Мама была права

Как объяснить маме свою позицию, если она кричит и оскорбляет?

Здравствуйте, Антон Михайлович. Прошу помочь мне выйти из следующей сложившейся ситуации. Начну немножко издалека. Два года я живу с молодым человеком в г. Новосибирске (приехала из маленького города, где до сих пор живут родители с младшей сестрой 13 лет). Я у родителей приемная дочь, сестра родная. Меня удочерили в возрасте 5 лет, и мама при любом конфликте обязательно на это давит. Она, в принципе, у нас женщина очень строгая, принципиальная, с сильным характером. Любые мои промашки и баловство в детстве заканчивались ремнем; если рядом не было ремня, то в ход шла мороженая рыба (!!!), кабель от телевизора, компьютера, шнур от стиральной машинки и т.д. Например, в 14 лет зимой я не надела колготки под джинсы: джинсы были новые, по глупости мне казалось, что если я надену под них колготки, то буду казаться толще (в то время я была крупной девочкой, весила 79 кг, как только переехала учиться в Новосибирск и осталась без контроля родителей, похудела с помощью тренера до 48 кг). Так вот, колготки я не надела, мама это увидела, а у нее была в руках мороженная рыба, которую она достала из морозилки, чтобы приготовить, и мама взяла эту рыбу и начала лупасить меня по спине, громко ругаясь и матерясь, по поводу того, что я без колготок все себе застужу и буду не только толстой, но и больной. Естественно, в детстве я считала маму злой колдуньей, которая забрала меня для своих корыстных целей, но появится моя настоящая мама и спасет меня. К слову сказать, отец при таком «воспитании» молча уходил в комнату и старался не вмешиваться. Сама семья у нас благополучная – компьютеры, ноутбуки, дорогие телефоны, красивые вещи – на это родители не скупятся. Теперь я живу без родителей, в другом городе, но маму боюсь до сих пор. Мы видимся раз в полгода, но перед нашей встречей буквально за недели две у меня начинается психоз и истерики. Я плачу, натираю дома пол, боюсь, что она приедет и начнет язвить по поводу того, что я неряха или еще что-нибудь. В сентябре этого года я забеременела. Я была бесконечно счастлива, мой молодой человек Максим тоже. Мы решили пожениться. Но так как я работаю в свадебной сфере (у меня свадебный салон – мама/папа не помогали, я нашла инвестора), мне не хочется свадьбу как у всех. Я пересмотрела в свое время на эти торжества в загсах, поэтому мы решили, что мы распишемся в обычный будний день в обычной одежде, а уже в январе, числа 5 сделаем фуршет – смогут приехать и мои родители с сестрой, т.к. новогодние каникулы и родители Максима. Максим был горячо рад моему предложению, т.к. сам терпеть не может свадьбы в русских традициях. Тут все и началось: я рассказала об этой идее маме, на что получила следующее: я неблагодарная дрянь, которая не хочет видеть своих родителей в загсе. Ей не нужен фуршет, и она не желает знакомиться с родителями Максима, она хочет быть в загсе и чтобы я была в свадебном платье. Я пыталась объяснить, что мы с Максом видим это несколько иначе – бесполезно. В ответ крики о том, что они, видимо, зря в свое время взяли меня из детдома, что они вот в «Артек» меня отправляли, что все, чего я добилась, только благодаря тому, что она меня так вырастила – в строгости и режиме. На момент этого нашего разговора у меня было 6 недель беременности. После того как мы поговорили, у меня случилась сильная истерика – я долго не могла успокоиться, Максим бегал вокруг меня испуганный, и ночью у меня случился выкидыш. На следующий день родители должны были улететь во Вьетнам в отпуск, и я ждала их звонка перед отлетом. Как только мама позвонила, я сразу сказала, что был выкидыш. Разговор был примерно следующий: ты виновата в выкидыше сама, ты наказала и меня, и себя, Бог все видит и наказал тебя. Но Бог тебя простит, и я тебя возможно когда-нибудь тоже прощу. После этого мама опять начала говорить, как мне пришло в голову не пригласить их в загс, что лет через 20 у меня тоже будут дети, и тогда я все узнаю. Не было слов о том, как я себя чувствую, когда случился выкидыш, кладут ли меня в больницу. Я не могу ее простить и плачу все время. С разговора прошло 2 недели. Через 4 дня они прилетают, и я знаю, что она сразу меня наберет, чтобы продолжать меня эмоционально уничтожать, пока я не извинюсь и не пообещаю, что в загс мы их позовем и все сделаем, как она хочет. Через соц.сеть сейчас общаемся с сестрой, она говорит, что я закрытая тема, мама начинает сразу кричать на сестру, если та поднимает обо мне разговор. Сестра с папой разговаривали обо мне, и папа говорит, что ему меня жаль, но он не может в открытую встать на мою защиту, т.к. не хочет конфликтов с мамой. Как видите, нас всех держит в ежовых рукавицах женщина-тиран. Я очень боюсь разговора с ней, боюсь, что она прилетит в Новосибирск и устроит здесь скандал. И переживания из-за выкидыша – мне страшно, что я не смогу забеременеть вновь. Я прошу вас дать мне совет, как мне ей отвечать во время нашего разговора, он все равно неизбежен, а я уже устала бояться. По поводу загса мы не хотим менять свое решение. Если честно, я бы уже сделала все по ее желанию, но здесь настаивает Максим, и я понимаю, что он прав. Это, в конце концов, наша свадьба и наша жизнь. Но как это объяснить маме, если она меня не слышит, а только кричит и оскорбляет?

Наталья, Россия, Новосибирск, 24 года

>Несвитский Антон Михайлович

Психолог, специализация: психосоматика

Ответ семейного психолога:

Здравствуйте, Наталья.

Ответ — никак. И это, полагаю, единственный выход в вашей ситуации. Судя по всему, позиция вашей матери сводится к «оправдай мои ожидания или я буду тебя ненавидеть». В общем-то, судя по вашему письму, любить она вас даже и не пыталась. И лишь хотела, чтобы вы все время оправдывали ее ожидания, благодарили, подчинялись и т.д. Но вы уже — взрослый человек, который давно (!!!) имеет право на СВОЮ жизнь, и вы даже спрашивать не обязаны, как вам поступить. Тем более, если к вам изначально было такое отношение. За что, собственно, вы должны быть благодарны и почему должны постоянно оправдывать ее ожидания? За битье всем подряд в детстве? За то, что вам не дали ни любви, ни ласки, ни принятия, ни поддержки, а одни упреки, тычки, обвинения и устрашения? За то, что вы постоянно для мамы были «плохая», за то, что вас попрекали детским домом? За что тут быть благодарной? Прокормить вас могли бы и в детдоме, и, полагаю, вы это понимаете. А любовь вам не смогли в этой семье дать все равно, может, только каплю — от папы…. Так что такого мать дает вам сейчас? В чем вы от нее реально зависите? По вашим же словам — ни в чем. Поэтому вы имеете полное право выставить ее из вашего дома, если кроме криков и скандала она больше ничего не может вам дать. И вы всегда вправе положить трубку, если человек пытается на вас эмоционально давить. Более того, вы вправе не поддерживать с ней отношений до тех пор (как минимум), пока она не научится вас уважать как личность и человека. А если не научится никогда — значит, она просто не заслужила вашей любви, и вы не обязаны быть ей благодарны. Почитайте на моем сайте статью «5 мифов о детях и родителях…» (ссылка на сайт в профиле), разложите все это по полочкам внутри себя. И помните: если родитель не научился любить вас безусловной любовью и принимать такой, какая вы есть — вы не обязаны любить и принимать такого родителя. И берегите себя по-настоящему. Защищайте себя и не позволяйте на себя эмоционально давить. Вам нужны здоровые дети и прочная семья. Постарайтесь в первую очередь думать об этом.

С уважением, Несвитский Антон Михайлович.

Если мама не права, она имеет на это право

Экология жизни. Люди: Отношения хорошие и доверительные, но никаких замечаний делать нельзя. Если мама не права, она имеет на это право. Ваша задача молчать и не обижаться. Если вы сможете на маму не обижаться, значит вы научились её уважать

Отношения хорошие и доверительные, но никаких замечаний делать нельзя. Если мама не права, она имеет на это право. Ваша задача молчать и не обижаться. Если вы сможете на маму не обижаться, значит вы научились её уважать. Если научитесь уважать маму, мужа запросто уважать будете.

Найти человека, которого вы безусловно принимаете и прикидывайте, как бы вы себя вели будь он вместо мамы.
Мама наш учитель и экзаменатор. Если она делает нам больно, это просто проверка нашего Эго и того, насколько мы сможем им управлять.
Чтобы мама не сделала надо научиться так управлять своими эмоциями, чтобы в её сторону даже «мявк» не было никакого. Чтоб душа даже не колебалась. И чтоб была дикая благодарность, что она вас родила и больше она вам ничего не должна.

Хороший настрой на маму рикошетом отражается на общении с другими людьми.
Чтобы мама чувствовала:

  • что ты ей благодарна, что она тебя родила;
  • что ты безмерно уважаешь её, что ты считаешь её самой мудрой и состоявшейся женщиной;
  • что это единственный человек, перед которым ты готова пасть ниц;
  • что все её советы тебе нужны;
  • что ты понимаешь, все что она делает, она делает из большой любви.

Дочка занимать должна позицию ниже мамы (не «супер, какая ты молодец», а » как рада»).

В любом конфликте нужно научиться разговаривать с мамой так, чтоб сохраняя уважение сгладить конфликт. К некоторым нужно подготовиться, избавившись от обид.

“Мамочка, я верю, что ты меня любишь. Но мне так не хватает твоей похвалы и поддержки. И наверно, ты этого не делаешь потому, то так лучше. Но мне безумно больно от того, что ты делаешь мне замечания и никогда не говоришь, что «ты делаешь правильно»”.

Настрой — умение видеть в людях хорошее, значит давать им подпитку. Качества, которые вы в них видите, усиливаются. Видеть нужно так, чтобы эти качества делали людей счастливыми.

Как думать про маму, чтоб она стала счастливее — в этом наша работа.

Задуматься — усилить какие качества хочешь. Концентрироваться на эпизодах, когда эти качества проявляются. Представь, что ты можешь заказать судьбу для близкого, что бы ты попросила?! Когда вы в хорошем настроении думаете — все начинает меняться! В первую очередь влияет на маму. Наша задача взять ответственность за своих близких: думать, а не воплощать их скромные желания.опубликовано econet.ru

Анна Корсакова

Мне кажется, что я мешаю маме жить.

Добрый день, Ольга. Ваш вопрос очень актуален для Вашего возраста: когда Вы еще ощущаете себя ребенком своих родителей, являясь при этом взрослым человеком. Это и вызывает внутренний конфликт — борьбу между желанием продолжать оставаться ребенком для родителя и необходимостью вести самостоятельную взрослую жизнь. Такой внутренний конфликт является началом процесса сепарации (отделения от родителя), который, с психологической точки зрения, очень полезен для развития личности, но может при этом проявляться иногда болезненно. Из Вашего обращения видна следующая картина: Вы вкладываете максимум усилий (помощь по дому, финансовая поддержка семьи и т.д.), направленных на то, чтобы мама признала Вас (услышала, одобрила, поддержала). Однако все эти усилия встречают глухую стену (отсутствие отклика) или вовсе возвращаются негативом (в виде обесценивания: как не сделай — все не так, или обвинения: «сама виновата»). Такие «напрасные» усилия изматывают Вас, потому что по результату Вы тратите и не получаете ничего взамен, чем смогли бы восполнить эти затраты. Как следствие, это «тщетное ожидание» материнского отклика порождает в Вас обиду и гнев, но Вы их не выражаете, а подавляете внутри себя (об этом говорит и курение, как акт «немножечко себе навредить», то есть реализовать не выраженные обиду/гнев внутри себя или перенаправить их на себя, потому что на маму по внутреннему убеждению — «нельзя»). Все это происходит для сохранения и поддержания таких отношений, в которых вы ребенок для своего родителя. Процесс сепарации это не разрыв отношений, а их качественное преобразование, в результате которого Вы из позиции ребенок «под» родителем, становитесь равными (одинаково взрослыми) участниками отношений. Для реализации такого перехода у Вас есть потенциал и ресурс: Вы взрослый целостный человек, Вы самоценны. Возьмите ответственность за себя, свою жизнь и свое счастье на себя: потому что теперь ваш родитель — это Вы. Осознав и прочувствовав это, Вы перестанете растрачивать себя «впустую»: то что раньше было направлено на «чтобы ей угодить», теперь будет направлено на собственный рост и саморазвитие. Отразить обиду и гнев (чтобы не нести и не переживать их в себе) можно просто заявив о них, ведь возможно Ваша мама даже не догадывается, что делает или говорит что-то обидное или неприятное для Вас. Не бойтесь поэкспериментировать: попробуйте переключиться на отношения с отцом, найдите общие интересы, возможно он станет для Вас хорошей поддержкой; позвольте себе разозлиться публично и «побузить вслух», когда гневитесь и т.д.

Оцените ответ психолога:

Так что же такое — ощущать себя мамой?

Я — мама. Со стажем уже больше четырех лет. Я выносила и родила свою дочь. Агукала и качала ее на руках. Учила — ходить, одеваться, кушать ложкой, чистить зубы. Мы вместе гуляли и открывали мир. Сперва она лежала в коляске, наблюдала, как колышутся листья на ветру, плывут облака. Потом, научившись сидеть, радовалась солнышку, дождю, падающим снежинкам. Иногда ей бывало плохо, тогда я сутками следила за ее температурой, поила невкусными лекарствами (а что при болезни вкусно?), гладила по голове, утешала и успокаивала капризы… В общем, я делала все то, что ежедневно в мире делают сотни тысяч матерей для своих детей.
Но когда от подруг, еще не познавшх радость материнства, я слышу: «Каково это — чувствовать себя матерью?» — я до сих пор не знаю, что ответить. Сперва мне казалось, что осознание себя матерью приходит уже во время беременности…
Беременность была желанной. Мы даже не слишком долго ждали, когда две маленькие клеточки встретятся — около трех месяцев. Эмоции переполняют и бьют через край. Хочется летать, готова свернуть горы. Я уже обожаю этого малыша. Думаю о нем, живу им, дышу им…
Все заканчивается через четыре-пять недель. Ночью чувствую боль. Инстинктивно устраиваюсь на четвереньки. Становится легче. Но утром в буквальном смысле ползу вдоль стены до туалета — боль раздирает. Кровь и маленькие, плотные кусочки слизи, один из которых слишком большой. С ним уходит и боль. Я понимаю, что все закончилось. Слезы, легкая депрессия, потом я впадаю в ступор, безразличие охватывает душу.
Через пару недель понимаю, маленькая жизнь во мне все-таки теплится. Но теперь я панически боюсь восторгаться: летать, светиться от счастья. Умеренность — вот мой девиз отныне. Умеренность во всем — еде, питье, эмоциях, желаниях. Где-то внутри грызет червячок — вдруг я сама сглазила свое собственное счастье этими самыми «через край»?
И никаких перемен в душе из-за предстоящего материнства. Хожу на работу, вожусь по дому. Не знаю, и не хочу знать, будет ли мальчик или девочка. Просто считаю дни. Покой нахожу в вязании, готовлю приданное для малыша. О приметах не думаю: страшнее, чем тогда эмоций уже не будет — выгорело. Готова ко всему.
Позже врач скажет, беременность надо считать все-таки от той, первой даты. Удержалась клеточка, или их должно было оказаться две, а осталась одна? В любом случае, я не пока не чувствую себя матерью — лишь человеком, которому на хранение передали нечто ценное …но не мое.
Роды проходят стремительно. «Кесарить. Срочно», — говорит врач после утреннего обхода. Я хочу родить сама, но это опасно для здоровья малыша. Сейчас я его увижу (или ее?). Я стану матерью. Что-то изменится…
Девочка. Ее подносят, и в эти короткие мгновенья я вижу ее огромные, в поллица темные глазюки, в которых словно светится и отражается целый мир. Я плачу от радости и волнения. Даже сейчас, единственное, что я четко помню о родах — это безмерно мудрые, все понимающие и в то же время удивленные, чуть испуганные глаза малышки. И свою едва уловимую мысль, что именно так и выражается любовь — таким вот взглядом.

Но когда ребенка приносят на кормление, я понимаю, что еще не стала матерью. Нет его — этого особого чувства, изменившегося взгляда на мир, диких восторгов. Есть лишь ощущение ответственности за маленький и беспомощный комочек, который лежит у меня на руках. Есть любопытство: как же нам общаться? Куча вопросов — что понимает эта кроха, какими ей кажутся слова, и мы, взрослые человеческие фигуры, как она воспринимает голос?
Дома я продолжаю изучать это новое существо, которое стало частью нашей семьи. Иногда мне становится стыдно за усталость от бессонных ночей, желание расплакаться от бессилия. Думаю: если бы я знала, что значит ощутить себя МАТЕРЬЮ, не испытывала бы эгоистичных чувств, желания выйти на работу, чтобы пообщаться с подругами, терпела бы с радостью ночные дежурства у кроватки. Стыдно.
Едва малышка начинает ходить, учу ее правилам безопасного поведения в доме и на улице. На чрезмерное умиление не остается сил: она должна научиться твердо стоять на ногах, падать бех особого ущерба для своих коленок и подниматься. Я не имею права ограждать ее от этого — ведь когда-нибудь меня не будет рядом с ней. Тогда ей придется одной, без моей страховки учиться таким вещам. Но в одиночку учиться падать и вставать гораздо труднее. Зато от окружающих я слышу обвинения в черствости и равнодушии. «Настоящая мать никогда не позволит такому маленькому ребенку самому, без руки, подниматься по лестнице. Вы, мамочка, не знаете, какие могут быть последствия, если он упадет. Мама, да поднимите же срочно ребенка — он упал, вы разве не видите? Вот, бессердечные родители, только руку подала, когда такой крошка уже сам почти поднялся». И я опять задумываюсь, что же такое — ощущать себя матерью? Почему я не могу относиться к ребенку так, словно он — единственный центр моей жизни? Даже во время болезни крохи, едва у той спадает температура, я не бегаю поминутно к кроватке, а стараюсь немного отдохнуть, понимая, что от выспавшейся от меня больше толку и меньше раздражения. Но настоящая мать-то готова на нечеловеческие подвиги… А я даже не ревную, когда дочь с радостью бежит к бабушкам, говорит: «Мама, я не поеду домой, буду ночевать у бабушки, я соскучилась по Барсику».
…Вечером мы читаем перед сном молитву, говорим Боженьке спасибо за прошедший день, еще пять минут я лежу рядом с дочкой на ее кровати. «Мама, а когда я стану старой, ты будешь совсем старенькой?» «Конечно», — говорю я. «А ты тогда не сможешь побыть со мной вечером чуть-чуть перед сном? Мне придется засыпать одной? Ты ведь не будешь рядышком?» Я не могу солгать своему ребенку, но и подарить ей страх одиночества — тоже. И тогда откуда-то из глубины рождаются, как мне кажется, самые правильные слова: «Солнышко, я всегда буду рядом, а если меня не будет в комнате, значит, когда ты будешь ложиться спать, я буду молиться за тебя, и тогда рядом с тобой будет твой ангел-хранитель — ты не останешься одна». Она успокаивается. Но добавляет: «Мама, ты тогда молись громко-громко, чтобы я слышала, а я буду знать, что ты рядом».

Я до сих пор не знаю, какие чувства должна испытывать настоящая мать. Но больше меня этот вопрос не занимает. Иначе не хватит времени на нечто, более важное. Материнскую молитву.

Поругалась с мужем полтора года назад. А всё из-за имени ребёнка. Семья мужа, в лице самого мужа и его маменьки, настаивала на имени Изольда. Изольда Ивановна, как Вам? По мне — бред полный. О чем я незамедлительно и уведомила мужа и компанию.

За что была нещадно обругана:

— Мой сын имеет такие же права на мою внучку, как и ты! Он будет её кормить/поить/одевать, а значит имя выбирает Ванечка! У тебя вообще права голоса нет, содержанка поганая! Только и знаешь, как бы половчее сына моего облапошить! — надрывалась свёкра.

— Рита, послушай меня. Мама всю жизнь мечтала назвать дочку Изольдой. И ты не можешь только из своего чувства противоречия помешать маме осуществить её мечту! — вторил ей муж.

— А давай назовём! А сына потом Тристаном наречём! Ты это хотел услышать? Дудки! А что же твоя мать свою дочь Настей назвала? Она ведь всю жизнь мечтала об Изольде! Осуществила бы свою мечту за счёт своей дочери. Почему моя должна страдать? — возражала я, собирая вещи.

— Ни копейки от нас не увидишь, если внучка Машей будет! Ни единой монеточки тебе не видать, как ушей своих! — пригрозила мне мать мужа.

— Можете их засунуть себе куда-нибудь. Например, в нос. Я и без вас проживу! — я хлопнула дверью нашей с мужем съёмной квартиры.

Роды прошли хорошо, и у меня появилось счастье: 52 сантиметра роста и 3660 веса. Ни папе, ни бабушке с его стороны, моя Машенька была не нужна. Декретных нам хватало, но я принципиально подала на мужа на алименты. Он, если что, тоже в процессе участие принимал, пусть свою долю ответственности тоже несёт.

Жили мы с Марусей у моей мамы. Свекровь позвонила мне один раз, после родов. Ни здрасьте, ни как дела. Один вопрос:

— Ты ещё не передумала?

И, услышав «нет», она бросила трубку. На развод я не подавала. Сначала надеялась на то, что муж образумится. Потом на то, что мать передумает. А потом, с рождением Маруси, совсем не до развода стало.

Я, честно скажу, наслаждалась жизнью. Никто меня не поучал, не ставил мне в пример свою идеальную мать и не раскидывал пресловутые грязные носки по квартире. Моя мама ко мне лезла в одном случае: повозиться с внучкой.

Когда Марусе было полгодика, подружки вытащили меня покататься на теплоходе. Я не хотела идти, но мама чуть ли не силком меня отправила:

— Иди, отдохни. Ты — молодая красивая девушка. Авось, найдёшь кого-нибудь!

— Мама! Я замужем. Зачем мне кого-то искать? — улыбнулась я.

— Иди-иди, проветрись. Тебе надо.

Её слова влетели в ухо кому надо. Я действительно познакомилась на теплоходе с молодым мужчиной, Виктором. Он вдовец, у него семилетний сын, Тимка. Мы весь вечер проговорили. Было чувство, что знакомы мы не несколько часов, а всю жизнь. Мы обменялись номерами и распрощались.

Ежедневные переписки, прогулки с детьми, походы в ресторан. О муже я и не вспоминала. На тот момент я не видела его уже больше года. Спустя полгода знакомства Виктор предложил нам с Машей переехать к нему. И вот тогда-то я вспомнила о муже.

— Привет, Ваня. Нам надо встретиться. — я позвонила мужу и назначила время и место.

Он пришёл довольный, как кот, обожравшийся сливок:

— Что, прибежала всё-таки? Права была мама! Давай, проси прощения. И пойдём переименуем Изольду и ты меня с ней наконец-то познакомишь.

— Я пришла обсудить развод. Куда пойдём разводиться: в суд или в ЗАГС? — я посмотрела на мужа совсем другим взглядом: скользкий, с наглой улыбочкой, точь-в-точь как у свекровки, глазки бегают. И что я в нём нашла? Ещё и придирки его матери терпела.

— Какой развод? Ты с ума сошла? Мужика завела, да? Ах ты… Права была мама на счёт тебя, а я, дурак, её не послушал! Все вы одинаковые! — завёлся муж.

— Понятно: разводиться будем через суд. Всего доброго. Маме привет. — я встала и ушла прочь от той поганой жизни, в которой я была вечно на что-то надеющейся женой мамсика.

Вечером мне позвонила мать пока ещё мужа, и попыталась обгадить меня с ног до головы. По её словам, я и 10 лет должна была верно ждать, пока муж не соизволит про меня вспомнить. Я и неблагодарная, и жадная и так далее по списку. Я не стала её слушать и бросила трубку.

Я положила телефон на стол, забрала уснувшую Марусю из рук Виктора и переложила её в кроватку. В эту же минуту из коридора выглянула хитрая мордашка Тимки:

— Тётя Рита, а блинчики будут? Просто они такие вкусные, что мой живот больше ничегошеньки есть не хочет!

Мы с Витей рассмеялись, он взял меня на руки и понёс на кухню. Вот оно, счастье.

>Что ни при каких обстоятельствах не стоит говорить мужчине

Нам нужно серьезно проговорить

Большинство мужчин прямолинейны и информацию воспринимают буквально. И женское — «серьёзно поговорить» в том числе.

Обычно все эти разговоры выливаются в часовые тирады, на какую-то малозначимую тему и мужчина просто теряется в потоке информации. Ему сложно найти суть и понять, чего же от него хотят.

Так же плохо, если вы пообещали серьёзный разговор и вместо этого сказав одну фразу ждёте, когда мужчина догадается, что вы имеете ввиду.

Серьёзный разговор для мужчины – это обозначит проблему, рассказать решение, которое вам кажется самым эффективным и вопрос, что он думает на этот счет.

В случае, если вы научитесь выражать свои мысли более доступно для мужчины вы удивитесь насколько это продуктивно и как быстро проблемы решаются.

Ты не мужик, а тряпка

Или ты – слабак, или что ж ты такой безрукий, ленивый, и прочие прочие оскорбления.

Всем известно, что чем больше мы убеждаем человека в его бесполезности, тем больше он стремится таковым стать.

Невозможно день за днём слушать подтверждение своей никчемности и оставаться нормальным человеком.

Да, зачастую все, что вы говорите – это действительно так, но, иногда всё-таки лучше промолчать и дать мужчине исправить его ошибку и стараться сделать вид, что ничего не произошло.

Мужчины же, как дети, им важно признание и ваша любовь. А «тычки» и затрещины делают только хуже, и исправлять ситуацию уже нет смысла.

Он и так в ваших глазах упал.

Да, моя мама была права на счёт тебя

Продолжение вышеописанной ситуации с подключением старших родственников.

Ваша мама может быть сколь угодно права и конечно же она прожила жизнь и ей виднее.

Но, не стоит посвящать вашего мужчину в обсуждение его личности с подругами и мамой.

В идеале, мужа лучше вообще не осуждать и не говорить про него плохо.

Потому что вы с ним живёте и я, надеюсь, выбирали его в трезвом уме и светлой памяти. Вас же насильно не тащили за него замуж выходить?

Постарайтесь более деликатно и уважительно общаться с мужчиной, и не «тюкать» его этой фразой. Это неприятно.

Сколько у вас было до него мужчин

Ну и на десерт самое интересное.

Доверие и открытость в паре очень важна и не стоит скрывать то, что может нанести урон вашим отношениям.

Но, количество мужчин, которые у вас были до мужа стоит умолчать и уходить от этой темы как можно дальше, не давая определенного ответа. Потому что для кого-то мало будет странно, для кого-то много будет странно. Это ваше личное дело и мужчине лучше не знать об этом ничего.

Единственный случай, когда мужчине стоит знать правду, это если мужчин у вас до него не было. В этом случае, ему нужно будет подготовиться морально и нести ответственность.

Спасибо, что дочитали. Если вам интересны такие статьи, пожалуйста, поставьте палец вверх и подпишитесь на канал 🙂 Это поможет мне понять актуальность тем и продолжать развивать их.