Лучшие родители

Содержание

Детям свойственно прощать родителям всё, но мы должны быть для них самыми лучшими в мире!

При определении хорошего родителя, мы должны учитывать, что каждый понимает эту концепцию по-разному. Но есть некоторые общие черты, которые определяют этот образ — прекрасного родителя.

Хороший родитель — это не тот, кто разрешает всё для своих детей и удовлетворяет все их желания. А тот, кто разговаривает со своими детьми и объясняет им жизненно важные вещи.

В общем, все родители хорошие для своих детей, но есть и такие, которые абсолютно безответственны.

Хороший родитель обнимает и целует своего ребенка. Кроме того, когда он видит своего ребенка грустным, расстроенным или плачущим, он обязательно утешает его и поинтересуется причиной такого состояния ребёнка.

Хороший родитель всегда спрашивает своего ребенка, как он себя чувствует, во что он хочет играться и всегда говорит, что любит его. Самое главное, что нужно детям — это любовь.

И так, вот основных, десять качеств, хорошего родителя:

— Очень любит своего ребенка, и всегда ему говорит об этом.

— Он заботится о своём ребёнке.

— Он внимателен к своему ребенку.

— Поговорит с ребенком, узнайте обо всём, и знает, как с ним общаться.

— Он должен уметь сказать своему ребёнку «нет», когда это действительно необходимо.

Хороший родитель — пример для ребенка.

— Он всегда подаёт хороший пример своему ребенку, обучая его ценностям.

— Показывает заботу о пожилых людях и животных. Как родители, очень важно, чтобы вы обладали этим качеством и могли передать их своему ребенку.

— Хороший родитель должен быть верным своей семье и друзьям.

— Родитель обязан быть ответственным. Это очень важное качество для ребёнка, оно воспитает в ребёнке, хорошего человека.

— Воспитывать сострадание в ребёнке и обязательно должны быть сам сострадательными к окружающим вас людям.

Но даже если вы не обладаете некоторыми из этих качеств, это не значит, что вы плохой родитель. Воспитание и любовь к своим детям, сделает вас лучшим родителем в мире. А в будущем, ваши дети, отблагодарят вас привитыми в них, хорошими качествами и добротой к вам!

Хороший родитель, кто он?

Уважаемые родители, в прошлой своей статье я затронула важный вопрос о том, почему же мы, взрослые, не понимаем своих детей? И что же нам делать, чтобы и человека хорошего воспитать, и не потерять его доверие к нам? Другими словами, что нам делать, чтобы быть хорошим родителем ради своего ребенка, а не ради тщеславия?

Подумайте, что первое приходит вам на ум, когда вы слышите вопрос, кто же такой ХОРОШИЙ родитель?

Может быть это тот, кто прочитал все самые полезные и умные книги по воспитанию и развитию гения с первого дня его жизни? Или это тот, кто ни на минуту не отходит от ребенка, оберегая его 25 часов в сутки от всех видимых и невидимых опасностей? Может быть, по-настоящему хороший родитель тот, кто все знает и умеет, который знает ответы на все вопросы ребенка, а еще желательно имеет ученую степень по педагогике и психологии? А, может быть, это тот, у кого всегда наготове очередная поучительная лекция минут на 30-40 о том, «что такое хорошо, а что такое плохо», или тот, кто не ошибается, кто все знает наверняка, кто предугадывает каждое действие ребенка?

Думая в таком русле, мы в итоге получаем не родителя, как живого человека, а родителя – функцию, программу: такие родители решительно настроены вывести в свет высокоэффективного индивида, иными словами «универсального солдата» и тут уж их энтузиазму в достижении своей сверхценной цели можно только позавидовать. Только вот жаль в этом случае и родителей и детей.

Детям, в этом случае, не просто сложно, а изнурительно трудно пытаться соответствовать указаниям что и как, кому, когда и сколько «хороший ребенок» должен. При этом они испытывают страх неудачи, страх разочаровать родителей, страх быть отвергнутым.

А родители при этом, живут в страхе и тревоге, «а что скажут учителя, репетиторы и т.д.», «получит ли очередную грамоту или медаль», «лучший ли мой ребенок из всех», постоянно контролируя и тестируя своя чадо на предмет его соответствия их титаническим усилиям. При этом, постоянно подгоняя, понукая, внушая ребенку, что, мол, да, ты там уже чего-то достиг, но надо больше, надо еще лучше, этого мало!!!

А кто-то другой, возможно, посчитает, что самый хороший родитель этот тот, кто все позволяет ребенку, кто дает ему «полную свободу действий», с самого малого возраста не обременяя его «бесполезными» запретами и правилами морали и нравственности. Тот, кто считает, что ребенок с возрастом научится всему сам, что ему не нужна помощь, что он со временем поймет все и всему научится исключительно на собственных ошибках, что он перерастет и поумнеет. Может быть, это тот родитель, который уверен в том, что, разрешая ребенку не нести ответственность за свои поступки, воспитает таким образом свободную от условностей личность, уверенного в себе человека, способного свернуть горы, который не перед чем не остановится и станет успешным и счастливым?

В этом случае мы получаем «добренького» родителя – смотрителя, который взял за основу такую удобную идею невмешательства. Только и в этом случае дети тоже страдают, не меньше тех, кто рос под неусыпным контролем, потому что не знают, что же делать им с этой свободой, как ею распорядиться, а родителям потом всю жизнь приходится бояться за таких детей или бояться самих этих детей.

Конечно же, все эти представления крайне редко встречаются у одного человека, это скорее неполные собирательные образы из всего того малого, что мне доводилось слышать на личных консультациях. Это крайности! И в эти крайности, к сожалению, родители впадают, надеясь и веря в то, что их действия все же приведут к осуществлению благой цели – вырастить человека достойного, который будет жить лучше них.

Вот так вот, зачастую, и живут многие родители в метаниях между этими крайними состояниями, измученные, уставшие, желающие скорее скинуть бремя ответственности, мечтающие, чтобы ребенок быстрее вырос и повзрослел, подспудно ожидая, что он потом скажет, им: «Вы самые хорошие родители». А общество будет родителям благодарно за их родительский вклад, да и соседи, знакомые и родственники будут ставить в пример…

Хочется нам быть хорошими для ребенка! Хочется, чтобы ему досталось от нас меньше вреда! Хочется, чтобы он жил хорошо, лучше нас! И поэтому, важно стремиться к золотой середине в воспитании ребенка, но только где же она? Что же нужно делать, чтобы стать хорошим родителем для маленького человека, которого вы привели в мир?

Стоит знать и помнить, что ДЕТИ – удивительные ЛЮДИ и чтобы стать хорошими для них родителями, слишком многого и не нужно, самое главное — нужна БЕЗУСЛОВНАЯ ЛЮБОВЬ. Ребенку на самом деле не нужно, чтобы вы всю свою жизнь положили на алтарь его воспитания и развития, ему изначально не нужно, чтобы вы все приносили к его ногам и бежали по первому его зову.

Детей нужно любить разумно и уважать, относясь к ним изначально, как другому человеку, по своему умному и одаренному. Бережно, чутко и в меру заботливо сопровождать их по пути познания себя, мира, других людей. Помогать им разбираться в том, что такое хорошо, а что такое плохо, помогать им учиться брать ответственность за свои поступки и действия, помогать им расти и развиваться, стараясь не навязывать им лишнего, не пытаясь навязать им наши «неоконченные дела». Ничего не ожидать от детей, а принимать их такими как есть, помогая при этом, раскрывать им свои лучшие стороны.

Детям важно, чтобы их учились понимать, принимать и верили в них, а чтобы уж если и критиковали, то по делу, со смыслом и только поступки, а еще помогали понять, что и как исправить, но не думали за них.

Детям необходимо, чтобы им помогали разбираться в том, что происходит в этом мире взрослых, чтобы о каких-то сложных вещах им говорили простыми словами, чтобы им помогали учиться жить в этом непонятном мире и жить при этом радостно.

Ребенку нужны ВЫ – живые и неидеальные, но любящие и растущие вместе с ним, Мама и Папа! Ребенку нужны ВЫ – родители, которые будут их помощниками и защитниками на пути взросления и познания!

Помните, хороший родитель, это тот родитель, который открыт новому опыту в процессе воспитания и общения с ребенком, который тоже растет над собой и готов учиться.

Пускай многих из нас в детстве не любили безусловной любовью, пускай кто-то был нелюбимым ребенком, но выход все равно есть. Даже если вас не любили той любовью, которой вы хотели бы научиться любить, вы можете учиться этому сами и весьма успешно!

Вы в силах стать тем человеком, с которого начнется нечто поистине удивительное и благодатное — ЭСТАФЕТА ЛЮБВИ, которую, наверняка, подхватит ваш ребенок и пронесет ее через свою жизнь, передавая дальше!

Не нужно делать свою жизнь сложной, не нужно пытаться быть идеальными для детей и пытаться сделать их такими же. Учитесь принимать их такими, какие они есть на самом деле!

Живите в радости и учитесь вместе с детьми, потому что у них, нам, взрослым, всегда есть чему поучиться!

Завышенные требования родителей: к чему они могут привести?

Некоторые родители-максималисты в вопросе воспитания детей придерживаются принципа «все или ничего». Они считают, что ребенок всенепременно должен быть первым по всем показателям и для этого с малых лет ставят перед ним самые сложные задачи, ожидая, что только постоянно преодолевая трудности их чадо сможет добиться успеха в жизни.

Одной из частых причин обращения к детскому психологу является чрезмерная строгость и завышенные требования взрослых по отношению к своим детям. Родители полагают, что если все время не держать ребенка в «ежовых рукавицах», в будущем это выльется в полную несамостоятельность и безответственность чада.

Подчас и специалисту трудно провести грань между необходимой и неоправданной строгостью, но есть несколько признаков, которые могут заставить родителей задуматься о том, что они перегибают палку.

Родители не учитывают контекст ситуации

Требования к ребенку – основа воспитания, без которой не произойдет его личностный рост. В каждой семье есть свои правила, которым подчиняются ее члены, но должны быть и исключения из них, в зависимости от внешних обстоятельств. Например, существует договоренность, что каждый день ребенок после школы идет гулять с собакой. Это нормальное требование по отношению к школьнику, у которого немного домашних заданий и масса свободного времени. Но стоит помнить что, как и на «взрослой» работе, в школе бывают авралы, когда за один день нужно подготовить большой объем заданий. Если вы видите, что ребенок выбивается из сил, стоит пойти ему на встречу, а не заставлять «найти время на все» и «делать то, о чем договорились».

Ребенок часто лжет

Жесткие меры взыскания за малейшую провинность заставляют ребенка изворачиваться и врать, чтобы избежать наказания. И в результате он привыкает к тому, что ложь – действенный способ уйти от решения любой проблемы.

У ребенка слишком много ограничений и правил

В одной семье ребенок после школы может часами валяться на диване, «зависать» в соцсетях или играть в компьютерные игры, а в другой используется система «тайм-менеджмента»: день расписан по минутам и малейшее отступление от графика грозит ребенку «невыполнением нормы» и отсутствием отдыха в принципе. Родителям стоит помнить: чем больше список правил, тем меньше вероятность, что ребенок запомнит их все и сможет соблюдать.

Родители постоянно указывают и придираются, не дают права на ошибку

Если постоянно «стоять над душой» у ребенка и указывать на каждую ошибку, а затем показывать «как надо», это приведет к тому, что он не сможет научиться выполнять работу самостоятельно и учиться на собственных ошибках.

Родители не предлагают выбор

Вместо того, чтобы задать ребенку вопрос, что он хочет сделать сначала – снять пижаму или почистить зубы, некоторые родители просто раздают указания: что, как и в какой последовательности надо выполнять. Взрослым важно помнить, что детям следует не только давать готовые инструкции, но и стимулировать развитие самостоятельного мышления. Стоит дать ребенку больше свободы, особенно, если речь идет о решении рутинных повседневных задач.

Родителям важен результат, а не старания

Родители хвалят детей только в случае достижения высоких результатов. Самый высший балл в классе, первое место в танцевальной программе, лучший результат в школе. Подобное поведение со стороны родителей заставляет ребенка считать, что его любят и ценят только тогда, когда он не просто добивается успехов, а является лучшим из лучших.

Родители постоянно угрожают

Если ребенок допустил провинность, он должен знать, что у этого будут последствия. Но когда родитель «играет на опережение» и использует регулярные угрозы как метод воспитания, особенно если не готов воплотить их в жизнь, это приведет только к враждебности со стороны ребенка.

В лексиконе требовательных родителей – целый арсенал фраз, ярко отражающих методы воздействия на ребенка. Произносятся они тоном, не терпящим никаких возражений.

Сейчас же это сделай, или…!

Делай то, что тебе говорят!

Сделай это немедленно!

Почему? Потому что я так сказала!

Часто причина родительской тирании кроется в их личной неуверенности в себе, неспособности контролировать свою жизнь и сделать ее лучше. Поэтому они испытывают постоянное желание контролировать жизнь своих детей и управлять ею.

Последствия завышенных требований к ребенку

Разумеется, у излишней родительской требовательности есть последствия. Ребенок чувствует давление, которое отрицательно сказывается на всех видах деятельности, винит себя за то, что является, по его мнению, неидеальным. В результате он становится склонен к депрессии, тревожным расстройствам и излишней самокритике.

У детей, к которым предъявляются слишком высокие требования, формируется ощущение, что их стараний для достижения нужного результата всегда будет недостаточно. На вопрос «что надо делать, чтобы родители тебя любили?», они чаще всего отвечают, что должны учиться на отлично и хорошо себя вести, а не просто жить.

Когда родители вынуждают ребенка подчиняться своей воле, ему приходится подавлять свои собственные стремления и желания. В результате у ребенка копится чувство ненависти и склонность к саморазрушению, которую он может направить и на себя, и на родителей, и на ближайшее окружение. У детей младшего школьного возраста это проявляется в постоянных болезнях, а у подростков – в тяге к алкоголю, курению и наркотикам.

Родителям следует помнить, что требования к ребенку должны быть разумными и объективными. Только тогда эти требования не нанесут ему вред и благотворно скажутся на личностном развитии.

  • Эксперт
  • Последние статьи
  • Обратная связь

Об эксперте: +МАМА

Мы самый дружелюбный сайт для мам и ваших малышей. Вопросы и ответы на них, уникальные статьи от врачей и писателей — все это у нас 🙂

  • Молочница во рту у грудничка — 29.11.2019
  • Как правильно дышать при схватках и родах — 28.11.2019
  • Что есть при грудном вскармливании — 26.11.2019
  • Как отучить ребенка от грудного вскармливания — 25.11.2019
  • Планирование беременности — 21.11.2019
  • Выделения после родов и кесарева сечения — 21.11.2019
  • Тонус матки при беременности — 20.11.2019
  • Выделения при беременности — 19.11.2019
  • Пупочная грыжа у новорожденных — 15.11.2019
  • Геморрой после родов — 11.11.2019

Смотреть все

mama.tomsk.ru

Недавно муж мне сказал, что мы многого требуем от своей старшей дочери, и это происходит потому, что она старшая в семье. А на самом деле — она ещё маленькая девочка. Я задумалась. Вот список трудновыполнимых задач на сегодняшний день (ребёнку скоро 8 лет будет, первоклашка):
1. Во время выполнения домашнего задания убрать с письменного стола всё лишнее (носки, штаны, игры…)
2. Снимая с себя одежду, не бросать её на пол или под кровать, а положить или повесить в шкаф.
3. Без напоминаний чистить зубы по утрам и вечерам.
4. Мыть руки перед едой, без напоминаний желательно.
5. А самое главное, если не с первого, то хотя бы со второго раза реагировать на просьбы или замечания родителей.
При этом дочь совершенно самостоятельно собирает портфель, следовательно следит за расписанием, сама собирается на танцы и на музыку. Я заглядываю в портфель примерно раз в два месяца, когда он мне кажется слишком тяжёлым, чтобы убрать от туда лишние предметы.
Хочу посоветоваться с вами, дорогие мамочки. Неужели я правда многого требую?
А чего вы ожидаете от своих детей, и как у вас получается добиться выполнения элементарных, на мой взгляд, требований?

Те маленькие существа, которые выглядят подобно ангелам, когда спят, могут в любой момент стать причиной головной боли, расшатанных нервов, напряжения в мышцах и эмоциональной перегрузки.
Но даже самые гиперактивные и строптивые дети не могут сделать одного: они не могут заставить нас злиться.
Будьте уверены, наши дети могут пробудить в нас чувство родительской некомпетентности. Но им только кажется, что они заставляют нас сердиться в тех случаях, когда мы путаем ощущение некомпетентности с провалом. В большинстве случаев агрессия по отношению к своим детям проявляется у нас, когда мы наказываем их за то, что они заставляют нас чувствовать себя плохими родителями.Главная опасность, от которой необходимо оберегать детей, — их родители.
Джордж Бернард ШоуЗлость и нервы родителей. Их нужно беречь…

Чувства и ощущения неполноценности становятся мотиваторами

Перед тем как мы успеем осознать, что необходимо делать, у нас возникает подобное ощущение. Дискомфорт от подобного ощущения является неотъемлемой частью нашей мотивации, которая нам нужна для выполнения текущей задачи. И лишь немногие вещи являются более удовлетворяющими, чем замена ощущения неполноценности чувством компетентности и мастерства. Это применимо ко всему, что мы учимся делать: от чтения и письма до занятий спортом, вождения автомобиля и занятий любовью.
Но существует несколько сфер, в которых мотивационное воздействие ощущения неполноценности важнее, чем в воспитании детей. Ни к одному ребенку не прилагается универсального руководства, поскольку каждый из них уникален. Чувство некомпетентности возникает, когда нас раздражают предвзятые понятия о том, что нужно детям, как они должны себя вести и как реагировать на нас.
Единственное, что снимает подобное ощущение — это концентрация родителя на индивидуальных потребностях своего ребенка независимо от его идей и чувств. Чувство неполноценности заставляет нас переставать видеть в ребенке источник эмоций и высвобождает потребность ребенка научить нас быть его хорошими родителями. Гнев возникает, когда мы обвиняем детей в том, что они вносят в это свой вклад, а именно заставляют нас чувствовать себя неадекватными.
Хотя подобный фактор встречается во всех проблемах отношений родителей и детей, неверно истолкованное ощущение неполноценности может иметь трагический аспект. Для некоторых людей плач ребенка становится не сигналом его потребностей, а напротив — собственного провала. Неспособность утешить ребенка или побудить его перестать плакать, является основной причиной жестокого обращения с детьми, синдрома детского сотрясения и детоубийства.

Почему агрессия становится проблемой в семье?

Опять ругаются…
Гнев, автоматически срабатывающий всякий раз, когда мы чувствуем угрозу, является самым мощным из всех эмоциональных переживаний. Это единственная эмоция, которая активизирует все мышечные группы и системы организма, которая мобилизует инстинктивное возникновение реакции борьбы или бегства, чтобы защитить нас от хищников. Конечно, наши дети не являются хищниками. Применение этой реакции в ответ на повседневные проблемы семейной жизни подобно камню, применяемому для выключения света или танку для починки компьютера.
Неужели кто-нибудь будет настолько глуп, чтобы выключать лампу с помощью камня? Каждый ведет себя глупо, когда злится.
Гнев не имеет ничего общего с интеллектом, он связан с тем, насколько уязвимыми мы себя чувствуем. Психологическая уязвимость зависит от того, как мы к себе относимся. При низкой самооценке (в отличие от завышенного эго) все, что угодно может стать причиной раздражительности и вывести вас из себя. Если вы обладаете высокой самооценкой, все обиды и разочарования просто обходят вас стороной.
Например, если у вас был плохой день, и вы чувствуете определенную степень вины, ощущаете себя неудачником или просто замечаете, что вас игнорируют и не ценят, вы можете прийти домой, обнаружить ботинки вашего ребенка посреди комнаты и подумать: «Это эгоистичное, ленивое и невнимательное отродье!».
В другой ситуации вы тоже можете прийти домой после трудного дня, ощущая себя при этом вполне замечательно, увидеть такую же обувь: «О, здесь только что был Джимми», и больше не думать об этом.
Разница в вашей реакции на поведение ребенка целиком и полностью зависит от того, как вы к себе относитесь.

  1. В первом случае его поведение умаляет вашу самооценку, и вы в гневе наказываете его за те действия, которые совершили вы сами.
  2. Во втором случае поведение ребенка не уменьшает ваше чувство собственной значимости, ценности, власти или любви к себе.

Поэтому у вас нет причин злиться. Вам не требуется молоток, чтобы решить проблему с ботинками, которые валяются на полу. В этом случае вы просто захотите научить ребенка быть более внимательным. Вы не должны делать это с помощью унижения или запугивания. Его реакция на унижение и страх будет такой же, как ваша — неспособность ставить себя на место другого человека, желание обвинять и импульс для мести и наказания. Два мотиватора становятся причиной злобы — избегание или атака.
Можете ли вы вспомнить о семейной проблеме, которая вызывает такую реакцию?

Модель регулирования гнева для детей

Обозленный ребёнок
Если вы еще этого не заметили, ваши дети не учатся эмоциональному реагированию, обращаясь к словам, которые вы им говорите. Они учатся, наблюдая за вами. На самом деле процесс познания всех млекопитающих является так называемым моделированием, когда детеныши подражают взрослым особям.
Хотя их интеллектуальная зрелость гораздо ниже, чем у их родителей, дети испытывают чувство гнева по таким же причинам — в основном для того, чтобы защитить чувство собственного достоинства. В момент гнева и дети, и взрослые ощущают себя плохо. И вызывая подобное ощущение, вы будете чувствовать себя только хуже.
Дети должны учиться восстанавливать чувство собственного достоинства в условиях стресса. Им необходимо держать свою самооценку на высоком уровне, когда они обижены или недовольны, что помогает регулировать импульс мести во время гнева. Они будут изучать этот бесценный жизненный навык, наблюдая за своими родителями

Как из детей вырастают жертвы и агрессоры?

В отношении жертв семейно-бытового насилия часто можно услышать: «Ну почему тогда она не ушла? Почему терпела это все?»

Когда я только начинала работать с людьми, пострадавшими от семейно-бытового насилия, у меня тоже не было четкого объяснения. Теперь я знаю, почему так выходит.

Во-первых, в насильственных отношениях есть разные периоды, в том числе и периоды «медового месяца» — в самом начале отношений или после очередного насильственного акта, когда происходит примирение. В такие периоды и окружающим, и самим партнерам кажется, что у них прекрасные отношения. «Что же, жертва не помнит, что неделю назад ее не выпускали на встречу с родными, запрещали совершать любые самостоятельные поступки, оскорбляли, били?» Да, она действительно не помнит, не хочет помнить, а если вспоминает, то уверяет себя, что это было какое-то недоразумение, которое больше никогда не повторится. Таков ее защитный механизм.

Человек, находящийся в ситуации насилия, переживает то, что в психологии называется травматическим расщеплением личности. Одна часть, раненая, испытывает боль, гнев и беспомощность. Эти чувства иногда бывают совершенно невыносимы, и человек ищет спасение в другой, обманутой части. Это расщепление — результат предыдущего травматического опыта, как правило, детского. Люди, которые годами добровольно остаются в насильственных отношениях, ранее находились в опасной для себя ситуации без возможности выхода. Чаще всего это ребенок, который становится свидетелем или жертвой домашней агрессии. Вовсе необязательно, что именно на него поднимают руку. Возможно, он просто является постоянным свидетелем насилия, или его воспитывают жестко, принуждают к тем или иным действиям, унижают… Взрослый чисто теоретически может выйти из таких отношений, а ребенок никак не может собрать вещи и уйти от родителей. Он вынужден приспосабливаться, у него развиваются психологические механизмы адаптации к насилию. Со временем он научится выживать в обстановке насилия. Попадая вновь в подобные отношения, он будет использовать усвоенные механизмы приспособления — жертвенные или абьюзивные.

Путь оцепенения и надежды

Итак, ребенок столкнулся с опасной для него ситуацией: с насилием, с принуждением, с риском потерять родителей. Его буквально затапливает негативными эмоциями: болью, беспомощностью, гневом. Ему очень больно принимать реальность, и он спасается в своей «надеющейся» части, где собраны все эмоции, способные заглушить боль. Это надежда («Она больше так не будет»), вина («Так мне и надо», «Я недостаточно хороший, поэтому на меня ругаются, поэтому папа ушел, поэтому родители разводятся…»), жалость («Она тоже переживает», «Ему сейчас тоже плохо»), нормализацию («А что, у всех так, все родители сердятся на детей, все ссорятся и так далее…»). Самое сильное из всех этих чувство — страх потерять отношения, остаться без родителя.

Здесь он не помнит прошлых обид, ему кажется, что он может как-то повлиять на ситуацию, если лучше постарается. Так в семье вырастает потенциальная жертва, которая будет все прощать агрессору, жить надеждой, винить себя и страшно бояться потерять своего партнера. Иногда жалость к нему будет сменяться презрением («Пропадет ведь без меня, такая дрянь»), появится стыд («Никто не должен знать, что у нас бывает такое»), но в целом, защитный механизм останется таким же, каким он сложился в детстве.

Путь подозрений и агрессии

Самое удивительное, что в точно таких же условиях вырастают и будущие агрессоры. Они тоже не могли найти выхода из опасных для себя отношений и также научились выживать, но не цепенеть, а обороняться. Агрессоры не взяли на себя вину за происходящее, а начали искать виноватых вовне. Дети в таких ситуациях начинают обижать одноклассников, младших братьев и сестер, животных. А взрослые вымещают боль и страх на своего партнера.

«Раненая» часть абьюзера испытывает ровно то же самое, что и у жертвы: боль, одиночество, обиду, бессилие. А при расщеплении появляется не надеющаяся, а обороняющаяся личность. Ею движут жажда контроля («Почему ты со мной не советуешься?», «Я же сказал, так не надо делать»), раздражение («Ну вот, ты опять, зачем ты так делаешь, не зли меня, не нажимай на мою красную кнопку…»), ревность («Он что, лучше меня?»), нарциссическое возвеличивание («Я у тебя молодец, вот я сразу знаю, как действовать, а ты все мямлишь…»).

Потенциальный агрессор всегда начеку: он мечтает не допустить ситуации, которая в детстве заставила его страдать. Ему необходим контроль, он постоянно зорко следит за внешним миром: не пытаются ли его обмануть, предать, обидеть? Не происходит ли вокруг какое-то действие, опасное для него? Не собирается ли любимый человек покинуть, бросить его? И, как правило, он находит: ведь если просто наблюдать за толпой людей, ничего особенного не заметишь, а если целенаправленно искать террориста, обманщика, переодетого шпиона, то быстро найдешь подозреваемых. Поэтому так часто невинные слова и действия партнера начинают раздражать агрессора, он попытается взять ситуацию в свои руки, будет ограничивать партнера в действиях, ревновать, подозревать, пока дело не дойдет до настоящего насильственного акта. Затем агрессор испытает жгучий страх потерять любимого человека, последует примирение, медовый месяц — и все начнется снова.

Две стороны одной медали

Если в семье только один из партнеров является носителем травматического опыта, то, скорее всего, эта семья недолго просуществует. Второй партнер просто уйдет (воспользуется тактикой зайца: ему же всегда есть, куда убежать). А вот если в паре встречаются двое людей, которые в свое время выработали у себя защитные механизмы против семейного насилия, то эта пара, к сожалению, может просуществовать очень долго.

Почему так происходит? Во-первых, оба партнера преисполнены надеждой, что они встретили свою половину, что теперь они построят идеальную семью, которой им так не хватало в детстве. Агрессор буквально носит партнера на руках, он уверен, что лучше человека на свете и быть не может. Такая идеализация никому не идет на пользу: один сразу начинает не оправдывать завышенных ожиданий, а второй легко разочаровывается, начинает подозревать и раздражаться.

Для людей, которые вдруг осознали, что они задействованы в насильственных отношениях, есть один простой путь: во-первых, не заходить на второй круг, как бы сильно этого не хотелось. Не давать партнеру второй (пятый, десятый) шанс, не обещать себе, что теперь все будет иначе. Во-вторых, признать проблему и обратиться к психотерапевту — в одиночку или в паре, если партнер тоже готов работать над ситуацией.

Что нужно знать родителям?

Воспитывая ребенка, мы неизбежно передаем ему опыт своей жизни. Но есть вещи, которые мы не хотели бы передавать, и в наших силах закончить на себе передачу «стигмы насилия».

Что для этого нужно делать?

Самое сложное — принять тот факт, что насильственные методы воспитания неприемлемы. Если нас самих растили при помощи крика или даже ремня, сложно бывает отказаться от этих методов, так как они — первое, что хочется сделать в любой проблемной ситуации с детьми. Но если мы знаем, что так делать нельзя, то сможем взять себя под контроль: достаточно понимать, какой цели мы добиваемся, отказываясь от насилия.

Если же взрослый искренне уверен, что без твердой руки хорошего человека не вырастишь, что насилие — обычная и естественная часть воспитания, ему стоит обратиться к многочисленным источникам, чтобы понять: насилие порождает все то, от чего мы хотим избавить наших детей. Ложь, страх, ненависть, вину и неизбежное новое насилие.

Следите за тем, сколько контроля вы используете в отношениях с ребенком. Всегда ли это управление необходимо для его жизни, здоровья и благополучия? Везде, где от контроля можно постепенно отказаться, старайтесь давать детям свободу: не слишком настаивайте, если ребенок хочет заниматься не тем делом, которое вы ему предлагаете, или отказывается от какого-либо вида спорта. Ищите компромиссные решения, учитывайте собственные решения ребенка. Ведь наши дети не равны нам, не являются частью нас — они другие, и их отличия нужно уважать и принимать.

Если же вы поймали себя на том, что являетесь агрессором в отношении ребенка, найдите возможность срочно обратиться к специалисту. Защитные механизмы агрессоров не исправляются за два сеанса, но при высокой мотивации родителей можно достичь хороших результатов. Ведь никто из нас не хочет растить ни агрессоров, ни жертв.

Если ребенок выходит из-под контроля

Вы обеспокоены тем, что ваш ребенок «выходит из-под контроля», когда он ведет себя агрессивно, перебивает других, хватает вещи, с трудом переключается или просто делает те вещи, которые вы просили его не делать? Чтобы понять и помочь ребенку (и себе), вы сначала должны научить его самоконтролю.
Многие родители обеспокоены тем, что у их детей отсутствует самоконтроль и, наоборот, присутствует импульсивность, особенно когда дети знают правила поведения и последствия от их нарушений. Зачастую проблема заключается в том, что детям просто не хватает навыков, чтобы управлять сильными эмоциями. Дети начинают развивать эти навыки в возрасте от двух до пяти лет, но еще не умеют управлять эмоциями, потому что их «рациональный мозг», который позволяет планировать, предвидеть и учитывать поступки других людей, еще не полностью развит. Для большинства детей этого возраста самоконтроля не существует, или, в лучшем случае, он ограничен, и понадобятся годы, чтобы освоить этот навык. Фактически детский самоконтроль проявит себя лишь тогда, когда им исполнится семь лет.
Темперамент ребенка, его врожденный способ реагировать на происходящее также могут сделать его более импульсивным, чем другие дети. Для того, чтобы научиться самоконтролю, ребенку-холерику может потребоваться совсем другая помощь, чем ребенку-флегматику.
Есть серьезная причина, чтобы развивать у ребенка навыки самоконтроля. Исследования показали, что дети с более высоким уровнем контроля за эмоциями лучше учатся, имеют богатый словарный запас и получают более высокие оценки по математике и русскому языку. Также специалисты выяснили, что самоконтроль не статичен, и может, как и мышечная масса, развиваться в результате упражнений. Предлагаем пять советов, чтобы помочь вашему ребенку, который вышел из-под контроля, развить навыки самообладания и, в какой-то степени, хладнокровия.

Такая ситуация. Была семья, в которой много лет при ребенке дрались, ругались между собой родители. Были не просто пощечины, а избиения до полусмерти, вечные гулянки, измены, оскорбления… После тринадцати лет брака разошлись, дочь осталась с матерью. Через несколько лет оба родителя женились, родили еще по ребенку. Не могу оставаться в стороне, так как я жена одного из них. Дочь время от времени жила то у нас, то у матери. Лет в 14 начала сама бухать и пропускать школу, в милиции поставили на учет из-за драки. В 15 лет отвезли в милицию пьяную — начала ругаться с ментами, муж был на работе и не мог ее забрать, поехала забирать мать. Забрала, а дочь ее только всяко обозвала и ни слова благодарности. После на два дня исчезла, дома не ночевала. Телефон отключила. И такие ночевки вне дома много раз. Мы ей пытались объяснить, что нельзя так делать, но бесполезно. То, что я не обзываюсь на мужа, не изменяю ему, не лезу драться с ним — это, по ее мнению, означает, что я его боюсь. А зачем мне его оскорблять человека, если он мне исключительно хорошее делает?.. Не ругаться с ментами тоже трусость… А кому это геройство нужно? Тоже объяснять бесполезно. А почему мать виновата в том, что приехала за ней в милицию, вообще загадка. При всех своих недостатках она у нее почти идол, эталон женщины. А ведь тоже живет сейчас со своим мужем, не дерется с ним, не изменяет, не обзывается… Домашними делами ее(дочь) никто не загружает, да и с сестренками младшими она сюсюкается искренне — они ее обожают. Недавно начала обзываться на отца самыми оскорбительными словами за то, что он будит ее в школу, уроки заставляет сделать(ведь это за полчаса можно выучить!). Написать не могу, как обзывалась, тут цензура. Но он надавал ей пощечин за это — пошла в больницу об этом сообщать(а ничего не было), пригрозила ему милицией. На мать уже давно лезет драться, и никто этого не поощрял. Наоборот, мы с мужем слова плохого ей про мать никогда не говорили и всегда пытались выгородить, но и это бесполезно. Та сама периодически какое-то время дралась со всеми, кто ей не нравился. и с ментами в том числе.
Два дня назад ее снова пьяную в милицию забрали. Мужа опять дома не было. Забирала снова мать. А сегодня у нее юбилей, день рождения, а она плачет — снова дочь исчезла куда-то, телефон отключила. Поставили на учет, опять с ментами дерется. Почти 17 лет. Муж позвонил мне и сказал об этом. Впервые спросил совета — что делать? А я даже не нашлась, что ответить. Моей дочке еще года нет, но я уже знаю, что сейчас не посоветую то, что посоветовала бы до того, как сама матерью стала. Послать ребенка на все четыре стороны, я бы сказала, чтобы сам себя обеспечивал — это многое меняет. Я такой оторвой не была, но мой папа именно так сделал, и я сразу угомонилась, да, не сижу с тех пор у него на шее, но и веду себя ну оочень примерно. Но сейчас, когда я сама мать. понимаю, что не смогла бы так с ребенком поступить. И ничего мужу не сказала, он тоже не смог бы. Да и как будет выглядеть такой совет мачехи? Уж точно не лучшем свете, проблем себе наживу, а толку не будет.
К тому же, когда мы с ней познакомились, она громко заявляла, что является наследницей двух квартир — маминой и папиной. Теперь, когда родиось еще двое детей, начала пытать родителей — кому достанется жп? Это для нее имеет немаловажное значение. Естесственно. муж отвечает, что ей и нашей дочке(про свою квартиру). Она себе требует отдельную жп, ни с кем из родителей жить не хочет. А на какие шиши? Комната у нее своя есть, и никто ее забирать не пытается — жить можно!но скандалы не прекращаются.
причины такого поведения мы и сами знаем — развод родителей, плохая компания, ревность, постоянные драки при ней в детстве, да и в принципе неадекватное поведение родителей. ее никто не бил, о ней заботились, все покупали, что надо — одежду, предметы для учебы, голодной она не ходила. Не каждая девушка, горько вздохнув, скажет — «Мне уже полгода одежд не покупали», а ведь полный шкаф всего, и сейчас никто не отказывает… Вопрос только — что дальше делать? Плюнуть на это, на мой взгляд, нельзя — рано или поздно закроют далеко и надолго, с каждым годом все ужаснее то, что она выкидывает. Я с ней разговариваю, конечно, когда она сама разговор заводит, и это имеет свое действие, но так ненадолго. И, как это не смешно, под себя пытается всех подобрать, родителей в том числе. Любит ровесников заставить унижаться — поставиь на колени прощения просить или толпой избить кого-нибудь… И знает ведь, что хорошо, а что плохо, но делает все поперек. Именно поэтому ничего не объяснишь. Ко мне не лезет поому что понимает, что теперь, с ребенком, я не буду даже ругаться — просто увезу подальше дочку, чтобы она все это безобразие не видела. И будут последствия, для нее совсем ненужные.
Может ли специалист что-нибудь посоветовать? Как этот нарастающий катящийся ком остановить? Или уже поздно?