Истории про любовь

Рассказы о любви

Чтобы она не делала, это было соблазнительно. Эротизм проявлялся во всех движениях. На кухне она была особенно неподражаема. В легком халатике, обтягивающем формы, рвущиеся наружу. Мужчина видящий, как она ест огурец, банан, или лижет мороженое, мог сойти с ума, если бы не кончил. Джон знал эту особенность своей жены и поэтому, создал для нее специальную диету, состоящую из продуктов шарообразной и кубикообразной формы. При таком подходе у него был шанс не свихнуться от вожделения. Никаких огурцов, бананов и мороженого. Из длинного и конусообразного только его член. Вот и сейчас Инга стоя на коленях облизывала головку его члена, отодвинув верхнюю плоть. Джон старался не смотреть, чтобы оттянуть удовольствие…
Так писал молодой писатель Перверсев. Эротические сцены были его коньком. Он считал себя гениальнейшим писателем, и большая часть его гениальности заключалась в откровенщине.
— Что пишешь, дорогой?
Трофим посмотрел на жену. Ее халатик не был обтягивающим. Трудно найти одежду, которой можно обтянуть эту спицу – любая вещь, как на вешалке.
— Рассказ, дорогая, — буркнул Трофим.
— А о чем? – спросила жена.
— О любви.
Соня восторженно застыла, мечтательно отправив взгляд в потолок.
— О любви… — прошептала она.
В одной руке нож, в другой обезглавленная рыба.
— Я же просил, не отвлекать меня! – взвился Трофим.
— Хорошо, хорошо, — и Соня вернулась к делам.
Трофим любил создавать свои творения на кухне. Здесь можно, не отвлекаясь от написания, выпить кофе, выкурить сигарету и пополнить запас сил, съев что-нибудь калорийное. Это раньше считалось, что писатель должен быть голоден. Перверсев думал иначе. Писатель должен быть сыт. От этого и творец становится добрее и его произведения. Раньше писали натощак и вон какая чернуха получалась.
— Скоро ужин? – не поднимая головы от свой гениальщины, поинтересовался Трофим.
— Скоро, милый, скоро.
Высвобождать пышное тело из маленького халатика легко и приятно, оно само рвется наружу.
Джон любил высвобождать Ингу от ненужной одежды. Он принимался ее целовать, нередко совмещая приятное с полезным, ведь занимаясь любовью, так приятно слегка перекусить. Сначала у влюбленных применялись фрукты: киви и клубника, бананы и арбузы, — затем они попробовали мясо, и в конце концов рыбу. Селедка в эротизме незаменимая вещь…
— Так, когда ужин?! – взорвался Трофим.
— Пожалуйста, любимый, — Соня поставила перед мужем тарелку. Вареная картошка, пару кусков обжаренного минтая и огурец. Соня села напротив и откусила огурец. Перверсев вздрогнул от громкого звука. Мурашки пробежали вдоль позвоночника. Он тяжело вздохнул, уткнулся в тарелку и вилкой разломил картофелину.
После ужина он продолжил жизнеописание Джона.
Но самый вкусный фрукт был между ее ног…
Закончил писать он уже ночью. С утра нужно было вставать и готовить для начальницы финансовый отчет. Он помедлил еще минуту, фантазируя о том, что вместо отчета дает ей свой рассказы и она, обалдев от возбуждения, поимеет его, и пошел спать.
Он залез под оделяло. Соня посапывала, она лежала на боку скрючившись, он приподнял ночнушку, у него встал. Все напряжение Джона перешло к нему. Он приспустил с Сони трусы, смазал головку члена слюной и вставил. Несколько фрикций дались нелегко – суховато. Он облапил ее тощий зад (грудь трогать бесполезно – все равно, что трогать прыщики) и динамично задвигался.
«Оо-о-ох», — вздохнул он и кончил.
— Да, милый, ты что-то хотел? – проснулась Соня.
— Нет, милая, ничего, — ответил Трофим. – Спокойной ночи.
Он повернулся к ней спиной и быстро заснул.

Эротические истории. Солнце страсти

Настроение у Майи было прескверное: на улице непогода, простуда шастает. А она ещё и с Гошей поссорилась. Из-за пустяка вроде сцепились, но орали друг на друга часа два. Гоша сказал ей много неприятного.

Майя перебирала в уме его слова и злилась. Она решила, что домой сегодня не пойдёт. Переночует у Риты. Риту она сто лет знает — ещё со школьной скамьи. Правда потом Майя пошла учиться на секретаря-референта, а Ритка в медучилище отправилась. Теперь медсестрой подвизается. Майя вытащила сотовый и набрала номер подруги.

  • Але, — откликнулась Рита.

  • Это я, Майя. Привет!

  • Привет!

  • Знаешь, я с Гошкой поругалась. Нельзя ли мне у тебя переночевать? Домой жутко идти не хочется.

  • Приходи, только я сегодня, подруга, на ночном дежурстве. Ключ у соседки напротив оставлю. Зинаида Павловна она. А ты скажешь, что ты Майя. Поняла?

  • Ага.

  • Смотри, веди себя смирно, парней с собой не приводи.

  • Какие парни?!

  • Шучу я, шучу, — Рита отключилась.

Майя закрыла за собой дверь, проверила замки. Сбросила сапоги, прошла в комнату и плюхнулась на мягкое кресло.

  • Красота!

Некоторое время спустя она заварила себе кофе и соорудила гору бутербродов. Включила телевизор. По одной программе шёл боевик, по другой — какой-то длинный сериал. Майя остановилась на мультиках «Том и Джерри». Ей ужасно нравилось, как взмыленный глупый кот носился за хитрым мышонком, круша всё на своём пути.

Было уже поздно, когда она разделась и улеглась на широченную кровать подруги.

Майя любила спать голой, как Монро – только капелька «Шанель№5».

Она с удовольствием растянулась на шёлковых простынях.

  • Интересно, откуда у Ритки деньги на всю эту роскошь? Явно не из сестринской зарплаты, — пронеслось у неё в голове, прежде чем она заснула.

С улицы пыталась заглянуть луна, но опущенные шторы не давали ночному светилу сунуть в комнату свой любопытный нос…

С шоссе доносились далёкие приглушённые звуки мчащихся в ночи автомобилей. В комнате было тепло. Почти душно. Встать, чтобы открыть форточку, было лень.

Майя передвинулась на середину кровати и что-то пробормотала во сне. Возможно, она звала Гошу, но дневная усталость не дала ей разлепить тяжёлых век.

А потом ей стал сниться сон… Она лежит на берегу шумящего океана. Вокруг золотой песок, над ней яркое солнце. Оно — большое и тяжёлое! И зачем-то опускается на неё. Всё ниже и ниже. Майя застонала и подобралась от страха.

Но солнце оказалось совсем не страшным, оно было мягким и нежным. Солнце тёрлось о грудь, прикасалось к губам, трогало ноги и пыталось проникнуть невообразимо толстым лучом в её сердцевину.

Майя застонала и зашевелилась. А солнце всё раздвигало и раздвигало её ноги… И тяжело дышало прямо у неё под ухом и, кажется, что-то бормотало.

Сознание Майи пыталось подняться из сладких глубин сна, но подсознание тихо шептало: не надо, спи… тебе же так приятно…

И Майя смирилась с неотвратимостью происходящего, даже не пытаясь понять, что же делает с ней это странное солнце…

Интуитивно она ощущала, что дело зашло слишком далеко, и ничто уже не помешает солнцу проникать в неё всё глубже и глубже. Тихие волны сладкого ритма укачивали обрывки её мыслей и уносили их прочь.

Так приятно ей ещё никогда не было. Хотелось, чтобы сон длился как можно дольше, и чтобы тёплое, мягкое солнце двигалось в ней целую вечность.

И тут она почувствовала, как её пронзила острая, небывало сладкая истома, и одновременно с этим кто-то наполнил её густой влагой, которая перетекала через края её пещерки и капала на Риткины шёлковые простыни…

  • Моя сладкая девочка, — услышала она чей-то голос.

Майя с трудом разлепила глаза и от неожиданности подскочила на месте.

Рядом с ней на постели лежал крупный мужчина и блаженно мычал.

  • Тебе было хорошо, моя маленькая? – спросил он.

  • Ты кто?! – завопила Майя и отползла на край кровати.

  • Как это кто? – спросил он озадаченно, — у тебя изменился голос?

  • Ничего у меня не менялось, — она дотянулась до ночника, и вспыхнувший свет осветил лицо незнакомца. – Что ты тут делаешь?!

  • А ты? – спросил он растерянно, — где Рита?

  • На дежурстве! Как ты сюда попал?

  • Открыл дверь своим ключом.

  • Откуда у тебя ключ от Ритиной квартиры?

  • Вообще-то, эту квартиру снимаю я, — ухмыльнулся он.

  • Зачем?!

  • Затем…

Незнакомец с удовольствием рассматривал её обнажённую фигуру.

  • Перестань на меня глазеть!

  • Ты красивая, — заметил он одобрительно.

  • Зачем ты это сделал?

  • Я думал, что это Рита, — он сел на кровати, — не шуми. Ты ведь не сопротивлялась.

  • Я крепко спала! А ты навалился на меня.

  • Извини. Я думал, что тебе понравилось.

  • Свинья!

  • В конце концов, я не знал, что в Ритиной кровати может находиться кто-то другой. Нельзя требовать от человека, чтобы он сначала включал свет, а потом начинал ласкать свою девушку.

  • А Рита твоя девушка?

  • Ну!

  • Что ты наделал? – заплакала Майя.

  • Но я же уже извинился и всё объяснил. Повторяю ещё раз, я не знал, что ты не Рита.

  • Я никогда не сплю с незнакомыми мужчинами.

  • Это легко исправить. Давай знакомиться. Я — Жора. А ты?

  • Майя.

  • Ну, вот видишь.

  • Всё равно…

  • Тебе не понравилось?

  • Ну…

  • Ты так орала и извивалась.

  • Я была сонная. Думала, что ты — сон.

  • А вдруг я действительно тебе приснился?

  • Издеваешься?

  • Нет. Просто хочу повторить, — он притянул её к себе.

Майя упёрлась руками в грудь мужчины.

  • Лучше не надо, — она посмотрела в его глаза, наполненные страстью.

  • Всё будет хорошо, — сказал он, — ты чертовски соблазнительна.

  • Это ещё не повод меня насиловать.

  • Ну, как хочешь, — он сделал вид, что уходит.

Её рука легла ему на плечо.

Он быстро обернулся, притянув её к себе обеими руками, приник к её губам.

Майя обвила его шею, прижалась щекой к его широкой груди. Зажмурилась. Запах мужского тела кружил её голову. Он осторожно опрокинул её на спину.

  • Со мной такого ещё не разу не случалось, — прошептала она.

  • Со мной тоже, — заверил он.

Его губы обхватили сначала один её затвердевший сосок, потом другой. Майя заметалась на постели. Ей хотелось, чтобы он как можно скорее снова овладел ею. Но Жора тянул время, поддразнивая её и доводя до исступления. Она изогнулась от прикосновений его языка, развела бёдра, и Георгий положил руку на её треугольник.

  • Да ты совсем мокрая, сладкая девочка, — произнёс он, — что же мне с тобой делать…

  • Жора!

  • Да? Я внимательно тебя слушаю.

  • Делай же что-нибудь!

Его пальцы проникли во внутрь её пещерки — какая она горячая… Он развёл её губки и, наклонившись, лизнул клитор.

Майя содрогнулась и почувствовала, как горячие волны пробежали по всему её телу.

  • Конечно, если ты настаиваешь, — выдохнул он, — я же тоже не железный…

Он поцеловал её в губы, лёг между её разведённых бёдер и вогнал в неё свой член. Майя обхватила его тело ногами и задвигалась ему навстречу. Ей казалось, что он пронзает её насквозь и огненный вихрь наслаждения наплывает откуда-то извне. Ещё мгновенье и он сокрушит всё вокруг. Майя не выдержала напряжения и закричала. И тотчас что-то мощное и всесильное вытолкнуло её на вершину блаженства.

Георгий коснулся пальцами её губ, улыбнулся и кончил.

  • Сладкая девочка, — выдохнул он.

Абсолютно обессиленная Майя заснула.

А когда она проснулась, в постели никого, кроме неё, не было. Она бы подумала, что это был сон, если бы не смятые мокрые простыни.

  • Ритка убьёт меня! – подумала она в ужасе и помчалась в ванну замачивать бельё.

  • Скажу, что йогуртом облила, — подумала она на ходу.

  • А всё-таки интересно, кто это был… Увидимся ли мы снова? Кажется, он сказал, что его зовут Жора. Он приходил к Ритке…

Майя вспомнила мощную грудь, широкие плечи, горячие бесцеремонные руки. Низ живота заныл, и ей стало немного грустно.

  • Жора, отзовись, — прошептали её губы.

Расспрашивать Риту о ночном визитёре она не решилась, опасаясь за сохранность своих волос. Рита — девушка нервная, от неё можно ждать чего угодно.

  • Слушай, ты идёшь сегодня в клуб? – вывел Майю из задумчивости голос подруги.

  • В какой клуб?

  • В «Мираж». Жорка там сегодня столик заказал. Он не один будет, с другом. Просил подружку привести.

  • Жорка?

  • Ну да, мой парень. С ним такой классный секс. Так ты идёшь или нет?!

  • Иду, иду, — поспешно ответила Майя.

Наталия АНТОНОВА

Продолжение следует.

Если коротко, то очень просто разрушить брак, а если нужны детали, то усаживайтесь поудобнее.

Ещё в восьмом классе я влюбился в одноклассницу имени которой называть не буду. Но пусть будет Наталья. Это была сильная любовь, граничащая с одержимостью. Наверное, самые сильные чувства я испытал именно в восьмом классе. Сильнее уже ни в кого никогда не влюблялся. И по продолжительности… это самая сильная любовь. Мы встречались вплоть до последнего звонка. Вели разговоры о том, что хорошо бы после школы начать жить вместе. Но школу я окончил, а в вуз поступить не успел — попал в армию. Два года службы сделали своё подлое дело — Наталья меня не дождалась и вышла замуж за другого.

Обычная ситуация пятничного вечера. Я — свободный парень, работаю в успешной фирме, выгляжу для своих 37 неплохо, поэтому девушки часто сами знакомятся со мной. Но в тот вечер к красивой и манящей особе за баром я подошёл сам.

Мне 34. Были серьёзные отношения, но до свадьбы не доходило. Я не против женитьбы, но пока не встретил девушку, подходящую на роль жены. Последние несколько лет не было постоянной партнёрши. Накопилось много работы, да и времени и желания на ухаживания тоже нет.

За 15 лет совместной жизни с женой я ей никогда не изменял, даже мысли такой не было. Недавно то ли чёрт дёрнул, то ли алкоголь всему виной, оправданий я не ищу, но сходил налево.

Торопился утром на работу. Надел новые брюки, а на улице как назло ливень начался. «Ладно, прорвёмся!» — подумал я и взял большущий зонт-трость. Шёл аккуратно, чтобы не заляпать штанины, как вдруг сквозь капли, барабанящие по зонту, услышал жалобное и настойчивое «Мяу!».

— Алло, это бюро находок? – спросил детский голосок.
— Да, малыш. Ты что-то потерял?
— Я маму потерял. Она не у вас?
— А какая она твоя мама?
— Она красивая и добрая. И еще она очень любит кошек.
— Да, как раз вчера мы нашли одну маму, может быть это твоя. Ты откуда звонишь?
— Из детского дома №3.
— Хорошо, мы отправим твою маму к тебе в детский дом. Жди. Она вошла в его комнату, самая красивая и добрая, а в руках у нее была настоящая живая кошка.
— Мама! – закричал малыш и бросился к ней. Он обнял ее с такой силой, что его пальчики побелели. – Мамочка моя!!! …Артем проснулся от своего собственного крика. Такие сны снились ему практически каждую ночь. Он засунул руку под подушку и достал оттуда фотографию девушки. Эту фотографию он нашел год назад на улице во время прогулки. Теперь он всегда хранил ее у себя под подушкой и верил, что это его мама. В темноте Артем долго вглядывался в ее красивое лицо и незаметно для себя уснул…. Утром заведующая детским домом, Ангелина Ивановна, как обычно обходила комнаты с воспитанниками, чтобы пожелать всем доброго утра и погладить каждого малыша по голове. На полу около Артемкиной кроватки она увидела фотографию, которая ночью выпала из его рук. Подняв ее, Ангелина Ивановна спросила мальчика:
— Артемушка, откуда у тебя эта фотография?
— Нашел на улице.
— А кто это?
— Моя мама, – улыбнулся малыш и добавил, – она очень красивая, добрая и любит кошек. Заведующая сразу узнала эту девушку. Первый раз она приходила в детский дом в прошлом году с группой волонтеров. Наверно тогда и потеряла здесь свою фотографию. С тех пор эта девушка часто обивала пороги различных учреждений в надежде добиться разрешения на усыновление ребенка. Но, по мнению местных бюрократов, у нее был один существенный недостаток: она была не замужем.
— Ну что же, – произнесла Ангелина Ивановна, – раз она твоя мама, то это полностью меняет дело. Войдя к себе в кабинет, она села за стол и стала ждать. Через полчаса раздался робкий стук в дверь:
— Можно к Вам, Ангелина Ивановна? – И в дверях показалась та самая девушка с фотографии.
— Да, заходите, Алиночка. Девушка зашла в кабинет и положила перед заведующей толстенную папку с документами.
— Вот, – сказала она, – Я все собрала.
— Хорошо, Алиночка. Я должна задать еще несколько вопросов, так положено, понимаешь… Ты осознаешь, какую ответственность на себя берешь? Ведь, ребенок – это не на два часа поиграть, это на всю жизнь.
— Я все осознаю,- выдохнула Алина,
– просто я не могу спокойно жить, зная, что кому-то очень нужна.
— Хорошо, – согласилась заведующая, – когда ты хочешь посмотреть детей?
— Я не буду на них смотреть, я возьму любого ребенка, какого предложите, – сказала Алина, глядя заведующей прямо в глаза. Ангелина Ивановна удивленно подняла брови.
— Понимаете, – сбивчиво начала объяснять Алина, – ведь настоящие родители не выбирают себе ребенка… они не знают заранее каким он родится…. красивым или некрасивым, здоровым или больным… Они любят его таким, какой он есть. Я тоже хочу быть настоящей мамой.
— Впервые встречаю такого усыновителя, – улыбнулась Ангелина Ивановна, – впрочем, я уже знаю, чьей мамой вы станете. Его зовут Артем, ему 5 лет, родная мать отказалась от него еще в роддоме. Сейчас приведу его, если вы готовы.
— Да, я готова, – твердым голосом сказала Алина, – покажите мне моего сына. Заведующая ушла и через 5 минут вернулась, ведя за руку маленького мальчика.
— Артемочка, – начала Ангелина Ивановна, – познакомься это …
— Мама! – закричал Артем. Он бросился к Алине и вцепился в нее так, что его пальчики побелели. – Мамочка моя! Алина гладила его по крошечной спинке и шептала:
— Сынок, сыночек… я с тобой..
Она подняла глаза на заведующую и спросила:
— Когда я смогу забрать сына?
— Обычно родители и дети постепенно привыкают друг к другу, сначала здесь общаются, потом на выходные забирают, а потом насовсем, если все в порядке.
— Я сразу заберу Артема, – твердо сказала Алина.
— Ладно, – махнула рукой заведующая, – завтра все равно выходные, можете взять, а в понедельник придете, и оформим все документы как положено. Артем был просто счастлив. Он держал свою маму за руку и боялся отпустить ее даже на секунду. Вокруг суетились воспитатели, нянечки… одни собирали его вещи, другие просто стояли в сторонке и вытирали глаза платочками.
— Артемушка, до свиданья. Приходи к нам в гости, – попрощалась с ним Ангелина Ивановна.
— До свидания, приду, – ответил Артем. Когда они со всеми попрощались и вышли на улицу, он, наконец-то, решился задать своей новой маме самый главный вопрос:
— Мама…. а ты кошек любишь?
— Обожаю, у меня их дома целых две, – засмеялась Алина, нежно сжимая в своей руке крошечную ладошку. Артем счастливо улыбнулся и зашагал к себе домой.

10 коротких историй о любви

Легко любить друг друга, когда невзгоды и трудности обходят вас стороной. Однако в реальной жизни отношения каждой пары хоть раз, но проходят проверку на прочность.

Мы собрали 10 историй о людях, чьей любви не страшны испытания.

  • В один вечер я понял, как сильно нужно любить женщин. В подземном переходе помог бабушке с сумками подняться наверх. Она поблагодарила, потом, немного помявшись, попросила проводить ее до двора дома. Оказалось, что моя помощь нужна была, чтобы поскорее дойти, так как ее муж каждый раз встречает ее, когда она выходит из дома. Практически слепой старик с тростью еле передвигался по двору. Он шел, чтобы встретить свою любимую и забрать у нее пакеты из магазина. Я сразу вспомнил, как часто я отказывался встречать свою девушку из магазина или с электрички, потому что мне было лень.
  • В 19 лет я потерял ногу. Тогда я встречался с девушкой, у нас была любовь. Неожиданно уехала за границу, сказала, чтобы заработать денег для нас. Я хотел верить в это, но понимал, что она врет. В один момент я сказал ей, что хочу бросить ее (ей же лучше). Где-то через месяц сижу дома, звонок в дверь. Я взял костыли, открыл дверь, а там она! Не успел ничего сказать, как получил пощечину, не удержался и упал. Она села рядом, обняла и сказала: «Идиот, я не сбежала от тебя. Завтра мы идем в клинику, будем примерять тебе протез. Я поехала, чтобы заработать денег для тебя. Ты снова сможешь ходить нормально, понимаешь?» В этот момент у меня в горле стоял ком, я не мог сказать ни слова… Прижал ее покрепче и просто заплакал.
  • Моя старшая сестра вышла замуж. Очень часто ее муж капризничает и корчит недовольное лицо, мол, это я есть не буду: мясо она порезала не так, как он любит. В эти моменты я вспоминаю бывшего парня сестры: она готовила куриную печень, и он всегда ее ел, говорил, что вкуснее ничего не пробовал. А потом выяснилось, что у него на печень аллергия. Любил сестру безумно.
  • У жены после родов стало сильно портиться зрение. Она и до этого в очках ходила, но потом совсем плохо стало. Сил не было смотреть, как она мучается, — взял дополнительную работу, еще в интернете нашел заработок. Работал как бессмертный пони, почти год не высыпался. И вот оно — свершилось! Накопил жене на лазерную коррекцию зрения. Недавно она вернулась из больницы, удивлялась всему вокруг. И плевать на этот год, на затраченные силы и бессонные ночи! У меня здоровый сын и счастливая жена, и это главное.
  • В 18 лет у меня обнаружили небольшую опухоль мозга. Думала, что рак и скоро умру, поэтому сказала своему парню, что все пойму, если он меня бросит. На что он перевел все в шутку и ответил, что может бросить меня только через бедро (он борец), если я еще раз заведу подобный разговор. В итоге опухоль оказалась доброкачественной. Сейчас мне 21 год, мы женаты уже 2 года, воспитываем дочку. Никогда не забуду его поддержку в такую тяжелую для меня минуту.
  • Последнее время у мамы проблемы с сердцем, неделю живу с ней, отец уже месяц в командировке. Вчера он должен был вернуться. Вечером сидим на кухне, я смотрю на нее: худая, бледная, красивая. На лице ледяное спокойствие, а руки дрожат. Тут ключи в замке, папа вернулся. Мама бегом к дверям, вцепилась в него, плачет и говорит что-то неразборчиво. Он прижимает ее к себе, а я стою в стороне и улыбаюсь. Его любовь — самое главное ее лекарство.
  • Познакомилась в интернете с парнем. Веселый, образованный, добродушный. Плюс ко всему весьма приятной внешности. Несколько лет общались по скайпу. Потом поняла, что люблю его. Ответил взаимностью, но встретиться боялся. Настояла на своем, приехала к нему за тысячу километров. Оказалось, что молодой человек — инвалид. Не может ходить. Провели вместе три месяца. Скоро подаем заявление в загс. Для меня он лучший, мой Профессор Икс!
  • Я бесплоден. Первой девушке, с которой состоял в серьезных отношениях, долго не говорил об этом, боялся, а когда правда открылась, она просто ушла. Пережил год депрессии, потом были еще отношения, но и они закончились ничем. Около полугода назад встретил девушку, сильно влюбился, молчал о своей проблеме, вчера все рассказал. Был готов ко всему, а она на меня посмотрела и сказала, что в будущем можно ребенка из детдома будет взять. Я расплакался, хочу жениться на ней.
  • Недавно мы переехали в квартиру в Питере, начали делать ремонт. Когда разобрали пол, нашли нишу с письмами: женщина Анна писала своему мужу Евгению, как они живут с тремя детьми, как выживают, вернее, о том, как город не сдается, о том, как они все ждут встречи. Последнее письмо врезалось в душу: «Мы очень ждем тебя, Женечка. Писать больше не могу, у меня кончился карандаш, но я буду думать о тебе. Чувствуй нас, смотри на небо и чувствуй».
  • Встречался с самой обычной девочкой-красавицей, избалованной хорошей жизнью. С ней было легко и весело, а средства позволяли удовлетворять ее капризы. Сделал ей предложение, она согласилась. Но буквально через пару недель я попал в аварию, меня частично парализовало. Изнеженная девочка несколько месяцев была мне сиделкой, любящей женщиной и надежным другом, несмотря на то, как я был беспомощен и жалок. Она продала много вещей, без которых, я думал, она жить не может. Научилась готовить, потому что мне нужно было особое питание. Она запретила мне извиняться. Ни тени сомнения, брезгливости или страха не мелькнуло на ее лице за все это время.

Пролог Говорят, что, когда расстаешься с любимым, надо что-то изменить в своей жизни, посвятить себя какому-нибудь новому делу. «А не слишком ли круто?», — думала Юля, трясясь в переполненном трамвае, на пути к новой жизни. Юля постаралась изменить в своей жизни все, что только было возможно. Переставила мебель в своей комнате, очень коротко постриглась и сменила цвет волос. А еще, поменяла свой авиационный институт на педагогический. Теперь дорога до института занимала не десять минут на маршрутке, а два часа на электричке и еще пятнадцать минут на трамвае. Только вот любимым джинсам изменить не смогла. И вот сегодня, было ее первое сентября новой жизни. Юля не знала, что ждет ее там, за поворотом трамвая. Но была убеждена, что хорошего будет больше.

Начало Оказалась права, новая жизнь приняла ее как самую дорогую гостью, подарила верных подруг и осознание того, что на самом-то деле она мечтала быть учителем начальных классов, а вовсе не авиаинженером. Самыми близкими стали ей Катя и Ника. Веселые, энергичные, с отменным чувством юмора, которые, как и она сама обожали театры, рок концерты, «Хоббита», походы и гитарное пение. Единственное, чего не понимала Юля, как девчонки могли жить в общежитии. — Вам же до дома добираться еще меньше, чем мне! А вы живете в этой грязи, где того и жди: таракан на голову прыгнет! — Да нет у нас никаких тараканов! И вообще, ничего ты не понимаешь! Сейчас еще тепло, электрички ходят нормально. А потом теплее не станет, а даже наоборот, и электрички отменять начнут. А потом, ведь здесь все, что мы так любим! — Тараканы? — Нет, балда! Песни по гитару в свете конфорок! Юля протестовала, как могла до тех пор, пока пару раз основательно не замерзла в ожидании электричек. Пока не надоело с сожалением покидать вечеринку: «Электричка у меня, понимаете». Но окончательно сдалась, когда сломала каблук у любимых сапог, поскользнувшись на первом льду. Соседкой Юли по комнате оказалась энергичная студентка четвертого курса Ирина, главным достоинством которой было то, то она практически не появлялась в комнате, жила у своего парня.

Случайная встреча? Юля направлялась по коридору к Нике и Катьке готовиться к семинару по педагогике, но услышала песню, песню, которую мечтала услышать вот уже три года. Три года назад, в походе, её пел очаровательный молодой человек. Проблема была в том, что тогда этот человек был случайным гостем и его больше никто не видел. И песню эту больше никто не знал. Юля завернула в кухню и устроилась на единственном свободном стуле. Она не сводила глаз с гитариста. С его длинных музыкальных пальцев, пряди волос, которая вечно падала ему на глаза. А глаза были ярко-зелёного цвета. Что уж говорить о пленительном голосе! Юльке хотелось, что бы эта песня длилась вечно. Но отзвучали последние аккорды, и Юля поднялась со стула. — А ты кто? — вдруг спросил у нее гитарист. — Юля, — Понятно, а откуда ты взялась — По почте получили, — ответила Юля рассеяно — Это Иркина новая соседка, первокурсница, подруга Ники и Катьки, — внесла ясность Ольга Омская. За те две недели, что Юля жила в общежитии, она успела возненавидеть Омскую. Ольга была не в меру любопытной, все время влезала туда, куда не просят. Вот и сейчас зачем-то рассказала гитаристу о ней. А ведь Юля и сама может говорить. -Значит подруга Кати и Ники. Юля значит. А я Вова. Вова Мучников. — Поешь супер! — сделала комплимент Юля — Аксиома доказательств не требует, — надуманно важно произнес Владимир. — Кстати, эта Юля тоже умеет играть на гитаре и петь, — на этот раз ее выдал Илюха, сосед по комнате напротив. — Рискни доказать, — Вова протянул Юле гитару. Ну, она и доказала. Вова смотрел на нее удивленно, просил петь еще и еще. Остальные поддерживали его в этом желании. До девчонок она так и не добралась, осталась на кухне и, когда она в три часа ночи, совершенно усталая шла к себе в комнату Вова уточнил — Значит соседка Ирины из 77, подруга Ники и Кати. — Ага, так точно. Утром Юля рассказала девчонкам все о новом знакомом. Впервые, после пережитого расставания с любимым Сашей, она чувствовала себя совершенно окрыленной. — Ты с ним, того, поосторожнее, — сказала Омская, выловив Юлю в коридоре, — знаешь, сколько разбитых сердец на его счету? — Мне просто нравится, как он поет и ничего кроме, — только и сказала она в ответ По правде сказать, Юлька кривила душой. Её тянуло к Вове, словно магнитом. И теперь вечерами, она пропадала на кухне. Слушала, как поет Вовка, пела сама и не слушала сплетен.

А есть ли сахар? Юля уже собиралась спать, как в дверь постучали. Она, кряхтя, даже не надевая халата поверх коротенькой кружевной ночнушки, открыл дверь. — Привет, у тебя сахар есть? — чуть сдавленно спросил Вова — Сахар, сколько угодно, проходи, -наигранно спокойно произнесла Юля Баночка с сахарным песком стояла на самой верхней полке шкафа. Чтобы достать, пришлось влезть на стул. — Вот, возьми, — Юля все еще стояла на стуле и протягивала Вове песок. Что было дальше, Юля помнила с трудом. Кажется, их руки соприкоснулись, глаза встретились… Ушел Вова под утро, а баночка с сахаром так и осталась стоять на столе. А вечером в Юлиной комнате снова раздался стук. — Я вчера забыл у тебя сахар, — произнес Вова, едва переступив порог, впрочем, голову я, кажется, тоже забыл.

А счастье было так возможно Следующие три месяца, для Юльки существовали всего две вещи: Вова и учеба. Нежный, внимательный, заботливый, он предугадывал каждое ее желание, пел песни только ей, не уставал говорить, что любит. Как для Юли были важны эти слова! И она точно знала, что это так. Никто и ничто не мог ее переубедить в этом. Пока однажды Омская не ворвалась в комнату, как торнадо -Ну, и где твой благоверный? — На тренировке. — И ты веришь? Вот умора! Хотя впрочем, ты всегда была наивна, как Вовка и говорил. — Что ты сказала? — Только то, что со Светкой Пугоевой он и не думал завязывать, — Омская удалилась Вечером, когда Вова пришел, Юля спросила о Пугоевой. А он вскипел, вышла ссора, да такая сильная, какой никогда не было. По правде сказать, они за эти три месяца вообще не разу не поссорились. Вова ушел, хлопнув дверью.

Он должен первым объясниться! Три дня спустя, Юля сидела в комнате у подружек. На Вовку она была ужасно зла. Все эти три дня он так и не появился. Омская доложила, что видела его с Пугоевой Светкой, они очень мило болтали. — Он и думать о тебе уже забыл, — сказала Омская — Ах, забыл, так я ему напомню! Я тут вспомнила, как в лагере меня учили с помощью карт наводить тоску на парней. Сейчас я ему устрою! — Юлька схватила со стола игральные карты, — как там, основательно перемешать, произнести слова: тридцать шесть карт по четыре масти… Ну вот, тоску навела! Утром Вова подошел к ней. — Ты зачем порчу на меня навела? — спросил он без всяких приветствий — А тебе не все равно. Ты же не веришь во все это? — пошла она в атаку, вместо объяснений. — Мне то все равно, но за тебя волнуюсь. Все эти штучки до добра не доводили. Все, с этого разговора, их отношения окончательно разрушились. И никто не пытался первым объявить перемирие. Катя и Ника советовали поговорить с ним, но Юля твердила, что мужчина первым должен объявить перемирие, на то он и мужчина.

Месть — хороший выход! Но перемирия не наступало. Скорее наоборот начались широкомасштабные сражения. Юлька, доведенная до исступления рассказами Омской и Елки (секс — бомбой общаги) о Мучникове, начала заигрывать с Илюхой, Мишкой, Дэном. Вовка тоже не отставал и вовсю кокетничал с Анечкой, Риточкой, Наташей. — Вот видите, ему все равно. Ведь недели не прошло после ссоры, как он с Риточкой стал гулять, — возражала Юля, когда Ника и Катя, спустя месяца два завели разговор о Вове — Да, но прежде ты, как бы это сказать, очень расковано общалась с Илюхой, — возразила Ника — Правильно, Омская сказала, что он целовался со Светкой Пугоевой — Ну, может все же попытаться, ведь ты даже не дала ему объясниться, — это Катька выразила свое мнение — Ничего у него не выйдет, — как всегда проигнорировала Юля Незаметно подобралась летняя сессия, потом каникулы. А разговора между Юлей и Вовой так не состоялось.

И снова осень на пороге…. А потом снова наступила осень. За окном был дождливый сентябрьский вторник. Отопление еще не включили и в общежитии было довольно холодно. Юля вышла на кухню за чайником. На подоконнике курил Вовка, казалось, на Юлю он внимания никакого не обращал. «Ну, и отлично», — привычно подумала Юля — Привет, — вдруг раздался Вовин голос. Сначала Юля думала, что этот «привет» предназначен кому-то другому, но, увидев, что в кухне никого нет, поняла, что ей. — Привет, — рассеяно произнесла она и выбежала из кухни. — Девчонки, он поздоровался со мной, — Юля чуть не снесла дверь комнаты. — Вот, видишь, он сделал шаг, — первой опомнилась Катька — А знаешь, о чем я подумала? — обратилась Ника к Юле — Ну? — Вот скажи, от кого ты узнавала, что Вова тебе с Пугоевой изменяет? — Омская сказала — А откуда узнала, что романы пачками у него, после вашей ссоры — Омская сказала — А кто рассказал ему о том, что ты порчу на него навела? — Омская ска… — Юля осеклась на полуслове и выбежала из комнаты. Она бежала по коридору, вверх по лестнице до знакомой двери. Решительно постучалась — Извини, а сахар у тебя есть? — выпалила она, как только ей открыли — Ага, проходи, — он протянул ей пакет, Юля хотела его взять, но руки не слушались, и пакетик упал на пол. И Юля расплакалась. Вова обнял ее, прижал к себе. — Прости, что я слишком поздно все понял. Омская… — Я тоже поняла только сегодня, сейчас буквально. И то, благодаря Нике — Теперь все плохое позади, а впереди только счастье. Мы и так слишком много упустили. Какой же пустой была моя жизнь без тебя. — Я люблю тебя Засыпала Юля в объятьях своего любимого. Теперь она точно знала, что так будет всегда. Жуковский. 2008 год.