Где снимали сериал чернобыль

Достоверность исторических фактов

«Названия улиц в фильме реальные, хронология катастрофы и предшествующих событий — тоже реальные, — уверяет Никишов, — Мы с Куликовым посмотрели тонны видео, посвящённого чернобыльской катастрофе, и нашли там кучу всего, что в 86-м году в новости, естественно, не попало. Например, интервью с сотрудниками станции, атомщиками, которые с первых же минут понимали, насколько всё серьёзно. А люди в городе как раз привыкли к разным мелким авариям, и эту тоже не восприняли как что-то особенное. Вывалили на улицы смотреть на пожар… И вот есть кадры, где люди стоят на мосту, а на них падают тонны радиоактивного топлива.

В квартирах Припяти сейчас действительно можно найти вещи, которые там лежат с 86-го года. Наша героиня в фильме находит тетрадь своей младшей сестры. И это реальная история. Мы в Припяти на фотографиях увидели школьный класс, на полу которого были разбросаны старые школьные тетради. Вещи в квартирах, фотографии — всё это осталось до сих пор. Потому что мародёров интересовали только батареи центрального отопления. Когда город опустел, они пришли и посрывали батареи изо всех квартир».

Почему решили снимать

«С самого начала сценарий мне показался необычным и ни на что не похожим, — поделился с «АиФ» генпродюсер ТНТ Александр Дулерайн. — В «Чернобыле» есть и мистика, и фантастика, но, что самое важное, его герои — это очень реальные молодые люди с откровенно показанными конфликтами и отношениями. Фантастика и мистика не существуют в условном, не имеющем отношения к реальности мире. В этом сериале очень неожиданная развязка. И представить себе, куда идёт история, в начале просто невозможно. Для канала это сериал экспериментальный, но на самом деле, по сути, эти эксперименты — наша попытка делать какие-то выдающиеся сериалы, которые бы жили долго-долго, которые бы люди пересматривали. Я сам фанат таких западных сериалов, и мне бы хотелось их делать тоже. В нашем фильме абсолютно непредсказуемый сюжет — представить себе, куда вырулит история, просто невозможно. Сценарий «Чернобыля» не похож вообще ни на что. Это, с одной стороны, молодёжная история про любовь, секс и отношения. А с другой — большой и серьёзный жанр. И одно не противоречит другому».

Истории со съёмок

«Больше всего мне, наверное, запомнилась ночная смена, когда мы записывали подкаст у границы c Украиной, где я по сюжету сбил человека, — говорит исполнитель роли главного злодея в сериале (Игоря) актёр Илья Щербинин. — Шёл ливень, было очень холодно. Человек, которого я «убил», сидел в актёрском вагоне и доброжелательно улыбался. Мы снимаем, снимаем, и тут я перевожу взгляд на актёра в вагончике, а вижу размазанное по асфальту лицо, будто наяву я убил человека. В это мгновение я потерял нить, связывающую меня с реальностью, меня поглотили переживания персонажа. Это было довольно жуткое ощущение. Подкасты, которые записывает герой, было вообще очень интересно снимать. Ведь это не я, Илья Щербинин, работаю на камеру, а Игорь, чувак, который не особо-то знает, как себя перед камерой вести. И постепенно из-за того, что происходит вокруг, этот глазок камеры становится для него единственным собеседником. Единственной связью с внешним миром. А ещё с мотоциклом забавная история вышла… У моего героя в сериале сначала мопед «Рига» с педалями. Точно такой же мопед перешёл мне в наследство от моего деда. Дед ездил на нём сено косить. А мы с пацанами, когда мне было лет 12, рассекали по деревенским улицам, перед девчонками понтовались и всё такое. И вот, представьте моё удивление, когда мне на съёмках показывают это чудо, которому сорок, если не пятьдесят лет. Я думал, таких на ходу не осталось совсем! Ностальгия прямо».

Сериал «Чернобыль. Зона отчуждения». Кадр из сериала

Сюрпризы

Одним из ключевых героев в картине выступает персонаж в исполнении Евгения Стычкина.

«Мне предложили роль, от которой отказываться странно, — признался «АиФ» Стычкин. — Возможность встретиться с самим собой в кадре — удовольствие, которое чаще предлагает артистам Голливуд, а не отечественное кино. Да, я играю сотрудника КГБ. Но артист, играя любого героя, должен хотя бы пытаться его оправдать. И чем страшнее и ужаснее персонаж, тем интереснее искать его правду. Она всегда есть. Самые чудовищные поступки совершаются людьми, уверенными в своей правоте. Особенной радостью для меня будет, если зрители в какой-то момент встанут на мою сторону и потом сами этому ужаснутся. Я не думаю, что авария на ЧАЭС могла кардинально повлиять на ход истории. Всё, что произошло с нашей страной, — результат коллективного разума. Он такой, потому что мы такие. Это не хорошо, не плохо. Просто если нам что-то не нравится вокруг, это значит, что нужно начинать чинить себя, а не электростанцию. Мне кажется, главное — нужно научиться осознавать историю. Показать в натуральном виде, изваять памятник, нарисовать комикс и сочинить анекдот. Тогда можно будет идти дальше. Мы не очень умеем продолжать путь, мы виснем на своих победах и ошибках. В этом наша большая проблема…».