Картинка не усложняй

Это сладкое слово «прокрастинация». Иногда все намного проще, чем кажется.

Поделиться:

«Прокрастинация — вор времени. Это чувство, которое разделяют все, кто страдает от откладывания дел на потом. Чувство, что ты постоянно теряешь время и это, как при краже, безвозвратно».

Эдвард Янг

Я сама опытный прокрастинатор, чего уж скрывать. Одна моя приятельница даже называла меня леди Маньяна, памятуя о моей привычке откладывать все на завтра, которое зачастую так и не наступало. Иногда количество отложенных дел достигало такого объема, что я просыпалась среди ночи с полным ощущением того, что эти дела жужжат и роятся у меня в голове точно пчелы. Да и у тех, кто приходит ко мне, эта проблема всплывает довольно часто.

Я не буду сейчас рассказывать о возможных глубинных причинах того, что вы откладываете какое-то конкретное дело или целую группу дел. Статей об этом видимо-невидимо. Давайте лучше о простом, том, что можно сделать до раскрытия архетипических страхов, тайных отторжений и бессознательных побуждений. Есть ситуации, когда чем проще и конкретнее, тем лучше, и откладывание дел на потом одна из них.

Самый простой уровень прокрастинации — «бытовая», когда не делаются мелкие, крупные, но абсолютно ПОНЯТНЫЕ ДЕЛА. Что, например, непонятного в том, чтобы оплатить счет, вымыть холодильник, свозить машину на тест, погулять с собакой? Это дела, которые должны быть сделаны безусловно, тут нет места экзистенциальным кризисам и рассуждениям по поводу того, какую вторичную выгоду я получаю, разъезжая на машине без теста. Или старательно накапливая грязную посуду.

В смысле, можно и так. Но если вам ехать, а не шашечки, то рефлексию лучше оставить для более интересных случаев. А понятные дела надо «брать и делать», честное слово, другого способа не существует. Заодно и волевую сферу разовьете. Укрепляет эго, знаете ли.

Есть еще и прокрастинация более высокого порядка. Вот она как раз может быть связана с какими-нибудь потаенными желаниями, неосознанными намерениями и прочей психологией. Но прежде чем нырять туда, в глубины бессознательного, попробуйте сделать простенькую проверку. Если дело не идет простым — «записал, сделал», и вы раз от раза переписываете его в новый список, тут уже есть над чем подумать:

1. А это обязательно?

В смысле, вы согласны с тем, что счета должны быть оплачены точно в срок, пол в квартире надо мыть минимум раз в неделю, каждый день перед сном надо прочесть ребенку сказку, а ваш вес должен быть 57.300, ни граммом больше, ни граммом меньше?

Возможно, вы просто не оттуда пляшете. Возможно, вам лично наплевать, сколько раз в неделю надо менять полотенца, но откуда-то в вашей голове есть идея, что «так положено». Таким идеям неплохо бы время от времени проводить «чистку».

2. Действительно ли у меня на это есть необходимый ресурс?

Да, возможно, вы искренне считаете, что с ребенком надо заниматься не менее двух часов каждый день, в тренажерный зал ходить не реже четырех раз в неделю, а задержать материалы, или сделать что-то меньше чем на 6+ недопустимо. Кстати, бывает, что недопустимо-таки, но это имеет смысл проверить.

Поэтому вам проще откладывать и откладывать какое-нибудь дело, в надежде, что уж завтра то вы сделаете его идеально или у вас почему-то резко станет больше сил, а в сутках отрастет 25-й час.

Этого не произойдет. У каждого из нас бывают времена, когда ресурс ограничен больше чем обычно. В любом случае, он конечен. Не забывайте об этом. Лучше проверьте, что будет, если:

  • это дело не выполнять, вообще,
  • выполнять его неидеально, а просто достаточно хорошо
  • где можно достать еще ресурса.

3. Действительно ли дело такое простое, каким казалось на первый взгляд и его можно записывать в «бытовуху»?

Разберите его по этапам выполнения и убедитесь, что каждый шаг вам понятен и не вызывает затруднений. Очень часто нам кажется, что дела намного проще и занимают гораздо меньше времени, чем в реальности. На самом деле «просто заказать очередь к врачу» может вылиться не в звонок на три минуты, а в час дозвона, ожидания, сброса звонков и т.д.

Следите, чтобы ваши требования к себе не выходили за рамки реальности. Честно учитывайте загрузки в разных проектах, состояние здоровья на данный момент, детей, мужей (немужей тоже), собственный опыт обращения с собой. Например, что происходит на третий день или на вторую неделю начала «новой жизни», когда спадает первый энтузиазм? Как вы справляетесь с разочарованием в себе? И что может помочь вам снова вернуться на путь регулярного выполнения дел?

Иногда все гораздо проще, чем кажется.

Наша Вселенная намного проще, чем кажется

Вы будете удивлены, услышав, что наша Вселенная на самом деле довольно простая — это наши космологические теории оказываются неоправданно сложными, утверждает один из ведущих физиков-теоретиков мира. Такой вывод может показаться нелогичным: в конце концов, чтобы понять истинную сложность Природы, приходится мыслить шире, изучать вещи в более и более мелких масштабах, добавлять новые переменные в уравнения, придумывать «новую» и «экзотическую» физику. Когда-нибудь мы выясним, что такое темная материя, получим представление о том, где прячутся необычные гравитационные волны — если только наши теоретические модели станут более развитыми и более… сложными.

Это не так, говорит Нил Турок, директор Института теоретической физики Периметра в Онтарио, Канада. По мнению Турока, если Вселенная, на самых больших и малых масштабах, о чем-то нам говорит, так это о своей невероятной простоте. Но чтобы в полной мере это осознать, нам необходима революция в физике.

В интервью Discovery Турок отметил, что крупнейшие открытия последних десятилетий подтвердили структуру Вселенной на космологических и квантовых масштабах.

«На крупных масштабах мы составили карту целого неба — космического микроволнового фона — и измерили эволюцию Вселенной, процесс ее изменения, процесс ее расширения… и эти открытия показывают, что Вселенная поразительно проста, — говорит он. — Другими словами, вы можете описать структуру Вселенной, ее геометрию, плотность материи всего одним числом».


Самый захватывающий вывод этого рассуждения в том, что описать геометрию Вселенной всего одним числом проще, чем описать численно простейший из известных нам атомов — атом водорода. Геометрия атома водорода описывается тремя числами, которые вытекают из квантовых характеристик электрона на орбите вокруг протона.

«Это говорит нам, что Вселенная гладкая, но имеет небольшой уровень колебаний, который описывается этим числом. И все. Вселенная — самое простое, что мы знаем».

Где-то там, на противоположном конце масштаба, нечто подобное произошло, когда физики исследовали поле Хиггса, используя самую сложную машину, когда-либо построенную людьми, — Большой адронный коллайдер. Когда в 2012 году физики исторически открыли частицу-посредника поля Хиггса — бозон Хиггса — она оказалась простейшим типом, описываемым Стандартной моделью частиц.

Рекламное видео:

«Природа использует минимальное решение, минимальный механизм, который только можно представить, чтобы дать частицам их массу, их электрический заряд и так далее», — говорит Турок.

Физики 20 века научили нас, что если увеличивать точность и углубляться в квантовый мир, вы обнаружите зоопарк новых частиц. Поскольку экспериментальные результаты производили множество квантовой информации, теоретические модели предсказывали еще больше и больше частиц и сил. Но теперь мы достигли распутья, когда многие из наших передовых теоретических идей о том, что лежит «за пределами» нашего текущего понимания физики, ожидают некоторых экспериментальных результатов, которые подтвердят необычные прогнозы.

— Salik.biz

«Мы оказались в странной ситуации, когда Вселенная с нами говорит; она говорит нам о том, что она чрезвычайно проста. В то же время теории, которые были популярны (последние 100 лет развития физики), становятся все более сложными, произвольными и непредсказуемыми», — говорит он.

Турок указывает на теорию струн, которая была заявлена как «окончательная теория объединения», упаковывающая все тайны мироздания в аккуратную упаковку. А также на поиск доказательств инфляции — быстрого расширения Вселенной, которое она пережила почти сразу после Большого Взрыва где-то 14 миллиардов лет назад — в форме первичных гравитационных волн, выгравированных на космическом микроволновом фоне, «эхе» Большого Взрыва. Но поскольку мы ищем экспериментальные доказательства, мы хватаемся за соломинку; экспериментальные доказательства просто не согласуются с нашими невыносимо сложными теориями.


Наше космическое происхождение

Теоретическая работа Турока отведена происхождению Вселенной, темой, которая привлекла много внимания в последние месяцы.

В прошлом году коллаборация BICEP2, которая использует телескоп, расположенный на Южном Полюсе, для изучения реликтового излучения, объявила об обнаружении сигналов первичных гравитационных волн. Это своего рода «святой Грааль» космологии — открытие гравитационных волн, порожденных Большим Взрывом, может подтвердить инфляционные теории Вселенной. Но, к сожалению для команды BICEP2, они объявили «открытие» еще до того, как европейской космический телескоп Планка (который тоже составляет карту микроволнового фона) показал, что сигнал BICEP2 был вызван пылью в нашей галактике, а не древними гравитационными волнами.

Что, если первичные гравитационные волны никогда не найдут? Многие теоретики, которые возлагали свои надежды на Большой Взрыв с последующим периодом быстрой инфляции, могут быть разочарованы, но, по словам Турока, «это будет мощным намеком» на то, что Большой Взрыв (в классическом понимании) может не быть абсолютным началом Вселенной.

«Самое сложное для меня — это описать сам Большой Взрыв математически», — добавляет Турок.

Возможно, циклическая модель эволюции вселенной — когда наша Вселенная коллапсирует и начинает заново — будет лучше соответствовать наблюдениям. Таким необычным моделям необязательно производить первичные гравитационные волны, и если эти волны не обнаруживаются, возможно, наши инфляционные теории нуждаются в улучшении.

Что касается гравитационных волн, которые, согласно прогнозам, производятся быстрым движением массивных объектов в нашей современной Вселенной, Турок уверен, что мы достигли такой степени чувствительности, что наши детекторы должны вскоре их обнаружить, подтверждая одно из предсказаний Эйнштейна на тему пространства-времени. «Мы ожидаем увидеть гравитационные волны от столкновений черных дыр в ближайшие пять лет».

Следующая революция?

От крупнейших масштабов до мельчайших, Вселенная кажется «безмасштабной» — другими словами, на какой бы пространственный или энергетический масштаб вы ни взглянули, нет в масштабах ничего «особенного». И этот вывод говорит в пользу того, что у Вселенной куда более простая природа, чем предполагают современные теории.

«Это кризис, но кризис в лучшем виде», — говорит Турок.

Таким образом, чтобы объяснить происхождение Вселенной и прийти к соглашению с некоторыми из самых загадочных тайн нашей Вселенной, вроде темной материи и темной энергии, нам, возможно, придется совершенно иначе взглянуть на космос. Для этого потребуется переворот в понимании физики, революционный подход, по силе сравнимый с эйнштейновским осознанием того, что пространство и время являются двумя сторонами одной медали, когда и была сформирована общая теория относительности.

«Нам нужно совсем другое представление фундаментальной физики. Пришло время для кардинально новых идей», — заключает Турок, отмечая, что сейчас прекрасное время для молодежи заниматься теоретической физикой, поскольку именно следующее поколение, вероятнее всего, перевернет наше понимание Вселенной.

Илья Хель

>
Наталья ТОВАНЧЕВА: «Жизнь не так проста, как кажется, она гораздо проще»

В сентябре исполнилось 15 лет, как Наталья Григорьевна возглавила ГТРК «Кубань». Журналист и писатель, мама и бабушка и просто красивая женщина. Это все о ней.

– Наталья Григорьевна, многие дамы скрывают свой возраст. Вы – нет. Чувствуете себя на 61?

– Когда спрашивают о том, сколько мне лет, начинаю в уме подсчитывать годы (смеется). Просто редко о возрасте вспоминаю. Думаю, важно другое: уметь получать удовольствие от простых вещей. Тогда вся жизнь будет сплошным драйвом. Независимо от цифр.

– Как считаете, вы добились того, о чем мечтали в детстве?

– Я хотела быть учителем начальных классов. С этим не вышло. Хотя сейчас «работаю» семейным репетитором для своего внука-школьника. И с этой точки зрения – мечта осуществилась (улыбается)… В старших классах решила пойти в журналистику. Но такого факультета тогда в Краснодаре не было, и я поступила на филологический. Была редактором студенческой газеты. После трудилась в «Краснодарских известиях», телекомпании «НТК». Позже началась моя работа в ГТРК «Кубань».

– Трудно ли вам, женщине-руководителю, управлять мужчинами?

– Мужчинами как раз легко. С представительницами слабого пола сложнее.

– Почему?

– Мужчины не несут на работу домашнее. Дамы же считают, что об их пригоревшей каше или ссоре с супругом непременно должны знать все. Что для меня удивительно. Мой стиль руководства – мужской. Трудовой коллектив – это не семья. Спрос здесь должен быть как на работе, а не как дома: мама то в угол поставила, то приголубила. Хотя у нас на ГТРК как раз коллектив замечательный.

– Вот вы похвалили сильный пол. А с мужским шовинизмом не приходилось сталкиваться?

– Случалось, конечно. Посмотрите, сколько в дорогих краснодарских ресторанах сидит мужчин – и парами, и группками. Вы думаете, они обедать туда пришли? Нет! Они там, чтобы «решать вопросы». У нас это принято. А если барышня пойдет с мужчиной решать вопросы в ресторан? Или в баню? Никто ж не поверит! В России вообще перемешано деловое и личное, связи и работа. Слишком уж, на мой вкус. Надеюсь, когда-нибудь мы избавимся от этого византийства.

– Знаю, что два года назад у вас в компании завершился серьезный ремонт. Как эту ношу взвалили на свои хрупкие женские плечи?

– За «хрупкие» спасибо (смеется). Это была не просто «косметика», а капитальная перестройка. Наше здание не ремонтировалось 50 лет, а нам нужно было установить оборудование для цифрового ТВ и одновременно все отремонтировать. Таковы требования времени. Основная сложность была в том, что мы ни на минуту не прекращали вещание! Представьте – нужно вести прямой эфир, а у нас перфораторы гудят… Ничего, справились. Зато сейчас мы выдаем в эфир сигнал цифрового качества, вошли в первый мультиплекс. Честно говоря, это предмет для гордости.

– До сих пор обсуждают громкие уходы телеведущих с Первого канала. Многие жалеют об Андрее Малахове: мол, программа без него уже не та. Как вы считаете, на нашем местном телевидении есть столь же яркие, харизматичные ведущие? На мой взгляд, их мало. Почему? И что делать, чтобы их стало больше?

– Хороший вопрос, касающийся не только нашего края, а и вообще регионов. У нас в России все дороги ведут в Москву. Тому две причины. Вторая – финансовая. Конечно, в столице больше возможностей заработать. Первая, и более важная, – потребность самореализоваться на том поле, на котором хочется. Поле в Москве, безусловно, больше. И то, что наши журналисты, в том числе и с ГТРК «Кубань», уезжают туда, совершенно нормально. Маргарита Симоньян, Андрей Благодыренко, Наталья Литовка и другие. Со многими до сих пор поддерживаем теплые отношения. Ну и… смотрите теперь Андрея Малахова на канале «Россия»!

– Вообще, формат подобных ток-шоу, вроде «Пусть говорят», возможен на краевом ТВ?

– Возможен. На канале «Кубань-24» был такой опыт.

– Они популярны?

– Да, только это дорогостоящая история. На телевидении ведь все считается миллионами. Оформить красивую студию стоит десятки миллионов. Это если говорить о настоящем ток-шоу, сделанном не на трех тряпочках. И чтобы у шоу были высокие рейтинги, его надо выпускать каждый день. Плюс это продукт, который требует, как вы сказали, харизматичного ведущего – чтоб, увидев его, я к экрану прилипла. Пока тех, кто примагничивает, действительно, немного. Еще он должен быть не только профессионалом, но и с твердым характером. У нас был случай, еще в старой студии, ведущему в прямом эфире залетела в рот муха, так он и бровью не повел.

– Какая программа самая рейтинговая на ГТРК «Кубань»?

– Конечно, «Вести. Кубань». Местные новости – это то, что всегда всех интересует. Этой передаче, кстати, в августе исполнилось 15 лет.

– А какие вы сами смотрите?

– Я все смотрю, у меня работа такая… Люблю нашу «Территорию культуры».

Свой коллектив Наталья Тованчева (в центре) считает замечательным

Она нам дается потом и кровью – длится час, это много. Нравится «Жить в южной столице»… Конечно, у нас все время появляется и что-то свежее. Вот скоро заходим на радио «Маяк» с новым проектом. Скоро стартует цикл документальных фильмов. СМИ – это такая вещь, которая все время должна обновляться, иначе она никому не будет интересна. Наша компания работает на трех телевизионных и трех радиоканалах, еще и сайт есть. Так что перспективы большие.

– И при всем этом вы еще и художественные рассказы пишете. Да-да, не отказывайтесь, читали. Зачем вам еще и это?

– Та самая самореализация.

– Руководство каналом – не самореализация?

– Я занимаюсь любимым делом, безусловно. Но мне хотелось более личностного – когда есть только я и текст. Вообще, потребность писать во мне была всегда. Подтолкнул случай. Дело было в Москве. Ехала в такси, и водитель на каждом светофоре останавливался, вытаскивал деньги из носков и пересчитывал, затем опять распихивал купюры по носкам. Колоритный такой! В общем, к концу поездки у меня в голове созрел рассказ «Как в сказке». Записала. И пошло-поехало. Часто сочиняю на отдыхе. В Краснодаре все-таки времени не хватает. Но писателем себя не считаю – я этим не зарабатываю. Просто записываю рассказы. Они как-то сами ко мне приходят.

– Ничего себе! Недавно, я знаю, уже вторую книгу «записали». В чем смысл ее названия, кстати, – «Бес тебя»?

– Название «подсказал» мой внук. Он сделал в тетради ошибку: предлог «без» написал через «с». Я проверяла у него уроки, заметила и подумала, что получилось интересное, глубокое выражение. Бес, демон чего-то или кого-то – бес любви, одиночества, смерти. Случайности неслучайны. У другого таксиста «подцепила» такое словечко, как «мацапурики». Назвала так один из рассказов… Книгу мы издали в этот раз совместно с поэтессой Светланой Лаврентьевой. Познакомились с ней несколько лет назад и поняли, что пишем об одном, но в разных жанрах. У нас получились истории, продолжающиеся в стихах.

– Со своими читателями общаетесь?

– Общаюсь. Есть у меня один знакомый, который перечитал все мои произведения по нескольку раз. Часто звонит и требует: «Наташ, давай еще!» Говорю ему: «У меня на сайте есть новинки». Он: «Какие это новинки? Я их уже прочитал все (смеется)». Хотя мою прозу и окрестили «женской», она интересна и многим мужчинам. Тут, наверно, важно совпасть с кем-то. У меня есть свой читатель, с которым мы на одной волне. Я сейчас скажу крамольную вещь: понимаю, что Чехов – гениальный драматург, но вот я с ним не совпадаю. Скучно мне на его спектаклях. Зато «Гамлета» Шекспира я смотрела раз 15 в разных театрах – это мое.

Я вообще очень люблю театр, свои поездки за границу стараюсь приурочивать к премьерам оперных спектаклей, концертам. Давно хотела послушать нашу землячку, оперную певицу Анну Нетребко. Билетов обычно не достать: они раскупаются задолго до. Только в Испании удалось ее «догнать». Она пела вместе с мужем – оперным исполнителем Юсифом Эйвазовым. Это что-то потрясающее. Гениальные ребята.

– Что вы любите в России и что вы видели в Европе такого, чего в России нет?

– Я много чего люблю в России: культуру, музыку, литературу. Классику нашу нравится перечитывать – Гоголя, Набокова, обожаю Льва Толстого. Без книги не обходится ни один мой отпуск. Из современников любопытны Алексей Иванов, Людмила Улицкая, Захар Прилепин, Анна Матвеева, Мариам Петросян… Меня часто просят – назовите любимые книги, духи, цвета. Их много, по настроению. Нравится, к примеру, разнообразных цветов и фактур бижутерия. Вот сегодня на мне два кольца, тоже, кстати, российского производства. А бриллианты вот не люблю, холодные они. Хотя они у меня тоже есть – сын подарил. Что еще? Люблю людей, конечно, – у меня в России много друзей.

– А по поводу того, чего не хватает?

– Любой, кто прилетает из Европы, ощущает колоссальную разницу. Угрюмость, отсутствие улыбок, доброжелательности у наших соотечественников. Если я заблудилась в Мюнхене и стою на улице с картой в руках, ко мне обязательно кто-то подойдет и предложит помощь. У нас – ха-ха-ха. Я все понимаю. Народ пережил и годы войны, и репрессии, и трудные 90-е. Но надо уже стряхивать с себя это. И начинать с воспитания детей. Я в Тауэре наблюдала такую картину: детки сидят на полу, кто-то лежит даже, учитель им что-то рассказывает, они записывают, кто хочет – рисует. Свобода, комфорт. И вспомнила я наши музеи, где кричат: «Туда не ходи, это не трогай». С детства воспитывают закрепощенных. Мой внук, 5-классник, тоже в краснодарских музеях был – сказал мне, что ничегошеньки не запомнил. Зато в Лувр сам попросился! Как и в «Мулен Руж» (улыбается). Ну что ж, сходили и туда. Смотрим мир вместе. Он мечтает стать популярным блогером. Это моя боль, потому что этот «знаменитый блогер» постоянно сидит в телефоне. Но мое дело – вложить в него сейчас все, что я могу. А дальше пусть он выбирает. Не нужно ничего усложнять. Как говорит мой знакомый, жизнь не так проста, как кажется, она гораздо проще.

it won’t hurt (Евгений Тамарченко); it can’t hurt to… (To hear the effect, sit in front of your computer speakers, with your ears about equidistant from the left and right speakers. (It can’t hurt to close your eyes.) — http://goo.gl/o4hTXb Artjaazz); one could use (smth) I could use some help. — Помощь не помешает (лишней не будет). / We could use some sleep. — Нам бы не помешало немного поспать. / I could use a cup of coffee. — Мне нужно выпить кофе. / «Can I make you some breakfast?» «No, thank you, but I could really use a cup of coffee.» — …а вот кофе не помешает (а вот от кофе не откажусь; а вот кофе был бы весьма кстати) 4uzhoj); doesn’t hurt (Sometimes a man just needs a place where he can have a few beers and think. — And look at some boobies. — Doesn’t hurt. wandervoegel); nice to have (SirReal); it can’t hurt to… (To hear the effect, sit in front of your computer speakers, with your ears about equidistant from the left and right speakers. (It can’t hurt to close your eyes.) — http://goo.gl/o4hTXb Artjaazz); it won’t hurt (Евгений Тамарченко); one could use (smth) I could use some help. – Помощь не помешает (лишней не будет). / We could use some sleep. – Нам бы не помешало немного поспать. / I could use a cup of coffee. – Мне нужно выпить кофе. / «Can I make you some breakfast?» «No, thank you, but I could really use a cup of coffee.” — …а вот кофе не помешает (а вот от кофе не откажусь; а вот кофе был бы весьма кстати) 4uzhoj)