Художник нарисовал картину

Единственный в мире художник, который рисует свет! 24 пастельных чуда от Висенте Ромеро Редондо.

Среди сотен талантливых художников лишь единицы становятся легендарными, большинство так и остается где-то вне истории, незамеченные широкими массами. Не каждому суждено навеки вписать свое имя в историю, как Да Винчи или Дали, но свой кусочек славы можно урвать.

Сегодня мы хотели рассказать тебе о необычном испанском художнике Висенте Ромеро Редондо, который считается чуть ли не единственным автором, который непревзойденно умеет рисовать свет.

Редондо родился в 1956 году в Мадриде и был старшим из четырех сыновей. Из-за работы отца семья вынуждена была постоянно переезжать, и, лишь когда Висенте стукнуло 15 лет они осели в Мадриде.

Уже с ранних лет мальчика его родители понимали, что он станет художником. Сколько бы школ ни сменил Висенте, в каждой из них были известны его карикатуры на учителей и одноклассников. Парня редко можно было встретить без блокнота и карандаша в руках.

В 1982 году Редондо с отличием закончил Высшую школу искусств в Сан-Фернандо — самое престижное место в Испании — и стал… скульптуром.

Поработав некоторое время со скульптурами, Висенте понял, что по-настоящему выражать свои чувства он может только в картинах. Тогда он начал совершенствовать свою технику живописи, путешествуя по стране как уличный художник.

Loading…

Зато именно образование скульптора, благодаря которому он познакомился с самыми выдающимися работами прошлого, помогло ему в изображении женских тел на холсте.

В конце восьмидесятых годов Висенте Ромеро Редондо женился и осел на острове Коста-Брава, где долгое время жил сам Сальвадор Дали. Именно здесь в полной мере расцвел талант Редондо.

Средиземноморский климат и местные пейзажи, красавица жена, уютный домик и очаровательные модели, приходившие к Редондо каждый день, создали идеальные условия для вдохновения.

Умиротворение, гармония, легкость и настоящая женская красота на картинах Висенте вскоре сделали его популярным вне родной страны. А уникальная игра света и тени стала своего рода его визитной карточкой.

Свои невероятные картины художник пишет пастелью, которая и позволяет передать такие мягкие и гармоничные цвета. Иногда Редондо пишет маслом, но эти картины мало чем отличаются от его пастельных работ.

90-е годы стали временем триумфа живописца. Его картины демонстрировали практически по всему миру, а самого мужчину звали на многочисленные выставки и другие мероприятия.

В последние годы Редондо, как признанный мастер пастели, разъезжает по миру, проводя лекции для студентов и просто желающих.

Сам художник говорит, что старается изобразить на своих холстах «иллюзию удивления, украденный момент интимности».

Редондо каким-то непостижимым образом удалось передать не только женскую красоту, но и умиротворяющие среднеземноморские пейзажи. Даже появилось страстное желание окунуться в теплое море или погулять среди этих видов. Наш поклон мастеру.

А вот картины Роба Гонсалвеса цепляют совсем иначе. Магический реализм — штука непростая.

Поделись этими картинами с друзьями.

Художник, который рисовал свет: А.И. Куинджи

Куинджи Архип Иванович.
Годы жизни: 27 января 1841 — 24 июля 1910.
Слава пришла к Архипу Куинджи не сразу: Айвазовский не брал его в ученики, Академия художеств не принимала даже в вольнослушатели. Однако он стал одним из самых известных художников эпохи, его полотна покупали коллекционеры и члены императорской семьи, а на выставках выстраивались очереди.

Мое знакомство с этим художником случилось в Крыму, где в экспозиции картинной галлереи Воронцовского дворца выставлена картина его кисти «Христос в Гефсиманском саду».

Энергия этого полотна была настолько велика, что спокойно реагировать на него мало у кого получается. Толпа туристов затихает, даже дыхания не слышно, лишь раздаются робкие всхлипы и тихие рыдания. Равнодушных не бывает. К слову сказать, это не первое виденное мной живописное произведение, но первое и, пока, единственное, произведшее такое впечатление.

«Сделайте так, чтобы иначе и сделать не могли, тогда поверят».
Куинджи А.И.

И я поверила! И все поверили! Поверили в Свет!
А ведь биография Куинджи не менее удивительна, чем его произведения. Отличный пример целеустремленности и веры.
Рано осиротевший сын сапожника, он приехал в Петербург с пустыми карманами и стал к 40 годам миллионером. Провинциал-самоучка, над чьей техникой рисования потешались столичные снобы, довольно быстро завоевал славу главного русского пейзажиста. У Куинджи была железная хватка. Если он видел цель, то не останавливался, пока не добивался своего: по выражению Репина, «буравил землю насквозь». Пожалуй, за всю свою жизнь он проиграл лишь одно сражение — с мироустройством. Безнадежный идеалист Куинджи верил, что мир можно сделать лучше. И не жалел ради этой утопической задачи ни денег, ни времени, ни здоровья.
Архип Иванович Куинджи родился на окраине Мариуполя в семье грека, бедного сапожника. Фамилия Куинджи была дана ему по прозвищу деда, что по-татарски означает «золотых дел мастер». Рано осиротев, мальчик жил у родственников, работал у чужих людей: был слугой у хлеботорговца, служил у подрядчика, работал ретушером у фотографа.
Основы грамоты Куинджи получил от знакомого учителя грека, а затем занимался в городской школе. Любовь к рисованию проявилась у него в детстве, он рисовал везде, где приходилось — на стенах домов, заборах, обрывках бумаги.
Говорят, первая персональная выставка Куинджи состоялась, когда ему исполнилось 11. Архип работал на строительстве церкви и некоторое время жил на кухне своего нанимателя. Само собой, стены кухни были сплошь расписаны углем. Хозяева не возражали и даже приглашали «на вернисаж» соседей. Публике также были представлены гроссбухи и книжки по приемке кирпича, изрисованные юным дарованием вдоль и поперек. Особым успехом пользовался портрет местного церковного старосты. С тех пор все жители поселка (кроме, разумеется, церковного старосты) раскланивались с парнишкой, как со знаменитостью.

«Для того, чтобы стать хорошим художником, надо даже спать с альбомом и карандашом».
Куинджи А.И.

В 15 лет Куинджи устроился прислуживать в дом зажиточного хлеботорговца, и тот, заметив его страсть к рисованию, посоветовал ехать в Феодосию к самому Айвазовскому. Слухи об отзывчивости мэтра оказались преувеличенными: учить Куинджи он отказался. Впрочем, Айвазовский доверил ему покрасить свой забор. С таким резюме, не сомневался Куинджи, ему одна дорога — в Петербургскую Академию художеств.
Но не сразу ему удалось стать учеником Академии: слабой оказалась художественная подготовка. Он дважды держал экзамены и оба раза безрезультатно. Но это не могло остановить упорного и настойчивого юношу. В 1868 году на академическую выставку он представил картину «Татарская сакля», за которую получил звание неклассного художника, от которого Куинджи отказался, попросив взамен разрешения быть вольнослушателем. Так в 1868 году 28-летний художник, наконец, был зачислен вольнослушателем в Академию.

«Искусство — не игра для развлечения. Играть с искусством — тяжелый грех!»
Куинджи А.И.

Куинджи окунулся в атмосферу художественной жизни. Он дружит с И.Е.Репиным и В.М.Васнецовым, знакомится с И.Н.Крамским — идеологом передовых русских художников. Лиричность пейзажей Саврасова, поэтическое восприятие природы в картинах Васильева, эпичность полотен Шишкина — все открывается перед внимательным взглядом молодого художника.

«Картину следует писать от себя, наизусть, на основании знаний, приобретенных на этюде. В картине должно быть «внутреннее», то есть мысль, художественное содержание».
Куинджи А.И.

Куинджи начинает искать самостоятельные пути в искусстве. Созданная им в 1872 году картина «Осенняя распутица» своей реалистической направленностью была близка картинам художников-передвижников, к обществу которых он примкнул.

Лето 1872 года Куинджи провел на Ладожском озере, на острове Валаам. В результате появилась картина: «Ладожское озеро» (1872).

Неторопливо, спокойно ведет художник в своих картинах повествование о природе острова, с его гранитными берегами, омываемыми протоками, с темными густыми лесами, упавшими деревьями. Эту картину можно сопоставить с былинным эпосом, живописным сказанием о могучей северной стороне. Серебристо-голубоватый тон картины сообщал ей особую эмоциональную приподнятость. После выставки 1873 года, на которой это произведение было показано, о Куинджи заговорили в прессе, отмечая его самобытный и большой талант.

«Впрочем, каждый может думать по-своему. Иначе искусство не росло бы.»
Куинджи А.И.

Однако Куинджи совершил внезапный поворот. Этому несомненно способствовали его поездки в Западную Европу и знакомство с последними достижениями живописи.

«Одни способны написать даже грязь на дороге, но разве в том реализм?»
Куинджи А.И.

В 1876 г. он показал картину «Украинская ночь», в которой сумел передать чувственное восприятие южной летней ночи, с невиданной для своего времени смелостью обобщая цвет и упрощая форму.

С огромной поэтической силой открылась удивительная красота украинской ночи. На берегу небольшой речушки примостились озаренные лунным сиянием украинские хатки. Ввысь устремились тополя. Тишина, спокойствие разлиты в природе. На синем, словно из бархата, небе мерцают яркие звезды. Для того, чтобы так естественно и выразительно передать лунное сияние, мерцание звезд, художнику понадобилось решать сложнейшие живописные задачи. В картине все построено на виртуозной разработке тональных отношений, на богатстве цветовых сочетаний. В 1878 году «Украинская ночь» была показана на Всемирной выставке в Париже. «Куинджи, — писала французская критика, — бесспорно самый интересный между молодыми русскими живописцами. Оригинальная национальность чувствуется у него еще более, чем у других».
Картина стала сенсационным событием художественной жизни, а за нею последовали другие, не уступавшие ей в вызывающей декоративности: «Березовая роща» (1879),

«Лунная ночь на Днепре» (1880), «Днепр утром» (1881) и др.

Но наибольший успех на выставке выпал на долю картины «Березовая роща».

Толпы людей часами простаивали у этого полотна. Казалось, будто само солнце проникло в помещение выставочного зала, освещая зеленую поляну, играя на белых стволах берез, на ветвях могучих деревьев. Работая над картиной, Куинджи искал прежде всего наиболее выразительную композицию. От эскиза к эскизу уточнялись расположение деревьев, размеры поляны. В окончательном варианте нет ничего случайного, «списанного» с натуры. Передний план погружен в тень — так подчеркивается звучность, насыщенность солнцем зеленой поляны. Художник сумел, избежав театральности, создать декоративную картину в лучшем понимании этого слова. Куинджи с огромным вдохновением воспевает в ней красоту и поэзию природы, ослепительную яркость солнечных лучей, несущих радость людям.
В 1880 году в Петербурге на Большой Морской была открыта необычайная выставка: демонстрировалась одна картина — «Лунная ночь на Днепре». Она стала настоящей сенсацией. Беспрецедентную выставку одной картины, устроенную в Обществе поощрения художеств, сопровождал невиданный ажиотаж.

Она вызвала бурю восторгов. У входа на выставку стояла огромная очередь.
В то время, когда в России даже персональные выставки еще казались в диковинку, шаг этот был сопряжен с громадным риском, но успех выставки, собиравшей толпы зрителей, превзошел все ожидания. Отныне даже недоброжелателям стало ясно, что как бы наивно ни было рисование Куинджи, как колористу ему нет равных. Он сделался знаменит в Европе и укрепился в звании главного русского пейзажиста.

Архип Куинджи был гениальным промоутером. Его картины «продвигались на рынок» в полном соответствии с законами маркетинга и рекламы, в те годы еще не сформулированными.
Написав свою знаменитую «Лунную ночь на Днепре», Куинджи показывал ее публике в своей мастерской — всего по два часа в день. Однажды в мастерскую зашел «молоденький офицер», желавший купить картину, о которой от кого-то слышал. «Ведь вы все равно не купите — она дорогая», — улыбнулся Куинджи, и назначил цену «тысяч в пять». «Молоденький офицер» оказался великим князем Константином Константиновичем, картину он, разумеется, купил. Эта история тотчас попала в газеты, и ажиотаж поднялся еще до открытия выставки в Обществе поощрения художеств. Куинджи первым устроил «выставку одной картины». Он впервые использовал искусственное освещение. Пресса неистовствовала, публика валила валом.
Впрочем, Куинджи не подозревал о том, что он гениальный промоутер. Великого князя он попросту не узнал, лампы использовал, так как боялся, что при солнечном свете здание из красного кирпича напротив даст «не тот рефлекс». Это был прямой и бесхитростный человек. Деньги и слава его не слишком интересовали.

На следующий, 1881 год Куинджи точно так же показал новый вариант «Березовой рощи», а через год — еще три картины. Мастерство Куинджи в передаче лунного света — результат огромной работы художника, длительных поисков. Его мастерская была лабораторией исследователя. Он много экспериментировал, изучал законы действия дополнительных цветов, отыскивая верный тон, сверял его с цветовыми отношениями в самой природе. Упорным, настойчивым трудом достигал Куинджи виртуозного владения цветом, той композиционной простоты, которые отличают его лучшие работы.

Что бы ни изображал Куинджи, главным в его картинах был свет, из которого создано мироздание.

У гениальности Куинджи было научное объяснение. Многие художники теряли покой, пытаясь повторить его палитру, достичь той достоверности, с которой Куинджи рисовал тени и свет. Говоря о картине «Украинская ночь», Крамской писал в письме Репину: «Я — совершенный дурак перед этой картиной. Я вижу, что самый свет на белой избе так верен, так верен, что моему глазу так же утомительно смотреть на него, как на живую действительность: через пять минут у меня глазу больно, я отворачиваюсь, закрываю глаза и не хочу больше смотреть».

Между тем, секрет «куинджевских красок» был проще, чем казался. Однажды Куинджи (преподававший в то время в Академии художеств) пригласил в класс своего приятеля — Дмитрия Менделеева. И тот принес прибор, позволяющий оценить чувствительность глаза к цветовым оттенкам. Куинджи сильно опередил по этому показателю своих молодых студентов. Он видел иначе. Не в плане творческой позиции, а в самом буквальном физиологическом смысле.
В 1881 году художник создал картину «Днепр утром».

В ней нет игры света, яркой декоративности, она привлекает спокойной величавостью, внутренней мощью, могучей силой природы. Удивительно тонкое сочетание чистых золотисто-розовых, сиреневых, серебристых и зеленовато-серых тонов позволяет передать очарование цветущих трав, бесконечных далей, раннего степного утра. «Днепр утром» – была спокойной и простой и уже не вызывала тех восторгов, что «Ночь». Эта относительная неудача укрепила его в мысли, что участвовать в бегах за славой и восторгами публики противно природе художника.
И он замолчал.
На тридцать лет. Больше не было никаких выставок, даже друзьям после этого много лет не показывал новых работ. Его многочисленные почитатели, потеряв терпение, стали говорить, что он полностью исписался, выдохся как художник.
Но они ошибались. Ни дарование, ни желание творить никуда не исчезли. Куинджи успел создать ещё около пятисот живописных и трёхсот графических работ, которые оценили после его смерти в полмиллиона рублей. Хватило бы на десяток-другой популярных художников. Но на долгие годы его единственными зрителями стали Господь и жена Вера. Друзья не понимали причин, волновались. Куинджи же сам объяснял так: «…Художнику надо выступать на выставках, пока у него, как у певца, голос есть. А как только голос спадет надо уходить, не показываться, чтобы не осмеяли. Вот я стал Архипом Ивановичем, всем известным, ну это хорошо, а потом увидел, что больше так не сумею сделать, что голос как будто стал спадать. Ну вот и скажут: был Куинджи, и не стало Куинджи! Так вот я же не хочу так, а чтобы навсегда остался один Куинджи».

Став состоятельным человеком (заработки его были очень высоки), он мог теперь работать так, как ему хотелось, — не спеша и вволю экспериментируя. Среди исполненных работ были не только пейзажи, продолжавшие начатое ранее, такие как «Вечер на Украине» (1878-1901)

и другие, но и совершенно необычные крохотные картинки, в которых он остро, с удивительным лаконизмом передавал свои впечатления от природы («Лунные пятна на снегу», «Цветник» и пр.).

По сравнению с десятилетием активного участия на выставках, за остальные тридцать лет Куинджи сделал сравнительно немного. По воспоминаниям друзей художника, в начале 1900-х годов Куинджи пригласил их к себе в мастерскую и показал картины «Вечер на Украине», «Христос в Гефсиманском саду», «Днепр» и «Березовая роща», которыми они были восхищены. Но Куинджи был недоволен этими работами и на выставку их не представил.
«Ночное» — одно из последних произведений заставляет вспомнить лучшие картины Куинджи времени расцвета его таланта.

В нем также чувствуется поэтическое отношение к природе, стремление воспеть ее величавую и торжественную красоту.
Куинджи не стал затворником. В 1894 г. он охотно принял предложение быть профессором пейзажной мастерской в Академии художеств, только что радикально реформированной. За дело он взялся увлеченно, преподавал по хорошо продуманной системе и успел воспитать прекрасных мастеров: А.А.Рылова, К.Ф.Богаевского, Н.К.Рериха. К сожалению, его преподавание длилось недолго: уже в 1897 году он был отстранен от службы за то, что общался с участниками студенческих волнений. Но со своими учениками он продолжал заниматься частным образом, а на следующий год устроил им на собственные средства поездку в Западную Европу. Немного позже он пожертвовал Академии художеств капитал, проценты с которого шли ежегодно на выплату премий молодым художникам. Последним его добрым делом было основание в 1909 году Общества имени Куинджи — независимого объединения художников, которому он пожертвовал 150 000 рублей и 225 десятин земли в Крыму, да еще завещал все свои картины и деньги. Общество просуществовало до 1930 году, а Куинджи умер несколько месяцев спустя после его открытия.

«Иллюзия света была его богом, и не было художника, равного ему в достижении этого чуда живописи. Куинджи — художник света.»
Репин И.Е.

«Куинджи был не только великим художником, но также великим Учителем жизни.»
Рерих Н.К.

Фото: Энциклопедия русских художников.

Писать или рисовать картину — как правильно?

Отвечает Есения Павлоцки, лингвист-морфолог, эксперт института филологии, массовой информации и психологии Новосибирского государственного педагогического университета.

Сапог на ноге сидит, вилка на столе лежит, а сковорода стоит, пароход по воде идет, а я сел в автобус и стою. Лексическая сочетаемость в русском языке — известный повод для шуток. И если вы смогли объяснить иностранцу, почему платье или волосы не могут быть карими, ничего невозможного для вас нет.

И всё же, несмотря на то, что мы как носители языка не страдаем от ситуаций выбора между плывёт и идёт, причина таких «нелогичностей» нам в большинстве случаев неясна.

Почему картину пишут (и это правильная сочетаемость), а не рисуют, при том, что картинку всё же рисуют, как и рисунок?

Есть два способа разобраться в вопросе, и лучше задействовать оба: обратиться к этимологическим словарям и обратить внимание на экстралингвистическую область знаний, то есть внеязыковую. Поскольку язык отражает реальную действительность, ответы на многие лингвистические вопросы находятся за пределами словарей и справочников.

Итак, сначала обратимся к этимологии слов рисовать и писать.

Слово рисунок впервые упоминается в 1705 г., пришло через польск. rysunek – от rysować «чертить» с окончанием, а оттуда из ср.-в.-н. (средневерхненемецкий) rîʒen, д.-в.-н. (древневерхненемецкий) rîʒʒan, родственного англискому writе «писать».

Слово писать от праслав. *pьsā́tī, от которого в числе прочего произошли: др.-русск. писати, ст.-слав. пьсати, пишѫ (др.-греч. γράφειν), русск. писа́ть, укр. писа́ти. Родственно пёстрый; ср. также пёс. восходит к праиндоевр. *peik’ — «писать, пестрить». Также находим др.-инд. piṃc̨áti «украшает, придает образ, выкраивает», рḗс̨аs «вид, форма, цвет», авест. frapiχšta «украшенное».

Итак, мы видим, что слова рисунок и рисовать, упомянутые только в XVIII веке при Петре I, в нашем словоупотреблении значительно моложе слова писать. Так, сочетание писать картину, вопреки распространенному заблуждению, не стертая метафора, не образное выражение и не нововведение последних лет.

Специалисты соответствующей области — дизайнеры и художники — разграничивают лексическую сочетаемость слов писать и рисовать по технике и строго соблюдают эту языковую норму как профессиональную. Разграничение слов рисовать и писать продиктовано видовым разграничением произведений. Живопись — последовательное нанесение слоёв жидких красителей; цвет и тональность создаются смешиванием красок. Рисунок — это графика: на носитель помещаются сухие красители; светотень создается плотностью штрихов, нажимом.

Так, рисунки, которые, собственно, рисуются (чертятся, исходя из этимологии), создаются при помощи карандаша, пера, ручек, пастели, акварели — материалами для графики. Картина же пишется маслом, гуашью и другими относящимися к этой группе материалами. Легко запомнить, обращаясь к этимологии, поскольку гуашь и масло — украшают, пестрят, чего не скажешь о, например, карандаше.

Как же быть, если портрет создан материалами для графики? Получается, портрет нарисован? Специалисты отвечают, что созданное карандашом, пастелью (то есть графика) не может называться картиной — только рисунком или картинкой.

Таким образом, картину мы пишем, а рисунок — рисуем, чертим.