Мальчики в платьях девочек

Застали врасплох

Родители Саши Ямщикова были такими категоричными, что не могли и мысли допустить, чтобы их сын одел платье.
На летних каникулах 8-летний Саша месяц отдыхал в лагере, и на «День наоборот» оделся в летнее платье одной из девочек. Ему так понравились ощущения, испытанные за день его ношения, что он попросил Алёнку Свиридову подарить ему это платье. Алёнка сказала:
— Но ты же мальчик, а платье — одежда девочек.
— Алёнушка, ну пожалуйста, ну подари, а взамен возьми у меня одну пару шорт! Вам ведь можно носить шорты и никто ничего не говорит, а мне в платье твоём ходить очень понравилось! Я его буду носить дома, когда никого не будет, родители мои всегда приходят домой в одно и то же время, и я всегда успею переодеться к их приходу!
— Ладно, бери платье, согласна на обмен! — сказала Алёнка.
Конец смены наступил незаметно, впереди было ещё два месяца летних каникул. Сашка приехал домой, когда родителей не было дома, но он знал, что они оставили ключи соседям, поэтому, взяв их у соседей, он зашёл в квартиру, и сразу начал разбирать рюкзак.
Ему не терпелось снова побыть в платье хотя бы до прихода родителей. И он переоделся в него сразу же, как нашёл в рюкзаке.
Пару недель ему удавалось скрывать от родителей своё тайное пристрастие к ношению девчоночьей одежды, но, как говорится, тайное рано или поздно становится явным.
В тот день была страшная гроза, и мама Саши, Ольга Викторовна, вернулась намного раньше обычного. У неё на работе зависли все компьютеры, и всех сотрудников отпустили.
Сашка был дома. Мама открыла дверь в его комнату, чтобы проверить, чем занимается её сын, и… замерла. То, что она увидела, было для неё настоящим шоком!
Перед ней стоял её сын, но одетый не в штаны, а в платье! Ольга Викторовна не придумала ничего лучше, кроме как сорваться сразу на крик:
— Ах ты, такой-сякой! Ты чё одеваешь? Это же для девочек одежда, а ты чё, девкой хочешь быть? Ну я те щас покажу!
Ольга Викторовна схватила широкий кожаный отцовский ремень и отстегала Сашку так, что он заревел ревмя.
И в это время зашёл в квартиру отец, Аркадий Вадимович, и услышав рёв, зашёл к Сашке в комнату.
— В чём дело, Оля? Опять набедокурил? — спросил он.
— Ах, в чём дело?! — задыхаясь от гнева, произнесла Ольга Викторовна. — Да ты посмотри, ЧТО напялил наш сынок? Девкой захотел стать! А нам ни гу-гу!
— Да не хотел я становиться девочкой! — всхлипывал Саша. — Мне просто понравилось быть в платье, у нас в лагере на «Дне наоборот», тогда все мальчики переоделись в девочек, ну и я тоже!
— Я не понимаю, зачем тебе нужна одежда девочек, у тебя что, своей мало? Разве мы тебе не покупаем одежду? — спросили родители.
— Да дело не в том, что вы мне покупаете, а в ощущениях, испытываемых от одежды! — перестав плакать, сказал Саша. — Я никогда не чувствовал себя так хорошо, как в этой одежде!
— Не понимаю, о каких ощущениях ты говоришь? Ты мальчик, а одеваешься как девочка! С головкой у тебя в порядке? — спросил папа.
— Если ещё раз оденешь эту дрянь, пожалеешь! — забирая платье, сказала мама.
На следующий день мама с папой снова куда-то ушли, а Саша стал искать своё платье, но его нигде не было. Тогда он залез в мамин платяной шкаф и выбрал подходящее по росту, которое ему оказалось по щиколотку.
Заигравшись с конструктором, он не услышал, что щёлкнул замок входной двери и в квартиру вошли. Очнулся он после резкого толчка в спину.
— Ах ты негодник, опять оделся девочкой! — услышал он за спиной голос мамы.
— Ну мама, мне же нравится! Верни мне, пожалуйста, моё платье! — попросил Саша.
— Мало ли что тебе нравится! Сейчас же переодевайся и поехали! Такси уже ждёт!
— Поехали куда?
— На кудыкину гору!
Сашка не хотел никуда ехать, и мама силой стащила с него платье, он сопротивлялся, но в конце концов маме удалось его одеть в майку и шорты. Крепко держа Сащку за руку, Ольга Викторовна вышла из квартиры, заперла дверь, и спустившись с сыном на улицу, запихнула его на заднее сидение, сама села рядом с водителем и сказала:
— В клинику!
Загудел мотор, машина тронулась.
— Скажите, Вы когда нибудь видели, чтобы нормальный мальчик одевал платья? — спросила водителя Ольга Викторовна.
— Да таких сейчас пруд пруди, в инете полно такой инфы! — ответил водитель. — Да что там, у самого сын в свои 10 лет тоже одевает платья! Я уже привык и не обращаю на его вид никакого внимания!
— А Вы не боитесь, что он станет гомиком? Или захочет сменить пол?
— Нисколько! Я у него выяснил, почему он так делает. Оказывается, ему просто нравится носить саму эту одежду, как у девочек, но чтобы он заглядывался на мальчишек или о том, чтобы стать девочкой — это ему и в голову не приходило! И теперь он открыто носит свои платья дома!
— Мне тоже не хочется быть девочкой, но есть тайное желание! — подал голос Саща.
— И какое же?
— А вот он тоже носит платье и я его везу лечить от гомосексуализма! — сказала Ольга Викторовна.
— Послушайте, это, конечно, не моё дело, что Вы задумали, но не ломайте своему ребёнку жизнь! Проблем потом не оберётесь! Лучше давайте заедем в интернет-кафе, и попросим, чтобы нам дали возможность поискать в Сети то, что Вас так раздражает в Вашем сыне. Я знаю, что Ваш сын не один такой, их во много раз больше, чем мы можем представить!
— Правда? — глаза Ольги Викторовны расширились от удивления. — А почему они их носят? Они что, с ума посходили все — женскую одежду носить взялись?!
— А Вы, Ольга Викторовна, сами в чём сейчас сидите?
— Как в чём? В брюках.
— Тогда почему никто в Вас не тычет пальцем и не орёт, а сына своего как только увидели в платье, в клинику везёте? Пойдёмте-ка лучше в кафе, я хоть сока выпью, а то в горле пересохло! А Вы полазайте по инету, уверяю Вас, найдёте целую кучу откровений родителей, у которых такая же проблема!
— Ну ладно, попробую поискать, да и мне тоже надо чего-нибудь выпить! — сказала Ольга Викторовна. — А ты, сынок?
— Тоже лимонадику холодненького хочу!
— Вот и хорошо!
Зайдя в кафе, и попив чего хотели, все прошли в компьютерный зал. Заплатив за час выхода в Интернет, Сашина мама приступила к поиску…
— Ну что, куда Вас везти? — спросил таксист, когда все снова уселись в машину.
— Меняем маршрут, едем в «Детский мир»! Пусть у моего сына будут платья!
Остаток каникул да и вообще, после уроков, Сашка, придя домой, переодевался в свою новую, свободную одежду и ходил так по дому. И эта одежда нисколько его не испортила, даже наоборот, подровняла характер и учёбу. А родители настолько привыкли, что перестали обращать внимание. Тем более что отец тоже перелопатил Всемирную паутину на эту тему и спросил Сашку прямо, чего он сам хочет.
— Да я не хочу быть девочкой, но хочу носить платья! Девочки от штанов не становятся мальчиками, значит, и мальчики от платьев тоже не станут девочками!
— Ладно, — вздохнул папа, — носи, раз тебе так нравится! В конце концов, это только одежда!

Казачий праздник «Праздник первых штанов»

С 5 лет настоящего казака обучали верховой езде. Поэтому мы дарим вам лошадок.

Казачка: Спасибо гости любезные. (гости уходят).

Вот зараз, ребята, вы и поупражняетесь в верховой езде на лошадках

Конкурс: «Кто первый».

Для этого мне нужна казачка! И два казака – выходите! Задание: казачка держит платки. А казаки должны проскакать от подсолнуха до другого подсолнуха, вернуться и первым взять платочек у казачки. Кто первый тот победил!

Слышится ржание коня. Стук в дверь.

Казачка: К нам ещѐ гости пожаловали.

Появляется казак.

Казак: Здорово дневали, казачата!

Все: Слава Богу!

Казачка: Чьи будете?

Казак: Звать меня Андрей. Станичник Константиновский.

Пришѐл казачат с праздником поздравить! Да испытать их. Умеют ли они по-казачьи гутарить? А ну – ка скажите, что на картинке?

Дом – курень.

Ведро – цибарка.

Корзина – сапетка.

Кувшин – глечек.

Кукла — кундюбочка, болезарочка.

Тюльпан — лазорик.

Петух – кочет.

Казачка: Слов казачьих много есть, да и всех не перечесть. Ну – как справились?

Казак: Любо вы гутарите, славное поколение подрастает у нас на Амуре.

Казачка: Проходи, присаживайся казак Андрей, а казачата расскажут, какие казачьи заповеди знали:

1.Честь и доброе имя для казака дороже жизни.

2.Казаки все равны в правах.

3.Чти старших, уважай старость.

4.Держись веры предков, поступай по обычаям своего народа.

5.Держи слово, слово казака дорого.

6.Погибай, а товарища выручай.

7.Береги семью свою, служи ей примером.

Казачка: Любо, молодцы казачата?

Казачка: И я рядышком сяду на стульчик, вместе с вами посижу. Загадаю вам загадки, кто смышленый погляжу.

1.На чужой спине едет, а на своей спине других везѐт. (Казак при боевой выправке.)

2. Лохматый казак, посередине кушак, по двору ходит, порядок наводит. (Метла.)

3.Кривой понѐс двух братцев к Дону купаться, пока братцы купаются, кривой без дела валяется. (Вѐдра и коромысло).

Казачка: Пусть казачки порадуют народ, кто с работой управиться вперѐд.

Кто за водой пойдѐт, принесѐт? И воду в ведрах не разольѐт.

Конкурс: » С коромыслом».

Казачка: Казаки народ весѐлый, хорошо живут. И в свободные минуты, пляшут и поют.

Песня «Если хочешь быть военным»

Танец «Бравый атаман»

Казачка: А сейчас игра такая, очень даже не простая, вам ребята вместе нужно.

Казачий курень построить дружно.

Игра » Курень».

Казачка: Наши казачки всюду славятся, наши танцы любят все.

Выходите казачки красавицы, да пройдитесь во всей красе!

Танец » С платочками»

Казачка: О казачестве всегда слава по Руси плыла. Казаки поныне славят свой любимый край.

Песня «По малину в сад пойдём»

Казачка: Сегодня повод искренне сказать, Слова и поздравления простые:

Тепла и оптимизма пожелать будущим казакам России.

Слово______________________________________

Казачка: Дорогие гости, ребята! Праздник наш к концу подходит.

Вам сегодня доказали: Что течѐт, в конце концов.

В жилах наших кровь – Амурцев!

Что казачьей нашей славы,

Мы наследники по праву,

Что традиции блюдѐм,

Свято память бережѐм!

Песня «Марш казачат»

Чтоб запомнился вам этот день, испекли мы вам пирог. Гости наши любезные, приглашаю вас отведать пирога и испить взвару.

Мальчик как девочка

На следующий после дня рождения день выполнив несколько поручений мамы я пошел не домой где мне было делать особо нечего, а к Оле, куда стремился всей душой. Дело в том что я очень хотел снова пережить те приятные ощущения, какие я испытывал когда был в одежде девочки. Именно тогда я был абсолютно счастлив. Я даже не подумал, что дверь может открыть отец Оли и тогда не избежать бы неприятностей не только Оле, но и мне и нажал кнопку звонка. Но открыла Оля. Сначала из двери показалось её прекрасное личико, а потом вышла она сама. Передо мной предстала настоящая принцесса из сказки в виде Оли. На этот раз она была одета во всё розовое: на ней было короткое розовое шелковое платье на ногах были капроновые розовые колготки, а также розовые туфли на высоком каблуке-шпильке отчего она была выше меня. На руках были маленькие прозрачные перчатки и тоже розовые. Образ принцессы прекрасно дополняла розовая диадема вплетённая в волосы. А сзади с головы ниспадала розовая прозрачная ткань, доходящая до края платья и полностью покрывающая её длинные волосы. А на лице тоже было много розового: так губы были накрашены розовой помадой а веки были покрыты розовыми тенями. Вобщем сегодня она выглядела красивее чем вчера в свой день рождения. Увидев её такую прекрасную я застыл, открыв рот (представляю как смешно я выглядел тогда) и не мог выговорить ни слова несколько минут. Устав ждать пока я скажу хоть слово Оля сама спросила меня: «Что тебе надо?» «Ты это куда собралась такая красивая?» спросил я её в свою очередь наконец очнувшись от онемения произведенного её красотой. «Никуда. Это моя домашняя одежда. Люблю красиво одеваться дома» с улыбкой сказала Оля. «Пошли гулять.» предложил я. «Мне же нельзя общаться с мальчиками. Забыл что ли?» «А ты переодень меня в девочку как вчера.» снова предложил я. Тогда Оля взяла меня за руку и буквально втащила в квартиру. «А ты этого хочешь?» спросила Оля закрывая за мной дверь. «О-о-чень.» протянул я. «Тогда проходи.» Как только я вошел в её комнату Оля спросила меня: «А ты меня любишь?» Я не знал как ответить на такой неожиданный вопрос поэтому сказал: «Ну да. Ты нравишься мне.» «Хочешь меня… поцеловать?» был следующий её вопрос. «Хочу.» сказал я глядя на её прекрасное личико и не менее красивые розовые блестящие губки. Я действительно хотел покрыть эти губки тысячью поцелуев. «Целуй.» сказала Оля, подставив свои губы для поцелуя. Но боясь нарушить её красивый макияж, я лишь осторожно прикоснулся к ним. «Разве это поцелуй? Вот поцелуй.» сказала Оля обняв меня и поцеловала настоящим взрослым поцелуем взасос. От этого поцелуя у меня душа ушла в пятки а стук сердца казалось был слышен по всему телу. И было отчего: ведь целовала меня самая прекрасная девочка в мире — кому скажи — не поверят. Закончив целовать мои губы она отошла от меня со словами: «Остальное потом.» и подойдя к зеркалу начала поправлять сбившийся от поцелуя макияж. Я не понял что значит «остальное» но не стал спрашивать ибо меня сейчас волновало другое. «Значит ты меня любишь?» спросил я Олю отходя от её поцелуя пока она поправляла свой макияж. «Наивный ты. Стала бы я приглашать тебя вчера и давать тебе свою одежду если бы относилась к тебе по-другому. Подумай сам.» с усмешкой ответила она. «А я думал что тебе было скучно.» «И это тоже.» «А кто тебя научил ТАК целоваться?» перевел я разговор на другую интересующую меня тему. «Мой папа целует меня так когда мы занимаемся с ним приятным.» «Приятным? Это как?» заинтересовался я. «Позже узнаешь . Но сначала надо тебе стать девочкой Алисой. Тебе будет сверхприятно.» сказала она с улыбкой. Так мы беседовали пока Оля наводила красоту своего лица которая сбилась пока она целовала меня в губы. Она сняла перчатки чтобы их не испачкать взяла влажную салфетку и аккуратно вытерла ею свои губы почти не касаясь кожи вокруг них убирая остатки помады которая смазалась во время поцелуя. Затем она накрасила их снова розовой помадой в несколько слоёв. Потом она покрыла губы тонким слоем блеска отчего они очень красиво стали блестеть. Закончив со своим лицом Оля подозвала меня к себе и вытерла и мне губы влажной салфеткой так как и они тоже испачкались помадой при поцелуе. «Сейчас я пойду только вымою руки и начнем одеваться девочкой. А ты раздевайся. Не забудь снять трусы.» с улыбкой сказала мне Оля и вышла из комнаты взяв перчатки. Я по слову Оли снял всё с себя включая трусы и сев на диван стал голый ждать её. Отсутствовала она недолго. Уже через минуту она пришла с надетыми на руки розовыми перчатками и сказав: «Вижу ты готов стать девочкой.» подошла к шкафу и открыла ящик с колготками. При этом она наклонилась и стала видна её голая попа окутанная розовым капроном. Было настолько красиво что мне сразу захотелось её потрогать и я спросил разрешения у Оли это сделать. «Нет. Ещё натрогаешься когда будешь делать мне приятно.» ответила мне Оля. Выбрав мне колготки она их мне показала сказав: «Так ты наденешь вот эти очень тонкие телесные летние колготки. Они подходят к любому платью и в них не бывает жарко даже в 30 градусов жары.» «А где голубые колготки в которых я был вчера?» спросил я её. «Они в стирке.» ответила Оля. Положив колготки около меня она приступила к выбору платья. Она вынула из шкафа несколько платьев и предложила мне выбрать одно из них. В платьях я мало разбирался так что предоставил выбор ей. Она выбрала очень красивое белое шелковое платье. Остальные платья она отнесла обратно в шкаф. При этом Оля вынула из него длинные перчатки такого же цвета что и платье. Только после выбора одежды она подошла ко мне и взяв колготки по-прежнему лежащие около меня (ведь я их не трогал так как не умею их надевать) закатала один из их чулков и присев у моих ног сказала чтобы я вытянул правую ногу как вчера. Как только я это сделал я почувствовал как очень нежная и приятная паутинка телесного капрона очень медленно миллиметр за миллиметром стала окутывать мою ногу делая её невероятно гладкой и красивой. Надев чулок до колена Оля прежде чем закатать другой чулок начала гладить мою ногу видимо разглаживая складки на чулке тем самым создавая мне приятные ощущения от которых я стал часто дышать а мой писун начал увеличиваться. При этом Оля смотрела мне прямо в лицо и вид этого красивого лица создавал ещё более приятные ощущения. Внезапно она перестала гладить мне ногу и взяв другой чулок закатала его и сказала чтобы я вытянул другую ногу. Когда я это сделал то снова почувствовал как и по этой ноге очень медленно миллиметр за миллиметром поползла вверх по ней паутинка телесного капрона делая и её гладкой и красивой. Надев чулок на эту ногу Оля начала гладить и её тем самым создавая мне приятные ощущения от которых мой писун ещё более увеличился и даже встал вертикально вверх. Немного погладив меня по ноге Оля встала и сказала чтобы я донадел колготки. Я встал и натянул колготки на свою голую попу и яички а писун оказался прижат к животу колготками. Да в этих колготках я чувствовал себя почти голым так как их паутинка капрона была очень тонкая. Только при касании я её чувствовал поэтому я стал гладить свои ноги и попу чтобы мне было приятно их носить одновременно разглаживая складки на колготках. «Какие приятные колготки! Я почти не чувствую что они на меня надеты.» сказал я продолжая гладить свои ноги и попу. «Да. Только их надо носить очень осторожно. Малейшая затяжка — и они могут порваться. Поэтому ты должен соблюдать меры предосторожности: не садиться на шершавые поверхности не чесать ногтями то место где чешется.» сказала Оля. «А как я должен чесать его?» спросил я её. «Просто погладь его.» ответила мне она. «Ладно. Дай мне трусы чтобы скрыть его.» попросил я Олю глядя на писун который по-прежнему был прижат колготками к животу и нисколько не уменьшился а наоборот казалось даже увеличился. «А зачем? Вчера мы скрывали его от папы а сегодня уже не от кого. Да и он уменьшится как только ты станешь девочкой.» пообещала Оля с улыбкой. Я согласился с её мнением тем более мне было так удобнее. Тем временем Оля подошла ко мне с платьем и сказала чтобы я поднял руки вверх. Благодаря своему высокому росту (напомню она была на каблуках) Оля легко достала мои вытянутые руки и
шелковая ткань платья проскользнув через них приятно заскользив по моему голому телу опустилась вниз задержавшись на моих плечах тонкими бретельками. Это ощущение опускания платья на тело было настолько приятным что я даже охнул когда оно оказалось на мне. А внутренняя ткань платья была не шелковой а капроновой так что почти всё моё тело было окутано приятной паутинкой капрона. Теперь только плечи и руки оставались голыми. Я хотел было надеть на руки белые перчатки которые Оля дала вместе с платьем но она вдруг передумала и дала мне другие очень прозрачные телесного цвета перчатки более подходящие по цвету к колготкам чем к платью. Но несмотря на это я с удовольствием надел их на этот раз правильно выше локтя (и Оле не пришлось их поправлять) и мои руки окутала приятная паутинка телесного капрона. «Теперь будем делать макияж.» сказала Оля с улыбкой. По предыдущему разу я уже знал что это такое и поэтому спокойно сел у зеркала чтобы она накрасила мне лицо. Ибо только так я мог стать настоящей девочкой Алисой к чему я стремился придя к Оле. Но перед тем как делать макияж Оля сняв перчатки намазала мне всё лицо каким-то кремом от которого стянуло всю кожу моего лица. Я сказал об этом Оле. «Терпи. Скоро пройдёт. Это основа макияжа. Чтобы он лучше держался на лице.» сказала на это Оля. Затем она взяв красный карандаш обвела им контур моих губ. А когда она аккуратно не выходя за обведенную линию покрыла их несколькими слоями розовой губной помады в моем рту распространился сладкий вкус клубники. Мне даже захотелось слизать её но я удержался. Вдобавок Оля покрыла мои губы блеском чтобы они красиво блестели. Закончив с моими губами она стала красить мои глаза тушью едва касаясь их ресниц щеточкой. Сначала верхние потом нижние сначала верхние потом нижние. Мне были приятны эти касания так как с каждым касанием щёточки мой взгляд постепенно приобретал черты красивого взгляда девочки. Я это видел в зеркало. Накрасив ресницы Оля сказала чтобы я закрыл глаза ибо она будет сейчас красить мне веки и когда я это сделал она покрыла их розовыми тенями (под цвет помады) добавив и на них тонкий слой блеска. Под конец макияжа она наложила румяна на мои щёки. А затем она покрыла мне всё лицо пудрой. По мере покрытия ею моего лица постепенно проходила и стянутость его кожи. Осталось надеть на голову парик — и я девочка. Но взяв парик Оля сказала: «У меня идея. Давай прикрепим на него корону чтобы ты была красивой как я.» Не обратив внимания на то что она назвала меня в женском роде я сказал в ответ: «Давай. А она у тебя есть?» и я заметил что голос мой изменился и стал таким же как вчера когда я был девочкой Алисой. «Конечно. Иначе я бы не предложила.» сказала Оля как ни в чём не бывало. «Ну вот опять.» обеспокоенно сказал я. «Что опять?» не поняла Оля. «Голос поменялся.» пояснил я. «Ах это. Значит ты временно стал девочкой.» спокойно объяснила Оля. Меня это не задело а наоборот обрадовало ведь я наконец стал девочкой чего я так сильно желал. И мы стали беседовать пока Оля прикрепляла корону к парику. «Давно хотел…а спросить: ты каждый день делаешь себе такой макияж?» «Нет конечно. В школу я крашу только губы и немного подвожу глаза. А по выходным .и особенно на каникулах мне папа делает полный макияж. Ему нравится такое моё лицо. И мне тоже.» «Как жаль что мальчикам нельзя краситься как девочкам!» воскликнул я. «А ты приходи ко мне каждый день и будешь становится девочкой.» Я с радостью принял предложение Оли. «Ну вот и парик готов.» Оля подошла ко мне и с какой-то торжественностью надела мне на голову парик с короной-диадемой. При этом она шутливо поклонилась мне сказав: «Венчается Принцесса Алиса!» Мне стало очень приятно на душе когда она меня так назвала. Но для принцессы нужны ещё подходящие туфли и Оля дала такие туфли. Правда туфли эти были на высоком каблуке-шпильке и я думал что и шагу не смогу ступить в таких туфлях ведь я никогда не ходил на высоких каблуках. И я хотел было отказаться надеть эти туфли но очень уж хотелось быть похожим на Олю ведь она была в таких же туфлях только розовых. Однако когда я надел на ноги эти белые красивые туфли я был очень удивлен насколько они подошли мне по размеру. А сделав несколько шагов в этих туфлях у меня создалось впечатление будто я ходил всю жизнь в них. После того как Оля закончила со мной она взяв перчатки и сказав: «Сейчас приду.» вышла из комнаты. А я сев у зеркала стал любоваться своим прекрасным лицом. Внезапно мне моё лицо показалось настолько прекрасным что захотелось его поцеловать. И я поцеловал своё отражение прямо в губы. После поцелуя на зеркале остался след от губной помады. Я аккуратно вытер его салфеткой. Тут и Оля пришла а на её руках были розовые перчатки. Я не стал рассказывать о поцелуе зеркала. «Ну что пошли гулять а то до прихода папы остается мало времени.» «А во сколько он обычно приходит?» спросил я глядя на часы. На них было пять часов. «С работы он приходит в семь но иногда и раньше особенно когда мало работы.» сказала Оля тоже глядя на часы. «Ну тогда скорей пошли гулять а то ещё мне надо стать мальчиком.» «Но сначала тебе надо надеть трусы на всякий случай.» сказала Оля улыбнувшись и подмигнув мне. «Ладно давай.» сказал я вздохнув. Она подошла к шкафу и открыла ящик где лежали её трусики. «Так где те трусы подходящие к твоим колготкам. Что-то не могу найти.» размышляла она вслух. Так и не найдя их она дала мне другие белые полупрозрачные из плотного капрона. А Оля взяла точно такие же только розового цвета. «Почему ты вчера ходила без трусов а сегодня надеваешь их?» спросил я Олю. «Во-первых я просто забыла их надеть а во-вторых вчера был мой день рождения и я в этот день могу делать всё что хочу.» ответила мне Оля «А твой папа не разрешает ходить без трусов?» продолжал я спрашивать её. «Только на улице. Дома же ему наоборот нравится когда я хожу в колготках без трусиков. Да и мне тоже. И я их сразу снимаю приходя домой.» ответила она. Так мы разговаривали пока надевали трусы на свои голые промежности в капроне. Когда я поднял подол платья чтобы до конца натянуть трусы на попу мельком взглянув на писун и был удивлен насколько уменьшился он что стал едва заметен через телесный капрон колготок. Я его с легкостью сделал между ног даже не засунув руку под колготки и прижал трусами. Когда я натянул их до предела по примеру Оли они воткнулись мне в попу вместе с нежным и тонким капроном колготок делая мне очень приятно и красиво разделив мои ягодицы на две половинки (хоть под платьем эту красоту не было видно). И вот что странно: между ног у меня была гладкая поверхность как у девочек и не было никакой выпуклости которая обычно бывает когда мальчики надевают такие облегающие вещи а через несколько слоёв капрона не было видно ни писуна ни яичек как я не всматривался в это место. Я показал это Оле. А она тоже показала подняв подол платья свои трусы (у неё тоже кстати не было видно ничего кроме гладкой поверхности розового капрона). «Смотри у меня как и у тебя гладко между ног. Можешь потрогать.» сказала при этом Оля. И мы стали смеясь гладить друг другу наши капроновые промежности. Было очень приятно особенно мне. Однако почувствовав что мой писун начинает твердеть под влиянием приятного трения капрона о него Оля перестала гладить мне промежность недовольно сказав: «Опять ты становишься мальчиком!» «Это как?» спросил я непонимающе хлопая глазами. «Когда мальчику становится приятно у него писун делается твердым и большим.» объяснила Оля. «Лучше я побуду девочкой.» решил я оправляя подол платья. «Прекрасное решение.» одобрила Оля тоже поправляя своё платье. «Ну что тогда пошли гулять.» вздохнув предложил я. «Да но сначала надо спрятать твою прежнюю одежду а то когда папа придет и увидит её будет большой скандал.» сказала Оля и стала прятать её в шкаф. Я смотрел на свою одежду мальчика почти с ненавистью и думал как я носил её когда есть такая красивая и удобная одежда девочки (во всяком случае для меня). Спрятав мою одежду мы наконец вышли из комнаты где я стал девочкой в коридор чтобы пойти гулять как вдруг… раздался звонок в дверь. «Ну вот дождались.» так отреагировала Оля на этот звонок и указала чтобы я быстро скрылся обратно в комнату а сама спросив: «Кто там?» и услышав что это был её отец открыла дверь. Я тут же спрятался в её комнату. Оказалось что её отец пришел не один а с женщиной. После обычных приветствий он сказал: «А я тут пришел с женщиной которую люблю и которая возможно скоро станет моей женой а тебе мамой. Она хочет с тобой познакомится.» «Привет. Меня зовут Елена Владимировна но ты можешь звать меня просто Леной.» сказала эта женщина. Мне её голос напомнил знакомый голос… моей мамы. Я и раньше знал что мама с кем-то встречается но никогда бы не подумал что это был отец Оли. Я мог бы подумать что перепутал её голос с чьим-то другим но нет когда она назвала своё имя все сомнения отпали. Позабыв что я в платье и с накрашенным лицом и мама меня просто не узнает в таком-то виде я выскочил из комнаты в которой прятался как чёрт из табакерки со словами: «Мама что ты здесь делаешь?!» Повисла неловкая пауза. Мама конечно не узнала меня так как помимо всего прочего сказал я это голосом девочки и сделала от удивления круглые глаза. «А кто эта девочка и почему она назвала меня мамой?» спросила моя мама после некоторого замешательства. «Ах это моя подруга Алиса и она просто перепутала ваш голос с голосом своей мамы.» объяснила Оля мою выходку. «У меня есть сын примерно твоего возраста и я хотела познакомить его с тобой но он куда-то запропастился. Я его с утра не видела и уже начинаю беспокоиться.» сказала моя мама. При этих словах мамы мне захотелось сорвать с головы парик и сказать: «Вот он я мама!» Хорошо что я этого не сделал. «Надеюсь с ним всё будет в порядке.» сказал отец Оли обнимая мою маму. «А мне нельзя общаться с мальчиками.» напомнила Оля. «С этим можно.» разрешил её отец. «Совсем забыла. Слышала что вчера у тебя был день рождения и у меня есть подарок для тебя. Я хотела придти ещё вчера но работы было много.» сказала моя мама вынимая из пакета куклу. «Спасибо.» сказала Оля принимая подарок и делая реверанс. Было очень красиво. «А кто хочет тортик?» спросил отец Оли вынимая из пакета который он держал в руке торт и показывая его нам. «Я я» почти одновременно крикнули мы (дети) хлопая в ладоши. И мы пошли в зал где стоял большой стол накрытый красивой скатертью. Отец Оли поставил торт в центр стола а сам пошел на кухню готовить чай. А мы (я Оля и моя мама) остались в зале сев на диван. «У тебя очень красивое платье. Ты наверное знала что я приду и оделась так красиво и даже накрасила себе лицо. Очень красиво! А твой папа сказал что мой приход для тебя будет сюрпризом.» сказала моя мама обращаясь к Оле. «Нет это моя домашняя одежда. Мне нравится так ходить. А макияж делает мне мой отец каждый день на каникулах по выходным и на праздниках. Ему нравится такое моё лицо. Да и мне тоже.» почти слово в слово повторила Оля то что она сказала мне про свой макияж. И ещё она добавила: «А ваш приход действительно был для нас сюрпризом. Мы только собрались идти гулять и тут вы пришли.» «Вижу и на твоей подруге красивое платье. А кто сделал ей макияж? Неужели твой отец?» спросила Олю моя мама. «Нет это моя работа. Она одета во всё моё. Её мама одевает её как мальчика. У ней нет ни платьев ни колготок. Одни штаны да футболки. В школу она носит одни брючные костюмы. Вот она и приходит ко мне чтобы почувствовать себя девочкой.» сказала Оля про меня. «Плохо. Ведь отличительный признак девочек как раз платья и колготки особенно капроновые.» отреагировала на это моя мама. Она хотела ещё добавить что-то но тут пришел отец Оли с подносом на котором стоял красивый чайный сервиз. Поставив его на стол он сказал: «Девочки! Садитесь за стол. Чай готов.» И мы сели за стол. А он достав из серванта четыре тарелки разрезал торт тоже на четыре части и положил их нам на тарелки. Затем он разлил чай по чашкам. Во время чаепития моя мама пыталась поймать мой взгляд. Наконец она его поймала и как бы между прочим сказала: «Странно! Взгляд этой девочки напоминает взгляд моего сына.» «Это моя мама.» шепнул я на ухо Оле. «Знаю.» сказала она тоже шепотом. «Откуда?» удивился я. «У нас в школе есть фотогалерея «Наши ученики и их родители» и там есть фотография твоей мамы вместе с тобой. Сначала мне её лицо показалось знакомым но после твоей выходки я вспомнила где я её видела. А после того как она рассказала о своём сыне и то как ты смотрела на неё у меня не осталось сомнений кто она.» рассказала Оля о том как она узнала что эта женщина моя мама. «Понятно.» «Тогда может пойдем переоденемся в мальчика чтобы успокоить твою маму. Тем более мой отец разрешил мне общаться с тобой как с мальчиком и тебе больше не надо становиться девочкой для этого.» предложила мне Оля. «А стоит ли.» сомневался я. «Конечно стоит. Ты посмотри на свою маму: она не находит себе места. Вот-вот вскачет и побежит тебя искать когда ты тут.» «Девочки что вы там шепчитесь?» спросил отец Оли нас. «Готовим вам сюрприз.» сказала Оля нашим родителям. «Какой? Можно узнать?» спрашивала уже моя мама. «Нет. Сюрприз не будет сюрпризом если будешь знать его заранее. Могу только сказать что он связан с вами и что он хороший. А теперь прошу разрешения покинуть вас для подготовки сюрприза.» обратилась Оля к своему отцу. «Ладно идите.» разрешил он. «Мы быстро.» сказала Оля выходя из зала со мной. И всё-таки я сомневался стоит ли мне становиться мальчиком даже ради спокойствия мамы. Дело в том что я не был уверен что мама разрешит мне хоть иногда одевать одежду девочки к которой я уже успел привыкнуть за эти два дня. Я сказал об этом Оле. На это Оля сказала: «Ну не людоед же она. Всякая мать хочет чтобы её ребенок одевался красиво. Ты должен просто сказать что ты любишь одевать красивую одежду девочки и я уверена что она купит тебе её. Тем более она уже видела тебя в этой одежде и ей очень понравилось то как ты в ней выглядишь. И она осудила ту женщину которая одевает свою дочь как мальчика.» «Да но сказано это было для девочки Алисы.» возразил я. «А Алиса — это ты.» напомнила Оля. «Значит она осудила себя.» сделал вывод я. Оля утвердительно покачала головой. Только после этого я стал медленно снимать перчатки успевшие стать как бы моей второй кожей. Мне было жаль расставаться с этой приятной капроновой «кожей» на своих руках. Сняв перчатки я снял с ног туфли. А подняв подол платья я снял трусы. Всё это Оля положила на свои места. Затем я сел на стул у зеркала а она сняв перчатки со своих рук взяла круглый тампон обмакнула его в жидкость для снятия макияжа и смыла его с моего лица. Для этого ей понадобился не один тампон а целых четыре ибо много было макияжа на моём лице. Потом Оля сняла с моей головы парик. Настала очередь колготок которые я осторожно снял с голой попы подняв подол платья а Оля также осторожно сняла их с моих ног. Осталось снять платье. Оля сняла бретельки с моих плеч и расстегнула «молнию» на моей спине и платье само соскользнуло с моего голого тела приятно шурша шелком упало на пол. Я перешагнул через платье а Оля подобрав его с полу расправила и повесила на плечики в шкаф. Раздевание прошло почти без слов так как мне было грустно от того что я снимаю такую красивую и приятную одежду и неизвестно ещё одену ли я её когда-либо или нет (хотелось даже плакать). А когда я одел одежду в которой я пришел сюда тут я не выдержал и из моих глаз брызнули слёзы. Увидев это Оля принялась успокаивать меня. «Что случилось?» участливо спросила она меня. «Не хочу быть мальчиком.» ответил я ей уже плача. «А кем же ты хочешь быть?» «Алисой.» полушепотом сказал я боясь расплакаться ещё больше. «И ты ею будешь.» уверенно сказала Оля. «Как если у меня дома нет одежды девочки?» возразил я ей понемногу начав успокаиваться настолько подействовал на меня её уверенный тон. «И она у тебя будет. Ты должен попросить маму купить её и я уверена что она купит тебе и платья и колготки.» ещё увереннее сказала Оля. «А если не купит?» неуверенно спросил я однако уже перестав плакать и вытирая слёзы. Оля дала мне салфетку чтобы я вытер их. «Ты же сам видел как ей понравилось когда ты был девочкой и она обязательно захочет тебя одеть как девочку.» сказала Оля. «А если нас разлучат после этого?» спросил я Олю окончательно успокоившись но по-прежнему неуверенно. «Наши родители собрались поженится и мы в любом случае будем жить вместе.» объяснила мне ситуацию Оля. Потом она спросила меня: «Ты меня любишь?» Единственное в чём я был уверен сейчас — так это в любви к ней. «Да» твёрдо сказал я. Тогда Оля приблизила своё лицо к моему и нежно поцеловав меня в губы так же нежно полушёпотом сказала: «И я тебя тоже люблю. Не бойся ничего. Я с тобой.» Эти слова придали мне столько уверенности что я уже готов был идти в любой бой ничего не боясь. После этого Оля сказала: «Пошли к нашим родителям а то они уже заждались нас.» «Я готов.» с полной уверенностью сказал я. И мы вышли из комнаты держась за руки. На полпути до зала Оля остановилась и шепнув: «Сейчас я подготовлю их а ты подходи ко мне по знаку.» и отошла от меня. «Ну наконец. Говорили не долго а сами…» был слышен недовольный голос отца Оли. «Сюрприз готов! Прошу закрыть глаза и не открывайте их пока не скажу.» сказала Оля и сделала мне знак чтобы я подошел и взяв меня за руку произнесла: «Мы одноклассники и мы любим друг друга!» Увидев меня моя мама чуть со стула не упав воскликнула: «Сынок! Откуда ты взялся?» А Оля подойдя к своему отцу и сев ему на руки стала что-то быстро-быстро шептать ему на ухо. Моя же мама подошла ко мне и стала щупать меня как будто не веря своим глазам что это я стою перед ней. «Алису помнишь?» спросил я отвечая на её первый вопрос. «Так ты был той красивой девочкой?» удивилась мама. Я утвердительно покачал головой.»И тебе нравится носить платья и колготки?» ещё спросила меня мама. «Да.» сказал я настолько твёрдо насколько смог. «Хорошо я куплю тебе всё что нужно девочке и буду сама наряжать тебя девочкой когда захочешь. Тем более из тебя выходит такая красивая девочка.» сказала мама. Эти слова мамы были мне настолько приятны что я обнял её и поцеловал в щёчку сказав: «Спасибо мамочка!» Я не знал что шептала Оля своему отцу зато своё решение он объявил во всеуслышание: «Было бы хуже если бы ты привела в дом незнакомого мальчика с улицы. А так если он твой одноклассник и сын моей будущей жены — тут он посмотрел на мою маму — ты можешь общаться и любить его. Но на первых порах пусть он одевается как девочка чтобы у тебя не возникало соблазна одеваться как мальчик.» «А у меня и не возникало.» сказала Оля. «Надеюсь и не возникнет.» ответил на это отец Оли. И мы продолжили наш праздник знакомства. Продолжение следует

Когда Шарлиз Терон гуляет с детьми по Беверли Хиллз, вся округа сбегается посмотреть: какой наряд актриса выбрала для своего 7-летнего сына Джексона на этот раз. Обычно это пышные юбочки, девчачьи леггинсы с сердечками и платья в стиле диснеевских принцесс — малыш предпочитает что-нибудь розовое и блестящее. Гардероб темнокожего мальчика, усыновленного звездой экрана еще в младенчестве, уже не первый год шокирует общественность. Большинство мам планеты, рассматривая снимки Джексона в платьицах и бантиках, недоумевает: чем вообще думает Шарлиз, и кого она растит? Задать этот вопрос актрисе решилась редакция Daily Mail.

В интервью британскому изданию Шарлиз Терон рассказала, почему решила одевать своего сына как девочку. Актриса уверяет, что ее ребенок — не мальчик, и он довольно рано это осознал. Звезда считает, что у нее две дочери — Джексон и его трехлетняя сестра Августа.

— Да, я тоже думала, что он мальчик, — говорит Шарлиз. — До тех пор, пока в три года он не посмотрел на меня и не сказал: «Я не мальчик!». Вот и все! У меня есть две красивые дочери, которых, как и любой родитель, я хочу защищать и видеть успешными.

Сын Шарлиз очень любит розовый цвет.Фото: EAST NEWS

Актриса считает, что ее дети сами вольны выбирать, какого пола им быть.

— Когда они вырастут, они сами поймут, кем они хотят быть. Я не вправе решать это за них, — считает Терон. — Моя обязанность как родителя — любить их и обеспечивать всем, что им нужно, для того, чтобы они выросли и поняли, кем они хотят быть. И я сделаю все, что в моих силах, чтобы мои дети имели это право и были защищены.

Своим источником вдохновения Шарлиз называет мать Герду, чья семейная жизнь стала настоящей трагелией. Отец будущей звезды был агрессивным алкоголиком, избивавшим жену. Когда Шарлиз было 16 лет, Герда застрелила пьяного мужа из ружья из самообороны на глазах у дочери. Вслед за дочкой она переехала из родного Кейптауна в США и час живет в Америке.

Малыша по имени Джексон Шарлиз Терон усыновила в 2012 году в ЮАР. Актриса родилась и выросла в этой стране, поэтому сознательно решила взять на воспитание темнокожего малыша. А спустя три года звезда усыновила темнокожую девочку Августу.

Актриса считает, что растит «двух красивых девочек».Фото: EAST NEWS

В гардеробе Джексона — целый набор платьев, босоножек, сумочек и прочих девчачьих аксессуаров. Терон часто заплетает сыну косички и позволяет ему пользоваться помадой. В платьях мальчик ходит на занятия в школу, гуляет на улице с мамой и с сестренкой. На день рождения Джексона Шарлиз устроила сыну праздник — все семейство отправилось в Диснейленд. Разумеется, Джексон был в наряде Минни-маус и с большим розовым бантом на голове.

Как-то Джексон нарядился в платье с изображением Бель из «Красавицы и чудовища».Фото: EAST NEWS

Все свое время актриса посвящает детям. С тех пор, как Шарлиз рассталась с гражданским мужем, актером Стюартом Таундсендом, и разорвала помолвку с главным голливудским сердцеедом Шоном Пенном, ее личная жизнь в полном штиле. Время от времени актрисе приписывают романы (последний — с новоиспеченным холостяком Брэдом Питтом), но они оказываются просто слухами. На днях Шарлиз призналась, что ее сердце свободно.

— Я одна уже около десяти лет. Просто кто-то должен «вырастить» мне пару и подвести познакомиться. Я абсолютно доступна, — призналась Терон на фестивале CinemaCon Awards в Лас-Вегасе.

Белое платье мальчика Саши

ГЛАВА 1
Когда мама Саши была им беременна, она очень хотела девочку. Но когда родился мальчик она смирилась с тем, что у нее сын и стала воспитывать его как мальчика. Но когда ему было 5 лет, ей в голову пришла мысль нарядить его в платье и посмотреть, как он будет в нём выглядеть. Она долго боролась с этой мыслью но не выдержала и купила очень красивое белое платье и другие вещи подходящие к платью. Придя домой, она попросила сына зайти к ней в комнату. Зайдя в комнату он увидел на кровати платье и спросил для кого оно. Мама сказала что платье куплено для него и что она хочет посмотреть как выглядит он в платье. Саша был послушным мальчиком и поэтому дал себя быстро уговорить одеть платье. Мама сняла его прежнюю одежду и дала ему белые колготки. Они были очень тонкие и прозрачные. Когда он надел эти колготки он почувствовал как они приятно и нежно облегают ноги и попу ведь он надевал колготки без трусов. Далее последовала майка из такой же ткани что и колготки. И наконец он одел с помощью мамы платье. Оно состояло из нескольких юбок поэтому его было трудно одевать. После некоторых трудностей и платье оказалось на нём. Теперь мама достала из сумки туфли на не высоком каблуке и сказала одеть их на ноги. Он их одел и сразу почувствовал в них неудобство. Мама объяснила, что все девочки испытывают в таких туфлях неудобства но потом привыкают и ходят в них нормально. Потом мама накрасила сыну губы своей розовой губной помадой и подвела глаза тушью. К платью прилагались перчатки, которые были тоже надеты на руки. Мама подвела сына к зеркалу с закрытыми глазами и сказала чтобы он открыл их. Когда он их открыл, то увидел в отражении настоящую красивую девочку и не поверил что это он сам. Он чувствовал себя в своем наряде как-то необычно и странно. Особенно приятно было ногам попе и груди, где капрон непосредственно примыкал к телу. Мама спросила его об ощущениях. Он сказал что очень приятно быть девочкой и он хотел бы не снимать пока платья. Мама ему разрешила. И он начал разглядывать себя в зеркало. Пока мама наблюдала за ним он разглядывал только свое платье, но как только она отошла он стал рассматривать свои ноги. Это доставляло ему ещё большее удовольствие, чем разглядывание платья. Ему нравилось трогать свои ноги в таких прозрачных колготках какие были на нём сейчас. Он даже снял туфли, чтобы получше рассмотреть пальцы на ногах. Когда мама пришла она держала в руке белую ленту из такого же материала что и колготки. Она сказала, что забыла завязать бант в волосы. Ведь все девочки его возраста ходят с бантиками. Он сел перед ней на стул и мама сделала прическу и вплела в волосы бант. Теперь он стал ещё больше похож на девочку и ему это нравилось!
Глава 2
В платье он проходил до позднего вечера а когда пришло время ложится спать он не хотел снимать платье и колготки. Но мама сказала что он может одеть его завтра и ходить в нём целый день. Он согласился с мамой и снял платье и колготки. Она дала ему трусики чтобы он спал в них. Когда он надел их то они приятно облегли его попу. Правда спереди они некрасиво выпячивали вперед. Но мама сказала чтобы он ложился спать а завтра она придумает что надо с ними делать. Он спал в новых трусиках очень хорошо и не просыпался среди ночи. Утром он проснулся рано но не раньше чем мама. Когда он открыл глаза она уже сидела около него и ждала когда он проснется. Она попросила его встать и заправить кровать что он и сделал. Затем она достала из сумки лак и сказала что будет красить ему ногти. Но если он этого не хочет она этого не будет делать. Но он согласился накрасить ногти. Тогда она начала красить ногти сначала на руках белым лаком потом на ногах лаком красным. После этого она сказала чтобы он снял трусики и он это сделал. Потом он подошел к маме и она сделала его писун между его ног перед тем завязав на его конце узелок а конец нитки завязала на животе. После этого мама дала новые прозрачные трусики которые он с удовольствием надел. Теперь не было некрасивой выпуклости спереди а была гладкая поверхность вместо нее. Но через прозрачную ткань трусиков просвечивала маленькая «дырочка» как у всех девочек. Ему стало ещё приятнее находиться в этих белых трусиках которые приятно облегали не только его попу но и перед. Затем настала очередь колготок. Когда он их надел мама всплеснула руками — до чего он был похож на девочку. Особенно снизу. И правда на месте писуна имелась только маленькая складочка создаваемая прижатым к ногам писуном. После того как мама полюбовалась сыном они продолжили одеваться. Она одела вчерашнюю майку на тело сына а затем и платье. После этого мама накрасила губы сыну своей розовой губной помадой а затем и блеском. Потом она подвела ему глаза тушью и немного подкрасила веки. Макияж был закончен и мама подвела сына к зеркалу чтобы он оценил её работу по созданию его нового лица. Он напомнил маме о том что надо одеть перчатки но мама сказала что не надо что руки у него и так красивы. Для этого она накрасила ногти на руках белым лаком. Он посмотрел на свои руки они и правда были красивы. Когда он посмотрел на себя в зеркало и не узнал себя. До чего он был похож на девочку. Мама смотрела на него с восхищением. После этого они пошли на кухню кушать. Поев мама спросила его хочет ли он пойти гулять на улицу. Он посмотрел на себя и испугался быть узнанным сказал что на улицу не пойдет. Однако мама настояла на том чтобы пойти погулять сказав что его в таком виде никто не узнает. Для большего успокоения он может надеть перчатки. Он их надел. После того как мама оделась они вышли на улицу. Мама была права: люди и не узнали в нём мальчика. Они думали что рядом с мамой идет девочка. По дороге они зашли в ювилирный магазин где ему купили серьги и прокололи уши. Серьги были тут же вдеты в уши. Это были маленькие серьги в форме сердечка. После этого они зашли в другой магазин где купили много платьев, колготок, трусиков и все это для него. Придя домой они устроили показ мод. Для начала он снял с помощью мамы платье майку колготки и трусики. После этого мама вышла в другую комнату а он должен был одевать купленные вещи и показывать их перед мамой. Он начал с трусиков. Так ему сказала мама. Он надел красные мини-трусики которые врезались в попу. Писун был привязан между ног так что он не мешал. Правда спереди они имели очень узкую полоску ткани едва прикрывающию яички. В таком виде он вышел к маме. Ей не понравился вид спереди как и ему. После этого мама сказала надеть другие трусики что он и сделал. Эти трусики были гораздо красивей и удобней предыдущих. Хоть и они врезались в попу. Они были сереневого цвета и прикрывали и писун и яички. Он вышел к маме в этих трусиках. Она спросила его удобны ли они. Он ответил что они удобно сидят на нём. Потом он примерил ещё одни прозрачные трусики. Они были телесного цвета. Они приятно облегали тело. И вообще сидели на нём очень красиво. Он вышел к маме в этих трусиках. Она одобрила выбор сына. Затем он примерил ещё одни трусики на этот раз простые хлопковые. Они ему не понравились так как напоминали его прежнюю одежду. Он пришел к маме в этих трусиках и сказал что они ему не нравятся. Она сказала подойти к ней она поправит их как надо. Он подошел к ней. Она натянула трусики до предела и они воткнулись в попу и это ему понравилось. Тем более стала видна складочка спереди между ног. Теперь настала очередь колготок. Он начал с розовых капроновых колготок. Он их надел без трусиков так как не было подходящих трусов. Когда он вышел к маме в этих колготках она сказала что они ему очень идут но она купила именно к этим колготкам красные мини-трусики но так как они не подходят ему он может ходить в них так. Затем он надел телесные трусики и колготки. В таких колготках он выглядел совсем взрослым. Или взрослой девочкой? Разумеется эти колготки были очень тонкие и прозрачные. Когда он их надел то не хотел их больше снимать хотя оставались ещё синие колготки. Тем временем нитка которая держала писун между ног сползла и он вырвался на свободу. Мама сказала чтобы он подошел к ней и он это сделал. Тогда она спустила трусики с колготками до колен и сделала писун между ног привязав его как утром. Затем она надела трусики на место а он надел колготки натянув их так чтобы не было ни одной складочки. Потом он продолжил примерку одежды. Он одел мини-платье которое едва прикрывало попу. Это было желтое платье. Оно ему не очень понравилось и он быстро снял его перед тем показав маме. Ей оно наоборот понравилось. Он одел другое мини-платье из голубой ткани. Оно ему понравилось больше. Хотя и оно едва прикрывало попу. Было уже поздно и пора было ложится спать и мама перед сном дала ему снотворное чтобы он быстро уснул и крепко спал. Когда он уснул крепким сном она сняла с него трусики в которых он спал и начала делать маленькую операцию. Она загнула шкурку писуна и сделала в ней маленькую дырочку с помощью иглы для шитья. Затем она приложила к этой дырочке ватку чтобы остановить кровь. Крови оказалось на удивление мало. После операции она поцеловала сына в лоб и пошла спать.
Глава 3
Когда он проснулся утром мама уже сидела рядом и ожидала когда он откроет глазки. Он их открыл. Тогда мама сказала чтобы он заправил постель и шел в ванну мыться. Он сделал это и пошел в ванную комнату. Вымывшись он пошел в свою комнату где его ждала мама. Когда он вошел туда мама уже держала в руках телесные колготки и сказала чтобы он их надел. Но сначала он подошел к маме и она подвязала его писун за дырочку проделанную накануне ночью. Затем она сделала его писун между ног а другой конец нити она крепко привязала на животе. Когда она это сделала он надел те колготки которые мама выдала ему а затем и трусики такого же цвета что и колготки. Когда он все это надел он почувствовал как очень нежно и приятно облегают колготки его попу и ноги. Ещё приятней чем вчера и позавчера. Мама сказала что это от того что он вымылся перед тем как надеть колготки. Ведь все девочки моются перед тем как одеться. Тогда он сказал что теперь он будет всегда мыться перед тем как одеть платье. Затем мама дала ему вчерашнюю майку которую он одел на чистое тело. Снова новые приятные ощущения испытал он. А когда он одел с помощью мамы платье то ощутил как приятно ткань платья легла на тело. Потом мама накрасила губы розовой помадой немного добавив блеска. Затем подвела глаза и немного накрасив веки. После этого она напудрила ему лицо. Короче она навела ставший уже обычным макияж сыну. Когда она сделала этот макияж они пошли на кухню кушать. Когда они поели мама подкрасила ему губы так как они немного поблекли. А когда она подкрасила их они засияли новым блеском. Стало очень красиво. Теперь мама сказала что они пойдут в магазин выбирать купальник. Он согласился пойти в магазин. Но перед тем как выйти он одел на руки перчатки. Он сказал что так красивей. Мама одобрила его решение. В магазине было много купальников но они выбрали всего два: открытый и закрытый. Придя домой они начали примерять их. Он снял все с себя кроме колготок и затем одел белый закрытый купальник. В нём он вышел к маме. Она сказала что очень красиво смотрится на нём этот купальник особенно с колготками какие были на нём сейчас. А на нём сейчас были колготки телесного цвета ведь он не снимал их с самого утра. После этого он примерил другой купленный для него купальник. На этот раз это был открытый купальник. С трусиками он справился быстро: он их надел на колготки. Но лифчик он не смог одеть. Пришлось звать маму помочь одеть его. Когда мама завязала на спине ленточки на которых держался лифчик и он повернулся к ней мама не узнала сына и впервые назвала его в женском роде. После примерки он одел синее мини-платье и голубые колготки. Лифчик при этом он не снял. А трусики от купальника он надел на эти колготки. Так он проходил до времени когда люди ложатся спать. Когда он лег он сказал маме что хочет стать настоящей девочкой. Когда мама услышала это она очень обрадовалась и сказала что если он этого хочет значит так тому и быть.
Глава 4
С некоторых пор мальчик Саша ходит дома только в платьях. И не только дома. Он с мамой выходит гулять в белом платье. Но на людях (особенно в детский садик) он носит обычную одежду мальчика. Но под штанами но носит капроновые колготки без трусиков. Так ему нравится ходить. ;Соседи заметили что у одинокой женщины вдруг появилось два ребенка. Причем эти дети никогда не появлялись вместе. Но соседи были очень корректны и в чужую жизнь не лезли и лишних вопросов не задавали надеясь что скоро все разрешится рано или поздно. Когда он приходил домой он снимал с себя всё, включая колготки шел в ванную мыться потом подходил к маме чтобы она сделала его писун между ног привязав его за живот надевал трусики колготки и платье. Потом шел играть в куклы. Кстати с тех пор как он стал носить платья мама их начала покупать много. Однажды он увидел как мама надевает чулки и сказал что он хочет такие же. Мама сказала что он прав что все девочки должны иметь чулки. Тогда придя с садика он как обычно разделся принял душ и подошел к маме чтобы она привязала писун. И когда она это сделала она прикрепила на талии пояс затем он надел любимые трусики и мама дала ему чулки телесного цвета чтобы он их надел. Когда он это сделал мама пристегнула их к поясу. Потом он одел мини-платье, которое стало его домашней одеждой. Стало не то что некрасиво, а даже вульгарно. Тогда мама сказала, что надо одеть другое платье так как это к чулкам не подходит. И принесла со шкафа белое платье, которое было одето на него. Когда он предстал перед мамой в этом платье и чулках, она спросила его об ощущениях, которые он испытывает в этой одежде. Он сказал, что он чувствует свободу под платьем, но колготки лучше. Тогда мама сказала, что хочет посмотреть, как он будет выглядеть в новом купальнике, который она купила вместе с чулками. Но если он не хочет, то может идти играть а она пойдет готовить ужин. Но он согласился примерить новый купальник. Тогда мама сняла с него платье, отстегнула от пояса чулки и сняла трусики. Затем она дала ему новые голубые трусики от нового купальника. Он их надел. Затем она достала из сумки голубой лифчик одела его на грудь сына завязав ленточки сзади на спине. Затем она пристегнула обратно чулки к поясу и сказала, чтобы он отошел от нее показал свой новый купальник. И он отошел. Мама спросил его нравится ли ему купальник. Он сказал, что да нравится и что он хотел бы пойти в садик в лифчике. Но мама сказала, что он пока не девочка, а мальчик а они не носят лифчиков. Над ним будут смеяться. Он согласился с мамой. Затем он надел платье прямо на лифчик и пошел играть в куклы. А мама пошла, готовить ужин. А однажды утром в субботу он проснулся и не обнаружил писун на его месте. Вместо него была гладкая поверхность как у всех девочек. Потом он нашел настоящую дырочку как у девочек. А где же писун? Оказалось, он настолько уменьшился, и вжался в попу, что стал едва заметен. А яички тоже уменьшились, скрывшись за складками кожи. Когда мама увидела это она обрадовалась что он наконец стал девочкой. Она поздравила его (или уже её) с днем рождения и сказала чтобы она надела красные мини-трусики, которые ему не подошли по причине того, что по краям трусиков были видны яички а сейчас их не видно. Она их надела. Они приятно воткнулись в попу, да и спереди были гораздо красивей, чем в первый раз. Потом мама поцеловала свою новорожденную дочь в попку и сказала, чтобы она шла мыться. Пока она мылась, мама приготовила ей одежду. Прежде всего, это были те мини-трусики, которые она уже надевала, потом розовые капроновые колготки, которые мальчик Саша любил носить, а также короткое розовое платье, подходящее к колготкам. Когда Саша всё это одела, она выглядела очень красиво. Так мальчик Саша стал настоящей девочкой Сашей. Конец.

Мама купила платье, но я не понял, что оно для меня.
— Одевай! Оно твоё и не перечь матери!
— Но мама! Я же не девочка! Я не одену платье!!
— Оденешь! Никуда ты не денешься, я что зря тебе его покупала?!
— Понятия не имею зачем ты его покупала!
— Ах ты не имеешь понятия! Ну щас я тебе покажу!
-Айй! Не надо!!
Но было поздно и мама уверенно нацепляла на меня через верх это розовое кружевное, девичье платье. Когда оно было одето, я был так поражён этим, что чуть не плакал. Но также я понимал, что это было наказанием за моё непослушание и возможно единственный способ хоть как-то усмирить мой «гадкий характер».
— Поправим рукава: Так, и передничек тоже: Вот: Теперь будешь послушным мальчиком.
Я был просто в шоке и молча стоял, чуть всхлипывая, когда мама тщательно поправляла все складки на платье. Она также слегка подправила мои волосы, словно делая их соответствующими платью.
Таким образом до конца дня у меня действительно пропало желание баловаться и вредничать, как я всегда делал. Спал я как обычно в майке и трусах, а платье снял и думал больше его не одену. Как бы не так! Следующим утром, когда я ещё не успел одеть трико и рубашку, мама принесла мне какие-то вещи и сказала что сегодня я буду ходить в них. Чёрт, это опять была девичья одежда!
— Так, трусики я переодевать тебя не засталяю. Ты просто сейчас оденешь колготки поверх них.
Мама достала из коробки белые тонкие колготки и принялась быстро их закатывать, чтобы без труда натянуть на мои ноги.
Помешать не получилось — только я дернул ногой, чтобы не дать надеть их, как получил пощечину и резкий выговор. «Гадкий мальчик! Я заставлю тебя слушаться!». Колготки были надеты. Они по настоящему девчачьи, поскольку очень тонкие и прозрачные, и это сильно смущало меня.
— Теперь одевай платье и не пытайся больше сопротивляться. Слышишь Олег, это же всё для твоего блага! — успокаивала она меня, когда я сидел весь напыженный, непривычно ощущая ноги.
Это было уже другое платье, — голубого цвета с многочисленными кружевами по краям и пуговочками спереди. Не хотелось в это верить, но такие затраты на покупку платьев для меня, могли объясняться только серьёзными намерениями наряжать меня в них: Колготки я носил впервые. Мне всё время казалось, что я теперь девочка, и я не мог отогнать эту мысль. Ходить в такой одежде и продолжать оставаться мальчиком было очень сложно, о чём я и признался маме вскоре. Она объяснила, что это вынужденные меры, которые должны размягчить мой характер и когда она добьётся от меня должного послушания, разрешит обходиться без этой одежды.
Следующий день начинался с того же — мама проконтролировала, пока я встану и одела меня так же как и вчера. Я уже не сопротивляясь одел всё, что мне пологалось.
Потом мы решили пойти с мамой на прогулку. На улице было лето и сначала я очень волновался по поводу того, что мне придётся одеть на улицу, не заставит же мама меня идти в платье! Так и было — платье мне разрешили снять, а колготки остались, поскольку поверх них одевались штаны.
В колготках под штанами всё равно на протяжении всей проголки я чувствовал себя сковано и неуверенно. На обратном пути мы зашли в магазин, в котором мама, в отделе для девочек, несмотря на мои активные попытки её отговорить, выбирала для меня подходящую одежду. Я старался всячески делать вид, чтобы продавщицы не поняли, что мама подбирает платье для меня, но мама потом сама сказала им, что мы выбираем платье для сестры, а примеряем на мне потому как я имею одинаковый с сестрой размер.
Из огромного разнообразия платьев мама по очереди брала каждое и заставляла меня примерить. Некоторые я одевал, некоторые просто прикладывали к туловищу. В итоге выбрали одно красивое тоненькое летнее платье, даже несмотря на то, что оно было слегка тесноватое. На этом приобретение одежды не закончилось — на очереди были другие части девичьего гардероба. Панталоны и трусики выбирать долго не пришлось — мама взяла самые девичьи, где было больше кружевных украшений. Колготки тоже купили быстренько — три пары разных цветов — телесные, белые и розовые. А вот при выборе туфелек пришлось повозиться. Я всячески отказывался от тех, что были со шпильками, поскольку считал что не смогу к ним привыкнуть, но мама настаивала на них, говоря, что они красивее, и что все девочки их носят не жалуясь. В итоге взяли нечто среднее между моими и мамиными предпочтениями — шпильки не очень большие, а сами туфельки смотрятся очень даже ничего.
К моему ещё большему смятению мама ко всему прочему купила мне куклы. Было конечно очень обидно из-за всего этого, но я понимал, что чем быстрее я стану послушным, тем быстрее освобожусь от всей этой девчачьей жизни.
Когда мы вернулись домой, мама сразу мне велела раздеться полностью догола. Я не стеснялся быть голым перед мамой, поскольку она всегда меня в таком же виде купала в ванной, и разделся без приреканий, стараясь быть послушным.
— Теперь оденешься полностью как девочка. Больше никаких мальчишечьих трусов и маек! — строго сказала мама, — выбирай какого цвета колготки хочешь? — Не знаю. Ну, розовые: — Розовые так розовые: — она распокавала упаковку, достала от туда пару тонких розовых колгот и натянула их на ноги, — хорошо: Повернись-ка.., та-а-к: Как раз твой размер! Одевай теперь поверх колготок трусики!
Те самые, только что купленные, с обилием кружевных вышивок трусики, вскоре оказались на мне. Это был ещё один «первый раз», до этого я никогда не одевал девченочьих трусиков. Было очень непривычно ощущать, как плотно они окутывали талию, и как слабо прикрывали ягодицы. Мама полюбовалась на меня, а затем продолжила наряжать. Я слегка нагнулся, чтобы позволить ей просунуть через верх платье. Через ткань платья просвечивало всё, даже трусики, что сразу вызвало мою негативную реакцию: — Я не хочу ходить в этом прозрачном платье! Не буду! Пожалуйста мама, давай я одену то голубое, оно мне нравится больше.
— Нет! Ты будешь носить это! Опять начинаешь спорить? Хочешь, чтобы я тебе ещё больше продлила девчоночью жизнь? — Нет, нет не надо! Я остаюсь в этом!
Вскоре, мама распокавала ещё одну купленную коробку с туфельками. Я одел их и сразу почувствовал в ступнях неудобство, а когда прошёлся по комнате, то и вовсе с трудом переставлял ноги. Нет, туфли не были тесными, просто я к ним абсолютно не привык. Мама объяснила: — Все девочки первый раз чувствуют в таких туфельках неудобства, но это быстро проходит, не переживай!
Чтож, хочешь не хочешь а привыкать придётся, вряд ли мама изменит своё решение.
Начались дни моего перевоспитания. В такой одежде я стал ещё более послушно себя вести, чему мама была бесконечно рада. Я перестал грубить, перечить ей, капризничать, и становился «розовым и пушистым», поскольку мне очень хотелось заслужить её доверие и прекратить носить платья.
Мои редкие просьбы и намеки маму не переубеждали, она была настроена очень строго относительно меня и не позволяла расставаться с одеждой ни на минуту! Я постепенно и сам примерялся, ведь всё было не так уж плохо — платья, колготки, трусики — удобные и красивые вещи, не зря же их девочки носят. Мама всячески стремилась купить мне что-нибудь новое, и это тоже радовало, ведь раньше покупки мне делались редко. В основном, это были платья самых разных разцветок и форм, панталоны и трусики покупали реже, а колготки — по мере того как я разнашивал и рвал старые.
У меня появился свой шкафчик, куда слаживались все девичьи вещи. К концу месяца шкаф был забит практически до отказа и приходилось иногда даже искать нужную вещь из этого большого разнообразия. Правда потом мама навела в нём порядок и велела впредь поддерживать мне его — она разделила каждый вид одежды на отсеки и теперь стало гораздо удобнее. Например, вся куча колготок была на одной полке, а трусиков на другой, и я легко мог выбрать всё, что мне хотелось одеть. Да, я стал уже выбирать сам, поначалу конечно меня одевала мама, но потом мне разрешилось делать это самостоятельно.
На дверце шкафа висело большое зеркало перед которым я часто любовался собой. Однажды, когда я уже был довольно послушным и не сильно противился девченочьей одежде мама сделала для меня новый подарок. Она купила большой, хороший косметический набор, куда входили помада, кисточки, пудра, ещё какие-то штучки — вобщем для девочек самое то. Но я же всё-таки не девочка!
Или уже девочка? Я боялся, что это зайдёт слишком далеко и поэтому предпринимал очень активные попытки не дать маме накрасить своё лицо.
— Давай быстро свои губы, я уже открыла помаду! Быстрее, а то высохнет!
Я убегал, вырывался, зажимал рот, но всё-равно, под сильным давлением со стороны мамы, вскоре сдался.
Она усадила меня перед зеркалом и быстро накрасила губы. Они покрылись сочным красным цветом, распухли и приобрели очень девчачий вид. Потом мама сделала всё остальное — напудрила щёки и покрасила веки и ресницы, после чего веки стали голубые, а ресницы твёрдые и пышные. Лицо было не узнать — оно стало таким женственным, что казалось принадлежало самой настоящей девочке.
Так и ходил накрашенный по дому. В сочетании с платьем и колготками такое «кукольное личико» мне очень подходило, говорила мама. Также она говорила, что волосы на голове мне больше не нужно стричь и когда они станут по настоящему длинными(а они уже сейчас не маленькие), она сделает мне очень хорошую причёску с кудрями и косичками.
К следующему утру косметика чуть побледнела и смылась, поэтому мама повторно провела процедуру её нанесения. Причём она оказалась недовольна качеством помады из моей косметички и принесла хорошо проверенную свою, которая очень тяжело смывается.
У неё был немного другой оттенок — бордово-красный и окрашенные в неё губы стали слегка блестящими и гладкими.
Вскоре мне купили уже другую косметичку, дорогую, с качественными аксессуарами и заимствовать у мамы помаду больше не приходилось. Я постепенно начинал сам себе красить губы, поскольку делать это было очень приятно, а мама лишь поправляла и корректировала мои действия, обучая всем правилам этого искусства.
Обучала мама также ещё и тому, как девочки должны себя вести, а именно — правильная походка, манеры поведения, хороший тон, уход за внешним видом и др. Новые для меня правила казались сначала слишком нелепыми, но потом я стал понимать их необходимость для любой нормальной девочки.
Со временем я больше стал играть с куклами, начал тяготеть к девченочьим играм. У меня даже была подруга — девочка Аня из нашего подъезда иногда приходила к нам и я играл с ней во всё подряд. Было очень весело, мы делились разными секретами, я показал ей сколько одежды купила мне мама и Аня просто чуть не умерла от зависти. Мы стояли возле шкафа, и я показывал всё, что у меня было, иногда позволяя ей примерять особо понравившееся. Аня сказала, что ей столько платьев не покупают и тонких детских колготок тоже у неё нет. Поэтому я подарил ей две пары колготок и одно платье, конечно предварительно спросив разрешение у мамы.
У Ани в гостях я тоже был. Её родители видели во мне обычную девочку, которая дружит с Аней и ничего такого не заподазривали. Мы практиковались друг другу заплетать косички, играли в дочки-матери, любили пошкодить, вобщем являлись хорошими подругами.
Через месяц меня уже было не отличить от девочки, а через два изменился и голос, и черты характера, и манеры поведения.
Всё мальчишечье из меня вышло, уступив место всему девчачьему. Я стал девочкой, и меня мама даже стала по-другом звать — Таня, вот какое теперь моё имя. Что ж, мамочке виднее, значит быть девочкой — моя судьба.

«В женской одежде и с макияжем он счастливее». Школьник мечтает стать дрэг-квин, и нет, мама совсем не против

Британка по имени Лорен Нокс, мама 11-летнего Лео, помогает сыну прославиться как дрэг-квин — артист, выступающий в женских образах. Она покупает мальчику косметику и одежду для девочек, выкладывает его фото в костюмах и макияже в инстаграм и обсуждает будущую карьеру. Но это только теперь. А раньше кое-какие привычки Лео её по-настоящему пугали.

Лорен Нокс воспитывает двоих детей, 11-летнего Лео и 10-летнюю Нелли, пишет Mirror. Но глядя со стороны, можно подумать, что у Лорен две дочери. Дело в том, что Лео мечтает о карьере дрэг-квин и обожает ходить накрашенным и в девчачьей одежде. И туфель у него больше, чем у мамы.

Лорен рассказывает, что Лео интересовался женской одеждой, причёсками и макияжем с самого раннего возраста. А когда ему исполнилось пять, этот интерес стал больше напоминать одержимость. Мальчик примерял обувь маминых подруг, наряжался в одежду сестры и красил губы маминой помадой.

Публикация от 𝓥𝓲𝓸𝓵𝓮𝓽 𝓥𝓲𝔁𝓮𝓷 (@violetvixenofficial) 20 Июн 2018 в 11:58 PDT

Мама Лео не знала, что думать о его интересах, и не понимала, как с этим справиться.

Мой партнёр Шон и я начали встречаться, когда Лео было три. До этого у него не было отца. Я и так чувствовала себя виноватой, а тут ещё мой друг сказал, что я делаю Лео геем, что у него может не быть счастливой жизни, и я почувствовала себя вовсе раздавленной. Хотя я никогда не была подвержена предрассудкам, я ненавидела саму мысль о том, что жизнь Лео будет трудной.

Лорен рассказала Mirror, что когда мальчику исполнилось шесть, она избавилась от всех его нарядов. Платья и косметику заменили игрушечные машинки. Но увлечение мальчишескими игрушками продлилось недолго. Однажды на семейной вечеринке Лорен узнала, что мальчик смотрит «Королевские гонки РуПола» — реалити-шоу, в котором участвуют артисты, выступающие в жанре дрэг-квин.

По словам Лорен, сначала она была шокирована и запретила сыну смотреть шоу, в котором встречаются и ругательства, и сцены с сексуальным подтекстом. Но Лео умолял ему разрешить смотреть на людей, которые казались ему похожими на него самого.

violetvixenofficial

Оригинал

Оригинал

Тогда мама решила поддержать сына. Она стала хвалить его способности к визажу, помогала ему выбирать наряды. Сначала Лео носил одежду для девочек только дома. А затем решился выйти в женском образе на улицу. Лорен говорит, что в тот момент он был очень горд собой.

Я повела его на детскую площадку, нервно поглядывая на чёрные лосины, ботинки с бабочками и кардиган для девочек, которые он надел. Мы купили их вместе, после того как стало понятно, как много это значит для него. Его сияющая улыбка говорила мне, что он нашёл свое истинное призвание. Я не могла не чувствовать гордость за своего трогательного сына.

У учителей Лео такое преображение вызвало вопросы. Но Лорен объяснила им, что её сын идентифицирует себя как мальчика, хоть ему и нравится носить женскую одежду.

Читайте на MedialeaksМать помогла дочке отправить открытку «папе на небо». И из почтового отделения пришёл очень неожиданный отчёт Оригинал

Оригинал

Со временем у Лео появилось желание не просто перевоплощаться в женщину, но и прославиться как дрэг-квин. И он попросил маму помочь ему стать знаменитым с помощью инстаграма.

Сначала Лорен опасалась, что фотографии мальчика в девчачьих платьях и макияже вызовут нашествие интернет-троллей, но Лео был уверен, что его путь к славе лежит через соцсети. Он придумал себе псевдоним Вайолет Виксен и начал публиковать те образы, над которыми работал. И положительных отзывов было гораздо больше, чем негативных.

Лорен говорит, что только месяц назад она впервые увидела вживую выступление дрэг-квин и, наблюдая за тем, как на шоу смотрел Лео, наконец-то поняла, что для него значит возможность делать то, что ему по-настоящему нравится.

Когда я вспоминаю тот путь, который мы с Лео прошли, я не могу в это поверить. Я так горжусь тем, что у меня есть сын, который ломает шаблоны. Моя мантра проста: если Лео никому не причиняет вреда, в чём проблема? Он гораздо увереннее, спокойнее и счастливее, чем когда-либо, и наши отношения самые замечательные.

violetvixenofficial

Оригинал

Оригинал

Иногда мы разговариваем о будущем, и он говорит, что, наверное, он гей. Он ещё довольно молод, чтобы прийти к такому решению, но кто я такая, чтобы сомневаться? Да и я буду счастлива в любом случае. Когда он рассуждает о своих амбициях и будущей карьере, я больше не волнуюсь. Лео — восходящая звезда, и единственное, чего мне жаль — так это того, что я не поняла этого раньше.

Оригинал

Оригинал

Сам Лео говорит, что не разделяет ту одежду, которую носит, на мальчиковую и девчачью, и не понимает, почему общество придаёт этому так много значения. Он убеждён, что никто не должен бояться быть собой. И уверен, что когда вырастет — поедет в Америку, чтобы победить на «Королевских гонках РуПола» и стать суперзвездой дрэг-квин.

Трёхлетний Джексон, сын секс-терапевта Кристин Хамбридж из Великобритании, пока не определился с тем, какие одежды ему больше нравятся — для мальчиков или для девочек. Его мама решила воспитывать сына гендерно-нейтральным, чтобы он сам мог выбрать, кем ему быть — мужчиной или женщиной с кольцом в носу.

Но не все британцы настолько свободны от стереотипов. Например, пара геев из Лондона, заведя ребенка, боялась, что столкнётся с гомофобией, но страшнее всего оказались местные мамаши.


Я рос скромным, тихим мальчиком, в школе хорошо учился, но при этом из-за своего характера считался в классе «белой вороной», и подвергался разным насмешкам и унижением со стороны одноклассников. Я находился под сильной опекой своей мамы, она чересчур лелеяла и заботилась обо мне. Всю одежду, которую я носил, она покупала мне сама, в выборе одежды я не был самостоятельным, что мама купит, то и носил. И выбор мамы часто отличался от нормальной одежды, подходящей для мальчика. Я носил обычно нелепые кофты, некрасивые брюки, моя одежда была слишком похожей на одежду «ботаников» и была совсем не модной. Даже мне казалось немного девчачьей.
Может быть и поэтому тоже я был посмешищем в классе.
Когда мне исполнилось 14 лет, я внезапно заметил как в моём шкафу появилась пачка колготок. Мама всегда складывала в мой шкаф только мою одежду, или старую, или новую, которую она мне покупала, но исключительно мою одежду. Поэтому появление в шкафу маминых колготок сначала показалось мне странным.
Я спросил у мамы, зачем она положила мне колготки. Мама, как мне показалось, даже была возмущена моим вопросом.
— Я тебе купила колготки, что тут странного ? — сказала она.
— Но это же женские колготки! — ответил я.

— Какая тебе разница женские или нет ? Их будешь одевать под брюки, вместо трико, чтобы не мёрзнуть в холода.
Признаться, в последний раз я одевал колготки только когда ходил в садик и в дальнейшем эта немужская одежда отошла из моего гардероба, как и у всех мальчиков. Носить колготки — прерогатива девочек. И тут у меня в гардеробе благодаря маме опять появляются колготки. Это были плотные нейлоновые колготки, примерно 50 ден, чёрного цвета. Их я стал постоянно одевать в школу под брюки, как велела мама.
Поначалу было неловко носить колготки, я чувствовал себя как-то по девчачьи, находясь в колготках. Но потом привык. Вроде никто в школе не замечал что у меня одето под брюками. Хотя когда я сидел брюки чуть приподнимались вверх и в самом низу ног можно было разглядеть колготки. Да, кстати многие девочки в нашем классе в этом возрасте носили колготки, и смотря на них, я их понимал. Разница была лишь в том, что они обнажали свои ножки, одевая юбки, а я носил брюки.

Постепенно в моём шкафу начинали появляться новые упаковки колготок. Мама стала активно покупать их мне, даже несмотря на то, что старые колготки я ещё не порвал. Просто у меня теперь появились колготки разных цветов. В дополнение к чёрным мама купила беленькие и розовые. Цвета прямо скажем девчачьи, да и сами колготки были с узорами и кружевами. Но ничего не поделаешь, пришлось их носить.
Где-то через 2 месяца я так привык к колготкам, что для меня стало почти естественным их носить. И тут однажды открыв свой шкаф, я обнаружил там белые женские панталоны с кружевами. Сначала их вид у меня вызвал улыбку, я решил, что мама закинула их ко мне по ошибке. Но когда я спросил у мамы, что делают панталоны у меня в шкафу, она сказала что купила их мне.

— Зимой нужно заботиться о тепле ног, и я поэтому покупала тебе колготки. Но также нужно заботиться о тепле верхней части ног и половых органов, поэтому теперь я купила тебе ещё и панталоны. Они хорошо сохраняют тепло. А женские — потому, что других не бывает.
— Но ведь другие мальчики не носят женские панталоны ! — возразил я.

— А мне всё равно что носят другие, вот и пусть они замерзают ! А мой сын будет носить то, что я скажу !
Спорить было бесполезно и на следующий день я пришёл в школу одетый в колготки и женские панталоны, под низом брюк. Заметить это естественно никто не мог, но тем не менее мне было поначалу крайне неловко… Хорошо хоть мне не приходилось ходить на физкультуру , так как у меня было освобождение, из-за проблем с моей физической слабостью, и поэтому мне не приходилось переодеваться у всех на виду. Да, я был слабым как девочка, если на меня в школе кто-то пытался нападать я защищаться не мог и обычно плакал, если били меня слишком больно.
Ещё через какое-то время мама купила мне ещё одну девичью вещь. Это была прозрачная ночнушка, с кружевами у груди и по краям ночнушки. Естественно прежде чем надевать это, я поинтересовался у мамы: зачем она мне купила ночнушку для девочек. Мама ответила:
— Это же красиво! Спать в ней будет очень удобно. Не то, что в твоей нелепой мальчишеской майке.
— Ну это же девчачья одежда !

— Ну и что ? Ты уже давно носишь девчачьи колготки и панталоны . Так почему ты против ночнушки сопротивляешься ? Спать в ней будет очень удобно. Попробуешь, и потом скажешь понравится или нет.
Таким образом мама меня уговорила попробовать. Одел я белую ночнушку сразу же перед тем, как лечь в кровать, предварительно сняв свою майку. Мама присутствовала при этом и контролировала, чтобы я её одел.
— Вот и всё, а ты боялся. Спи, мой маленький! — сказала мама и поцеловала меня в щеку. Да, несмотря на свои 14 лет, мама позволяла такие нежности со мной и относилась ко мне как к маленькому.
Да, признаться, спать в ночнушке было приятно. Чувствуешь в ночнушке себя изнеженным и слабым как девочка, хочется окунуться в сладкие сновидения. Таким образом девичья ночнушка, с этого момента стала моей привычной одеждой для сна.
Утром я естественно снимал её и одевался в школу как обычно.

Но если мама говорила, что покупает мне девичье бельё, так как оно защищает от холодов, то с наступлением весны по логике , я должен прекратить его носить. И вот, наконец, весна настала и я надеялся, что теперь не будет никаких колготок и панталон — просто брюки на голые ноги и будет не холодно.
Но не тут то было ! С наступлением потепления, я обнаружил в своём шкафу новую пару колготок. Развернув упаковку, я решил примерить их. Это были очень тонкие колготки 20 ден, такие которые девочки носят в тёплое время года. Я пришёл к маме, узнать для чего они мне:
— Мам, зачем ты мне купила тонкие колготки ? Они ведь не защищают от тепла, и не дают никакого эффекта , кроме как «для красоты».
— Потому что наступает весна и все девочки начинают носить тонкие колготки, вот я и тебе их купила… — сказала мама.
— Но я же не девочка!

— Какая разница ? Я же вижу что тебе хочется носить девичью одежду ! Поэтому и купила тебе весенние колготки.
Как мама узнала, что мне хочется носить девичью одежду, я не знал. В чём-то действительно она была права. Одна часть меня хотела одевать девичью одежду, испытывая от этого какое-то наслаждение и тайную страсть, а другая часть меня сопротивлялась и призывала быть нормальным пацаном и выкинуть все эти девчачьи штучки из своей жизни.
Но в итоге победила именно девчачья часть моей души. Я начал носить тонкие весенние колготки. Кроме того, мама купила мне ещё и две пары настоящих девичьих трусиков, которые в результате полностью заменили мои мужские трусы и я стал постоянно их носить… Но ещё более унизительным стало однажды увидеть в моём шкафу женский бюстгальтер 1-го размера. Мама почти не смогла внятно объяснить зачем мне бюстгальтер , если у меня нет женских грудей. Но носить бюстгальтер мама меня очень настойчиво заставляла. До тех пор пока я не понял, что к чему. Месяца через два я заметил, как моя грудь начала набухать и увеличиваться в размерах, приобретая совсем не мужские черты. Из-за чего это происходит я не догадывался. Где-то к 1 сентября, к началу нового учебного года, моя грудь выросла до таких размеров, что мне уже приходилось скрывать её от окружающих. И бюстгальтер 1-го размера стал мне подходить идеально. Естественно, это вызвало большое смущение и подавленность у меня. Я постоянно расспрашивал маму о том, что со мной происходит, но мама лишь намёками давала понять мне, что мне нужно постепенно становиться девочкой, это для моего же блага.

Поначалу в школу мне приходилось надевать очень просторные, широкие кофты, чтобы скрыть свою большую грудь. И это поначалу помогало, хотя уже многие знали, что со мной происходит что-то странное. У меня и голос стал похож на девчачий и манеры поведения. Да и бюстгальтер, который я носил под кофтой, однажды заметили одноклассники. Это произошло, когда я сидел на уроке, а сидящие на парте сзади пацаны заметили, что под моей кофтой просвечивают лямки бюстгальтера. Они шутя ухватили меня за лямку бюстгальтера и я понял, что моя тайна раскрыта…

После этого все пацаны меня стали обзывать «п и д а р о м» и даже слегка бить. От этого я плакал, как девочка-плакса. Своё спасение я стал искать в обществе девочек. Только девочки могли меня немного понять, поддержать и принять в своё общество, и то далеко не все девочки.
Через пару месяцев моя грудь выросла ещё больше, и теперь даже толстая кофта не помогала скрывать грудь от окружающих. И вот однажды мама запретила мне одевать эту широкую кофту, купив мне жёлтую обтягивающую девичью кофточку-сорочку, вместо прежней грубой мужской кофты. Одев эту кофту, первое что я увидел в зеркале, это два бугорка выступающих из под кофты — так ярко выделялась моя грудь. Я чуть было не заплакал, представив, что в таком виде надо будет идти в школу. Но деваться было некуда, на следующий день в школе я выглядел почти как девочка в этой девичьей обтягивающей кофте. Насмешек надо мной было море, но приходилось всё терпеть. Было тяжело поначалу, а потом многие уже начали привыкать к тому, что я полу-мальчик, полу-девочка, и особо не приставали ко мне.

Учителя тоже поначалу относились ко мне очень негативно и даже вызывали родителей в школу (точнее маму, поскольку воспитывала меня одна мама, папа ушёл от нас ещё в детстве). И маме удалось заверить учителей, что ничего страшного со мной не происходит, она сказала учителям, что у меня такая странная болезнь, из-за которой я постепенно превращаюсь в девочку и ей даже удалось уговорить их, чтобы они относились ко мне повнимательней и повежливей.
Таким образом постепенно отношение всех ко мне смягчилось, и через какое-то время я осмелел(а) и начала сама делать себе косметику. В общем как и все девочки начала стремиться выглядеть красивой. Естественно при помощи мамы — она купила мне косметичку и научила краситься. Теперь я стала ходить в школу только красиво накрашенная.

Через какое-то время я полностью перешла на женскую одежду. Я осмелела и начала надевать в школу юбку, колготки, туфли на высоком каблуке, блузочку… В общем была в полном наряде. И ещё причёску мне сделали красивую в женском салоне красоты.
Так началась моя девичья жизнь. Как в последствии мне стало известно, мама в тайне подмешивала мне в пищу женские гормоны, благодаря которым выросла моя грудь, феминизировалась внешность, изменился голос. Сделала это мама по причине того, что думала так будет лучше и ей и мне, она всегда мечтала, чтобы я была девочкой, а мне в обществе было бы тяжело жить с таким слабым характером, если бы я остался мужчиной.
Может быть она и права. По крайней мере сейчас я почти смирился с тем, что я теперь девушка и вижу в женской жизни массу преимуществ…
http://www.rsex.ru/s.php/4993.htm