одна из книг «У-Цзин», конфуцианского «пятикнижия», входящего в число классических китайских текстов, является одним из самых ранних китайских исторических повествований. «Чуньцю» («Вёсны и осени»), официальная хроника государства Лу, охватывающая период с 722 по 481 год до н. э., представляет собой древнейший китайский анналистический (летописный) текст и один из самых ранних сохранившихся текстов летописного плана в мире. Традиционно его приписывают Конфуцию (551—479 годы до н. э.). Книга Чжаньго цэ («Стратегия Сражающихся царств») — известное китайское историческое произведение, сборник отдельных исторических материалов по Периоду Сражающихся царств, составленный между III и I веками до н. э.

Историограф Сыма Цянь (II—I века до н.э.) заложил основу профессиональной записи истории в Китае. Его грандиозный труд «Ши цзи» («Исторические записки») описывает историю Китая, начиная с XVI столетия до нашей эры, и включает в себя большое количество трактатов на различные темы и отдельные биографии известных людей. В сочинении также изучены жизнь и поступки простых людей, как современных историографу, так и живших в прошедшие века. Работа историографа оказала влияние на всех последующих китайских авторов исторических трудов, в том числе на престижную группу Ban эпохи Восточной Хань.

Европа

Основные статьи: Античная историография, Средневековая историография, Византийская историография и Историография Нового времени«История» Геродота. Фрагмент книги VIII, папирус Oxyrhynchus 2099, II век

Геродот Галикарнасский (около 484 года до н. э. — около 425 года до н. э.) обычно считается «отцом истории». Его труд «История» был написан в период с 450-х до 420-х годов до н.э. Однако его современник Фукидид (около 460 года до н. э. — около 400 года до н. э.), автор работы «История Пелопоннесской войны» признается первым, кто применил проработанный исторический метод. Фукидид, в отличие от Геродота, внимательно изучал причины и следствия исторических событий и рассматривал исторический процесс как результат выбора и действий людей, а не как результат божественного вмешательства.

Блаженный Августин (354—430 годы) оказал большое влияние на христианскую и западную мысль начала Средних веков. В Средневековье и эпоху Возрождения история часто рассматривалась с религиозной перспективы.

Около 1800 года немецкий философ и историк Гегель (1770—1831 годы) ввел более светский подход в изучении истории. По словам Джона Тоша (en:John Tosh), «начиная с периода Высокого Средневековья (1000—1300 годы), письменное слово сохранилось в бо́льшем объёме, чем любые другие источники по западной истории». Западные историки в XVII и XVIII веках, преимущественно во Франции и Германии, разработали методы исторического исследования, сопоставимые с современными. Многие из этих исторических трудов были тесно связаны с идеологией и политикой.

В XX веке академические историки стали меньше обращаться к эпическим националистическим нарративам, часто склонным приукрашивать нацию или великих людей, в пользу более объективного и комплексного анализа социальных и интеллектуальных сил, определяющих развитие. Главной тенденцией исторической методологии в XX веке была тенденция рассматривать историю скорее как социальную науку, чем как искусство, как зачастую было принято раньше. Французские историки, связанные со Школой «Анналов», ввели количественные методы, используя сырые данные для изучения жизни типичных людей, и внесли значительный вклад в изучение истории культуры.

Россия

Основные статьи: Российская досоветская историография и Советская историография

Способы записи

Хотя письменная история началась с изобретения письма и связана с письменностью, по мере развития технологий появились новые способы фиксации истории. В настоящее время история может фиксироваться с помощью фотографии, аудио- и видеозаписи. Совсем недавно интернет-архивы сделали возможным сохранение копий веб-страниц и документирование истории Интернета. Появление других новых методов сбора исторической информации также сопровождало развитие технологий. По крайней мере с XX века предпринимались попытки сохранять устную историю путем её записи. До 1990-х годов запись производилась с использованием аналоговых устройств. Позднее получили распространение цифровые технологии. Тем не менее, фиксация истории и её интерпретация по-прежнему в значительной мере связаны с бумажными записями.

Методология

Новгородский кодекс начала XI века — один из древнейших русских письменных источников Основная статья: Методология истории См. также: Источниковедение См. также: Историография

Методология истории представляет собой систему принципов и методов, с помощью которых изучаются исторические источники и другие материалы, а затем описывается прошлое. Письменные источники выступают основными источниками письменной истории. Помимо письменных источников, историческими источниками являются предметы материальной культуры (включая археологические материалы), изобразительные источники, разговорная речь, памятники устного творчества, поведенческие источники (обычаи и обряды) и др.

Первичные письменные источники представляют собой материалы «из первых рук», записанные современниками и непосредственно отразившие исторический процесс. Как отмечают Маргарет Далтон и Лори Чарниго, первичные источники предоставляют исследователям «прямую, неопосредованную информацию об объекте исследования».

Вторичные источники — та или иная обработка исторического материала из первичных источников. То есть вторичные источники как минимум на один шаг удалены от события или факта. Это сообщения, сочинения или исследования, которые описывают, анализируют, адаптируют, оценивают, интерпретируют и / или обобщают первичные источники. Вторичные источники чаще всего имеют письменную форму.

Третичные источники — это компиляции, обобщения первичных и вторичных источников, также могут содержать анализ.

Не всегда является очевидным, к какому типу принадлежат источники. Вторичный источник может выступать в качестве первичного. Если первичный источник не сохранился, в качестве первичного может использоваться наиболее близкий к нему вторичный. Первичные и вторичные источники — относительные термины. Одни и те же источники могут быть как первичными, так и вторичными, в зависимости от объекта исследования.

В фолк-хистори

В рамках псевдоисторического дискурса в центре внимания находится именно письменная история как наиболее доступный для непрофессионалов исторический нарратив. Соответственно, она подвергается наибольшим искажениям. Распространена идея о том, что письменная история в прошлом была фальсифицирована в глобальном масштабе. В реальности это недостижимо, поскольку невозможно подделать все или большую часть письменных источников и почти невозможно подделать археологические материалы, лингвистические факты и т. п. В отношении любого вида исторических источников применяются различные методы датировки и установления подлинности, зачастую независимые друг от друга и применяемые перекрестно. Впрочем, в незначительных масштабах фальсификация истории, преимущественно письменной, всегда имела место. В фолк-хистори без детальной научной критики, либо при наличии лишь видимости таковой фальшивыми объявляются любые источники, противоречащие разделяемым автором идеям или не соответствующие созданному заранее построению. Ученые-историки изображаются фальсификаторами письменной истории или адептами фальсифицированных ранее письменных источников, отрицающими данные генетики, археологии, лингвистикии и т. п. Подобные утверждения представляют собой демагогический прием, известный как подмена тезиса (искажение точки зрения предполагаемого оппонента), поскольку методология истории заключается в комплексном анализе имеющихся источников.

См. также

  • Исторические источники
  • Источниковедение
  • Историография
  • Хронология
  • Устная история
  • Миф
  • Материальная культура
  • Археологическая культура
  • Доисторическая эпоха
  • Протоистория

Примечания

  1. Shotwell, James Thomson. An Introduction to the History of History. Records of civilization, sources and studies. New York: Columbia University Press, 1922.
  2. Smail, Daniel Lord. On Deep History and the Brain. An Ahmanson foundation book in the humanities. Berkeley: University of California Press, 2008.
  3. The Cuneiform Writing System in Ancient Mesopotamia: Emergence and Evolution. EDSITEment. Дата обращения 16 декабря 2013.
  4. Kott, Ruth E. The origins of writing. The University of Chicago Magazine. Дата обращения 16 декабря 2013.
  5. Adès, Harry. A Traveller’s History of Egypt. — en:Interlink Publishing, 2007. — P. 28. — ISBN 978-1566566544.
  6. Greer, Thomas H. A Brief History of the Western World. — en:Cengage Learning, 2004. — P. 16. — ISBN 978-0534642365.
  7. Ibn Khaldun, Franz Rosenthal, N. J. Dawood (1967), The Muqaddimah: An Introduction to History, p. x, Princeton University Press, ISBN 0-691-01754-9.
  8. H. Mowlana (2001). «Information in the Arab World», Cooperation South Journal 1.
  9. Salahuddin Ahmed (1999). A Dictionary of Muslim Names. C. Hurst & Co. Publishers. ISBN 1-85065-356-9.
  10. Enan, Muhammed Abdullah. Ibn Khaldun: His Life and Works. — en:The Other Press, 2007. — P. v. — ISBN 983-9541-53-6.
  11. Dr. S. W. Akhtar (1997). «The Islamic Concept of Knowledge», Al-Tawhid: A Quarterly Journal of Islamic Thought & Culture 12 (3).
  12. «综述», 中国考古学报第5册(Acta Archaeologica Sinica) : . — 《考古学报》编辑部, 1951.
  13. 1 2 Lamberg-Karlovsky, C. C. Ancient Civilizations: The Near East and Mesoamerica. — Benjamin-Cummings Publishing, 1979. — P. 5. — ISBN 0-88133-834-6.
  14. Graham, Gordon. Chapter 1 // The Shape of the Past. — Oxford University, 1997.
  15. Tosh, John. The Pursuit of History. — 4th. — Pearson Longamn, 2006. — ISBN 9781405823517.
  16. Colin Webb. Preserving Oral History Recordings. National Library of Australia (1997). Дата обращения 16 декабря 2013. Архивировано 20 июня 2008 года.
  17. Tosh, The Pursuit of History, 58—59
  18. Шмидт С. О. Путь историка: Избранные труды по источниковедению и историографии. М.: Изд-во РГГУ, 1997. — ISBN 5-7281-0046-5
  19. 1 2 «Primary, secondary and tertiary sources». University Libraries, University of Maryland.
  20. 1 2 «Primary and secondary sources Архивная копия от 1 марта 2016 на Wayback Machine». Ithaca College Library.
  21. 1 2 Dalton, Margaret Steig; Charnigo, Laurie. Historians and Their Information Sources. September 2004.
  22. Richard Veit and Christopher Gould, Writing, Reading, and Research (8th ed. 2009). p. 335.
  23. 1 2 Kragh, Helge (1989), An Introduction to the Historiography of Science, Cambridge University Press, с. 121, ISBN 0-521-38921-6, <https://books.google.com/?id=d2zy_QSq2b0C&pg=PA121&lpg=PA121&dq=%22secondary+source%22+historiography>
  24. Delgadillo, Roberto & Lynch, Beverly (1999), «Future Historians: Their Quest for Information», College & Research Libraries: 245–259, at 253, <http://crl.acrl.org/content/60/3/245.full.pdf+html> ,
  25. Monagahn, E.J. & Hartman, D.K. (2001), «Historical research in literacy», Reading Online Т. 4 (11), <http://www.readingonline.org/articles/art_index.asp?HREF=/articles/handbook/monaghan/index.html>
  26. Носовский Г. В., Фоменко А. Т. Введение в Новую Хронологию. (Какой сейчас век?). М.: Крафт+Леан, 1999, 2001.
  27. Шнирельман В. А. Мифы современного расизма в РФ. // Московское бюро по правам человека. 24 марта 2004.
  28. Прозоров А. Спор профессионального историка с образованным человеком.
  29. В середине — второй половине 90-х гг. в России появилось огромное количество квазинаучных трудов по истории, созданных людьми, далекими от профессиональных занятий исторической наукой… В трудах псевдоисториков названного периода (совокупность литературы подобного рода получила наименование «фольк-хистори»)… историческая наука подвергается самой агрессивной критике, читателя всячески убеждают, что историки-профессионалы несостоятельны в своем ремесле и падки на умышленные фальсификации.

    Володихин Д. Феномен фольк-хистори // Отечественная история. — 2000. — № 4.

  30. Теория исторического познания: Избранные произведения / О. М. Медушевская. М.: Университетская книга, 2010. 576 с. (Российские Пропилеи).

Обзор всемирной истории

Исторические периоды

  • Первобытное общество (до 3000 г. до н. э.)
  • Древний мир (3000 г. до н. э. — 476 г. н. э.)
  • Средние века (476 г. — конец XV в.)
  • Новое время (конец XV в. — 1918 г.)
  • Новейшее время (с 1918 г.)

История регионов

Экономическая история

  • Охотники и собиратели
  • Аграрное общество (примерно до 1800 г.)
  • Индустриальное общество (1800—1960 гг.)
  • Постиндустриальное общество (после 1960 г.)

Древнерусская деревня. Как жили и чем питались наши предки.

Если вы думаете, что наши предки жили в просторных, приятно пахнущих сеном домах, спали на теплой русской печке и жили долго и счастливо, то вы ошибаетесь. Так, как вы думали, крестьяне стали жить сто, может сто пятьдесят или от силы двести лет назад.

До этого жизнь простого русского крестьянина была совсем иной.
Обычно человек доживал до 40-45 лет и умирал уже стариком. Взрослым мужчиной с семьей и детьми он считался лет в 14-15, а она и того раньше. Замуж выходили отнюдь не по любви, сватать невесту сыну ходил отец.

Времени на праздный отдых у людей не было вовсе. Летом абсолютно все время занимала работа в поле, зимой заготовка дров и домашняя работа по изготовлению инструмента и домашней утвари, охота.

Давайте посмотрим на русскую деревню 10-го века, которая, впрочем, мало чем отличается от деревни как века 5-го, так и века 17-го…

В историко-культурный комплекс «Любытино» мы попали в рамках автопробега, посвященного 20-летию группы компаний «Автомир». Он не зря носит название «Одноэтажная Россия» — посмотреть, как жили наши предки, было очень интересно и познавательно.
В Любытино на месте проживания древних славян, среди курганов и захоронений воссоздана настоящая деревня 10-го века, со всеми хозяйственными постройками и необходимой утварью.

Начнем мы с обыкновенной славянской избы. Изба рублена из бревен и покрыта берестой и дерном. В некоторых регионах крыши таких же изб крыли соломой, а где-то щепой. Удивительно, но срок службы такой крыши лишь немногим меньше срока службы всего дома, 25-30 лет, а сам дом служил лет 40. Учитывая время жизни в то время, дома как раз на жизнь человека и хватало.

Кстати, перед входом в дом крытая площадка — это те самые сени из песни про «сени новые, кленовые».

Топится изба по черному, то есть дымовой трубы печь не имеет, дым выходит через маленькое оконце под крышей и через дверь. Нормальных окон тоже нет, а дверь высотой всего лишь около метра. Это сделано для того, чтобы не выпускать тепло из избы.
При топке печи сажа оседает на стенах и крыше. В топке «по черному» есть один большой плюс — в таком доме нет грызунов и насекомых.

Разумеется, дом стоит на земле без всякого фундамента, нижние венцы просто опирают на несколько крупных камней.

Вот так сделана кровля (но далеко не везде крыша была с дёрном)

А вот и печь. Установленный на постаменте из обмазанных глиной бревен каменный очаг. Топили печь с раннего утра. Когда печь топится, находиться в избе невозможно, там оставалась только хозяйка, готовившая пищу, все остальные шли на улицу заниматься делами, в любую погоду. После того, как печь протапливалась, камни отдавали тепло до следующего утра. В печи и готовили пищу.

Вот так выглядит изба изнутри. Спали на лавках, расставленных вдоль стен, на них же сидели во время еды. Дети спали на полатях, на этой фотографии их не видно, они сверху, над головой. В зимнее время в избу брали молодняк домашнего скота, чтобы он не погиб от мороза. В избе также и мылись. Можете представить, какой воздух был там, насколько там было тепло и комфортно. Сразу становится ясно, отчего продолжительность жизни была такой небольшой.

Чтобы не топить избу летом, когда в этом нет необходимости, в деревне было отдельное небольшое здание — хлебная печь. Там пекли хлеб и готовили.

Зерно хранили в амбаре — постройке, поднятой на столбах от поверхности земли, чтобы оградить продукты от грызунов.

В амбаре были устроены сусеки, помните — «по сусекам поскребла…»? Это специальные дощатые ящики, в которые зерно засыпали сверху, а брали его снизу. Так зерно не залеживалось.

Также в деревне был утроен ледник — погреб, в который весной укладывался лед, пересыпался сеном и лежал там почти до следующей зимы.

Одежду, шкуры, не нужную в данный момент утварь и оружие хранили в клети. Также клеть использовалась, когда мужу и жене надо было уединиться.

Овин — эта постройка служила для сушки снопов, и обмолота зерна. Нагретые камни складывались в очаг, на жерди укладывались снопы, и крестьянин сушил их, постоянно переворачивая. Потом зерна обмолачивались и веялись.

Приготовление пищи в печи предполагает особый температурный режим — томление. Так, например, готовятся серые щи. Серыми они зовутся из-за своего серого цвета. Как их готовить?

Для начала берутся зеленые капустные листья, те, что не вошли в кочан, мелко секутся, подсаливаются и укладываются под гнет на неделю, для заквашивания.
Еще для щей нужна перловая крупа, мясо, лук, морковка. Ингридиенты укладываются в горшок, и он ставится в печь, где проведет несколько часов. К вечеру очень сытное и густое блюдо будет готово.

Вот так жили наши предки. Жизнь была нелегкой. Часто случались неурожаи, еще чаще — набеги татар, викингов, просто бандитов. Основным видом экспорта были меха, мед, шкуры. Крестьяне собирали грибы и ягоды, всевозможные травы, ловили рыбу.
При обороне от неприятеля основой экипировкой воина была кольчуга, шит, шлем. Из оружия — копье, топорик, меч. Кольчуга не сказать, что легкая, но в отличие от лат, в ней можно бегать. Ну и мы побегали немного 🙂

Как жили в старину русские люди

В каждом православном доме богатом и бедном были иконы – это могла быть скромная полочка или целый иконостас. Иконы были семейной реликвией и располагали их в переднем красном углу – его еще называли святой угол или божница. Там же были лампада с маслом и священное писание – жития святых, молитвослов. В домах побогаче был киот – специальный шкаф для икон. И обитатели дома читали молитвы утром и вечером.
Я помню, как девочкой гостила у бабушки с дедушкой, и как молился мой дедушка – он был из семьи старообрядцев. Он не садился за стол не перекрестясь. В доме были и жития святых, написанные старославянским шрифтом, который я сначала не понимала, но дедушка показал мне несколько раз, и я стала понемногу читать. Помню, особенно заинтересовало меня житие Симеона-столпника, который много лет стоял на столбе, постился и молился. Мне это казалось невероятным…
Чуть позже и меня бабушка научила молиться. А еще она хорошо знала множество русских народных песен, сказок, разных легенд, преданий, обычаев и щедро делилась со мной. А я как губка впитывала эти сокровища. И запали они в детском сердце и остались в памяти. Некоторыми из них я и хочу поделиться с вами, дорогие читатели.
* * *
В старину в сёлах текла жизнь, полная трудов. В рубленых избах и полуземлянках наши предки буквально боролись за жизнь. Они бортничали, распахивали новые земли и разводили скот, охотились и оборонялись от лихих людей. Часто в пожаре сгорали дом и имущество – тогда приходилось строить новое жильё.
Свой дом русские люди строили, предварительно тщательно выбрав место: нельзя было строить дом на месте бывшей дороги или кладбища – считалось, что счастье уйдёт вскоре из такого дома. Выбрав место для будущего дома – тщательно проверяли его, не засушливое ли оно? Для этого клали на ночь сковороду дном вверх. Если за ночь под сковородой скапливалась роса – то место хорошее. И можно было строить новую избу.
Первой в новый дом пускали кошку – считалось, что во время стройки в дом могли проникнуть злые духи. А кошки помогали их изгнать. Поэтому первую ночь обязательно проводили в новом доме кот с кошкой. Кстати, этот обычай дошел и до наших дней. На новоселье принято приносить в дом кошку.
Огромное значение в доме имела печь. Печь и печной огонь у русских людей были на втором месте после святого угла. Рядом с печкой нельзя было говорить худые слова. В жилище сохранялась диагональ – печь – красный угол. Избы топились по-чёрному, в них было дымно.
Печной угол или «куть» было традиционно женским пространством. Здесь выполнялось главное священнодействие – выпечка хлеба. В кути располагались посуда и кухонная утварь – чугуны, ухваты и пряничные доски – на Руси издавна женщины пекли пряники. Они были любимым лакомством крестьянских ребятишек. В печном углу стояли прялка и ткацкий станок.
Прялка особо ценилась в крестьянском доме, потому что пряли и ткали все русские женщины, одевали всю семью, ткали полотенца и скатерти.
Прялка была желанным подарком, ее хранили и передавали по наследству. Расписную прялку парень дарил своей невесте, а она хвасталась красивым подарком на посиделках, где девушки пряли.
* * *
Крестьяне носили длинные домотканые рубахи и конечно лапти – аж до 20 века!
Горожане ходили в сапогах и носили туфли. А еще те и другие носили шубы, однорядки и кафтаны. У женщин были сарафан, платок и пояс. Одежда была праздничная и повседневная.
Русские девушки носили платья с вышивкой на рукавах и подоле, замужние женщины — юбки и понёвы с орнаментом и оберегами. Дети до 12 лет носили длинную до пят полотняную рубашку — они не разделялись до этого времени по половому признаку.
В праздничной одежде преобладали два цвета орнаментов – белый и красный, который подчёркивал свет души и духовную чистоту.
Девушки плели одну косу, замужней женщине после свадьбы расплетали её и заплетали две. У мужчин символом мужества считалась борода. И когда вышел указ Петра Первого стричь бороды, возникло даже восстание в Сибири. С древних времён крестьяне считали, что, обрезав волосы, у человека можно отнять и здоровье.
Жили крестьяне в небольших домах. На Севере это были высокие избы с несколькими небольшими окошками. На резных наличниках часто была изображена розетка – символ жизни и счастья. На Севере под одной крышей часто находились сарай и кладовая.
В Сибири тоже встречаются до сих пор такие постройки. Например, в Сузуне Новосибирской области многие дома построены по такому типу. Закрытые дворы очень удобны в морозы. И живут там потомки старообрядцев с незапамятных времен.
* * *
Изба да клеть — сени, два – три окошка да дверь были у половины крестьян. В избе зимой в морозы находил приют и домашний скот. В подклетье — подполье располагались куры.
Внутри дома в переднем углу под иконами стоял большой стол для всей семьи, вдоль стен располагались широкие лавки. Над ним находились полки для посуды и шкаф- поставец.
На праздники стол накрывали и ставили расписную и резную посуду – ковши разных форм с мёдом и квасом, светец для лучины, солонки в виде коньков, птиц, глиняные миски и деревянные ложки. Ковши были в форме ладьи, утки. На ковше могла быть вырезана надпись примерно такого содержания: » Гости дорогие, гостите да пьяными не напивайтесь, вечера не дожидайтесь».
В жилище пространство у входа было мужской территорией. Здесь находились рабочие инструменты и коник, который в крестьянской избе имел особое значение. Здесь хозяин занимался своими мужскими делами: чинил сбрую и упряжь зимой.
А летом мужики ладили сани – ведь без саней в деревне никуда. Всё мастерили из дерева – лавки, колыбель, корзины. И всё расписывали, чтобы радовало душу. Избы строили из дерева, топор даже гвозди старались не использовать. В крайнем случае – деревянные костыли.
По вечерам слушали былины, сказки, пили хмельной мёд, пели песни. По субботам топили баню.
Семьи были большими и крепкими. Жили по заповеди Домостроя: «Сохраняйте семейные союзы ваши, Богами освященные, во времена радостные, во времена горестные и да помогут вам Боги светлые, и приумножатся древние роды ваши».
Семейный союз – это продолжение жизни. Невеста должна была быть не моложе 16 лет. Жена должна была заботиться о муже. Беременная жена укрывала зипуном мужа, чтобы мужняя сила охраняла её чрево и чадо во время сна. Пуповину о родившегося ребенка перевязывали нитью, сплетенной из волос отца.
У детей воспитывали любовь к вере, к своему роду, семье, к матери-природе, к земле предков и велели жить по совести. Девочке 12 – ти лет вручали веретено и прялку и обучали рукоделию.
В Древней Руси народ имел свой уклад жизни и свои обычаи, не соблюдать, не знать же их считалось большим грехом. В одной из глав домостроя читаю: «Великое несчастье для прямого сына Отечества, ежели он не знает нравов и обычаев своего народа». А главным обычаем на Руси было иметь столько детей, сколько даёт Бог…
* * *
Умели русские люди работать, умели и отдыхать. В январе праздновали Рождество. Новый год ( по старому стилю), колядование и крещение, в святки ходили ряженые – мазали лица сажей, выворачивали наизнанку шубу, наряжались цыганом, гусаром, водили козу, разыгрывали сценки, веселились.
Любимым праздником была Масленица – гуляли целую неделю. С четверга все работы прекращались, и начиналось шумное веселье – катались на тройках, ходили в гости, обильно угощались блинами, оладьями, пирогами, вином.
Потом соблюдали изнурительный пост и праздновали Пасху – светлое Христово воскресение. Молодёжь собиралась отдельно, водили хороводы на околице, у леса, на берегу реки, гуляли по улицам, качались на качелях.
В Радуницу – родительский день посещали могилы умерших, носили еду на могилы родственников. На Троицу ходили в лес, пели песни, плели венки и бросали их в реку, если пристанет – девушка должна была выйти замуж скоро, а если венок тонул – очень плохой знак.
Осенью и зимой устраивали посиделки. Летом играли в игры, водили хороводы, пели, плясали допоздна. Главной фигурой в деревне был хороший гармонист. Ах, какие гармонисты были в каждом селе! Какие играли наигрыши! В каждой местности свои.
В Древней Руси было принято ходить в гости, помогать друг другу, особенно при строительстве новой избы. По окончании работы хозяин кормил обедом, угощал вином. Все пели и плясали, несмотря на усталость.
Семьи были большими. Вместе жили не только родители, дети и внуки, но и несколько братьев, сестра с мужем и другие родственники. Нередко в одной семье насчитывалось двадцать и более человек. В семье царили патриархальные устои. Во главе был отец или старший брат — большак. Среди женщин — его жена. Жена должна была беспрекословно подчиняться мужу. Сноха много работала и подчинялась старшим. После отмены крепостного права большие семьи стали распадаться, получали землю и жили отдельно.
Старший сын оставался с родителями.
* * *
Свадьбы проводили осенью или после Крещенья. К родителям невесты приходила сваха с прибаутками: «У вас курочка – у нас петушок, сведём их в один хлевушок». После смотрин невесты был сговор – рукобитье. А потом целый месяц шла подготовка к свадьбе.
Жених покупал невесте подарки. Подруги собирались в доме невесты на девичник, помогали готовить приданое и обязательно пели песни – грустные, величальные, шуточные, прощальные. Вот одна из них:
Не в трубоньку ли трубили рано по росе,
Уж и плакать ли Катеринушке по своей косе:
— С измладочка эту косыньку матушка плела,
А на возрасте косыньку она сама плела,
А на утро косыньку свахи разобьют,
Разделают её косыньку на шесть долей,
Заплетут её косыньку на две косы,
Обовью её русую вокруг головы,
Наденут Катеринушке бабий сборничек.
— Красуйся, Катеринушка, в бабьем сборничке!
Уж и бабья краса – её за стеной не слыхать,
А девичья краса — её за сто вёрст слыхать!
Свадьба могла длиться неделю, угощали всех желающих, и обязательно пекли пироги — курники. На другой день после свадьбы зять отправлялся к тёще на блины.
* * *
Вообще в русской кухне — самой богатой кухне мира, было много выпечки. Ведь на Руси издавна сеяли пшеницу, рожь, овёс, ячмень, просо – у русских было много муки, и поэтому пекли пироги, блины, оладьи пряники, расстегаи и кулебяки, даже жаворонки из теста весной. А в Сибири любили выпекать шаньги. Мама моя тоже была большая мастерица печь шанежки. А еще варили всевозможные каши, овсяный кисель, горох.
Из овощей до конца 18 века главенствовала репа – вспомните знаменитую сказку «Про репку» и другую, не менее известную — «Вершки и корешки». Из репы готовили много блюд: парили, варили, клали в пироги, готовили квас. Сажали также капусту, хрен, брюкву – очень полезные для здоровья овощи. У меня брюкву сажали мать и бабушка, а еще фасоль, бобы и горох.
Картошки у русских долгое время не было. И только в 19 веке картошка произвела настоящий переворот в русской кухне.
Использовали издревле и дары леса, а его в России много. Часто на столе бывали орехи, мёд, грибы и ягоды. Сады стали сажать намного позднее. И первым культивируемым деревом стала вишня. Отсюда и знаменитые вишневые сады. Любили на Руси и полакомиться рыбкой и даже икрой, ведь рек у нас много.
Готовили блюда в основном в русской печи – отсюда и своеобразие их, и вкус несравненный и дух. На Севере больше варили щи, на юге – борщи, на Волге пекли замечательные пироги с рыбой, а на Урале и в Сибири, как я уже сказала, шаньги и пельмени. Ели на Руси черный ржаной хлебушко, белый был по праздникам.
После еды принято было подавать заедки на сладкое: ягоды, кисели, мочёную бруснику, пареную репу. Принято было угощать гостей самым лучшим – соблюдалась традиция русского гостеприимства. Говорили так: «Ест человек дома, а в гостях он лакомится». Любили и чаек попить из самовара, как водится, с пирогами да шаньгами – Ведь испокон веков на Руси было принято потчевать гостей пирогами.
Пирог – это символ русского гостеприимства. Пирог – это праздник. И само название его происходит от слова » пир». Ко всякому торжественному случаю выпекался свой пирог, а «глаза помогали его есть», поэтому пекли его затейливым и красивым.
Расстегай с грибами и луком подавали на закуску со штофом водки, горячую кулебяку тоже под водочку, шаньги к кислым щам, к чаю. На Севере России пекли калитки из пресного ржаного теста. Женщины в старину говорили: «Калитки просят восьмерки».
Для изготовления их нужны ржаная мука, вода, молоко, простокваша, масло, соль, сметана и начинка. А начинкой могут быть грибы, всевозможные ягоды — черника, земляника, малина, а также творог, картошка, пшенная каша. Форма калиток может быть овальной, круглой и многоугольной. Подают их к супу и чаю.
Казалось бы, зачем было столько труда вкладывать в пирог? Но пирог — это не только вкусная еда, но и издавна был настоящий душевный праздник, а в праздник всё должно быть красиво. В старину говорили: «Милости прошу к нашему шалашу: Я пирогов накрошу. Откушать попрошу!»
О русских традициях и обычаях можно говорить бесконечно, но я заканчиваю свой скромный труд, надеясь к нему когда-нибудь вернуться.