Фрида кало

«Несмотря ни на что, несмотря на это израненное тело, заточенное в уродливые гипсовые или железные пластины, я должна признать, что была в своей жизни отчаянно любима, – говорила Фрида Кало. – Катастрофа столько определила в моей жизни: от живописи до умения любить. Страстное желание выжить породило большую требовательность к жизни. Я очень многого ждала от нее, каждую минуту сознавая, что могу все это внезапно потерять. Для меня не существовало полутонов, я должна была получить все или ничего. Отсюда эта неутомимая жажда жизни, жажда любви».

Ни в чем не уступать здоровым

Она родилась 6 июля 1907 года в Койоакане — пригороде Мехико — в семье Гильермо Кало. До мексиканской революции 1910–1917 годов тот был официальным фотографом мексиканского культурного наследия и имел приличные заказы. Но потом Гильермо потерял практически все свои сбережения и был вынужден существовать на незначительные средства, которые получал от работы в своей скромной фотостудии.

Мать Фриды была испанкой. С ней у девочки не сложилось близких доверительных отношений, возможно, потому что мама, после родов страдавшая депрессией, переложила воспитание дочери на плечи няни, так что всю свою детскую любовь Фрида обращала к отцу. Он был болен эпилепсией, и дочь заботилась о нем: иногда во время приступов помогала ему переносить недомогание, держала в руках его фотоаппарат, чтобы его не украли, пока отец не придет в себя.

В шесть лет Фрида заболела полиомиелитом, после этого одна ее нога так и осталась частично парализованной. Дети часто не любят ровесников, страдающих теми или иными недугами и дефектами. Фрида не стала исключением. Ей придумали кличку «Деревянная нога», и ребятня зло изводила девочку. Но, в отличие от многих других, оказавшихся в ее положении, Фрида не замкнулась. Она поставила перед собой цель ни в чем не уступать здоровым детям, и успешно ее достигла — никто не мог сравняться с ней в плавании или беге. Она даже играла в футбол с мальчишками, и вскоре дворовая братия приняла ее в свои ряды. На больную ногу Фрида надевала несколько чулок, чтобы она по объему сравнялась со здоровой, и никто не заметил ее изъяна. А когда в Мексике прошли слухи о том, что где-то в Европе некоторые дамы носят брюки, Фрида тут же тоже начала надевать мужские штаны, немало шокируя этим публику.

В 15 лет она в очередной раз удивила окружающих — собралась изучать медицину и поступила в Национальную подготовительную школу. Женщин там были считанные единицы, и Фрида оказалась среди них. В мужском коллективе девушка быстро стала весьма популярной — благодаря своей необычной внешности и еще больше – острому и парадоксальному уму. Среди множества претендентов на роль ее возлюбленного она выбрала студента Алехандро Гомеса Ариаса, и первая любовь Фриды расцвела как яркие цветы глоксинии, украшавшие сад ее родителей. Но завершилось это первое чувство очень трагично.

«Моя живопись несет в себе послание боли»

Вечером 17 сентября 1925 года Фрида и Алехандро ехали вместе на автобусе. Вдруг он на большой скорости врезался в трамвай. Алехандро практически не пострадал, а Фрида получила множество травм — стальной штырь прошел через ее тело насквозь, воткнулся в живот, повредил ей позвоночник в трех местах, раздробил тазобедренную кость. У нее были сломаны ноги, ключица, несколько ребер.

О том, что она останется жива, не могло быть и речи: уж слишком тяжелыми оказались ранения. Но Фрида не умерла – столь сильной в ней оказалась тяга к жизни. Ей пришлось пережить 32 операции и долгий и мучительный восстановительный период. И именно тогда она столкнулась впервые с унизительным положением бедного и бесправного человека: родители Фриды не могли платить за лечение больших денег, и девушка в больнице чувствовала себя человеком второго сорта. «Они ужасно обходились с нами, – вспоминала потом Кало. – На двадцать пять пациентов приходилась только одна медицинская сестра. Никто не обращал на меня внимания, более того, мне не делали рентген».

В больнице она попросила отца прибить к стене напротив зеркало. «Оно изучало мое лицо, малейшие движения, складки простыни, очертания ярких предметов, которые окружали меня, – писала Кало в своем дневнике. – Часами я чувствовала на себе его пристальный взгляд. Я видела себя. Фрида изнутри, Фрида снаружи, Фрида везде, Фрида без конца. И внезапно, под властью этого всесильного зеркала, ко мне пришло безумное желание рисовать».

Тогда она впервые попросила у отца кисти и краски. Для Фриды сделали специальный подрамник, позволявший писать лежа. Часто на ее полотнах была тема смерти. «Я смеюсь над нею, чтобы она не отняла то лучшее, что есть во мне», – говорила Фрида. Она бросала смерти вызов. Позднее Кало любила хвалиться тем, сколько операций ей пришлось перенести, словно стараясь переиграть свою великую соперницу. Предмет ее гордости – забыть о своих страданиях и увечьях, радуясь жизни через край: писать картины, готовить, путешествовать. Тысячу раз умирать от боли и не подать виду. «Моя живопись несет в себе послание боли», – говорила она.

«В моей жизни было две катастрофы»

В 1928 году Фрида показала свои работы знаменитому художнику Диего Ривере и попросила честно сказать мнение о ее картинах. Диего был поражен мастерством молодой художницы. А вскоре они влюбились друг в друга и сыграли свадьбу. Ривера был старше Фриды на 20 лет. Талантливый, темпераментный, с огромным животом – Диего служил отличной мишенью для шуток, но между тем пользовался большим успехом у женщин и до Фриды был женат несколько раз. Первой его супругой была русская художница из Петербурга Ангелина Белова, потом Ривера увлекся другой русской, Марией Стебельской, а его мексиканских любовниц никто даже не считал. Сам себя Ривера любил изображать в виде толстобрюхой лягушки с чьим-то сердцем в руке. Как-то он признался: «Чем сильнее я люблю женщин, тем сильнее я хочу заставить их страдать».

Диего изменил Фриде даже с ее младшей сестрой Кристиной, позировавшей художнику. Удар был жестоким, но Фрида не желала делиться своей болью ни с кем – только выплеснула ее на холст. На одной из картин обнаженная женщина истекала от ножевых ран, а рядом равнодушно стоял ее убийца. На другой Фрида нарисовала себя в кровати, стоящей в гористой пустыне. Над кроватью установлена непропорционально большая лестница, поддерживающая огромную воронку, вставленную в рот лежащей женщины. Воронка наполнена красным мясом, черепами, рыбой, непонятными, но отталкивающими объектами. В небе еле светит луна и ярко сияет солнце, похожее на помидор. Картина называется «Без надежды». Фрида изобразила себя сытой по горло ложью мужа-изменника Диего.

Она решила, что тоже имеет право на любовные увлечения. Это взбесило Риверу, однажды, застав жену с американским скульптором Исамой Ногучи, Диего выхватил пистолет. К счастью, не выстрелил. На самом деле Ривера всегда отдавал должное уму, стойкости и творчеству жены, он говорил: «Фрида – единственный художник в истории искусства, который разорвал свою грудную клетку и сердце, чтобы раскрыть биологию своих чувств». Она очень хотела иметь детей, но так и не смогла выносить их, три ее беременности закончились выкидышами. После этого Фрида начала рисовать детей – мертвых, вид которых заставлял содрогнуться.

Жизнь Фриды с Диего, по ее собственному признанию, была для нее самой большой радостью и самым большим испытанием. В дневнике она писала: «В моей жизни было две катастрофы: первая – когда автобус врезался в трамвай, вторая – Диего. Вторая страшнее». Страдания Фриды становились все больше, и вскоре она уже не могла переносить постоянные измены и предательства Риверы. В 1939 году они решили разойтись. Свои переживания художница выплеснула в картине «Две Фриды», составленной из двух разных индивидуальностей. Та часть ее существа, которую уважал и любил Диего Ривера, — мексиканская Фрида в теуанском платье, — держит в руках медальон с портретом мужа в детстве. Рядом сидит ее alter ego, европейская Фрида в кружевном белом платье. Сердца двух женщин выставлены напоказ, их соединяет лишь одна тонкая артерия. Вместе с потерей своего возлюбленного европейская Фрида утратила часть самой себя. Кровь капает из только что перерезанной артерии, ее удерживает лишь хирургический зажим. И есть опасность, что отвергнутая Фрида может истечь кровью до смерти.

После расставания Диего сказал: «Мы были женаты 13 лет и всегда друг друга любили. Фрида даже научилась принимать мою неверность, но не могла понять, почему я выбираю тех женщин, которые меня недостойны, или тех, которые уступают ей. Она предполагала, что я был порочной жертвой собственных желаний. Но это ложь во спасение – думать, что развод положит конец страданиям Фриды. Разве она не будет страдать дальше?» И Ривера оказался прав — его жена продолжала любить его, также как и он не мог забыть Фриду. Кало писала мужу: «Диего, любовь моя, не забудь, что как только ты закончишь фреску, мы снова соединимся и уже навсегда, без ссор и без всего плохого — только для того, чтобы сильно любить друг друга». В 1940 году они опять поженились – чтобы быть вместе до конца.

«Я – это тот предмет, который известен мне лучше всего»

Фотопортреты Фриды – это фотографии звезды, знаменитости, дивы, пробуждающей восторг и изумление. Ее черные волосы заплетены в косу, уложенную кольцом на голове. В косу вплетены малиновая лента и малиновые цветы. Губы и щеки ярко накрашены, черные брови почти смыкаются. В ушах – огромные серьги, на шее – бусы, кофты и юбки расшиты пестрым геометрическим узором. Цвета самые невероятные: малиновый, оранжевый, желтый, зеленый. В таком же картинном виде она и создавала свои работы.

Она написала около 145 картин маслом, 60 из них – автопортреты. Фрида рисовала и натюрморты из цветов и фруктов, в которых прятала черты своего лица. Она изображала себя в виде невесты, нищей, профессора, врача, Одиссея, супруги бога Шивы. Картины, написанные тонкой кисточкой, полны символических деталей и знаков. Фрида говорила о своем творчестве: «Я пишу себя, потому что я так часто бываю одна и потому что я – это тот предмет, который известен мне лучше всего. Порой я спрашиваю себя: не были ли мои картины скорее произведениями литературы, чем живописи? Это было что-то вроде дневника, переписки, которую я вела всю жизнь. Мое творчество — самая полная биография, которую я смогла написать».

Хайнц Берггрюн – коллекционер, меценат и некогда возлюбленный Фриды Кало рассказывал: «Ее очень сложно классифицировать. Она настолько неповторима, в том числе и в современном искусстве, совершенно независима, уникальна! Она превратилась в абсолютный миф, чего она совсем не старалась добиться, потому что была слишком скромна для этого. Для меня Фрида и по-человечески невероятно важна. Многое из того, что со мной произошло, я, похоже, совершенно забыл, но Фрида оставалась в моей памяти всегда».

Несмотря на все жизненные неурядицы, Кало вошла в историю как деятельный художник, проникнутый духом революции. Даже будучи прикованной к постели в 1954 году, она участвовала в демонстрации против североамериканского вторжения в Гватемалу. В 1938 году состоялась ее первая персональная выставка в Нью-Йорке, имевшая грандиозный успех, затем ее работы были выставлены в Париже, в 1934 году она начала преподавать в художественной школе «Ла Эсмеральда» в Мехико. В 1946 году Фрида получила государственную премию за картину «Моисей». На открытии своей мексиканской персональной выставки она присутствовала, лежа на кровати. За месяц до того, как ей ампутируют ногу, Фрида пишет в дневнике: «У меня есть лишние крылья, пусть их отрежут, и тогда полетим!» А свою последнюю картину Фрида назвала «Viva la vida!» – «Да здравствует жизнь!»

Она умерла в 47 лет, 13 июля 1954 года – от воспаления легких. Ослабленный организм не смог справиться с болезнью. На ее похоронах Диего, сильный и мужественный человек, рыдал, оплакивая свою единственную настоящую любовь. После своей смерти он завещал устроить в их доме музей Фриды Кало.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Алеф» , «Хронотон» , «Настоящее время»

Жажда жизни побеждает немощь тела. Заметки расстановщика с выставки Фриды Кало

Недавно я посетила выставку репродукций в технике жикле на картины Фриды Кало и была поражена чувственно-суровой природой искусства знаменитой мексиканки.

Фрида – одна из самых знаменитых женщин-художниц мира. Сложно представить себе судьбу более драматичную, чем у нее. Удивительный талант, смелость и дерзость в выражении человеческого страдания в художественных образах – завораживают.

Вот некоторые факты, подтверждающие ее силу характера и жизнелюбие.

  1. Несмотря на полную боли и страданий жизнь, Фрида Кало имела живую и раскрепощённую экстраверсивную натуру. Ее, подвижную, дерзкую в поведении, желании и творчестве, сравнивали с Сальвадором Дали.
  2. В детстве она перенесла полиомиелит, и одна нога стала тоньше другой. Она хромала всю жизнь. Наперекор болезни она плавала, играла в футбол и даже занималась боксом.
  3. Подростком она попала в аварию. Годы в гипсе, бесконечные операции. Именно в это время она начинает заниматься живописью, чтобы отвлекаться от боли. Она пишет автопортреты, считая себя «той темой, которую знает лучше всего».
  4. Несмотря на популярность в мире, ее первая выставка на родине состоялась незадолго до смерти. Свою единственную выставку она пропускать не собиралась и присутствовала, лежа в кровати.
  5. Свою знаменитую картину «Да здравствует жизнь» она скорее всего написала перед смертью. А слова «Viva la vita» (Да здравствует жизнь) дерзкими мазками появились за неделю до смерти.

На выставке мое внимание особенно привлекла последняя работа, которую написала Фрида Кало как итог всей ее драмы – «Да здравствует жизнь».

Яркий натюрморт со сладкими арбузами отображает ее отношение к жизни и смерти. Красные разрезанные плоды напоминают изрезанного человека, но они полны живительного сока, который утоляет жажду и продлевает кому-то жизнь, дарует наслаждение. Поэтому на мякоти одного из них вырезано: «Да здравствует жизнь!» – девиз Фриды Кало.

Символ жажды жизни мощно передала именно та, которая слишком часто видела лик смерти. Подобные ей люди для нас – особый пример жизнелюбия.

Под впечатлением от выставки я вспомнила, что в самом начале своей расстановочной практики столкнулась с этим феноменом. Мы делали УПРАЖНЕНИЕ на тему того, что нам приносит жизненную энергию.

На полу по кругу были разложены листы бумаги, как якори. На каждом было написано:

— любовь

— жизнь

— смерть

— радость

— секс

— другое

И участники могли протестировать влияние каждого феномена на свое благополучие. Оказалось, что самый большой стимул и прилив сил появлялся перед «лицом смерти». Помню, как сильно повлиял на всех этот факт. Все отметили огромное желание жить, действовать, наслаждаться жизнью, что-то создать, сделать то, о чем мечтали и давно откладывали.

Расстановочное упражнение подтвердило важный принцип жизни – Смерть является мощнейшим ресурсом для Жизни!

История жизни несравненной Фриды Кало. 18+

История жизни неподражаемой художницы Мексики, коммунистки и бунтарки Фриды Кало, которая несмотря на свои физические недуги сводила мужчин с ума. Сегодня её работы висят в лучших музеях мира и разлетаются на аукционах за считанные секунды.

В 18 лет Фрида попала в страшную аварию: автобус, на котором она ехала, столкнулся с трамваем.

Итог — тройной перелом позвоночника, тройной перелом таза, одиннадцать переломов костей правой ноги, раздробленная стопа, переломы ключиц, рёбер. Помимо всего, Фрида оказалась буквально нанизанной на железные перила, которые пропороли ей живот и матку.

Врачи спасли ее, год она провела в постели в ортопедическом корсете, но боль осталась навсегда. Невыносимые физические страдания вылились в гениальную и такую же больную живопись – некий автобиографический сюр-исповедь.

Инвалидная коляска и гипс – вот почти постоянное средство ее передвижения и наряд. 32 операции, долгие месяцы в больницах. Специальный подрамник, позволявший писать лежа.

Но жить хотелось. В коляске она пробовала вальсировать, а на гипсе рисовала бабочек – «Я смеюсь над смертью, чтобы она не отняла то лучшее, что есть во мне…»

С 1944 года и до самой смерти в 1954-м Фрида вела дневник. Сорок лет он пролежал в закрытом архиве мексиканского правительства, прежде чем был опубликован, мгновенно став бестселлером.

170 страниц с акварелями и коллажами, воспоминаниями о детстве, записями о болезни и мучительной любви к мужу: «В моей жизни было две аварии: одна — когда автобус врезался в трамвай, другая — это Диего».

«Диего-начало, Диего-мой ребенок, Диего-мой друг, Диего-художник, Диего-мой отец, Диего-мой возлюбленный, Диего-мой супруг, Диего-моя мать, Диего-я сама, Диего-это все.»

Любви великого мексиканского мачо она добивалась долго. Диего Ривера был старше на 20 лет, страшен, толст и обожаем женщинами. Список его любовниц не поддавался исчислению. И тем не менее, Фрида поклялась выйти за него замуж и родить сына.

Первое осуществилось — сексуальная хромоножка со слившимися бровями все-таки покорила сердце знаменитого живописца.

А вот страстная мечта о ребенке так и осталась мечтой, результат той аварии – три выкидыша и тяжелейшая депрессия, усугублявшаяся постоянными изменами Диего.

«Я пыталась утопить свои печали, но эти ублюдки научились плавать…»

Сам Ривера любил изображать себя в виде толстой жабы с чьим-то сердцем в руке.

— Чем сильнее я люблю женщин, тем сильнее я хочу заставить их страдать, — говорил он.

В конце концов, Ривера совратил младшую сестру Кало, Кристину, что стало последней каплей, и они с Фридой развелись.

Но уже через год поженились снова, жить без Диего Фрида не умела.

Правда, добропорядочной жены из нее не получилось. Фрида имела живую и раскрепощённую экстраверсивную натуру, и её ежедневная речь была усеяна сквернословиями. Будучи сорванцом в юности, она не лишилась своего пыла в поздние годы. Кало изрядно курила, в избытке употребляла спиртные напитки (особенно текилу), была открытой бисексуалкой, пела непристойные песни и рассказывала гостям своих диких вечеринок столь же неприличные шутки.

Связь Фриды с Троцким долго не афишировалась – в 1960-е живопись коммуниста Диего была очень популярна в СССР, а о его жене никто не вспоминал.

\

Все потому, что будучи в Мексике, легендарный советский нарком сблизился сначала с семьей Ривера на почве марксистских идей, но вскоре совершенно потерял голову от Фриды.

«Ты вернула мне молодость и отняла рассудок. С тобой я чувствую себя семнадцатилетним мальчишкой» — писал Троцкий в одном из любовных писем к Кало.

Ривера вдруг страшно заревновал. Поговаривали, что если бы не ледоруб Меркадера, Троцкий бы точно умер мучительной смертью от тяжелой руки Диего.

Болезнь прогрессировала. На свою первую персональную выставку Фриду доставили на машине скорой помощи и ввезли в зал на каталке.

Улыбающуюся, с цветком в волосах и неизменной сигаретой.

Эту картину она написала за восемь дней до смерти.

Viva la vida – «Да здравствует жизнь».

Солнечный арбуз рисовала уже лежа, с ампутированной ногой, приписав напоследок:

«Я весело жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться. Фрида»

13 июля 1954 года ее не стало.

Фрида

Кало

Густые чёрные брови, множество автопортретов, драматичная биография — вот и всё, пожалуй, с чем ассоциируется у большинства людей Фрида Кало (Frida Kahlo de Rivera). Ну и, конечно, ещё с Мексикой, коммунизмом и Сальмой Хайек, сыгравшей художницу в фильме «Фрида».

Между тем, мало кто знает, что в честь Кало был назван астероид, выпущена банкнота в 500 песо и, что она стала первой женщиной, изображённой на марке США. Рекордная стоимость автопортрета её кисти достигла $4,9 млн., он был продан в 2000 году.

«Искусство — аналог крови в социальном организме человечества», – говорила она. Можно на все лады и в разных стилях рассуждать на тему жестокой судьбы, постигшей Фриду, и обсасывать косточки её жизни. Мы же решили пойти по другому пути и поговорить с вами о творчестве легендарной мексиканки.

Почему её работы так популярны? С чего вдруг у людей проснулась такая любовь к автопортретам? Женщина с серьёзным выражением лица без тени улыбки, со сросшимися на переносице бровями, с усиками над верхней губой и забранными вверх волосами. Героиня с вывернутыми наружу внутренностями и кровеносными сосудами. Богиня, покорившая мир искусства. Лев Троцкий в одном из интимных писем писал ей:

«Ты вернула мне молодость и отняла рассудок. С тобой я чувствую себя 17-летним мальчишкой.»

А что же чувствуют зрители, проникаясь творчеством Фриды? Может быть, собственное безоблачное счастье на фоне боли её картин? А может, ощущение дружеской поддержки и сопереживания в тяжелые моменты?

Все картины Фриды Кало — не просто автопортреты, но и полное отражение её жизни.

«Моё творчество — самая полная биография, которую я смогла написать», – сказала она.

Названия картин весьма говорящие и специфические. «Раненый олень», «Сломанная колонна», «Без надежды», «Автопортрет с терновым венцом», «Марксизм подарит больным здоровье», «Всего-то несколько царапин!» и т. д.

Кстати, кроме всего прочего, Фрида была увлечена идеями Фрейда и была первым человеком в Мексике, который подвергся психоанализу. Возможно, именно в этом и стоит искать ключ к пониманию её работ? Бесконечное самокопание и попытка разобраться во внутреннем мире кардиограммой отпечатываются на её холстах. Тайные символы, одной ей понятные мотивы и явные образы – вводить людей в замешательство Кало умела мастерски. Так просто, и так сложно одновременно. Всего лишь автопортрет (скучная, казалось бы, вещь!), но на грани сюрреализма и помешательства. В хорошем смысле этих слов. Сюрреалистов же художница не любила и называла «чокнутыми детьми».

Но однажды с удивлением узнала, что «дети» причисляют её к своему лагерю. «Я никогда не думала, что я сюрреалистка, пока Анри Бретон не приехал и не сказал мне об этом», – призналась она. Между тем, её картины очень похожи на работы другого культового сюрреалиста – Сальвадора Дали. Те же предметы, часто парящие в воздухе, та же центральная фигура, тот же коктейль из странно смешанных образов. Её творчество изобилирует символами и фетишами. Кто-то видит в нём намёки на Боттичелли, а кто-то называет наивным искусством и новым жанром. Даже яркая палитра и цвета в её работах неслучайны. В своём дневнике женщина писала, что жёлтый означает помешательство и страх, синий – чистоту любви и энергию, а зелёный – добро и свет. Ещё одна особенность её работ — мелкие мазки.

Как у истинной мексиканки, у Фриды было особое отношение к смерти. Кало даже коллекционировала ретабло – маленькие пластинки из металла с примитивными картинками – символ благодарности святым. Говорят, что с этих ретабло многое перекочевало на полотна художницы. Все критики в один голос твердят, что картины Фриды очень самобытные. Она любила использовать в них традиционные для Мексики атрибуты. Откуда это увлечение? Всё из того же правила: мы ценим, когда теряем. Несколько лет супружеская пара жила в Америке, совершенно иной в культурном плане стране. Тогда Фрида и начала ценить особенности Мексики. Есть знаковая картина «Автопортрет на границе между США и Мексикой». Конфликт луны и солнца, заводов и природы, в центре которого на пьедестале возвышается Фрида с флагом в руке и в розовом платье в оборочках. Рядом разбросаны символы родной страны.

Рисовать Фрида Кало стала после страшной аварии, приковавшей её к кровати. Родители сделали для неё специальный подрамник, позволяющий писать лёжа. А под потолком было установлено зеркало. Вот почему Фрида стала создавать именно автопортреты. Так, одна из первых работ носит название «Автопортрет в бархатном платье».

Удивительно, что именно трагедия принесла юной девушке вдохновение. Впрочем, несмотря на отсутствие улыбки на всех автопортретах, в жизни художница не теряла чувства юмора. «Наиболее смешная вещь в мире — это трагедия», – говорила она. «Бери от жизни всё, что она тебе даёт, чем бы это ни было, это интересно и может доставлять тебе некое удовольствие», – продолжала она.

Большинство картин Кало довольны жуткие. «Сон (Кровать)», например, изображает опутанную ветвями дерева спящую женщину, которая лежит на нижнем ярусе кровати, на верхнем же покоится скелет с цветами на груди.

Полотно «Две Фриды» отображает одну из её жизненных драм, связанную с уходом любимого мужа. На картине она держит сама себя за руку, делая акцент на собственном одиночестве. Обе героини соединены кровеносными сосудами. У одной на сердце капли крови, у другой же сердце целое. Кало пыталась передать две природы одного человека и собственную печаль, замаскированную в ребусе.

Ещё одна страшная работа, «Больница Генри Форда», была написана после неудачной беременности. Картина недвусмысленно даёт понять, в чём дело. Несчастная женщина держит различные символы в руке, словно связку воздушных шаров. Но только связка эта целиком состоит из боли.

Несмотря на эту мрачность и тоску, Фрида была удивительным человеком. Яркая, позитивная, искромётная. Даже состояние здоровья не мешало ей заводить романы (любовь с Троцким была прервана по настоянию его жены), пить алкоголь и залихватски ругаться матом.

Фрида была женой успешного художника Диего Ривера (Diego María de la Concepción Juan Nepomuceno Estanislao de la Rivera y Barrientos Acosta y Rodríguez), который был старше ее на 21 год. Современники помнят Кало раскрепощённой и интересной женщиной. Она любила жизнь и притягивала к себе людей.

РАДОСТЬ И БОЛЬ

13 апреля 1953 года в галерее Лолы Альварес в Мехико открылась необычная выставка. Необычным было все: яркие, сочные картины на стенах, лица на картинах, освещенные неким знанием, кровать под балдахином, стоящая среди картин. Публика недоумевала, пока с улицы не донеслись сирены «Скорой помощи» и рев мотоциклетных моторов. Сквозь расступившуюся толпу к кровати подвели женщину – хрупкую, невысокую, в ярчайших юбках и украшениях, с лицом, искаженным болью – и озаренным счастьем. Фриду Кало. Она лежала на приготовленной для нее постели, не в силах встать после перенесенной накануне очередной операции и не в силах пропустить одно из главных событий в ее жизни – ретроспективную выставку своих работ. Сквозь привычную боль она улыбалась окружавшим ее людям – а с десятков автопортретов на нее смотрели ее собственные суровые лица без единой улыбки. Через полчаса Фриду увезли обратно в больницу… Публика, восхищенная, раздавленная, шокированная и влюбленная, осталась вглядываться в картины Фриды Кало, пытаясь разобраться – как этой тяжелобольной женщине удалось так ярко и необычно признаваться в любви к жизни…

Фрида писала в дневнике: «Порой я спрашиваю себя: не были ли мои картины скорее произведениями литературы, чем живописи? Это было что-то вроде дневника, переписки, которую я вела всю жизнь… Мое творчество – самая полная биография, которую я смогла написать». Ее картины – это невероятно талантливая, откровенная, порой жестокая история жизни Фриды – история преодоления боли и смерти, история обретения радости и любви…

Фрида Кало

Ее отец Вильгельм Кало, по происхождению венгерский еврей, эмигрировал в Мексику в самом конце XIX века. Он обосновался в Мехико, устроился продавцом в ювелирный магазин и женился, затем овдовел – и женился вторично, на Матильде Кальдерон-и-Гонсалес, полуиспанке-полуиндианке. Кало из Вильгельма стал Гильермо, а из продавца – фотографом. В семье Кало родились четыре дочери – Матильда, Адриана, Фрида и Кристина. Для своей семьи Гильермо построил в пригороде столицы Кайокане огромный Голубой дом – дом цвета мечты… Невоплощенные мечты о сыне Гильермо пытался реализовать во Фриде – она росла сорванцом, порывистым и независимым. Фрида обожала отца, следовала за ним по пятам, помогала ему в работе… Но однажды семилетняя Фрида ушибла ногу о корни дерева и упала, оглушенная болью. С этого дня боль стала постоянным спутником Фриды, самым преданным и верным.

Фрида и Диего в день свадьбы. Несмотря на измены, они любили друг друга всю жизнь

У девочки оказался полиомиелит. Фрида тренировалась дни и ночи, чтобы преодолеть болезнь, и добилась своего – только правая ступня атрофировалась, и нога стала короче и тоньше. Но Фриде это не мешало гонять с мальчишками в футбол и лазать во главе сколоченной ею «банды» через заборы по чужим садам, а излишнюю худобу ноги она скрывала, надев лишний чулок. Пройдя через страдания, девочка выросла в стойкую и мужественную девушку, жадно радующуюся жизни, веселую и общительную. Несмотря на физический недостаток, Фрида была очень красивой, ее огромные глаза под густыми сросшимися бровями и роскошные черные волосы, ее обаяние и дружелюбие привлекали к ней мужчин, как огонь – мотыльков. Но Фрида не была кокеткой. Когда ее сверстницы уже одевались, как взрослые дамы, в элегантные платья, Фрида ходила в строгой юбке и простой белой блузе. А в 1922 году Фрида выдержала серьезные экзамены и поступила в Национальную подготовительную школу, чтобы впоследствии заниматься медициной – в то время это была очень необычная карьера для женщины.

Девушка стала настоящей заводилой среди однокурсников, в нее влюбился самый привлекательный и умный юноша Школы – Алехандро Гомес Ариас, который следовал за Фридой во всех ее проказах. Однажды они пробрались в школьный амфитеатр, чтобы посмотреть, как известный художник Диего Ривера расписывает там стены. Фрида заявила друзьям, что однажды она «непременно выйдет замуж за этого мачо и родит ему сына». Друзья посмеялись над очередной шуткой Фриды – все знали, что вскоре она выйдет замуж за Алехандро.

17 сентября 1925 года Фрида и Алехандро, оживленно беседуя, сели в набитый автобус, чтобы добраться до дома. На перекрестке автобус столкнулся с трамваем. Алехандро выкинуло через окно на мостовую, он практически не пострадал, а Фрида… Он нашел ее, истекающей кровью, пронзенной насквозь металлическим поручнем. Когда ее положили на принесенный из соседнего кафе бильярдный стол и выдернули поручень, Фрида своим криком заглушила вой сирены подъезжающей кареты Красного Креста.

Врачи не оставляли Фриде никаких надежд на выздоровление. «Перелом четвертого и пятого поясничных позвонков, три перелома в области таза, одиннадцать переломов правой ноги, вывих левого локтя, глубокая рана в брюшной полости, произведенная железной балкой, которая вошла в левое бедро и вышла через влагалище. Острый перитонит. Цистит». Если не скорая смерть, то полная неподвижность до конца дней.

Фрида Кало. Автопортрет, 1926 г.

Фрида боролась со смертью, боролась с изувеченным телом, превозмогая боль и отчаяние. Чего ей это стоило, не знает никто. Часами Фрида лежала, прислушиваясь к себе, все глубже и глубже погружаясь в темноту, пока сестре Матильде не пришло в голову подвесить над кроватью Фриды зеркало, чтобы она могла видеть себя. «Зеркало! Палач моих дней, моих ночей… Оно изучало мое лицо, малейшие движения, складки простыни, очертания ярких предметов, которые окружали меня. Часами я чувствовала на себе его пристальный взгляд. Я видела себя. Фрида изнутри, Фрида снаружи, Фрида везде, Фрида без конца… И внезапно под властью этого всесильного зеркала ко мне пришло безумное желание рисовать».

У Фриды было полно времени и еще больше желания заняться ранее незнакомым делом. По ее просьбе ей изготовили мольберт, на котором можно было рисовать, лежа на спине, купили яркие краски… Фрида рисовала единственное, что могла чувствовать, единственное, что видела, – саму себя, растерзанную и борющуюся. Первый автопортрет был подарен Алехандро – родители отправили его в Европу, подальше от искалеченной невесты. Когда он вернулся в 1927 году, Фрида уже была на ногах и с головой ушла в живопись. Их дружба возобновилась, но вскоре Алехандро женился – на другой. Фрида пережила и это. Она работала – с самозабвением, с самоотречением, используя каждое мгновение, которое ей отпускала болезнь. «Страстное желание выжить порождало большую требовательность к жизни. Я очень многого ждала от нее, каждую минуту осознавая, что я могу все это потерять. Для меня не существовало полутонов, я должна была получить все или ничего. Отсюда эта неутолимая жажда жизни и любви», – писала она.

Фрида Кало и Диего Ривера

Фрида, одетая в мужской костюм, – он превосходно скрывал ее корсет и изувеченную ногу, – посещала художественные кружки и вечеринки, увлеклась политикой, в 1929 году вступила в коммунистическую партию. Однажды, набравшись смелости, Фрида принесла несколько своих автопортретов на суд к Диего Ривере, который тогда работал над росписью здания Министерства образования. Она заставила его слезть с лесов – и попросила честно сказать свое мнение о ее работах. Диего был сражен наповал – такой силы, мастерства и откровенности в работах непрофессиональной художницы он увидеть не ожидал. «Продолжайте. Ваша воля приведет вас к вашему стилю», – сказал он ей. И напросился в гости, чтобы посмотреть остальные работы…

Новобрачные Фрида и Диего на картине Фриды Кало

Диего Ривера, прославленный художник-монументалист, был огромен, толст и с глазами навыкате. Он отличался бурным нравом и не менее бурной биографией. Ривера учился в Европе, где встречался с Пабло Пикассо, Андре Бретоном и Львом Троцким, а вернувшись на родину, обратился в своем творчестве к народным мексиканским традициям, фольклору и наследию доколумбовой эпохи. Его масштабные фрески украшали частные и правительственные здания Мексики, а его большое сердце было открыто всем женщинам без исключения. В Париже он был женат на русской художнице Ангелине Беловой, но изменял ей с Марией Стебельской, которая родила ему дочь. Уехав из Парижа, Диего забыл и про дочь, и про жену, и про любовницу. Он женился на мексиканке Гваделупе Марин, которая родила ему еще двух дочерей, но всей ее страстности и властности было недостаточно, чтобы держать Диего в рамках семьи. Гваделупе терпела его постоянные измены – но в конце концов он ушел и от нее.

Фрида Кало. Госпиталь Генри Форда, 1932 г.

Только что разведенный Диего увлекся Фридой – и постепенно это увлечение переросло в любовь, смешанную со страстью и преклонением. Диего, который был известным бабником, – несмотря на полноту и откровенно некрасивую внешность, Диего, который пользовался постоянным успехом у женщин, – пал перед Фридой, ее силой, остроумием, талантом и неутолимой жаждой жить. Она соединяла в себе западную культуру и мексиканский темперамент, мужскую силу и женское очарование. 21 августа 1929 года Фрида Кало вышла замуж за Диего Риверу. Ей было 22 года, ему – на двадцать лет больше. Родители Фриды не одобряли этого брака – по их мнению, это была «свадьба слона и голубки», жених был похож на «жирного-жирного Брейгеля», к тому же коммунист, – но Фрида смогла их убедить. К тому же Диего заплатил все долги семьи Кало…

Фрида писала в «Дневнике»: «Говоря о нашем союзе с Диего, быть может, чудовищном, но все же священном, скажу: это была любовь». Свой свадебный наряд – длинную юбку в горошек с воланами, блузу и шаль – Фрида одолжила у горничной своих родителей. Этот костюм тихуанских крестьянок считался символом свободолюбия; им Фрида словно кричала всему свету о своей любви к Диего. Отныне она навсегда распрощалась и с мужским костюмом, и со строгой прямой юбкой – традиционной одеждой коммунисток, – потому что хотела походить на мексиканок, воспетых и любимых ее Диего. Фрида поняла, что пышные юбки и расшитые блузы мексиканских крестьянок великолепно скрывают ее физические недостатки – и, кроме этого, невероятно ей идут, подчеркивая ее жизнерадостный характер.

Фрида Кало. Портрет Диего Риверы, 1935 г.

Много лет спустя Фрида писала: «В моей жизни было две катастрофы: первая – когда автобус врезался в трамвай, вторая – Диего. Вторая страшнее». Уже в день свадьбы начались неприятности. На свадебном приеме Гваделупе задрала Фриде юбку и показала всем присутствующим ее изуродованную ногу, а затем приподняла свой подол – «Вот ради чего он отказался от моих ног!» Диего тоже продемонстрировал свой буйный нрав: напившись, он открыл стрельбу и даже ранил одного из гостей. Испуганная Фрида сбежала к родителям, и утром Диего пришлось просить прощения и уговаривать свою молодую жену вернуться к нему. Кроме того, Ривера просто не умел быть верным мужем. Он изменял с каждой своей натурщицей, со случайными женщинами, – но всегда возвращался к Фриде, которая молча ждала его. Правда, при всем при том Диего был болезненно ревнив, и стоило ему что-нибудь заподозрить – немедленно следовала буйная сцена с рукоприкладством, громкими криками и стрельбой. Но Фрида терпела все. Ради счастья быть рядом с ним она, не обращая внимания на постоянные мучительные боли, отправилась вместе с Диего в Сан-Франциско и Детройт, где у Риверы были заказы. На светских вечеринках одетая в яркие мексиканские платья Фрида неизменно привлекала к себе все внимание. Она шутила, рассказывала на ломаном английском занятные истории и пела мексиканские народные песни. Никто не подозревал, что за этой внешней радостью и буйством красок скрывается боль и трагедия. Фрида безумно хотела родить Диего ребенка, но три беременности – что при ее здоровье само по себе было подвигом – заканчивались выкидышами. Всю свою тоску, все безутешное отчаяние Фрида выплескивала в своих картинах. Ее автопортреты были полны ярких красок и страдания, на них были веселые птицы – и никогда не улыбающееся лицо Фриды. Символика и колорит ее картин уходят корнями в национальную индейскую мифологию, которую она прекрасно знала. В их с Диего доме в Сан-Анхеле была великолепная коллекция искусства доколумбова периода и предметов современного кустарного промысла. Яркие краски, отсутствие перспективы, четкие силуэты и детали, наивность рисунка и откровенность сюжетов – во всем просматриваются традиции мексиканского магического реализма и «наивного искусства» индейцев. Она воспевала свою боль, и вместе с нею – свою любовь к Диего. В ее живописи не было запретов, не было табу – только наедине с кистью она могла быть полностью откровенна, перенося на холст свое отчаяние и боль. Как писал Диего Ривера, Фрида «никогда ничего не преувеличивала, не изменяя точным фактам, сохраняя глубокий реализм, извечно присущий мексиканскому народу и его искусству, даже тогда, когда она прибегает к аллегориям, доводя их до космогонического обобщения».

Диего был первым и всегда оставался самым понимающим критиком творчества жены, но их отношения трещали по всем швам. В 1934 году между Фридой, истощенной повторными операциями, и Диего произошел разрыв: она застала его в постели с ее собственной младшей сестрой Кристиной. Диего пытался успокоить Фриду: «Забудь это, как маленькую царапину!» Фрида хлопнула дверью и переехала сначала в дом родителей, а затем в Нью-Йорк. Свою обиду она, как всегда, выплеснула на холст – картина называлась «Всего-то несколько царапин». Но вскоре Фрида вернулась – жить вдали от Диего она не смогла.

Фрида Кало. Всего-то несколько царапин

В январе 1936 года в Мексику прибыл «трибун русской революции» Лев Троцкий и его жена Наталья Седова, изгнанные Сталиным из родной страны. Политическое убежище им было предоставлено по ходатайству Риверы, но сам он в это время находился в больнице, и гостей встречала Фрида. Она привезла их в Голубой дом – он, выстроенный для большой семьи, давно уже пустовал: сестры вышли замуж, мать умерла… Фрида Кало почти мгновенно пленила престарелого революционера, с молодости славившегося любовью к ярким и сильным женщинам. В его жизни было мало веселья и радости бытия, которыми буквально светилась Фрида, а ее привлекал его ореол «великого революционера» и внутренняя сила. Их роман был окутан тайной: Фрида и Лев Давидович переговаривались по-английски (ни Диего, ни Седова английского не знали), а записки передавали в книгах. Однако Наталья Седова слишком хорошо знала своего мужа; она все поняла, и он с трудом умолил ее о прощении. Троцкие съехали из Голубого дома. Фрида без сожалений отдала его письма: как бы ни был велик Троцкий, но он не мог заменить ей Диего. Сохранилось только одно письмо, случайно забытое среди страниц книги: «Ты вернула мне молодость и отняла рассудок. С тобой я, 60-летний старик, чувствую себя 17-летним мальчишкой. Я хочу слиться с твоими мыслями и чувствами. О, моя любовь, мой грех и моя жертва!…» Одна из ее подруг вспоминала, что Фрида уже давно устала от этого романа: «Как мне надоел этот старик!» – говорила она…

Ривера, как это часто бывает, узнал о романе жены одним из последних. После нескольких лет бурных скандалов, обид и взаимных упреков Диего и Фрида в 1939 году приняли решение развестись.

Автопортрет, посвященный Льву Троцкому

Историки предполагают, что если бы Диего узнал обо всем вовремя, Троцкий бы погиб, не дожидаясь удара ледоруба Ра мона Меркадера в 1940 году. Но все-таки, когда Троцкий погиб, Ривера находился под подозрением и был вынужден скрываться в Сан-Франциско у своих любовниц Полетт Годар и Ирен Богус, пока следствие не было закончено.

Фрида Кало. Автопортрет с обезьянкой, 1938 г.

Может быть, для Фриды развод стал возможным потому, что она наконец начала приобретать финансовую независимость. Раньше она очень переживала из-за того, что они с Диего живут только на его заработки, а ее лечение требует слишком больших средств. Она стеснялась просить у него деньги, предпочитая занимать у друзей, тем более что и Диего зачастую тратил больше, чем зарабатывал. Но в ноябре 1938 года в Нью-Йорке прошла персональная выставка Фриды Кало, привлекшая огромное внимание критиков – половина картин была тут же раскуплена. Фрида вспоминала: «Несмотря на мое недомогание, настроение было прекрасным, меня охватило редкое ощущение свободы от того, что я вдруг оказалась далеко от Диего… В галерее было полно народу. Люди проталкивались к моим картинам, которые, видимо, потрясли их. Это был полный успех». Фрида произвела фурор не только своим искусством – «суровым, хрупким, как крылья бабочки, восхитительным, как улыбка ребенка, и жестоким, как горечь жизни», по словам Риверы, но и сама по себе – своим характером, манерой одеваться, своей силой духа. У нее начался роман с фотографом Николасом Мюреем, который покорил Фриду своей добротой, вниманием и нежностью, – никогда она еще не сталкивалась с подобным отношением. Вдохновленная им, Кало снова вернулась на свою вечную битву с жизнью. В январе 1939 года ей покорился Париж. Андре Бретон, отец сюрреализма, организовал выставку «Вся Мексика», где были представлены предметы индейских культов, народных промыслов и работы Фриды Кало.

Фрида Кало. Автопортрет с обезьянкой, 1938 г.

Художница и ее картины стали настоящей сенсацией, одну из них даже купил Лувр. Пресыщенная парижская богема поголовно влюбилась в Фриду. Восхищенный Пабло Пикассо писал Диего: «Ни ты, ни Дерен, ни я не в состоянии написать такое лицо, какие пишет Фрида Кало». Женщины пожирали глазами необыкновенные наряды Фриды – длинные яркие многоцветные платья, украшенные пестрой вышивкой, пышные нижние юбки, ее прическу – роскошные косы, перевитые цветами и лентами, ее тяжелые грубые украшения. Модельер Эльза Скиапарелли, вдохновленная одеждой Фриды Кало, создала модель «Платье синьоры Риверы», а обложку журнала «Вог» украсила фотография тонкой руки Фриды в необычных кольцах.

Опьяненная успехом, Фрида прилетела в Нью-Йорк к Николасу – но там ее ждало разочарование: он собрался жениться на другой. Снова боль, снова разочарование, снова одиночество… И снова Фрида ищет спасения в творчестве. Зимой 1939/40 года она работает, как никогда. Созданная в это время серия автопортретов – «Автопортрет с обезьянкой и пластиной на шее», «Автопортрет с ожерельем из шипов и колибри», «Автопортрет с короткой стрижкой», «Две Фриды», – выражала все, что происходило в душе у этой женщины, изувеченной и болезнью, и разлукой с любимым человеком. Мексиканский поэт Карлос Пеллисер, безнадежно влюбленный в Фриду, посвящал ей сонеты, друзья окружали ее, но без Диего Фрида чувствовала себя одинокой. Однажды в больнице ее навестил богатый американский коллекционер Хайнц Берггрюэн. Он был покорен Фридой мгновенно – после бурного секса прямо в больнице он увез ее в Нью-Йорк. Снова короткий период счастья… Диего, который как раз в это время скрывался в Сан-Франциско, узнал об этом – и был раздавлен: Фрида, которую он привык считать своей женой и своим творением, счастлива с другим! Он понял, что не может потерять Фриду, и бросился на штурм. Пока Хайнц растерянно наблюдал, Диего заваливал Фриду письмами с просьбами, обещаниями и заверениями в любви. Наконец Фрида дрогнула: она послала Диего телеграмму с обещанием приехать к нему в конце ноября. Хайнцу ничего не оставалось, как тихо исчезнуть.

Фрида Кало. Автопортрет, 1940 г.

Диего Ривера и Фрида Кало вновь поженились в декабре 1941 года. Фрида выдвинула мужу ряд условий: никаких интимных отношений – при его изменах для нее это было бы мучительно, – никакой ревности, терпимость и материальная независимость. «Я был так счастлив вернуть Фриду, что согласился на все», – вспоминал Диего. Они поселились в Голубом доме – «уже навсегда, без ссор, без всего плохого – только для того, чтобы любить друг друга». Фрида, жизнь которой наконец обрела спокойную стабильность, продолжала работать – она писала столько, сколько позволяла ей жизнь с Диего и ее изувеченное тело. Больше всего она жалела, что ее сил хватает всего на несколько часов работы в день. В 1942 году супруги Ривера начали преподавать в только что открытой школе искусств «Эсмеральда».

Фрида и Диего.

Рисунок Фриды Кало, 1930 г.

Из-за слабого здоровья Фрида преподавала дома – ученики приходили к ней и, очарованные ею, рисовали, рассевшись на плитах двора, пока она разъезжала между ними в инвалидном кресле. В конце 40-х годов ее отношения с Диего снова чуть не прекратились – у него был роман с актрисой Марией Феликс, и Фрида едва не сломалась окончательно.

Она пристрастилась к алкоголю, который позволял хоть ненадолго забыть о Диего и постоянной боли. «Чем сильнее я люблю женщин, тем сильнее я хочу заставлять их страдать», – говорил Ривера. Но в жизни Фриды и так остались одни страдания. В 1944 году Фрида закончила картину «Сломанная колонна», аллегорию ее страданий: истерзанное тело Фриды стиснуто металлическим корсетом, а рассеченная спина обнажает на месте позвоночника – сломанную греческую колонну.

Фрида Кало. Раненый олень, 1946 г.

Ее здоровье продолжало ухудшаться. В 1945 году – операция на позвоночнике в Нью-Йорке, через год – в Мехико. Постоянную боль не снимал даже морфий; корсеты – кожаные, гипсовые, металлические, некоторые весом до 20 килограммов – поддерживали ее спину, но добавляли лишние страдания. В 1951 году Фрида перенесла семь операций, за всю жизнь их было 32. На ее автопортретах – кровь, терновый ошейник, кинжалы, вырванное сердце – символы ее страданий.

Фрида Кало. Древо надежды, 1946 г.

Только однажды, готовясь к очередной операции, Фрида вместо автопортрета напишет «Раненого оленя» – спина его утыкана стрелами. А после операции – «Древо надежды»: Фрида лежит на носилках с израненной спиной, а перед ней сидит другая Фрида, в руках у нее – корсет и плакат с надписью: «Древо надежды, стой прямо». Фрида устала. Устала жить, устала бороться, устала чувствовать боль. Ее все чаще беспокоят мысли о смерти, это немедленно отразилось на ее картинах, которые наполняются трагизмом, страхом и дурными предчувствиями. Она предприняла несколько попыток самоубийства, один раз чуть не спалила себя заживо. Диего мчался к ней по первому зову – теперь, когда конец был близок, он наконец полностью осознавал, какая великая женщина была рядом с ним. А Фрида кричала от боли в своей комнате, которую Диего расписал для нее яркими бабочками, и снова звала его… «Мой крылатый Диего, моя тысячелетняя любовь», – шептала она…

Из-за начавшейся гангрены Фриде ампутировали правую ногу. У нее не осталось сил, депрессия накрыла ее с головой. Только Диего, который все время был рядом с нею, не позволил ей умереть прямо в больнице. Втайне от жены он подготовил ее выставку в галерее Лолы Альварес. Фрида на час вырвалась из больницы, чтобы в последний раз насладиться триумфом.

Она больше не могла писать, а значит – не могла жить. Уже много лет только работа, только живопись держали ее на этом свете. Последняя написанная картина – натюрморт с арбузами – называется «Да здравствует жизнь!» Но жизнь скоро закончилась. 13 июля 1954 года Фрида Кало умерла от пневмонии. Последняя запись в ее дневнике гласит: «Надеюсь, что уход будет удачным, и я больше не вернусь».

Диего Ривера – «монстр и святой в одном лице» – последовал за Фридой через три года.

Урна с прахом Фриды Кало покоится в ее Голубом доме, превращенном в музей. Там всегда многолюдно. Фриду Кало, которая жила ярко и страстно, не могли забыть. В шестидесятые годы личность Фриды – страстная женщина, свободная в любви и в творчестве, – была очень актуальной. В семидесятые, когда в моде были яркие краски и примитивизм, ее творчество и стиль в одежде вознесли на вершину. В восьмидесятые, когда расцвел буйным цветом феминизм, она стала одной из его икон. В буквальном смысле – ей воздвигали алтари, а религию, которую исповедовала в ее память творческая богема, назвали «калоизм». Картины Фриды ценятся на вес золота, о ее жизни пишутся книги и снимаются фильмы. Она доказала, что можно жить вот так – наперекор боли, страданиям, наперекор самой судьбе, можно жить и при этом быть счастливой, без оглядки на правила, чужие мнения и саму себя… Она не хотела возвращаться, но из памяти людской она никогда не уходила – и не уйдет. Маленькая женщина, своим творчеством победившая саму себя.

Первые леди

07 ноября 2011, 17:00 | Fiorella Fiorella

8 выбрали

Почему героев? Не удивлюсь, если меня немедленно поправят – «героинь». И все же есть выражение «Герой своего времени», а «Героиня своего времени» уже, согласитесь, не звучит. Поэтому пусть будут дневники героев – героев своего времени, хотя у них и женские лица.
Есть в чтении дневников всегдашнее чувство запретности. Даже если сам автор раскрывает перед тобой его страницы, никогда не отделаться от ощущения, что читаешь чужое, интимное, заглядывая через плечо. Даже жанр мемуаров – дневников, предназначенных для чтения чужими, незнакомыми глазами, не освобождает читателя от этого чувства неловкости. И все же порой дневник становится драгоценным документом, без чего невозможно понять личные черты человека, стоящего за ними, автора и творца, которым мы восхищались не раз, но которого, как выясняется, знали лишь мимолетом и вскользь.

Два дневника, о которых сейчас пойдет речь, сохранили дорогое, главное – память о личности редких, необычайных по силе духа и напору энергии людей. Это дневники двух художниц – Фриды Кало и Марии Башкирцевой. Их роднит яркий взлет и короткая, преждевременно оборвавшаяся жизнь, кипучая страсть и жажда движения вперед. И все это нашло свое отражение на страницах их дневников. Фрида писала свой дневник последние 10 лет жизни с 1944 по 1954 г., Мария Башкирцева вела дневник 12 лет – с 12 до 24 лет своей короткой жизни…

Предисловие

В людских судьбах порой несчастье оборачивается удивительным шагом вперед – духовным прорывом и толчком к развитию таланта. Анри де Тулуз Лотрек как-то признался: «Будь мои ноги чуть длиннее, я бы никогда не занялся живописью». Кем был бы Тулуз-Лотрек, если б не его наследственная болезнь, мы никогда не узнаем. Как и не узнаем, кем были бы Фрида Кало и Мария Башкирцева, если бы не авария и не смертельная болезнь, изменившие их жизнь и приоткрывшие двери в другую реальность. И все же можно быть уверенными – так или иначе, мир непременно услышал бы о них – слишком сильны были в них безудержная энергия, страсть к познанию нового и любовь к жизни. И то, что стало определяющим в их судьбе — стремление идти вперед, преодолевая все мыслимые и немыслимые препятствия – проявилось с самого раннего детства.

Фрида Кало родилась в Мексике в 1907 г. Шести лет от роду Фрида перенесла полиомиелит, после которого одна нога ее стала тоньше и короче другой. Но это не смущало девчонку-сорванца – обмотав ногу платками, она носилась по пустырям со сверстниками – сказывался боевой характер. Рано сказывался и талант к изобразительному искусству – судите сами по этому автопортрету.
Однако Фрида выбрала для себя иной путь — решив посвятить жизнь медицине, она поступает в Национальную медицинскую школу, несмотря на то, что в консервативной Мексике профессия врача считалась мужским занятием. Из 1000 студентов было всего 35 девушек – и одной из них была именно Фрида.

Звезда Марии Башкирцевой зажглась 47 годами ранее, в 1860 году на Полтавщине. Спустя 2 года после рождения девочки родители расстались. Десятилетняя Муся с матерью уехала за границу и до конца своей короткой жизни еще всего лишь трижды успела побывать в России. Яркая и разносторонняя одаренность Марии Башкирцевой также проявились с раннего детства. Она обладала выдающимся драматическим талантом, занималась пением и игрой на музыкальных инструментах – прекрасно освоив при этом игру на рояле, арфе, гитаре и цитре. К семнадцати годам Мария свободно разговаривала на четырех языках – французском, английском, немецком и итальянском, и, кроме того, как требовало образование того времени, знала и древние языки – греческий и латынь.
Достичь всего этого ей помогла невероятная для столь юной девочки целеустремленность и внутренняя энергия: «Я взялась за распределение часов своих учебных занятий: девять часов работы ежедневно, – писала она в дневнике. – Мне тринадцать лет, если я буду терять время, то что же из меня выйдет?.. Так много дела в жизни, а жизнь так коротка!»

Свой художественный талант она, как и Фрида Кало, не считала основным – в будущем Мария Башкирцева видела себя на сцене. Обладая редкой красоты голосом с широким диапазоном, она могла бы стать звездой оперы: «Я создана для триумфа и сильных ощущений, поэтому лучшее, что я могу сделать, это сделаться певицей…»

Переписанные страницы

Однако эти страницы их истории так и не были написаны. Судьба перечеркнула их планы.

В 18 лет Фрида жестоко пострадала в аварии. Штанга токосъемника трамвая, вонзившаяся в ее тело, в трех местах сломала позвоночник, раздробила таз и бедро. Тридцать две операции и два года неподвижности в гипсовом корсете только подстегнули ее любовь ко всему новому. Фрида уговорила отца прикрутить к кровати специальный мольберт, чтобы писать лежа, и прибить к стене напротив зеркало. «Зеркало! Палач моих дней, моих ночей… Оно изучало мое лицо, малейшие движения, складки простыни, очертания ярких предметов, которые окружали меня. Часами я чувствовала на себе его пристальный взгляд. Я видела себя. Фрида изнутри, Фрида снаружи, Фрида везде, Фрида без конца… И внезапно, под властью этого всесильного зер¬кала, ко мне пришло безумное желание рисовать…»
Это не было ее началом в живописи – как мы знаем, Фрида рисовала задолго до катастрофы, однако именно с этого момента медицина перестала для нее существовать, и мир сосредоточился на квадрате холста.

М.Башкирцева «Дождевой зонтик» 1883 г. М.Башкирцева «Жан и Жак» 1883 г.

Восемнадцатилетняя Мария Башкирцева также вынуждена была расстаться с мечтой стать актрисой. Тяжелая болезнь горла лишила ее чудесного голоса, кроме того, она начала глохнуть. Врачи не сразу распознали грозные предвестники начинающегося смертельного заболевания – скоротечной чахотки. Именно в этот трудный момент, простившись с иллюзиями, Мария принимает решение стать художницей и поступает в Академию Живописи Рудольфа Жюлиана – одним из немногих учебных заведений тех лет, принимавших женщин. «Я хочу от всего отказаться ради живописи, — пишет она в дневнике.— Надо твердо помнить это, и в этом будет вся жизнь».

Фрида Кало. Автопортрет 1922 г.

Страницы поиска

Страницы дневников доносят до нас мучительную борьбу и поиск истины Фриды и Марии. Обе они ищут свой путь, свой уникальный художественный язык самовыражения.

Для Фриды – это поиск себя в сюрреализме, уточнение оттенков цветов и смыслов для своих работ:

  • «Кобальт синий – электричество и чистота любви…
  • Синий – расстояние …. Нежность так же синего цвета
  • Желтый – безумие, болезнь, страх. иногда — часть солнца и радости
  • Зеленовато-желтый – Больше безумия и тайн … все призраки носят одежду этого цвета
  • Черный – нет ничего черного – на самом деле ничего»
  • Так, яркими, ни на что непохожими красками, она переносит в рамки картины все, что составляет для нее суть самого существования, что ей важно и дорого – культуру своей любимой Мексики, стремление жить и бесконечную любовь.

Дневник Фриды Кало – это и ее картины, и реальные записи. Она напишет:»Порой я спрашиваю себя: не были ли мои картины скорее произведениями литературы, чем живописи? Это было что-то вроде дневника, переписки, которую я вела всю жизнь… Мое творчество — самая полная биография, которую я смогла написать».

И в самом дневнике мысли-фразы перемежаются с мыслями-образами, там, где идея, выраженная карандашом, казалась Фриде недостаточно точной, она принималась за кисть. Сухие тезисы планов расцвечены причудливыми чудовищами из мифов доколумбовой эпохи, из-за коммунистических воззваний выглядывают грубоватые лица индейцев и разноцветные птицы (настоящие ли? выдуманные?), и всюду, вперемешку с именем Диего – Сталин, Ленин и Мао.

Сюрреализм был частью ее бытия – реальность, полузабытые мифы прошлого, идеи коммунистического будущего – все было неразрывно переплетено. В своем стремлении объять жизнь во всей ее полноте Фрида Кало существовала одновременно в настоящем, прошлом и будущем.

Дневник Марии Башкирцевой отражает поиск себя в этом мире не только как художника, но и личности. «Это очень интересный человеческий документ», — пишет она, приступая к написанию дневника: «Если бы эта книга не представляла точной, абсолютной, строгой правды, она не имела бы никакого смысла. А жизнь человека, вся жизнь как она есть, без всякой замаскировки и прикрас, — всегда великая и интересная вещь».
Задумайтесь, ведь это слова девочки двенадцати лет! В этих словах звучит не только удивительная мудрость, но и стремление к глубокому самоанализу, готовность видеть и анализировать себя без прикрас, такой, какая есть. А это, поверьте, нелегко. Недаром Карл Густав Юнг говорил: «Встреча с самим собой принадлежит к самым неприятным». Зачастую встреча с собственным «Я» оборачивается неприятными открытиями, и не каждому хватит духу взглянуть самому себе в глаза.

Для Марии Башкирцевой ее дневник – полный, удивительно откровенный отчет о самой себе, своих мыслях и стремлениях. Не случайно истинная слава пришла к ней после смерти после опубликования ее дневника. Он произвел колоссальный эффект — поразительный дневник пытались объявить литературной мистификацией, его анализировали и изучали самые известные ученые и литераторы. В числе критиков такие имена как Ги де Мопассан, И. Бунин, Л. Толстой, В. Брюсов. Мария Башкирцева стала кумиром Марины Цветаевой – свой первый сборник стихов «Вечерний альбом» Цветаева посвятила «блестящей памяти Марии Башкирцевой»:

Ей даровал Бог слишком много!
И слишком мало — отпустил.
О, звездная ее дорога!
Лишь на холсты хватило сил…

Я с этой девушкой знакома,
Увы, конечно, не была!
Но, как она сидела дома
И золотой узор ткала.

В привычной клетке одиночеств,
Где и живет одна — душа,
Как много в дневниках пророчеств,
Когда Любви тебя лишат!

Ей даровал Господь так много!
А Жизнь — крупинками считал.
О, звездная ее дорога!
И Смерть — признанья пьедестал!

Но и при жизни Марии Башкирцевой суждено было громко заявить о себе. Всего лишь через 11 месяцев после поступления в школу живописи, Мария становится участницей выставки Парижского Салона среди ученических работ и получает золотую медаль. Жюри отказывается верить, что работа принадлежит кисти новичка, возникают слухи, что автор картины – известнейший французский художник Бастьен-Лепаж, учитель Марии. В яростной попытке доказать беспочвенность этих подозрений Мария выставляет одну за другой свои картины – свидетельство яркого необыкновенного таланта. Всего лишь пять лет художественного творчества было отведено ей судьбой, однако она успела оставить после себя уникальное наследие — 150 картин, 200 рисунков и удивительные скульптуры. Очень немногие из них сохранились – и теперь эти работы украшают стены Люксембургского музея, музея Орсе, Русского музея, Эрмитажа и Лувра.

М.Башкирцева «Парижанка (Жоржетта)» 1883 г. М.Башкирцева «Женский портрет» 1883 г.

Мария Башкирцева стала первым русским художником, чьи работы были приобретены Лувром — так же как и первым мексиканским художником, представленным в Лувре, стала Фрида Кало. Фриде выпала редкая для художника участь стать знаменитой при жизни — в 1938 году свежее, острое, ни на что непохожее искусство Фриды произвело огромный фурор на парижской выставке. Даже скептически настроенная к коммунистическим авторам Европа не смогла остаться равнодушной.

В том же году картины Фриды покупает Лувр.
В 1953 году проходит первая персональная выставка работ Фриды Кало на родине – и ее переполняет гордость от сознания того, что Мексика, которую она так любила и воспевала, сделала ее своим национальным героем.
На выставку Фрида прибывает на носилках – незадолго до того ей ампутировали ногу. Но дух ее летит гордой птицей: «Что мне ноги, когда у меня за спиной крылья!», запишет она в своем дневнике.
Какая же удивительная сила духа и умение чувствовать жизнь во всей ее полноте роднит этих двух талантливейших женщин!

Что же было главным в их жизни и творчестве?

Несомненно, радость жизни, бесконечный поиск, и конечно, любовь.
Умирая от чахотки, 24-летняя Мария Башкирцева запишет в дневнике: «Я нахожу, что с моей стороны очень глупо не заняться единственной вещью, дающей счастье, заставляющей забывать все горести — любовью, да, любовью — само собой разумеется….. Правда любовь открывает простор иллюзиям, но что за беда? То, что представляется существующим, — существует! Это уж я вам говорю! Любовь дает возможность представить себе мир таким, каким он должен был быть…»
«Да здравствует любовь!» — говорит дневник Марии Башкирцевой
«Да здравствует жизнь!» — «Viva la vida!” – запишет в свою тетрадь Фрида Кало за неделю до смерти.

М. Башкирцева. 1878 г. Фрида Кало. Автопортрет (Диего в мыслях)

И нам остается только прислушаться к этим словам, отдавая дань уважения незаурядным и сильным личностям – Мари Башкирцевой и Фриде Кало.

…Эта параллель родилась не случайно. Однажды, проезжая в туристическом автобусе мимо кладбища Пасси, я впервые, к своему стыду, услыхала имя Марии Башкирцевой. Вернувшись, я принялась изучать творчество и личность этой удивительной художницы, все больше поражаясь силе и цельности ее натуры и ее поразительной, хотя и очень короткой жизни. И многое из этой жизни вдруг показалось знакомым, уже услышанным ранее. Судьба и Марии Башкирцевой, и Фриды Кало удивительна. Большинству из нас их ноша показалась бы неподъемной, они же сумели наполнить свою жизнь радостью, красками и творчеством.
Знаете ли Вы случаи, когда жизненные испытания, выпавшие на долю людей, делали их сильнее и давали толчок к развитию их дара?..

Fiorella Fiorella, специально для etoya.ru

Фото: brb.silverage.ru, intpicture.com, sunny-art.ru

Релевантные товары в Online-магазине:

John Frieda

Luxurious Volume Лак для придания объема длительной фиксации 24 часа

576 руб. 960 руб.

John Frieda

Sheer Blonde Сolour Renew Кондиционер для восстановления и поддержания оттенка осветленных волос

510 руб. 850 руб.

бестселлер

Кало, Фрида

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Кало.

Фрида Кало

исп. Frida Kahlo

Имя при рождении

Magdalena Carmen Frieda Kahlo Calderón

Дата рождения

6 июля 1907

Место рождения

  • Койоакан, Мехико, Мексика

Дата смерти

13 июля 1954 (47 лет)

Место смерти

  • Койоакан, Мехико, Мексика

Страна

  • Мексика

Жанр

живопись, гравюра

Стиль

реализм, сюрреализм, символизм

Подпись

Медиафайлы на Викискладе

Фри́да Ка́ло де Риве́ра (исп. Frida Kahlo de Rivera или Магдале́на Ка́рмен Фри́да Ка́ло Кальдеро́н (исп. Magdalena Carmen Frieda Kahlo Calderón; Койоакан); Мехико, 6 июля 1907 — 13 июля 1954), — мексиканская художница, наиболее известная автопортретами.

Мексиканская культура и искусство народов доколумбовой Америки оказали заметное влияние на её творчество. Художественный стиль Фриды Кало иногда характеризуют как наивное искусство или фолк-арт. Основоположник сюрреализма Андре Бретон причислял её к сюрреалистам.

Введение

Всю жизнь у неё было слабое здоровье — она страдала полиомиелитом с возраста шести лет, а также перенесла серьёзную автомобильную аварию в подростковом возрасте, после которой ей пришлось пройти многочисленные операции, повлиявшие на всю её жизнь. В 1929 году она вышла замуж за художника Диего Риверу, и, подобно ему, поддерживала коммунистическую партию.

Биография

Фрида Кало в возрасте 12 лет

Фрида Кало родилась 6 июля 1907 года в Койоакане, пригороде Мехико (позднее она поменяла год рождения на 1910 — год Мексиканской революции). Её отцом был фотограф Гильермо Кало, родом из Германии. По широко распространённой версии, основанной на утверждениях Фриды, он был еврейского происхождения, однако, согласно позднейшему исследованию, он происходил из немецкой лютеранской семьи, корни которой отслеживаются до XVI века. Мать Фриды, Матильда Кальдерон, была мексиканкой с индейскими корнями. Фрида Кало была третьим ребёнком в семье. В 6 лет она перенесла полиомиелит, после болезни на всю жизнь осталась хромота, а её правая нога стала тоньше левой (что Кало всю жизнь скрывала под длинными юбками). Столь ранний опыт борьбы за право полноценной жизни закалил характер Фриды.

Фрида занималась боксом и другими видами спорта. В 15 лет она поступила в «Препараторию» (Национальную подготовительную школу), одну из лучших школ Мексики, с целью изучать медицину. Из 2000 учащихся в этой школе было всего 35 женщин. Фрида сразу же заработала авторитет, создав с восемью другими учащимися закрытую группу «Качучас». Её поведение часто называли эпатажным.

Карл Ван Вехтен. Фрида Кало с супругом Диего Риверой, 1932 год

В Препаратории произошла её первая встреча с будущим мужем, известным мексиканским художником Диего Риверой, с 1921 года по 1923 год работавшим в Подготовительной школе над росписью «Созидание».

В возрасте восемнадцати лет 17 сентября 1925 года Фрида попала в тяжёлую аварию. Автобус, на котором она ехала, столкнулся с трамваем. Фрида получила серьёзные травмы: тройной перелом позвоночника (в поясничной области), перелом ключицы, сломанные рёбра, тройной перелом таза, одиннадцать переломов костей правой ноги, раздробленную и вывихнутую правую стопу, вывихнутое плечо. Кроме того, её живот и матка были проколоты металлическими перилами. Она год была прикована к кровати, а проблемы со здоровьем остались на всю жизнь. Впоследствии Фриде пришлось перенести несколько десятков операций, месяцами не выходя из больниц.

Именно после трагедии она впервые попросила у отца кисти и краски. Для Фриды сделали специальный подрамник, позволявший писать лёжа. Под балдахином кровати прикрепили большое зеркало, чтобы она могла видеть себя. Первой картиной был автопортрет, что навсегда определило основное направление творчества: «Я пишу себя, потому что много времени провожу в одиночестве и потому что являюсь той темой, которую знаю лучше всего».

В 1928 году вступила в Мексиканскую коммунистическую партию. В 1929 году Диего Ривера женился на Фриде. Ей было 22 года, ему — 43. Сближало супругов не только искусство, но и общие политические убеждения — коммунистические. Их бурная совместная жизнь стала легендой. Спустя много лет Фрида говорила: «В моей жизни было две аварии: одна — когда автобус врезался в трамвай, другая — это Диего». В 1930-х годах Фрида какое-то время жила в США, где работал муж. Это вынужденное долгое пребывание за границей, в развитой индустриальной стране, заставило её острее чувствовать национальные различия.

С тех пор Фрида с особенной любовью относилась к народной мексиканской культуре, коллекционировала старинные произведения прикладного искусства, даже в повседневной жизни носила национальные костюмы.

Поездка в Париж в 1939 году, где Фрида стала сенсацией тематической выставки мексиканского искусства (одна из её картин была даже приобретена Лувром), ещё сильнее развила патриотическое чувство.

В 1937 году в доме Фриды и Диего ненадолго нашёл убежище советский революционер Лев Троцкий; у них с Фридой завязался роман. Считается, что уехать от них его вынудило слишком явное увлечение темпераментной мексиканкой.

В 1940-е годы картины Фриды появляются на нескольких заметных выставках. В то же время обостряются её проблемы со здоровьем. Лекарства и наркотики, призванные уменьшить физические страдания, меняют её душевное состояние, что ярко отражается в дневнике, снискавшем широкую популярность.

В 1953 году состоялась её первая персональная выставка на родине. К тому времени Фрида уже не могла встать с постели, и на открытие выставки её принесли на больничной койке. Вскоре из-за начавшейся гангрены ей ампутировали правую ногу ниже колена.

Фрида Кало умерла 13 июля 1954 года от воспаления лёгких. Незадолго до смерти она оставила в своём дневнике последнюю запись: «Надеюсь, что уход будет удачным, и я больше не вернусь». Некоторые знакомые Фриды Кало предполагали, что она умерла от передозировки, и её смерть могла быть неслучайной. Тем не менее, доказательств этой версии не существует, вскрытие тела не проводилось.

Прощание с Фридой Кало проходило во Дворце изящных искусств. На церемонии помимо Диего Риверы присутствовал президент Мексики Ласаро Карденас и многие деятели искусств.

С 1955 года «Голубой дом» Фриды Кало стал музеем её памяти.

Внешние аудиофайлы

Вероятно, голос Фриды Кало

Запись, предположительно, голоса Фриды Кало из Национальной фонотеки Мексики, размещённая на сайте правительства Мексики

Большая часть той же записи с испанскими субтитрами на YouTube. Отсутствует небольшая завершающая часть записи её голоса после слов ведущего.

Голос

В 2019 году Национальная фонотека Мексики объявила об обнаружении в своих фондах записи голоса, вероятно, Фриды Кало. В таком случае она станет единственной известной записью голоса Фриды . До сих пор было известно только, что он «мелодичный и тёплый», по воспоминаниям Жизель Фройнд. Голос звучит в передаче, посвящённой мужу художницы, Диего Ривере, выпущенной в 1955 году и предположительно был записан в 1953 или 1954 году. Знавшая Фриду Кало и Диего Риверу художница Рина Ласо утверждает, что голос на записи не принадлежит Фриде Кало, поскольку её голос был чуть более эмоциональным.

Характер

Несмотря на полную боли и страданий жизнь, Фрида Кало имела живую и раскрепощённую экстраверсивную натуру, и её ежедневная речь была усеяна сквернословиями. Будучи сорванцом в юности, она не лишилась своего пыла в поздние годы. Кало много курила, в избытке употребляла спиртные напитки (особенно текилу), была открытой бисексуалкой, пела непристойные песни и рассказывала гостям своих диких вечеринок столь же неприличные шутки.

Творчество

Фрида Кало (в центре) и Диего Ривера, фотография Карла Ван Вехтена, 1932 год Автопортрет Фриды Кало с терновым венцом и колибри

В работах Фриды Кало заметно очень сильное влияние народного мексиканского искусства, культуры доколумбовых цивилизаций Америки. Её творчество насыщено символами и фетишами. Однако в нём заметно и влияние европейской живописи — в ранних работах отчётливо проявилась увлечённость Фриды, например, Боттичелли. В творчестве присутствует стилистика наивного искусства. Большое влияние на стиль живописи Фриды Кало оказал её муж, художник Диего Ривера.

Специалисты полагают, что 1940-е — это эпоха расцвета художницы, время её самых интересных и зрелых работ.

Жанр автопортрета преобладает в творчестве Фриды Кало. В этих работах художница метафорически отражала события своей жизни («Госпиталь Генри Форда», 1932, частное собрание, Мехико; «Автопортрет с посвящением Льву Троцкому», 1937, Национальный музей «Женщины в искусстве», Вашингтон; «Две Фриды», 1939, Музей современного искусства в Мехико; «Марксизм исцеляет больную», 1954, Дом-музей Фриды Кало, Мехико).

Выставки

В 2003 выставка работ Фриды Кало и её фотографий прошла в Москве.

Картина «Корни» выставлялась в 2005 году в лондонской галерее «Tate», а персональная выставка Кало в этом музее стала одной из самых удачных в истории галереи — её посетили около 370 тысяч человек.

Стоимость картин

В начале 2006 года автопортрет Фриды «Корни» («Raices») оценён экспертами Sotheby’s в 7 миллионов долларов (первоначальная оценка на аукционе — 4 млн фунтов стерлингов). Картина была написана художницей маслом по листу металла в 1943 году (после повторного брака с Диего Риверой). В том же году эта картина была продана за 5,6 миллионов долларов США, что стало рекордом среди латиноамериканских работ.

Рекордом стоимости картин Кало остаётся ещё один автопортрет 1929 года, проданный в 2000 году за 4,9 млн долларов (при первоначальной оценке — 3—3,8 млн.).

Дом-музей

Основная статья: Дом-музей Фриды Кало

Дом в Койоакане был построен за три года до рождения Фриды на маленьком клочке земли. Толстые стены наружного фасада, плоская крыша, один жилой этаж, планировка, при которой комнаты всегда оставались прохладными и все открывались во внутренний двор, — почти образец дома в колониальном стиле. Он стоял всего лишь в нескольких кварталах от центральной городской площади. Снаружи дом на углу улицы Лондрэс и улицы Альендэ выглядел точно так же, как и другие в Койоакане, старом жилом районе на юго-западе пригорода Мехико. В течение 30 лет облик дома не менялся. Но Диего и Фрида сделали его таким, каким знаем его мы: дом в преобладающем синем цвете с нарядными высокими окнами, украшенный в традиционном индейском стиле, дом полный страсти.

Вход в дом охраняют два гигантских Иуды, их фигуры двадцати футов высотой, из папье-маше, делают жесты, будто приглашая друг друга к разговору.

Внутри палитры и кисти Фриды лежат на рабочем столе так, будто она только что их там оставила. У кровати Диего Риверы лежит шляпа, его рабочий халат и стоят огромные ботинки. В большой угловой спальне расположена стеклянная витрина. Над нею написано: «Здесь 7 июля 1910 года родилась Фрида Кало». Надпись появилась через четыре года после смерти художницы, когда её дом стал музеем. К сожалению, надпись неточна. Как показывает свидетельство о рождении Фриды, родилась она 6 июля 1907 года. Но выбрав нечто более значительное, чем ничтожные факты, она решила, что родилась не в 1907 году, а 1910, в год начала Мексиканской революции. Поскольку в годы революционного десятилетия она была ребёнком и жила среди хаоса и залитых кровью улиц Мехико, то решила, что родилась вместе с этой революцией.

Ярко-голубые и красные стены дворика украшает ещё одна надпись: «Фрида и Диего жили в этом доме с 1929 по 1954 год». Она отражает сентиментальное, идеальное отношение к браку, что снова расходится с реальностью. До поездки Диего и Фриды в США, где они провели 4 года (до 1934 года), в этом доме они жили ничтожно мало. В 1934—1939 они жили в двух домах, построенных специально для них в жилом районе Сан-Анхэле. Затем последовали долгие периоды, когда, предпочитая жить независимо в студии в Сан-Анхэле, Диего вовсе не жил вместе с Фридой, не говоря уже о том годе, когда оба Ривера разъезжались, разводились и снова сочетались браком. Обе надписи приукрасили действительность. Как и сам музей, они — часть легенды о Фриде.

Коммерциализация имени

В начале XXI века венесуэльским предпринимателем Карлосом Дорадо был создан фонд Frida Kahlo Corporation, которому родственники великой художницы предоставили право на коммерческое использование имени Фриды. В течение нескольких лет появилась линия косметики, марка текилы, спортивная обувь, ювелирные изделия, керамика, корсеты и нижнее белье, а также пиво с именем Фриды Кало.

В искусстве

Яркая и неординарная личность Фриды Кало нашла своё отражение в произведениях литературы и кинематографа.

  • В 1983 году был снят фильм «Фрида» / «Frida, naturaleza viva», посвящённый художнице. Роль Фриды Кало сыграла Офелия Медина
  • В 2002 году был снят фильм «Фрида», посвящённый художнице. Роль Фриды Кало сыграла Сальма Хайек.
  • В 2017 году был снят телесериал «Троцкий». Роль Фриды Кало сыграла Виктория Полторак.
  • В 2005 году был снят неигровой арт-фильм «Фрида на фоне Фриды».
  • В 1971 году вышел короткометражный фильм «Фрида Кало», в 1982 году — документальный, в 2000 году — документальный фильм из серии «Великие художницы», в 1976 году — «Жизнь и смерть Фриды Кало», в 2005 году — документальный «Жизнь и времена Фриды Кало».
  • У группы Alai Oli есть песня «Фрида», посвящённая ей.
  • С 2018 года в Театре Вахтангова идет спектакль «Фрида. Жизнь в цвете» по одноимённой пьесе Ники Симоновой.
  • В мультфильме студии Pixar «Тайна Коко» присутствует эпизодический персонаж Фриды Кало.

Память

В 1994 году американский джаз-флейтист и композитор Джеймс Ньютон (англ.)русск. выпустил альбом, вдохновлённый Кало, под названием Suite for Frida Kahlo, на AudioQuest Music.

21 марта 2001 года Фрида стала первой мексиканской женщиной, изображённой на марке США.

В честь Фриды Кало 26 сентября 2007 года назван астероид 27792 Fridakahlo, открытый 20 февраля 1993 года Эриком Эльстом. 6 июля 2010 года, в годовщину со дня рождения Фриды, в её честь был выпущен дудл. 30 августа 2010 года Банк Мексики выпустил новую банкноту в 500 песо, на обороте которой была изображена Фрида и её картина 1949 года, Love’s Embrace of the Universe, Earth, (Mexico), I, Diego, and Mr. Xólotl, а на лицевой стороне которой был изображён её муж Диего.

Примечания

  1. 1 2 CLARA — 2008.
  2. 1 2 RKDartists
  3. 1 2 Internet Speculative Fiction Database — 1995.
  4. http://www.britannica.com/EBchecked/topic/309679/Frida-Kahlo
  5. Frida Kahlo. Smithsonian.com. Дата обращения 18 февраля 2008. Архивировано 17 октября 2012 года. (англ.)
  6. Фрида — немецкое имя от слова «мир», (Friede/Frieden); «е» перестало упоминаться в имени примерно с 1935 года
  7. Herrera, Hayden. A Biography of Frida Kahlo. — New York : HarperCollins, 1983. — ISBN 978-0-06-008589-6. (англ.)
  8. Frida Kahlo by Adam G. Klein (англ.)
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 Кало, Фрида // Большая российская энциклопедия. — 2008. — Т. 12. — С. 545. — ISBN 978-5-85270-343-9.
  10. Lozano, Luis-Martín (2007), стр. 236 (исп.)
  11. Hayden Herrera: Frida. Biographie de Frida Kahlo. Übersetzt aus dem Englischen von Philippe Beaudoin. Editions Anne Carrière, Paris 1996, S. 20.
  12. Frida Kahlo’s father wasn’t Jewish after all
  13. Frida Kahlo (1907–1954), Mexican Painter. Biography. Дата обращения 19 февраля 2013. Архивировано 14 апреля 2013 года.
  14. Andrea, Kettenmann. Frida Kahlo: Pain and Passion. — Köln : Benedikt Taschen Verlag GmbH, 1993. — P. 3. — ISBN 3-8228-9636-5.
  15. Budrys, Valmantas. Neurological Deficits in the Life and Work of Frida Kahlo (англ.) // European Neurology (англ.)русск. : journal. — 2006. — February (vol. 55, no. 1). — P. 4—10. — ISSN (print), ISSN 1421-9913 (Online) 0014-3022 (print), ISSN 1421-9913 (Online). — DOI:10.1159/000091136. — PMID 16432301.
  16. Cruz, Barbara. Frida Kahlo: Portrait of a Mexican Painter. — Berkeley Heights : Enslow, 1996. — P. 9. — ISBN 0-89490-765-4.
  17. Andrea Kettenmann, Frida Kahlo. Frida Kahlo, 1907—1954: pain and passion page 27
  18. Karl, Ruhrberg. Frida Kahlo: Art of the 20th Century: Painting, Sculpture, New Media, Photography. — Köln : Benedikt Taschen Verlag GmbH, 2000. — P. 745. — ISBN 3-8228-5907-9.
  19. 1 2 Herrera, Hayden. A Biography of Frida Kahlo. — New York : HarperCollins, 1983. — ISBN 978-0-06-008589-6.
  20. Мексика сохранила ценный ресурс для сериала о любви, обреченного на успех в России — ЭкоГрад, 02.12.2016
  21. Hayden Herrera: Frida. Biographie de Frida Kahlo. Übersetzt aus dem Englischen von Philippe Beaudoin. Editions Anne Carrière, Paris 1996, S. 9.
  22. Herrera, Hayden (1983). A Biography of Frida Kahlo. New York: HarperCollins. ISBN 978-0-06-008589-6
  23. 1 2 Anuncia la Fonoteca Nacional el hallazgo de la probable voz de Frida Kahlo
  24. В Мексике впервые обнаружили запись голоса Фриды Кало, РИА Новости (13 июня 2019).
  25. Mónica Mateos-Vega y Reyes Martínez. La voz que difundió la Fonoteca no es de Frida: Rina Lazo, La Jornada (14 июня 2019).
  26. «Frida Kahlo » Roots » Sets $5.6 Million Record at Sotheby’s.» Архивная копия от 27 августа 2011 на Wayback Machine (недоступная ссылка с 14-05-2013 — история) Art Knowledge News. 2006 (retrieved 23 August 2011)
  27. BuenoLatina. Мексика: поступило в продажу пиво с изображением Фриды Кало
  28. «Кало, Фрида» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  29. Мария Кретинина. В неигровом положении. Дата обращения 24 сентября 2012.
  30. «Кало, Фрида» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  31. «Кало, Фрида» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  32. «Кало, Фрида» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  33. «Кало, Фрида» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  34. «Кало, Фрида» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  35. . www.vakhtangov.ru. Дата обращения 29 января 2019.
  36. Suite for Frida Kahlo. Valley Entertainment. Дата обращения 6 июля 2010. Архивировано 17 октября 2012 года.
  37. Stamp Release No. 01-048 – Postal Service Continues Its Celebration of Fine Arts With Frida Kahlo Stamp (недоступная ссылка). USPS. Дата обращения 29 октября 2010. Архивировано 27 октября 2004 года.
  38. Циркуляры Центра малых планет за 26 сентября 2007 года — в этом документе нужно провести поиск Циркуляра № 60731 (M.P.C. 60731)
  39. Frida Kahlo Google logo. Google. Дата обращения 29 октября 2010. Архивировано 17 октября 2012 года.
  40. Presentación del nuevo billete de quinientos pesos. Bank of Mexico. Дата обращения 11 сентября 2010. Архивировано 17 октября 2012 года.

> Литература

Ссылки

В родственных проектах

  • Цитаты в Викицитатнике
  • Медиафайлы на Викискладе
  • Полная биография Фриды Кало и её картины
  • Биография и картины Фриды Кало
  • МИР ФРИДЫ КАЛО
  • Дневник Фриды Кало
  • Репродукции картин Фриды Кало
  • Жизнь и смерть Фриды Кало
  • Фотографии Фриды Кало и Диего Риверы
  • Гениальная художница Фрида Кало. Фотографии

Фри́да Ка́ло де Риве́ра (исп. Frida Kahlo de Rivera), или Магдале́на Ка́рмен Фри́да Ка́ло Кальдеро́н (исп. Magdalena Carmen Frieda Kahlo Calderón; Койоакан, Мехико, 6 июля 1907 — 13 июля 1954), — мексиканская художница, наиболее известная автопортретами.
Мексиканская культура и искусство народов доколумбовой Америки оказали заметное влияние на её творчество. Художественный стиль Фриды Кало иногда характеризуют как наивное искусство или фолк-арт. Основоположник сюрреализма Андре Бретон причислял её к сюрреалистам.
Всю жизнь у неё было слабое здоровье — она страдала полиомиелитом с возраста шести лет, а также перенесла серьёзную автомобильную аварию в подростковом возрасте, после которой ей пришлось пройти многочисленные операции, повлиявшие на всю её жизнь. В 1929 году она вышла замуж за художника Диего Риверу, и, подобно ему, поддерживала коммунистическую партию.
Фрида Кало родилась 6 июля 1907 года в Койоакане, пригороде Мехико (позднее она поменяла год рождения на 1910 — год Мексиканской революции). Её отцом был фотограф Гильермо Кало, родом из Германии. По широко распространённой версии, основанной на утверждениях Фриды, он был еврейского происхождения, однако, согласно позднейшему исследованию, он происходил из немецкой лютеранской семьи, корни которой отслеживаются до XVI века. Мать Фриды, Матильда Кальдерон, была мексиканкой с индейскими корнями. Фрида Кало была третьим ребёнком в семье. В 6 лет она перенесла полиомиелит, после болезни на всю жизнь осталась хромота, а её правая нога стала тоньше левой (что Кало всю жизнь скрывала под длинными юбками). Столь ранний опыт борьбы за право полноценной жизни закалил характер Фриды.
Фрида занималась боксом и другими видами спорта. В 15 лет она поступила в «Препараторию» (Национальную подготовительную школу), одну из лучших школ Мексики, с целью изучать медицину. Из 2000 учащихся в этой школе было всего 35 женщин. Фрида сразу же заработала авторитет, создав с восемью другими учащимися закрытую группу «Качучас». Её поведение часто называли эпатажным.
В Препаратории произошла её первая встреча с будущим мужем, известным мексиканским художником Диего Риверой, с 1921 по 1923 работавшим в Подготовительной школе над росписью «Созидание».
В возрасте восемнадцати лет 17 сентября 1925 года Фрида попала в тяжёлую аварию. Автобус, на котором она ехала, столкнулся с трамваем. Фрида получила серьёзные травмы: тройной перелом позвоночника (в поясничной области), перелом ключицы, сломанные рёбра, тройной перелом таза, одиннадцать переломов костей правой ноги, раздробленную и вывихнутую правую стопу, вывихнутое плечо. Кроме того, её живот и матка были проколоты металлическими перилами. Она год была прикована к кровати, а проблемы со здоровьем остались на всю жизнь. Впоследствии Фриде пришлось перенести несколько десятков операций, месяцами не выходя из больниц.
Именно после трагедии она впервые попросила у отца кисти и краски. Для Фриды сделали специальный подрамник, позволявший писать лёжа. Под балдахином кровати прикрепили большое зеркало, чтобы она могла видеть себя. Первой картиной был автопортрет, что навсегда определило основное направление творчества: «Я пишу себя, потому что много времени провожу в одиночестве и потому что являюсь той темой, которую знаю лучше всего».
В 1928 году вступила в Мексиканскую коммунистическую партию. В 1929 году Диего Ривера женился на Фриде. Ей было 22, ему — 43. Сближало супругов не только искусство, но и общие политические убеждения — коммунистические. Их бурная совместная жизнь стала легендой. Спустя много лет Фрида говорила: «В моей жизни было две аварии: одна — когда автобус врезался в трамвай, другая — это Диего». В 1930-х годах Фрида какое-то время жила в США, где работал муж. Это вынужденное долгое пребывание за границей, в развитой индустриальной стране, заставило её острее чувствовать национальные различия.

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →