Лунная соната как играть

Как сыграть «Лунную сонату»

Есть одна очевидная причина того, что первая часть так называемой «Лунной сонаты» стала одним из самых знаменитых произведений во всей фортепианной музыке. Бетховен посвятил её одним особенно скверным днём своей ученице, графине Джульетте Гвиччарди, молодой женщине, к которой этот взъерошенный сочинитель питал всепоглощающую, изнуряющую, но абсолютно безответную любовь. И это заметно. Это не столько музыкальное произведение, сколько пояснение того, как себя чувствовало его сердце; средство, с помощью которого Бетховен изгнал из своей души накопленные вожделение и отчаяние. «Даже сегодня, 200 лет спустя, неистовство сонаты просто потрясает», — сказал музыкальный теоретик Чарльз Розен.

На самом деле, некоторые пианисты зашли настолько далеко, что заявляют, будто исполнять этот фундаментальный труд убедительно возможно. Только если ты в действительности влюблён, и что чувствительный слушатель поймёт, на инстинктивном уровне, все мучения исполнителя просто по нежности его игры. Когда игра хороша, «Лунная соната» превращается в крайне растянутый акт прелюдии.

И именно поэтому вы должны научиться её играть. К концу каждой приличной домашней вечеринки, когда хвастуны и шарлатаны со своим пустым бахвальством уже выдохлись, и настроение становится всё более похожим на поверхность озера Люцерн (отразившийся от которого лик луны, как считается, вдохновил поэта Рельштаба дать бетховенской Сонате для фортепиано № 14 до-диез минор, оп. 27 № 2 её ставшее таким известным название), именно тихий человек, который умеет отбарабанить это произведение Бетховена, становится тем, кто получает девушку.

Поскольку это соната, она в действительности состоит из трёх частей, и многие исследователи сокрушались по поводу популярности первой в ущерб двум остальным – даже сам Бетховен, сказавший: «Я что, не писал ничего лучше?». Но, тем не менее, первая часть, Adagio Sostenuto, стала той, где живёт лунный свет. И её может сыграть даже самый неопытный новичок.

Есть несколько обоснований того, что вы будете в состоянии исполнить первый и самый важный фрагмент «Сонаты». Вы знаете её наизусть, так что нет никакой необходимости застревать, пытаясь узреть смысл в пожелтевших и слегка пованивающих нотных тетрадях, сидя на табурете. Она ритмически выдержанна, остинатное тройное движение правой руки остаётся неизменным от начала и до конца. Левой руке в это время дозволено играть только простые октавы и время от времени трёхнотный аккорд, чью среднюю ноту, наверное, можно для удобства и пропустить. Частично причина неугасаемой популярности «Сонаты» среди начинающих пианистов заключается в её относительной технической простоте: никаких изменений темпа, резких скачков по всей клавиатуре, и она играется довольно медленно. На самом деле, большинство исполняет её слишком быстро.

И есть ещё мелодия, которая по своей невинности и наивности соперничает с «Самбой на одной ноте». В тексте её можно изобразить следующим образом:

Дee, дe-дeeeeeeeeee

Дee, дe-дeeeee

Дeeeeeeeeeee

Дeeeeeeeeee

Дeeee, дeeee

Но при правильной подаче её мучительная красота вряд ли не сможет разжечь огонь в чреслах вашей намеченной жертвы, и вскоре она уже воспылает необъяснимым желанием.

Есть также одна или две проблемы. Вся эта мелодия играется лишь одним мизинцем правой руки, и чтобы заставить её «петь», требуется способность использовать этот палец абсолютно независимо от всей остальной руки и вне зависимости от того, чем заняты остальные пальцы. После кончины механической печатной машины, мало какие занятия требуют этой конкретной моторной функции, так что по большей части человечество её утратило. Что ещё хуже, как вам скажет любой анатом, расположение сухожилий на тыльной стороне человеческой ладони также совсем не способствует подобным вещам.

Поэтому, до того как вы подойдёте к такому колоссу чугунного литья и мебельного производства, каким является фортепиано, потренируйтесь пользоваться мизинцем. Положите кончики пальцев правой руки на столешницу, разогните их так, чтобы ладонь стала параллельна поверхности стола и – не шевеля ни одним другим пальцем – попробуйте постучать по ней своим мизинцем с регулярными интервалами. Практиковаться можно везде – в офисе, пабе или пробке.

Следует также понимать, что «Лунная соната» исполняется в относительно непростой тональности до-диез минор, где используется множество чёрных клавиш. Как бы то ни было, это будет настоящей сложностью, только если вы уже учились играть на пианино, и до этого все ваши упражнения ограничивались игрой на больших и более простых для новичка белых клавишах до-, фа- и соль-мажор. Если же вы никогда не сидели за пианино, все тональности будут для вас одинаково сбивающими с толку, так что в это отношении у вас есть преимущество перед кем-нибудь с 3 степенью.

В конечном счёте, вы не будете уметь играть на пианино, но пусть вас это не смущает. При необходимом упорстве это будет вполне возможно, только помните, что этот трюк не стоит проворачивать на любом вечере, где присутствует Даниэль Баренбойм или Андре Превин.

Подойдите к сверкающему, окрашенному в цвет эбенового дерева Хаммерклавиру, как бы его назвал Бетховен. Это также может быть палисандр или орех, но суть в том, что если гитара или скрипка – это просто музыкальные инструменты, пианино – предмет мебели, и его нужно перебороть, а не только играть на нём. Не позволяйте ему почувствовать, что вы нервничаете. Сядьте прямо по центру клавиатуры, на расстоянии где-то половины руки, ноги на полу перед вами так, чтобы педали были в пределах досягаемости.

Теперь в целях улучшения ориентации, определите местонахождение клавиши Middle C, которая раньше во время обучения называлась клавишей, находящейся сразу после двух чёрных рядом с замком. У современных пианино обычно нет замков, но Middle C осталась, и будет она, как ни странно, рядом с серединой.

Клавиатура покажется вам огромной и непонятной; полноразмерный рояль обладает 88 клавишами, разбросанными на ширину почти полутора метров. Вообще, в плане энгармонизма западная музыка полагается всего лишь на 12 клавиш, и если вы присмотритесь, то заметите, что последовательность семи белых (от A до G), между которыми находятся чёрные клавиши (все группы из двух, одна из трёх) просто повторяются на клавиатуре семь раз.

Для любой гаммы, название которой вас заинтересует – в этом случае это до-диез минор – нужно только семь клавиш; они повторяются, но растёт высота. Так что высокие ноты справа, низкие – слева.

Найдите Middle C ещё раз. Прямо справа и немного позади находится чёрная клавиша – С Sharp или до-диез. Поместите средний палец правой руки прямо на неё (пальцы согнуты, запястья и локти прямые).

Теперь, не шевеля этим пальцем, поставьте свой правый большой палец на среднюю клавишу из тех трёх, что расположены слева (G Sharp или соль-диез). Наконец, положите тот проблемный мизинец на E (ми), т.е. белую клавишу прямо справа от пары чёрных, с которых мы начали.

Нажмите на эти клавиши слева направо (G Sharp, C Sharp, E) четыре раза и с одинаковой продолжительностью. Тут вы должны узнать начало «Лунной сонаты».

Теперь вторая рука. Поместите большой палец на С Sharp под клавишей, которую мы уже идентифицировали, и мизинец на клавишу ещё ниже. Теперь нажимайте на педаль с правой стороны и снова повторите движения правой руки, но нажмите в начале сразу две клавиши пальцами левой руки. Вы уже исполнили первый такт произведения или, скажем по-другому, первые четыре доли из 276, которые и составляют всю сонату. Передохните и выпейте чего-нибудь.

Следующий такт (т.е. следующие четыре доли) точно такие же в плане движений вашей правой конечности. Единственное отличие в том, что левая рука двигается на клавишу B (ми) – она белая, и находится справа от трёх чёрных под группой из двух клавиш, на одной из которых сейчас находится ваш левый большой палец. Теперь, как вы, вероятно, уже заметили, вербальное объяснение всех движений вот-вот станет таким же лёгким, как перевод Ветхого Завета на Letraset. К счастью, ваши уши помогут вам больше, пусть это и необязательно справедливо по отношению к композитору.

Ритм правой руки абсолютно регулярный, и вы обнаружите, что его большую часть можно разбить на группы из трёх нот, которые повторяются четыре раза, но иногда только два или один. В финале каждый такт должен звучать примерно одну секунду, но пока вы обучаетесь, это не так важно.

Поскольку я уже имею играть эту сонату, я понятия не имею, сколько времени у вас займёт, чтобы научиться этому таким способом, но боюсь, что это может быть по-настоящему долго. Возможно, вы лишитесь друзей, станете одиноким и страдающим от истощения, что является некоей традицией среди действительно увлечённых музыкантов. Награда, как бы то ни было, будет несоразмерно больше.