Интересные факты про юристов

Записки юриста: Правила выживания в корпорации. Правило № 1. Познай Систему

Записки юриста: Правила выживания в корпорации.

Правило № 1. Познай Систему

Быть юристом в крупной компании или корпорации – это, я вам скажу, дело не простое. Тут свои правила выживания.

В любой более-менее крупной компании свой ритм жизни, своя корпоративная культура и свои нюансы юридической работы. Но одно объединяет их – это СИСТЕМА. Система, возможно, выстроенная годами. Система, в которой давным-давно все налажено, в которой до тебя такую же, как у тебя, работу выполняли десятки юристов. Система, в которой используются, как правило, одни и те же формы документов уже не первый год, но в которые периодически вносятся корректировки в зависимости от изменений в законодательстве.

Так вот, правило №1 выживания в корпорации – понять эту самую Систему. Раскусить Систему несложно. Уже через пару недель вы поймете чего она хочет от вас: активности, граничащей с самопожертвованием в личной жизни (когда вкалываешь с утра до позднего вечера, без права на ошибку и положенного отпуска) либо методично-рутинной работы (когда выполняешь ровно столько, сколько достаточно, чтобы не перетрудиться, но при этом считаться трудолюбивым работником).

В первом случае из тебя выжмут все соки за короткое время. Подходящее место для неженатых (незамужних) трудоголиков, юристов, только начинающих свой карьерный путь, готовых (по молодости) положить личную жизнь на алтарь процветания компании. Возможно, за свой труд ты будешь вознагражден очень даже неплохо, но вот долго так протянуть, увы, не сможешь. Дашь слабину – Система вытолкнет тебя, порой, жестко и бесцеремонно. Нарушишь сроки, допустишь пару ляпов в документах – и ты за дверью. И никто даже не вспомнит твои поздние посиделки за рабочим столом, потраченные на работу выходные и еще кучу разных вещей, которые ты сделал для компании. Запись в трудовой и резюме, заработанный бонус (если дадут) и experience работы в своей области – вот, собственно, и все, что Система оставит в напоминание о времени пребывания в ней.

Правда, к счастью (или сожалению), таких компаний — меньшинство. В большинстве случаях в корпорациях процветает система второго типа. Собственно, о ней и будет идти речь далее.

Если ты юрист умеренных амбиций либо без амбиций вообще, средней (или чуть повыше или пониже) квалификации (чего не следует стыдиться – не всем дано хватать звезд с небес), то компания второго типа – идеальное место для тебя. Очень важно вписаться в Систему, стать нужным пазлом в общей корпоративной мозаике – и ты относительно беззаботно сможешь пробыть на своем рабочем месте не один год.

Система распознается через наблюдения за поведением коллег, их разговорами, реакцией начальства. Вот ты заметил, что коллега отложил до завтра срочную, казалось бы, работу, но от шефа никакой взбучки не последовало (в худшем случае тот слегка пожурил). Вот ты стал участником совещания рабочей группы, на которой (уже в сотый раз!) обсуждается один и тот же проект документа, но никак не придут к согласию по какой-то мелочи. А вот ты получил указание начальника о том, как лучше формально отписаться от служебной записки другого отдела (чтобы и сроки не нарушить, и ответственность от себя отвести). Наконец, ты становишься свидетелем (чуть позже – участником) группового кочевания коллег покурить, попить кофейку, просто поболтать «за жизнь» продолжительностью не менее получаса.

Всё! Вывод однозначен – ты попал в Систему Умеренной Корпоративной Активности (сокращенно СУКА).

В Системе торжествует Формальность – благодатная среда для корпоративной бюрократии, легальное прикрытие бестолкового времяпровождения немалой части трудового коллектива. Формальное соблюдение сроков, формальное соблюдение процедур и формальное соблюдение установленных форм – вот что требует от тебя Система.

Взять, к примеру, сроки. В корпорациях создаются специальные отделы, главная задача которых – блюсти за соблюдением сроков. Или для этого дела закрепляется специальный человечек (в канцелярии, например). В планах мероприятий, протоколах встреч, заседаний и обсуждений всегда есть колонка «Сроки исполнения». Их нужно выдерживать в первую очередь. Даже не важно какая хрень написана в документе, который нужно подготовить к указанному сроку; достигнута ли цель всех мероприятий; получила ли корпорация в итоге прибыль – всё это не важно. Главное – сделать в срок, отчитаться о выполнении, получить галочку в отчёте.

В принципе, любой юрист может преуспеть в такой Системе, а юрист-формалист преуспеет вдвойне. Тебе дали для юрзака служебку с неполным пакетом документов? Принесли на визу договор, который в целом-то нормальный, но отдельный пункт не устраивает тебя? Не парься! Верни служебку без рассмотрения, а договор – без визы. И ничего, что, в принципе, можно иногда и без недостающих документов дать юрзаключение или, на худой конец, попридержать немного служебку, чтобы дождаться полного пакета. Ничего, что над сомнительным пунктом договора можно было бы голову поломать, но придумать альтернативный законный вариант. Это всё н-и-ч-е-г-о; главное – чтоб всё по процедуре!

Соблюдаешь это правило – и к тебе сложно подкопаться: в нарушениях процедур тебя не обвинить, в некомпетентности – тоже. Напротив, где-то даже расположишь к себе коллег и начальство: все будут думать, что ты очень принципиальный и грамотный юрист и что у тебя «всё по закону». Коллеги будут брать с тебя пример, а начальство приобретет искомое чувство комфорта («чувство комфорта» в корпорациях — это когда твоя задница прикрыта визами твоих подчиненных, других отделов или (что лучше всего) – визой твоего начальства).

В этом, однако, перестараться тоже нельзя.

Формальность, хоть и является сутью Системы, открыто не признается ею. Наоборот, она активно критикуется. Начальники бранят подчиненных за формальный подход, подчиненные жалуются на излишнюю формализацию процессов, мешающих делать настоящую живую работу. Но, на самом деле, всё всех устраивает. Благодаря соблюдению формальных процедур начальники всегда смогут обосновать принимаемые решения, а подчиненные могут оправдать свое рутинно-неспешное пребывание на рабочем месте.

При этом все борются с корпоративной бюрократией – неизбежным следствием формализма в корпорациях. Или создают видимость борьбы с ней. Возникает бесчисленное множество рабочих групп по оптимизации, унификации, стандартизации… . Принимаются планы мероприятий. Издаются приказы и распоряжения. Но в итоге, по большому счету, мало что меняется. Почему? Потому что сами участники Системы боятся её изменить.

Вот пример. Предположим, для принятия решения сейчас требуется собрать визы от 5-ти департаментов, от каждого по одной, итого 5 виз. Получить их непросто. Перед тем, как поставить визы, каждый департамент прорабатывает, изучает и затем одобряет. Но при этом любой из этих пяти мечтает избавиться от функции согласования, ибо виза – это ответственность. Избавишься от визирования – избавишься от ответственности. В этом смысле стремления всех пятерых совпадают в точке необходимости сокращения числа визирующих, скажем, до 2-х. Отличная идея – сократить количество согласующих, ведь время на принятие решения сократится тогда более чем в два раза!

Однако затем интересы расходятся. Каждый хочет выйти, но оставить в цепочке визирования другого. А тот, кому грозит остаться, возмущается тому, что остальные выходят – ответственность-то сужается теперь на нём. Это как в детской загадке, помните? «А, И, Б сидели на трубе. А упала, Б пропала. Кто остался на трубе?» Вот этот самый «И» начинает кричать, что ну никак невозможно обойтись без А и Б, иначе это риски, убытки, банкротство и всеобщий катарсис. После бесконечных обсуждений решают оставить всё как есть. Хотя, возможно, даже добавят ещё одну согласительную визу, шестую. В итоге оптимизация не состоялась, но Система, укрепилась.

Бывают случаи, когда приходится преступить формальность и подойти нестандартно. НО! Делай это только с указания или по согласованию с начальством. Иначе ты погиб! Дело тут вот в чём.

Если всплывает какой-то твой «косяк» (кто ж не ошибается?), первое, на что будут смотреть – не нарушил ли ты процедуры. Если «накосячил» по-крупному, могут даже провести служебное расследование. В корпорациях много проводят служебных расследований. Система, их любит. Поручают это дело службе безопасности (любая уважающая себя корпорация имеет такую службу).

СБ-шники – это набранные из числа бывших сотрудников органов (в основном, вышедшие на пенсию или проштрафившиеся), которые ни черта не смыслят в том, чем корпорация (а уж тем более, юрист) занимается, но которые рьяно берутся за проведение расследования. Их задача – допросить, изобличить и доложить наверх, чтобы наказать. Но поскольку они не разбираются в том, что ты делаешь, основное, что их интересует – была ли соблюдена процедура. Если и нарушена, то уж лучше пусть с согласия или по указанию сверху. Тогда выйдешь, скорее всего, сухим из воды. Так что согласование с начальством – вещь нужная во всех смыслах.

Разобравшись в Системе и вклинившись (дай Бог!) в её механизм, ты должен понять ещё одну истину. Истину, настолько простую, что ты даже удивишься тому, насколько она не была очевидной для тебя с самого начала.

Она в том, что Системе ты не нужен. Точнее, нужен лишь постольку, поскольку в данный момент никто другой не занимает твое рабочее место. Твой уход из Системы (по доброй воле или принуждению) не обрушит показателей компании, не обречет ее на банкротство. Отлаженный механизм Системы всё так же будет работать, но уже без тебя. Твоя уникальность и компетентность, в которую ты свято веришь, вовсе не так уж уникальна, а таких же грамотных специалистов на рынке хватает. Уже через пару-тройку недель твое место займет такой же работник, который будет делать то же самое, что и ты. Разве что, немножко лучше или немножко хуже.

Со временем приходит понимание того, что все эти премии и бонусы (жалкая часть полученного боссами дохода), благодарственные письма и грамоты от работодателя (с гордостью размещаются над рабочим столом) – всё это часть корпоративного фетиша, маска, покрывающая истинное лицо Системы, лицо равнодушия к твоему существованию. Ты нужен Системе постольку, поскольку нужен ей здесь и сейчас. Не более. Уйдешь – тебе найдут замену и через некоторое время о тебе даже не вспомнят.

Впрочем, чего же иного ожидать? Любви до гроба? Пожизненного почитания? Материального обеспечения до глубокой старости? Глупости! Этого не всегда дождешься даже от близких.

Но зато бери от Системы то, что она дает, здесь и сейчас. Опыт (пригодится в будущем), стабильность (что может быть важнее во времена экономического кризиса, чем гарантированный доход в виде зарплаты и уверенность в завтрашнем дне), уважение и зависть одноклассников (у этих неудачников никогда не будет визитки с названием крутой корпорации, в которой ты работаешь). Так что, быть в Системе — это не так уж и плохо. А выжить в ней ты сможешь. Главное – научись понимать её.

(продолжение следует)

LiveInternetLiveInternet

Интересные и забавные факты о юристах

В связи с разными жизненными ситуациями многим приходилось сталкиваться с юридическими формальностями. И наверное, у кого-то сложилось впечатление о юриспруденции, как о сложном и рутинном занятии. В некоторой степени возможно и так. Но в большинстве случаев это связано с тем, что для многих эта материя непонятная, хотя и очень важная часть общественной жизни. Однако множество интересных и забавных фактов из мира юристов могут убедить совершенно в обратном. Профессия «юрист» считается одной из древнейших. Ещё во времена древней Греции и Рима появились первые прокуроры и адвокаты. И уже тогда законы трактовали различными способами, что применялось в судебной практике.

— Внушительная часть терминов из области юриспруденции появилась еще в античные времена. Например, «прокурор»»переводится как «человек, заботящийся о чем-либо», а «юрист» с латинского — «право».

— Юрист — это общее обозначение для множества более специфических квалификаций. Таких, как прокурор, адвокат, судья, нотариус, следователь, инспектор и другие.

— Вам известно, что солидное образование юриста дается не каждому. Но если удается его освоить, то можно использовать свои знания по максимуму, даже если в области юриспруденции не работаете. Например, Махатма Ганди, Фидель Кастро, Владимир Ленин — по специальности юристы. Но все они показали себя, как известные политики. Из этого можно сделать вывод, что юрист может стать политиком, но не обратно. Считается, что эта профессия на вес золота. Если вам нужна консультация юриста онлайн, зайдите сюда: https://socmosurist.ru/konsultaciya-yurista/yuridi…a-besplatno-onlajn-moskva.html. Здесь вы узнаете, как ее получить по интересующим вас правовым отраслям. Таких, как семейные правоотношения, жилищное право, банковская сфера, наследственное право, трудовые правоотношения и другие.

— Возвращаясь к тому, как из юристов и адвокатов получаются влиятельные политики, можно отметить: из 44 американских президентов 28 были юристами по образованию. А Сенат США на сегодня — это 2/3 юристов.

— Есть еще одна любопытная статистика. Заглянув в объявления бюро трудоустройства, то обнаружите, что 75% вакансий касаются правовой сферы. Самые востребованные работники — это юристы для банка, налоговики, нотариусы и юристы по защите авторских прав.

— Людовик XII любил говорить, что профессия юриста похожа на работу сапожника — как хотят кромсают, выворачивают, растягивают, лишь бы добиться нужной для себя формы. Ярослав Гашек утверждал, что хороший юрист заставит вас поверить в то, что человек укусил собаку, хотя было наоборот.

— Словарный запас юриста, наряду с медицинскими работниками и священнослужителями равен 15 000 слов, в то время как работник в сельскохозяйственной сфере владеет запасом в 1500 слов.

Кроме разных исторических фактах о юристах есть и много забавных. Может быть для кого-то они и не столь смешны, но для вас думаю, они будут интересны.

— Например, в середине 19 века в ряде Европейских государств мерилом преступности являлась «урожайность кукурузы». Да, это не опечатка. Именно кукуруза «показывала» уровень преступности. Как можно догадаться, чем меньше был урожай кукурузы, тем выше был уровень преступности.

— Еще в середине 19 века в юридической европейской литературе велись споры, о том, можно ли завещать свое имущество животному. Например, любимой собаке. Народу было интересно, каким образом животное выразит личное согласие или недовольство. Кроме того, кто бы стал наследником собаки или кошки?

— В уголовном права России начала 20 века считалось оскорбление чести, как обида. Под ней понималось — умышленное унижение посредством презрительного обращения или обхождения. И каралась обида вплоть до «тюрьмы». Интересно заметить, что допускалось погашение обид, то есть обиженный потерпевший мог обидеть виновное лицо и тем самым «погасить» его преступление.

— Истории известен один случай, когда израильтянке удалось отсудить тысячу долларов за неправильный прогноз погоды у телевизионной компании. Как выяснилось, по телевидению сообщалось, что погода ожидается хорошая, и, уходя из дома, женщина оделась легко, но пошел очень сильный дождь, под которым женщина промокла и простудилась. Она потратила на лекарства 38 долларов и получила сильный стресс.

— Один любитель пива обратился в суд с иском на производителя пива «Bud Light» из-за его рекламы, которая заключалась в том, что мужчина пьет пиво и мечтает о блондинках, и тут они появляются. Мужчина обратился в суд с заявлением, что он выпил очень много пива данной марки, а блондинки в его жизни так и не появились.

— Смешные ситуации встречаются и в современных законодательных актах Соединенных Штатов Америки. В штате Техас нельзя после бутылки выпитого пива отстреливать буйволов из окна номера, расположенного на 2 этаже гостиницы. Прогуливаться босиком по центральным улицам в Техасе запрещено, за это предусмотрен штраф в размере 5 долларов. Заплатите — потом ходите.

— Во Франции назвать свинью Наполеоном — значит совершить противоправное действие.

— В Швейцарии, где трепетно охраняют покой своих жителей, после двадцати двух часов, категорически запрещается сливать воду в унитазе. Это создает недопустимый шум.

Интересных и смешных фактов из мира юриспруденции встречается много. И лучше, если о них мы будем знать только из прессы.

Серия сообщений «факты обо всем (часть 2)»:
Часть 1 — Узнаем погоду
Часть 2 — Мобильные телефоны и несколько фактов о них
Часть 3 — Интересные и забавные факты о юристах
Часть 4 — Интересные факты о профессиях будущего
Часть 5 — Любопытные факты о свадьбах
Часть 6 — Интересные факты о словах
Часть 7 — Современная гитара и интересные факты о ней
Часть 8 — Музыка и интересные факты о ней

Интересные законы и юридические факты

Каждый второй житель планеты уверен, что в законодательство — не сфера для интересных и смешных фактов, так как данная область серьезна и шуток не любит. Но это не верно. История — забавная вещь, она властна, перевернуть с ног на голову многозначительные понятия, поэтому люди уже через 200 лет смеются над тем, о чем серьезно говорили прадеды.

Общество

Между юристами велись ожесточенные споры, можно ли завещать деньги или личное имущество собственному животному, или нет. Народу было интересно, каким образом животное выразит личное согласие или недовольство. Кроме того, кто бы стал наследником собаки или кошки?

Смешные ситуации встречаются и в современных законодательных актах Соединенных Штатов Америки. В штате Техас нельзя после бутылки выпитого пива отстреливать буйволов из окна номера, расположенного на 2 этаже гостиницы. Прогуливаться босиком по центральным улицам в Техасе запрещено, за это предусмотрен штраф в размере 5 долларов. Заплатите – потом ходите.

На Аляске разрешено отстреливать медведя, но запрещено будить зверя для совместного фотографирования.

Во Франции назвать Наполеоном свинью – значит совершить противоправное действие.

В Швейцарии, где трепетно охраняют покой своих жителей, после двадцати двух часов, категорически запрещается сливать воду в унитазе. Это создает недопустимый шум.

В штате Мен нельзя во время полета выходить из самолета.

В Дании существует запрет заводить мотор автомобиля, не заглянув по него (вдруг там ребенок).

Своеобразны алкогольные запреты в разных регионах мира: В Чикаго пить на улице, стоя, нельзя, а в Сент–Луисе, сидя. В Канзасе разливать вино в чайные чашки не положено, а в Кливленде нельзя употреблять виски по очереди из общего флакона. А вот Канада охраняет интересы любителей выпить – в местных пивных, даже если вам захочется, не подадут воду.

Семья

Интересные факты и юридические курьезы о семейных отношениях.

В Российской Империи тоже не обошлось без курьезов. В конце 19 века обида считалась оскорблением чести. Этим словом называли всякие грубые слова, а так же презрительное и неуважительное поведение по отношению к другому человеку. Интересно, что обида прощалась нанесением подобной же обиды, зачинщик подвергался тем же словам или действиям, что и обиженный. Подобные правила не распространялись на супругов и родственников.

В Вермонте (штат США), для того, чтобы вставить зубные протезы, замужняя женщина обязана получить письменное согласие мужа.

Во Флориде холостячка не имеет права по воскресеньям заниматься парашютным видом спорта.

В Самоа преступлением считается забывчивость мужа о дне рождении жены (а это уже интересно!).

В России было запрещено для кормления домашних животных и птиц покупать в магазине хлебобулочные изделия и другие продукты.

В мировой юриспруденции достаточно законов, принятых много лет назад, которые в настоящее время кажутся глумлением над порядочными, законопослушными подданными государств.

Дело особого производства

Сейчас все знают, где в Ростове находится синагога.

А в то, теперь уже далекое, социалистическое время предложение пойти в синагогу означало пойти попить пива. Дело в том, что на углу Газетного и Баумана, за покосившимся деревянным забором, находилась пивная, которую держали грузины. Пивную называли синагогой. Это был обыкновенный гадюшник, где наливали разбавленное жигулевское пиво, но там еще продавалась вяленая рыба. Такая роскошь выгодно отличала эту пивную от других, поэтому в синагоге всегда было полно народа и, кроме местных алкашей, туда заглядывали приличные люди. К последним, конечно, относился и я.

Мало кто знал, почему пивная называлась синагогой. Однако продвинутые в интеллектуальном отношении люди из числа приличных (в том числе, конечно, и я) знали, что примыкающее к забору пивной серое двухэтажное здание странного вида – это синагога. Или бывшая синагога. Точно не знал никто – ни приличные посетители пивной, ни продвинутые в интеллектуальном отношении из числа приличных. В подвале синагоги какие-то люди шили обувь, что, очевидно, не походило на отправление религиозных обрядов. На массивной двери всегда висел амбарный замок, никаких опознавательных знаков не имелось, свет никогда не горел. По этой причине все, что происходило за забором пивной, было окутано тайной.

В то время, будучи студентом юрфака, я стоял с кружкой пива, рассуждал с друзьями о глобальных проблемах бытия и не мог представить себе, что когда-то, через много лет, приоткрою эту тайну. А получилось так.

Социализм закончился, все стало можно. Алкаши продолжали ходить к синагоге, а приличные люди и продвинутые в интеллектуальном отношении из числа приличных стали заниматься делом. К последним, опять же, относился и я. Я стал адвокатом.

И вот однажды позвонил мне человек, который представился председателем ростовской еврейской религиозной общины. Это был Иосиф Бакшан, или просто Йося. Он минут сорок рассказывал мне о трудностях жизни вообще (я об этом знал) и еврейской в частности (это тоже не новость), о том, что денег нет (ну, это не ко мне), а в конце разговора сообщил, что хочет выгнать сапожников из подвала синагоги (это уже по моей специальности).

На следующее утро мы встретились с Йосей в синагоге. Но не в пивной, а в настоящей синагоге. Я уже много лет был евреем, но в синагогу попал впервые. Сначала я испытал благоговение, потом восторг и любопытство. Потом мне стало стыдно за себя, свое невежество, атеизм и пионерское прошлое.

Но – к делу. Йося снова много говорил, показывал справки, письма и протоколы. В конце концов стало ясно, что действующая уже полторы сотни лет община нигде не зарегистрирована, а потому ее юридически как бы не существует. Что касается здания синагоги, то оно, обозначенное литерой «А», состоит на балансе соседнего домоуправления, у которого некий Ростовобувьбыт или Обувьснабсбыт, в общем, сапожники, арендует помещение под обувной цех.

Не было ни субъекта, ни объекта, ни прав, ни обязанностей, ни синагоги, ни евреев!

Уже стало смеркаться, в синагоге зажгли свет. Я увидел расписанные орнаментом величественные стены зала, балкон, множество книг в золоченых переплетах, людей с кипами на головах. Некоторые из них тихо разговаривали между собой, другие, покачиваясь в молитве, разговаривали с Богом.

Все было на месте – и субъект, и объект, и синагога, и евреи!

Я представил себе управдома со слесарем, раскачивающихся в молитвенном экстазе, и паспортистку, умиленно смотрящую на них с балкона. Бог был у них на балансе.

Видя мою задумчивость, Йося сказал, что обращался ко многим адвокатам, но помочь никто не смог. А от кого же еще ждать помощи… Хитрый Йося попал в цель, и я решил действовать!

Был составлен хитроумный и многоходовой план, суть которого заключалась в следующем: сначала мы регистрируем устав еврейской религиозной общины, становимся юридическим лицом. Потом мы оформляем право собственности на здание синагоги. После этого начинаем постепенно повышать сапожникам арендную плату до такой суммы, что они сами уйдут. Это займет примерно полгода. Вопрос гонорара, конечно, второстепенный, но его желательно решить в первую очередь, чтобы потом спокойно заняться решением первоочередных задач. Таков был мой план.

Йося от плана был в восторге, но, по его мнению, очередность решения вопросов следовало бы поменять. То есть решать сначала первостепенные вопросы (устав, собственность, сапожники), а потом второстепенные (например, гонорар). Я был, в принципе, согласен, но деньги вперед. Йося не возражал, но предлагал оплатить работу после ее завершения.

Когда спорят два приличных и продвинутых в интеллектуальном отношении человека, всегда можно договориться. Мы договорились о помесячной оплате, и каждый считал, что добился своего: Йося был рад тому, что ежемесячная оплата будет вдвое меньше, чем хотел бы я, а я понял, что моя работа продлится вдвое дольше, чем хотел бы он.

* * *

Моисей сорок дней сидел на горе, а потом передал евреям Тору, текст которой был выбит на камне.

Первый в истории ростовских евреев устав рождался на кухне хрущевской пятиэтажки и был выбит за неделю на раздолбанном «Ундервуде». Кстати, эта печатная машинка была привезена моим дедом как трофей из Германии, переделана под русский шрифт и подарена бабушке. Бабушка же печатала на ней, работая машинисткой в ЦК компартии Белоруссии. Бесстрастный «Ундервуд» стучал и на фашистов, и на коммунистов, и вот теперь ему выпала честь постучать на иудеев.

Устав состоял из нескольких глав и был очень похож на устав политической партии. Именно поэтому в отделе юстиции Ростовского облисполкома не возникло никаких возражений, и он был принят с первого раза.

В назначенный день мы с Йосей пришли в отдел юстиции получать свидетельство о регистрации ростовской еврейской религиозной общины. Йося надел традиционный хасидский сюртук и шляпу. Он очень волновался. Вместе с нами перед кабинетом стоял представитель баптистской церкви и тоже волновался. Это волнение объединяло конфессии. Первым в кабинет вызвали баптиста. Когда за баптистом закрылась дубовая дверь, Йося, будучи не в силах одолеть волнение, спросил, где тут туалет, и, прихрамывая, побежал в конец коридора. В этот момент нас вызвали. Свидетельство выдавалось на руки только руководителю религиозного объединения, а Йоси не было. Я вытащил из кармана кипу, надел ее на голову и вошел в кабинет начальника отдела юстиции.

Вдалеке я увидел ряд туловищ, выстроившихся за огромным столом. Поскольку мы с баптистами были первыми, кто после выхода закона «О свободе вероисповеданий» решил свободно вероисповедоваться на официальной основе, сверху поступило указание вручать свидетельства торжественно. Так оно и было. В центре стола одно из туловищ поднялось, и я услышал теплые слова о свободе религии и большой ответственности, которая в связи с этой свободой возлагается на меня как на… э-э… раввина (так, кажется?) этого религиозного объединения. Со стороны это было похоже на обряд во Дворце бракосочетаний. Я однажды участвовал в таком. Мне предложили подойти к столу и расписаться. Я подошел и уже с близкого расстояния узнал в некоторых туловищах бывших студентов юрфака. В их глазах читалось изумление. Я старался держать лицо сообразно обстоятельствам. Они тоже. Начальник отдела юстиции вышел из-за стола, пожал мне руку и торжественно произнес:

– Поздравляю вас, товарищ Бакшан, желаю вам успехов на почве… – тут наши глаза встретились, он узнал меня и поперхнулся, забыв, на какой почве желает мне успехов. Я сдвинул кипу на лоб, как лихой палестинский казак, обозначая этим, что, мол, все в порядке, все свои, не пугайтесь.

– …на почве ортодоксального иудаизма, – тихо закончил начальник отдела юстиции Ростовского облисполкома и вручил мне свидетельство № 2.

Я быстро пошел к выходу, но в этот момент открылась дверь и в кабинет вошел настоящий Иосиф Бакшан в широкополой шляпе.

– Вы к кому, товарищ? – спросил его кто-то из туловищ, но я вытолкнул Йосю грудью из кабинета.

Так ростовские евреи приобрели статус юридического лица.

* * *

Но это было только начало. Дальнейшее оказалось похоже не на бракосочетание, а на семейную жизнь с тещей под одной крышей. Поставив Бога на баланс, ни управдом, ни водопроводчик никогда не задумывались о том, как ему живется в синагоге. Они вообще не знали о том, что

Жизнь юриста: как добиться успеха и не сойти с ума

Личный опыт практикующих юристов свидетельствует о высоком уровне стресса в их жизни. По своей природе юристы, как правило, являются тревожными перфекционистами, для которых очень важно делать свою работу в самом лучшем виде. В сочетании с серьезными рабочими нагрузками в условиях ограниченного времени, это постоянное состояние повышенной напряженности и стресса может привести к эмоциональному выгоранию.

Must-read Эмпатия и стрессы: стоит ли юристу переживать за клиента

Перфекционизм, доведенный до крайности, приводит к ощущению собственной никчемности: что бы ты ни делал, ты все равно недостаточно хорош. «У юристов развивается чрезмерное чувство контроля, поэтому, если дела идут не так, как они планировали, они испытывают острое чувство вины. Их мучает мысль, что они не поработали достаточно усердно или же не проявили должную внимательность», – объясняет Тайгер Лэтэм, психолог из Вашингтона, который консультирует практикующих юристов и студентов юридических факультетов. «Юристы – это люди, которым платят за то, чтобы они волновались за клиента. Они должны предсказывать будущее, предвидеть угрозы и защищать от них. Поэтому юристы начинают видеть проблемы повсюду, даже когда их нет. Это и есть определение тревожного расстройства», – отмечает он.

Исследование, проведенное Американской ассоциацией юристов в 2016 году, выявило значительный уровень проблем со здоровьем и общим самочувствием в юридическом сообществе. В ходе него эксперты опросили 12 825 представителей профессии об употреблении алкоголя, наркотиков, а также о том, как они оценивают свое психическое здоровье в целом. Так, 28% опрошенных испытывали симптомы депрессии, 19% рассказали о тревожном состоянии психики. Еще 23% юристов пожаловались на хронический стресс, а 20,6% признались в чрезмерном употреблении крепких алкогольных напитков.

Примечательно, что среди опрошенных именно начинающие специалисты и юристы-мужчины были более подвержены проблемам с алкоголем. Помимо этого, больший процент мужчин испытывали симптомы депрессии, в то время как женщины чаще высказывались о высоком уровне тревоги и стресса. Респонденты-женщины чаще, чем респонденты-мужчины, осознавали необходимость в обращении за помощью к специалистам – 50% против 31%. Из них на практике помощь получили только 28% процентов женщин и 19% мужчин.

Юрист Опрос: как юристы борются со стрессом

К счастью, существует множество способов, которые помогут юристам справиться с беспокойством и депрессией. Главным из них является медитация, что неудивительно, учитывая внимание средств массовой информации к этой теме в последние годы. Прежде всего практика медитаций позволяет лучше контролировать свои мысли и эмоциональное состояние. Исследование показало, что «осознанность» может помочь избавиться от хронического стресса, депрессии и тревоги. Медитации также могут повысить продуктивность юриста, в частности, практики позволят увеличить концентрацию внимания, улучшить память и когнитивные навыки, а также стимулируют принятие более рациональных решений. Данные исследования также показывают, что осознанность помогает найти правильный баланс между работой и личной жизнью. Занятие подобными практиками, тем не менее, зачастую не заменяет консультации со специалистами, когда это особенно необходимо, но может стать эффективным способом выработать психологическую устойчивость в условиях напряженной работы.

Популярность «осознанности» набирает обороты в юридическом сообществе. Например, факультеты права ряда американских университетов начали предлагать студентам специальные курсы. Среди таких образовательных учреждений – Йельский университет, Калифорнийский университет в Беркли, а также университет Сан-Франциско. Тенденция не обошла стороной и практикующих юристов: центр медитации Spirit Rock в северной Калифорнии предлагает специализированную программу, в рамках которой они могут провести выходные, занимаясь медитацией под руководством профессионалов.

По данным исследования, юристы буквально не дышат, когда открывают электронные письма в своем рабочем ящике. Это провоцирует реакцию «бей или беги», запрограммированную в нас эволюцией.

Джина Чо, юрист из Сан-Франциско, дает коллегам уроки медитации. Она также проводит тренинги по вопросам управления тревожностью и выпускает подкаст «Стрессоустойчивый юрист». Как рассказала она, согласно исследованиям, люди буквально не дышат, когда открывают электронные письма в своем рабочем ящике. Это вызывает реакцию «бей или беги», запрограммированную в нас эволюцией. Она рекомендует сделать длинный вдох и выдох перед тем, как открыть список входящих писем.

Юристы обычно скептически относятся к медитации. Зачастую они не воспринимают ее из-за ошибочных стереотипов. Адвокат Карен Гиффорд пытается развеять предубеждения коллег. «Вам совсем не нужно взбираться на гору или надевать забавную одежду, чтобы этим заниматься. Медитация не предполагает отказа от логического мышления», – подчеркивает она. По ее словам, занятия медитацией принесут заметные изменения в напряженную жизнь юристов. «Начните ежедневную практику медитации. Это не займет много времени, уделите этому хотя бы пару минут. Правила просты: просто сядьте за свой стол, закройте глаза и глубоко дышите», – добавляет Гиффорд.

Сюжеты Работа как источник стресса: почему юристы страдают депрессиями

Адвокату по уголовным делам Брайану Берсону курс медитаций помог справиться с серьезными нарушениями сна. «Моя работа сопряжена с высоким уровнем стресса. Я долгое время страдал от бессоницы, потому что даже по ночам не мог перестать думать о работе», – говорит он. По словам Берсона, для которого медитативная практика стала спасением, основная идея — просто быть в настоящем. «У всех нас есть склонность думать о посторонних вещах, независимо от того, что мы делаем. Но это контрпродуктивно и мешает нам наслаждаться жизнью. Когда вы идете по улице, наслаждайтесь этим. Вдыхайте кислород, смотрите по сторонам вместо того, чтобы думать только о том, куда вы идете и зачем. Это совершенно новый способ мышления», – утверждает он.

Такое, казалось бы, небольшое изменение образа жизни, как регулярная практика медитаций, может существенно повлиять на качество жизни и самочувствие человека. По словам Гиффорд, это особенно полезно для юристов. «Когда вы дни напролет занимаетесь напряженным умственным трудом, вас затягивает в трясину собственных мыслей. Вскоре вы уже не в состоянии объективно оценивать вещи и видеть недочеты в своей работе. Поэтому нам всем так необходимо уметь абстрагироваться. Это невероятно освобождает и позволяет ощутить прилив творческих сил, что значительно повышает нашу продуктивность как юристов», – отмечает она.

Подготовлено по материалам ABA Journal

  • Право.ru
  • Новости

Доброго времени суток! Меня зовут Елена, и мне бы хотелось рассказать о своей нелегкой, но очень интересной профессии. Я закончила Московскую Государственную Юридическую Академию, а, значит, как Вы уже поняли я – юрист. Чем хороша профессия юриста? Она имеет множество направлений рода деятельности, то есть широкий профиль, несмотря на то, что специальность одна.

Пока я искала свое направление в юриспруденции, мне довелось работать в нескольких государственных учреждениях, например, таких как мировой суд (суд первой инстанции, где цена иска не превышает по общему правилу 50 000 рублей) и прокуратура. Суд – дает самый разноплановый взгляд на профессию юриста, так как там сочетаются все антогонизмы: обвинение и защита. И все правосудие построено на профессиональных навыках юриста. Судья должен быть беспристрастным, соблюдать кодекс чести, обладать безупречной репутацией, что под силу далеко не многим. Прокурор – представитель государственного обвинения, участвующий в судебных заседаниях в качестве стороны обвинения в уголовных и реже в гражданских делах. Прокурор, так же как и судья должен обладать высокими моральными принципами, твердостью характера и умением принимать справедливые решения. Довольно большой груз ответственности, не так ли? И еще одна не маловажная персона на судебных заседаниях – это, конечно же, адвокат или представитель обвиняемого/потерпевшего (в уголовных делах); истца/ответчика (в гражданских делах). Как сказал Федор Михайлович Достоевский еще в 19 веке: «Адвокат – это человек, обреченный быть бессовестным». Не могу не согласиться с Великим Писателем, поскольку доля, а то и большая часть правды заложена в этих словах. Адвокат по своему кодексу этики обязан защищать тех, кто нуждается в этой защите, а, увы, большая часть ответчиков и обвиняемых виновны в своих действиях или бездействиях. Также существует малозаметная и непримечательная, но очень важная и незаменимая должность судейского аппарата – секретарь судебного заседания, кем, я и работала какое – то время. Секретарь ведет протокол судебного заседания, в котором отражаются стороны судебного процесса, судебные прения и многое другое. Таким образом, в кратком изложении я надеюсь, что смогла передать общие черты работы суда.

Следующим моим местом работы была прокуратура. Там я работала на общественных началах, так сказать за энтузиазм. Оклад меня абсолютно не интересовал, мне хотелось понять, подходит ли мне эта профессия, смогу ли я чего-то в ней достичь? Оказалось стать прокурором сразу не получится. Для этого нужно почти всю жизнь быть помощником прокурора, мечты мои разрушились сразу, к тому же профессия совсем не из легких, бумаг огромное количество и все это с ненормированным графиком рабочего времени. Увы, нелегкая правда жизни заставила меня сделать следующий выбор – стать представителем в суде, тех граждан, которые попали в ДТП не по своей вине.

Таким образом, мне удалось побывать «по разные стороны баррикад» и попробовать себя в различных направлениях профессии юриста, приобрести бесценный опыт и, конечно же, познакомиться с очень интересными, достойными людьми, которые помогали мне освоиться в рамках профессии, давая ценные советы и поддержку.

Интересные факты из области юриспруденции

Пожалуй, у каждого человека, который когда-либо сталкивался с юридическими формальностями, возникало ощущение, что данная профессия очень скучная и рутинная. При этом то количество интересных фактов из мира юриспруденции, которые существуют, обязательно вас убедят в обратном.

Юриспруденция является достаточно сложной наукой для обыкновенного человека, у которого нет данного образования. В наши дни стало правилом в случае необходимости обращаться к юристам и адвокатам https://www.imperpravo.ru/, которые могут оказать помощь с минимальными затратами.

На самом деле профессия юрист является одной из самых древних. Еще в Древнем Риме и Древней Греции появились первые прокуроры и адвокаты. Тогда и было придумано толкование законов с целью более эффективного их использования в судебном деле.

Юристам свойственна способность очень умело оперировать фактами, то есть при желании они могут все, что угодно доказать. К слову, в своем профессиональном словаре юриста, также как священника и врача, находится примерно 15 тысяч слов. Чтобы вы понимали у людей рабочих профессий, не имеющих высшего образования, в словарном запасе около 6 тысяч слов, а у обыкновенных фермеров и того меньше – 1600.

На сегодняшний день услуги юридических фирм очень разнообразны и с помощью интернета стало возможным урегулировать любую проблему и получить необходимую информацию, такую как, к примеру, какие необходимы документы для регистрации физического или юридического лица, уточнить вопросы наследства, семейного права и так далее.

Заметим, что услуги юриста очень востребованы. Примерно 70% предложений на рынке труда занимают профессионалы экономической и правовой области, а самыми востребованными являются налоговые и корпоративные юристы.

А вы знали, что абсолютно все из 27 американских президентов имели юридическое образование?

Юристам в своей практике иногда приходится сталкиваться с очень интересными делами. Истории известен один случай, когда израильтянке удалось отсудить тысячу долларов за неправильный прогноз погоды у телевизионной компании. Как выяснилось, по телевидению сообщалось, что погода ожидается хорошая, и, уходя из дома, женщина оделась легко, но пошел очень сильный дождь, под которым женщина промокла и простудилась. Она потратила на лекарства 38 долларов и получила сильный стресс.

Один любитель пива обратился в суд с иском на производителя пива Bud Light из-за его рекламы, которая заключалась в том, что мужчина пьет пиво и мечтает о блондинках, и тут они появляются. Мужчина обратился в суд с заявлением, что он выпил очень много пива данной марки, а блондинки в его жизни так и не появились.

В 2002 году произошел очень криминальный случай. Тогда, мужчина в больнице, в которой проходил лечение, изнасиловал медсестру. Эдвард Брюер не раскаялся в содеянном, а подал иск на администрацию медицинского учреждения на сумму 2 миллиона долларов за то, что его никто не остановил. Дело он, естественно, проиграл и был оправлен в тюрьму.