Люди в арктике

Население

Около половины населения Арктики проживает на российских территориях. Три самых крупных российских города заполярья — это Мурманск (чуть более 300 тыс. человек), Норильск (свыше 170 тыс. человек) и Воркута (около 60 тыс. человек). Численность населения норвежского Тромсё — 71 тыс. человек, исландского Рейкьявика — более 100 тыс. Севернее 78-й параллели постоянных поселений нет.

Большинство из 4 млн человек, населяющих Арктику, проживает на территориях, выходящих к Северному Ледовитому океану. Этнический состав — европеоиды и несколько крупных групп коренных народов, веками селившихся на Крайнем Севере. Европеоиды составляют значительную часть населения Сибири и Гренландии, а в Исландии уже практически стали большинством. В ХХ веке в Арктику устремились люди, которых привлекала возможность заработка на открывающихся месторождениях полезных ископаемых. Во многих регионах Крайнего Севера этот приток существенно изменил баланс между пришлым и коренным населением.

Первыми европейскими поселенцами в Арктике были русские. Потомки русских иммигрантов, составляющие коренное население Крайнего Севера — это поморы, усть-цилемцы, марковцы, колымчане и гижигане. В настоящее время численность этих этнических групп невелика.

Инуиты (эскимосы), проживающие в Канаде и Гренландии, — наиболее однородная в этническом плане группа. Общая численность инуитов — около 170 тыс. человек, включая 1,5 тыс. живущих в Сибири и на юго-западе Аляски.

Представители европеоидной расы проживают в основном в больших городах, расположенных южнее Северного полярного круга: Уайтхорс (провинция Юкон), Йеллоунайф (северо-западные территории), Фэрбанкс и Анкоридж (Аляска) и Нуук (или Готхоб, Гренландия). Несмотря на то что инуиты составляют подавляющее большинство населения северной Аляски, на нефтедобыче работает много приезжих.

В арктической части России живут поморы — этот народ считается этнографической группой русского старожильческого населения. Другие народы, проживающие в прибрежных районах Арктики — якуты (500 тыс. человек), долганы (более 7 тыс. человек), эвенки, эвены (более 21 тыс. человек), карелы, ненцы, чукчи, коряки и другие.

Самыми многочисленными коренными народами на данный момент являются саамы (лопари) в европейской части Арктики, тунгусы, юкагиры и чукчи на востоке России и североамериканские эскимосы-алеуты, проживающие в прибрежных районах от Берингова моря до Гренландии и на Чукотке.

Когда-то эти народы были кочевыми, но сейчас ведут полукочевой или оседлый образ жизни, занимаясь охотой, рыбной ловлей, оленеводством, ремёслами и традиционными видами искусства. Многие представители устраиваются на работу в города и постепенно становятся частью общества стран, в которых живут. Также многие исконные жители Арктики стремятся к самоопределению. Существуют и серьёзные опасения, связанные с развитием промышленности в регионе, так как это будет препятствовать традиционным видам деятельности местного населения — например, оленеводству.

В Арктическом совете представлены шесть организаций коренных народов: Международная ассоциация алеутов, Арктический совет атабасков, Международный совет гвичинов, Приполярный совет инуитов, Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, Совет саамов.

Версия для печати

ТЕРРИТОРИЯ, НАСЕЛЕНИЕ И РЕСУРСЫ АРКТИКИ

Площадь всей территории Арктики — 27 миллионов квадратных километров. Для сравнения, в Таймырском Долгано-Ненецком округе поместилось бы 611 Санкт-Петербургов и 14,5 тысячи Анадырей, а в самом большом Таймырском районе — 7 таких городов, как Москва. При этом в самой Москве население в 10 раз больше, чем во всей Арктике.

Всего в районе находится 37 городов и 40 рабочих посёлков, а живут в них 2,1 миллиона человек — это 89 % населения Арктики. Из них 40 % живут в 16 моногородах и работают на местных градообразующих предприятиях.

В Норильске реже умирают, и коэффициент прироста населения выше, чем в Москве и Петербурге. Он составляет 9 человек на 1000 жителей, в то время как в Москве и Петербурге прирост почти в 9 раз меньше. Всё дело в том, что из-за климата и недостаточно развитой инфраструктуры в Арктике люди пожилого возраста зачастую переезжают в другие части страны.

В Арктике добывают 90 % всего объёма никеля и 96 % платины, а также в целом производят значительную часть всего ВВП России — 20 %. Арктика — один из самых богатых природными ресурсами районов России. При этом больше половины стоимости всего добытого и произведённого в Арктике составляют транспортные издержки из-за отдалённости региона и его плохой доступности.

на что влияет ВЕЧНая МЕРЗЛОТа

Посмотреть интерактивную карту Арктики можно на сайте ​

Условия жизни в разных городах Арктики сильно отличаются. Большую часть из них построили в советское время специально для добычи полезных ископаемых. Строительство сильно осложняли недостаточно развитая инфраструктура и вечная мерзлота: из-за отсутствия дорог было трудно доставить многие материалы, а для строительства домов зачастую приходилось нагревать землю, чтобы вбить в неё бетонные сваи.

Например, благодаря тёплому течению Гольфстрим в Мурманске, расположенном в заливе Баренцева моря, климат намного мягче, чем в большинстве других городов Арктики. Там стабильно работают и железные дороги, и авиация, и морское сообщение, что связывает город как с российскими, так и европейскими центрами.

Мурманск сегодня — самый большой город мира, расположенный за полярным кругом: в нём живут 295 тысяч человек. В город Певек с намного более суровым климатом круглый год можно добраться только на самолёте, а сообщение по морю зависит от изменчивой погоды.

Самые длинные дороги в Арктике ведут через Архангельск и города Мурманской области. В них образ жизни горожан почти не отличается от центральной части России. Люди живут в обычных квартирах, пользуются общественным транспортом, а в магазинах могут купить продукты на любой вкус.

В более удалённые от центра районы доставлять товары намного сложнее, поэтому ассортимент в магазинах зачастую ограничен, а цены заметно выше. Меньше всего дорог, например, на Чукотке. Чтобы разнообразить свой рацион, жители подобных регионов чаще занимаются охотой и рыбалкой.

Несмотря на это, в большинстве арктических городов хорошо развита социальная инфраструктура. Больше всего школ находится в том же Чукотском районе: на 10 тысяч человек здесь приходится 13,81 школы. В Москве, для сравнения, на те же 10 тысяч человек есть всего одна школа. Меньше всего школ в городе Апатиты — 1,59 учреждения.

Из-за неразвитой инфраструктуры почту в большую часть Якутии доставляют по воздуху, а в отдалённые сёла Чукотки выписанные газеты и журналы доходят с опозданием в полтора-два месяца.

как живут в АРКТИЧЕСКИХ СёЛАХ

10 % населения всей Арктики живёт в сельской местности. Такие районы зачастую сильно удалены от региональных центров, и добраться до них можно только по заснеженной дороге, воде либо воздуху. Расстояние от села Кюсюр до ближайшей больницы — 125 километров. Преодолеть его можно на самолёте за 50 минут, на машине за сутки, а на лодке за 27 часов.

В арктических сёлах люди живут в основном в одноэтажных зданиях, при этом там есть школы, детские сады и проведено электричество. Чаще всего государственные учреждения отапливают печами с помощью дров и угля, но и жилые дома нередко остаются неподключёнными к централизованной отопительной сети. Водопровода и канализации в жилых зданиях обычно нет: туалетом служит ведро, а вместо душа люди ходят в бани, в том числе и общественные.

Бензин и продукты в сёла доставляют по Северному морскому пути, а затем баржами по рекам. Из-за сложностей с доставкой в магазинах редко можно встретить овощи и фрукты, а стоят они гораздо дороже, чем в центральных городах России. Топливо продают по квотам.

Большая часть жителей в сёлах работают в государственных учреждениях. При этом деньги почти не играют роли в их повседневной жизни: все знают друг друга, поэтому в магазинах можно получить продукты «под запись» и отложить оплату на неопределённый срок.

Человек в Арктике: депрессии и удовлетворённость трудом

В отношении психического здоровья в Арктике в первую очередь исследуется депрессия: её распространенность, генезис, социальные факторы. Этот интерес не случаен, поскольку, согласно данным ВОЗ, депрессия в настоящий период выходит на второе место по уровню смертности населения после ишемической болезни сердца.

Давно замечено, что депрессии чаще формируются на территориях, где выявляется дефицит солнечного света в зимние месяцы. Особенно значимой эта причина признаётся в генезе коллективных депрессий, связанных с климатом и тяжёлыми условиями полярной ночи, так называемых арктической депрессии и эпидемии самоубийств у эскимосов.

Сезонные изменения настроения у людей, проживающих в высоких широтах, исследовались с помощью опросов населения в регионах субарктической и арктической зоны. Установлено, например, что в Канаде каждый десятый житель подвержен сезонным изменениям настроения.

В Финляндии в опросе приняли участие две тысячи двести девяносто три человека в возрасте от двадцати пяти до семидесяти девяти лет. Депрессивное настроение отмечалось в семнадцати процентах случаев. Среди обследованных только около 50% лиц с депрессией выражали желание пользоваться услугами службы ментального здоровья.

В случайной выборке жителей Австралии обнаружена достоверная связь между снижением настроения (определяемым по отчётам здоровых испытуемых) в зимний период, по сравнению с летним, и индивидуальным сдвигом фазы суточной поведенческой активности зимой. Однако в эксперименте с искусственно организованным 20-часовым суточным ритмом, напротив, не найдено различий между пациентами с сезонной депрессией и здоровыми испытуемыми ни по уровню настроения, ни по времени эндогенного циркадного минимума температуры тела.

Проводились исследования сезонных изменений психологических симптомов с использованием таблицы Хопкинса у жителей США. Изменения симптомов наблюдались у трёхсот четырнадцати мужчин и у тысячи пятисот пятидесяти шести женщин. Полученные данные подтвердили роль светового воздействия на синхронизацию годовых ритмов настроения. Распространённость депрессий в зимнее время у женщин оказалась в два раза выше, чем в другие сезоны. Значимые обратные корреляции обнаружены между дневным светом и симптомами беспокойства и депрессии.

Вместе с тем, в США получены данные, согласно которым женщины с хроническими эмоциональными расстройствами проявляют депрессивность в ответ на световой стимул низкой интенсивности. Мышление у лиц данной группы оказалось более негативным, чем в сравниваемой группе. Формирование зимней депрессии у женщин также могут обуславливать отрицательные когнитивные и поведенческие проявления.

Связь зимних депрессий с различными аномалиями личности явилась темой специального исследования учёных Норвегии. Была изучена личностная структура восьмидесяти двух пациентов, согласно пятифакторной модели личности. Средние оценки пациентов по таким факторам, как согласие, динамизм и эмоциональная стабильность, были значительно ниже, чем в контрольной группе. В ряду конституциональных свойств, присущих пациентам с сезонной депрессией, выделяется особый аффективный темперамент, обусловливающий уязвимость не только к воздействию средовых, соматогенных, медикаментозных факторов, но и к смене времени года и географической широты местопребывания.

При исследовании распространения сезонной депрессии в городской популяции, проведённом отделом прикладной общественной науки Стерлингского университета Шотландии, выявлены группы риска, состоявшие из пациентов, у которых ведущим фактором формирования депрессий явились эмоциональные реакции на социальную ситуацию. Они были представлены драматическими эпизодами биографии, серьёзными частными проблемами и тяжёлыми условиями быта. Причём наиболее уязвимыми в этом плане оказались национальные меньшинства. Неглубокие эмоциональные расстройства, но также значимые для склонности к депрессиям, были обнаружены у четверти респондентов. Сезонные депрессии чаще наблюдаются у женщин в возрасте от двадцати до сорока лет. Соотношение по полу составляет у них один к шести. Доля женщин от числа всех обследованных составляет от 59% до 94%. Сходные показатели приводят отечественные исследователи, изучившие сезонную депрессию в Сибирских регионах России.

Первые признаки сезонных колебаний самочувствия («психологическая ундуляция восприятия времён года») могут появляться уже в детстве или в подростковом периоде, однако наибольшая их частота приходится на третье десятилетие жизни – двадцать-двадцать девять лет.

Депрессии на территории Ямала изучались, прежде всего, с учётом фактора арктического стажа. У мигрантов с малым арктическим стажем, работающих на Севере менее 10 лет (в среднем 7), значения в возрастных группах не претерпевали изменений. У лиц, проживших более 10 лет (в среднем 20), уже в 30-летнем возрасте отмечено ухудшение показателей по шкале депрессии (различия достоверны в каждом последующем десятилетии).

Следует отметить, что мигранты, то есть обследованные представители пришлого населения, относились к славянской группе и приехали либо были рождены лицами, мигрировавшими в места освоения новых месторождений нефти и газа из Средней Полосы, Юга России и стран СНГ. Обследованные представители коренного малочисленного населения Севера (КМНС) относились к самодийской (ненцы) группе.

При изучении депрессий использовали шкалу Self Rating Depression-SDS, адаптированную в Санкт-Петербургском научно-исследовательском психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева (Т.И. Балашова, 1988; W.W.K. Zung, N.S. Durham, 1965). При относительно невысоком уровне депрессии, особенно если наряду со снижением настроения наблюдаются астенические проявления, что является весьма частым феноменом в Арктике, шкала является более чувствительной, чем другие экспериментальные методы. Использование шкалы SDS способствовало также выявлению лиц с повышенным риском нервно-психической дизадаптации и страдающих слабовыраженными, стёртыми, «матовыми» формами депрессий. У здоровых лиц сумма баллов по шкале SDS не должна была превышать 34 баллов (П.И. Сидоров, А.В. Парняков, 2002).

Различия по депрессии у мигрантов в период полярной ночи и полярного дня получены только у мужчин. При этом депрессия достоверно глубже летом (отставленная реакция на длительный напряжённый труд, связанная с истощением адаптационных ресурсов организма). Кроме того, достоверно разнились полярной ночью и в светлый период (летом) значения депрессии у молодых мужчин в возрастной группе 20-29 лет. Корреляционный анализ показал связь с трудовым фактором: в этом возрасте двойная адаптационная нагрузка – и в профессии, и в трудовом коллективе. Эти данные совпадают с исследованиями финнов. В частности сотрудниками регионального института профессионального здоровья г. Оулу изучались сезонные изменения психических процессов у оленеводов в арктической зоне северной Финляндии. Были обследованы тысяча двести пятьдесят один человек, средний возраст которых составил сорок три года, из них более тридцати процентов всё время занимались оленями. Распространённость психических расстройств у них составила четырнадцать процентов, пик депрессии приходился на светлый сезон.

Депрессия у мигрантов в Арктике углубляется в старших возрастных группах, у коренного населения к старшему возрасту депрессия нивелируется. Также получены данные о резком преобладании женских депрессий в сравнении с мужскими, среди лиц, проживающих в Арктике, как среди ненцев (1:6,5), так и славян (1:5). Добавим, что в средней полосе, согласно данным Погосовой, соотношение депрессий у мужчин и женщин составляет 1:2,2.

В целом, анализ данных с учётом этнического и возрастного фактора показал следующее: у ненцев в Арктике молодой возраст – это депрессивность, матовый фон настроения. Зрелый возраст – оживлённость, активный фон настроения. Риск по депрессии – молодые возрастные группы. В то же время, пришлое население Арктики – это ухудшение эмоционального фона и угасание эмоциональных реакций к зрелому возрасту. Риск по депрессии – старшие возрастные группы. Тот факт, что эмоциональная сфера у аборигенов менее оптимистична и менее устойчива в молодом возрасте, может быть связан с трудностями социализации, непростым северным бытом, проблемами с трудоустройством.

При корреляционном анализе получены достоверные связи между депрессией и социальными факторами. У ненцев более тесные корреляционные связи между социальными факторами и депрессией обнаружены в молодых возрастных группах, у славян – в старшем возрасте. И у славян, и у ненцев были получены корреляции депрессии с бытом, работой, общением, семейным фактором.

Следует отметить, что одна из особенностей эмоциональной регуляции для обеспечения внутреннего комфорта человека заключается в усилении депрессии. В экстремальных условиях жизнедеятельности, требующих от человека большого напряжения сил, сниженная матовая эмоциональность играет охранительную роль, обеспечивая должный уровень витальных потребностей путём ограничения активности, сохранения энергии и жизненных сил. У мигрантов депрессия обеспечивает также психологическую защиту, предохраняя от чрезмерной активности, ненужных контактов и перегрузок.

Структуру «ценностного ядра» жителей Арктики, в первую очередь, составляют абсолютные ценности, определяемые как отношение к поставленной цели или к чему-то очень желательному, такие как наличие семьи и любовь к детям, а также ценности, означающие определённые человеческие качества или характерологические черты, свойственные человеку в текущей жизни. «Ценностное ядро» жителя Арктики, согласно анализу шкалы «свободного выбора ценностей», имеет следующую структуру (шкалирование по количеству выборов):

— Наличие семьи – 51,6%;

— Любовь к детям – 50,5%;

— Мудрость – 45,3%;

— Доброта – 42,1%;

— Порядочность – 38,9%;

— Любовь – 33,7%;

— Наличие детей – 33,7%;

— Уважение к людям – 32,6%;

— Терпимость – 30,5%;

— Честность – 30,5%;

— Прямота, откровенность – 27,4%;

— Искренность – 27,4%;

— Чувство юмора – 27,4%;

— Терпение – 27,4%.

Сочетание устойчивых и наследственных психологических признаков, свойственных психическому складу этноса и влияющих на позитивное отношение к здоровью, формируется через посредство обычаев, привычек, жизненных порядков, характеризующих стойкие черты психического склада этноса.

Использование многофакторного личностного опросника СМОЛ позволило обнаружить устойчивые паттерны черт (profile codes), характерные для мигрантов Арктики и коренных северян. Выявленный код профиля СМОЛ у представителей коренного населения составляет 6, 9, 8, 1. Это свидетельствует о том, что у коренных северян ядром личностных характеристик являются плотные, упругие и стеничные свойства: высокая 6-я шкала проявляет упорство, целеустремлённость и высокую аффективную заряжённость, а 9-я — природный оптимизм и живость.

У большинства коренных северян присутствует повышенный фон настроения, постоянная активность, высокий жизненный тонус, энергия. Они обладают находчивостью, верны своим установкам и ценностям, прямолинейны и тверды в отстаивании их. В них есть практичность и аккуратность; они ценят жизненный опыт и предпочитают лидировать во всём.

Коренных северянок отличают жизнелюбие, высокая нравственная требовательность и оптимизм. У них сильно стремление к самобытности, выполнению традиционной роли хранительницы очага, выражена ориентация на правила и поверия. Они исполнительны, сдержанны, осторожны и осмотрительны. Это обусловлено тем, что бытовые обязанности и вся ответственность за очаг и жилище у коренных северян всегда были возложены на женщину. Поэтому они также порой излишнее беспокойны и тревожны, чутки к опасности, и откровенно боятся вторжения чуждого и инородного в свой внутренний и духовный мир. В отличие от женщин, у мужчин обнаруживается эмоциональная устойчивость и относительно низкая социальная чувствительность. Для них характерно чувство ответственности, хороший самоконтроль, рационализм, реалистичность и сдержанность. Это объясняется у мужчин традиционной занятостью и особенностями охотничьего промысла, которые всегда заключалась в том, что представители коренного этноса старались не наносить ущерба природе, а брали от нее только необходимое для проживания.

Характерологически женщины коренного этноса отличаются от мужчин более развитым чувством ответственности, совестливостью, обязательностью, скромностью. Им свойственна эмпатийность, чувство сострадания и сопереживания, тонкая нюансированность чувств, установка на конгруэнтные отношения с людьми и душевное согласие с ними, склонность к альтруизму. Мужчины в свою очередь более свободны в своих проявлениях, проявляют большую независимость и раскованность во взаимоотношениях с окружающими. Их характеризуют целостное восприятие окружающего мира и хорошо развитая интуиция.

У мигрантов в Арктике выявленный код профиля СМОЛ составляет 1, 3, 2, 8. Мигранты неторопливы, медлительны, основательны, склонны к стабильности. Они имеют крепкую волю, чёткую гражданскую позицию, обладают большим личностным потенциалом и богатой палитрой эмоций. Они легко примеряют на себя различные социальные роли, обладают высоким интеллектом, чувством коллективизма и высоким уровнем притязаний. У них сильна потребность в сопричастности к общему настроению, среди них часто встречаются альтруисты.

Мигрантки, как правило, обладают ярко выраженной индивидуальностью. Они часто проявляют эстетическую одаренность, а к житейским трудностям относятся легче, чем мужчины. В них больше радужного мироощущения, они более беспечны и уверены в будущем. Для них важнее, нежели для мужчин социоэкономический статус, материальные блага, а также личные амбиции. Они чаще проявляют зависимость от сиюминутных побуждений, а их высказывания и действия порой опережают планомерную и последовательную продуманность поступков. Кроме того, среди них много личностей мягких, впечатлительных, ранимых.

Мужчины-мигранты трудолюбивы, упрямы, изобретательны, но также склонны к идеализации, сентиментальны и часто в общении проявляют полярные тенденции — от восторженности до вспыльчивости. У «среднего» мигранта сдержанность и трудолюбие противоречиво сочетаются с ребячливостью и авантюрностью.

Изучена удовлетворённость жителей разных этнических групп Арктики микроклиматическими условиями труда, содержанием деятельности, взаимоотношениями с руководителями и коллегами и другими факторами. Использовался опросник удовлетворённости трудом (В.П. Захаров, 1982, А.А. Кузьмин, 2005).

Анализ социальной адаптированности в трудовой сфере — одной из наиболее значимых сфер жизни — показал однотипные тенденции в разных этнических группах. Основной фактор неудовлетворенности работой в обеих этнических группах – это несоответствие заработной платы вложенному труду. Другими негативными факторами стали сравнение с заработной платой на других предприятиях и качество рабочего оборудования.

Кроме того, среди важнейших факторов неудовлетворённости работой и в той и в другой этнической группах выделены стиль руководства и эргономика (физические условия труда и отдыха – холод, шум и т.д.). Эмоциональная удовлетворённость трудом очень важна для мигрантов, а возможность профессионального продвижения – для коренных северян.

При анализе достоверные различия получены в этнических группах только по двенадцатому пункту опросника удовлетворённости трудом. Мигранты хуже оценивают возможность использования на работе своего опыта и способностей. В свою очередь, коренные северяне озабочены слаженностью коллектива, своим служебным положением и распорядком рабочего дня.

Таблица «Удовлетворённость населения Арктики микроклиматическими условиями труда»

Шкалы удовлетворённости

Некоренной этнос

Коренной этнос

мужчины

женщины

оба пола

мужчины

женщины

оба пола

— предприятием (1)

1,85±0,17

1,88±0,16

1,87±0,12

2,00±0,33

1,80±0,14

1,84±0,13

— физическими условиями труда и отдыха (2)

2,12±0,19

2,02±0,15

2,06±0,12

2,10±0,28

2,20±0,16

2,18±0,14

— работой (3)

2,04±0,20

1,95±0,15

1,99±0,12

1,80±0,33

1,71±0,11

1,73±0,11

— слаженностью коллектива (4)

1,88±0,19

2,02±0,15

1,97±0,12

1,60±0,31

1,90±0,14

1,84±0,13

— стилем руководства начальника (5)

2,04±0,18

2,17±0,16

2,12±0,12

2,20±0,47

2,15±0,17

2,16±0,16

— профессиональной компетенцией начальника (6)

1,88±0,16

1,85±0,14

1,87±0,11

2,00±0,39

2,05±0,19

2,04±0,15

— заработной платой в соотношении с трудозатратами (7)

2,65±0,23

2,63±0,18

2,64±0,14

2,50±0,43

2,56±0,17

2,55±0,16

— заработной платой в сравнении с другими предприятиями (8)

2,58±0,22

2,37±0,15

2,45±0,12

2,00±0,33

2,39±0,16

2,31±0,14

— качеством рабочего оборудования (9)

2,42±0,22

2,24±0,17

2,31±0,13

2,50±0,34

2,37±0,18

2,39±0,16

— служебным и профессиональным положением (10)

1,92±0,18

1,78±0,10

1,84±0,09

1,90±0,18

2,02±0,12

2,00±0,10

— служебным и профессиональным продвижением (11)

1,85±0,21

1,95±0,14

1,91±0,11

2,40±0,50

2,07±0,14

2,14±0,15

— возможностью использовать свой опыт и способности (12)

1,96±0,20

1,90±0,14*

1,93±0,11*

1,90±0,23

1,56±0,08

1,63±0,08

— требованиями работы к интеллекту человека (13)

1,81±0,18

1,85±0,11

1,84±0,10

2,00±0,21

1,80±0,10

1,84±0,09

— распорядком рабочего дня (14)

1,85±0,22

1,85±0,14

1,85±0,12

2,100,31±

2,00±0,15

2,02±0,13

*-р<0,05 (статистическая значимость различий в группах)

К позитивным факторам коренные северяне относят возможность реализации на рабочем месте своего опыта и способностей и эмоциональную удовлетворённость от выполняемой работы. В свою очередь, мигрантам важен социально значимый аспект своего труда: удовлетворённость предприятием, служебным положением, возможность максимально использовать свой интеллект. Кроме того, их вполне устраивает профессиональная компетенция начальника и график своей работы.

Изучение удовлетворённости населения Севера микроклиматическими условиями труда показало, что основной фактор удовлетворённости работой – это соответствие заработной платы вложенному труду. Другими факторами стали сравнение с заработной платой на других предприятиях и качество рабочего оборудования. При этом для мигрантов более значима зарплата, а для коренных северян – оснащённость рабочего места. Кроме того, среди важнейших факторов удовлетворённости работой и в той, и в другой популяции выделены стиль руководства и эргономика (физические условия труда и отдыха – холод, шум и т.д.).

Среди основных жизненных ценностей северяне выделяют счастливую семейную жизнь, физическое и психическое здоровье; любовь; наличие друзей, материально-обеспеченную жизнь и уверенность в себе. Здоровье как фактор удовлетворённости ставится на второе по важности место после семейной жизни.

Вера Александровна Лобова, кандидат психологических наук, доцент кафедры педагогики и психологии Югорского государственного университета, Ханты-Мансийск