Гоша из Москва слезам

>Москва слезам не верит: Гоша, он же Гога, он же Георгий Иваныч и Нарциссизм

Это не моя рецензия, а чужая статья, очень занимательная.

Советский «принц на белом коне» или жестокий тиран?

Гога из фильма «Москва слезам не верит» — идеальный мужчина, тонко воплощённый в отечественном кинематографе… или изощрённый эмоциональный вампир? Писательница Таня Танк рассматривает феномен нарциссизма на примере мечты миллионов советских женщин.

Не было печали у красивой и успешной Катерины, героини Веры Алентовой в фильме «Москва слезам не верит» — так прицепился к ней в электричке неотразимый Гога, он же Жора! Он интуитивно мне не нравился ещё с юности. А теперь-то я со всей ясностью понимаю, какая жизнь началась у Катерины в 40 лет… Очень «весёлая» жизнь.
Итак, разберём этого субчика.
В электричке Гога сходу ведёт себя бесцеремонно, нарушая личные границы незнакомой женщины. Сначала он её упорно разглядывает, затем цепляется с разговором (таким псевдоискренним, псевдопростецким, призванным быстро сократить дистанцию, создать иллюзию близости), в ходе которого ставит героине несколько «диагнозов» (мужика нет, по работе — не выше, чем мастер), потом неуместно переходит на «ты». Отчего Катерину совершенно справедливо коробит, и она стремится отвязаться от этого типа.
Важный нюанс. Гога глубокомысленно подмечает, что у Катерины взгляд незамужней женщины — потому как «оценивающий». Хотя на самом деле, оценивает-то он, таращась на неё («поддержание пронизывающего зрительного контакта» Сэм Вакнин указывает как характерное для нарцисса) и сразу же мелкими провокациями проверяя на податливость насилию. Определяя взгляд женщины как оценивающий, он проецирует на неё свою вечно оценивающую и сравнивающую нарциссическую натуру.
Абсолютно в нарциссическом духе Гога начинает бурное ухаживание. Навязывает себя в качестве провожатого — при этом не забыв обратить внимание Катерины на то, что денег у него хватит только на такси до её дома, а уж до своего ему придется идти пешком. Мол, оцени размах моей жертвы.
Тип из электрички не нравится Катерине. Но вместе с тем… интересен. Интересен тем, что говорит и ведёт себя «не как все». Точнее, держит себя нагло и фамильярно. Что ошибочно принимается Катериной (и многими тысячами зрительниц) за мужественность, уверенность и силу.
А дальше Гога прилипает к Катерине. На следующий день он подкарауливает её у подъезда и чуть ли не вырывает у неё сумки. Вот это мужик, млеем мы у экранов. А ведь героиня не мешок с картошкой прет. Она несёт нетяжёлые сумки, с которыми вполне себе справлялась за 20 лет безмужней жизни.
Так Гога ещё глубже внедряется в личные границы Катерины. Попав в квартиру, он осматривается и понимает, что это он удачно попал. Детали его беспардонного поведения я почерпнула в книге Валентина Черных, которая была положена в основу сценария:
Гога осмотрелся, заглянул в комнату Катерины.
— Ну как? — поинтересовалась Катерина.
— Годится. Судя по блеску стёкол и ворсу ковра, убирала не больше суток назад. Готовилась к встрече со мной?

— Ты угадал, — подтвердила Катерина. — Угадывай дальше.
— Я думаю, что мы будем ужинать.
— Опять угадал. Только я минут десять отдохну.
— Отдыхай, — разрешил Гога.
Он прошёл на кухню, открыл холодильник, изучил его содержимое, заглянул в настенные шкафы.
Обольщение превращается в феерию: Гога «разрешает» Катерине посидеть в кресле и бросается готовить ужин. Причем, заметьте, чужими руками, тут же приспосабливая Александру под чистку лука.
Далее Гога устраивает шоу во славу себя, любимого: собирает людей на пикник по случаю своего дня рождения. Во-первых, врёт — день рождения у него в другое время. Во-вторых, такие инсценировки — явный признак человека манипулятивного, лживого, знающего, как обольстить, и проделывающего подобные штуки не впервой. В-третьих, он отжирает нарцресурс сразу из нескольких источников: у Катерины, Александры, друзей.
По ходу дела он успевает кое-кого из них обесценить:
Александра завела разговор.
— А Николай Ильич талантливый учёный?
— Тот, что с бородой? — уточнил Гога.
— С бородкой.
— Не очень.
— А как вы определяете? Он же защитил кандидатскую диссертацию и готовит докторскую.
— Кандидатские все защищают…
Впрочем, Гога готов и восхищаться. Но как? По-нарциссически. Постоянно сравнивая себя с кем-то.

— Насчет таланта, — напомнил Гога. — Смотри, как ведёт машину Васёк. Великолепно ведёт. Он талант в вождении. Я так не могу. Но я понимаю в моторах, как очень немногие. Я тоже талант.
А само появление Гоги в квартире Катерины воскресным утром? Его совершенно не колышет, что люди по выходным отсыпаются, что у них другие планы, что согласия на поездку ему никто не давал. Вспомним, он просто сообщил Катерине и Александре о пикнике и ушёл, не дождавшись ни да, ни нет. А сейчас буквально пинками гонит их на шашлыки. Конечно, для их же блага, которое ему ведомо лучше, чем самим потенциальным облагодетельствованным! На природе, мол, отоспитесь.
В книге Черных присутствует диалог, в котором Катерина ещё на пикнике пытается рассказать Гоге, кто она такая. Вернее, даже рассказывает. Но тот словно не слышит её и всячески переводит тему, иронизируя над ней и не забывая снова выпятить себя:
— Гога, — предупредила Катерина, — несмотря на всю твою проницательность, я не та, за кого ты меня принимаешь.
— Конечно не та, — согласился Гога. — Ты лучше.
— Я серьёзно.
— Она серьёзно, — подтвердила Александра. — Она не из фабрики-прачечной, она крупный…
— …руководитель промышленности, — улыбнулся Гога.
— Да, — подтвердила Катерина.
— Ты ещё и депутат, конечно. Все руководители у нас депутаты.
— Да, — ещё раз подтвердила Катерина.
— И они туда-сюда ездят по заграницам. И ты только вчера вернулась из Парижа.
— Не вчера, — поправила Александра. — Две недели назад.
— Не будем мелочиться, — сказал Гога. — День, неделя, плюс-минус — не имеет никакого значения.
— Я с тобой серьёзно разговариваю, — сказала Катерина.
— Я тоже, — подтвердил Гога. — Ты серьёзная женщина, я серьёзный мужчина. Обо мне здесь так хорошо говорили, что ты, конечно, почувствовала некоторый комплекс неполноценности. Ты хочешь рассказать мне о своих достоинствах и достижениях. Обязательно поговорим. Сядем дома друг против друга: я тебе вопрос, ты мне ответ. Или будет один твой монолог на весь вечер. Я тебе обещаю. Мне очень интересно. А сейчас пошли по грибы.
Кстати, на этом же пикнике Александра расспрашивает Гогу, чем ему так понравилась её мать. И тот выдает ответ в нарциссическом духе. Что, мол, Катерина красивая, а красота в его понимании…
— Красота в моем понимании — функциональное совершенство.
— Не понимаю, — сказала Александра.
— Я посмотрел на неё и понял: твоя мать — совершенство. В ней есть всё, что необходимо женщине, и ничего лишнего. Она — как красивый самолет.
После пикника Гога понимает, что лёд явно тронулся: Катерина не сводит с него задумчивого, тёплого взгляда. Вскоре мы видим Гогу и Катерину в постели — очевидно, что роман развивается очень бурно.
Что ж, пора проводить Пробы пера. Лёгкий намёк на прощупывание почвы содержится в следующей сцене, описанной в книге Черных. Катерина ночует у Людмилы, Гога звонит ей туда, и она по просьбе подруги зовёт его приехать к ним. Но Гога, который появляется и звонит почти каждый день (когда этого хочется ему), вдруг встает в позу. И чем горячее просит Катерина, тем непреклоннее Гога. Даже «целую» в конце разговора ему сказать в лом. И в этом выражается осознаваемое или невольное желание фрустрировать Катерину. Не можешь приехать — не приезжай, но поддержать ощущение взаимности у якобы любимой женщины Гога может, и очень легко. Но не хочет.
Катерина взяла трубку и сказала:
— Приезжай. Я сейчас тебе продиктую адрес. Познакомишься с моей школьной подругой.
Людмила прошептала:
— Очень хочу послушать, — и бросилась на кухню, где стоял параллельный телефон.
— Поздно уже, — признался Гога. — Пока приеду, надо будет уезжать, а то на метро не успею.
— Я тебе дам денег на такси.
— Я как в том анекдоте: румынские офицеры денег с женщин не берут.
— Я тебе одолжу до получки. Приезжай. У нас ещё выпить осталось.
— Спасибо. Я не в форме. Устал. А я должен понравиться твоей подруге, чтобы она ничего против меня не имела. Я рад был услышать твой голос.
— Я тоже.
— Я позвоню завтра.
— Ты просто приезжай.
— Я приеду.
— Я тебя целую.
В трубке замолчали.
— Я это сделаю завтра, — наконец сказал Гога и повесил трубку.
Примерно так же, как бы слегка, но весьма ощутимо для влюбленной женщины Гога фрустрирует её после первого секса. До этого балаболивший Александре, что они с Катериной будут жить вместе, и на обдумывание этого он дает ей целых шесть дней, на этот раз Гога ведёт себя «загадочно». Вместо того, чтобы подтвердить свои первоначальные намерения, уверить женщину во взаимности, он отшучивается, отмалчивается, а потом сообщает, что зверски хочет есть.
Потом они лежали рядом, его руки всё ещё продолжали ласкать её, ей это было всегда необходимо, но ни один мужчина так и не узнал об этом, а он понял.
— Ты замечательный.
— У меня таких, как ты, никогда не было. Ты совершенство.
— Как чувствительный прибор? — спросила она.
— Да, если ты не обидишься.
— Я не обижусь. Ты мне подходишь. Если ты предложишь выйти за тебя замуж, я тут же соглашусь. Если ты этого не захочешь, я всё равно буду с тобой до тех пор, пока тебе будет интересно со мной.
— При первой же встрече они обговорили условия, — заметил Гога.

— Не при первой, — возразила Катерина. — И условий не было. Было согласие побежденной стороны на все условия победителя.
— Про победителя не надо. Я не победитель, мне повезло. Мне давно так не везло. Извини. Я хочу поесть. Зверски хочу.
Отметим и особую «чуткость» Гоги, который словно угадал потребность Катерины в заключительным ласках. На пикнике он накрывает её пледом. Эта нарциссическая «чуткость» — убойное оружие Обольщения — проскальзывает ещё в одном эпизоде:
В фойе кинотеатра они купили мороженое, потом лимонад. Она снова удивилась, как он мог почувствовать, что после мороженого ей захочется пить.
Пробы Пера усиливаются. Гога позволяет себе абсолютно сексистское высказывание: «Запомни, всё и всегда я буду решать сам на том простом основании, что я мужик». По сути, он прямо заявляет о своем презрении к женщинам. Но мы опять млеем и тянемся за носовыми платками — как же ж, он настоящий мужик, ведь он сам сказал, что он мужик, да ещё таким голосом.
Катерина всё ещё пытается отстаивать свои границы, напоминая, что вообще-то, не надо так рьяно, без согласования с ней, вмешиваться в жизнь её дочери. Гога началит её за «приказной» тон, угрожая, что если она еще раз такое себе позволит, то ноги его в этом доме не будет. Освоился! Угрожает разрывом! И Катерина замолкает. И даже извиняется — пока сдержанно. У неё уже начинает входить в привычку извиняться на ровном месте. Извиняться только потому, что из неё делают виноватую — причём, грубо и прилюдно.
Итак, Пробы пера прошли успешно. Клиент готов к Ледяному душу.
И он случается сам собой, когда к ужину является Родион. Гога заметно нервничает. Я думаю, во многом и потому, что сравнивая себя с холёным и внешне успешным Родионом, ощущает острый укол ничтожности. У дамы, которую он уже вообразил своим трофеем, оказывается, вон какие ухажёры есть. А тут ещё гость объявляет, что Катерина — директор завода. Какой меткий и мощный удар в самое больное Гогино место — патологическое эго, мечущееся от ничтожности к грандиозности! Гогу накрывает мощная волна нарциссического стыда, он буквально парализует его. Он не готов адекватно реагировать. Он ощущает ничтожность. Она непереносима. И он моментально сливается.
Тут такая ещё деталь. В электричке Гога невольно проговаривается, чему он завидует. Он «угадывает», что Катерина занимает должность не выше мастера. На самом деле, для Гоги, видимо, это предел мечтаний. Которого достигнуть не удалось — из-за несносного ли характера, недостаточного профессионализма или элементарной ненадежности (разве можно положиться на запойного алкоголика?). И он УЖЕ завидует Катерине как мастеру. А тут оказывается, что она аж целый директор. Земля уходит у него из-под ног, зависть вспыхивает ослепляющим фейерверком…
Заметим, что тут Катерина чуть ли не бежит за ним, умоляя не уходить. Это её первое унижение. Вспомним, как достойно она вела себя даже в ситуации с Родионом, когда забеременела. А сейчас мы видим явную деформацию её психики, которая неизменно возникает даже при непродолжительном общении с перверзным. Дальше и до стояний на коленях дойдёт, и до целований рук, и до мытья полов к приходу любовницы…
С тяжелейшими переживаниями нарциссического стыда Гога пытается справиться давно привычным способом — уходит в запой. Он пьёт вовсе не из-за переживаний по поводу краха любви, и не из-за того, что Катерина его якобы обманула. С помощью алкогольного беспамятства он пытается заглушить в себе нестерпимые переживания нарциссического стыда.
Поведение Гоги за столом, его непреклонность к мольбам Катерины, стремительный уход и исчезновение — Гога ведёт себя как смертельно разобиженный человек. Как и все жертвы перверзных, Катерина ощущает собственную чудовищную виноватость, чуть ли не предательство. Она уже не в состоянии включить свои, такие обычно трезвые, мозги и понять, сколь явно, вопиюще несоразмерна реакция Гоги.
Тут же заметим, что требуя от Катерины правды и чуть ли не исповедальности (и при этом не желая её слушать), о себе Гога сообщает крайне скудную информацию. По сути, о нём известно лишь то, что он слесарь и разведён, и жена у него была хорошая и сейчас живёт с хорошим человеком. (Кстати, я уже вижу, чем он будет донимать Катерину в дальнейшем: дифирамбами в адрес бывшей).
Характерный маячок. Героиня Муравьёвой спрашивает у Катерины фамилию любимого человека. И Катерина застывает в шоке от самой себя: она понятия не имеет, какая фамилия у Гоги! Вот такие ураганные страсти и полубеспамятство очень характерны для жертвы нарциссического обольщения.
Но глаза Катерины уже застит плотный туман гэзлайтинга. Она рыдает, сходит с ума, клянет себя за несуществующую вину. За мегаобман, которого не было. За предательство, которого она не совершала. Но не за горами и тот час, когда она будет считать себя виноватой за то, что сильнее Гоги, умнее Гоги, социально успешнее Гоги…
Призываются все подруги плюс Коля. Все сбиваются с ног, прочёсывая Москву в поисках Гоги. Сколько суеты, сколько тревоги, сколько горя… Как и в случае с пикничком, нарцисс Гога умудряется отожрать не только Катерининого ресурса, но и «массовки».
Меж тем, он уже начал разрушать жизнь Катерины. О чём она думает эти восемь дней, пока Гога пьёт горькую? О заводе? О работниках? О дочери? О новом платье, в конце концов? Нет, в повести Черных первые дни Катерина… пьёт, потом решает не выходить на работу. Она рыдает и рвёт на себе волосы. Она всех поднимает на уши, оторвав от дел. Всё, кроме Гоги, утратило для неё значимость.
Наконец, Коля находит Гогу. И Гога быстро идёт на поправку. Бросил пить, потому что устал? Проникся железными аргументами Коли? Как бы не так. Очень мощно, фантастически мощно, подкачалась его грандиозность. Красивая директриса завода и депутатша его из-под земли достала! Значит, он огого. Да что там: огогого! Топить ничтожность в водке необходимости больше нет, и герой идёт сполоснуть лицо и переодеться в чистое.
Обратите внимание: дав себя уговорить вернуться, Гога смотрит на Катерину со скорбно-философским лицом, но отнюдь не извиняется. А вот Катерина перед ним извинится, очень прочувствованно и многократно, не сомневайтесь. И будет извиняться до того момента, пока не раскусит гнилую натуру Гоги, как когда-то раскусила Родиона.

Ещё заметьте: Гога впервые надевает костюм. К чему бы? А вот к чему: он стремится хотя бы внешне «соответствовать» статусу Катерины. Для Катерины-мастера прокатывал непритязательный кэжуал, а вот для Катерины-директора надо одеться попафоснее…
Вот и думайте, какого бобра убила Катерина в лице «брутального» Гоги. Жестоко обжёгшись на одном нарциссе — Рудольфе-Родионе, через 20 лет она подбирает ещё более перверзный вариант.
А вот Гогу можно только поздравить. Отличный трофей подцепил! Красивая, успешная, признанная, материально обеспеченная… И такая совестливая, такая горы сворачивающая ради любви! Ведь костьми легла, а вернула его! Да он теперь на этой бабе всю зависть, всю ненависть выместит, всю собственную ничтожность на неё перевесит.
Да, жизнь у Катерины только начинается, я не сомневаюсь… Очень «весёлая» жизнь…
Таня Танк

Гоша, он же Гога из «Москва слезам не верит»


Гошу из фильма «Москва слезам не верит» последние пару десятков лет в сети безжалостно полощут. В чем только не обвиняют этого героя «без недостатков». И в нарциссизме, и в прагматизме, наглости и фамильярности, лживости и манипулировании. В общем не принц на белом коне, а то ещё субчик. Впрочем, оставлю все эти изыскания для других. Я лучше расскажу, как Меньшов искал образ героя для своего фильма

С выбором актёра на главную мужскую роль в фильм «Москва слезам не верит» у режиссёра Владимира Меньшова были большие трудности. На пробы мужчины «у которого нет недостатков» были приглашены Олег Ефремов, Игорь Охлупин, Виталий Соломин и Вячеслав Тихонов. Но… Режиссёр хотел другого главного героя

Меньшов понял, что нужный актёр найден, когда случайно увидел по телевизору фильм «Дорогой мой человек» с участием Алексея Баталова. Вот только Баталов, ознакомившись со сценарием, от участия в фильме отказался. Меньшов уже хотел сам играть Гошу. Худсовет было против. Но сроки поджимали, и ему уступили. И тут вдруг Баталов передумал и сам позвонил Меньшову. «Знаете, я перечитал еще раз сценарий и хочу попробовать!»

Вот только по возрасту Баталов не очень подходил на роль. Гоше, как и Катерине, по сценарию было 40 лет. А Баталову уже было за 50
Чтобы омолодить актёра, Меньшов решил использовать парик-накладку, в котором снимался когда-то сам. Парик подошёл как влитой

«Вот Гоша — все вроде с ним понятно: надо, чтобы у героини все кончилось хорошо, — вспоминал Баталов. — Но как только я прочитал, понял, что это не тот канонический, установленный государством рабочий, который уже сотни раз был на экране, — это другой совсем человек. Выйдет, не выйдет — это второй вопрос, но это интересно делать…»

Как в фильме «Москва слезам не верит» Николай смог найти Гошу?Это интересно

С самого первого просмотра фильма «Москва слезам не верит» меня терзал вопрос: Каким образом Николай смог в огромном мегаполисе разыскать ушедшего «в отрыв» Гошу? Что было об этом самом Гоше известно? Да практически ничего, кроме имени, профессиии, анатомической особенности (шрам от аппендицита). Ни фамилии героя, ни места его работы, ни адреса, ни паспортных данных никто не знал.
Ларчик открывается после прочтения книги сценариста картины Валентина Черных.
Так вот. Оказывается, Людмила еще до замужества крутила роман с одним товарищем из «конторы глубокого бурения». Еровшин его фамилиЁ. В фильме этот товарищ не присутствует по понятным причинам, в пост-сценарии же он вершит судьбы героев аки ангел-спаситель.

* * *


– Катерина, – начал Еровшин, – я знаю, что его зовут Георгий Иванович, но не исключено, что в паспорте записано Юрий Иванович и Егор Иванович. Ты паспорт его видела?
– Нет, конечно.
– В следующий раз не стесняйся посмотреть, – посоветовал Еровшин.
– Следующего раза не будет… А как вы это представляете? Пока мужчина спит, я залезаю ему в карман пиджака?
– Ничего зазорного в этом нет, – спокойно ответил Еровшин. – Но это все шум – сейчас нужна информация, а не советы. Людмила говорила, что он слесарь и занимается электроникой. Здесь какая-то нестыковка. Может быть, объяснишь?
– Насколько я поняла, он создает приборы, с помощью которых ученые что-то исследуют и защищают диссертации.
– Значит, научно-исследовательский институт. Когда вы с ним ходили или ездили по городу, вы ведь о чем-то говорили. Вспомни! Какие-нибудь такие фразы: здесь я жил в детстве, здесь я ходил в школу.
– Нет. Мы об этом не говорили.
– А ты с его слов знаешь, что он занимается электроникой?
– Не только. У них целая компания. Они выезжают на пикники, по грибы, на рыбалку. Когда мы были на пикнике, там были настоящие кандидаты и доктора наук. Молодые в основном.
– На любом пикнике, да и вообще в мужской компании в основном говорят о женщинах, о службе в армии и о работе. Все это мужиков объединяет. О чем говорили на пикнике?
– Что мы отстаем в электронике. Что у них недавно заменяли ЭВМ «Минск», я забыла порядковый номер, эти допотопные шкафы, на современный японский компьютер.
– Вот вы сидите, разговоры идут справа от вас, слева и напротив, и все в пределах слышимости. На что вы обратили внимание в их разговорах, что вас заинтересовало?
– Что в универмаге «Москва» выбросили женские сапоги «Саламандра», все мужики лаборатории побежали покупать своим женам. А один метался между полок в растерянности. Он хотел купить сапоги любовнице, но не знал ее размера. Все очень смеялись.
Еровшин открыл свой кейс и достал книгу-карту, быстро перелистал ее.
– Ленинский проспект, универмаг «Москва». В двухстах метрах от него – институт электроники.
Еровшин набрал номер телефона.
– Институт электроники. Ленинский проспект. Георгий Иванович, слесарь, механик, приборист, посмотри допуски секретности…

– Да, – вспомнила Катерина, – он ездил в Ригу в командировку на завод ВЭФ. Вернулся четвертого ноября…
– Возраст?
– От сорока до сорока трех.
– От тридцати восьми до сорока пяти, – сообщил в телефон Еровшин. – Жду!
– Вы не сказали, куда позвонить, – напомнила Катерина.
– Он знает, – ответил Еровшин, – у них телефон с определителем номера.
– А если из телефона-автомата?
– Все телефоны-автоматы тоже имеют номера.
Зазвонил телефон, Еровшин снял трубку.
– Да. Да. Да. Записываю. Скоков Георгий Иванович, сорок второго года рождения, Малая Бронная, двенадцать, сорок вторая. Да, да. Понятно. Будем через пятнадцать минут, – и положил трубку.
– Знаешь что, тебе не нужно ездить, – обратился он к Катерине. – В такой ситуации начнется выяснение, кто виноват, слово за слово – и потом будет еще труднее поправить. Поедет Николай. Мы его подвезем и по дороге проинструктируем. И он привезет его сюда. Здесь ты на родной территории, рядом будет Людмила, она в любой ситуации сориентируется.
– Он не поедет ко мне, – произнесла Катерина.
– Поедет, – сказал Еровшин. – Такие женщины, как ты, на каждом шагу не валяются. Зови Николая!
Николай вошел в кухню.
– Мы его нашли, – сообщил Еровшин. – Но у тебя будет сегодня сложная и ответственная задача – доставить его сюда. Мы посовещались и пришли к выводу, что только ты сможешь это сделать.
– Задание понято.
– О подробностях предстоящей операции поговорим в машине.
– Я готов. – Николай налил себе водки, выпил и щелкнул каблуками ботинок.
Николая высадили у дома на Малой Бронной, где жил Гога.
– Напор и уверенность! – напутствовал Еровшин. – В таких ситуациях аргументы не так уж и важны. Действуй по принципу «сам дурак!».
– Не понял, – удивился Николай.
– Поясняю. Он говорит, что его обманули. Ты говоришь – сам обманулся.
– Такие факты есть, – подтвердил Николай.
– А главный довод – поехали, там разберемся!
– А если не поедет?
– Тогда звони Катерине, пусть приезжает сама…
– А если попытается скрыться?
– Попытайся остановить.
– А если он применит силу?
– И ты примени тоже.
– А если нас заберут в милицию за драку?
– Очень хорошо. Катерина приедет его выручать. А тебя Антонина.
– Ладно. Попытаюсь обойтись без драки.
Николай поднялся на пятый этаж пешком – лифт не работал – и остановился отдышаться. Пять этажей в старом доме равнялись по высоте восьми в новом – за счет высоких потолков. Он нажал кнопку звонка, дверь ему открыла старуха, даже не спросившая, кто он и к кому пришел. Вспомнив напутствие Еровшина о напоре и уверенности, Николай приказал старухе:
– Стоять!
Старуха обернулась и с интересом посмотрела на Николая.
– Скоков Георгий Иванович, он же Гога, Гоша, Юрий, Егор, здесь проживает?
– Гоша здесь. Но к нему лучше завтра зайдите.
– Причина?
– Пьет он. Последние года три не пил, а вот сорвался.
– Приведем в норму, – пообещал Николай и скорее приказал, чем попросил: – Проводите меня до его комнаты.
Уверенность и напор произвели впечатление на старуху. Она довела Николая до комнаты Гоги. В коридоре шел ремонт, приходилось не идти, а пробираться между бочками с побелкой, ведрами, вынесенной из комнат мебелью.
Николай вошел в комнату Гоги не постучав. Напор и уверенность – снова напомнил он себе. Сейчас Гога, конечно, удивится, начнет расспрашивать: кто, да что, да почему? Он ему скажет: поехали, по дороге разберемся. Но план Николая начал рушиться с первых же секунд. Гога сидел за столом и пил пиво. Он осмотрел Николая, тот осмотрел Гогу и подумал: из-за чего такой сыр-бор? Не гигант, не красавец, не моложав. Гога жестом пригласил Николая к столу и налил ему водки.
– Я пиво, – сказал Николай.
– Потом, – сказал Гога.
Николай выпил водки, Гога налил ему пива. Николай выпил пива.
– Гоша, – Гога протянул Николаю руку.
– Николай.
Они пожали друг другу руки. Гога налил пива себе и Николаю. Выпили. Закусили очищенной таранью.
– Редкая по нынешним временам рыба, – заметил Николай.
– Согласен. Как погода?
– С утра был дождь, но для этого времени года достаточно тепло.
– Что происходит в мире?
– Стабильности нет. Террористы захватили самолет компании Эр-Франс.
– Нехорошо. Террор – не метод борьбы. Ты кто?
– Я Николай, муж Антонины, которая подруга Катерины и Людмилы.


Когда в квартире раздался звонок, подруги сидели на кухне. «Девочки, откройте», — попросила Катерина.
– Я сказал – доставлю и доставил, – сообщил Николай.
– Скорее все наоборот, – заметил Гога, – но я не настаиваю.
В переднюю вышли Людмила и Антонина.
– Где же ты так набрался? – Антонина бросилась к Николаю.
– Не было закуски.
Из кухни вышла Катерина.
– Ужин готов, – сказала она.
И все прошли на кухню. Александра принесла из комнат стулья.
– Пересядьте, пожалуйста, – попросил Гога Людмилу. – Обычно здесь сижу я.
– Я, между прочим, раньше здесь сижу, – возразила Людмила.
– С сегодняшнего дня это отменяется. Теперь здесь буду сидеть я.
Гога занял место во главе стола и пригласил:
– Прошу всех к столу.
– Нам пора, – вдруг сообщила Антонина и, не дав сесть Людмиле, подтолкнула ее к выходу. Николай встал, доедая на ходу котлету.
Гога вышел в переднюю.
– Давайте дружить домами, – предложил Николай.
– Принимаю предложение, – ответил Гога, – и выдвигаю встречное: дружить семьями.
Поддерживаемый Антониной и Людмилой, Николай вышел на лестничную площадку.
Катерина и Гога вернулись в кухню. Постояли молча.
– Я бы съел супчику, если есть, – попросил Гога. – Неделю не ел горячего.
Ну а дальше все помнят:
— Как долго я тебя искала.
— 8 дней.
— …Как долго я тебя искала. По материалам:

>
LiveInternetLiveInternet

Соседки Гоши по коммуналке: как в молодости выглядели актрисы из фильма «Москва слезам не верит»

В фильме «Москва слезам не верит» у каждого есть своя любимая сцена, а чаще всего не одна. Думаем, что не ошибемся, если у большинства в этом списке окажется момент, когда Николай (Борис Сморчков), находит Гошу (Алексей Баталов) в его коммуналке и проводит с ним своеобразную разъяснительную беседу. После чего уже самого Николая приходится доставлять «в лучшем виде» жене.

Так вот, эта коммунальная квартира была самой настоящей и находилась в Москве в Лялином переулке. Вот только ее готовили к капитальному ремонту и отопление уже отключили. Алексею Баталову в плаще на голое тело пришлось особенно непросто. Говорят, что после дублей его растирали спиртом.

Практически всех жильцов квартиры к тому времени уже выселили, а потому бабушки-соседки — это не случайные люди из массовки. Обеих актрис звали Александрами (одна — Денисова, другая — Данилова) и к тому времени они уже добрых четыре десятка лет снимались в кино и успели застать великих Станиславского и Эйзенштейна.

Две большие актрисы сыграли огромное количество маленьких ролей и по праву стали украшением советского кинематографа.

Александра Денисова и Александра Данилова в фильме «Москва слезам не верит» (1979)

Александра Денисова (1904-1987)

Судьба не баловала Александру Денисову с самого детства. Она была самым младшим ребенком в многодетной семье. Обоих родителей не стало очень рано и её воспитывала бабушка. Когда Александра потеряла и её, какое-то время о ней заботился родной дядя.

В сложившихся условиях Денисовой пришлось довольно рано начать работать. Тем не менее, каким-то образом параллельно в 1926 году ей удалось окончить ГИТИС. Следующие 15 лет её жизни будут связаны исключительно с театром. Здесь же она встретила своего мужа — театрального режиссера Андрея Мартынова, в середине 30-х у них родилась дочь Ирина и сын Юрий, которого Александре суждено было пережить.

Первую роль в кино Денисова сыграла в 1940 году в фильме «Старый наездник». Тогда ей было всего 36 лет, но с экрана смотрела на зрителей бабушка. С тех пор за Александрой закрепилось это амплуа и других ролей ей уже не предлагали. Так получилось, что молодой на экране её никто не запомнил.

Александра Денисова / Кадр из фильма «Старый наездник» (1940)

Войну Александра провела в эвакуации в Алма-Ате, а через пару лет после ее окончания муж оставил её с двумя детьми. Денисовой пришлось ставить их на ноги самостоятельно. Она соглашалась на любые роли в кино, параллельно играя в Театре киноактёра. Жили скромно, но дружно.

За свою долгую карьеру Александра сыграла около 90 ролей старух, бабулек, соседок. Ни в одной из них она не повторилась, это абсолютно разноплановые работы с положительными и отрицательными характерами, от драмы до комедии.

Случались у нее роли и несколько покрупнее. Многие одной из лучших работ Денисовой считают Алевтину Ряшкину в фильме «Чужая родня».

Александра Денисова и Нонна Мордюкова в фильме «Чужая родня» (1955)

Денисова была тихим, скромным человеком. В середине 60-х она ушла из театра на пенсию, но продолжала играть в кино. Работа в фильме «Москва слезам не верит» стала одной из последних в карьере актрисы. Её приглашали и после, но здоровье уже не позволило играть в полную силу, хотя ей очень хотелось продолжать.

Александра Денисова в фильмах «Трактир на Пятницкой» (1977) и «Василий и Василиса» (1981) — последняя роль

К концу жизни у Александры начались проблемы с ногами, она почти не ходила. Заботу о матери взяла на себя её дочь Ирина, сына уже не было в живых. Денисова пережила его на 6 лет и ушла в 1987 году.В стремительно меняющейся стране никто не заметил ухода большой актрисы маленьких ролей. Вспомнили о Денисовой только спустя два года, когда пришло время поздравлять её с 85-летием…

Александра Данилова (1918-2004)

Будущая актриса родилась в Харьковской губернии в простой семье. Мать трудилась продавцом в магазине, а отец был шофером. Родного брата Александра потеряла во время войны. В школу Саша пошла уже в Москве, куда переехала её семья.

Детство пришлось на рассвет немого кино и, конечно, у нее появилась мечта — стать актрисой. После поступления в актерскую школу при Мосфильме её сразу заметил Сергей Эйзенштейн и пригласил сыграть роль Василисы в своем фильме «Александр Невский».

Позже Данилова перевелась во ВГИК, который окончила сразу перед войной. На тот момент к ней уже пришла популярность, а количество сыгранных ролей с каждым годом только росло.

Александра Данилова в фильме «Александр Невский» (1938) и «Котовский» (1942)

Современники Александры говорили, что она обладала истинно русской красотой и статью, из нее бы вполне могла получиться актриса уровня Мордюковой, но в этой профессии не всегда все решает талант.

Конечно, у молоденькой актрисы, которую заметил сам Эйзенштейн, появились завистники, а на арену вышли другие режиссеры — Александров, Пырьев… У них были свои музы, а Даниловой доставались в их фильмах лишь эпизоды. Да, их было очень много — за всю жизнь она сыграла почти 130 ролей, но главной среди них не случилось.

Александра Данилова в фильме «Море студеное» (1954) и «Баллада о солдате» (1959)

В мае 1945 года Александра встретила своего мужа профессора Геннадия Сосунова, через два года родилась их дочь Елена. У них была счастливая семья и Геннадий не препятствовал карьере своей жены. Правда, в середине 50-х Даниловой пришлось ее на два года прервать в связи с командировкой Сосунова в Китай. Вернувшись, она продолжала быть штатной актрисой Театра киноактёра, но главным для Александры было кино.

Еще один годовой перерыв она сделала после ухода из жизни мужа в 1974 году. Данилова пережила его на 30 лет, сыграв еще несколько десятков ролей, в том числе и в фильме «Москва слезам не верит». Одной из последних работ стал сериал «Горячев и другие» (1993-1994).

Кадр из фильма «Москваслезам не верит» (1979) / Александра Данилова в сериале «Горячев и другие» (1993)

Данилова никогда не держала ни на кого зла, несмотря на то, что её актерская судьба могла сложиться совершенно иначе. Она была добрым, отзывчивым и совершенно независтливым человеком.

Образ Гоши из фильма «Москва слезам не верит» — интересный феномен. С одной стороны это образ, который миллионы российских зрительниц в начале 80-ых в унисон называли идеальным мужчиной и своим кумиром. И не только российских. Этот фильм был награжден Оскаром, несмотря на конкуренцию «Тени воина» Куросавы, «Последнего метро» Трюффо, «Тесс» Полански, а также на решение Запада бойкотировать Россию за введение войск в Афганистан. Говорят, что сам президент Рейган посмотрел этот фильм 8 раз. С другой стороны, при первых просмотрах этого фильма на Мосфильме, кино получило самые низкие оценки и все киносообщество отреагировало на него отрицательно. Его назвали мещанской сказкой и особенные нарекания вызвал образ «принца»-слесаря, в которого влюбилась «золушка»-директор комбината. Сценаристов и режиссеров коробило от героя Баталова, он казался слишком надуманным. Реакция киносообщества на грандиозный успех фильма в российском и западном прокате была единодушной: «Не может быть!»

Объяснение этого феномена, то есть однозначной симпатии зрителей при однозначном негативе коллег, заключается в том, что Гоша, сумевший очаровать выдуманную героиню фильма, смог очаровать и реальных зрительниц, тогда как сами кинематографисты не попали под его очарование, поскольку видели все составляющие этого образа, так называемую выкройку и швы. Выкройка образа Гоши была грубой и даже кривой: никто, звать которого никак, пристает к звездной женщине в электричке, нагло вторгается в ее жизнь, проходит в грязных ботинках в ее дом, хамит ее дочери, залезает в холодильник, и так же небрежно и по-хозяйски залезает в ее душу, откровенно доминирует, но заставляет не только до смерти влюбиться и полностью подчиниться, но и разыскивать его по городу и умолять быть с ней. Это было слишком даже для СССР 80-ых и вызывало в киношниках справедливое возмущение.

Режиссер Меньшов тоже понимал, насколько сложную задачу он перед собой поставил. Недаром он так долго подбирал актера на роль Гоши и, не найдя, от отчаяния собирался сыграть его сам. Большие трудности с подбором актера в кино связаны почти всегда с тем, что сценарный характер содержит противоречия, которые необходимо так интегрировать в экранный образ, чтобы вместо противоречий появился шарм. По законам драматургии, если герой предсказуем, он узнаваем, но скучен. Если герой чересчур непредсказуем, он неузнаваем (нереалистичен) и вызывает раздражение. Задача максимум авторов фильма создать такой образ, который был бы непредсказуем, но узнаваем. Если задача максимум проваливается, фильм бывает освистан, если воплощается, фильм ждет большой успех. Однако, большинство авторов предпочитают маленький успех, нежели большое раздражение, и избегают противоречий. Так, если бы сценарий «Москва слезам не верит» был переписан с учетом критики, Гоша вел бы себя деликатнее, не хамил, не доминировал, не заставлял героиню Алентовой унижаться, не рвал бы шаблоны, не ломал границы, а значит произвел бы на зрительниц куда меньше впечатления и не добился бы того фантастического эффекта.

Фантастический эффект нас как раз и интересует. Не будет преувеличением сказать, что Гога, он же Жора, – охотник, продемонстрировавший основные пикаперские трюки задолго до того, как пикап был сформулирован в отдельную систему и назван пикапом. Точно так, как, читавшие сценарий фильма, кривились от хамства Гоши, многие женщины, листающие пикаперские пособия, брезгливо морщатся от примитивной наглости пикаперских ходов. И точно так же, как миллионы зрительниц в мире влюбились в Гошу на экране, большинство женщин, встретив в жизни талантливого пикапера, рискуют влюбиться в него, поскольку то, что в бумажных описаниях кажется грубым, в жизни приобретает шарм. И риск тем больше, чем сильнее эти женщины недооценивают психологические механизмы, которые могут срабатывать в них при простом нажатии. На примере истории Катерины эти механизмы можно вкратце рассмотреть.

Но сначала пара слов о пикапе. По своему замыслу пикап – это система, помогающая быстро и эффективно соблазнять (обычно женщин), то есть вызывать влечение и чувства. Теоретически пикапер может как являться каннибалом, так и не являться им, если сразу после соблазнения восстанавливает энергетический баланс и равноценный обмен, однако, на практике этого, конечно, не происходит. Пикап изучают те, кто хочет получать от отношений максимум, затратив минимум, что по определению является каннибализмом. И самые этичные из пикаперов — это охотники-спортсмены (см. классификацию), а большинство – обычные браконьеры, более или менее искусные. Чем искуснее охотник, тем большую дистанцию между собой и женщиной он способен преодолеть и тем меньше ему необходимо для этого времени и сил. Дистанция между охотником и жертвой измеряется разницей их статусов и уровнем доступности жертвы. Недавно вышедшая замуж за олигарха красавица абсолютно недоступна для немолодого и некрасивого гастербайтера, и никакой пикап ему не поможет эту дистанцию преодолеть. Большинству пикаперов очевидно, что до какой бы степени ни развилось их мастерство, оно не поможет компенсировать слишком большую дистанцию, особенно если пикапер хочет сэкономить на вложении сил и времени, то есть получить женщину быстро, не потратив на процесс соблазнения эмоциональных и материальных ресурсов.

Гоша в считанные дни и даже часы преодолевает довольно большую дистанцию. Он слесарь, живет в коммуналке и пять рублей – значительная сумма для него. Катерина – директор комбината, имеет большую квартиру и автомобиль, авторитет и большую зарплату. Но Гоше хватает пары ходов, чтобы поставить Катерине шах, и вот он уже курит ей в лицо в ее постели и отговаривает ее спать с ним («а я кричу во сне», «а еще я храплю»), а Катерина убеждает его, что он лучший. Последний ход ферзем – побег Гоши, его отсутствие 8 дней, в течении которых Катерина окончательно обожествляет его, и он возвращается к ней абсолютным властелином. Вот как выглядит эта короткая партия:

Пешка е4: взлом границ. В начале любой партии возможен ход только простой пешкой, остальные фигуры недоступны. Незнакомые люди автоматически отделены глухими границами, вот почему большинство знакомств происходит постепенно, на работе или в общих компаниях, оф или онлайн, границы открываются с обеих сторон под относительным контролем. Охотник, который уверенно и настойчиво взламывает границы отгородившейся от него незнакомой женщине (Гоша применил прием глубокого вторжения – «читаю мысли, знаю о тебе все, расскажу твои тайные желания») имеет очень много шансов быть посланным подальше, но так же он имеет немалый шанс впечатлить и поразить женщину, то есть вскрыть ее защиту и установить симпатическую связь. Все зависит от ситуативной уязвимости женщины (Катерина ехала от семейной подруги, женскому счастью которой завидовала, и переживала унижение после встречи с женатым любовником, то есть остро ощущала свое одиночество) и от того, насколько это вторжение покажется ей неприятным (Гоше удалось Катерину рассмешить ). Достаточно, чтобы женщина восприняла простой взлом с насмешливым любопытством («ну-ну»), чтобы стал возможен следующий ход.

Слон с4: боевая атака. Вторым ходом этой маленькой партии охотник занимает территорию жертвы, используя как стратегию неожиданность (внезапно появляется словно из-под земли и быстро исчезает), как оружие — все ту же фамильярность, то есть вторжение (ведет себя как старый близкий друг, как учитель, как будущий муж), как обезоруживающую ловушку – искренность и заботу («тебя довезу на такси на последние деньги, а сам пойду пешком», «давно жду тебя у подъезда, меня к тебе тянет», «отдыхай, я сам приготовлю ужин»). Пока жертва удивляется, недоумевает и чувствует себя на премьере забавного спектакля, она и сама не замечает, как случайный хам из электрички становится ее близким, залезает в ее холодильник, готовит ужин и разговаривает с дочкой как папаша.
Ферзь h5: самовыдвижение. Третий ход – вывод жертвы на собственную территорию, обычно бутафорскую, а не реальную, искусственно созданную и декоративную. Неожиданно вторгаясь на территорию жертвы, заставая ее спросонья в кровати и в других уязвимых ситуациях, специально повергая ее в смущение и растерянность, свою территорию охотник тщательно укрепляет. Обычно он приглашает (чаще внезапно привозит) ее туда, где он чувствует себя очень компетентным, где вся обстановка создает и поддерживает его отличное реноме (Гоша позвал Катерину на шашлыки в компанию, которая хором пела ему дифирамбы). Неплохо, если жертва при этом ощущает себя беспомощной, в этом случае ей можно протянуть сильную руку и создать импринтинг из верхней роли. Поход в горы или любая другая экстремальная ситуация, где охотнику отдают бразды, подойдет как нельзя лучше.

Ферзь f7: переворот. К этому моменту, хотя у жертвы уже едет крыша, она убеждена, что пока все контролирует. Охотник ей симпатичен, даже очень, но она согласна сближаться лишь при условии, что он и дальше будет радовать ее, создавать в ее жизни праздник и считаться с ее интересами. Охотнику же необходима полная победа, то есть такое положение вещей, при котором жертва ему принадлежит, а значит не ставит никаких условий, готова ради него на все и сам факт его присутствия уже является для нее счастьем. В описываемой короткой партии для окончательного захвата, то есть мата, все готово. Жертва влюблена, ее территория оккупирована, ей не хватает лишь возможности оценить силу своей зависимости, чтобы сдать трон. Дабы предоставить такую возможность хищник создает ситуацию, при которой жертва оказывается перед ним виновата, а он уязвлен в лучших чувствах и благородно уходит. Обычно этого достаточно, чтобы жертва оценила свою любовь («это лучший человек в моей жизни»), отказалась от любых притязаний на власть («я чуть не разрушила свое счастье») и окончательно открылась («делай со мной, что хочешь, я доверяю тебе»). Обычно хищник судит о завершении партии по тому, что жертва, настрадавшись, умоляет его простить и вернуться. Мат.