Краткий монолог чацкого

Анализ образа Чацкого по комедии Горе от Ума (Грибоедов А. С.)

Пылкий, благородный, добрый… но умный ли герой комедии Грибоедова? В последнем качестве Пушкин ему отказывает. Почему? Ведь признает же Пушкин, что Чацкий говорит «очень умно»? Умно! «Но кому он говорит? Фамусову? Скалозубу? На бале московским бабушкам? Молчалину? Это непростительно».

Значит, Чацкий не сам по себе, он рупор мыслей автора, автора мы видим и слышим в пьесе.

Потому правомочен вопрос Пушкина: «…в комедии «Горе от ума» кто умное действующее лицо? Ответ: Грибоедов».

Конечно, Грибоедов не стал бы говорить с Фамусовыми, скалозубами и молчалиными так, как говорит с ними в его комедии Чацкий. Но то в жизни, на сцене же — совсем другое. Правда жизни и правда искусства — не одно и то же. Здесь мир условностей, и все столкновения молодого героя с выразительными персонажами пьесы — повод для сатирических инвектив автора. Главное в них, в этих горячих, красноречивых выпадах против царящих нравов. Чацкий восстал против «образа жизни». В этом весь смысл его поведения.

Однако почему Пушкин заговорил прежде всего об уме Чацкого? Потому, что пьеса-то называется «Горе от ума».


Будь Чацкий поглупей, никаких трагедий, видимо, с ним не произошло бы. Но в уме ли все дело? К тому же кто в ней глуп? Фамусов? Нисколько. Он умен и даже очень. Он знает, к примеру, что говорить со Скалозубом столь откровенно, как это делает Чацкий, нельзя. Не поймет, бог знает что подумает. Он наделен житейской мудростью, способной в его дни и в его мире обеспечить жизненные блага.

Глупа ли Хлестова? Нисколько. Она прекрасно понимает подлую душу Подгорецкого, видит всю его подноготную, да и фигура Молчалина ей вряд ли непонятна. Она принимает лесть Молчалина благосклонно, но и с известным презрением. Он для нее так же ничтожен, как и уродливая арапка. Хлестова умна и со строгой волей. Скалозуб ей сразу ясен со всей его фанфаронской трескотней. Умна хорошим, природным умом служанка Лиза, умна и проницательна. Совсем не глуп Молчалин. Он подл, скорее жалок, низок. Он помнит, знает свое место в том самом обществе, к которому по рождению принадлежит Чацкий («в чинах мы небольших»), а это очень важно в той обстановке, в которой он жил, и не позволяет себе ни на минуту забыться.

Молчалина мы увидим на русской сцене через несколько десятков лет, столь же услужливого, столь же подлого, но наделенного саркастическим умом Чацкого. Драматург Александр Островский слил эти два образа воедино в комедии «На всякого мудреца довольно простоты». Это небезызвестный Глумов.

Словом, дело не в уме Чацкого, не от него он страдает, не в нем его горе. Все эти жалкие персонажи, что окружают в комедии главного героя, ценят его ум. Не ум, а нравственные принципы глухой стеной отделяют от Чацкого мир Фамусова, те его качества, на которые указал Пушкин: он «пылкий, благородный, добрый малый». Послушав лакейские рассуждения Молчалина, Чацкий потрясен, как может Софья не видеть нравственного уродства этого человека.

Не будем обвинять Софью. Ослепленная любовью, которая преображает все, она видит в любимом человеке только скромность, только добрую душу, застенчивую и отзывчивую, в Чацком же после долгой разлуки отметила высокомерную гордость и злобу, недоброжелательность к людям вообще.

Итак, что же такое Чацкий, русский молодой человек первой четверти XIX в. Чтобы понять его, понять самого автора и вообще весь сложный клубок конфликтов театрального представления, необходимо оглянуться назад, на историческую действительность той поры и предшествующей ей эпохи, и не только России, но всего тогдашнего мира.

Чацкий неизбежен при каждой смене одного века другим.

Пожалуй, лучшую критическую статью о комедии Грибоедова написал в 70-х гг. прошлого столетия писатель И. А. Гончаров («Мильон терзаний»). Он увидел в Чацком провозвестника нового века, отважного борца с отжившим и отживающим, обличителя пороков ушедшего, «прошедшего житья подлейшие черты», но еще цепляющегося за жизнь старого века.

А. Островский в Глумове соединил черты Молчалина и Чацкого — лакейство, приспособленчество первого и наблюдательный, острый и беспощадный в оценках ум второго. Однако у грибоедовского героя было одно бесценное качество, которого не было ни у Молчалина, ни у его смелого и безгранично циничного последователя Глумова, — честность, глубокая порядочность и широта зрения, позволяющая ему отвлекаться от собственных бед и болеть душой за общие, народные, человеческие дела.

Конфликт между Чацким и Фамусовым (будем считать их главными антагонистами) состоит вовсе не в споре ума и глупости, а в коренном различии их политических, социальных и нравственных позиций. Те, кто знакомы с французской литературой XVII столетия, вспомнят, глядя на Чацкого, пьесу Мольера «Мизантроп» и ее героя, смешного и несчастного Альцеста, вздумавшего переделать мир и человека. Сходство большое. Чацкий недоволен всем и вся и так же, как и мольеровский герой, хочет бежать от людей. Мольер осмеял пороки века, но без ожесточения и запальчивости, сославшись на вековечные слабости человеческой натуры.

Альцест не принял философию примирения с несовершенством мира. Не принял эту философию и Чацкий — Мольер никак не хотел ссориться со своим веком, и мы видим в его пьесе определенную симпатию к незлобивому снисходительному Филинту. Свою симпатию к нему он зашифровал в самом имени его: филинт— греч. любящий. Он полон симпатии и к Альцесту (ведь он честен, благороден, но слишком нетерпим к недостаткам людей, и с этим не согласен драматург). В те времена драматурги давали своим сценическим персонажам имена с подтекстом, и имя мизантропа Альцест можно перевести с греческого как «язвительный», «желчный».

Не обошел эту традицию и Грибоедов и дал своему герою имя Чацкий (чад, чадящий). Есть ли в наименовании частичка осуждения, трудно сказать. Скорее, нет.

Источник: Артамонов С.Д. Сорок веков мировой литературы. В 4 кн. Кн. 4. Литература нового времени. – М.: Просвещение, 1997
Эффективная подготовка к ЕГЭ (все предметы) — начать подготовку

Анализ монолога чацкого 4 действие 14 явление

Роль монологов Чацкого в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума» .
«Чацкий не только умнее всех прочих лиц, но и положительно умен. Речь его кипит умом, остроумием. У него есть и сердце, и притом он безукоризненно честен» (И. А. Гончаров) .
«Чацкий совсем не умный человек — но Грибоедов очень умен.. . Первый признак умного человека — с первого взгляду знать, с кем имеешь дело, и не метать бисера перед Репетиловым и тому подобными… » (А. С. Пушкин) .
«Молодой Чацкий похож на Стародума.. . В этом главный порок автора, что посреди глупцов разного свойства вывел он одного умного человека, да и то бешеного и скучного… » (77. А. Вяземский) .
«…В Чацком комик не думал представить идеала совершенства, но человека молодого, пламенного, в котором глупости других возбуждают насмешливость, наконец, человека, к которому можно отнести стих поэта: Не терпит сердце немоты» (В. Ф. Одоевский) .
«Горе от ума» — «общественная» комедия с социальным конфликтом «века нынешнего» и «века минувшего» . Чацкий является идеологом «века нынешнего» . Как все идеологи в комедии, он высказывается монологически.
Именно в монологах раскрывается отношение Чацкого к основным аспектам современной ему жизни: к воспитанию («Хлопочут набирать учителей полки…») ; к образованию («…Чтоб грамоте никто не знал и не учился») ; к службе («Как тот и славился, чья чаще гнулась шея…») ; к чинам («А тем, кто выше, лесть, как кружево плели…») ; к иностранцам («Ни звука русского, ни русского лица…») ; к крепостному праву («Тот Нестор негодяев знатных…») .
Многие высказывания Чацкого выражают мнение самого Грибоедова, то есть можно говорить, что Чацкий выступает в роли резонера.
Монологи Чацкого появляются в комедии в переломные моменты развития сюжета и конфликта.
Первый монолог — экспозиция («Ну что ваш батюшка?..») . Конфликт только намечается. Чацкий дает яркую характеристику московских нравов.
Второй монолог («И точно, начал свет глупеть…» ) — завязка конфликта. В нем дается резкое противопоставление «века нынешнего» и «века минувшего» .
Третий монолог («А судьи кто?» ) — развитие конфликта. Это программный монолог. В нем наиболее полно и всесторонне изложены взгляды Чацкого.
Четвертый монолог — важен для развития любовной интриги. В нем воплощается отношение Чацкого к любви.
Пятый монолог («В той комнате незначащая встреча…» ) — кульминация и развязка конфликта. Никто не слышит Чацкого, все танцуют или увлеченно играют в карты.
Шестой монолог («Вы помиритесь с ним, по раз-мышленьи зрелом…» ) — развязка сюжета.
В монологах раскрываются не только мысли и чувства Чацкого, но и его характер: пылкость, увлеченность, некоторый комизм (несоответствие между тем, что и кому он говорит) .
Монологам Чацкого присущи черты публицистического стиля. «Говорит, как пишет» , — характеризует его Фамусов. Чацкий использует риторические вопросы, восклицания, формы повелительного наклонения.
В его речи много слов и выражений, относящихся к высокому стилю, архаизмов («ум, алчущий по-знанья») .
Нельзя не отметить афористичность высказываний Чацкого («Свежо предание, а верится с трудом…»)