Мэри энн беван

Содержание

Самые страшные женщины в мире (ФОТО)

Часто говорят, что красота – в глазах смотрящего. Человек, которого вы видите, может выглядеть привлекательно или уродливо, все зависит от ваших критериев красоты.

Но есть известные люди, у которых проблемы с внешностью бросаются в глаза. Это может быть вызвано неудачными пластическими операциями или же капризом матери-Природы, которая подчас бывает очень жестока к своим детям.

Представляем вам рейтинг, в который вошли самые страшные девушки мира.

10. Джоан Ван Арк

Эта актриса была одной из самых красивых женщин Голливуда, украшавших киноэкран в восьмидесятых и начале девяностых годов 20-го века. Она сыграла Вэлин Юинг в знаменитой американской «мыльной опере» «Даллас», а потом, кажется перенесла гламурную жизнь своего персонажа в реальность. Результат получился пугающе нездоровым. Сейчас у Джоан неестественный цвет лица, вздутые губы, обвисший нос — и все это усугубляется тяжелым и безвкусным макияжем.

9. Тори Спеллинг

Дочь продюсера Аарона Спеллинга и звезда молодежного сериала «Беверли Хиллз 90210» сделала карьеру в Голливуде благодаря собственным талантам, а также поддержке своего отца. Однако несколько пластических операций не прошли даром для внешности Тори (и особенно — ее груди). Сейчас она выглядит как персонаж Дома восковых фигур.

8. Элейн Дэвидсон

А эта леди покрыла свое тело 7000 деталями пирсинга (общим весом в 3 кг), став самой пирсингованной женщиной в мире. Она является одной из достопримечательностей Эдинбурга, владеет ароматической лавкой и регулярно выступает на Королевской миле. В 2011 году она вышла замуж за Дугласа Уотсона, который, на удивление, обходится без пирсинга.

Интересен тот факт, что несмотря на свое увлечение Элейн имеет черный пояс по дзюдо, не пьет алкоголь и не употребляет наркотических веществ.

7. Мелани Гайдос

У этой американской модели редкое генетическое заболевание под названием «эктодермальная дисплазия». Оно предотвращает развитие зубов, ногтей, хрящей, волосяных луковиц и костей. Из-за этого у девушки отсутствует волосяной покров на теле и почти нет зубов (за исключением трех молочных). В детстве ей пришлось терпеть издевательства сверстников, и это привело к тому, что в 16-летнем возрасте Мелани впала в глубокую депрессию.

Однако она смогла то, чего не удается многим взрослым — посмотреть на жизнь позитивно, и осуществить свою мечту. В Нью-Йорке девушка нашла фотографов, заинтересованных в сотрудничестве с нестандартного вида моделями. С тех пор Гайдос является востребованной фотомоделью и актрисой и показывает, что существует множество видов красоты, помимо стереотипных.

6. Вупи Голдберг

Вторая в мире женщина-афроамериканка, получившая премию «Оскар» за актерское мастерство, не отличается внешней красотой. Пользователи шутят, что волосы Вупи выглядят так, словно на ее голову «приземлился тарантул». Но ее талант столь ярок, что фильмы с Голдберг запоминаются надолго.

Как пишет один из поклонников актрисы: «Она может быть уродливой, но она очень милая. Кроме того, она очень хорошая актриса. Люди иногда не понимают, что никто не может выбирать свою внешность заранее, иначе мир был бы скучным».

5. Юлия Гнусе

Юлия родилась в 1959 году и жила обычной жизнью, пока ей не исполнилось тридцать пять лет. Однажды она обнаружила болезненные точки на коже, которые начали превращаться в шрамы, уродующие тело. Врачи выяснили, что у Юлии развилась порфирия. Это невероятно редкое состояние кожи, которое может быть унаследовано от родителей или просто спонтанно развиваться. Один из самых неудобных симптомов ее состояния — невероятная чувствительность кожи. Юлия даже не могла выйти на улицу, иначе на теле появлялись огромные, лопающиеся на свету волдыри.

К счастью, один из друзей Гнусе — пластический хирург — предложил татуирование как способ «прикрыть» некрасивые шрамы. При этом татуировки не защищают бедняжку от пагубных лучей солнца, а рубцы очень болезненны, и некоторые из них столь же серьезны, как ожоги третьей степени.

В настоящее время более 95% тела Юлии покрыто татуировками — в том числе и ее лицо — и она известна как самая татуированная женщина в мире или «Расписная леди». На создание тату ушло 80 000 долларов.

4. Мария Кристерна

Мексиканка, также известная как «женщина-вампир» — безусловно, одна из самых страшных девушек Земли. Фото ее внушает не только страх, но и невольное уважение к человеку, который не пожалел ни средств, ни собственного тела в погоне за идеалом (пусть и непонятным окружающим).

Известно, что к «трансформации» в татуированную с ног до головы вампиршу с наращенными клыками Мария приступила после неудачного брака. Долгие годы она была жертвой домашнего насилия. По-видимому, стальные имплантаты а-ля рога символизируют «силу», а татуировки показывают ее «свободу».

3. Донателла Версаче

Открывает топ-3 самых страшных женщин фото сестры покойного модельера Джанни Версаче.

Ее модный бренд любим и популярен у голливудской элиты, однако внешность Донателлы совершенно не соответствует красоте создаваемых ей вещей. Она изуродовала свое лицо слишком большим количеством пластических операций, что, впрочем, не мешает арт-директору империи Versace оставаться одной из икон стиля.

2. Джослин Вильденштейн

Когда-то Джослин была миловидной, но совершенно заурядной женщиной. Сейчас же лицо одной из самых страшных женщин планеты на фото напоминает львицу, которая неудачно сделала пластическую операцию. Кстати, одно из прозвищ Джослин — «женщина-кошка», а другое — «Невеста Вильденштейн», по аналогии с Невестой Франкенштейна. Ее имя часто мелькает в бульварной прессе из-за многочисленных косметических операций, на которые миллиардерша потратила около 3 933 800 долларов.

На первую операцию она, предположительно, решилась, чтобы вернуть внимание мужа — страстного охотника Алека Вильденштейна, который просто обожал львов. Однако с хирургами ей не везло, и последующие манипуляции с внешностью все дальше и дальше отдаляли Джослин от понятия «норма».

  • Она делала подтяжку лица и бровей, а также средней части лица, но неудачно, из-за инъекций коллагена в прошлом.
  • Вживила имплантаты в подбородок, скулы и щеки (из подбородка потом убрала).
  • Подняла уголки век.
  • Делала блефаропластику нижних и верхних век.
  • Множество раз делала инъекции в губы, чтобы увеличить их.

Все эти усилия привели лишь к тому, что женщину со столь необычным лицом стали часто приглашать на различные ток-шоу. Сомнительное достижение за столь впечатляющую сумму.

1. Элизабет Веласкес

28-летняя жительница города Остин, штат Техас — пожалуй, самая страшная женщина в мире. Фото Лиззи вначале может даже напугать, однако, познакомившись историей ее жизни, остается лишь удивиться мужеству и стойкости этой леди.

У писательницы, блогера и мотивационного оратора диагностирован крайне редкий синдром Видемана – Раутенштрауха, генетическое заболевание, которое влияет на ее лицо, тонус мышц, мозг, сердце, глаза и кости, а также не дает ее телу «запасать» жир, из-за чего Лиззи весит всего 29 кг. В мире зафиксировано всего трое человек с подобным синдромом.

Внешность девушки постоянно была предметом насмешек и оскорблений. В 2006 году она обнаружила издевательский ролик о себе на YouTube, в котором ее назвали «самой страшной девушкой в мире».

«Я была раздавлена. Вы можете себе представить, как я себя чувствовала. Я была смущена, расстроена, испытывала боль и гнев, — но потом я прочитала комментарии», — рассказала Веласкес в одном из интервью. Некоторые люди, просмотревшие ролик, писали, что Лиззи должна сделать миру одолжение и приставить пистолет к своей голове, другие спрашивали, почему ее родители не сделали аборт. Один человек даже предположил, что люди слепнут, глядя на столь уродливую женщину.

Но вместо того, чтобы позволить тысячам негативных комментаторов сломить ее, девушка превратила ненавистников в мотиваторов. Она начала публиковать в Сети ответы на оскорбительные высказывания, описывая свои чувства от прочитанного и постигая тонкости ораторского искусства.

«Мы все на Земле по какой-то причине. Я поняла, что мы все живем в этом мире по какой-то причине. К счастью, я смогла встать на путь позитива и превратить свою ужасную ситуацию во что-то, намного более приятное», — считает Веласкес.

Она написала автобиографическую книгу «История самой некрасивой женщины в мире, которая стала самой счастливой», стала мотивационным спикером и регулярно участвует в конференциях, где учит, как бороться с общественными стереотипами.

Кроме того, жизнь этой удивительной американки послужила основой для документальной ленты «Храброе сердце: История Лиззи Веласкес». В ней девушка рассказывает о своем заболевании и призывает людей, страдающих от различных болезней, не опускать руки.

Неважно, что самые страшные женщины мира физически непривлекательны. Истина заключается в том, что внешний вид не играет роли, когда дело касается их талантов. Многие участницы рейтинга прославились благодаря собственным усилиям, и своим примером они показывают всем девушкам на Земле, что внешность — не главное в жизни.

Коттон, Мэри

Мэри Энн Коттон

Mary Ann Cotton


Мэри Коттон, ок. 1870

Имя при рождении

Мэри Энн Робсон

Дата рождения

31 октября 1832

Место рождения

  • Сандерленд, Великобритания

Гражданство

  • Великобритания

Дата смерти

24 марта 1873 (40 лет)

Место смерти

  • Дарем, Северо-Восточная Англия, Англия, Великобритания

Причина смерти

казнь через повешение

Род деятельности

медсестра, серийный убийца

Убийства

Количество жертв

21?

Основной регион убийств

Англия

Способ убийств

отравление

Оружие

мышьяк

Мотив

вероятно, корысть

Наказание

смертная казнь

Мэри Энн Коттон (англ. Mary Ann Cotton), урожденная Робсон (Robson) (31 октября 1832 — 24 марта 1873) — английская серийная убийца, осужденная за убийство своего пасынка Чарльза Эдварда Коттона. Точное количество ее жертв неизвестно, вероятно, она в течение двадцати лет отравила от 15 до 21 человека, среди которых трое ее мужей, любовник, мать и одиннадцать собственных детей.

Биография

Ранняя жизнь

Мэри Энн Робсон родилась в 1832 году в местечке Лоу Мурсли (англ. Low Moorsley) вблизи города Хеттон-ле-Хол на северо-востоке Англии в семье шахтера Майкла Робсона и его жены Маргарет. В 1834 году родилась еще одна дочь, Маргарет, однако она умерла спустя несколько месяцев. Еще один ребенок, Роберт, родился в 1835 году. Мэри Энн, таким образом, была старшей из двух выживших детей.

Когда Мэри Энн было восемь, семья переехала в деревушку Мёртон в графстве Дарем. Как позже, во время суда на Мэри Энн, сообщала газета The Northern Echo, учителя в воскресной школе положительно отзывались об Мэри Энн, отмечая ее невинный нрав, аккуратность, прилежность и неизменно опрятный внешний вид.

Вскоре после переезда, в феврале 1842 года, Майкл Робсон упал в ствол шахты с высоты 46 метров и погиб. Поскольку дом, в котором жила семья, был связан с работой отца, вдову с детьми выселили. В семье, и до того бедствовавшей, наступил очень тяжелый период. Однако уже в 1843 году Маргарет Робсон снова выходит замуж, за шахтера Джорджа Стотта (1816—1895). У Мэри Энн не сложились отношения с отчимом и в 16 лет она покинула дом, чтобы работать няней в соседней деревушке Южный Хеттон. Когда через три года все дети, за которыми она присматривала, отправились на учебу в школу-интернат, Мэри Энн вернулась к матери и отчиму и обучилась на портниху.

Первое замужество

В 1852 году, в возрасте 19-ти лет, Мэри Энн выходит замуж за шахтера по имени Уильям Моубрей. Вероятно, Мэри Энн была уже беременна на момент свадьбы, поскольку первый ребенок пары появился на свет очень скоро. Моубрей работал на строительстве железной дороги, из-за чего молодая семья часто перемещалась с места на место. В этот период один за другим рождаются четверо или пятеро детей, которые умирают в возрасте до двух лет. Для викторианской эпохи, а также учитывая бедственное положение английских шахтеров в то время, младенческая и детская смертность была очень высока — до взрослого возраста доживала, в лучшем случае, половина детей, а две трети смертей приходились на возраст до года. Смерти детей не регистрировались, поскольку это не было обязательным до 1874 года.

Потеряв всех детей, пара вернулась в Юго-Восточную Англию, где в 1858 году у них родилась дочь Изабелла. Моубрей некоторое время работал пожарным на паровом судне, а затем снова шахтером. Рождающиеся у Мэри Энн дети продолжают умирать — две дочери, обе названные Мэри Джейн (родились соответственно в 1856 и 1861 г.) умерли в возрасте около 3-х лет, и сын Джон Роберт Уильям, родившийся в 1863 и умерший через год. Все дети умирают от таинственной «желудочной лихорадки» — неопределенного диагноза того времени, включавшего в себя такие болезни, как: брюшной тиф, холера, дизентерия или расстройство желудка (последнее особо часто наблюдалось у детей из бедных семей из-за нерегулярного кормления и раннего прикорма).

В январе 1865 года Уильям Мобрей умирает от «расстройства кишечника». Мэри Энн получает страховую выплату, равную 35 фунтам (около половины годового заработка шахтера в тот период) за мужа и два с половиной фунта за сына.

Второе замужество

После смерти мужа Мэри Энн переезжает в городок Гавань Сиэма, где вступает в связь с местным жителем Джозефом Наттрассом. Не сумев склонить его к браку, Мэри Энн вновь переезжает, оставив единственную выжившую дочь Изабеллу на попечение своей матери и отчима. В Сандерленде Мэри Энн устраивается на работу в инфекционную больницу, где встречает одного из пациентов — инженера Джорджа Варда. В 1865 году Мэри Энн и Вард поженились, однако Мэри Энн не спешила забирать дочь в свою новую семью. Несмотря на то, что в больнице Вард прошел необходимый курс лечения, после выписки и начала жизни с Мэри Энн, его здоровье стремительно ухудшается. Он умирает в 1866 году после продолжительной болезни, сопровождавшейся параличом и хроническими проблемами с желудком. Мэри Энн унаследовала его имущество и получила солидную страховку. После смерти второго мужа она вновь сменила место жительства.

Третье замужество

Через месяц после смерти Варда, в ноябре 1866 года, Мэри Энн устроилась няней в дом обеспеченного судомонтажника-вдовца Джеймса Робинсона. А спустя месяц после ее прихода, в декабре того же года, умирает от желудочной лихорадки один из детей Робинсона. Между убитым горем отцом и няней начинается любовная связь, и Мэри Энн вскоре беременеет. Она рассчитывала на брак с обеспеченным хозяином, однако в марте 1867 года ей пришлось уехать в родительский дом, чтобы ухаживать за больной матерью. Мать Мэри Энн умерла спустя девять дней после приезда дочери.

Со своей единственной на тот момент дочерью Изабеллой Мэри Энн возвращается в дом Робинсона, где в течение апреля в результате эпидемии желудочной лихорадки умирают двое детей Робинсона и 9-летняя Изабелла. Джеймс Робинсон не подозревал о причастности Мэри Энн и даже прервал положенный в те времена траур, чтобы жениться на ней. Свадьба состоялась в начале августа, а в конце ноября родился ребенок пары — дочь Мэри Изабелла, которая умирает в марте 1868 года, не дожив до полугода. Таким образом, за полтора года после прибытия Мэри Энн в доме от желудочной лихорадки умерли пять детей.

Вскоре у Робинсона появляются первые подозрения в отношении новой жены — она постоянно требовала денег, брала в долг без его ведома и даже заставляла оставшихся в живых детей Робинсона закладывать и продавать ценности из дома и вещи их покойной матери. Взбешенный Робинсон выгнал жену на улицу вместе с их вторым ребенком — новорожденной дочерью. Проскитавшись какое-то время, Мэри Энн оставила ребенка у своих знакомых и больше за ней не вернулась. В начале 1870 года дочь была возвращена отцу.

Четвертое замужество

В 1870 году старая подруга Мэри Энн, Маргарет Коттон, познакомила ее со своим братом Фредериком Коттоном, вдовцом с двумя детьми, Фредериком-младшим и Чарльзом Эдвардом. Маргарет помогала брату, заботясь о своих племянниках, однако вскоре она заболела и в конце марта 1870 года умерла от болезни живота. Мэри Энн и Фредерик поженились в сентябре того же года, несмотря на то, что Мэри Энн была замужем за Робинсоном, в двоемужество сурово каралось законом. Мэри Энн застраховала жизнь мужа и двоих своих пасынков. Как и в случае с Робинсоном, Мэри Энн была беременна на момент свадьбы, ее первый ребенок, сын Роберт, родился спустя три месяца после свадьбы.

В начале 1871 года Мэри Энн возобновила свои отношения с давним любовником, Джозефом Наттрассом. В декабре 1871 года Фредерик Коттон умирает, оставив супруге трехэтажный дом, а Наттрасс становится квартирантом Мэри Энн. Сама же она устраивается сиделкой к состоятельному чиновнику Джону Куик-Маннингу, поправляющемуся после оспы. Отношения с пациентом вскоре перешли в любовные и Мэри Энн забеременела от Куик-Маннинга, однако браку препятствовали Джон Наттрассон, двое пасынков и собственный годовалый сын. Сначала в марте 1872 года умирает Фредерик-младший, за ним — Роберт, а после — Наттрасс. Мэри Энн осталась с одним пасынком, Чарльзом Эдвардом Коттоном.

Убийство Чарльза Коттона и арест

Известно, что в конце весны 1872 года Мэри Энн послала мальчика в аптеку за мышьяком, однако аптекарь отказался продать несовершеннолетнему мышьяк. Тогда Мэри Энн попросила соседа купить препарат. В июле Чарльз умер от желудочной лихорадки. На этот раз смерть совершенно здорового ребенка вызвала подозрение. Томас Рилей, младший правительственный чиновник, вспомнил, что незадолго до смерти мальчика Мэри Энн консультировалась о возможности нового брака и обмолвилась, что Чарльз не будет создавать проблем, так как «скоро отойдет, как и остальные Коттоны». Рилей отметил, что ребенок был полностью здоров, и очень удивился, когда несколько дней спустя узнал о его смерти. Рилей отправился к доктору, который регулярно осматривал Чарльза, и убедил произвести экспертизу для подтверждения первоначального диагноза. Доктор прислушался, однако поверхностная проверка не выявила признаков насильственной смерти. Однако доктор сохранил ткани органов Чарльза и исследовал их в лаборатории, где и были выявлены следы мышьяка. Врач обратился в полицию, и Мэри Энн была арестована. Однако суд пришлось отложить, поскольку женщина была снова беременна, по всей видимости, от Куик-Маннинга.

Одновременно к делу было привлечено внимание прессы, Мэри Энн, до того часто менявшая фамилии и места жительства, оказалась в центре общественного внимания. Количество смертей, сопровождавшее ее жизненный путь, вызвало подозрения в ее адрес, поползли слухи, напугавшие несостоявшегося жениха — Куик-Маннинга. Тела Чарльза Коттона и Джозефа Наттрасса были эксгумированы, в тканях был обнаружен мышьяк.

Суд и казнь

Суд отказался судить Мэри Энн за преступления, которые было бы сложно доказать ввиду давности лет, поэтому официально ей было предъявлено обвинение лишь по одному эпизоду — убийству Чарльза Эдварда Коттона. На суде Мэри Энн до последнего отрицала свою причастность и ссылалась на то, что причиной смерти Чарльза могли стать зеленые обои в доме его отца. Действительно, яркий зеленый цвет текстиля и обоев в викторианскую эпоху достигался за счет добавления в краситель мышьяка и случаи смерти детей от вдыхания паров или при случайном облизывании зеленых обоев, были зафиксированы в газетах того времени. По сути, мышьяк широко использовался в быту, например, при уборке, и в промышленности, поэтому продавался совершенно свободно. Суд, однако, не счел эти доводы достаточно убедительными.

Против Мэри Энн выступали результаты аутопсии ее пасынка, показания доктора и Томаса Рилея, а также других свидетелей, видевших Мэри Энн за покупкой мышьяка или радующейся полученным страховым выплатам после очередной смерти. Она была признана виновной в убийстве своего пасынка, Чарльза Коттона, и приговорена к смертной казни через повешение.

Мэри Энн Коттон была казнена 24 марта 1873 в городе Дарем. Во время казни палач неверно рассчитал длину веревки, поэтому осужденная умерла не от разрыва шейных позвонков, как это происходит при падении тела с высоты, а от удушения петлей в течение трех минут.

Список возможных жертв

Список включает в себя близких Мэри Энн Коттон, которые умирали в разное время от желудочной лихорадки или иных проблем с желудком. Список включает 21 человека; большинство исследователей предполагает, что все они или большинство были жертвами Мэри Энн.

Имя Возраст Отношение Дата смерти
Четверо неназванных детей до двух лет Дети Мэри Энн от первого мужа,
Уильяма Моубрея
1852—1856
Маргарет Джейн Моубрей 3 Дочь июнь 1860
Джон Роберт Уильям Моубрей 1 Сын сентябрь 1864
Уильям Моубрей 39 Первый муж январь 1865
Маргарет Джейн Моубрей (вторая) 3 Дочь апрель 1865
Джордж Вард 33 Второй муж октябрь 1866
Джон Робинсон 10 мес. Сын будущего третьего мужа Мэри Энн декабрь 1866
Маргарет Скотт 54 Мать март 1867
Джеймс Робинсон-мл. 6 Пасынок апрель 1867
Элизабет Робинсон 8 Падчерица апрель 1867
Изабелла Джейн Моубрей 9 Дочь апрель 1867
Мэри Изабелла Робинсон 3 мес. Дочь март 1868
Маргарет Коттон 38 Подруга, сестра будущего мужа март 1870
Фредерик Коттон-ст. 42 Четвертый муж декабрь 1871
Фредерик Коттон-мл. 10 Пасынок март 1872
Роберт Коттон 1 Сын март 1872
Джозеф Наттрасс 35 Любовник апрель 1872
Чарльз Эдвард Коттон 7 Пасынок июль 1872

В культуре

  • Народная память о Мэри Энн Коттон отразилась в детской считалочке:

Mary Ann Cotton, she’s dead and she’s rotten
Lying in bed with her eyes wide open.
Sing, sing, oh what should I sing?
Mary Ann Cotton, she’s tied up with string.
Where, where? Up in the air.
Selling black puddings, a penny a pair.

Коттон Мэри Энн —
Она мертва, и она отвратительна!
Она лежит в своей кровати
С широко открытыми глазами.
Пойте, пойте! «О, что я могу спеть?
Коттон Мэри Энн поднимается с этой строчкой».
Где, где?
«В небе — продаёт кровяные колбаски — пенни пара».

  • В 2015 году был снят двухсерийный телевизионный фильм Тёмный ангел, посвященный Коттон, с Джоан Фроггатт в главной роли. Экранизация была вдохновлена книгой шотландского криминалиста Дэвида Уилсона Mary Ann Cotton: Britain’s First Female Serial Killer.

См. также

  • Амелия Дайер
  • Белль Ганнесс
  • Джейн Топпан
  • Мария Сваненбург

> Примечания > Литература

Ссылки

На английском:

  • Мэри Энн Коттон — энциклопедия Британника
  • Who was Mary Ann Cotton?
  • Victorian multi-murderer
  • Mary Ann Cotton — Murderpedia

На русском:

  • Первая серийная убийца Англии
  • Черная вдова Коттон
Для улучшения этой статьи желательно:

  • Проставив сноски, внести более точные указания на источники.

Пожалуйста, после исправления проблемы исключите её из списка параметров. После устранения всех недостатков этот шаблон может быть удалён любым участником.

Никогда точно не будет известно, сколько жертв на ее счету. Она известна как первый английский серийный убийца. Предполагаемое количество убиенных — от 15 до 21 человек. В их числе — десять ее детей от различных супругов, трое мужей, собственная мать… Звали ее Мэри Энн Коттон.
Юный Чарльз Коттон был мертв. Доктор констатировал смерть. Его мачеха, Мэри Энн Коттон, утверждала, что семилетний мальчик умер от желудочной лихорадки, но соседи обратили внимание, что слишком многие в доме Коттонов умерли от подобных болезней живота за последние несколько месяцев.
Желудочная Лихорадка
Чем глубже они разбирались, тем больше жизнь Мэри Энн походила на готический роман ужасов: детство за чертой бедности, ранний брак, давший возможность сбежать от жестокого отчима, длинная вереница смертей членов ее семьи, которые уступили таинственной “желудочной лихорадке” или ушли из жизни по другим, не менее странным обстоятельствам, и все время рядом находилась зловещая фигура Мэри Энн.
В своей книге «Мэри Энн Коттон: Ее История и Испытание», исследователь Артур Апплетон отмечает, что Мэри Энн Робсон, рожденная в маленькой английской деревне «Low Moorsley», в октябре 1832 года, не имела счастливого детства — но его не было и у большинства ребят, рожденных в низших слоях общества Англии в начале 19-ого столетия. Отец Мэри Энн был пылко религиозен, введя жесткую дисциплину для Мэри Энн и ее младшего брата Роберта. Он активно участвовал в жизни местной Методистской церкви и даже пел в церковном хоре. Без сомнения, его дочь боялась его самого и его наказаний. Когда Мэри Энн была восемь, ее родители переехали всей семьей в город «Murton», где ее отец продолжал работать в шахтах до того дня (спустя приблизительно год после их переезда), когда он до смерти разбился при падении в шахту.
В своих произведениях Чарльз Диккенс достаточно ярко описал жизнь обычной семьи низшего класса (особенно возглавляемой недавно овдовевшей женщиной), поэтому мы можем предположить, как именно складывалась жизнь Мери Энн после смерти отца. Боязнь быть посланной в трудовой лагерь, или разлуки с ее матерью и братом, черной тенью лежала на детстве Мэри Энн, и было причиной частых ночных кошмаров. Мэри Энн так и не попала в трудовой лагерь, потому что ее мать вступала в повторный брак. Ее новый отчим не любил Мэри Энн, и это чувство было взаимно. Мэри Энн начала искать способы побега из отчего дома, хотя она во многом была обязана своему отчиму: его зарплата позволяла ей и ее семье не голодать и иметь крышу над головой. Мэри Энн рано поняла, что избежать ужасной судьбы из своих кошмаров, она может только в одном случае — если будет постоянно зарабатывать деньги, невзирая на способы их получения.
Госпожа Моубрей
Желая избавиться от ежедневных встреч с отчимом, Мэри Энн, в возрасте 16 лет, уехала из дома, поступив работницей на преуспевающую ферму в Южном Хэттоне. Хотя Мэри Энн успешно справлялась с работой, не вызывая нареканий от хозяев, у нее началась жизнь пронизанная сексуальными скандалами. Вскоре после ее прибытия, в городке поползли слухи о тайных встречах Мэри Энн с местным священником.
После трех лет службы в Южном Хэттоне, Мэри Энн уезжает, чтобы обучаться портному ремеслу и выходит замуж за шахтера по имени Уильям Моубрей, от которого вскоре и забеременеет. После их свадьбы в июле 1852, молодожёны путешествуют по всей Англии, поскольку Уильям получает работу на строительстве железной дороги и различных предприятиях горной промышленности в различных графствах Англии. За первые четыре года их брака, Уильяма и Мэри Энн, у них рождается пятеро детей, но четверо умирают в младенчестве или, не достигая двухлетнего возраста. Даже при уровне детской смертности, который был распространен в те времена в Англии, это число было за рамками максимальных значений. Однако, Мэри Энн и Уильям, скорее всего, рассматривались как особенно неудачные родители, страдающие от личных потерь.
Брак Мэри Энн и Уильям нельзя было назвать счастливым. Они часто ругались из-за денег, поскольку Мэри Энн была все еще одержима мыслями о бедности. Ссоры становились настолько горячими, что Уильям, в попытке добиться мира, нашел работу на пароходе «Newburn» приписанного к Сандерленду, и стал проводить много времени вне дома. Мэри Энн и выживающие ребята последовали за ним и обосновались в Сандерленде, и количество ее детей, умерших от неопределенных болезней продолжало оставаться на высоком уровне.
В январе 1865, Уильям возвратился домой, чтобы подлечить травмированную ногу, и Мэри Энн помогала ему скорее поправиться. В том же месяце, несмотря на заботу доктора, Уильям умер от внезапного кишечного расстройства. Вскоре после смерти Уильяма, доктор нанес визит семейству Моубрей, чтобы принести свои соболезнования, но был безмерно удивлен, найдя Мэри Энн, танцующей на могиле в новом платье, купленном на деньги полученными по страховке Уильяма.
Намного позже, во время суда, люди задавались вопросом, почему никто не отнесся с подозрением к этой женщине, которая оставляла за собой шлейф мужей и детей, умирающих от поразительно схожих болезней в небольшой отрезок времени. Но поскольку Мэри Энн делала все возможное, чтобы каждым случаем смерти занимались разные доктора, и часто переезжала, никто не смог выстроить полную картину происходящего.
Госпожа Вард
Вскоре после смерти Уильяма Моубрея, Мэри Энн переезжает с оставшимися ребятишками в «Гавань Сиэма», где завязывает отношения с местным жителем Джозефом Наттрассом, помолвленным с другой женщиной. Поняв тщетность попыток заполучить Джозефа, Мэри Энн оставила «Гавань Сиэма» вскоре после свадьбы Наттрасса (и похорон ее 3-х летней дочери, оставшись с одним живым ребенком из девяти). Наттрасс вновь появится в жизни Мэри Энн несколько лет спустя.
Мэри Энн решает возвратиться в Сандерленд и находит работу в Сандерлендской Больнице, занимающейся лечением Инфекционной Лихорадки. Оставшуюся в живых дочь Изабель берет к себе ее бабушка, на попечении которой девочка и находиться в течение двух лет. В Сандерлендской Больнице, Мэри Энн становиться ответственной за хранение мыла и мышьяка, и штат больницы восхищается ее усердием и дружелюбностью в отношении с пациентами. Она часто разговаривала с ними, и один из ее пациентов, инженера Джордж Вард, всерьез увлекся Мэри Энн. Вскоре после того, как он был выписан из Больницы, он и Мэри Энн поженились в церкви в городке «Monkwearmouth» в августе 1865 года. Хотя Мэри Энн добилась устойчивого финансового и семейного положения, она не спешила забирать Изабеллу из дома своей матери.
Несмотря на успешный курс лечения в больнице, вскоре после женитьбы на Мэри Энн, у Джорджа Варда вновь начинаются проблемы со здоровьем. Несмотря на различные методы лечения, он умер в октябре 1866 после продолжительной болезни, паралича и хронических проблем с желудком. Доктор, наблюдавший Джорджа, обвинял персонал больницы в неправильном лечении его пациента, точка зрения, которую Мэри Энн активно поощряла, надеясь отвести от себя все возможные подозрения. Намного позже, во время суда, люди задавались вопросом, почему никто не отнесся с подозрением к этой женщине, которая оставляла за собой шлейф мужей и детей, умирающих от поразительно схожих болезней в небольшой отрезок времени. Но поскольку Мэри Энн делала все возможное, чтобы каждым случаем смерти занимались разные доктора, и часто переезжала, никто не смог выстроить полную картину происходящего. Согласно ее правилам, после смерти Джорджа Варда в Сандерленде, она должна была переехать.
Госпожа Робинсон
Судомонтажник Pallion Джеймс Робинсон нуждался в домохозяйке, которая могла бы заботиться о его доме и ребятишках, после смерти его жены, Ханны. В ноябре 1866, Мэри Энн прошла собеседование и была нанята на эту должность. За два дня до Рождества, один из детей был предан земле, отправившись в мир иной, как это ни удивительно, от желудочной лихорадки. Сломленный горем, после смерти жены и сына, Джеймс обратился к Мэри Энн для утешения и поддержки. Она помогла ему преодолеть горе, и через некоторое время уже носила в чреве ребенка Робинсона.
Новый брак казалось, близок, но в марте 1867 года Мэри была вынуждена уехать в связи с болезнью своей матери. Она возвращается в родной дом ухаживать за престарелой женщиной. Как всегда, основная задача Мэри Энн состояла в уборке дома сверху донизу с мылом и (ее любимой добавкой к чистящим средствам) мышьяком.
К прибытию Мэри Энн ее мать уже пошла на поправку, но Мэри решила остаться, чтобы позаботиться о полном выздоровлении матери и провести время с ее собственной дочерью Изабеллой, которая все еще жила со своей бабушкой. Благодаря заботе Мэри Энн, ее мать начала жаловаться на боли в животе и умерла спустя девять дней после приезда дочери.
Переехав вместе с матерью в дом Робинсона, молодая Изабелла (которая наслаждалась жизнью и прекрасным здоровьем вдали от матери) скоро заработала болезнь живота, так же, как и двое детей Робинсона. В конце апреля, в течение двух недель, трое детей умирают друг за другом. Джеймс Робинсон, очень переживал смерть своих детей, но, очевидно, не подозревал причастность Мэри Энн к своим несчастьям. Он откладывает свой траур на время свадьбы с Мэри Энн, которая состоялась в начале августа (Мэри Энн использует фамилию «Mowbray» — очевидно, в память о ее 14-месячном браке с Джорджем Варду). Дочь, Мэри Изабелла, родившаяся в конце ноября, уступает болезни к первому марта 1868.
У Джеймса появляются подозрения относительно его новой жены, не только из-за частых смертельных случаев, начавшихся с появлением Мэри Энн в его доме, но из-за ее постоянных требований денег и желании обеспечить свою жизнь.
Всегда пунктуальный в своих домашних финансах, Джеймс был удивлен, когда он получил письмо от строительной компании и его шурина, со списком долгов, в которые Мэри Энн влезла без его ведома. Он расспросил своих детей и узнал, что новая мачеха заставляет их красть ценности из дома, продавать, а деньги отдавать ей. Взбешенный, он выгнал Мэри Энн из дома, и та уехала — забрав с собой их маленькую дочь.
В конце 1869 года, после бессмысленных скитаний по улицам, Мэри Энн и ее дочь зашли к приятелям. Во время посещения, Мэри Энн попросила друзей приглядеть за девочкой, пока она сходит отправить письмо на почту. Мэри Энн так и не вернулась, и дочь была возвращена Джеймсу в первый день 1870 года.
Госпожа Коттон
После нескольких недель проведенных в скитаниях, удача вновь улыбнулась Мери Энн. Ее друг, Маргарет Коттон, представил ее своему брату Фредерику. Как и Джеймс Робинсон, Фредерик недавно потерял жену и двоих детей. Оставшиеся дети — сыновья Фредерик младший и Чарльз, были всем, что осталось от его семьи. Его сестра постаралась заменить детям мать, но в конце марта она внезапно умирает от неопределенной болезни живота. Ее смерть открывает для Мери Энн возможность утешить горе Фредерика и, по проверенному сценарию отношений с Джеймсом Робинсоном, она вскоре беременеет от Фредерика.
Они поженились в сентябре 1870. Мэри Энн, вносит себя в брачные документы как “Мэри Энн Моубрей”, игнорируя тот факт, что юридически ее фамилия была Робинсон и по закону они не были разведены с Джеймсом. Мэри Энн добавила двубрачие к своему растущему списку преступлений.
Мэри Энн быстро устанавливает свои порядки в доме Коттонов и страхует жизни Фредерика Коттона и двух его сыновей.
В начале 1871 года, после рождения сына Роберта, Мэри Энн узнает, что ее прежний любовник Джозеф Наттрасс не женат и живет по соседству, в Западном Окленде. Под различными предлогами Мэри Энн уговаривает семью переехать в Окланд, и в скором времени восстанавливает свои отношения с Наттрассом.
В декабре 1871, Фредерик умирает от желудочной лихорадки, и Джозеф Наттрасс становиться квартирантом в трехэтажном доме Мэри Энн. Не желая терять деньги, Мэри Энн устраивается сиделкой к Джону Куик-Маннингу, чиновнику акциза, оправляющемуся от оспы. Мэри Энн очевидно увидела больше перспектив в отношениях с Куик-Маннингом, и, не изменяя себе, беременеет от него.
Браку с Куик-Маннингом препятствовал Коттон со своими детьми, и Мэри Энн решает действовать быстро. Фредерик младший умер в марте 1872 года, младенец Роберт вскоре отправляется вслед за ним. После смерти младенца Мэри Энн заявила, что она не будет хоронить ребенка немедленно, потому что Джозеф Наттрасс также заражен желудочной лихорадкой, и она подождет, чтобы похоронить их вместе. Наттрасс любезно скончался вскоре после Роберта, не успев переоформить завещание в пользу Мэри Энн.
Только один из ее мужей, Джеймс Робинсон, остался в живых после брака с Мэри Энн. Другие мужья, дети, и большинство пасынков уступили желудочной лихорадке или болезням живота — за исключением молодого Чарльза Коттона и ребят Робинсона. Ребята Робинсона были в безопасности вдали от материнской заботы Мэри Энн, но страховой полис, который Мэри Энн оформила на Чарльза, ждал своего часа.
«Суд над Зелеными Обоями»
В конце весны 1872 года, Мэри Энн послала Чарльза к местному аптекарю, для покупки небольшой порции мышьяка. Аптекарь отказался продать яд лицу моложе 21 года, как о том говорил закон. Ничуть не смутившись, Мэри Энн попросила соседа купить препарат, и в июле Чарльз умер от желудочной лихорадки.
Либо Мэри Энн оставалось в Западном Окленде слишком долго, либо соседи были настроены скептически, но после смерти Чарльза подозрение мгновенно родилось у соседей и врачей.
Первым человеком, которому Мэри Энн сообщила о смерти Чарльза, был Томас Рилей, младший правительственный чиновник, с которым она незадолго до этого консультировалась о возможности помещения Чарльза в исправительно-трудовой лагерь. Рилей сказал, что это было бы возможно, если бы она пошла туда с ним, но Мэри отклонила это предложение. Она сказала Томасу, что мальчик стоит на пути ее брака с Куик-Маннингом, и добавила, что, “он не будет долго создавать проблемы. Он отправиться на отдых, как и вся остальная семья Коттонов.” Рилей сказал, что мальчик кажется полностью здоровым, и был безмерно удивлен, когда Мэри Энн остановила его пять дней спустя, чтобы сообщить, что молодой Чарльз умер.
Рилей пошел в деревенский полицейский участок, зайдя по дороге к доктору. Здесь его подозрения усилились, так как доктор также выразил удивление от услышанной новости, поскольку он и его помощник осматривали Чарльза пять раз в течение предыдущей недели и не обнаружили у мальчика никаких отклонений, не говоря уже об угрозе жизни. Рилей убедил доктора задержать выписку свидетельства о смерти, до тех пор, пока он не мог изучить ситуацию подробнее.
Мэри Энн, вместо того, чтобы забрать тело мальчика у доктора, торопилась к страховому офису забирать деньги по страховому полису Чарльза. Там она узнала, что они не выдадут деньги, пока она не предъявит свидетельство о смерти, после чего она отправилась домой, чтобы получить документ у доктора. Но вместо свидетельства, Мэри Энн получила удивительную новость, о том, что она не получит подписанного свидетельство о смерти, пока не будет проведено повторная экспертиза. Краткая экспертиза подтвердила первоначальный диагноз, все указывало на смерть по естественным причинам. Раздосадованный Рилей попытался инициировать расследование, но Мэри Энн сказала, что в этом случае ему придется оплатить похороны Чарльза.
Вероятнее всего убийство мальчика не стало бы концом этой истории, и Мэри Энн продолжила бы выполнение своего плана по женитьбе на Куик-Маннинге и продолжала бы получать страховые суммы от других жертв желудочной лихорадки — но местные газеты зацепились за эту историю. Они сообщили результаты экспертизы, но, ссылаясь на сплетни, витающие в округе, называли Мэри Энн настоящим отравителем. Эти сообщения раздули огонь слухов и сплетен, и отношение к Мэри Энн в Западном Окленде стало ожесточенным и подозрительным. Куик-Маннинг был потрясен этими сплетнями и разорвал все отношения с Мэри Энн.
Мэри Энн начала готовиться к бегству, хотя друзья предупреждали ее, что это выглядело бы подозрительным. Неведомый ей, круг подозрений и доказательств сжимался вокруг нее. Доктор сохранил образцы тканей с живота Чарльза, для того чтобы провести лабораторные исследования. Проведя их, он установил присутствие мышьяка в тканях. Доктор обратился в полицию, которая арестовала Мэри Энн и, эксгумировав тело Чарльза, провели полные анализы. Также было выкопано тело Джозефа Наттрасса (после того, как эксгумировали шесть других трупов — пожилой дьячок церкви не смог вспомнить точно, где Наттрасс был похоронен), и проверили на присутствие мышьяка. Были споры о дальнейших эксгумациях, но было решено предъявлять единственное обвинение в убийстве молодого Чарльза Коттона — хотя судебное разбирательство было отсрочено до прибытия дочери Джона Куик-Маннинга.
Суд над ней начался в марте 1873 года. Обвинение предоставило многочисленных очевидцев, которые свидетельствовали о закупках Мэри Энн мышьяка, длинный список жертв желудочной лихорадки в ее прошлом, и ее заявлении относительно Чарльза, являющегося препятствием к ее бракосочетанию с Куик-Маннинга.
Защита утверждала, что Чарльз, возможно, отравился мышьяком, который использовался как краска в зеленых обоях дома Коттона. Судья отклонил эту теорию, и жюри удалилось на совещание. Через полтора часа суд присяжных объявил Мэри Энн виновной в убийстве Чарльза Коттона. Мэри Энн продолжала говорить о своей невиновности и писала многочисленные письма своим друзьям и сторонникам. В письме к ее мужу, Джеймсу Робинсону, она просила, чтобы он посетил ее в тюрьме с дочкой и двумя пасынками. Она умоляла Робинсона, «если в Вас есть хоть капля сострадания — вы можете спасти мою жизнь…, Вы, который знает какая я, была… самая ужасная ложь, которую говорят обо мне. Я должна сказать Вам: Вы — причина всех моих бед. Вы отказались от меня. Оставили, заставляя меня блуждать с ребенком на руках… не имея места приклонить голову”.
Робинсон игнорировал ее письма, но она написала ему снова и попросила, чтобы он посетил ее. Робинсон послал своего шурина в тюрьму. Мэри Энн была расстроена, что Робинсон не приехал сам, но расспросила его о детях и попросила ходатайствовать в ее поддержку. Ходатайства были, в конечном счете, написаны и подписаны прежними друзьями Мэри Энн, министрами, и другими сторонниками. Поскольку дата казни приближалась, ей переслали письмо от пары, которая забрала младенца — ребенка Мэри Энн и Куик-Маннинга. Она ответила на письмо, прося пару “поцеловать моего малыша за меня”
24 марта 1873 года Мэри Энн поднялась на эшафот. Теперь невозможно доподлинно установить по какой причине пожилой палач неправильно закрепил петлю. И вместо того, чтобы умереть моментально, Мэри Энн боролась за жизнь после того, как люк был открыт. Она умирала в течении, как минимум 3-х минут, долго и мучительно.
Возможно, некоторые из предполагаемых жертв Мэри Энн умерли от естественных причин, а не приняли смерть из ее рук. Более поздние исследования ее истории оценили количество ее жертв от 15 до 21 человека, которые умерли, живя около Мэри Энн: десять ее детей от различных мужей, трое мужей, пять пасынков, ее мать, сестра Коттона Маргарет, и ее возлюбленный Наттрасс. Теории обоснования ее поступков включают желание заработать денег на получении страховых выплат или желания избавить себя от людей, которых как она чувствовала, были «препятствиями» на ее пути — хотя возможна и комбинация обоих причин.
Поскольку она до конца придерживалась позиции невиновности, никогда не будет известно точно, сколько жертв Мэри Энн уничтожила в ее бесконечных поисках денег, чтобы успокоить свои детские страхи. Ее слава не померкла, она известна как первый английский серийный убийца — женщина и живет в народе в виде популярной детской считалочки:
Mary Ann Cotton,
She’s dead and she’s rotten
She lies in her bed,
With her fingers up her bottom.

Фильм Излом времени

Папа маленькой Мэг ученый-физик. Он говорит дочке, что скоро ей предстоит встретиться с братом. Вместе с женой Кейт отец рассказывает Мэг о том, что их любовь к ней не исчезнет никогда, она может лишь спрятаться, но она всегда будет с ней. Спустя несколько лет вечером в грозу Мэг спускается к своему младшему брату Чарльзу Уоллесу, который сидит на кухне и рисует. По телевизору рассказывают, что прошло четыре года с тех пор, как бесследно исчез ученый НАСА Алекс Мёрри. Он пропал через неделю после его заявления о реальности перемещения во вселенной силой мысли. По заявлениям властей в поисках Алекса так и не произошло никаких сдвигов.

В школе одноклассницы издеваются над Мэг. Учителя во всю обсуждают судьбу Мэг и усыновленного Чарльза Уоллеса. Успеваемость Мэг сильно ухудшилась после исчезновения отца, однако Чарльза Уоллеса учителя считают талантливым ребенком. Чарльз Уоллес не может терпеть оскорбления, которые слышит о своем отце и сестре со стороны учителей, и высказывает им все в лицо. Мэг же, после очередной выходки дерзкой Вероники, кидает ей баскетбольный мяч в лицо, не желая слушать унизительные речи про своего пропавшего отца.

Мэг вызывают к директору Джеймсу Дженкинсу. Директор Дженкинс говорит, что раньше Мэг была лучшей в классе. А теперь она закрылась и стала агрессивной. Поэтому у нее нет друзей. Дома Кейт велит дочери написать письмо с извинениями директору и Веронике. Мэг сильно злится на Веронику, но не может идти против матери. Тут они обе слышат, как Чарльз Уоллес с кем-то разговаривает в другой комнате. Они идут туда и видят в помещении некую женщину. Чарльз Уоллес говорит, что эта женщина – его друг. Она представляется как миссис Чтотут. Миссис Чтотут отмечает, что Чарльз является одним из самых светлых умов современности и невероятно талантлив. Кейт пытается ненавязчиво спровадить незнакомку из дома. Перед уходом миссис Чтотут говорит Кейт, что они с мужем сделали величайшее открытие. И упоминает тессеракт. Затем она покидает дом.

На следующий день Мэг и Чарльз Уоллес гуляют с собакой. К ним подходит Кельвин, который учится с Мэг в одной школе, и начинает разговор. Кельвин говорит, что он пришел сюда случайно, ему просто взбрело это в голову. Чарльз Уоллес же говорит, что на самом деле его позвали. И сделали это потому, что он силен в дипломатии. Далее Чарльз Уоллес решает их познакомить с миссис Кто. Он идет прямиком в заброшенный дом. Чарльз Уоллес открывает дверь и внутри среди стопок книг и цветов оказывает женщина. Она радостно встречает мальчика. Чарльз Уоллес рассказывает, что миссис Кто знает очень много древних языков и разговаривает одними цитатами. Женщина знакомится с Кельвином и Мэг. Миссис Кто быстро устает и засыпает. Мэг не понимает, что вообще происходит. Чарльз Уоллес говорит, что они еще не готовы узнать всю правду.

Далее герои отправляются в дом семьи Мёрри и обедают там вместе с Кейт. Кельвин видит на доске формулы и интересуется, над чем работали Кейт и Алекс. Кейт рассказывает, что у Алекса была теория о том, что, если поймать правильную частоту при помощи силы мысли, они смогут использовать тессеракт. Это позволит им открыть измерения, не ограниченные рамками времени и пространства. Люди смогут проскочить 91 миллион световых лет за мгновение. Однако на презентации никто не воспринял их всерьез.

Позже Мэг и Кельвин разговаривают на улице. Кельвин явно проявляет симпатию к девочке. Мэг замечает в окне Веронику, которая живет по соседству. Мэг пытается спрятаться. Кельвин же не видит причин прятаться. Тут во дворе появляется миссис Чтотут, а за ней миссис Кто и миссис Тоесть. Услышанный ими полный отчаяния голос привел их в этот дом. Миссис Тоесть предлагает найти отца Мэг и спасти, так как он находится в большой опасности. Троица служит силам добра и хочет помочь девочке и ее брату. Миссис Чтотут, миссис Кто и миссис Тоесть помогают юным героям тессировать, чтобы перенестись на другую планету.

Они попадают на Уриэль, первую планету, на которую тессировал Алекс. Там Мэг спрашивает у летающих цветов о том, где ей искать отца. Цветы отвечают, что видели Алекса. Он тессировал на эту планету, а затем отправился дальше. Цветы указывают направление. Миссис Чтотут превращается в большой летающий лист. Она подхватывает Мэг, Чарльза Уоллеса и Кельвина и несет их вслед за цветами. Во время полета на небе они замечают нечто темное. Кельвин сваливается с миссис Чтотут и падает вниз. Цветы ловят его и обеспечивают мягкое приземление.

Герои интересуются, что это за темное расползающееся по небу пятно. Миссис Тоесть говорит, что это Камазотц – средоточие всей злой энергии. Его также называют Тень. Тень — это вселенское зло, которое проникает повсюду. Чтобы проследить путь Алекса герои отправляются к провидцу. Они тессируют на другую планету. Миссис Тоесть рассказывает, что Тень может захватить всю вселенную, и они ищут настоящих воинов, которые смогут дать ей отпор и вернуть в мир луч света. Провидец помогает Мэг увидеть, что в конце своего пути Алекс попал на Камазотц. Миссис Тоесть не могут тессировать на Камазотц, так как там нет света. Мэг и остальных хотят вернуть к маме, чтобы придумать новый план, как им отвоевывать Алекса. Однако Мэг не желает возвращаться. Они проделали слишком большой путь и должны идти до конца.

Герои тессируют, но из-за сильного желания Мэг они все оказываются на Камазотце, а не на Земле. Миссис слабеют, они вынуждены покинуть планету. Мэг, Чарльз Уоллес и Кельвин вынуждены продолжить свой путь одни. Миссис дают им несколько даров на прощание – специальные очки, которые помогают увидеть то, что спряталось, Мэг вручают дар ее ошибок, также им велят держаться вместе и сообщают, что на этой планете все нужно ставить под сомнение.

Как только миссис исчезают, вокруг героев появляется лес. Чарльз Уоллес отделяется и оказывается на скале у реки. Через чащу к героям ломится нечто ужасное, скрытое облаком пыли. Благодаря смекалке Мэг ей с Кельвином удается добраться до скалы. Затем они встречают Чарльза Уоллеса и продолжают свой путь. Они входят в странный город, где подозрительно вкусно пахнет едой. Их приглашают в один из домов и предлагают еды, Кельвин поддается на уговоры, но Мэг останавливает его, чувствуя подвох. Они идут дальше. Дома исчезают, и герои оказываются на пляже, где отдыхает множество людей. К ним выходит некий мужчина, который называет себя Алым. Алый говорит, что знает Алекса, и обещает отвести детей к нему. Затем он предлагает им поесть. Кельвин и Чарльз Уоллес хватают себе по бургеру. Чарльз Уоллес чувствует, что бургер на вкус как песок. Кельвин же ест спокойно. Алый говорит, что Чарльз Уоллес прошел испытание. Дальше он берет мальчика за руку, и поведение того сильно меняется.

Мэг просит Чарльза Уоллеса остановиться, но он не слушает ее и уходит с Алым. Мэг и Кельвин бегут за ними и оказывают в главном интеллектуальном центре. Мэг и Кельвин понимают, что Тень вселилась в Чарльза Уоллеса. Мэг использует специальные очки и находит путь в помещение, где держат ее отца. Чарльз Уоллес намерен всех их отвести к Тени. Он тащит Алекса, Мэг и Кельвина по темному коридору. Алекс хочет тессировать домой без Чарльза Уоллеса. Мэг не желает возвращаться домой без брата. В итоге она остается, а Алекс и Кельвин тессируют на Землю.

Используя Чарльза Уоллеса, Тень пытается переманить Мэг на свою сторону. Мэг не сдается. Она пробуждает в Чарльзе Уоллесе теплые и светлые чувства, изгоняя из него Тень. В результате ей удается сильно ослабить Тень. Тут появляются миссис и благодарят Мэг за ее поступок. Мэг сама тессирует себя и брата обратно на Землю. Там их встречает Алекс и Кельвин. Отец просит прощения у дочери за то, что покинул свою семью ради собственных амбиций. Мэг мирится с Вероникой. Затем все идут к маме. После путешествия по вселенной Кельвин задумывается о том, что ему надо поговорить со своим чрезмерно требовательным отцом. Мэг благодарит вселенную за то, что им удалось спасти отца и воссоединить семью.

>Излом времени (2018)

фильм Излом времени: смотреть онлайн в хорошем HD качестве, бесплатно

— В детстве Мэг во всём брала пример с отца и старалась понять его работу, насколько могла в силу возраста. Семья Мурри только что усыновила мальчика по имени Чарльз Уоллес, и дочка с радостью приняла младшего брата. Между тем супруги-учёные не собирались оставлять свои революционные исследования. Если Кейт увлекалась деталями, вроде молекул или атомов, то Алекс грезил о познании вселенной, о возможности переноситься на миллионы световых лет без кораблей и техники. Стоило мистеру Мурри объявить во всеуслышание о прогрессе в исследованиях, как он бесследно исчез.
Проходит четыре года, и судьба Алекса по-прежнему неизвестна. Кейт воспитывает детей в одиночку, работает и пробует не падать духом. У Мэг дела обстоят намного хуже: из отличницы и любознательной малышки она превратилась в замкнутую отстающую. В школе Мэг терпит издёвки со стороны сверстников, хотя никому не жалуется на подобное отношение и вообще выглядит равнодушной. А вот Чарльз Уоллес – настоящий гений, разносторонне развитый, умный не по годам и умеющий держать удар в любой беседе.
Алекса некоторые считают погибшим, другие уверены в его побеге от жены. Любой из возможных вариантов расстраивает Мэг. Не обращать ни какого внимания на оскорбления в свою сторону она может, когда же высокомерная Вероника задевает Чарльза Уоллеса, юная бунтарка даёт отпор. Теперь мама должна выслушать нотации от директора, а Мэг будет вынуждена извиниться перед задирой. Неожиданно сторону отщепенки принимает Кэлвин, учащийся в той же школе. С подачи Чарльза Уоллеса парень приходит в гости к Мурри и оказывается втянут в их приключения.
Семью навещают странные особы, представившиеся как миссис Кто, миссис Чтотут и миссис Тоесть. Дамы уверяют: Алекс жив и исполнил свою мечту о путешествиях на другие планеты. Детям предложено последовать за учёным и окунуться в необычный мир, где наука и волшебство кажутся слитыми воедино. Троице героев предстоит увидеть много необычного и стать частью чего-то очень важного.

Никогда не отпускай (2015, фильм) — отзыв

Посмотрела на днях фильм английского режиссера Ховард Дж. Форда «Никогда не отпускай» и решила поделиться своими впечатлениями. Ничего особенного, но вдруг кому то этот фильм будет интересен.

Сюжет

Главная героиня вместе со своей новорожденной дочкой едет в отпуск. Проходит совсем немного времени и ребенка похищают. Все это происходит средь бела дня, дерзко и быстро, можно сказать на глазах у матери. Испытав дикий ужас, женщина все же не теряет голову и сохраняет трезвость мыслей. Она тут же бросается в погоню за похитителями. И вот тут выясняется что это не такая уж обычная мама, какой кажется на первый взгляд. Эта смелая, ловкая и выносливая женщина способна дать отпор даже более сильным мужчинам. И начинается нескончаемый бег по узким улочкам, закуткам, домам и крышам душного восточного города.

В этом фильме не заложен глубокий смысл, это просто история одной матери. Тем не менее, фильм показывает, что от беды не застрахован никто и может служить предупреждением для родителей. Так что, друзья, будьте начеку и всегда следите за своими маленькими детьми, особенно если вы находитесь на чужбине.

Андрей Малахов. Прямой эфир

21 июня 2019

Ради спасения матери выпускница школы готова продать свою почку

17-летняя жительница Забайкальского края Анастасия Агафонова написала в редакцию «Прямого эфира» письмо с одной просьбой – вылечить ее маму, Елену, от алкоголизма. Из-за пьянства Елены Агафоновой семья живет в беспросветной нищете. В этом году Настя заканчивает школу и может остаться без одного из главных праздников юности – выпускного вечера. Ей не в чем пойти и стыдно оказаться там рядом с пьяной матерью. Сегодня в программе: что скажет мама Насти? А также истории других детей, которые мечтают о выпускном вечере, но боятся, что их мечта не сбудется.

В студии Настя рассказала, что ее маме 51 год. Из-за алкоголизма работу она бросила. Папа пьет, но только за компанию с мамой, и то не всегда. Свое пьянство Елена объясняет «семейными проблемами»: последний раз она напилась, потому что у мужа из пенсии вычли деньги за кредит. Сколько Настя себя помнит, мать пила всегда. Девочка не единожды пыталась покончить с собой. Но несмотря ни на что, она любит мать и не представляет себе жизнь без нее и отца, который намного старше жены. В дом много раз приходили работники органов опеки, местной администрации и полицейские, но никаких мер никто не принимал.

«Стыдно, очень стыдно», – заявила, зайдя в студию нетвердой походкой Елена Агафонова. «Прости меня за все», – попросила она дочь. Но та в искренность матери не верит: «Я и на коленях перед ней стояла, и силой водку отбирала – ничего не помогает». «Дочь жалко, но когда выпьешь, становится все равно», – признается Елена. Она утверждает, что пьет лет 15 – с тех пор, как ее маму убили у нее на глазах. У женщины букет сердечно-сосудистых заболеваний, больные почки, печень. Она говорит, что не хочет больше жить в аду алкоголизма и просит помочь ей избавиться от зависимости.

Телеведущая Дана Борисова, знающая о проблемах зависимости не понаслышке, уверена, что главное – их признать. Тем не менее ее собственный опыт подсказывает: даже осознав свое падение, остановиться самой невозможно – нужна помощь.

Такую помощь готова оказать Елене руководитель женского направления Антинаркотического союза Дарья Пирожкова. Она была на Настином месте: 20 лет пыталась вылечить мать от алкоголизма. Не преуспела, но сделала все возможное. А это важно, чтобы не мучило потом чувство вины. «Нужно будет пройти полный курс реабилитации», – предлагает Елене Дарья. «Только сначала нужно захотеть вылечиться, решиться на это, – отмечает певец Миша Майер. – Без такой мотивации все будет бесполезно».

Настя говорит, что если маму оставят в Москве на лечение, она готова пожить какое-то время с 75-летним больным отцом. Однако, по общему мнению гостей студии, Валерий Агафонов выглядит лучше и моложе, чем его алкоголичка-жена, которую он безуспешно пытается отлучить от бутылки.

У Насти есть сводные браться, но она не хочет побираться у родни и боится, что, если останется одна, ее никто не примет. Один из братьев, Сергей Агафонов, сын Валерия Петровича, в студии рассказал, что с новой семьей отца общается, сам не пьет и в случае чего протянет Насте руку помощи. Впрочем, сейчас никакой материальной возможности для этого у него нет: «Вся получка уходит на кредиты».

Откуда Елена берет деньги на водку и с кем пьет? В чем психологи видят причину запоев Елены? С чего нужно начинать ее реабилитацию? Почему Настя выбрала в подруги не совсем здоровую Кристину Шестопалову и за что обеих девочек травили в школе? Кем они собираются стать? Какие сюрпризы приготовили им имиджмейкер и стилист Айна Даниялова, дизайнер Ксения Князева и шеф-повар Мауро Понебьянко? Кто еще обратился в программу с просьбой помочь одеться на выпускной, каковы истории этих ребят и в чем они пойдут на свой праздник? Ответы – в «Прямом эфире».

Беременность после 40: истории мам и комментарии специалистов

Глаза светятся, как у подростков, а энергии хватит не на одного, а на 10 малышей. Но паспорт напоминает: уже сорок c плюсом. Как только окружающие узнают о возрасте будущей мамы, косых взглядов не миновать: мол, в ваши годы становятся бабушками, а вы детей рожаете. Каково это ─ стать мамой после 40? И как относятся к поздней беременности врачи? Ответ искал обозреватель Interfax.by.

«Какой возраст! Я его не чувствую»

− К такому ребенку относишься очень трепетно. Я ее так люблю, это такое чудо, такое счастье, − Инесса с нежностью смотрит на свою малютку.

Женщина никогда не думала, что в 45 лет она в третий раз станет мамой. Когда узнала о беременности, немного растерялась и обратилась за советом к дочери: «Что делать?» Ответ был однозначным: «Рожать!»

− Муж тоже поддержал, он очень обрадовался. И наш тринадцатилетний сын Егор был очень рад сестричке. Во время беременности семья меня очень оберегала. Я как сыр в масле каталась: ничего не делала по дому.

Беременность протекала с небольшими осложнениями: женщину с повышенным давлением несколько раз забирали в больницу. Врачи предупреждали, что в таком возрасте рожать небезопасно. Инесса их не слушала.

− Какой там возраст! Я его не чувствую. Дело вовсе не в нем. Я и первую беременность перенесла нелегко, а мне тогда только двадцать лет было. Во время последних родов я тоже немного намучилась, но было не тяжелее, чем в первый раз. Физическая боль − это переживаемо. Зато посмотрите, какая прелесть получилась, − говорит Инна.

Наша героиня удивляется, что все медики задавали ей один и тот же вопрос: «А это ваш второй брак?»

− Да, я второй раз замужем. А что, разве не бывает, что от первого брака рожают в таком возрасте? Непонятно… Мне кажется, я решилась бы на этот шаг, даже если бы прожила со вторым мужем в единственном браке.

Инесса не только счастливая мама, но и заботливая бабушка. У ее дочери Александры двое детей. Старшему − три годика, младшему − скоро два. Все члены семьи живут под одной крышей.

− Дочь мне очень помогает. Она часто подсказывает, как управляться с малышкой, потому что у нее это все свежо в памяти.

Инна старается окружить ребенка особым вниманием. Она не исключает, что даже после декретного отпуска полностью посвятит себя воспитанию девочки:

− Я хочу полноценно участвовать в жизни этого человечка, всегда быть рядом.

Стимул оставаться молодой

О рождении малыша Оксана с супругом мечтали уже давно. Но когда женщина сообщила, что беременна, ее муж испугался. Сказал, что передумал: ему достаточно детей от первого брака и он не готов в очередной раз становиться папой. Оксана долго уговаривать не стала: собрала вещи − и переехала.

− Я забеременела в сорок два года. В этом возрасте отчетливо понимаешь, насколько ребенку необходимы мама и папа. Поэтому очень переживала, − рассказывает Оксана.

Будущая мама во время беременности чувствовала себя хорошо. Конечно, было страшно. Но она старалась настроиться на позитив. Успокаивали и специалисты: «В Америке много женщин, которые родили в таком возрасте».

− Аришка появилась на свет здоровой, − улыбается Оксана. – Сейчас ей уже три года. Она умеет читать и писать. Растет очень общительной, подвижной.

Хлопот с крохой немного. Да, иногда приходилось не высыпаться ночами, но усталость как рукой снимало, когда Оксана видела улыбку своего ребенка.

− Когда малыш тебя вдохновляет, мелких трудностей не замечаешь, – говорит счастливая мама.

{photo:5}

По словам Оксаны, после рождения дочки ее жизнь очень изменилась. Она стала мудрее, начала спокойнее относиться ко многим вещам и, что не менее важно, у нее появился стимул всегда оставаться молодой.

− Не хочу, чтобы ребенок сравнивал меня с более молодыми мамами, говорил, что я чего-то не знаю, чего-то не умею. Поэтому мы стараемся куда-то постоянно выбираться. Например, в театр или в гости.

Беременность после сорока нужно планировать

− К женщине, которая решила завести ребенка после сорока, природа предъявляет повышенные требования, − рассказала interfax.by заведующая отделением планирования беременности и ЭКО Лариса Колобухова. − После сорока лет быстро снижается репродуктивный резерв женщины и катастрофически быстро − после сорока пяти. Поэтому, если беременность планируемая, лучше, чтобы она наступила до тридцати пяти – тридцати восьми лет или хотя бы до сорока. Тогда вероятность получить осложнения меньше. Но, тем не менее, если пара планирует эту беременность, она должна к ней подготовиться.

− Каким образом?

− Рекомендуется исключить вредные факторы. Нужно добавить в рацион больше овощей и фруктов. Исключить курение, алкогольные напитки, применение других наркотических средств.

Семейная пара должна быть уверена, что состояние здоровья не станет препятствием, чтобы зачать, а потом и выносить здорового полноценного ребенка. Поэтому необходимо обследоваться на наличие различного рода заболеваний.

Обязательным является обследование на скрытые половые инфекции или, как они правильно называются, репродуктивно значимые инфекции.

Если все хорошо, можно начинать пить фолиевую кислоту. Она улучшает состояние слизистой оболочки матки, которая, как известно, является «постелькой» для оплодотворенной яйцеклетки. Также фолиевая кислота способствует предотвращению пороков развития у ребенка, особенно пороков нервной системы, нормализует формирование кроветворных органов. К тому же, она улучшает процессы синтеза гемоглобина, предотвращая анемию у беременной и плода.

Я бы советовала не забывать и об умеренной физической активности. Желательно регулярно заниматься любимыми видами спорта.

Перед зачатием рекомендуется отдохнуть физически и психологически, например, съездить в отпуск.

– Получается, что между подготовкой к беременности после 40 и планированием рождения ребенка, допустим, в 25 лет нет существенных отличий?

− Теоретически отличий нет. Но следует помнить, что беременность после 40 желательно планировать. Если у молодой семейной пары случилась незапланированная беременность − это не так страшно, их «багаж» накопленных заболеваний невелик. Для «взрослых» пар такая подготовка обязательна. Если беременность планируемая, они должны сознательно делать этот шаг. Во всех случаях беременным женщинам после 40 необходимо более тщательное наблюдение врача, дополнительные методы исследования, консультации акушера-генетика, возможно, на предмет того, какие перспективы у ребенка. Кстати, в обязательную государственную программу входит медико-генетическое консультирование тех пар, где возраст мамы больше 35 лет.

− Сколько времени нужно готовиться к беременности?

− Желательно не менее трех месяцев. Ну а если у пары не наступает беременность в течение полугода, то здесь не надо откладывать дело в долгий ящик − лучше обратиться к врачам-гинекологам. Обычно в возрасте после 40 лет практически всем парам, при отсутствии противопоказаний, рекомендуют какие-то вспомогательные репродуктивные технологии: ЭКО, инсеменацию и др.

− Имеет ли значение, рожает женщина после сорока первого ребенка или у нее это третьи роды?

− Если беременность первая, то даже психологически женщине в сорок с чем-то лет сложнее. Она уже умудрена жизненным опытом, осведомлена о каких-то вероятных осложнениях, и поэтому частичная неуверенность действует на нее не очень хорошо. В таком случае пациентке важно наблюдаться там, где она получит квалифицированную грамотную помощь, где у нее будут психологический контакт с лечащим врачом и возможность побеседовать более углубленно, более детально по каким-то специфическим вопросам. Если это роды не первые, то беременность, как правило, протекает физиологически более легко.

− То есть осложнений не миновать в любом случае?

− Вероятность осложнений больше, чем у пациентки в двадцать-тридцать лет, но это совсем не означает, что они обязательно будут.

− Что бы вы рекомендовали женщинам, которые собираются рожать после 40?

− Вообще, как я уже сказала, всему свое время. Надо рожать до 40. Но если вдруг по каким-то причинам женщина хочет ребенка и у нее нет противопоказаний, почему бы не родить. А тем более, если она подготовилась к этому вопросу.

Я лежу с «биполяркой» в дурдоме, потому что не хочу в армию

Оксана, 30 лет, преподаватель иностранного языка: «Завести ребёнка – это как вступить в деструктивные отношения: ты любишь, но тебе плохо»

«Когда он узнал о беременности, бегал по дому с радостными криками «Я стану папой». А ещё он нарисовал плакат, где были изображены сцены из нашей будущей совместной жизни. Сейчас это плакат валяется где-то за шкафом. При виде такой искренней радости любимого человека рождение ребёнка казалось радужной перспективой. Но краски сгустились только после того, как я осознала, что отношения не вечны, а ответственность за ребёнка будет преследовать меня (и только меня) всю жизнь. Уже в середине беременности я ощущала, как мои ноги постепенно начинают заливать цементом, чтобы в конце, повесив мне цепь на шею, спустить на дно «счастливой семейной жизни». Меня нельзя было назвать «беременяшкой», поскольку вместо розовых иллюзий о маленьком чуде в моём животе я испытывала страх и обречённость.

Впрочем, сразу после рождения дочери я, как и задумано эволюцией (всплеск гормонов и прочие инструменты приобщения к материнству), ощущала себя самой счастливой женщиной в мире. Даже самое яркое путешествие, головокружительный секс в период влюблённости или приём всем известных веществ не сравнятся с той остротой чувств. Мне даже иногда кажется, что типичные «яжематери» рожают по пять детей именно из-за этих первых мгновений. Постепенно эмоциональное состояние приходит в норму, а ты уже любишь своё дитя и в прямом смысле готов растерзать глотку потенциальному обидчику. Только вот собственные потребности, отодвинутые даже не третий план, никуда не исчезают.

В какой-то момент ты начинаешь понимать, что связан, нет, даже распят на кресте во имя счастья и благополучия ребёнка.

Ситуацию можно сравнить с деструктивными отношениями, когда женщина влюбляется в нарцисса, психопата или другого абьюзера. Она его любит, несмотря на то, что 40% времени несчастна.

За время моего декрета подруги по университету успели продвинуться по карьерной лестнице, поездить по миру и насладиться свободой, которую я в полной мере уже никогда не смогу ощутить. Даже если ребёнок гостит на выходных у бабушки, твоя свобода ограничена двумя жалкими днями. Ты не в силах претендовать не то, что на кругосветное путешествие автостопом, ты даже покончить с собой не имеешь права. Не можешь же ты в самом деле нанести неповинному ни в чём человеку душевную травму на всю жизнь! И неважно, сколько у тебя бабушек и дедушек, готовых помочь. Оставляя ребёнка с ними, ты не перестаёшь о нём думать и беспокоиться. Твоё сознание уже изменилось навсегда. Ты умеешь мыслить только через призму материнства. Не имеет значения и денежный аспект: финансовая независимость может лишь облегчить положение. Наличие мужа – тоже сомнительный аргумент. Мужья приходят и уходят, а ответственность за ребёнка целиком и полностью лежит на матери.

К обречённости ответственностью со временем, конечно, привыкаешь, но ощущение того, что ты постоянно должен семье, никуда не уходит. Детские сады, школы, поликлиники, домашние задания, «хочу кушать», порвались сандалики и нужны новые, «поиграй со мной, мне скучно», работа, походы в магазин – ежедневный безумный круговорот событий. Ты не можешь игнорировать ребёнка, когда у тебя плохое настроение, что-то болит или просто хочется побыть наедине с собой. Потом тебя будут терзать угрызения совести, потому что дочь в тебе нуждалась. Ребёнку, конечно, можно объяснить, что мама устала и хочет почитать книжку, но долго такая просьба не действует. Хуже дело обстоит только с музыкой. В момент, когда голова почти улетела в космос от Монтеверди, ты вдруг открываешь глаза и видишь перед собой дочь с очередной жизненно важной, как ей кажется, просьбой. Эгоистка, подумаете вы, ведь дети делают нас счастливыми, а жизнь – осмысленной. Но и Монтеверди делает меня счастливой, наполняя смыслом не меньше, чем дочь».

Марина, 32 года, бизнес-аналитик: «Мне хотелось, чтобы сын просто спал весь день»

«Я была уверена, что ребёнок – именно то, чего мне не хватает для полноты жизни. Я с восторгом строила иллюзии о том, какие волшебные ощущения мне подарит материнство. Картины семейной идиллии плотно закрепились в моём сознании. Друзья, родственники и знакомые уверяли: «Дети – смысл жизни. Конечно, проблемы возникают, но ты их не будешь замечать, потому что ребёнок дарит радость. Рожай, не задумывайся, потом будет поздно». На фоне общей атмосферы эйфории материнства мне и в голову не пришло, что быть матерью – адски тяжело. Под фотографиями в Instagram никто не упоминает о проблемах.

Первое разочарование, на корню погубившее весь мой энтузиазм, случилось сразу после родов. Я ждала, что божественная благодать снизойдёт на меня при виде сына. Но никаких чувств не было.

Помню, когда впервые держала его на руках, подумала: «Ребёнок, прикольно». Если бы в тот момент мне дали другого ребёнка и сказали, что он мой, я бы не почувствовала разницу.

В то время, как соседки по палате расплывались в умилении при виде своих чад, я разгадывала кроссворды и ждала, что волшебные чувства материнства вот-вот нагрянут. Мне было обидно, потому что ощущение осмысленности жизни так и не пришло, а магии, о которой все говорят, не случилось.

Наступили тяжёлые бытовые будни, сопровождающиеся постоянной нехваткой здорового сна и отсутствием развлечений. Вдобавок ко всему, меня преследовало постоянное чувство вины. Когда я сказала матери, что совершила ошибку, в ответ услышала удивлённое «ты ничего не понимаешь, дети – счастье и смысл». С мужем мне повезло: он много времени проводил с ребёнком, понимая, что мне трудно физически и эмоционально. В какой-то момент я даже начала ревновать его к сыну. Ведь в первые месяцы я не чувствовала к ребёнку почти ничего. Мне хотелось, чтобы он просто спал весь день. И это при том, что малыш у меня был спокойным и не капризным. Я уверена, что сын остался бы с папой в случае развода.

Впоследствии мне стало приятнее взаимодействовать с сыном: я чаще беру его на руки, разговариваю, играю. Очень помогла работа с психологом: я избавилась от чувства вины. Сеансы позволили понять, что роль материнства в современном мире переоценена. Это всего лишь миф, как и то, что мы обязаны любить детей. Не нужно смотреть по сторонам в ожидании чуда. А самое важное – объективно оценивать себя и свои возможности. Если вы законченный эгоист и не питаете нежных чувств к детям, не заводите их в надежде на глобальные позитивные изменения.

Сейчас я не могу сказать, что не люблю ребёнка. Появилась привязанность, пришло осознание долга. Но в одном я уверена: рожать было ошибкой. Желание завести детей не было моей личной потребностью. Я просто приняла на свой счёт идеальную картинку материнства. Ну, и давление семьи, конечно. У женщины должно быть чёткое понимание: какой бы активной мамашей она ни была, она всё равно будет ограничена. И деньги – ещё один немаловажный пункт. До беременности у меня была хорошо оплачиваемая работа. Я привыкла к комфортной жизни, путешествиям и развлечениям. Сейчас мы стеснены в средствах. Это не позволяет мне нанимать няню, когда захочется. Если бы я обладала внушительной суммой денег, воспитывать сына было бы гораздо проще. Очень важно, чтобы уровень жизни не менялся с появлением ребёнка. Муж и родственники настаивают на рождении второго ребёнка. Я и сама понимаю, что два малыша – лучше, чем один: вместе детям веселее расти, они не станут эгоистами. Хотя второго мне не хочется, не исключаю возможность его рождения (при создании необходимых условий и лучшей подготовке). Всё-таки если жизнь уже никогда не станет прежней, нет большой разницы: один ребёнок или два».

Светлана, 27 лет, менеджер по продажам. «Мать-одиночка не способна по-настоящему любить ребёнка»

«Помню, как мама уговаривала меня сделать аборт. Я не послушала, и теперь моя жизнь – кромешный ад. Я нахожусь в состоянии перманентной депрессии: ничто меня не радует, а простая мелочь легко может послужить поводом для истерики. Я не люблю своего ребёнка, да и как его можно по-настоящему полюбить, если ты мать-одиночка с кучей проблем?

Никогда не могла похвастаться наличием большого круга знакомых. В школе у меня была единственная подруга, но со временем приятельские отношения сошли на нет. В университете социальных контактов не прибавилось, зато появились ухажёры. Поскольку «розовые мечты» об успешной карьере разбились о суровую реальность, я поняла, что единственный шанс реализовать себя и наконец заполучить хотя бы кусочек мирового пирога счастья – завести семью. По завершении учёбы как раз подвернулся идеальный, как мне тогда казалось, вариант. Мужчина был гораздо старше и статуснее. Внимание, подарки, головокружительный секс и предложение переехать к нему. Не задумываясь, я собрала чемоданы, сказала семье торжествующее «адьос» и в предвкушении последовала за своей мечтой. Я была уверена, что меня, такую хорошую и незаслуженно обделённую, наконец заметили боги.

В дальнейшем история стала похожа на дешёвую мелодраму. Официально оформлять отношения он со мной не собирался, и, как выяснилось позже, у него была жена. Конечно, Максим уверял, что они не общаются уже 10 лет, а я не должна обращать внимание на формальности. В какой-то момент идея завести ребёнка для укрепления нашей «семьи» стала чересчур навязчивой. Ведь у него нет детей, он наверняка обрадуется – думала я. Сделав необходимые анализы и пройдя несложный курс лечения, через два месяца я увидела долгожданные две полоски. Реакция моего суженного была неожиданной, но совершенно определённой: «Я дам тебе деньги на аборт».

Прерывать беременность я не планировала, поэтому вернулась домой, но и там меня не приняли. Мать и, что характерно, отец настаивали на медицинской процедуре.

Тогда мне казалось, что весь мир ополчился на нас. Я же была будущей матерью, доказывала сакральность деторождения и называла родителей убийцами. Даже написала заявление в милицию о попытках склонить меня к аборту. До сих пор не могу понять, что мной руководило в тот момент.

Беременность прошла на нервах: дома на меня косо смотрели, а отец ребёнка не собирался участвовать в воспитании. Мне казалось, что у меня, брошенной и обиженной на весь мир, наконец появится сторонник. Близкая, родственная душа. Я погрузилась в грёзы о невероятном счастье, которое должна была подарить мне дочь. Впрочем, предполагаемое счастье так и не наступило: мучительные роды, постоянно кричащий малыш, проблемы с родителями. Они открытым текстом заявили мне: «Мы воспитали двух детей. Мы не обязаны растить ещё и твоего». Хотя я считаю, что мать могла бы уйти на пенсию и, как нормальная бабушка, заняться воспитанием внучки. Она должна понимать, что, если биологический отец не хочет участвовать в жизни малыша, мне нужно искать нового папу дочке. Мне нужны силы, чтобы обеспечить себя и ребёнка. В конце концов, я хочу нормальную жизнь: надоело покупать вещи в секонд-хэнде, мечтать об отдыхе на море и считать каждую копейку. Неужели я не имею на это право? Отчётливо понимаю, что ребёнок мне мешает, но не могу избавиться от чувства долга, ведь привязанность к дочке всё равно есть. Я уверена, что при наличии мужа рядом любила бы дочь, а не видела бы в ней обузу. Ну а читательницам хочу посоветовать рожать детей только от надёжных мужчин и только в браке».