Как древние египтяне

LiveInternetLiveInternet

Bangles — Walk like an egyptian

Ходим, как египтяне

На древних рисунках в гробнице

Все танцуют песочный танец, ты не знал?

И если они двигаются слишком быстро, (о-уэй-оу)

То падают, как фишки домино

Торговцы возле Нила

Разводят людей на деньги,

Золотистые крокодилы (о-уэй-оу)

Вот-вот отцапают у тебя сигарету

Иностранцы, покуривающие кальян, поют уэй-о-уэй-оу, уэй-о-уэй-оу

– Ходим, как египтяне

Белокурые официантки берут свои подносы,

Разворачиваются на каблучках и подходят к тебе,

Они так славно двигаются, (о-уэй-оу)

Ты опрокидываешь свой стакан,

Тогда они приносят тебе еще

Школьники, которых достала учеба,

Обожают панк-рок и хэви-метал,

И как только звенит звонок, (о-уэй-оу)

Они начинают ходить, как египтяне

Все дети на площади поют уэй-о-уэй-оу, уэй-о-уэй-оу – Ходим, как египтяне

Пройдись по улице — отставь свой зад,

Подними одну руку, заведи другую за спину.

Да, жизнь нелегкая штука, (о-уэй-оу)

Так вперед, попозируй на шикарном кадиллаке!

Если ищешь полицейских —

Они все зависают в пышечной,

Они поют и танцуют, (о-уэй-оу)

Крутят своими дубинками и прочесывают кварталы

И желтолицые японцы ,

И парни из Кремля,

И даже китайцы — (о-уэй-оу)

Все они ходят, как египтяне

Все полицейские в пышечной поют уэй-о-уэй-оу, уэй-о-уэй-оу– Ходим, как египтяне

Ходим, как египтяне

The Bangles — Браслеты -— американская женская рок-команда, которая первоначально исполняла консервативный рок в стиле 1960-х, но к середине 1980-х радикально поменяла образ и звучание, чтобы покорить поп-чарты с синглом «Walk Like an Egyptian».(Ходим как егитптяне)

В 1988 г. вернулись на вершину Billboard Hot 100 c балладой «Eternal Flame»(Вечный огонь), которую впоследствии не раз записывали и другие группы.

На следующий год сёстры Петерсон, отвечавшие за музыкальное направление группы, рассорились с вокалисткой Сюзанной Хоффс и распустили команду до 2000 года, когда было заявлено об их воссоединении.

>Как на самом деле выглядели древние египтяне?

Как на самом деле выглядели древние египтяне?

В традиционных исторических книгах об облике египтян пишут вот что: «Первые доисторические люди, населявшие эти края, принадлежали к средиземноморской расе. Они были стройные, даже худощавые, с чуть удлиненными головами и темными вьющимися волосами. Позднее они смешались с кочевыми племенами, пришедшими из Палестины. Так возник этнический тип египтянина: среднего роста, с крупной головой, крепкими костями и особенно сильными запястьями и лодыжками.

Представители этого исходного типа еще и сегодня встречаются среди крестьян в отдаленных областях Египта. ”Физический тип египтянина сложился в результате многотысячелетнего смешения различных племён, вытесненных в долину Нила. Египтяне были высокого роста, имели плотную фигуру, широкие прямые плечи, широкое лицо, толстоватый прямой нос, низкий лоб. У них была смуглая кожа, иссиня-чёрные прямые волосы и густые ресницы, чёрные миндалевидные глаза.Что же является для нас основными свидетельствами того, как выглядели древние египтяне?

1. Изображения на стенах храмов и гробниц.

«Мы хорошо знаем, как выглядели египтяне династического периода. Множество раскрашенных плоских рельефов представляют их нам людьми среднего роста, широкоплечими, стройными, с черными прямыми волосами (часто это парик); в соответствии с традицией изображения египтян-мужчин всегда окрашены в кирпичный цвет, женщин – в желтоватый. ”

По этой цитате есть одно замечание. Очевидно, что портреты египтян, которые мы находим в гробницах и на стенах храмов, в большинстве своем идеализированные. Художники и скульпторы следовали лишь определенному канону изображения, разработанному еще на заре египетской цивилизации и державшемуся тысячелетиями: отсюда и принятое изображение женщин со светлой кожей, а мужчин с более темной, но это не значит, что так было и на самом деле. Далее, по поводу прямых волос: обычно египтян изображали в париках либо с бритой головой, поэтому судить о том, какие были у них настоящие волосы, по фрескам и скульптурам сложно.
Лица и фигуры тоже были стандартизованы, хотя художники и скульпторы иногда и отступали от канонов, изображая, например, полные животы и удлиненные головы, или более приближенные к реальности лица.
Но всё же фрески могут дать нам определенный образ этнического типа египтянина. Он проявляется в сравнении с изображениями соседей Египта, которые тоже нередко попадаются нам на стенах храмов и гробниц.
Многочисленны и изображения представителей племен и народов, с которыми жителям долины Нила чаще всего приходилось сталкиваться. Мы видим западных соседей египтян – светлокожих голубоглазых ливийцев; восточных их соседей, выходцев из Передней Азии, – высоких, с желтоватой смуглой кожей, выпуклым носом и обильной растительностью на лице, с неизменными характерными бородками; южане, обитатели Нильской Эфиопии, или Нубии, выглядят темно-фиолетовыми. Встречаются на рельефах черные курчавоголовые представители негроидных племен Южного Судана.

Наглядно иллюстрирует это следующий рисунок:По этому рисунку очень хорошо виден цвет кожи египтян – бронзово-золотистый и классический черный цвет волос. То есть можно предположить, что они не были ни белыми, ни чернокожими, как их соседи, а представляли собой по цвету кожи что-то среднее. На большинстве фресок египтяне изображены именно с таким “кирпичным” цветом кожи. Даже если это канон, я не думаю, что он возник на пустом месте.

2. Свидетельства историков

А как египтян видели представители других народов? Мы можем узнать это из трудов греческого историка Геродота. Упоминание об их внешности есть в его “Истории”.

Геродот сравнивает египтян, эфиопов и колхийцев. Он высказывает предположение, что эти народы родственны, исходя из того, что они похожи друг на друга. Геродот пишет, что и те и другие – темнокожие (μελαγχροες) и курчавые (ουλοτριχες).

Вот этот отрывок, в котором упоминаются египтяне:

Ведь колхи, по-видимому, египтяне: я это понял сам еще прежде, чем услышал от других. Заинтересовавшись этим, я стал расспрашивать как в Колхиде, так и в Египте. Колхи сохранили более ясные воспоминания о египтянах, чем египтяне о колхах. Впрочем, египтяне говорили мне, что, по их мнению, колхи ведут свое происхождение от воинов Сесострисова войска. Сам я пришел к такому же выводу, потому что они темнокожие, с курчавыми волосами. Впрочем, это еще ничего не доказывает. Ведь есть и другие народы такого же вида. Гораздо более за то основательны следующие доводы.

Мы видим, что изображения египтян и воспоминания Геродота в общих чертах совпадают. Именно такими представляют их себе большинство людей.

3. Скульптуры

В связи с верой, в то, что сохранение образа умершего делает его бессмертным, египтяне делали помимо канонических идеализированных скульптурных изображений и полностью или частично реалистичные портреты современников. Как правило, это портреты августейших особ. Они дают нам более конкретную картину внешнего облика египтян.

Гипсовая маска пожилого мужчины, возможно Эйе (Египетский музей, Берлин)

Гипсовая маска. Эхнатон. (Египетский музей, Берлин)

Царица Хатшепсут (очень интересная деталь – ее везде изображали с таким носом)

Статуя писца.

Как кажется, это наиболее реалистичные скульптуры. Лица очень интересные, даже трудно сказать, к какой расе они относятся.

4. Реконструкции по мумиям

Также увидеть облик древних египтян нам помогает и компьютерная реконструкция по черепу мумий. Конечно, она не на сто процентов передает черты лица, но всё же довольно достоверна. Вот что удалось нарыть в просторах Интернета: как правило, это реконструкции лиц знаменитых правителей Египта.

Тутанхамон:

(в профиль видно, что у него слегка удлинённый череп. Так его изображали и на фресках, и в скульптуре. Такие же удлинёные черепа были у его отца Эхнатона и его дочерей, что натолкнуло многих любителей мистификации на мысль о том, что все семейство Эхнатона – ИНОПЛАНЕТЯНЕ….)))))

вот еще одна знаменитая личность -жена Эхнатона Нефертити (впрочем, о том, принадлежала ли мумия, по которой восстановили ее портрет, Нефертити или кому-то другому, ученые спорят)

Клеопатра (правда, она не совсем египтянка, но все же одна из известных правителей Египта)

Полученное путем компьютерной томографии изображение черепа (слева) и воссозданный облик ремесленника Харвы (справа)

5. Потомки древних египтян

Ну, и наконец, представление о древних египтянах нам могут дать их потомки. Большинство считает, что прямые потомки египтян – это копты. Коптами называется христианское население Египта. “Копт”, собственно и переводится как “египтянин”.

Копты отличаются о других жителей египта внешне – они очень следят за чистотой своей крови и берут в жены только копток или европеек. А посему сохранили древнеегипетский прямой профиль. Составляют около 7% населения Египта и живут бок о бок с мусульманским большинством, и называют Бога Аллахом. Да и церкви в Египте стоят чуть ли не впритык к мечетям.”

Отличить коптов от арабов на улице – практически невозможно. По крайней мере, на первый взгляд. Однако, отличия есть. Прежде всего, их можно отличить по татуировке на правой руке. В целом же, копты – более симпатичные. Да не упрекнут в шовинизме, но это так. Арабы – более грубые и “пухлые”. У коптов же – более благородные и утончённые черты лица. Среди коптских девушек много очень красивых. Ну, вылитая Нефертити! Как на картинке:

И все же не думаем, что лишь коптов можно считать прямыми потомками фараонов. Один коптский священник сказал про современное население Египта: “Все мы – копты, только одни – христиане, а другие – мусульмане”. Мы думаем, что нынешнее население Египта – пришлое и состоит из арабов. По всей видимости, мы думаем так из-за того, что нынешние египтяне практически не говорят на исконном коптском языке, который был преемником собственно египетского языка. Но считать, что коренное население Египта было настолько вытеснено арабами, что большинство его попросту исчезло, было бы неверным.

Гюстав Ле Бон в книге “Цивилизация арабов пишет об арабах Египта:

“Современные египетские арабы представляют собой продукт скрещивания местного населения с арабами, завоевавшими Египет в 640г. под предводительством Амру. Будучи арабами по языку и религии, современные египтяне не являются таковыми по крови. В силу антропологических законов, упомянутых выше, элемент-завоеватель вскоре был растворен в более многочисленном элементе, представленным завоеванным населением.

Промежуточные элементы вскоре исчезли, таким образом, современный оседлый житель Египта, по существу, является сыном египтян времен пирамид. Это видно и по его фигуре, и по его широким плечам, толстым губам, выступающим скулам, и по схожести его с персонажами, изображенными на старинных монументах.”

По данным генетического исследования 80,3% современного населения Верхнего Египта – коренное население, а иными словами – потомки тех самых древних египтян. Население Нижнего Египта чуть более “арабизировано”: там коренного населения 64,8%

Как выглядели древние египтяне: научные версии

В 2014 году Ридли Скотт снял свой библейский эпос «Исход: цари и боги» и случайно развязал довольно неожиданный конфликт. В фильме древнеегипетских персонажей играют белые актеры, а это возмутило тех, верит, что египтяне были темнокожими. Но как на самом деле выглядели древние египтяне? Большинство египтологов настаивают нет оснований полагать, что к египтянам можно применять современную концепцию расы. Тем не менее, есть некоторые исторические «подсказки» относительно того, как могли выглядеть египтяне, хотя сразу оговоримся, что это всего лишь версии.

1. Геродот

Отец истории Геродот.
Греческий историк Геродот, который много писал о Египте примерно в 450 г. до н.э., был одним из первых, кто косвенно пролил свет на появление древних египтян. Писавший более чем за 100 лет до того, как Александр Македонский покорил Египет, Геродот утверждал, что жители Колхиды (район на восточном побережье Черного моря) были египетского происхождения, потому что, как и у египтян, у них была темная кожа и густые курчавые волосы. Обе группы также практиковали обрезание.
Краткое описание Геродота было предметом бесконечных дебатов. Если быть точным, то историк использовал слова melanchroes (имеющие темную или черную кожу) и oulotriches (имеющие кучерявые или вьющиеся волосы). Некоторые ученые полагают, что слово melanchroes может означать просто людей, у которых была более темная или смуглая кожа, чем у самого Геродота. Геродот также отмечает, что физический облик колхидян «ничего не доказывает, поскольку другие народы также имеют эти черты», а это может означать, что колхидяне не сильно отличались от других азиатских народов. Единственное, что понятно из записей Геродота, — египтяне, вероятно, не были очень уж светлокожими.
2. Рамсес II
В начале XIX века сторонники рабства и другие расисты утверждали, что древний Египет мог только быть настолько продвинут, поскольку в нем была европеоидная цивилизация. Они также предполагали, что египетский правящий класс был белым, а их рабы были чернокожими. Афроцентрические историки, с другой стороны, подчеркивают субсахарские истоки египетской цивилизации, утверждая, что древние египтяне были чернокожими. Кажется, что истина находится где-то посредине.

Мумия Рамсеса II.
В 1881 году была обнаружена мумия Рамсеса II (египетского фараона, правившего примерно в 1279-1213 г.г. до н.э.). Почти столетие спустя, в 1974 году, археологи в Париже провели судмедэкспертизе эту мумию. Их анализ показал, что у фараона были рыжие волосы, а эта черта никогда не встречалась в Африке к югу от Сахары. Рамсесу II было около девяноста лет, когда он умер, его седые волосы были окрашены в рыжий цвет хной, но микроскопический анализ подтвердил, что он изначально был рыжим. Поскольку Рамсес, как известно, был ливийского происхождения, историки предположили, что он, вероятно, имел относительно светлую кожу, тем более, что правителю Египта не нужно было часто появляться на солнце.
3. Тутанхамон
Источником споров являются современные изображения Тутанхамона, египетского фараона, который начал свое правление в возрасте девяти лет в 1330-х годах до нашей эры. Некоторые афроцентрические ученые утверждают, что популярные изображения фараона как белокожего человека, являются расистскими и вопиюще неточными.

Маска Тутанхамона.
Спор вспыхнул заново, когда египетские ученые секвенировали ДНК Тутанхамона. Хотя исследователи не опубликовали никакой информации о расе фараона, различные неонацистские организации ссылаются на размытый скриншот из документального фильма Discovery Channel, который, как они настаивают, «доказывает», что Тутанхамон был белым или даже скандинавом, поскольку у него предположительно была группа крови, распространенная на севере Европы.
Власти Египта были даже обвинены в попытке скрыть возможное еврейское наследие Тутанхамона из-за нынешней напряженности на Ближнем Востоке. Тем не менее, большинство генетических экспертов признают, что древнюю ДНК невероятно легко спутать (в одном известном случае ДНК, идентифицированная как принадлежащая динозавру, оказалась принадлежащей современному человеку). А это делает любое исследование ДНК Тутанхамона весьма спорным.
4. Кемет
Подобно тому, как немцы называют свою страну Дойчланд, а не Германия, древние египтяне не называли свою страну Египтом; они называли ее Кемет, что означает «черный». Как и следовало ожидать, есть много споров о конкретном значении слова «кемет». Два основных аргумента заключаются в том, что египтяне использовали слово «кемет» для обозначения своей страны как «земли чернокожих» или же называли её «черной землей».

Кемет — чёрная земля.

Большинство современных лингвистов склоняются ко второму варинту. Они утверждают, что ежегодные наводнения реки Нил приносили плодородную черную почву, которая обеспечивала сельскохозяйственное процветание страны. В результате египтяне назвали свою землю Кемет. Черная почва обеспечивала резкий визуальный контраст с песчаными пустынями вокруг Нила, которые древние египтяне называли «Дешрет» («красная земля»). Но только в части Египта, наиболее близкой к Нилу, была черная почва, а также у египтян не было никакого слова для обозначения расы, поэтому, возможно, ни один аргумент не является полностью правильным.
5. Мать Клеопатры
Разумеется, знаменитая Клеопатра была не совсем египтянкой, а происходила от одного из диадохов-полководцев Александра Македонского, Птолемея. Но какова была ее этническая принадлежность? Большинство египтологов считают, что она была смесью македонских греков и персов, но они точно не знают, кем была ее мать.

Тайна происхождения Клеопатры.
По политическим причинам Клеопатра приказала убить свою сестру Арсиною IV (у них был один отец, но, возможно, разные матери). Некоторые ученые утверждали, что Арсиноя IV была чернокожей, а это означает, что мать Клеопатры (и сама Клеопатра) могли быть африканками. В 1990-х годах один археолог утверждал, что идентифицировал могилу Арсинои и нашел ее скелет. Однако результаты тестирования ДНК костей были неубедительными, и ученые все еще не уверены, что это ее кости. Скорее всего, у Клеопатры была смесь крови ряда средиземноморских народов, греков и разных других национальностей.
6. Египетское искусство
А теперь о том, как же древние египтяне изображали сами себя. В египетских храмах есть статуи, настенные росписи и иллюстрированные папирусы, которые дают некоторое представление о том, как их создатели видели себя. Египтяне изображали себя с различным цветом кожи: от светло-коричневого, красного и желтого до черного.

Египетское искусство.
Мужчины часто были более темнокожими, чем женщины. Это, вероятно, указывает на то, что мужчины занимались ручным трудом на открытом воздухе, но стоит помнить, что древнеегипетские произведения искусства не были реалистичными, и большинство оттенков кожи были скорее символическими, чем реалистичными. Например, египтяне, изображенные с красными лицами или волосами могли означать, что они находятся под заклинанием Сета, злого божества пустыни.
Некоторые ученые утверждают, что египтяне использовали цвета в своих картинах, чтобы отличить себя от нубийцев (людей, которые жили на территории современного Судана), поэтому они и рисовали себя с красноватой или медной кожей, а нубийцев — с черной.
7. Большой Сфинкс
С его человеческой головой и львиным телом Большой Сфинкс Гизы — огромная и невероятно древняя скульптура (вероятно, она была построена около 2500 г. до н.э.). Никто точно не знает, чье лицо у сфинкса, но большинство египтологов считают, что это фараон Хафра. Когда в 1780-х годах французский историк граф Константин де Вольней посетил Сфинкса, он заявил, что у скульптуры негройдные черты лица.

Большой Сфинкс
Другими словами, древние египтяне были настоящими неграми, подобными всем коренным африканцам». Современные ученые считают почти невозможным судить об этнической принадлежности Сфинкса, поскольку тысячелетия дождей, ветров и жары стерли лицо статуи. Однако в начале 1990-х годов Фрэнк Доминго использовал свой опыт (он работал судмедэкспертом в полицейском участке в Нью-Йорке), чтобы измерить лицо Сфинкса.
Смоделированное им лицо было определенно не похожим на другие статуи Хафра, что указывает на то, что лицо Сфинкса было сделано по подобию кого-то другого. Вместо этого, получившаяся модель содержала отличительные африканские черты, которые, как правило, отсутствовали в других изображениях Хафры.
8. Новая раса
В 1880-х годах историк и археолог сэр Сэр Уильям Мэттью Флиндерс Питри был одним из ведущих исследователей египетских артефактов. Петри внес огромный вклад в египтологию — среди прочего он первым определил доисторическую культуру, которая предшествовала древнему Египту, каким его знают сегодня. Но некоторые из идей Петри остаются спорными. Например, он настаивал на том, что цивилизация раннего династичного Египта не является наследником местных доисторических народов, а по сути являлась «Новой расой», которая вторглась и завоевала «декадентскую цивилизацию доисторического периода».
На раскопках в Египте.
Петри утверждал, что между египетскими артефактами доисторических и династических периодов не наблюдается никакой преемственности, а это означает, что новая раса должна была «уничтожить или изгнать все египетское население». Он считал, что «Новая раса» могла быть из Ливии или Персии. Современные историки предположили, что теории Петри скорее основывались на европейских колониальных идеях XIX века, а династическая раса, которую он идентифицировал, была на самом деле местными египтянами. Интересно, что сам Петри в конце концов признал, что он ошибался.
9. Восточная пустыня
В начале 2000-х годов египтолог Тоби Уилкинсон опубликовал результаты исследования наскальных рисунков, найденных в древней восточной пустыне, в районе Сахары между Красным морем и Нилом. Наскальные рисунки, датируемые началом четвертого тысячелетия до нашей эры, изображают типичные снимки Нилской долины, крокодилов, гиппопотамов, а также изображения людей, которые носят головные уборы и вооружены булавами. Эти образы имеют значительные параллели с более поздними произведениями династических египтян, поэтому Уилкинсон сделал вывод, что корни египтян восходят к Восточной пустыне.
Где ваши корни?
Согласно Уилкинсону, предки династических египетских народов были полукочевыми скотоводами, которые перемещались между берегами рек и сухими районами Восточной пустыни. Эта пустыня, о которой идет речь, охватывает части современного Египта, Судана и Эфиопии. Однако теория Уилкинсона не была окончательно доказана, и он сам признает, что трудно точно идентифицировать наскальное искусство.
10. Зубы
Может ли изучение зубов древних египтян пролить свет на их происхождение и на кого они были похожи. В 2006 году исследование останков челюстей почти 1000 египетских скелетов показало, что зубы египтян оставались похожими на протяжении всей древней истории — другими словами, древнеегипетское население, вероятно, оставалось удивительно однородным на протяжении тычячелетий: между додистастическим периодом и ранней Римской империей.

Всё меняется, даже зубы.
Зубы с течением этого времени в основном просто слегка уменьшались по размеру, и они весьма напоминали зубы современных популяций по всей Северной Африке (на зубы людей из Европы и Западной Азии они были похожи меньше). Интересно, что автор исследования, Джоэл Д. Ирланд, предлагает, что стоматологические исследования показали «смесь многих биологически разных народов, включая группы из Сахары, нилотов и Леванта». Однако он утверждает, что эта «смесь» произошла в преддистастический период, до наступления золотого века Древнего Египта.
Когда египетская цивилизация процветала, население оставалось генетически схожим, благодаря обширным торговым связям, которые существовали по всей стране, что в значительной степени перевешивало любое внешнее влияние. Однако стоит отметить, что стоматологические измерения могут широко варьироваться даже среди близкородственных популяций.

1. Роль женщины в Древнем Египте

Умерший жрец Ниаи и его жена пьют священную воду, даруемую богиней в облике дерева. XIX династия

оли женщин в истории Древнего Египта учёные уделяют мало внимания. Даже о таких великих царицах, как Нефертити, Нефертари или женщина-фараон Хатшепсут практически невозможно найти достаточно полную и объёмную информацию. Мы рассмотрим жизнь женщин в Древнем Египте с точки зрения социального, правового положения, причастности к политике, религии, искусству.

Основной функцией женщины, несомненно, было продолжение рода. Каждый египтянин, глава семьи, должен был иметь свой собственный дом, будь то дворец или жалкая лачуга. Понятия «построить дом» и «взять жену» были для египтян синонимами. До нас дошли свидетельства того, что нередко браки заключались по воле родителей или господ, однако лирические стихи, донесённые до нас папирусами из музеев Турина и Лондона показывают, что молодые люди пользовались значительной свободой и могли жениться по любви. Кроме того, в египетских любовных сказках нередко часто описываются ситуации, когда влюблённому юноше приходилось походить испытания, чтобы добиться руки возлюбленной. Интересно, что сюжет сказки о Золушке, написанной Ш. Перро в 17 веке, был известен египтянам. Расшифровка папирусов показала, что эта сказка была очень популярна, её героиню звали Родопис, а вместо хрустального башмачка у неё была золочёная сандалия.

В любовных песнях юноша называет свою невесту «моя сестра», а та его – «мой брат». После свадьбы муж продолжал называть жену «сенет» – «сестра», а не «хемет» – «супруга», правда, на судебных процессах на подобные тонкости не обращали внимания. Эта игра слов вызвала недоразумения у некоторых египтологов, которые утверждали, что у древних египтян браки заключались между родными братьями и сёстрами. Конечно, некоторые фараоны женились на своих сёстрах и даже на дочерях, но «закон дозволяет фараону делать всё, что он хочет».

Моногамия была у египтян основной формой брачных отношений. Однако, в отличие от женщины, неверность которой каралась смертью, мужу разрешалось иметь в своём доме наложниц. Известны случаи полигамии, но они довольно немногочисленны среди простых смертных. Фараоны же обладали огромными гаремами. Например, у Рамзеса 2 было около 160 детей. Нетрудно представить, сколько женщин обитало в его дворце! Впрочем, за редким исключением, жёны прекрасно ладили между собой.

О свадебных обрядах нам практически ничего не известно. Как правило, за невестой давалось приданное. Ритуал «сватовства» был прост: когда фараон из «романа» о Сатни-Хаэмуасе решает поженить своих детей, он просто говорит: «Пусть приведут Ахури в дом Неферкаптаха этой же ночью! И пусть принесут с ней превосходные дары!» Судя по всему, именно пышная процессия, сопровождавшая переход невесты в новый дом и была египетской «свадьбой». После перехода породнившиеся семьи пировали и гуляли в меру своих возможностей.

Начальник сокровищницы Майа с женой Мерит. XVIII династия

Вполне вероятно, что брак в Египте регистрировался в так называемых «Домах жизни» – центрах духовной жизни египтян, в которых писцы и жрецы составляли и хранили записи и документы. После свадьбы женщина получала имя своего мужа; если замужнюю женщину вызывали в суд, её называли сначала её собственным именем, а затем следовало имя её мужа. Например: «Мутемуйа, супруга писца Несиамона». Надо сказать, что в Древнем Египте женщины пользовались довольно широкими правами: женщина могла работать, была наделена правом собственности и наследования, могла заниматься сельским хозяйством и торговлей наряду с мужчиной. В «семейный бюджет» египетской семьи муж вносил две трети общего имущества, жена – одну. После кончины одного из супругов второй мог распоряжаться всем имуществом, но продавать или дарить мог только свою долю.

В стране, где палка играла такую значительную роль, муж имел право бить свою жену, а брат – сестру, однако, в разумных пределах: увечья наказывались законом. Виновный должен был поклясться перед судьями, что больше не тронет свою жену, иначе получит 100 палочных ударов сам и будет лишён права на совместно приобретённое имущество.

Огромное значение египтяне придавали тому, чтобы выкормить и вырастить всех родившихся детей. Благодаря плодородию земли и жаркому климату дети практически ничего родителям не стоили: до определённого возраста они бегали нагишом (мальчики носили только ожерелье на шее, девочки – гребень в волосах и поясок). Типичная египетская семья была многодетной. Египтяне интересовались своим будущим и будущим своих детей, поэтому, как только ребёнок рождался, в «Доме жизни» составлялся гороскоп, по первому крику новорожденного определялось, выживет он или умрёт.

Несмотря на «счастливость» или «несчастливость» дня рождения, предсказаний богини Хатхор, родители торопились дать своему ребёнку имя, которое могло бы защитить младенца и помочь ему в жизни. Оно выбиралось в соответствии с особо почитаемыми богами, поэтому некоторые древнеегипетские имена подлежат расшифровке: «Амон впереди», «Мут сладостна», «Птах доволен» и т.д. Ребёнок регистрировался в «Доме жизни».

Обычно ребёнок оставался при матери, которая носила его в особой сумке, висящей на шее спереди, чтобы руки были свободны. Очевидно, царицы и другие знатные дамы не так обременяли себя: детей воспитывали как кормилицы, так и воины, жрецы. Известно, например ,что дочь женщины-фараона Хатшепсут, Нефрура, воспитывалась одним из велимчайших зодчих тех времён – Сененмутом, и между ними существовала нежнейшая привязанность, нашедшая отражение в нескольких статуях.

Пирующие девушки. Гробница Нахта. XVIII династия

Первые одежды в жизни ребёнка были большим событием. Наступало время, когда мальчику давали пояс и набедренную повязку, а девочке – платье. Этот день, скорее всего, совпадал с первым днём обучения в школе (для знатных детей). Дети же простых людей приобщались к занятиям своих родителей, чтобы заменить их, когда придёт время. Если египетские мальчишки играли чаще в подвижные игры, состязались в силе и ловкости, до девочки, не пренебрегая, конечно, и подобными занятиями, обожали танцы. Учились танцевать все девочки, без исключения, независимо от того, собирались они становиться профессиональными танцовщицами или нет. Кроме того, девочки любили жонглировать, петь и водить хороводы, обожали карусели. В комнатах гарема почти всегда хранились арфы, лютни, цитры и барабаны. Предположительно, обитательницы гарема развлекались по вечерам тем, что играли на музыкальных инструментах и танцевали.

Древние египтяне отличались чистоплотностью и очень заботились о чистоте своего тела и одежды: мылись несколько раз в день, натирались благовониями и носили одежду из тонких тканей. В одежде предпочтение отдавалось белому цвету – «символу чистых помыслов». Кроме того, белая одежда была очень практична в условиях жаркого климата, защищала тело от перегрева. Наиболее популярным материалом был белый лён.

Древние египтянки активно пользовались косметикой, мазями, предотвращающими появление морщин, молодящими кожу, придающими ей красивый ровный цвет. Египтянам нравились удлинённые глаза, поэтому женщины накладывали на веки специальный грим: зелёный порошок малахита и чёрный галенит или свинцовый блеск. Это спасало глаза от воспалений, вызываемых ярким солнцем, ветром, пылью и насекомыми. На губы наносилось некоторое подобие современной помады: вещество, в состав которого входила медь и натуральные красители.

Женщины, равно как и мужчины, следили за своими причёсками, правда, голову они не брили. Простые женщины предпочитали укладывать волосы самостоятельно, одной из наиболее популярных причёсок был всем знакомый «конский хвост». К помощи парикмахеров прибегали лишь изредка, в особых случаях. Знатные же дамы вверяли свои волосы ловким рукам служанок. Нередко они носили парики. В замысловаты причёски вплетались разнообразные украшения, одно из которых, наиболее распространённое, имело форму конуса и сильно благоухало. К сожалению, нам неизвестно, из чего оно изготовлялось. Волосы требовали постоянных забот: седые волосы просто вырывали, а чтобы не седели брови, существовали специальные мази. Кроме того, египтянки знали составы, которые могли способствовать облысению соперницы и нередко их использовали.

Юные египтянки с лотосами

Многочисленные свидетельства говорят о том, что во времена фараонов женщины старались одеваться изящно и в то же время практично, отдавая предпочтение платьям, облегающим фигуру, без излишеств в отделке. В более поздний период стали популярны двойные платья: нижнее из тонкого плотного материала и верхнее – широкое, полупрозрачное. Для придания большей стройности фигуре платье затягивалось одним поясом на талии и другим – выше груди. Иногда надевалось и третье платье поверх первых двух: что-то вроде короткого плаща, украшенного вышивкой.

В отличие от простолюдинов, одежда которых часто была украшена вышивкой, наряды аристократов выдерживались в строгом белом цвете. Пёстрые расцветки в одежде египтян появились намного позже, в результате смешения культуры Древнего Египта с культурами других цивилизаций – Кипра, Крита, Греции, стран Средиземноморья.

Манера одеваться, разумеется, разнилась в зависимости от социального положения. Профессиональные певицы и танцовщицы носили такие же одежды, что и знатные дамы, а зачастую выступали обнажёнными, и весь их наряд состоял из нескольких украшений – пояска, ожерелья, браслетов и серёжек. Служанки и рабыни носили короткие платья, не сковывавшие движений, совсем юные служанки ходили и вовсе обнажёнными.

Очень широко как среди женщин, так и среди мужчин, были распространены украшения: кольца, браслеты, ожерелья, цепочки, подвески. Только серьги оставались привилегией женщин.

Феномен «невидимости» и практической неизученности египетских цариц объясняется не отсутствием интереса к самому предмету и не «самодовольством» египтологов-мужчин, но и самой спецификой этого института в Древнем Египте, которая делает эту задачу почти невыполнимой, особенно в европейском понимании этой проблемы – как самостоятельной или хотябы индивидуализированной истории супруг монархов. Проблема возникает уже на терминологическом уровне: в древнеегипетском языке титул «Царица» («жена царёва», «сестра царёва» и т.д.) обозначал как «главную» жену фараона, так и женщин, приближённых к фараону (их число иногда доходило до 300). Царица – неотъемлемая часть царя, дополняющая его.

Характерная черта древнеегипетской общественной организации заключалась в том, что, несмотря на достаточно большое количество прав, роль царицы была специфической. Для этой роли всегда характерны несколько особенностей, которые можно обозначить, как её мифологизированность, комплементарность и коллективность. Образы, в которых появляются царицы на фресках, посмертных надписях, отражают, как правило, не столько индивидуальные свойства или индивидуальную норму поведения, сколько их особые функции в пределах того, что можно обозначить как концепцию божественной власти. Эти функции были многоуровневыми, связанными с идентификацией царицы и её мифологического «прототипа» (обычно им являлась богиня Хатхор), с её особо понимаемой ролью продолжательницы рода, с тем, что она являла собой воплощение женского начала в дуалистической модели божественной власти, в двойном понимании царства вообще.

Дама Чепу. Фрагмент росписи гробницы XVIII династии

Царица в глазах древних египтян всегда выступала как дополнение к преобладающему мужскому элементу, а её социальные проявления реализовывались, как правило, через эту доминанту – саму личность царя, причастность к его культу, соответствие его титулатуре, иконографическому облику и т.д.

Многочисленные титулы главной жены фараона служили скорее для того, чтобы выделить её из числа прочих цариц. Политикой – внешней и внутренней – царицы обычно не занимались. Истории известно лишь несколько великих египтянок, сумевших возвыситься над обычным положением «второй половины». По исключительности своего положения при фараоне, зримости своего присутствия, степени причастности к важнейшим событиям его жизни и, возможно, по силе своего личного влияния на фараона выделяются царицы 18-ой династии, жёны Аменхотепа 3, Эхнатона, Рамсеса 2 и др. Царица Нефертари Меритенмут, «главная царица» Рамсеса 2, не зря именовалась Великой царицей. Эта женщина выделялась во всех отношениях; известно даже её письмо к хеттской царице с благопожеланиями и выражением надежды на будущее согласие между царями Египта и Хатти, которое было написано после заключения мирного договора между двумя государствами. Следовательно, внешняя политика не была безразлична Великой Царице и она пыталась сыграть в ней хоть какую-то роль, хотя насколько Нефертари преуспела в этом, нам неизвестно. О степени вовлечённости Нефертари в политическое управление или другие государственные дела можно предположить по дошедшим до нас источникам – скорее всего, оно было незначительным. Но было!

Нефертари была исключением не только в политике и социальной жизни, но и в искусстве. Её статуи, достаточно многочисленные, присутствуют практически во всех храмах и гробницах, построенных для Рамсеса II и для него. Её изображения находятся на триумфальном барельефе, на различных фресках, и при этом её изваяния одного размера со скульптурами Рамсеса. Египетские художники изображали мужчин и женщин разными красками: тела человекообразных богов и мужчин были красными, женщины изображались желтым цветом. Некоторые художники, правда, для придания большей реальности своим фрескам пытались смешивать краски. Но в настенных росписях гробницы Нефертари царица имеет тот же оттенок кожи, что и фараон. Исследователи полагают, что это вызвано стремлением показать сильную личность, выделить Великую царицу.

Сохранившиеся на стенах храмов и гробниц фараонов изображения свидетельствуют об очевидной стройности и изяществе женщин в те времена. Секрет этого, скорее всего, кроется в том, что представительницы средних и низших слоёв древнеегипетского общества активно работали наряду с мужчинами, а их обычный рацион питания не содержал жиров в большом количестве.

Погребальный пир, родители умершего. Рельеф гробницы Рамосе. XVIII династия

Египетская литература не слишком жаловала женщин. Рассказчики и моралисты называли их сонмом всех пороков, мешком всевозможных хитростей и описывали как легкомысленных, капризных, неспособных хранить тайны, лживых, мстительных и, разумеется, неверных. Так, согласно древним сказкам, женщина стоила немногого, зато мужчина верен, заботлив, предан и рассудителен. Однако в тех же сказках фараон предстаёт как человек ограниченный, взбалмошный, вынужденный по каждому поводу обращаться к своим писцам и чародеям. Таковы были законы жанра. В действительности многие властители Египта отличались доблестью и умением управлять страной в мирное время, а многие египтянки были безупречными супругами и нежными матерями.

Древние египтянки имели возможности, которых женщины многих государств того времени были лишены: могли работать наравне с мужчинами. Обладать имуществом, наследовать, торговать, отстаивать свои права в суде. Однако, факты свидетельствуют, что равноправия между мужчинами и женщинами в Древнем Египте не существовало. Чтобы встать во главе государства, женщине-фараону Хатшепсут пришлось создать культ не просто царя, а царицы, главные же царские жёны не могли вмешиваться в политику государства, несмотря на своё влияние на фараона. Несмотря на то, что женщины не могли быть учёными, художниками, писцами, социальный статус женщины в Древнем Египте был сравнительно высок.

2. Женские образы в изобразительном искусстве

В традиционном изобразительном искусстве Египта женщин чаще всего представляли в образе любящей жены, держащей мужа за руку, или обнимающей его за плечо. Так как мужчины работали на свежем воздухе на полях или у реки, их кожа была тёмной, в то время как у женщин, занятых в закрытом от палящего солнца помещении — светлой. Этот жизненный уклад создал правила раскраски изображений: женское тело красилось в желтоватый цвет, мужское — в кирпичный. Считалось, что если кожа жены светла, значит — её муж трудолюбив и заботлив.

Согласно изобразительному искусству, египтянок обычно представляют хрупкими и изящными (только на изображениях эпохи Древнего Царства представлены женщины крепкого телосложения с округлыми лицами). Это относится не только к портретам знатных утонченных дам, широко известны изображения жриц, танцовщиц, музыкантш, акробаток, кухарок, служанок — женские образы египетской живописи поражают своей грацией и стройностью.

На стенах гробниц рядом с умершим мужем часто изображалась его жена. Предвзятые исследователи ссылаясь на подобные фрески, утверждали, что живую жену похоронили вместе с покойным мужем. Позднее этот миф был опровергнут. Подобные изображения символизируют любовь друг к другу, которую даже смерть не в силах разрушить, и надежду на встречу в загробном мире.

На стенах гробниц иногда изображалась и мать умершего.

В скульптуре, в отличие от живописи, в основном представлены знатные женщины. Женщина в скульптурном портрете обычно изображалась рядом с мужем или в кругу семейства.

3. Женские образы в литературе

Статуя богини Селкет из гробницы Тутанхамона

В египетской поэзии женщины предстают в лёгких романтических образах. Египетская любовная лирика рисует множество красивых любовных историй и трогательных признаний в любви.

«Её точеный лоб меня пленил,
Подобно западне из кипариса.
Приманкой были кудри,
И я, как дикий гусь, попал в ловушку»

(С. Альдред. «Египтяне — великие строители пирамид»)

В поэзии женщина выступает не только как объект признаний, она сама трогательная смелая влюблённая:

«Твоей любви отвергнуть я не в силах.
Будь верен упоенью своему!
Не отступлюсь от милого, хоть бейте!
Хоть продержите целый день в болоте!
Хоть в Сирию меня плетьми гоните,
Хоть в Нубию — дубьем,
Хоть пальмовыми розгами — в пустыню
Иль тумаками — к устью Нила.
На увещанья ваши не поддамся»

В отличие от поэзии, где доминируют образы романтических возлюбленных, в египетской прозе женщина обычно представлена как жена или мать. В прозаических произведениях воспевались образы заботливой любящей верной жены (например, «История Исиды и Осириса»), а сварливые и неверные жёны жёстко высмеивались и представлялись ярко выраженными отрицательными персонажами, которых ждало наказание за злодейства (например, «Сказка о двух братьях»). Предположительно, подобные образы несли цель воспитать из юных египтянок заботливых жён — показать со стороны: как отвратительна капризная сварливая женщина и как прекрасна любящая верная жена — подобная самой Исиде.

Согласно «Поучениям» в Египте изначально воспитывалось уважение и бережное отношение к своей жене.

«Если ты склонен к добру, заведи себе дом.
Как подобает, его госпожу возлюби.
Чрево ее насыщай, одевай ее тело,
Кожу ее умащай благовонным бальзамом,
Сердце ее услаждай, поколе ты жив!
Она — превосходная пашня для своего господина»

(Поучения Птахотепа)

4. Женское образование и карьера

Статуи царевича Рахотепа и его жены Нофрет. Около 2700 г. до н. э. Известняк. Египетский музей, Каир

Женщины Древнего Египта могли при желании получить образование. Для царских дочерей это было обязательным. Сохранились дощечки для письма дочерей фараона Эхнатона. А Сен-Мут, фаворит царицы Хатшепсут, был наставником её дочери Нефрура.

Может показаться удивительным, что не только дочери фараонов, но и простые домохозяйки умели читать и писать. О чем свидетельствуют бытовые записи, сделанные женщинами. Естественно, они были женами и дочерьми образованных людей. О распространённой женской грамотности свидетельствуют ироничные надписи Ступенчатой пирамиды, в которых говорится о литературных потугах женщины.

Женщина Египта имела возможность реализовать себя не только как хозяйка дома. Она могла быть официальным представителем своего мужа на время его отсутствия и имела право взять на себя ответственность за ведение его дела. Женщины Египта работали не только музыкантами, танцовщицами и плакальщицами, при желании и старании они получали профессиональные положения и должности, например, наблюдателей или управляющих.

Упоминания о женщинах-писцах встречаются во времена Среднего Царства и становятся более распространёнными в эпоху Нового Царства. Женщины-писцы служили при храмах, их нанимали в знатные дома для помощи хозяйке в управлении имуществом.

Женщинам также удавалось получить профессию врача. Первая в истории женщина-врач — Песечет практиковала в Мемфисе в 3-м тысячелетии до н.э.

Женщина могла быть жрицей, что поощрялось обществом, а также занимать храмовые должности по учёту имущества. В жреческой карьере женщины нередко удостаивались высшего жреческого титула Ур-т («возвышенная»). Например, высшая жрица в Иуну — Ур-т Текхент.

Самые распространенные женские административные должности — должность «наблюдателя»: «Наблюдатель ткани» ткацкой мастерской, «Наблюдатель за танцовщицами», «Наблюдатель за прислугой», «Наблюдатель за имуществом». В данном случае женщины выступали в роли организаторов. Иногда египтянки достигали высокого административного статуса при дворе фараона. Например, женщина по имени Небет занимала положение «правой руки» фараона подобно визирю, но также известно, что свои должностные обязанности она выполняла при помощи мужа. При дворе женщины могли получить должности распорядителей и казначеев.

5. Женщины и закон

Роспись в гробнице Нефертари — жены Рамсеса II

Перед законом женщины имели равные права с мужчинами. Египтянки могли унаследовать имущество, покупать и продавать недвижимость. Женщина могла заключать контракты, быть истцом в суде, брать взаймы. Ей позволяли жить как единоличной владелице имущества без мужчин-опекунов. В других странах древнего мира мужчины сильнее доминировали над женщинами.

Доходы, приобретенные в браке совместно, были формально разделены — жена имела право на свою долю от общих семейных доходов. Она могла передавать своё имущество по наследству кому пожелает.

«Я — свободная женщина Египта. Я вырастила восемь детей и обеспечила их всем необходимым для начала их взрослой жизни. Но теперь я постарела и созерцаю, что мои дети не заботятся обо мне больше. Поэтому я передам мою собственность тем, кто позаботились обо мне, и не дам ничто тем, кто пренебрегли мной»

(Завещание Наунахт)

Египетский закон защищал жён от жестокого обращения. Если муж, избивая, причинил жене увечье, его ждало наказание. Виновный должен был поклясться перед судьями, что больше не тронет свою жену, а в случае нарушения клятвы он получал сто палочных ударов и лишался права на совместно приобретенное имущество. Этим иногда пользовались корыстные жены, обращаясь к судебным властям, они получали долю имущества, принадлежащую мужу.

Египетские женщины вели довольно свободную жизнь. Они не были феминистками, но имели своё положение в обществе. Египтянка помогла своему мужу в управлении домашним хозяйством, могла работать и учится. Она жила подобно своей матери и бабушке согласно закону Маат, оставаясь слабой женщиной.

Как жили простые люди в Древнем Египте

Когда речь заходит о Древнем Египте, то большинство вспоминают о фараонах, пирамидах, мумиях и золотых артефактах. И при этом подавляющее большинство не имеет не малейшего понятия о том, как жили в этой стране самые обычные люди.

1. Настольные игры

После трудового дня простые люди в Древнем Египте тоже стремились отдохнуть. Самым популярным способом проведения досуга были настольные игры. Играть могли двое или сразу несколько игроков, а если не было игровых досок, то поле для игры рисовали прямо на земле. Любимой игрой была «сене». Поле было разделено на 30 квадратов – в 3 ряда по 10, в некоторых квадратах рисовали символы, которые обозначали что-то хорошее или наоборот неудачу.

Победителем признавался тот, чьи фишки вошли в «загробную жизнь» первыми, минуя клетки неудачи. Сене была глубоко переплетена с религией. Победителя, как утверждалось, охраняли боги, а на доске часто рисовали гробницы, чтобы защитить умершего во время перехода к загробной жизни.

В игре Асеб на поле было 20 квадратов. Чтобы освободить фишку из «домашнего» квадрата, нужно было выбросить на кубике четыре или шесть. Если фишка становилась на квадрат, удерживаемый противником, она отправлялась обратно на домашний квадрат. Правила «мехена» и другой игры «гончие и шакалы» неизвестны. Доска для мехена выглядела как скрученная змея.

2. Чувство юмора

Сегодня мало что известно о древнеегипетском юморе, но это совсем не значит, что у древних оно отсутствовало. Так, в Фивах около 2000 г. до н.э., резчик на стене гробницы создал изображение умершего визиры фараона. Он был очень важной особой при жизни и, скорее всего, должен был быть изображен с благородным лицом.

Но художник придал визирю удрученный взгляд с поднятой бровью, будто Даги был удивлен, что он умер. Резьба, выполненная во время правления Аменхотепа III (1389-1349 г.г. до н. э.), показывает писца и бабуина (это животное ассоциировали с Тотом, богом письменности). У бабуина весьма смешные брови.

Не сдерживали сарказм художники, и когда изображали врагов Египта. Мемориальная доска из слоновой кости показывает пленного ассирийского принца с глупым видом и выпученными глазами. Напряженные отношения с нубийцами, вероятно, заставили художника сделать рельеф, показывающий нубийца с преувеличенными и нелепыми чертами лица.

3. Артрит

Когда исследователи недавно изучили останки тех, кто создавал и украшал знаменитую Долину Царей, они обнаружили что-то странное. Примерно 3500 лет назад большинство резчиков и живописцев, которые украшали могилы фараонов, были родом из деревни Дейр-эль-Медина. Обычно у художников со временем появляются проблемы с руками. Остеоартрит среди исследованных останков мужчин гораздо чаще был распространен в лодыжках и коленях.

После изучения древних записей этой деревни причина была раскрыта. Несмотря на тяжелый труд в некрополе, люди не хотели ночевать «на костях» и каждый день ходили ночевать в другое место . В течение недели они жили в хижинах возле королевских гробниц, а дорога к ним вела через крутой холм, на который дважды в день приходилось подниматься и спускаться.

В конце недели мастера отправлялись в Дейр-эль-Медина, к которому нужно было добираться 2 километра по холмам. В понедельник они снова возвращались к некрополю. Это продолжалось годами, а для некоторых людей – десятилетиями. По всей вероятности, столь длительные переходы и привели к появлению болезни, не свойственной для данной профессии.

4. Рацион

О кулинарных рецептах древних египтян, вероятно, уже никто и никогда не узнает. Не было найдено никаких записей, но узнать о том, чем питались египтяне, можно из произведений искусства того времени. Некоторые ингредиенты употреблялись всеми классами, но ряд продуктов простолюдинам был запрещены. К примеру, копчение рыбы было строго уделом жрецов. Зато ежедневной пищей всех слоёв общества было пиво и хлеб.

Хлеб заквашивали в воде, получая мутный напиток, который был существенной частью рациона низших классов. В дополнение к зерновым блюдам, таким как каша, в рацион входили мясо, мед, финики, фрукты и дикорастущие овощи. Рабочие ели только два раза в день.

На завтрак у них был хлеб, пиво, а иногда и лук. На обед к этому добавляли приготовленные овощи и мясо. Жрецы и фараоны питались несоизмеримо лучше. В гробницах были найдены изображения банкетов, где столы ломились от вина, газелей, запеченных в меду, жареной птицы, фруктов и десертов.

5. Зубы

Египтяне страдали от разрушения эмали, поскольку в их еде постоянно встречался песок. Проблема на самом деле была огромной. Исследование, проведенное на 4800 зубах из египетских гробниц, показало, что 90 процентов зубов были очень изношены.

Это приводило к возникновению таких состояний, таким как кисты, множественные абсцессы и остеоартрит челюсти. Излишне говорить, что хроническая зубная боль была повседневной неотъемлемой частью жизни в Древнем Египте. Несмотря на известную любовь египтян к чистоте, нет никаких доказательств того, что у древних египтян была развита стоматология.

6. Зерно

Торговля в Древнем Египте.

Денежная система Древнего Египта до конца не понятна. Раньше считалось, что она была основана на бартере без какой-либо формы валюты. Но этот вывод был сделан исключительно по сохранившимся изображениям, на которых был показан обмен товарами. Хотя торговля, безусловно, существовала, она не могла поддерживать коммерческую систему государства настолько обширной.

Одним из основных товаров было зерно, которое выращивалось в массовом масштабе. Избыток зерна хранился в сети силосов по всему Египту и использовался для оплаты труда рабочих, которые работали над крупными общественными проектами. Но, к примеру, что было делать, если кто-то хотел купить дом.

Ведь в данном случае мешком с зерном не обойдешься. Древние египтяне работали с единицей стоимости, называемой «шат». Данный валютный стандарт существовал еще в Древнем царстве (2750-2150 до н.э.), но сегодня никто не знает, что это было. Известно лишь, что один шат стоит 7,5 грамма золота.

7. Семья

В Древнем Египте приветствовалась традиционная семья с большим количеством детей. Девушки обычно выходили замуж в раннем подростковом возрасте. В то время как примеры брака по любви действительно встречались, брак был в первую очередь способом взаимопомощи в существовании для мужчины и женщины. Мужчина считался несовершенным, пока он не женился.

Фрески традиционно изображают мужчин темными от работы на свежем воздухе, а женщин бледными, поскольку они только вели домашнее хозяйство. Египетские жены рожали много и часто, поэтому они постоянно сталкивались с опасностями, которыми им грозили роды. Эффективной контрацепции не существовало, а акушерки ничего не могли сделать, если что-то «шло не так» во время родов.

Младенцев кормили грудью до трех лет. Мальчиков рано начинали обучать рабочим профессиям, а девочек уходу за детьми, кулинарии и шитью одежды. Ожидалось, что старший сын (а если его не было, то дочь) позаботится о своих пожилых родителях, а когда придёт время достойно похоронит их.

8. Равенство полов

Египетские женщины занимались не только домашними делами, при желании они могли работать и иметь собственность. Если в Древнем Риме женщин даже гражданами не считали, то в Египте женщины могли жить даже без мужчины-опекуна. Они могли инициировать развод и обращаться в суд.

Женщин не принуждали к браку, они могли составлять и подписывать юридические документы и строить свою карьеру. Тем не менее, в большинстве высших профессий доминировали мужчины. Лишь небольшой процент женщин стал почетными жрицами, книжниками, целителями и фараонами. По сути, первым регионом, в котором были расширены права женщин, был Древний Египет, а не Запад, как считают многие.

9. Инвалиды

В древнем мире о полноценной медицинской помощи речь просто не шла. А психические заболевания считали настолько постыдными, что китайские семьи скрывали слабоумных членов семьи от общественности. В Греции же их бросали на произвол судьбы, и они бродили по улицам. В Древнем Египте к таким людям были совершенно другое отношение.

Местные моральные писания учили уважению к тем, кто имеет физические недостатки. Карлики не рассматривались как инвалиды и часто работали помощниками, надзирателями, опекунами, художниками и артистами. Среди скелетов Дейр-эль-Медина (деревня художников в Долине Царей) были найдены останки молодого человека, который родился с атрофированной ногой. Как показала экспертиза его останков показала, этот человек отнюдь не был изгоем, а хорошо жил и занимал высокое положение. Что касается психических заболеваний, то египтяне вместо того, чтобы обвинять или порицать подобных пациентов, старались адаптировать их в обществе.

10. Насилие

На многих произведениях искусства того периода задокументированы сцены из домашнего быта. И хотя выглядят они весьма идеалистически и юридическое равенство действительно имело место в древнеегипетском обществе, насилие в отношении женщин и детей оставалось реальностью. Учёным стали известны ужасающие случаи. Так, у 2000-летнего скелета малыша в оазисе Дахлех были переломы спины, таза, ребер и рук. Некоторые из них были старее других и кости срослись, что является классическим признаком долгосрочного физического насилия.

В древнем городе Абидос была обнаружена 4000-летняя жертва. Женщине было около 35 лет, когда она получила смертельное ранение в спину. Исследование ее костей выявило, что женщина всю жизнь подвергалась физическому насилию. У нее были старые и новые переломы, которые явно свидетельствуют, что несчастную неоднократно пинали или били по ребрам. На ее руках также были травмы, возможно, от попыток защититься. Поскольку ее обидчик явно в течение очень долгого времени был рядом с женщиной, он мог быть ее мужем.

Отсюда

См.также:
10 археологических находок, проливающих свет на жизнь в Древнем Египте
Жрицы Афродиты
Таинственные технологии Древнего Египта
Древний Гераклион — город под водой
История обнаружения гробницы Тутанхамона в цветных фотографиях

Один день из жизни древнего египтянина

(по мотивам телевизионных просмотров)
Правда всегда одна.
Группа «Наутилус Помпилиус».
I am too sexy for my land.
Right Said Fred.
Папирусный будильник зазвонил, как всегда, рано — вот блин, каждый день вставать в восемь утра! Да, ну у меня и работка… Я вскочил и бросился надевать свою набедренную повязку. Голова гудела, мысли в нее лезли тяжелые, а все потому, что у меня дурная привычка (впрочем, в нашем царстве я такой не один) — сидеть перед водяным экраном и рубиться в древнешумерскую мифологию… Оторваться от этой новой игры — просто невозможно. Раньше, где-то год назад, у меня было другое занятие, куда более интересное, — со мной жила прекрасная Невертите, о, я помню ее губы и бедра… А ладно, лучше не вспоминать об этом (но, как назло, я не мог оторваться от барельефа на стене с изображением ее обнаженного тела — я сам его сделал, мастерски). Она меня кинула, а я ведь собирался на ней жениться.
Думая на эту невеселую тему, я выбежал из своей лачуги (я живу в спальном районе) прямо на шумную улицу. Народу — и всё почти голого, нашего, древнеегипетского — было, как всегда, много. Утренний час пик. Потолкавшись немного в грязной потной толпе, я нырнул в метро — впрочем, там людей было еще больше. О, великий Ра, подумал я, хоть бы вас всех на части разнесло (но — тут же стал молиться о прощении). Наконец, я оказался на станции — она вся была из красного гранита, а белые рисунки изображали нашего великого первого правителя Менеса. Потом минут через десять пришел поезд. Он тоже гранитный. Я зашел внутрь — не то что сесть, стоять там почти было негде.
Еле-еле держась за тростниковые поручни, которые все время ломаются, я краем глаза читал газеты, сделанные в виде барельефов прямо на граните (они выбиваются каждое утро — новости должны быть свежими). На первой полосе, как всегда, огромное фото нашего «великого» фараона Хеопса и его развернутое интервью. Я морщусь. Я не отношусь к его сторонникам и никогда не был членом марионеточной продажно-чиновничьей партии «Единый Древний Египет» (ЕДРЕГ). Да ну их всех в жопу. Хеопс правит нами уже двадцать лет, ведь он же пришел к власти , если мне не изменяет память, и если «Википедия» не врет, в 2589 году до нашей эры! Ну сколько можно уже нами править? Делать и говорить одно и то же? Бла-бла-бла… Внешнеполитические успехи… Финансирование социальных программ, несмотря на мировой экономический кризис… Я — фараон, сын бога, я знаю, что вам всем, блин, нужно… А, между тем, мы, владыка, уже давно загибаемся от голода, а ты все так же тратишь деньги на строительство своей претенциозной пирамиды. Хочешь за наш счет место в истории получить. И ведь получишь. Так все и будут потом говорить — «пирамида Хиопса».
Надоело. Не буду за него голосовать. Я пробежал интервью бессменного властителя по диагонали и стал читать светскую хронику — это хоть тупо, но зато не напрягает.
Я вышел из метро на станции «Вторая Пирамидная». От нее до места моей работы — рукой подать. Как вы (впрочем, кто это — вы?) уже, наверное, догадались, я работаю на строительстве той самой пирамиды Хеопса, простым возчиком. Да что я — пол-столицы здесь работает, если не больше. Это, так сказать, мегапроект по занятости.
Мы, древние египтяне, буквально зациклены на потусторонней жизни, на смерти, на том, какова будет наша судьба после этого великого события. Если хочешь благополучно пройти суд страшного бога Анубиса, — выполняй заповеди, живи правильно. А еще — сохрани свое мертвое тело. Однако сделать последнее не всем по карману — роскошь «бессмертия» могут позволить себе номархи, жрецы и, конечно же, в первую очередь, фараон. Вот он этим и занимается. Что касается таких простых людей, как мы, рабочие или крестьяне, — в лучшем случае, они могут построить себе прочную каменную могилу. Но ее ведь легко ограбить, так что гарантии сохранности тела здесь не большие. Остается только уповать на милость богов — и на своих родственников, что останутся в живых после твоей смерти и присмотрят за твоим телом.
Хотя… Все, что я здесь говорил — я говорил о всех. Но не о себе. Верю ли лично я, Уджит-младший, во все эти вещи? Если честно, — не очень. Мои родители верил, я сам в детстве и юности, наученный ими, тоже верил. Но сейчас — я повзрослел и мир вокруг меня тоже повзрослел. Наше поколение — другое, мы часами сидим перед водяными экранами, мы не сушим на батареях из горячего песка папирусные пакеты, а выбрасываем их и покупаем новые… Вобщем, все по-другому. Мне не понять, как можно верить в этого Анубиса — по крайней мере, так же сильно, как раньше — в век деревянных роботов и кузнечиковых фаллоимитаторов… Я — верю все меньше. Мое поколение в целом — верит, думаю, по чистой инерции, по своей тупости и, уж по крайней мере, без фанатизма.
Так что я себе каменный склеп строить не спешу — живу одним днем, так сказать. Ладно, что-то я заболтался. Как бы то ни было — я пришел на стройку века, на одно из семи чудес света, ровно в девять часов. Если бы я опоздал хоть на минуту, меня бы на фиг казнили.
Место, в которое я пришел, было мне до тошноты знакомо. Посреди пустыни — мемориальный комплекс, в центре которого — она, пирамида. Сейчас она уже почти построена — она стоит на холме, ее высота около 130 метров, это огромный высокий треугольник белого и серого цвета. Если кому интересны детали, пусть смотрит «Википедию» — ведь там все есть, а коли нет — то и на свете этого тоже нету. Пирамида строится из блоков гранита, базальта и известняка. Для всего остального человечества эта фраза насчет блоков так и останется фразой. А вот для нас, строителей, это не слова, а наша жизнь, наше мучение. И — мое мучение лично. Потому что уже двадцать лет, как я вожу на телеге эти самые блоки. Их делают сотни каменщиков в специальном лагере, раскинувшемся прямо у подножия великого здания. Они рубят, а я отвожу. Моя работа (ну, я, конечно, не один это делаю) — в том, чтобы перевести блок от каменщика к пирамиде. Там ее берут и поднимают уже другие люди. Работаем мы с девяти до девяти. Так что мы для фараона — строительный расходный материал, не лучше камней.
Не буду больше думать об этом. А то опять мне захочется наложить на себя руки, а это — страшный грех. Я машинально призываю на помощь богов (хотя и не уверен, что они меня услышат), плюю на ладони, надеваю одноразовые папирусные перчатки и беру свою тележку. Я уже с ней породнился.
Ко мне подходит и здоровается со мной мой старый друг и товарищ, тоже возчик, — Морпех, он старше меня, седой, но крепкий (а мне, если вам интересно, — тридцать пять лет). Морпех деловито сплевывает в сторону (у него такая привычка) и говорит мне, что завтра будет собрание членов профсоюза строителей пирамиды Хеопса, все должны быть. «Мы еще поборемся за свои права», произносит он негромко и зло — намекая на наших эксплуататоров. Я улыбаюсь и киваю головой — да, поборемся, старик. Люблю я тебя. Морпех добавляет: «Будем требовать, чтобы нам давали крокодилье молоко за вредность!» Я киваю и на это, хотя крокодилье молоко никогда, если честно, не пробовал, и даже как-то не слышал о нем. Ну ладно — надо так надо. Что я, зря, что ли, членские взносы плачу?
Пора приниматься за работу. Я толкаю телегу. Туда-сюда. То опускаясь, то поднимаясь. Солнце невозможно печет — даже для меня, древнего египтянина. Будь проклята эта работа. Будь проклят этот фараон. Будь проклята эта мировая история, в которую все мы, понимаешь ли, должны внести свой вклад, чтобы о нас написали в учебниках. Да пошло оно все в жопу… Но, проклиная, я все равно вожу. Все так делают. Кто-то рядом со мной — падает замертво. И все равно — остальные работают. Чего ни сделаешь ради истории. Ради странички в «Википедии».
Но вот, в середине дня, наконец, объявляют обеденный перерыв (наш профсоюз добился его лет пять назад, до этого никто не ел на работе и многие умирали от голода). Я получаю свою похлебку и буквально падаю на какой-то камень. Рядом со мной садится Морпех. Он дает мне пару папирусных салфеток (свои я сегодня в спешке забыл). Мы едим, но еще — и ожидаем. Дело здесь вот в чем — как вы знаете, читатели, пирамида Хеопса настолько сложна в архитектурном, строительном и математическом смысле (что-то я заговорил не как простой возчик), что она, конечно же, не могла быть построена простыми людьми. Конечно, мы — всего лишь исполнители. Истинные авторы — железяки с Ориона. Это огромные трехметровые роботы, в сущности, похожие на нас, но абсолютно железные (именно так, как известно, их изображают в голливудских фильмах). Как, на чем они прилетели — Анубис их знает… Мы, люди, вообще их побаиваемся. Но, как бы то ни было, все важнейшие строительства во время правления Хеопса (а может и раньше) — задуманы и спроектированы ими. Они же дают нашим мастерам свои технологии и обучают их. Какие идеи инопланетяне вкладывают в эти пресловутые пирамиды — никто, кроме них, не знает.
Так вот, главный инопланетянин прилетает сюда (своим ходом, прямо по воздуху, ей-ей), к пирамиде, каждый день почему-то во время обеда. Вот и сегодня мы с Морпехом его увидели — он приземлился, когда мы уже всё доели, но время обеда еще не кончилось, на площадку перед зданием. Здесь его встречал наш главный архитектор — высокий, полный, с овальной головой, в длинном разноцветном халате, с огромной, в современном стиле, розовой шевелюрой (о, этот тяжелый навязший в зубах гламур эпохи Четвертой династии…). Зовут его Хемиун. Он — абсолютно тупой человек с глупыми глазками и только называется архитектором (все дело в том, что он приходится фараону племянником; коррупция, непотизм, вы нас задушили).
Железяка держался в своем стиле. Он смотрел на людей презрительно, как на букашек, лицо его (если можно так назвать металлическое подобие человеческого лика) было серьезным, умным, непроницаемым. Хемиун, в соответствии с установившимся ритуалом, поклонился ему до земли (до песка). Потом слуги архитектора подняли его на носилках в высоту — на уровень головы инопланетянина, чтобы они могли общаться. Весь простой люд вокруг железяки — разбежался, его боялись. Но мы с Морпехом, как бывалые, сидели на своем камне. Нам тоже было страшно, но — и любопытно.
Выходец с Ориона даже не поздоровался и не ответил на поклон Хемиуна, он сразу перешел к делу — махнув в воздухе железной рукой, нарисовал в ней виртуальную схему пирамиды, она замерцала голубым цветом. Я и Морпех замерли от восхищения — блин, хотя мы привыкли к продвинутой цивилизованной жизни, но даже для нас такое было в диковинку. Железяка стал довольно громко что-то говорить Хемиуну, но почти все его слова уносил ветер. Было понятно, что он дает какие-то очередные инструкции. Архитектор, дрожа от страха, кивал головой и старался все запомнить (наверное, ему не раз доставалось от нелюдя за нерасторопность).
И вдруг — где-то на второй минуте разговора до нас донеслись слова инопланетянина. Причина была проста — ветер внезапно утих. Мы навострили слух. Вот, что мы услышали… Ой, сейчас я скажу, что услышали, а вы, читатели, заинтригованы, да? Слова инопланетянина… Существа, невообразимо более развитого, чем мы, люди… Того самого — истинного строителя пирамиды Хеопса… Что бы он мог такого этакого сказать, а?
Ну ладно, не буду держать вас в неведении. Он сказал: «Мы вчера советовались и решили. Внутри пирамиды не будет ни одного упоминания о Хеопсе. А погребальные камеры — оставим пустыми…» Хемиун удивился: «Но зачем?! И… и… как я доложу об этом божественному фараону?» — «Так и доложишь, человек. Меня это не волнует. А что касается того, зачем — я мог бы сказать тебе, что это не твоего ума дело. Но не скажу, у меня сегодня хорошее настроение. Открою тебе правду — никакой идеи в этом нет. Ни космической, ни философской, никакой. Просто мы хотим выпендриться. Чтобы в будущем люди гадали — к чему это все? Зачем? Спрашивали, вот как ты сейчас. Они не понимают, что всё самое великое — не имеет смысла». Вот такие слова произносил его холодный металлический голос. Такова была мудрость существ с далекого Ориона. Больше мы с Морпехом ничего не услышали — снова поднялся ветер (отчасти это было и хорошо — хоть какая-то прохлада). Эти слова запали мне в душу и я думал о них потом весь день.
Обед кончился, железяка улетела по своим делам, Хемиун, сойдя с носилок, пошел на пирамиду. Работа после обеда — самое тяжелое. Так хочется бросить все и лечь на песок, заснуть и не просыпаться сутки. Умереть. Но ты не имеешь на это права — даже на смерть.
Слава великому Ра, что в восемь часов вечера (было еще довольно светло) опять приехали телевизионщики, и опять с компании НПТ, Независимое Папирусное Телевидение, снимать очередной репортаж о том, как тяжело живется рабочим пирамиды. НПТ славилось тем, что везде, во всем искало темные плохие стороны и показывало их в пику официальной политике фараона. Поговаривали, что эта телекомпания тайно финансировалась из Ассирии — главного врага нашего царства. Нам, впрочем, было абсолютно по фигу — мы, простые рабочие, раздавали интервью о том, как мы пухнем с голода, показывали свои гнойные раны, увечья, стертые до крови руки. Главное — не работали.
Все, очередной безумный и бессмысленный день на пирамиде закончился. Когда мы уже садились в корпоративные колесницы, в воздухе над погребальном комплексом, как всегда, появилось множество гранитных самолетов с тростниковыми пушками — гордость страны, мощь державы. Они каждую ночь дежурили, охраняя дорогостоящие здания.
Не помню, как я добрался домой. Всю дорогу — в колеснице, а потом в метро — я спал и чуть не проехал свою станцию «Новые Лачуги». Открыв дверь в свою каморку, я удивился — в уже наступившей темноте посреди единственной тесной комнаты, которая служила мне одновременно и столовой, и спальней, и туалетом, горели свечи. Их было три, они стояли на низеньком столике. Я удивился еще больше, когда увидел на нем бутылки вина и фрукты, а рядом со столиком — рядом со столиком… Да, сидела, скрестив ноги, она… Невертите. Моя Невертите. Я так и сел на подушки от изумления и радости, неожиданно, словно мешок со строительным мусором, свалившейся на меня. Она смотрела в мои глаза и тихо улыбалась. Да, именно этого я так давно хотел. Именно этого так долго ждал, хотя и не представлял себе ее возвращение в таком образе. Но сейчас я понял, что этот образ жил в моем сердце.
Невертите почти не изменилась, выглядела она, как всегда, довольно консервативно — великолепные длинные загорелые ноги (наверняка посещала лунарий), короткая соблазнительная черного цвета набедренная повязка (она знает, что я такие люблю, и что, когда вижу их на женщинах, начинаю облизываться), топлесс (большая, словно бросающая тебе вызов, грудь — о великий Ра, как же я по ней соскучился, она же стала мне родной, почти материнской), высокий зеленый ирокез на в остальном лысой голове, на губах — стандартная оранжевая помада (которая производится, как известно, из перетертого речного ила).
Мое сердце застучало то ли слишком медленно, то ли слишком быстро, я не мог понять, но вобщем — как-то по-другому.
— Ты вернулась?
— Да, Уджит-младший. Вернулась. Если… — она на секунду замолчала, — если ты меня примешь.
Это был вопрос. Принимаю ли я ее? Принимаю ли? Господи… Будь на моем месте отец, он бы даже и не думал об этом — сразу бы прибил ее, на месте. А я вот — думаю. Думаю, потому что я, блин, человек современный, живущий в XXVI веке до нашей эры. Обидно ли мне, что моя любимая женщина Анубис знает почему кинула меня и шлялась где-то целый год, или даже больше? Да, обидно. Чем она там занималась? Понятно чем. Мне было по-мужски обидно, но — в то же время — меня приятно заводила эта независимость Невертите, заводило то, что она спала с другими. Да, это было странно и страшно, но это было так. И вообще, я жутко соскучился по женщине, будь она даже девственницей. У меня уже встал. Встал, как только я ее увидел.
Я потянулся к ней прямо через столик, он под моим весом опрокинулся, Невертите, облегченно улыбаясь (прощена), успела убрать свечи, чтобы от них не начался пожар. Сначала я поцеловал ее в родные-чужие губы, а потом — стал целовать такие же родные-чужие соски, ласкать их, и все мое тело застонало от боли и наслаждения. От долгого невыносимого одиночества. Вся моя жизнь, все мое ничтожество, весь мой страх перед лицом жуткой Вселенной — все это поднялось и уперлось прямо в живот Невертите, и она подхватила мое напряжение сначала руками, потом губами, а потом — полностью впустила его в себя. И я задвигался в ней, уже лежавшей на спине, раздвинув ноги, — быстро, лихорадочно, как будто через пять минут я должен был умереть. И кончил. Все, что во мне было, все, что накопилось, — теперь было в ней. Да, теперь можно было и умереть. В этом огромном безумном фантасмагорическом мире, — забрезжил свет. Быть может, это была всего лишь искорка света, но для меня она была размером с солнце и мне ее хватало с лихвой. Я тонул в ней.
Засыпали мы с Невертите уже под утро. Я понимал, что завтра (уже сегодня) снова приду на работу усталый. Ну и фиг с ним — пускай меня убивают (а НПТ снимает очередной репортаж про новую жертву фараоновского беспредела). Лежа головой на ее плече, я зашептал:
— А знаешь, железяка с далекой звезды, который строит пирамиду, — она кивнула, — он вчера сказал, что пирамида строится просто ради выпендрежа, что никакого особого глубокого смысла в ней нет. Представляешь?
Невертите почему-то не удивилась:
— Представляю. Я давно об этом догадывалась. А что, разве Вселенная — тоже не космический выпендреж без особого глубокого смысла? Возможно, что она существует, чтобы мы просто любовалась ею, как раковиной на морском дне?
Да, для простой древнеегипетской женщины она рассуждала довольно продвинуто. Мне ее мысль понравилась, я улыбнулся:
— Или как я любуюсь тобой, Невертите.
Она посмотрела мне в глаза — счастливым взглядом.
— Правда. Ты прекрасна, как Вселенная. Быть может, ты даже красивее ее.
Она засмеялась. И сказала:
— Значит, не нужно ничего такого искать в пирамидах, нужно просто смотреть на них.
— Значит, так.
Мы немного помолчали. Я снова заговорил:
— А знаешь, что я еще подумал? Представь себе, что люди в далеком будущем — например, в XXI веке нашей эры — вдруг решат, что наша древнеегипетская цивилизация была примитивной, потому что она была одной из первых в истории. И что ничего у нас продвинутого не было — ни водяных экранов, ни гранитных поездов и самолетов, ни электричества на основе пыли, ни кузнечиковых фаллоимитаторов — ничего. Вот ужас, да?
— Да… — Невертите представила, — но я все равно верю, что найдутся такие, кто увидит правду, и донесет ее другим. Над ними будут смеяться, говорить, что они сумасшедшие, а они совершат великий подвиг познания.
— Да, — согласился я, — Правда всегда одна.
Невертите подхватила и мы вместе запели очень известное религиозное песнопение еще времен Менеса: «Правда всегда одна. Это сказал фараон. Он был очень умен. И за это его называли — Тутанхамон». Мы допели красивую мелодию и засмеялись — единственное, что в этом песнопении было никому не понятно — кто такой Тутанхамон.
Потом мы отключились — вместе и сразу. Мне оставалось спать ровно час, после чего я должен был опять услышать свой ненавистный папирусный будильник. Но, все равно, в ту ночь и утро во всей Вселенной не было никого, счастливее нас с Невертите. И даже сама Вселенная, пронизанная холодом космического одиночества, я знаю это, нам завидовала.
4 — 5 ноября 2011 года,
Колтуши