Как мальчики и девочки

Раздельное обучение мальчиков и девочек: за и против

Почему раздельное обучение – это хорошо

Известно, что биологическое развитие мальчиков и девочек происходит в разное время. Опираясь на этот факт, отечественные исследователи раздельного обучения (В.А. Геодакян, В.Д. Еремеева, Т.П. Хризман и другие) считают: когда мальчики учатся отдельно от девочек, педагоги могут выработать специфические приемы, которые будут наиболее эффективны с каждым полом в отдельности. Следовательно, результаты успеваемости будут выше.

Разумная разница в подходах к обучению

Женский и мужской мозг функционируют по-разному. Нейропсихологи говорят о том, что у девочек преобладают интуиция и эмоции, у мальчиков — логика и рациональность. Раздельное обучение позволяет ребёнку взять за основу то, что даёт ему лучше «прочувствовать» материал, найти тот способ решения задачи, который соответствует его типу функциональной организации мозга.

В классе девочек учитель вместе с ними разбирает алгоритм выполнения задания, постепенно учит действовать самостоятельно, подготавливая к поиску собственных решении нетиповых заданий.

В классе мальчиков учитель включает детей в задания, требующие сообразительности и быстроты реакции, подводит к открытию принципа решения, не отвергая ошибок и предположений.

У детей нет страха перед негативной оценкой противоположного пола

В присутствии мальчиков девочки больше озабочены впечатлением, которое производят на них, а не учебой. А мальчики свое внимание выражают через обидные замечания и подтрунивания.

В гомогенном классе учителя отмечают более высокий уровень самооценки и мотивации достижения успеха. Ребёнок больше верит в собственные силы, снижается страх негативной оценки и насмешек со стороны противоположного пола.

Снижение агрессии внутри группы мальчиков

При однополом обучении учителя отмечают снижение физической агрессии у мальчиков: они легче «договариваются» при разрешении возникающих конфликтов, не возникает необходимости «демонстрации» перед девочками своей физической силы.

В совместных классах девочки вынуждены конкурировать за внимание мальчиков, а не учиться

Девочки при совместном обучении с мальчиками часто теряют важные составляющие женского типа личности. Им приходится одновременно конкурировать с мальчиками в учебе и пытаться понравиться им.

Все это приводит к тому, что девочки становятся агрессивными, порой даже жестокими, теряют уважение к мужчине (что обнажает риск подрыва будущей семейной жизни). Но в то же время они чувствуют себя беспомощными перед силой и «взрывным» характером поведения мальчиков.

Ой, мамочки: 9 киномам, у которых на самом деле нет детей

Наше общество чрезмерно «обабилось» в последние десятилетия. С этим не согласится разве что дурак да либерал (последний, кстати, тоже утратил половую идентификацию, поскольку люди, поддерживающие представителей ЛГБТ, уже одной ногой в этой чудной компании). Вздохами и кривым юмором на тему «настоящих мужиков не осталось» переполнены не только кухонные беседы, но и глобальная сеть. И ведь подобным тезисам уже не год, не пять, и даже не десять лет.

В чем же причина этой проблемы? Быть может, в том, что в 90-е резко выросло количество матерей-одиночек, растящих сыновей без отцов? Или виновата пресловутая западная эмансипация, из-за широкой пропаганды которой женщины разных возрастов вдруг принялись бравировать своей самодостаточностью и независимостью, унижая тем самым представителей сильного пола?

Увы, это всего лишь следствие. Первопричина, десятилетиями подтачивавшая истинное равновесие полов, кроется во вполне, казалось бы, безобидном повсеместном явлении, а именно – в смешанном обучении. Представляю количество критики, которое обрушится на человека, посмевшего выразить подобное предположение. Но все же продолжу.

Знакома ли вам ситуация, когда «тихий троечник», с горем пополам освоивший девять классов школы, поступив в техникум вдруг «расправляет крылья» и начинает, без преувеличения, хватать звезды с неба, поражая преподавателей глубиной и живостью мышления? С ходу могу насчитать с пяток таких мужчин среди знакомых. Все они склонны винить школьных преподавателей, не сумевших раскрыть их потенциал. А, между тем, покинув школьные стены, молодой человек оказался в сугубо мужском коллективе (имею в виду технические специальности), где уже ничто не отвлекает его от учебного процесса.

По этой же причине живет еще в народе поговорка: «Армия сделала из него мужчину». Не в армии ведь дело, а в мужской среде, где нет места пытливому женскому взгляду и колким насмешкам. Зато есть дух истинного соперничества. Конечно, стыдно завершать марш-бросок в числе последних, но это стимул для роста. А финишировать после хотя бы одной девочки (что не редкость на уроках физкультуры в школе) это не просто стыдно, для мальчика, это – унизительно. И противоречит его природе. И развивает в юном мужчине комплекс собственной неполноценности (ведь мальчикам с детства внушают, что сильный пол именно они).

Так задумано Создателем, что мужская и женская природа отличаются. Это и не хорошо, и не плохо. Это просто есть. Вот как в задаче существует некое условие, и для верного ее решения необходимо отталкиваться от того, что «Дано». В нашем случае условие прозвучало бы так: «Дано несколько мальчиков и несколько девочек». Задача состоит в том, чтобы имеющиеся в наличии мальчики за школьные годы не растеряли мужественность, а упомянутые девочки по истечении определенного количества лет не ныли о том, что «мужиков не осталось». Решение лежит на поверхности: разделить тех и других на время учебного процесса.

Наши предки в этом вопросе были гораздо умнее нас: в России обучение было раздельным до 1918 года. «Исправил» это комиссар просвещения Луначарский (кстати, тот самый товарищ, который выкинул из русского алфавита несколько «ненужных» букв, что отразилось на качестве образного мышления новых поколений). Однако в 30-е годы негативные последствия «бесполого» обучения уже стали заметны, и потому правительство во главе со Сталиным вернуло в школы разделение. Гендерный принцип образования существовал, пока был жив вождь, а в 1954 году классы снова смешали. Результатами этого чудовищного эксперимента мы сейчас «наслаждаемся» в полной мере.

Об идее раздельного обучения вновь заговорили где-то с четверть века назад педагоги-новаторы, такие как Шалва Амонашвили, Виктор Шаталов, Михаил Щетинин, Владимир Базарный. Последователи методики Базарного в одной из школ Красноярского Края реализовали гендерный принцип обучения и получили беспрецедентные результаты: количество отличников в раздельных классах выросло до 60%!

Личность формирует среда. В смешанных классах мужские природные задатки (такие как тяга к риску, состязательность, испытания на силу и волю духа) за ненадобностью попросту нивелируются. Если новорожденного орленка отдать на воспитание в курятник, птенец вырастет, считая себя курицей. А от орла в лучшем случае ему останется только агрессия (за которую эти же куры его и заклюют).

К счастью, общество наше не совсем безнадежно, именно поэтому в последнее время огромной популярностью пользуются кадетские классы. А некоторые российские школы пошли еще дальше: раздельное обучение они сделали основным своим принципом. Подобных учебных заведений в нашей стране уже более семисот. Они встречаются не только в столице, но и на периферии. В их защиту говорит также и то, что Русская Православная Церковь приветствует и всячески поддерживает принцип гендерного обучения.

Речь ведь не идет о полной изоляции мальчиков от девочек. Ничто не препятствует общению школьников во время перемен и внеклассных мероприятий. Однако гендерный принцип образования, безусловно, пойдет на пользу учебному процессу (особенно в случае с подростками). Согласитесь, во время урока в глазах школьника должен вспыхивать интерес к предмету, а не огонек нереализованных гормонов. Какому родителю хочется, чтобы его дочь, отвечая у доски, была объектом вожделения подрастающих мужчин класса? Также стоит отметить, что мальчики и девочки, обучающиеся раздельно, по отношению друг к другу ведут себя гораздо скромнее, чем их сверстники из смешанных классов.

Дети – это наше будущее. Какое будущее нам уготовано зависит во многом от нас. Принцип раздельного обучения годами демонстрировал свою высокую эффективность и не только в предположениях педагогов-новаторов, но и на практике. Может, пришло время вернуться к истокам? Тем более что распределение детей в гендерные классы абсолютно не затратно. В конце концов, мальчики и девочки рождаются для разных жизненных задач, и учиться решать эти задачи им будет легче в родственной своей природе среде.

Гендерный класс: в чем преимущества раздельного обучения?

Родители и ученые знают, что мальчики и девочки развиваются по-разному. Особенно это касается младшеклассников. Поэтому в России стали создавать «гендерные классы», где дети учатся раздельно, но вместе участвуют в школьных мероприятиях. В столичной школе №2120 дети уже три года получают образование таким образом. Учитель начальных классов школы №2120 Наталья Глазкова рассказала об особенностях гендерного обучения.

Система гендерного обучения не нова: разделять мальчиков и девочек в процессе обучения раньше было нормой. В царской России были кадетские классы и закрытые школы для мальчиков. Девочки обучались дома или в пансионах и институтах благородных девиц. Так же дело обстояло и в Европе. Собственно говоря, до середины прошлого века в нашей стране и советские дети так учились.

К раздельному обучению школьников решили вернуться буквально несколько лет назад. Сегодня раздельное обучение ведется в 64 регионах России, и такая форма образования существует в почти 500 школах страны. Можно сказать, что система обучения по гендерному признаку расширяет выбор для родителей и дает возможность раскрыть способности ребенка.

Присвоение классам статуса «гендерного» связано с понятием ГЭПа – городской экспериментальной площадки. Таким образом, Департамент образования расширяет возможности школ и у родителей появляется выбор между разными формами обучения. В школе №2120 уже три года в начальных классах существует параллельно-раздельное обучение. Мальчики и девочки обучаются в разных классах, но вместе участвуют в школьных праздниках, спортивных соревнованиях, концертах. Такой процесс образования учитывает возрастные особенности детей, а также их физиологические и психологические особенности.

У разнополых детей одного возраста есть несколько отличий в восприятии мира. У мальчиков левое полушарие созревает медленнее, а у девочек – правое. Девочки в раннем возрасте лучше «дружат» с цифрами, но категории пространства и времени вызывают у них трудности, которых нет у ребят.

По-разному дети воспринимают и информацию. Мальчики частенько схватывают все на лету, зато с закреплением материала у них возникают трудности: как только заканчивается эффект новизны (wow-эффект), внимание рассеивается. Девочки же методично повторяют и проверяют уже проделанную работу.

Мальчикам ближе эвристический путь познания: им нравится быть первооткрывателями. Им лучше предложить сначала самим выполнить задание, а потом обобщить, рассказать, как и почему надо было действовать. Ребят нужно «натолкнуть», чтобы они сами открыли закономерность, тогда они будут в тонусе в течение урока и легко запомнят и усвоят материал. Девочки же более эмоциональны: они лучше запоминают то, что произвело на них сильное впечатление.

Организация процесса обучения у девочек и мальчиков отличаются. Девочки, проиграв, обычно сильно расстраиваются. А мальчиков, наоборот, подстегивает дух соперничества, им нравится момент соревнования: это их заставляет думать быстрее, искать верные решения, чтобы ответить раньше всех.

Поэтому педагоги используют разные приёмы и формы преподавания, что в рамках смешанного класса реализовать довольно сложно. Управлять детьми в гендерном классе педагогу легче: он, как камертон, подстраивает себя под тип поведения (мальчиков или девочек) и может дать больше материала, не отвлекаясь на дисциплину.

Из-за таких причин и создают «гендерные классы», в которых дети осваивают одну учебную программу. Однако, как показывает практика, обучаясь раздельно, дети усваивают ее эффективнее. Так, по объективным оценкам в школе №2120 показатель качества обучения у девочек составляет 74%, у мальчиков 67%.

Стоит отметить, что в современной Англии раздельное обучение практикуют преимущественно частные пансионы. В рейтинге лучших школ острова 70% составляют заведения с гендерной дифференциацией. Аналогичные результаты наблюдаются и в Австралии. В течение нескольких лет ученые следили за успеваемостью 270 тысяч школьников, и пришли к выводу – мальчики, которые учились в раздельных классах, получали оценки на 15-20% выше, чем мальчики из классов со смешанной формой обучения.

В гендерных классах многим детям значительно комфортнее. Большинство учеников в таких классах чувствуют себя легко и непринужденно, практически все считают свои коллективы дружными. Психолог Джон Ф. Корсо (John F. Corso) в своих исследованиях отметил, что мальчики и девочки по-разному воспринимают информацию на слух.

Повышенный тон учителя девочки распознают, как крик. Мальчики, наоборот, могут не обратить внимание на тихую речь и перевести внимание на посторонние вещи.

Впрочем, улучшается не только психологический климат. По статистике Института гигиены детей и подростков, 40 лет наблюдавших за состоянием здоровья учащихся некоторых московских школ, смешанное обучение отрицательно влияет на здоровье 94% девочек: у них страдают кровеносная, пищеварительная и нервная системы, они чаще простужаются и как следствие – у них больше пропусков уроков. Так что многие специалисты называют гендерное обучение в числе «здоровьесберегающих технологий».

А в школе №2120 вообще улучшили эту форму образования. В одном из гендерных классов (мальчиков), где учится много ребят из материнских семей, с ребятами теперь занимается тьютор-мужчина, который учит мальчишек нивелировать споры и конфликты. Благодаря такому общению компенсируется мужское воспитание в этих семьях. В другом классе, где обучаются дети с диагнозами ОВЗ и СДВГ, со школьниками занимается тьютор-дефектолог.

Руководитель Научно-внедренческой лаборатории физиолого-здравоохранительных проблем образования администрации Московской области Владимир Базарный считает, что при совместном обучении мальчики подражают девочкам и перенимают присущие им качества: прилежность, стремление услужить и понравиться. У них пропадают заложенные природой протестные установки и черты мужского характера, мальчики начинают развиваться по женскому типу, усваивая женский эталон социального поведения. В раздельных же классах они учатся налаживать отношения в своем коллективе, не прячась за спины девочек, у них воспитываются типичные мужские черты: воля, смелость, решительность.

Раздельное обучение позволяет ребенку осмыслить свою личность, пройти процесс самоидентификации по половому признаку. Мальчикам – ощутить себя будущими мужчинами, защитниками, отцами – примерить на себя маскулинные роли. А девочкам – осознать себя будущими женщинами, мамами, хранительницами домашнего очага, мудрыми и нежными.

В будущем тенденция разделения классов может сохраниться и увеличиться. Переходить на всеобщую гендерную дифференциацию классов в школах в масштабах всей страны нет никакой необходимости, так как раздельная форма обучения предлагает родителям, в первую очередь, возможность выбора наиболее комфортных условий развития именно для их ребенка.

Мальчики — отдельно, девочки — отдельно. Полезно ли гендерное обучение

Сегодня гендерное обучение — скорее исключение из правил, чем тенденция. И все же в некоторых школах оно до сих пор сохранилось. Полезно ли разделять школьников? В этом вопросе попробовала разобраться психолог Мария Меркулова.

Отсутствуют образцы чисто мужского и женского поведения

Начнем с того, что раздельное обучение было традиционным для дореволюционной России. Совместные классы создали для того, чтобы устранить неравенство между мужчинами и женщинами. В наше время ситуация такова, что девушки посещают психологов и различные тренинги на тему «Как развить в себе женскую энергию» или «Как найти настоящего мужчину». Сильному полу на консультации приходится объяснять, что такое мужское поведение в отношениях и какие они, эти непонятные мужские обязанности. В общем, неравенство устранили с избытком! Хотя, следует признать, поняли это уже в 40-е, когда попытались опять перейти на раздельное обучение. Но через некоторое время снова вернулись к совместному. Мне кажется, это произошло в большей степени из-за нехватки средств, в тяжелое военное и послевоенное время.

Нет конкуренции с одноклассниками другого пола

Как большой плюс отмечу, что в раздельных классах между мальчиками и девочками нет конкуренции. Они соревнуются только между собой. К сожалению, в нашем обществе часто приходится видеть, как женщины конкурируют с мужчинами в отношениях. У них это получается спонтанно, потому что с детства девочка делала это в школе и ее мама поступает так дома с папой. Хорошо, если в семье партнерские здоровые отношения, тогда еще есть шанс избежать подобного поведения.

Уходит тревога из-за оценки противоположного пола

В средней школе особую важность приобретает оценка противоположного пола. В гендерных классах нет тревоги по поводу того, «как меня сегодня оценят девочки или мальчики». Соответственно, и на самооценку это не влияет. Нет тревоги — лучше успеваемость.

Меньше шансов развить комплекс неудачника у мальчиков

Следует также отметить, что психологически и физиологически мальчики-ровесники отстают от девочек. При совместном обучении и равном подходе это может развивать у мальчиков комплекс неудачника.

Легче учитывать особенности мальчиков и девочек

Подход в обучении должен быть разным, поскольку для мальчиков часто важны цели, а для девочек — сам процесс тоже имеет значение. Иногда даже большее, чем результат.

Для мужчины цель — зарабатывать деньги, он ищет возможности, как это делать, особо не размышляя, как он себя при этом чувствует. Для женщины чаще важно получать удовольствие от самого процесса зарабатывания. Ей важно, чем она занимается, что она при этом испытывает, комфортно ли ей.

Проще дать нужный образец поведения в лице учителя

В школе, особенно в начальных классах, учитель — это авторитет для ребенка, даже больший, чем родители. Часто можно услышать от детей, когда родители вставляют свои замечания при выполнении домашнего задания: «А вот Мария Ивановна так сказала делать!». От личности учителя во многом зависит отношение ребенка к учебе, а значит, к труду, да и вообще к жизни. Учитель — образец поведения, эмоциональных реакций на какие-то события. И в этом случае желательно, чтобы перед мальчиками был образец мужского поведения. Учителю-мужчине в классе мальчиков просто будет легче завоевать авторитет, заинтересовать ребят, вызвать уважение к себе. А учителю-женщине, соответственно, в классе девочек легче создать доверительную атмосферу.

Дети усваивают правильные сценарии поведения

В смешанных классах по статистике мальчики чаще являются нарушителями дисциплины: опаздывают, не делают уроки, списывают, перебивают учителя. Часто случается, что половина урока уходит на то, чтобы восстановить рабочий процесс, наказать виновных. Учитывая, что большинство учителей в школе — женщины, то получается, что регулярно мальчики испытывают на себе отрицательные эмоциональные реакции, а иногда и вербальную агрессию от учителя-женщины, которая уже изначально стоит в позиции «сверху». А девочки с той же частотой наблюдают, как будущие мужчины подвергаются таким воспитательным мерам. И, конечно же, запоминают такой сценарий поведения, при гендарном обучении подобные ситуации просто исключены.

Дети не получают знаний о том, как строятся отношения с противоположным полом

Как минус можно отметить, что в раздельных школах дети не видят, а соответственно, не могут получить знания, навыки того, как строятся в коллективе отношения между мальчиками и девочками, а в будущем, соответственно, между мужчиной и женщиной. Эти знания могли бы помогать им потом в развитии своей профессиональной деятельности, при взаимодействии в коллективе. Такой опыт можно было бы еще получать в семье, где много детей, во дворе. Но сейчас дети очень заняты учебой. После школы почти все занимаются с репетиторами или посещают курсы для успешной сдачи экзаменов. Наши дети перестали общаться, дружить, гулять во дворе, ходить друг к другу в гости. Получается, что кроме школы они больше нигде и не общаются в смешанных коллективах.

Преимущество обучения детей в однополых школах

Школы Великобритании делятся на два типа: совместного и раздельного обучения. Что касается раздельной (однополой) системы образования, то у нее есть как свои сторонники, так и противники. Противники утверждают, что дети в таких школах растут закомплексованными, без опыта общения с противоположным полом. Но, стоит заметить, что никаких статистических подтверждений этой теории нет.
В свою очередь сторонники однополой системы образования приводят следующие аргументы:
В однополых школах всесторонне развитые дети имеют больше шансов раскрыть свой потенциал. Мальчики показывают гораздо лучшие результаты по гуманитарным предметам, а девочки по математике и физике. Причина в том, что здесь, в отличие от школ совместного обучения, предметы негласно не разделяются на предметы «для девочек» и «для мальчиков».

Девочки в однополых школах вырастают более самостоятельными, не привыкая полагаться на «сильный» пол.
В школах общего обучения девочки негласно считаются слабее, а иногда и глупее мальчиков. В однополых школах такого нет.

По статистке девочки, закончившие однополые учебные заведения, добиваются больших успехов в жизни и карьере.
Количество сторонников и противников однополой системы образования примерно одинаковое. Поэтому окончательное решение в выборе учебного заведения полностью зависит от родителей. Одним из альтернативных вариантов можно разсматривать так называемые «ромбовидные» школы, в которых применяется комбинированное обучение.

3 очень спорных аргумента за раздельное обучение мальчиков и девочек

На волне «возврата к традиционным ценностям» в России то и дело предлагают ввести раздельное обучение девочек и мальчиков в школах. А некоторые школы даже идут на такой эксперимент. Потому что так (якобы) повысится успеваемость. Надежда Макоева разобралась, какие аргументы приводят сторонники раздельного обучения.

Первый класс. Рассылка Ценные советы и бесценная поддержка для родителей первоклассников

В Российской империи гендерную сегрегацию практиковали почти все учебные заведения. Потому что перед выпускниками и выпускницами стояли разные задачи в зависимости от их пола.

В новом порядке, установленном после 1917 года, пол стал второстепенным фактором: строить коммунизм предстояло всем без исключения. С 1918 года ввели обязательное смешанное обучение, которое с небольшим перерывом в годы Великой Отечественной таковым и оставалось всю историю СССР и продолжило традицию обучения и уже в современной России.

В начале 90-х появились первые экспериментальные школы с раздельными классами для мальчиков и девочек. Сегодня в России таких несколько сотен из 40 тысяч школ. Каждый год к эксперименту присоединяется всё больше школ. Сейчас в России есть два вида школ с раздельным обучением: традиционные (кадетские и религиозные) и экспериментальные.

1. Если разделить мальчиков и девочек — повысится успеваемость

Сторонники раздельного обучения придерживаются мнения, что учить одним и тем же вещам мальчиков и девочек следует по-разному. Потому у них разное устройство мозга и восприятие информации. Ключевым постулатом обычно становится утверждение, что у мальчиков и девочек разные нейробиологические характеристики. Это очень спорно, потому что очередные недавние исследования мужского и женского головного мозга показали, что мозг мужчины и женщины на самом деле очень похож, и разницу нельзя трактовать как половой диморфизм. Для каждой области, по которой у мужчин и женщин есть различия, есть и совпадения.

Остальные аргументы сторонников раздельного обучения обычно укладываются в такой список:

  • мальчикам нужна соревновательность, девочкам — командная работа;
  • девочки наблюдают, разбираются, затем действуют. Мальчики действуют и по ходу действия разбираются;
  • девочкам и мальчикам нужна разная система мотивации;
  • мальчикам нужно больше времени, чтобы сосредоточиться. Если девочкам можно начать объяснять тему в самом начале урока, то с мальчиками нужно подождать хотя бы 15 минут, чтобы они могли начать плодотворную работу;
  • мальчики стесняются в присутствии девочек, а девочки — мальчиков;
  • в первые годы учёбы девочки сильно обгоняют мальчиков в развитии.

Нейро- и психолингвист, доктор биологических и филологических наук Татьяна Черниговская в своей лекции «Как научить мозг учиться» говорит о том, что мужской и женский мозг всё же отличаются — не в сторону «лучше-хуже», а просто они разные. Поэтому условия обучения, вплоть до температуры в помещении, для мальчиков и девочек должны быть разными.

Мальчики лучше учатся в более низких температурах, им нужно пространство, движение, соревновательность и постоянное одобрение. Девочкам нужно много цвета, для них важны доверительные отношения с учителями и контролируемый риск — то есть умеренно-опасные условия, которые чему-то учат, но не вгоняют в стреcc.

Американская психологическая ассоциация опубликовала результаты анализа 184 исследований, в котором участвовали 1,6 миллиона учеников из 21 страны мира. Согласно ним, в школах в раздельным обучением ничуть образование не лучше, чем в смешанных.

Классы с раздельным обучением формируются, как правило, с согласия родителей. Под их же давлением могут расформировываться — как, например, произошло в гимназии-интернате № 664 в Санкт-Петербурге. Гимназия возвращается сейчас к смешанному обучению. По словам директора, родители не хотят и дальше разделять детей, несмотря на положительную динамику образовательного процесса.

«У нас сейчас две площадки: на одной обучаются мальчики, на другой девочки, чьи результаты мы отслеживали начиная с первого класса — сейчас они заканчивают восьмой класс. Те девочки, которые учатся отдельно, показывают очень хорошие результаты. Впрочем, как и мальчики. Успеваемость в смешанных классах несколько ниже».

Елена Кадина, директор школы № 664 в Санкт-Петербурге

2. У них будет меньше проблем со здоровьем — психологических и физических

В некоторых школах России популярна методика «здоровьесберегающего образования», разработанная педагогом-новатором Владимиром Базарным. В борьбе с такими распространёнными последствиями традиционного школьного образования, как близорукость и сколиоз, Базарный предлагает использовать в классах специальную мебель, тренажёры для глаз, массажёры… и раздельное обучение мальчиков и девочек. Последнее — для психологического комфорта детей и формирования «правильных установок».

По мнению Базарного, «физиологические, психологические и социально — ролевые типы мальчиков и девочек имеют качественные различия, выполняющие в биогенетическом, эмоционально — смысловом, духовно-волевом и социальном плане разные жизнеутверждающие стратегии».

Он считает, что при смешанном обучении мальчики оказываются под влиянием учителей-женщин и более развитых девочек-одноклассниц, которые занимают доминирующую позицию и «навязывают мальчикам своё сугубо женское эмоциональное воззрение на мир смыслов и ценностей жизни». Из-за этого «мальчикам приходится мучительно ломать дух мужского воображения, ломать мужские стереотипы и выстраивать женские». В свою очередь, «лидерство в воле и духе девочек оказалось для них развитием по мужскому типу. Это сопровождается гормонально-эндокринными перестройками и, как следствие, информационно-генетическим хаосом на фоне появления новых (ранее сугубо „мужских“) заболеваний».

Да, с такими антинаучными взглядами у методики Базарного немало последователей по всей стране. Его взгляды созвучны с бестселлером 1873 года «Пол в образовании или Справедливый шанс для девочек», в котором академик Эдвард Кларк заявлял, что если бы девочкам пришлось во время менструации так же интенсивно учиться, как и мальчикам, их репродуктивные органы получили бы непоправимые увечья.

Психологический климат в однополом классе — тоже вопрос спорный.

«Я училась в женской гимназии. Это был ужас ужасный… Из-за отсутствия мальчиков девочки начинали искать врага внутри коллектива: заговоры, интриги, дружба против кого-то — настоящий террариум».

Ольга С.

3. Мальчики не будут отвлекаться на девочек, а ещё их научат «традиционным ценностям»

Школьный предмет «Нравственные основы семейной жизни» уже факультативно преподают, а «семьеведение» дорабатывается. Да, в некоторых школа серьёзно подходят к воспитанию «мужественности» и «женственности».

Вот, к примеру, что пишут в разделе об учебно-воспитательном процессе школы № 9 города Балашова в Подмосковье: «Важнейшей задачей сегодняшнего дня является воспитание мужества в мальчиках, привитие идеалов добра, красоты, целомудрия девочкам».

А школа № 14 в Екатеринбург опубликовала монументальный документ «Программа развития. Гендерный подход в воспитании и обучении учащихся основной школы на 2018–2021 годы». Вот цитата из него: «…. в детях необходимо воспитывать ориентацию на семью, её ценности. В мальчиках — развивать типично мужские качества характера: самостоятельность, стойкость, активность, независимость. У девочек необходимо формировать типично женские черты: мягкость, заботливость, хозяйственность».

Даже в самых обычных смешанных школах всегда существовало разделение на уроках «Труда»: мальчики там сколачивали скворечники и что-то строгали, девочки должны были учиться «домоводству» — то есть шить и готовить, выбор никто не предоставлял. А ведь столярное ремесло, автодело или программирование — интересные и полезные навыки и для девочек тоже.

Считается, что при раздельном обучении мальчики и девочки меньше отвлекаются от учёбы на противоположный пол. Но гормоны отключить невозможно. Поэтому объект для романтического увлечения так или иначе найдётся. Живая иллюстрация к этому — исследование английских учёных, которые отмечают, что среди выпускников мужских школ существует больший процент разводов, нежели у тех, кто ходил в общую школу.

«Я учился в классе, где были только мальчики. У нас была очень сильная школа, каждый год кто-то из параллели участвовал в международной олимпиаде по химии, физике или математике. Моё мнение, что раздельное обучение положительно сказывается на успеваемости. Но отрицательно сказывается на понимании как общаться с противоположным полом. Мне этого навыка в жизни не хватает, и я считаю, что в этом вина именно раздельного обучения».

Пётр М.

В конечном итоге всё упирается в вопрос отношения к школе в целом. Для одних родителей (и их детей) школа нужна в первую очередь для учёбы, для других — это опыт социализации. Если в вопросах успеваемости половой состав класса большой роли не играет, то в социализации раздельное обучение — большой минус.

Даже без гендерного разделения школа — искусственная конструкция: никогда больше, кроме школы и армии, в жизни людям не приходится находиться только в окружении сверстников. Постоянно быть в окружении сверстников своего пола — совсем надуманная среда, далёкая от жизни.

Поэтому гендерный подход в обучении смотрится сильно устаревшим в контексте современных образовательных трендов, когда обучение становится персонализированным в зависимости от особенностей и потребностей каждого отдельного ученика. Безо всякой привязки к полу.

Мальчики — налево, девочки — направо

Вместе, врозь и снова вместе

До начала ХХ века девочки и мальчики в школах учились раздельно, потому что в России (да и во всем мире) была традиционная система ценностей: мужчина — глава семьи, занимающий активную социальную позицию, задача женщины — хранить домашний очаг и воспитывать детей (исключения лишь подтверждали правило). С приходом советской власти все изменилось:

В марте 1919 года на съезде РКП(б) было решено ввести в стране совместное обучение мальчиков и девочек.
Причина: «искоренение дискриминации женщин» (хотя, скорее всего, речь шла об искоренении всего, что было связано со старым укладом жизни).

В июле 1943 года Политбюро ЦК ВКР(б) снова ввело раздельное обучение, и с сентября того же года в стране начали работать 1372 средние и 683 семилетние мужские и женские школы. В Воронеже это разделение произошло чуть позже: в 1945 году школу №16 разделили на женскую и мужскую (в первой оказалось 952 ученицы, во второй — 526 учеников).
Причины: народный комиссариат просвещения РСФСР признал дискриминацию женщин полностью устраненной и заявил, что нужно «готовить школьников к взрослой жизни, учитывая особенности их физиологии». К тому же в годы войны стране требовались защитники: в школах ввели допризывную подготовку, и с пятого класса девочки и мальчики изучали ее по разным программам.
Надо сказать, что раздельное обучение ввели только в населенных пунктах, где было не меньше 4-6 средних школ, поэтому с 1943 года в стране действовали сразу две системы обучения — совместная и раздельная. Раздельные школы планировалось сделать элитными: в них ввели углубленное изучение отдельных предметов, а зарплату сотрудникам увеличили на 50% из-за повышенной сложности работы, поскольку даже библиотекари в них обязаны были владеть иностранным языком. К 1954 году в стране было 4200 школ, из них школ раздельного обучения — 2323 (то есть, больше половины).

В августе 1954 года на Всероссийском совещании министров просвещения СССР, заведующих гороно и облоно приняли окончательное решение о переходе на совместное обучение (за исключением уроков труда). В Воронеже этот переход состоялся в 1967 году, когда мужские и женские школы №№ 16 и 17 преобразовали в средние общие.
Причины: во-первых, эти школы для государства были слишком затратными, во-вторых, население не было в них заинтересовано, в-третьих, в мужских школах педагоги не справлялись с поддержанием дисциплины (впрочем, стремление укрепить дисциплину было весомым аргументов и при введении раздельных школ, и при их отмене).

Сегодня в России вновь говорят о введении раздельного обучения. Пока оно существует только в виде городских экспериментальных площадок (ГЭП) — это когда мальчики и девочки учатся в здании одной школы, но в отдельных, параллельных классах. В Воронеже ГЭПов нет, зато есть две школы дополнительного образования — «Дипломат» (для мальчиков) и «Бон Тон» (для девочек). Ребята изучают здесь язык, этикет, занимаются танцами, спортом и т.д., а учатся в обычных школах.
Появятся ли в России раздельные школы, пока неясно, но уже сейчас у них есть и сторонники, и противники. Мы выслушали мнения и тех и других.

Разделяй и властвуй

Педагоги и психологи, выступающие за раздельное обучение, аргументируют свою позицию тем, что…

  • Доказано, что в биологическом и психологическом развитии мальчики отстают от девочек на 2 года, поэтому в начальной школе обычно хуже учатся. Если педагог начинает их стыдить, подтягивать до уровня девочек, дети получают психологическую травму, и, в конце концов, комплекс неполноценности. Поэтому учить мальчиков и девочек лучше по отдельности, с учетом физических возможностей, периода полового созревания и психологии восприятия.
  • При совместном обучении мальчики перенимают качества девочек (прилежность, стремление понравиться), то есть феминизируются. А девочки копируют мужские качества (смелость, решительность, склонность к риску), то есть маскулинизируются.
  • По мнению медиков, смешанное обучение вредит здоровью 94% девочек (у них страдает кровеносная, пищеварительная и нервная системы, их преследуют постоянные простуды, из-за которых они часто пропускают уроки).

Мнения бывших учеников раздельных школ

Татьяна Лебедева, доцент ВГУ:
Я пошла в школу как раз когда мальчиков и девочек разделили. Воспоминания — самые прекрасные: не было никаких проблем с дисциплиной, никаких эксцессов, на уроках всегда был абсолютный порядок. В 9 классе мы с подружкой играли в школьном спектакле, а сценической речью с нами занималась учительница из мужской школы. Как-то мы пришли к ней на занятия, что мы увидели — просто ужас. Шум, крик, мальчишки кидались прямо у нее над головой тряпкой, выпачканной мелом! А у нас на уроках была тишина, поэтому нам учителя очень многое успевали давать по предмету: допустим, учитель немецкого с нами говорил об особенностях перевода, потом даже московские педагоги удивлялись нашим знаниям. Кроме того, нас обучали рукоделию, мы все прекрасно вышивали. С учителями были очень хорошие отношения, они часто говорили нам после школьных праздников или танцев, как мы держались, как себя вели — это очень полезно, воспитывает.
С мальчишками встречались на совместных школьных вечерах, но нравы были очень строгими и отношения возникали трепетные, никакого разврата. Мне кажется, такое уважительное отношение формировалось именно из-за того, что нас не дергали за косы на переменах. Думаю, и в наше время такие школы надо создавать, чтобы кто хотел, мог там учиться, по крайней мере, дисциплина лучше будет. Может быть, для мальчиков это не всегда хорошо, а вот девочек можно было бы оградить. Для мальчиков есть кадетские корпуса, а для девочек ведь нет ничего.

Алексей Хромов (форумец «ЛГ» alekc):
Почему до сих пор я уступаю женщине место в транспорте, очередь в магазине, смотрю на нее, как на мать, а не как на источник получения удовольствий? Кто вдолбил в мою голову, что уровень цивилизованности общества определяется отношением к женщине? Почему мне неприятно видеть женщину с автоматом? Я не могу твердо ответить на эти вопросы, но точно знаю, что появлению подобного мировоззрения способствовала, в том числе и учеба среди мальчиков.
В здании современной 16-й школы было 3 организации: мужская и женская неполные средние школы и военный госпиталь. По основным предметам учили одинаково, голод мы делили поровну с девчонками (если удавалось раздобыть жмых, угощали), «наш угол» Воронежа на уроки шел вместе со своими девчонками, но на уроках мы не сидели вместе. Общение? До 6 класса — никакой любви, а вот в 7-м начали писать записочки и передавать с посыльными. Соперничество? Естественно, оно было у нас, оно есть и сейчас, будет и у следующих поколений. Отношения выясняли на «дуэли»: шли за школу на кладбище и начинали тыкать кулаками в физиономии друг друга. Побежденный уже не мог подойти к даме своего сердца.
Сегодня я твердо убежден — обучение девочек и мальчиков должно быть раздельным! Девочка, а потом девушка до выхода из школы должна оставаться загадкой для парня, книгой, которую он не прочитал, а прочитать хочется. И второй момент: когда муж с женой живут много лет, они становятся похожими друг на друга не только внешне, происходит взаимное проникновение и на молекулярном уровне. Так же и в школе: совместное обучение делает из многих ребят девчонок и наоборот. А ведь Всевышний сделал нас совершенно разными людьми и каждому определил его круг обязанностей.

Мнения родителей

Иван, папа Максима и Дарьи:
Моя дочка еще не учится, но если бы была такая возможность, я выбрал бы для нее женскую школу. Девочки сегодня слишком рано начинают интересоваться взрослой жизнью. Хотелось бы оградить ее, по возможности, от чрезмерного ажиотажа в этой теме, особенно в средних и старших классах.

Игорь, папа Ольги и Станислава:
Я — за раздельное обучение для своих детей. Дочка и так хорошо учится, но, думаю, что в таких школах дают более глубокие знания, учат всяким женским занятиям — вязать, шить, этикету. А вот парню моему не помешала бы более строгая дисциплина. Мужчина должен уметь постоять за себя, отстоять свои интересы, добиться лидерства. Потом это пригодится не только в бизнесе, но и в личной жизни — женщины ценят возможность опереться на сильного мужчину.

Нам нечего делить

Противники раздельного обучения напоминают о том, что…

  • Разница между полами преувеличена: не все девочки усидчивы и склонны к гуманитарным дисциплинам, не все мальчики увлекаются спортом и часто дерутся. Хороших результатов в обучении можно добиться только при индивидуальном подходе к ребенку.
  • Нужно учитывать желание самих детей общаться. Социальная роль школы в том, чтобы расширить возможности личности, ведь дети не только получают там знания, они учатся жить в обществе, налаживать контакты со взрослыми и сверстниками.

Мнение бывшего ученика раздельной школы

Лев Кройчик, профессор ВГУ:
Я категорически против раздельного обучения, потому что знаю, что это такое. С 8 по 10 класс я учился в Ярославле в мужской школе, там были очень жестокие нравы: класс сражался с классом, доказывали кто лучше не только знаниями, но и драками, можно было наткнуться на зуботычину по любому поводу в любое время. Мужской коллектив формировал не мужество, а культ кулака, давал зачатки дедовщины. Раздельное обучение вводили, чтобы воспитывать настоящих мужчин — будущих воинов, офицеров и женщин — хранительниц домашнего очага, но все это, по-моему, были благоглупости Сталина.
С девочками мы встречались по специальным приглашениям на школьных вечерах или во дворце пионеров. Во дворах мы, конечно, играли вместе, но общих интересов не было, и трепетного отношения к девочкам тоже. Такое отношение формируется, когда есть постоянные взаимоотношения. А разделение на мужскую и женскую школы не способствовало взаимному уважению, и вызывало противостояние.

Мнения родителей

Иван, папа Максима и Даши:
Мой сын учится в обычной школе. Я сам смогу вырастить настоящего мужчину без помощи педагогов, их задача — выучить. Поскольку военную карьеру он не выбрал, особая муштра и военные порядки в школе ему не нужны.

Дарина, мама Максима и Даши:
Я против раздельного обучения. Дети должны учиться общаться друг с другом, понимать друг друга, понимать, что они разные. Тогда при создании семьи они не будут взирать на противоположный пол с недоумением из-за разницы в восприятии мира, сделают меньше ошибок.

Татьяна, мама Андрея:
Между классами одной параллели всегда возникает соревнование, всегда есть класс умников и двоечников. Зачем же устраивать борьбу еще и между девочками и мальчиками, пусть лучше учатся договариваться. К тому же, девочки более прилежны в начальных классах, и мальчики за ними тянутся, это помогает в учебе. Зато в старших классах мальчики учатся ухаживать. Лишить сына возможность донести портфель девочки до дома, первых романтических увлечений? Ни за что не соглашусь!

Оксана, мама Олеси:
В школьном классе у нас было много мальчиков, но в вузе (я училась на экономическом факультете) в группе было 17 девочек и 1 мальчик. Потом он перестал ходить, получился чисто женский коллектив. Женская конкуренция — это тихий ужас! Непрерывный конкурс красоты, с его атрибутами — завистью, коварством, жестокостью. И клей в сумку подливали, и в волосы жевательную резинку кидали, и ябедничали — всего и не перескажешь. Поэтому я против раздельного обучения. Кстати, моя дочь сейчас учится в политехническом университете: в ее группе всего 3 девочки, и, по словам дочки, их чуть ли не на руках носят, заботятся и оберегают всей группой.

И нашим, и вашим

Сегодня большинство работников образования склоняются к компромиссному варианту — признают необходимость раздельного обучения, но при выполнении ряда условий:

  • Для раздельного обучения нужны разные учебники по отдельным предметам и разные программы обучения, а их пока нет;
  • В мужских школах должны преподавать мужчины, а оклад, предлагаемый государством, не привлекает мужчин-педагогов в школы;
  • Вводить раздельное обучение во все школы, конечно, не нужно: оно лучше всего подходит для заведений с профильным обучением и спецшкол — для повышения качества преподавания;
  • Раздельное обучение хоть и сберегает здоровье детям (оно позволяет регулировать нагрузку в зависимости от пола, чтобы добиться хороших результатов в учебе и избежать переутомления), но ограничивает общение между мальчиками и девочками. Поэтому оптимальным вариантом специалисты считают либо раздельные школы в качестве дополнительного образования, либо раздельные классы в здании одной школы.

Мнение педагога

Максим Толмачев, преподаватель истории:
Я преподавал историю и в обычном классе, и в классе для девочек. Могу сказать, что подход нужен разный: девочкам интересна повседневная жизнь, конечно, сюжетный рассказ (то есть, жизнь исторических личностей), побольше подробностей, наглядности и презентаций. Мальчикам презентации и прочие вещи, конечно, тоже нужны, но их зачастую интересует и собственно история (особенно военная), возможно, экономика, внешняя политика. А дисциплина хромает и в смешанных классах, и в раздельных.

Мнение ученицы

Женя, ученица 9 класса:
Я учусь в классе с раздельным обучением четвертый год (до 6 класса училась в смешанном). Поначалу отсутствие парней в классе вызывало шок, постоянно чего-то не хватало. А позже стала замечать, что не понимаю, о чем можно разговаривать с парнями — общие интересы и все нити общения утеряны. Когда раньше мои подружки из других школ рассказывали о мальчишках из класса, о всяких симпатиях, я даже не знала, что рассказать со своей стороны. Тут я поняла, что учеба затмила интерес к мальчикам. Радует то, что существуют каникулы — если бы не это время, даже страшно придумать, что бы из этого вышло.
Мне нравится, что не надо постоянно контролировать свои действия (например, в любой момент, когда тебе захочется, можно подтянуть колготки). Ну и дисциплина в классе значительно лучше, чем у мальчиков, и оценки выше. Здесь, мне кажется, больше знаний получаешь.
Но и минусы есть: многие одноклассницы относятся к классу мальчиков отвратительно, и вообще их за людей не считают. Да и у нас в классе — серьезная конкуренция. Строго говоря, это скопище отборных стерв: улыбаемся друг другу в глаза, а за спиной льется грязь.

Мнения родителей

Катерина, мама Миши:
Я бы хотела, чтобы сын учился в мальчиковом классе, но так, чтобы в соседнем классе учились девочки. Он должен научиться общаться, знакомиться. Должен видеть, что они нежные создания, что их надо оберегать. В то же время, он должен учиться соревноваться с равными себе — не с хрупкой девочкой, а с таким же, как он, мальчишкой.

Лена, мама Оли:
Если бы в Воронеже была школа для девочек, моя Олечка ходила бы только туда. Девочки более послушные, лучше учатся. А если их никто не будет обзывать, дразнить, приставать, бить сумкой по голове, вырастет поколение настоящих, женственных дам. Это были бы лучшие жены! Я вожу дочку на рисование, там смешанный класс, но мальчики очень воспитанные, думающие, умеющие чувствовать красоту мира, а не только драться. Поэтому она научиться общаться с хорошими мальчиками под контролем учителя.

Мнение эксперта

Юлия Журавлева, директор школы для мальчиков «Дипломат» и школы для девочек «Бон Тон»:
Конечно, девочки и мальчики должны общаться — в более взрослом возрасте им все равно придется встретиться, и сверстники, имеющие опыт общения, будут в заметном выигрыше. Но некоторые предметы им лучше изучать отдельно — например, мы преподаем домоводство для девочек и спортивные занятия для мальчиков. Мы не можем поставить в спарринг мальчика и девочку, они разные по физиологическим характеристикам. Да и психологически может возникнуть дисбаланс в отношениях, при постановке их в позиции противников. В наших школах даже одинаковые учебные программы немного различаются для девочек и мальчиков. Например, при обучении японскому языку у девочек ведет занятия обязательно женщина, у мальчиков — мужчина, потому что общение от первого лица мужчины и женщины с языковой точки зрения несколько отличается.
Но опыт показывает, что есть занятия, которые более эффективны при совместном обучении. Со следующего учебного года мы планируем объединить мальчиков и девочек для занятий хореографией. Плюс есть некоторые занятия по развитию личности, на которых дети будут получать навыки общения, а какие-то сложные темы, касающиеся половых различий, они смогут разобрать уже отдельно, со своими педагогами.

Реплика от редакции:

Нужно признаться: мы сами так и не пришли к единому мнению, так как аргументы каждой из трех сторон можно поставить под сомнение:

  • Противники совместного обучения уверены, что из-за него мужчины сейчас стали слишком женственными, а девушки — грубыми, но забывают о том, что еще во времена пансионов для благородных девиц Некрасов воспел женщин, которые «коня на скаку остановят», а храбрые гусары украшали свои головные уборы перьями.
  • Приверженцы совместного обучения ссылаются на жизненный опыт (свой, прежде всего), но ничего не могут противопоставить статистике. А по ней успеваемость в раздельных школах выше (например, в России в 1952-53 гг. в мужских школах было 11,6% выпускников-медалистов, в женских — 10,5%, а в совместных — всего 4,4%).
  • Конечно, хорошо, когда человек сам может выбирать — учиться ему в обычном классе или в раздельном. Но ведь выбирает не он сам, а его родители, которые сами не застрахованы от ошибок и часто не могут придти к единому мнению (по результатам нашего опроса мы сделали вывод, что папы чаще одобряют раздельное обучение, а мамы — против него).

А что по этому поводу думаете вы?

Старшеклассница Корнеллского университета разделась до нижнего белья, когда защищала свою презентацию об «угнетающих убеждениях». В ходе своего выступления Летиция Чай рассказала о случае, который произошёл на прошлой неделе. По словам девушки, профессор высказала ей замечание насчет длины её шорт, и тогда она решила отстоять своё право носить то, что ей удобно, сообщает Daily Mail.

Ученица написала в «Фейсбуке», что во время пробной диссертации она была одета в синюю рубашку и джинсовые шорты. Однако Ребекка Маггор сочла их слишком короткими, что и высказала перед всем классом.

Профессор продолжала говорить мне перед всем классом, что я отвлекаю мужское внимание от моего выступления и перевожу его на моё тело. На что я ответила, что не собираюсь ничего в себе менять, лишь бы другие чувствовали себя более комфортно

Летиция Чай

После урока преподавательница подошла к Летиции и спросила, что думает о её внешнем виде мама. На что студентка ответила: «Моя мама — профессор феминистских, гендерных и сексуальных исследований. Ей нравятся мои шорты».

После того, как видео с выступлением Летиции стало вирусным, другие ученики выступили с заявлением, что их одногруппница неправильно восприняла слова профессора. Кроме того, сама Ребекка извинилась за неправильную формулировку. По её словам, самое главное — профессионализм, и надо точно понимать важность таких публичных выступлений.

>«Ты в класс пришла или на панель?!»: как нас унижали в школе

Школьная форма

Если ты пошла в школу после 1992 года, тебе повезло не столкнуться с кошмаром под названием «школьная форма». Но те из нас, кто в начале 90-х школу еще не закончил, вынуждены были ежедневно сталкиваться с проблемами.

Школьная форма для девочек в позднем СССР и России представляла собой коричневое (реже — синее) шерстяное платье с черным (повседневным) или белым (праздничным) фартуком. Брюки в принципе не предполагались. То есть в любое время года и в любую погоду девочка должна была выходить на улицу в юбке. И это в стране, где во многих регионах зима длится почти весь учебный год, и это суровая зима. Естественно, под форму приходилось надевать теплые штаны или рейтузы, а потом снимать их на глазах у всех — отдельные раздевалки для девочек существовали и существуют только возле спортивного зала.

При этом форменное платье не предполагало никакой вариативности: в межсезонье в нем было холодно и на улице, и в школе, летом — невыносимо жарко везде (длинные рукава, воротничок и фартук особенно этому способствовали), зимой — холодно на улице и жарко в школе. Но даже это — не главная проблема, самое неприятное начиналось в старших классах, когда выяснялось, что юбка форменного платья слишком коротка для того, чтобы чувствовать себя в ней комфортно. Нужно было придерживать ее всякий раз, поднимаясь по лестнице, потому что демонстрировать свое нижнее белье считалось страшным позором, но подняться на лестницу и не продемонстрировать его всем желающим было просто невозможно из-за длины юбки.

В холодное время года девочки, конечно, надевали колготки, но старшеклассницы, естественно, не хотели носить уродливые хлопковые колготы «в рубчик», а капроновые мгновенно рвались о края стульев. Но даже это было не самой большой неприятностью.

Самая главная проблема — то, что мы все ежедневно ощущали себя ужасно некрасивыми и нелепыми. Именно в то время, когда любой подросток и без школьной формы переживает период нелюбви к собственному телу. Коричневый цвет формы не шел никому. Фасон был рассчитан на фигуру маленькой девочки, взрослеющие девушки мучились и с длиной юбки, и с корсажем, сдавливающим грудь, и с тем, что изменить ничего было нельзя.

Но так ли повезло тем, кто учился уже после отмены обязательной школьной формы? На самом деле, нет. Единого дресс-кода не существовало, зато он существовал в воображении учителей и школьной администрации. И любое нарушение правил жестоко каралось проверенными методами: унижениями и оскорблениями.

Иди умойся!

Украшать себя хоть как-то категорически запрещалось. И не просто запрещалось: накрашенные ногти или ресницы, необычная прическа или серьги в ушах становились поводом для оскорблений и унижений. В большинстве школ практиковались утренние проверки: завуч или сам директор встречали школьниц утром и отправляли домой тех, кто, по их мнению, выглядел неподобающе.

Почти всегда это сопровождалось отвратительными нравоучениями и всегда девочку обвиняли в желании привлечь к себе именно сексуально окрашенное внимание. Проще говоря, ее обзывали шлюхой. И это считалось совершенно нормальным: красить ресницы нельзя, а публично оскорблять ребенка — можно, даже нужно. Общественно одобряемое деяние.

Скольким из нас пришлось рыдать после совершенно несправедливых унижений? Скольким пришлось уходить с уроков домой, потому что «пока не умоешься — не смей возвращаться»? Может ли что-то быть хуже, чем подобное унижение? Может.

Туалеты без дверей

Хуже школьных туалетов не было ничего. Потому что двери в кабинки отсутствовали как класс. Объяснялось это соображениями безопасности (хотя для безопасности можно делать двери, не достающие до пола и потолка) и дисциплины. Это вообще не работало, потому что отсутствие дверей никому и никогда не мешало курить в школьных туалетах. Зато мешало пользоваться ими по назначению.

Сама идея того, что девочка может отправлять естественные надобности на глазах у окружающих, в принципе чудовищна, и это просто вопрос физиологии: мальчики могут пользоваться писсуарами, девочки же вынуждены полностью обнажиться от пояса до колен как минимум — и все это на глазах посторонних: одноклассниц и старших девочек, а порой и мальчишек, для которых предметом особой доблести был штурм женского туалета. В этой ситуации многие из нас терпели до последнего, зарабатывая себе проблемы со здоровьем. И безумно боясь этих проблем со здоровьем. Потому что терпеть тошноту или кишечное расстройство совершенно невыносимо, но сделать ЭТО в туалете без дверей тоже немыслимо.

А потом мы взрослели, и у нас начинались менструации. И менять тампоны или прокладки тоже нужно было в туалете без дверей. Без дверей, без туалетной бумаги, без мыла, без полотенец. Наверное, и без всякого стыда. Хотя вообще-то школа приучала нас к тому, что месячные — это очень-очень стыдно.

Спрячь свое естество!

Первые менструации сами по себе являются проблемой для очень многих девочек: они бывают очень болезненными, длительными, нерегулярными и чрезвычайно обильными. Осознать саму мысль о том, что твое тело теперь будет ежемесячно кровоточить, довольно непросто, но при этом нужно привыкнуть к новым и часто неприятным ощущениям. Сейчас мы понимаем, что в этот момент девочка нуждается в поддержке со стороны самых близких, а со стороны окружающих — в доброжелательности и тактичности. Вместо этого первые менструации превращаются в сеанс ежемесячной публичной казни: с одной стороны, девочке внушается, что-то, что с ней происходит, — очень грязно, очень стыдно и неприлично. С другой — она так или иначе вынуждена сообщать об этом окружающим: в туалете невозможно сменить прокладку или тампон в одиночестве. Освобождение от физкультуры нужно было выпрашивать перед уроком в присутствии всего класса, что обычно порождало весьма бурную реакцию одноклассников. Учитель был вправе не выпустить девочку из класса на уроке, несмотря на то что «потерпеть» в этой ситуации нельзя.

И при этом стыдить девочек никто не прекращал: о менструациях нельзя было говорить в присутствии мальчиков и мужчин, это «стыдно и грязно», но отчего-то учителям говорить об этом открыто было можно. В оскорбительном тоне.

Терпение и «труд»

За женскую физиологию девочек в школе стыдили и унижали, но при этом требовали от них «истинно женских» знаний и умений. Которые преподавали на уроках труда. Мальчики проводили эти уроки в мастерских, сколачивая табуретки и скворечники, а девочкам доставались кулинария и шитье. И если с кулинарией все в принципе ясно (любому взрослому человеку, независимо от пола, совершенно не повредит умение готовить элементарные блюда и разбираться в качестве продуктов), то с шитьем — совершенно нет. Да, умение пришить пуговицу или укоротить брюки тоже не повредит никому. Но кому в реальной жизни пригодилось бы умение строить выкройки фартуков, халатов и юбок с клиньями? Кройка и шитье — это очень узкие и специфические навыки, в современном мире необходимые только специалистам и тем, кто сделал это своим хобби. Да, раньше женщины вынуждены были обшивать себя и семью, потому что одежду было сложно или даже невозможно купить. Но эти времена давно прошли, а уроки труда в школьной программе остались. И две длинные четверти, вторую и третью, девочки были вынуждены сражаться с выкройками и швейными машинками. И тех, кто не справлялся, стыдили. Стыдили и обещали им страшную кару: «Кто тебя замуж возьмет с такими кривыми руками?»

Мальчик может быть ребенком, а ты — нет

Впрочем, к проблемам старшей школы, которые нам устраивала сама школа, нас готовили заранее. С самого первого класса. Рефрен «Ты же девочка!» сопровождал нас с первого сентября: нельзя спорить, нельзя ругаться, нельзя бегать, нельзя хулиганить, нельзя шуметь, нельзя неаккуратно обращаться с тетрадями, нельзя иметь плохой почерк, нельзя пачкать одежду и портить прическу. Ты же девочка! И пока мальчики продолжали быть детьми со всеми атрибутами счастливого детства, девочкам приходилось превращаться в почтенных матрон. Семилетних.

При этом никакой власти, почтенным матронам положенной, девочкам не давали. Максимум, что нам позволялось, — это стыдить мальчиков за плохое поведение и доносить учительнице. Если делать это особенно старательно, можно было стать любимицей. Но при одном условии: учиться следовало только на отлично.

Быть двоечницей нельзя

То, что к девочкам предъявляют завышенные требования в учебе, ни для кого не секрет: девочке полагается быть ответственной, делать все домашние задания и аккуратно вести дневник и тетради. Получать при этом желательно только пятерки. Четверки допускались. А вот тройки уже подводили нас к краю пропасти: за тройкой следовала двойка, а быть двоечницей ни в коем случае нельзя. «Двоечница» — это приговор.

Мальчики-двоечники почти никогда не становились изгоями в классе. Учителя часто оправдывали нежелание учиться темпераментом мальчика: «Он не дурак, просто раздолбай и хулиган». При этом двойки, которые получал мальчик, почти никогда не влияли на его жизнь в социуме: да, его ругали на уроках, но вне занятий он запросто мог быть лидером класса. Или, по крайней мере, не чувствовать себя парией: дружили с ним все равно не за оценки.

Девочка-двоечница всегда превращалась в жертву буллинга, причем стараниями самих же учителей: они не давали оценку ее знаниям на основе двоек, они давали оценку ее личности. И почему-то двоечница, как правило, оказывалась не просто «глупой и бездарной», но еще и неразборчивой в связях. Проще говоря, шлюхой.

Все твои проблемы от того, что ты — такая

То есть от того, что ты — девочка. Нет и не было никаких причин для того, чтобы превращать 11 школьных лет в персональный ад для девочек. Но это происходило. И продолжает происходить. Все, что ты можешь сделать в этой ситуации, — это защитить свою дочь, если она у тебя есть. А если у тебя сын, то ты можешь научить его не поддерживать эту массовую травлю. Кто-то должен это остановить.