Доктор что вы мне дали поспать

Прием психотерапевта традиционно для многих людей проходит в волнительном и тревожном ожидании. А вот в развитых странах давно уже стало привычным делом посещения врача психотерапевта. Зачастую это связано с тем, что в помощи на определенных жизненных этапах нуждается практически каждый индивид. Люди в этих странах осознают необходимость посещения таких специалистов, поскольку обращение за консультацией говорит об осознанной насущной потребности изменить свою жизнь и взять ответственность за собственное здоровье. Поэтому если человек сам решился пойти на прием к психотерапевту, то это является первым шагом на пути к его выздоровлению и главным условием успеха в лечении.

Обращение к специалисту является важным событием и всегда возникает вопрос, к какому специалисту лучше обратиться за помощью и почему. При наличии каких-либо проявлений тягостных ощущений и переживаний, связанных с психикой, а также при снижении качества жизни из-за непонятных проявлений с психикой, связанных с нервной системой, необходимо обращаться к врачу-психотерапевту, поскольку это человек, получивший специальное образование и имеющий опыт в решении проблем данной направленности.

В каких случаях необходимо отправляться на прием к психотерапевту?

Консультация специалиста необходима при различных психических расстройствах:

— депрессивные и тревожные состояния, неврозы, психозы, расстройства личности, органические психические расстройства и прочее;

— при зависимостях (табакокурение, наркотическая, алкогольная, игровая и др.);

— при нарушениях поведения, вследствие переутомлений, стрессов, отравлений, воздействий химических и физических факторов, болезней внутренних органов и других состояниях.

Как найти психотерапевта, который поможет? Выбор врача-психотерапевта дело не из простых. На данный момент интернет и пресса переполнены предложениями по оказанию психотерапевтической помощи.

Перед консультацией специалиста, необходимо ознакомиться с документами врача, который предлагает необходимую услугу. Обязательно это должен быть человек, имеющий полное высшее медицинское образование и в дипломе должно быть указано высшее медицинское учебное заведение, а в строке «специализация» – лечебное дело.

Следует убедиться, что у специалиста есть диплом врача-психиатра или удостоверение об окончании ординатуры по психиатрии, также у него должен быть отдельный диплом врача-психотерапевта.

Поэтому записаться на прием к психотерапевту необходимо к тому, кто имеет высшее медицинское образование по психиатрии, проработал в должности врача-психиатра клиники не менее 5 лет и прошел курсы повышения квалификации по психотерапии. В компетенцию психотерапевта входит все то, что касается врача психиатра, а также дополнительно этот специалист имеет право на проведение психотерапии при лечении психических расстройств.

Прием у психотерапевта, что говорить

У людей часто возникают вопросы, как вести себя на приеме у психотерапевта? Как проходит прием и какие вопросы задает психотерапевт на приеме?

Не нужно переживать на приеме за то, что психотерапевт не поймет пациента. При правильном подборе врача, он поймет в любом случае, на то он и специалист. Но это произойдет только тогда, когда установится взаимопонимание и доверие между пациентом и врачом. Человек должен полностью довериться специалисту и точно выполнять все его указания, а также рекомендации, поскольку без этого лечение будет бесполезным.

Что делает психотерапевт на приеме? Врач-психотерапевт полностью оценивает ситуацию, выясняет особенности развития высшей нервной системы, а также причины проявления тех симптомов, на которые у пациента есть жалобы. На это примерно требуется около одного часа. От врача нельзя скрывать что-либо или искажать истину, поскольку специалист может принять неверное решение, что скажется на качестве лечения.

Первый прием у психотерапевта включает знакомство с пациентом. На первой консультации врач большую часть времени расходует на то, чтобы оценить эмоциональное состояние пациента и сориентироваться в его жизненной ситуации (настоящее, прошлое, планы на будущее). Происходит своеобразная «проверка на совместимость» между пациентом и врачом, формируется психоэмоциональный контакт и задачей врача-психотерапевта выступает умение правильно «подстроиться» к пациенту.

На приеме у врача-психотерапевта выясняются все аспекты течения и формирования заболевания, индивидуальные параметры развития организма, особенности адаптации и социального функционирования.

Во время первого приема психотерапевт пытается установить истинные психические реакции, а также возможные нарушения в мыслительных процессах и поведении пациента.

Заканчивая первую консультацию, специалист определяет состояние высшей нервной деятельности человека и уже по результатам направляет его домой с рекомендациями о нормализации режима дня, при необходимости направляет на подробное обследование к смежным специалистам.

Если на приеме психотерапевт обнаруживает по своей специализации какие-либо нарушения, то он принимает решение о начале терапии, при этом он подробно оповещает пациента о предполагаемом плане лечения и применении в случае необходимости медикаментозных средств, получая на это у него письменное согласие.

Примерная схема лечения у врача психотерапевта выглядит так:

  • медикаментозная терапия;
  • назначение диеты;
  • установка режима дня;
  • психотерапия.

Врач-психотерапевт может выполнять все функции самостоятельно либо вместе с клиническим психологом или обычным психологом, но при обязательном условии – наличии у последнего высшего психологического образования.
Ели врач назначил медикаментозную терапию после первой консультации, то пациенту назначается день следующего визита. Это делается с целью прохождения более детального обследования, а также для подготовки к сеансам психотерапии. Для этого потребуется еще 2-3 посещения, которые назначаются обычно через 2-3 дня. В эти дни посещений, психотерапевт ведет активное обследование с применением лечебных технологий. Также он контролирует действие медицинских препаратов, в случае необходимости проводит коррекцию медикаментозной терапии и готовится непосредственно к психотерапии.

Пациенту следует понимать, что если специалист принимает решение о проведении медикаментозной терапии, то он руководствуется конкретными основаниями. А ввиду того, что лечение подбирается индивидуально, то невозможно узнать сразу реакцию организма на препараты, поэтому необходимо время, для отслеживания их действия, чтобы пациенту не навредить. С другой стороны, если требуется медикаментозная терапия, то, это значит, что организм человека еще не готов принять психотерапевтическое лечение, и необходимо время для начала позитивного действия препаратов.

Психотерапия может помочь пациенту тогда, когда она осуществляется на фоне улучшения состояния, а это достигается медикаментозно и не всегда быстро. Параллельно психотерапевт отслеживает и корректирует четкость и правильность выполнения его рекомендаций по диете и режиму дня.

В лечении пациенту очень важно взять ответственность за свое здоровье. Человек, который желает получить гарантированный результат, должен полностью довериться врачу-психотерапевту и четко выполнять все его рекомендации.

Лечение у психотерапевта является достаточно сложным процессом, который не все пациенты выдерживают. Он включает ежедневный, ежечасный, ежеминутный, кропотливый контроль над собой. Больным зачастую тяжело изменить свои привычки и ход привычного ритма жизни. Но, если пациент желает вылечиться, то следует на период лечения забыть о некоторых желаниях и привычках.

Итак, стоит записываться на прием к психотерапевту, если:

— возникли различные проблемы (личностные, эмоциональные, социальные);

— если человек нуждается в психологической поддержке;

— если есть желание избавиться от чувства психологического дискомфорта и неуверенности;

— если необходима помощь в решении психологических проблем;

— если человек страдает от усталости, депрессии, внутренней напряженности, чувства страха.

Профилирующими направлениями деятельности психотерапевта на приеме являются:

— неврозы;

— психосоматические расстройства;

— депрессивные состояния;

— проблемы в общении;

— навязчивые состояния, фобии;

— синдром хронической усталости.

Итак, психотерапевт на приеме методом беседы, установив личный контакт с пациентом, выясняет проблему, ее причину и начинает лечение, применяя различные когнитивные, поведенческие, медикаментозные и другие методики.

При необходимости в каждом конкретном случае проводятся специальные исследования. Зачастую это:

— патопсихологическое обследование;

— лабораторные исследования крови, мочи, электрокардиография, электроэнцефалография;

— при предполагаемом возможном органическом поражении головного мозга или с целью подтверждения диагноза проводятся сложные аппаратные методы обследования — МРТ, КТ головного мозга;

— на основании полученных индивидуальных данных обследования, специалист назначает комплексную терапию;

— во время первой консультации психотерапевт устанавливает «рабочий диагноз», принимающийся за основу, который за окончательный диагноз не принимается. Как правило, окончательный диагноз пациенту устанавливается специалистом в течение 10-15 посещений, что при амбулаторном лечении осуществляется в течение одного месяца;

— прием психотерапевта на периодических консультациях заключается в отслеживании состояния больного в течение всего периода лечения и при необходимости осуществлении коррекции терапии, как психотерапевтического, так и медикаментозного характера;

— на приеме у врача-психотерапевта лечение не должно включать только однонаправленный характер. Должны применяться различные методики психотерапии, варьирующиеся в количестве (4-7), что будет достаточно для достижения терапевтического стойкого эффекта;

— психотерапевт может прибегать в работе к помощи психолога, который ему помогает получить дополнительную, нужную информацию. С этой целью психотерапевт направляет пациента на психологическое консультирование.

Всем людям важно помнить, что психотерапия помогает в лечении не только психических расстройств, но и многих различных соматических заболеваний.

Что говорить психотерапевту?

Для ликбеза (текст написан психиатром, поэтому я бы его подправила ;-)) , но пусть будет в оригинале) копирайт к.м.н. Д. Выборных.
Чтобы решить для себя, какой специалист необходим в каждом конкретном случае, нужно прояснить, в какой области он компетентен
Психиатр
Психиатр – это врач. Он всегда имеет высшее медицинское образование. Он, в отличие от психолога, имеет право ставить медицинский диагноз и назначать фармакологическое (лекарственное) лечение. Современная психиатрия, особенно занимающаяся т.н. «пограничными» расстройствами (неврозы, расстройства личности и пр.) является интегральной специальностью, в которой, наряду с традиционными психофармакологическими средствами лечения, присутствуют и элементы психотерапии, в частности, рациональной, поведенческой и т.п. Ушли в прошлое времена, когда психиатром пугали людей, вследствие чего нуждающиеся из страха перед социальными последствиями («психиатрической стигмой») либо выраженными побочными действиями несовершенных лекарств избегали необходимой помощи.
Невропатолог
Невропатолог (сейчас его принято называть «невролог») – это также врач. Он занимается диагностикой и лечением расстройств, связанных с органическими поражениями центральной и периферической нервной системы. Психика человека, следовательно, не является для невропатолога объектом исследования. Лечение невропатологом психических расстройств оправдано в той мере, в которой в этих расстройствах задействованы органические поражения нервной системы, если таковые выявлены.
Психолог
Дипломированный психолог имеет высшее психологическое образование. О психическом расстройстве он судит по видимым и декларируемым пациентом его проявлениям, а также по результатам тестовых методик. Отечественные психологи, в основном, исходят из гипотезы об обусловленности расстройства нарушениями психических функций и качествами личности в целом. Области применения его знаний — психологическое консультирование здоровых людей в области семейных отношений, отношений типа начальник — подчиненный, родители — дети, супруги, взаимоотношений в бизнесе, проблемы общения, психология спорта, психология конфликтов, психология коллектива.
Психотерапевт
Психотерапевт — врач либо психолог, использующий в основном психотерапевтические методы лечения (гипнотерапия, рациональная психотерапия, поведенческая психотерапия, когнитивная психотерапия, семейная психотерапия, аутогенный тренниг и прочие виды психотерапевтических воздействий). Однако только врач, в частности психиатр, может называться психотерапевтом по закону в России.
Психоаналитик
Строго говоря, психоаналитик — это член или кандидат в члены Международного психоаналитического общества. В нашей стране психоаналитиком может называть себя и человек, закончивший месячные курсы и получивший свидетельство, в котором обозначена полученная специальность «Психоаналитик». Психоаналитик обычно имеет высшее медицинское либо психологическое образование. Иногда психоаналитик может иметь иное образование, например педагогическое или историческое, либо не иметь никакого официального образования. От всех других специалистов, занимающихся проблемами, связанными с психикой человека, он отличается тем, что безоговорочно руководствуется теорией о ведущей роли бессознательных влечений как в процессе развития психики, так и при ее возможных расстройствах. Клинический психоанализ – это психологический анализ, осуществляемый в форме специфически построенной беседы (по методу «свободных ассоциаций»).

Максим Малявин

Записки психиатра (сборник)

Записки психиатра, или Всем галоперидолу за счет заведения

Вступление

Есть мнение, что не человек выбирает специальность, а очень даже наоборот. Мнение интересное, но, на мой взгляд, оно несколько попахивает фатализмом и умаляет роль личности в истории, пусть даже это история болезни. Все-таки приятно тешить себя иллюзией свободы выбора, будь то выбор профессии или спутницы жизни. Ладно, согласен, со вторым я чрезвычайно самонадеян и нагло себе льщу, но профессию выбрал сам и только сам. Собственно, выбор окончательно сформировался (кристаллизовался, как сказали бы коллеги) к четвертому курсу, когда начался цикл занятий по психиатрии. Все сошлось воедино: и тематика предмета, и характерологические особенности учителей, и особая харизма самой психиатрической больницы, раскидавшей свои корпуса среди вековых деревьев Томашева колка – некогда деревни, ныне одного из районов Самары. Логика и холодный расчет тут и рядом не стояли. А потом был шестой курс, когда более половины всех занятий у нашей особой группы приходилось на психиатрию. А потом – собственно интернатура, которую мы проходили вместе с будущей женой (ни разу не хотевшей стать психиатром, но, поскольку с инфекционистами не вышло, то почему бы и нет?). Интереснейшие и умнейшие преподаватели и врачи, атмосфера старых корпусов (в некоторых сохранились еще те, столетней давности дубовые двери и окна со стеклами в палец толщиной и с отдельной клетушкой для керосиновой лампы между рамами), неповторимая логика и философия предмета – боже, как все это было интересно!

А потом – другой город, другая больница. Дом у шоссе, тогда еще новенький, пахнущий краской, побелкой и свежепостеленным линолеумом. Больничный комплекс, включающий в себя все, что нужно для автономного существования: поликлинику, дневной и круглосуточный стационары, лечебно-трудовые мастерские и даже спецбригаду – этаких гренадеров в белых халатах с бесконечно добрыми лицами. И пара санитарных машин – «барбухаек» для комплекта. И вот уже пятнадцать с хвостиком лет нашей работы здесь. При таком стаже работы кажется, что почти миллионный город отличается от деревни только этажностью застройки и временем на проезд из конца в конец. Стоит же зайти на рынок или просто прогуляться по улице…

– Здравствуйте, как самочувствие? Таблеточки пьете? А отчего вас так долго на приеме не было? Непорядок…

Специфика заболеваний и особенности оказания помощи, порой недобровольной, отгораживают психиатрию стеной недосказанности и таинственности, местами переходящей в паранойяльную озабоченность, с теориями заговора и пугалами карателей от медицины по одну сторону регистратуры, и особым прищуром, с понимающим покачиванием головы – дескать, идейки у вас, батенька, того – по другую. Хотелось бы, чтобы эта книга помогла хотя бы отчасти преодолеть это отчуждение и недосказанность, приподняв завесу тайны над психиатрической кухней. Если нет – опять же, ничего страшного: пугало – тоже имидж.

P. S. Все имена действующих лиц изменены. Любые совпадения прошу считать случайными.

Вуайеристы поневоле

Психиатрические больницы могут располагаться либо в черте города, либо за оной. Причем старые больницы, на мой взгляд, чаще строились все же вне городов. Гатчинская, Калужская, Самарская (когда она строилась, Томашев колок был еще колком, а не городским районом), Ульяновская Карамзинка… Эта изоляция пациентов от горожан была на пользу как тем, так и другим. Наша психбольница тоже вначале была у черта на куличках, но потом чью-то голову посетила идея – и ее тогда не сочли бредовой, – что сему заведению самое место на стыке районов. С одной стороны, и медперсоналу на работу ездить недалеко, и больного можно быстро доставить. С другой…

Забрав на очередном вызове буйную пациентку, машина взяла курс на дурдом. Всю дорогу санитары предпринимали безуспешные попытки хоть как-то ограничить метания дамы по салону, потому что вязки, понадеявшись друг на друга, с собой не взяли. Для тех, кто не в курсе: вязки – это несколько метров фланелевой ткани, сложенной и простроченной в виде толстого жгута. Они заменяют такую полезную, но ушедшую в историю вещь, как смирительная рубашка – считается, что этот пережиток темного прошлого позорит психиатрию как отъявленно гуманную специальность и унижает пациента. Ага, а вязки его возвеличивают чрезвычайно. Фельдшер решил, что без пары кубиков аминазина тут никак, набрал шприц, промолвил: «Иншалла, мля», – и влился в коллектив. Теперь один из санитаров пытался удержать больную за руки, другой – за ноги, а фельдшер – оголить ей зад и сделать целебный укол. Игла пронзила мягкие ткани, даму обуяли изумление и душевный трепет, и негодяи мужского пола разлетелись в стороны, аки ласточки (есть, есть женщины в русских селеньях!). В этот самый момент машина вильнула, даму качнуло, она угодила голой попой с победно торчащим из нее шприцем аккурат в открытое бортовое окошко и на некоторое время в нем застряла. Все бы ничего, но в полдень на шоссе очень оживленное движение. «Уазик» с красующейся в окне задницей, увенчанной воткнутым в нее шприцем, гордо обошел строй троллейбусов, автобусов и маршруток (мигалки, сирена, расплющенные о стекла губы и носы благодарных зрителей) и свернул во двор психдиспансера. Занавес, аплодисменты.

Слава ГИБДД!

Множество инструкций написано на тему, как себя вести в случае, если вас захватили в заложники. Все они настолько же интересны, насколько малополезны. Прежде всего, редко кто читает подобную писанину именно как руководство для личного пользования – вот, мол, как стану заложником, как блесну знаниями, как поставят мне пятерочку! А оказавшись в реальной ситуации, опять же мало кто сумеет, как положено по инструкции, взять себя в руки, проявлять спокойствие и… что там далее по пунктам? Главное, не перепутать.

Дело было зимой. Снега по области выпало не просто много, а ОЧЕНЬ много. Придя утром на работу, я долго в одиночестве бродил по поликлинике, поскольку сам с грехом пополам добрался на машине, а остальные либо еще ехали в чрезвычайно метеозависимом общественном транспорте, либо до сих пор откапывали свои авто. На очередном витке по коридору меня на хорошей скорости обошел парень в трусах. Собственно, больше на нем ничего и не было. Подлетев к выходу, он попытался в прыжке высадить плечом дверь, но та оказалась крепче. Саданув в нее еще разок, он нахмурился, задумался на пару мгновений, а затем осторожно потянул за ручку на себя. Дверь открылась. Парень с секунду что-то осмысливал, а потом выскочил на крыльцо и рванул по сугробам аки козлик, только его и видели. Выяснять, из какого отделения он сбежал, долго не пришлось: уже через несколько минут по его следам с матюгами пробежали санитары. Как и следовало ожидать, план-перехват результатов не дал. Спецбригада, не успевшая откопать свою барбухайку из-под снега, участвовать в погоне категорически отказалась. А вскоре в приемном покое раздался телефонный звонок. Звонили с поста ГИБДД (это всего в километре от нас по шоссе), просили «забрать своего нудиста».

Как выяснилось позже, наш спринтер просек, что по таким сугробам ему далеко не уйти, да и прикид не по сезону, и выскочил на шоссе голосовать. Причем выскочил в буквальном смысле, как чертик из табакерки материализовавшись перед мирно едущей «десяткой», и, широко расставив руки-ноги, вынудил водителя остановить машину. Представьте себе состояние человека, который едет себе на работу, никого не трогает, плавно переходит в бодрствующий режим, и тут – на тебе, получи, фашист, гранату от советского бойца! А наш пациент, недолго думая, открыл дверь, прыгнул в машину и серьезно так сказал: «Гони, мол, до Уругвая!» Пришлось подчиниться. Спасительный план возник у водителя на подъезде к посту ГИБДД.

«Записки психиатра, или Всем галоперидолу за счет заведения» Максим Малявин читать онлайн — страница 22

Наверное, еще никто не разбирал телевизор так быстро и так заинтересованно. Потрясая кинескопом, будто это был кувшин с запечатанным в нем джинном, супруг-должник уже прикидывал, как бы вскрыть этот сосуд, чтобы побеседовать с негодником по-мужски. Но Радиомачо оказался шустрым малым: он успел выскочить и, послав воздушный поцелуй присутствующей (хоть и в легком ступоре) даме, поскакал в зал, где был третий телевизор. Эпопея со скоростным демонтажем бытовой техники в погоне за семейным покоем продолжилась. Радиомачо просто так сдаваться не желал, он обзывался обидными словами и пару раз шарахнул преследователя током, пока тот не догадался выдернуть шнур из розетки.

Прибывшая спецбригада застала чуть было не обманутого мужа посреди останков трех телевизоров, с молотком в руке. Он непрестанно матерился и метался между тремя кинескопами, призывая, чтобы «долбаный наперсточник» вылез и имел с ним разговор, как мужчина с мужчиной.

Ехать в больницу Виталий долго не соглашался, громко и нецензурно сомневаясь в супружеской верности своей половины. Пришлось привести три убойных аргумента: жену уговорили прокатиться до приемного покоя, супружеский долг она простила, а кинескопы снесли вниз, к подъезду, вдруг кому из женщин пригодятся?

Космические гельминты

На мой взгляд, авторы сюжетов для фантастических триллеров и боевиков совершают в поисках подходящего материала фатальную творческую ошибку. Вместо того, чтобы использовать свой палец как объект сосательно-мыслительного рефлекса, им бы посетить ближайший психдиспансер. Нет, не с целью поправить психику, истерзанную поисками сюжета особой чудесатости, а с целью эти сюжеты насобирать. Поверьте, оно того стоит. Как-то раз к нашему приятелю Денису Анатольевичу пришел давнишний пациент: черт-те сколько лет на учете, куча госпитализаций в прошлом, более-менее стабильное состояние в последние лет семь, на прием ходит, как зять на именины к теще — без фанатизма, но регулярно. В качестве гаранта психического благополучия раз в месяц делает инъекцию пролонгированного препарата — в общем, жизнеутверждающая психиатрическая рутина.

На этот раз Алексей (пусть его будут звать так) имел озабоченный вид.

— Что случилось, Алексей?

— Тут такое дело, доктор… Инопланетяне в гости прилетали.

— Так ты теперь счастливый контактер? Будешь интервью давать в те передачи, где платят больше?

— Хрен им, а не передачи! Я на них в милицию заявление напишу, пусть им галактические братья по разуму потом эти передачи на зону возят!

— Да чем они тебя так расстроили?

— Да одно название, доктор, что инопланетяне. Ворье, блин, такое же, как и здесь.

— Неужели уворовали у тебя что ценное? Ты ж гол как сокол, тебе, чтоб было что красть, сначала надо что-то подарить.

— Обижаете, доктор. Конечно, пенсия у меня не ахти, но в потребительской корзине, кроме собственных яиц, кое-какая копеечка все же остается. Они, гады, сперли у меня аж сто тридцать рублей и проездной.

Доктор честно попытался представить себе граждан альтернативной цивилизации, гудящих в его родном городе аж на сто тридцать рублей и катающихся на общественном транспорте с проездным наперевес. Потом столь же честно попытался забыть эту душераздирающую картину вкупе с вереницей бредущих сдаваться в дурдом контролеров.

— Леша, скажи честно: ты телегу в милицию уже написал?

— Нет. Формулирую.

— И не пиши. Я тебе сам возмещу ущерб и куплю проездной. Мне только переписки с милицией не хватало. Опять же, перед братьями по разуму как-то неловко — обеднели, измельчали. Ну да ладно, не всем же на Илюмжинова попадать.

— А кто вернет мне подорванное здоровье?

— Ты что несешь, Алексей? Ты что, пил с ними?

— Нет, доктор, вы же знаете, я не пью, мне нельзя, проще сразу прийти и сдаться. Я про другое. Эти гаденыши заразили меня космическими глистами.

— Кем???

— Глистами. Космическими.

— Леша, можно я не буду уточнять, как именно происходил процесс?

— Да ладно, доктор, какие секреты, вы для меня как батюшка в церкви, только креста на вас нет, и курите не ладан, но как спросите чего — все как на исповеди. Они их мне на зубную щетку насыпали, а я только потом спохватился, когда было уже поздно, и во мне обосновалась инопланетная жизнь.

— И как инопланетная жизнь проводит время?

— Весело. Сидит в заднице и оттуда меня критикует. И еще нагло высасывает из крови весь галоперидол, который вы мне в уколах делаете. Так что сделайте мне его побольше, а то я замучился с ними дискутировать.

— Галоперидол всей компании за счет заведения? Это мысль. И еще семена космической тыквы — наипервейшее в таких случаях средство. А космической тыквой у нас сегодня будет… — И доктор заглянул в перечень бесплатных препаратов.

Инфернальные сны

Надо сказать, что инфернальная тематика с ее картинами Страшного суда, мучений грешников и прочих ужасностей будоражит пытливые умы не одного поколения. Тут действительно широкий простор для совместных прогулок воспаленного воображения и распоясавшегося подсознания, с итогом многократного овладения одного другим в виде эпических саг, картин, поэм, фильмов и прочих страшилок. Анекдоты не в счет. А уж если за дело берется разум, изначально пребывающий в своей, особой реальности…

Игорь (назовем его так) регулярно ходит на прием. Кого-кого, а его убеждать в необходимости лечения не нужно. У него есть выбор: или он пьет лекарства и ночами просто спит, или…

Началось все лет десять назад, когда ему во сне явился кто-то из низших демонов — мол, не того ты, брат, полета птица, чтоб за тобой ангел утренней звезды лично мотылялся, — и устроил ознакомительные покатушки по адским областям. По всем, которые можно было за ночь осмотреть и даже немного продегустировать. Наутро Игорь проснулся в поту, на мокрой простыне, весь словно побитый и местами даже понадкусанный, с четкими воспоминаниями о головокружительных похождениях и напутствием: «До следующей незабываемой ночи, мой грешный друг», — в ушах.

С этого момента жизнь парня утратила обыденность и стройность своего течения и стала более похожа на приключения шпиона-засланца: днем — родной завод и до слез любимый конвейер, ночью — «Ну надо же, кто бы мог подумать, что тебе так понравится! Что бы такого тебе сегодня показать?» Мало того, теперь перед каждым головокружительным низвержением в нижние миры (а в том, что их много, у Игоря больше нет никаких сомнений) несчастному работяге устраивали урезанный вариант страшного суда — так, в виде ужасненького заседания, очередная серия. Там ему припоминали какой-нибудь грешок, вроде того, сколько раз и в каких любопытных позициях он тайно возжелал своего мастера смены за такой идиотский график работы и такое начисление зарплаты. Потом следовал приговор, и ночные похождения имели умопомрачительное продолжение, уже с оттенком некоего извращения и с очередной мощной дозой адреналина, тестостерона и матерных эпитетов всему происходящему.

Игорь честно пытался исправить положение. Он ходил в церковь (издевательское хихиканье на очередном заседании и реплики мелких бесенят из зала с советами, ЧТО надо курить вместо ладана и куда вставлять свечки), к экстрасенсам (гомерический хохот после каждого визита, и меткая, исчерпывающая, но исключительно нецензурная характеристика очередного астралострадальца), даже к шаману вуду (рыдал и бился в истерике весь адский коллектив — теперь, мол, известен секрет отбеливания не только ануса, но и негра целиком). Пытался не спать, но на четвертые сутки черти явились на завод и засели в бытовке — мы, мол, не гордые, здесь подождем.

Наконец Игорь пришел туда, куда намеревался идти в последнюю очередь. Вопреки опасениям, никто не стал хватать его под белы рученьки и не делал неприличных предложений вроде полежать. Выслушали, расспросили про детство и юность, поболтали за жизнь и поинтересовались, как он отнесется к перспективе попить лекарства. Долго? Ну, всяко дольше пары недель, так ведь и адским туристом он заделался уже давно, скоро почетным гастарбайтером станет. Нет, не наркотики, окстись, родное сердце, к наркотикам ты опоздал, гашишем да опием лечили в девятнадцатом веке. Ну, кому золотые времена, а кому так и не очень; ты бы к стоматологу тогдашнему сходил, вполне так инфернальненько.

Где-то к третьей ночи с начала приема лекарств десцендум ад инферум прекратилось, уступив место крепкому сну. Несколько раз, к вящей радости соскучившихся демонов, Игорь прекращал пить таблетки — мол, я ведь не хроник какой-нибудь, я справлюсь сам. «Правильно-правильно, мы тебе еще не все показали», — подбадривали адские обитатели, и желание экспериментировать с внутренними резервами и силой воли проходило как-то само собой. Все же ночью лучше просто спать.

Кругом засада

На этот раз экипаж барбухайки прибыл в отделение милиции, поскольку получасом ранее оттуда позвонили и убедительно просили «забрать вашего архаровца, пока он не распугал всех приличных хулиганов, наркоманов и охламонов».

Эдик не был оригинален в выборе средства постижения дао. Зачем торить высокогорные тропы в поисках просветления, зачем созерцать пупок в ожидании сатори, когда можно сгонять проторенной тропой по маршруту диван — магазин, взять аквавита квантум сатис и созерцать телевизор до полного взаимопонимания и обоюдоуважения с внезапно подобревшей реальностью. Комменты жены не в счет — она тролль хоть и злобный, но свой, родной, время от времени любимый.

Как это часто случается, вначале была успешно преодолена точка беспохмельного пробуждения, затем началась увлекательная погоня за ускользающей, игриво покачивающей всеми полусферами, хмельной эйфорией, которая плавно перешла в исполненный некоторой озабоченности бег от угрюмо-небритого, в бурке и папахе, похмелья — не ровен час догонит и овладеет… А потом жена сказала свое аргументированное домашней утварью «нет». И так три дня.

На четвертый день, выйдя на балкон, Эдик долго вглядывался в припаркованные внизу машины. А чуть позже пригнулся, слился с архитектурой и стал напряженно вслушиваться. Так и есть. ОНИ ВСЕ приехали за женой. А ведь он говорил, он предупреждал: длинный язык — быстрый кирдык. Видимо, где-то наболтала лишнего, а может, даже и поцапалась с кем (что неудивительно, при ее-то идиотской манере считать мужиков тупиковой ветвью эволюции) — и вот он, результат. Сейчас ее будут убивать. Сидят, обсуждают. Кто на стреме, кто будет штурмовать, кто соседей отвлекать, кто расчлененку в пакетах выносить. И ведь как все складно продумали! В одиночку не отбиться.

Настрого наказав малость ошарашенной развитием сюжета жене сидеть под кроватью, Эдуард тихой сапой покинул осажденный дом и метнулся к скоропостижно ставшим ближе и роднее милиционерам, благо машина ППС как раз проезжала мимо. Те, проникшись драматизмом момента, свезли женоспасателя в отделение. А уж там, отвечая на вопросы дежурного, мужик вдруг осознал, что попал в гадюшник. Причем в прямом смысле слова. Причем пополам с лягушатником. Змеи кишели вокруг, они ровным слоем покрывали пол, так что лягушкам приходилось прыгать по их извивающимся телам, безо всякого, впрочем, вреда для себя. Издав боевой клич африканского воина (мамба вышла, людям страшно-страшно), Эдик оказался с ногами на столе. Дежурный предпринял последовательно два нечеловеческих усилия над собой: он сначала НЕ запрыгнул на стол, а потом НИКОГО НЕ ПОКАЛЕЧИЛ.

Увидев новоприбывших в белых халатах и с добрыми, понимающими лицами, страдалец понял, где он сейчас может оказаться. Перспектива оставить жену в одиночестве разбираться с бандитами его вовсе не обрадовала, и он решил, что фиг с ними, со змеями, если эти идиоты в погонах решили завести служебный серпентарий, то это их личное дело, а он и виду не подаст. Поэтому в беседе с медперсоналом Эдик был напряжен, но очень корректен, все время косился на пол и поджимал ноги, но наличие змей (еще и издеваются, сволочи, одна чуть в штанину не залезла, гнездиться вздумала) упорно отрицал. Пока у доктора не возникла интересная, мать его, идея.

Наклонившись к полу, доктор подцепил змеюку пожирнее и кинул ее Эдику: лови, мол. Прыжку Эдика позавидовал бы вратарь любой сборной — если бы было принято бросаться ОТ мяча. Сочтя пробу со змеей положительной, экипаж барбухайки распрощался с повеселевшими милиционерами и под белы рученьки свел товарища в машину.

В наркологии («Ой, ты снова к нам, а ведь только четыре месяца прошло!») Эдуард уже особо не стеснялся: давил гадов, щелчками сбивал с себя лягушек — все равно спалили. Ладно хоть в милиции обещали обеспечить жене огневую поддержку.

На битву со злом взвейся, сокол, козлом

Не устаю повторять, что вопросы самокритики и самоконтроля — это те якоря, что не позволяют увлечь корабль нашего сознания в открытый океан безумия. Червь сомненья, что точит изнутри и зудит — мол, что же ты, идиот, творишь? — на самом деле зачастую просто змей нашей мудрости, которого плохо кормили и часто били по голове. Впрочем, даже такой полузадушенный внутренний критик лучше, чем полное отсутствие вопросов к себе. Особенно если оное сочетается с горячей убежденностью в чем бы то ни было.

Валерий (допустим, его зовут так) родился и вырос в селе, затерявшемся среди поволжских степей. Особенности генотипа, простая, но здоровая пища и ежедневный труд, составляющий большую часть местного расписания дня, обеспечили ему внушительные физические данные. Ум молодого человека пытался ответить на множество постоянно возникающих вопросов, порой находя совершенно неожиданные ответы, что несколько отдалило Валеру от других, менее замысловатых сверстников, хотя и не сделало его в полной мере белой вороной. Не бывает в деревне белых ворон с таким разворотом плеч, и странных тоже не бывает; так, максимум — альтернативно и нестандартно мыслящие.

Видимо, есть какая-то особенность, нечто неуловимое, что витает в воздухе отчизны и заставляет задавать себе вопросы, исполненные глубокого философского смысла, вроде «какого рожна?», «кто виноват?» и «что делать?». Вот и Валерий не смог увернуться. Следовало бы ожидать, что сложные вопросы, возникшие у человека с особенным мышлением, дадут невообразимо замысловатые ответы. Ничего подобного. Ответ на все вопросы явился в виде внутреннего голоса, который зазвучал под сводами черепа, сложив разрозненные фрагменты картины мира в кристально ясный образ.

«Понимаешь ли, Валера, — сказал доверительно голос, — есть на свете добрые силы. Вот как мы с тобой. И есть злые. Силы тьмы. Которые, Валера, нас с тобой злобно гнетут. И можно, мой дорогой друг, долго философствовать на темы всепрощения, отвлеченного миросозерцания и благословенного увэй, но лично я считаю, что революционный момент категорически настал. Если не мы, то кто? Ответ неверный, мон шер Валера, дед Пихто не вышел статью, а конь в пальто — харизмой и чувством прекрасного. Так что бери-ка ты шашку… ну, хорошо, хорошо, ножик тоже сойдет — и отправляйся на битву со злом».

Итак, благородная цель была поставлена, средства для ее достижения найдены, осталось всего-то ничего — найти адептов сил зла. Голос что-то там бормотал про соседского Пашку и бабу Нюру, но был высмеян: тоже мне, адепты! Пашка, он если зло кому и причинит, то только по пьяни, а с пьяного какой спрос? А баба Нюра — она просто из ума выжила, если и перетянет кого клюкой поперек спины, то не по злобе, а от изумления, да и не богатырское это дело, со старушенциями воевать. Испытывая жестокий недостаток мишеней и диагностических критериев, Валерий пришел к решению: в город, на вокзал! Там людей больше, чем на местной дискотеке, наверняка зло как-нибудь себя проявит.

На вокзале было не протолкнуться. Побродив пару часов, пообщавшись с милицией, цыганами и таксистами, Валерий уже вполне созрел до решения о тотальном геноциде, но тут проснулся червь сомненья и ущипнул его за самое дорогое. За самолюбие. В том смысле, что здесь явное несоответствие: всем борцам со злом положены сияющие доспехи и меч, а он тут, как дурак, в телогрейке и с ножом. Голос в голове пытался вызвать червячка на дискуссию, раздавить его вескими доводами, побудить Валерия к немедленным боевым действиям, чем окончательно сбил его с панталыку. Может, он и в самом деле дурак, и его разводят, как хомячка? Обидно было бы это выяснить постфактум, устроив массово-оптовое усекновение всякого лишнего.

Дорогу до областной психбольницы ему с радостью показали. Таксист, выслушав по дороге историю и полюбовавшись на размеры тесака, совершил аж два подвига: доехал до места без аварий и не взял денег: обижаешь, дорогой, какие деньги, деньги — это зло!

В приемном покое Валера сначала долго пытался привлечь внимание санитаров и фельдшеров, которые были увлечены процессом точения ляс и отмахивались от назойливого пейзанина как могли, а потом был вежливо и обходительно принят выглянувшим из кабинета дежурным врачом. Проконсультироваться? Завсегда пожалуйста. Голос в голове? Нет, не нормально. А что говорят? Силы зла мочить? А как, а чем? Вот этим? Екарный кенгуру, простите мой коренной австралийский! То есть прелесть-то какая! Просто гладиус, а не ножик (фельдшера и санитары тут же подскочили и стратегически правильно заняли окружающее пространство)! Валера, а может, вы у нас погостите? Что вы, нам совсем необременительно! Тишина, покой, еды навалом. Опять же, голос этот ваш не в меру инициативный урезонить бы надо. Вот и ладушки, вот и молодец.

Заключение

Говорят, что в России есть две специальности, представителям которых безработица не грозит: дорожные рабочие и психиатры. Возможно, когда-нибудь, в отдаленной и посему сугубо умозрительной перспективе, разум все же победит. И даже возьмет добро в супруги. Или хотя бы в партнеры. Вот тогда-то… Скажите честно, вы сами-то в это верите? Вот поэтому профессия психиатра вечна (скажу по секрету: раньше мы были жрецами, священниками, а когда становилось особенно жарко, то даже подвизались инквизиторами), а отпуск — шестьдесят два календарных дня. Дабы чуть-чуть оклематься от роскоши человеческого общения. Чтобы потом, со свежими силами, пополнившимся запасом человеколюбия и обострившейся финансовой необходимостью вновь заступить на боевое дежурство — гонять чертей, предотвращать инопланетные вторжения, разрушать заговоры сил зла, починять кровлю и собирать по камушку снесенные башни. Мы рядом, если что.

ВелнесКак понять, что ваш психотерапевт не профессионал

В России услуги психотерапии еще не так популярны, как на Западе: людям свойственно замалчивать свои проблемы или проговаривать их с близкими, годами не обращаясь к специалисту. И хотя в последнее время ситуация меняется, понимания, когда нельзя откладывать визит к психиатру, какие бывают виды терапии и как отличить хорошего психолога от плохого, у многих до сих пор нет. The Village вместе с нейропсихологом и психотерапевтом ответил на эти и другие вопросы.

Текст

Евгения Скворцова

МИХАИЛ ИВАНОВ

нейропсихолог

ЛЮЦИНА ЛУКЬЯНОВА

главный врач, психотерапевт и нарколог медицинского центра «Счастье»

АЛЕНА АВГУСТ

психотерапевт

Данила Антоновский

сооснователь сервиса для поиска психотерапевтов «Ясно»

В чем отличие психотерапевта от психолога и психиатра

В России «психотерапевтом» обычно называют психиатра — специалиста с высшим медицинским образованием, дополнительно освоившего методы немедикаментозного лечения. Деятельность обычного врача-психиатра ограничена заболеваниями центральной нервной системы и психики, то есть он диагностирует, например, такие недуги, как шизофрения или раздвоение личности и назначает лекарства.

Но в нашей стране существует и другая традиция, согласно которой психотерапевтом может быть психолог, обученный психотерапии и консультированию. Такой специалист не ставит диагнозы и не выписывает лекарства — он может только посоветовать посетить психиатра, а уже последний при необходимости назначит препараты.

Что касается специалиста-психолога (человек, окончивший психологический или психолого-педагогический вуз), который не обучен психотерапии, то формально он тоже может проводить консультации (закон «О психотерапии и специалистах, занимающихся психотерапевтической деятельностью» еще не вступил в силу). Хотя в профессиональном сообществе заниматься консультированием принято только после дополнительного обучения и накопленных часов личной практики.

Когда идти к психотерапевту

Первое, что важно понять: работа с психотерапевтом не записывает вас в «ненормальные». Просто настало время разобраться с проблемой, которую сложно решить в одиночку, уделить ей время. Условно все случаи можно разделить на срочные и несрочные. К срочным относятся, например, панические атаки, потеря близкого человека, тревожные состояния, токсичные отношения (то есть все то, что плохо прямо сейчас), а также различные тяжелые состояния вроде депрессии, расстройства пищевого поведения, фобий, зависимостей, суицидальных мыслей. Несрочными являются ситуации, в которых ничего особенного не происходит, но вам приходится что-то постоянно терпеть: например, нелюбимую работу или негатив в отношениях с близкими.

Если же появились такие симптомы, как нервные тики, мышечные зажимы на фоне частого стресса или слишком резко стало меняться настроение, с визитом к психотерапевту лучше не откладывать. Игнорирование проблемы ведет к еще большей тревожности, что со временем может перерасти в психологическое расстройство. А если, например, не лечить депрессию, несложно попасть в психиатрическую лечебницу. Согласно прогнозу Всероссийской организации здравоохранения, в 2020 году депрессия станет второй по популярности причиной нетрудоспособности населения после ишемической болезни сердца.

В 2020 году депрессия станет второй по популярности причиной нетрудоспособности населения после ишемической болезни сердца

Когда пора к психиатру

При угрозе жизни клиента или окружающих его людей (мысли свести счеты с жизнью, галлюцинации, бред, агрессия, глубокая депрессия), когда без приема лекарств уже не обойтись, психотерапевт может посоветовать клиенту обратиться к психиатру. Правда, это будет именно рекомендация, которой человек может и не воспользоваться. Поэтому в данном случае специалисту важно донести до клиента необходимость визита к врачу. После того как психиатр назначит препараты, психотерапевтическая поддержка не отменяется — она дополняет основное лечение.

Как должен проходить прием и когда стоит насторожиться

Нейропсихолог Михаил Иванов рассказывает, что должно насторожить при встрече с психотерапевтом. Вряд ли хороший специалист гарантирует решение проблемы за один сеанс, даст прямой совет, как решить вашу проблему, предложит «рецепты счастья» вроде «не носить все черное» или «чаще улыбаться себе в зеркало», оскорбит или обесценит ваши чувства, не сможет назвать метод, в котором работает, ссылаясь на «собственный подход».

На приеме у психотерапевта предстоит много беседовать, и такое общение — не дружеский разговор. Профессионал никогда не будет давать советов, оценивать ваши действия или действия других людей. Но это не значит, что он будет просто сидеть и слушать. Вы работаете вместе, и то, каким окажется результат, зависит от обоих.

В целом такое взаимодействие сводится к тому, чтобы осознать проблему, сделать ее предельно понятной и помочь человеку найти собственную позицию. Беседа с психотерапевтом может быть разной: специалист задает вопросы, предлагает посмотреть на ситуацию под другим углом, «прокрутить» ее со всех сторон, а также выполнить задания — например, встать на место другого человека и проговорить проблему от его лица, чтобы лучше понять, что он чувствует.

Как не запутаться в психологических школах

От психологической школы (направления) зависит методология, которой следует специалист. При этом нельзя сказать, что какая-то школа заточена под строго определенные запросы: психотерапевты работают с большим набором проблем. В числе популярных школ — когнитивно-поведенческая психотерапия, гештальт-терапия, юнгианский анализ, психоанализ, человекоцентрированный подход, экзистенциальный анализ.

Какую бы школу вы ни выбрали, вам должны гарантировать конфиденциальность и безопасность. Это обсуждается устно (но тогда остается надеяться на порядочность человека) или закрепляется договором (если специалист оформлен, например, как индивидуальный предприниматель). Однако в некоторых ситуациях конфиденциальность может быть нарушена, скажем, если клиент признался в совершенном преступлении или существует реальная угроза жизни кого-либо, в том числе угроза суицида. Если же психотерапевт повел себя некорректно (к примеру, сообщил кому-то личные сведения о клиенте без его ведома), такой случай будет разобран согласно действующему закону «О защите персональных данных».

Если вы хотите обратиться к специалисту впервые, то, по словам психотерапевта Алены Август, можно пойти по такому пути: в случае семейных проблем (вопросы отношений, рода) обратиться к семейному психотерапевту, при тревожных состояниях (панические атаки, различные беспокойства) — к когнитивно-поведенческому психотерапевту, а если есть психосоматические расстройства, внутренние блоки — записаться на прием к специалисту по телесно-ориентированной психотерапии. При этом абсолютно нормально спросить у профессионала, как именно он собирается с вами работать.

Хороший специалист вряд ли гарантирует решение проблемы за один сеанс, даст прямой совет и не сможет назвать метод, в котором работает, ссылаясь на «собственный подход»

Как не попасть к шарлатану

Стоимость консультации зависит от опыта специалиста: по Москве и Санкт-Петербургу она составляет в среднем от 2 до 5 тысяч рублей. Специалист всегда предлагает план работы на первой консультации. Если он долго думает, просит встретиться еще раз или вместе подумать, как быть, он не профессионал. Если вы слышите от психотерапевта что-то вроде «не переживайте, все так живут» или «в нашей стране у всех такие проблемы», стоит насторожиться. По словам психотерапевта Люцины Лукьяновой, ни сертификаты, ни лицензии, ни даже диплом не являются стопроцентной гарантией того, что перед вами профессионал. Рекомендации живых людей и большое число положительных отзывов в интернете нередко дают более достоверную картину о профессиональных навыках специалиста.

Однако, по мнению Михаила Иванова, совсем не обращать внимания на образование специалиста тоже неправильно. У психотерапевта должно быть законченное высшее медицинское или психологическое образование, а также определенное количество часов личной терапии (в каждом подходе определяется свой порог, после которого специалист получает допуск к консультированию). Важна также практика интервизий и супервизий: когда специалист докладывает случай старшему коллеге, а тот может направить его или, возможно, предупредить о допущенной ошибке. Хорошо, если психотерапевт регулярно посещает тренинги и курсы повышения квалификации (правда, проверить это непросто).

По словам психотерапевта Алены Август, бывает и так, что специалист просто не подходит эмоционально, и это нормально. Например, телесно-ориентированная терапия — плохой вариант для тех, кто не может терпеть, когда к ним кто-то прикасается. Уже на первой встрече важно понять, все ли вы рассказываете психотерапевту. Если вам некомфортно с этим человеком, ищите другого специалиста. Кроме того, сам психотерапевт может отказаться от работы с вами, например, если он не занимается вашей темой. При этом если он состоит в профессиональном сообществе, то, скорее всего, порекомендует кого-то из своих коллег.

Что нужно знать об образовании психотерапевта

По словам сооснователя сервиса для поиска психотерапевтов «Ясно» Данилы Антоновского, при выборе специалистов в его команду в первую очередь учитывается образование. При этом важно, в каком образовательном учреждении психотерапевт получил свою специальность. Достойных вузов, обучающих специальности, не так много: Высшая школа экономики, Московский государственный университет имени Ломоносова, Московский институт психоанализа, Московский институт гештальта и психодрамы, Московский государственный психолого-педагогический университет.

Однако такое обучение длится от двух до четырех лет, чего, по мнению Антоновского, недостаточно. Поэтому в «Ясно» также учитывают профессиональную активность человека после получения диплома (участие в семинарах, курсах повышения квалификации), его опыт консультирования (который должен быть не менее трех лет), практику интервизий и супервизий, а также возможность предоставить положительную рекомендацию от старшего коллеги (преподавателя вуза или члена профессиональной ассоциации). Важно и наличие опыта собственной терапии. Антоновский рассказывает, что встречал психотерапевтов, которые никогда не проходили терапию сами, что «недопустимо для профессионала».

Хороший специалист напомнит о следующей встрече?

Чаще всего о продолжении работы договариваются на первом приеме и заодно обсуждают необходимость напоминания о следующем визите. Если реальной необходимости нет, специалист не должен напоминать о встречах. Психотерапевт — не опекун. Он помогает разобраться в проблеме, делится знаниями и умениями. При этом каждый взрослый должен сам принимать решения, в том числе выбирать идти или нет на следующий прием. Обычно после первой консультации с психотерапевтом чувствуется облегчение — и может появиться желание остановиться, прекратить терапию. Однако Люцина Лукьянова отмечает, что, если на консультации специалисту удалось добиться от клиента заинтересованности в решении проблемы, и при этом клиенту было комфортно, он придет и во второй, и в третий раз без всяких напоминаний.

«Что? Ты ходишь к психотерапевту?! Это же прямой путь в сумасшедший дом!» — довольно частая реакция людей на то, что кто-то из знакомых посещает специалиста подобного рода. Или как вариант: «Это же пустая трата денег! Вытянет из тебя весь кошелёк — вот и всё лечение!». На Западе ситуация полностью противоположная. Там удивятся отсутствию личного психолога или психотерапевта. На самом деле их помощь может оказаться жизненно необходимой. Поэтому нужно вовремя отбросить все сомнения, преодолеть косность общественных стереотипов и своевременно записаться на приём. Поверьте: ничего страшного в нём нет.

Показания

Прежде чем записываться на приём психотерапевта, нужно убедиться в том, что это, действительно, необходимо. Во-первых, можно предварительно сходить к психологу, рассказать ему о своей проблеме, и, если она не в его компетенции, он даст направление или рекомендации к более глубокому специалисту. Во-вторых, есть целый список показаний для такого посещения:

  • депрессивное, тревожное состояние;
  • неврозы, психозы;
  • расстройства личности и поведения;
  • все виды зависимостей:
  • проблемы личностного, эмоционального, социального характера;
  • чувство психологического дискомфорта;
  • атония, синдром хронической усталости;
  • навязчивые состояния, фобии.

Как это всё проявляется:

  • меняется характер: теряется интерес к тому, что раньше волновало, ограничивается круг общения;
  • появляется неуверенность в себе, опускается самооценка;
  • ощущаются усталость, вялость, сонливость, ничего не хочется делать, планы постоянно переносятся на неопределённый срок;
  • ограничивается двигательная активность, на которую нет сил;
  • ухудшается самочувствие, появляются ранее не известные физические ощущения (непонятные боли, тики, усиленное сердцебиение, обмороки, головокружения);
  • настроение часто и резко меняется;
  • эмоциональные реакции всё чаще невозможно контролировать;
  • появляются мысли о суициде;
  • увеличивается количество выкуриваемых сигарет, выпитого алкоголя.

Даже если нет уверенности в необходимости посетить именно психотерапевта, лучше всё равно сходить на приём (можно даже минуя психолога). Он точно скажет, сможет он решить проблему или нет и посоветует, что делать.

Лайфхак. Многие не понимают, когда записываться на приём к психологу, а когда — к психотерапевту. На самом деле всё просто. Если волнует какая-то конкретная проблема и она затрагивает только эмоциональную сферу (грустно, одиноко, хочется плакать, постоянные переживания), это к первому. Если трудно назвать определённую причину душевного неустойчивого состояния, которое сопровождается ухудшением самочувствия (повышенное давление, тахикардия, потливость, бессонница, тремор рук), однозначно идти ко второму.

Подготовка

У многих приём врача-психотерапевта вызывает страх. Всё из-за недостатка информации, как именно он организуется. Чтобы ничего не бояться, стоит подготовиться к этому посещению морально и физически — и встреча пройдёт без всякого напряжения. Как это сделать?

Осознать необходимость такого шага

Нужно принять тот факт, что приём психотерапевта — это возможность изменить жизнь к лучшему, вылечиться, нормализовать психическое и физическое состояние. Взять наконец на себя ответственность за собственное здоровье и настроиться на позитивный результат — быстрое и полноценное выздоровление. Если человека приводят на подобные консультации насильно (близкие, друзья, родственники), но при этом он сам не верит в эффективность встреч со специалистами подобного рода, деньги и время будут выброшены на ветер.

Выбрать хорошего специалиста

От профессионализма психотерапевта зависит эффективность приёмов и курса лечения. Поэтому, этапу отбора стоит уделить особое внимание.

Что можно сделать: посмотреть рекламу в Интернете, обзвонить близлежащие клиники и психологические центры, поспрашивать у родных. Когда наберётся список из конкретных имён, каждого оценить по критериям:

  • отзывы реальных людей (о манере общения, эффективности сеансов);
  • опыт работы именно в данной сфере (желательно не менее 5 лет);
  • образование (должно быть обязательно медицинским);
  • квалификация;
  • наличие дополнительных сертификатов о пройденных курсах, тренингах.

Направлений в психотерапии — огромное количество:

  • гештальт-, арт-, гипно-, игро-, лого-, музыко- и прочие терапии;
  • семейные и групповые;
  • психо- и символдрама;
  • поведенческая, позитивная, телесно-ориентированная и т. д.

Разобраться в них сложно. Поэтому не стоит самостоятельно выбирать одно из этих узких течений. Запишитесь сначала на приём к психотерапевту общей специализации и обсудите с ним возможные альтернативы направлений, которые могли бы вам помочь.

Главное — изначально настроить себя на положительные эмоции и быть уверенным в том, что изменения в жизни необходимы, но без помощи специалиста они невозможны.

Организация приёма

Те, кто никогда не посещал психотерапевта, волнуются, как проходит приём. Прежде всего нужно учитывать стиль работы. Один включает пациенту расслабляющую музыку, другой использует аромалампы, третий ничем не отличается от обычного врача. Поэтому, несмотря на наличие общей схемы по крайней мере первой консультации, всегда будут нюансы, которые нельзя предугадать.

Первый приём проходит примерно так:

  1. Знакомство.
  2. Схематичное, поверхностное озвучивание основной проблемы.
  3. Наводящие вопросы, позволяющие углубиться в суть психологической проблемы и понять причины её возникновения.
  4. Диагностика физиологического состояния: пульс, давление, наличие лишнего веса, жалобы на головную боль или бессонницу.
  5. Выяснение целей, желаний и планов пациента (чего он ждёт от курса лечения).
  6. Первичная постановка диагноза.
  7. Выработка стратегии на будущее: выбор направления, основных техник, методик, частота приёмов.
  8. Назначение медикаментозных препаратов для лечения, направления к другим специалистам.

После первого приёма врач должен проанализировать собранную информацию, сделать соответствующие выводы, возможно, подкорректировать диагноз, курс лечения и выбранные техники и методы. Всё это согласовывается на следующем посещении с пациентом и начинается непосредственно терапия.

Если пациент уходит с приёма успокоенным, умиротворённым или хотя бы с ощущением, что лёд тронулся, время было проведено с пользой. Иногда бывает и разочарование — в таких случаях не стоит делать поспешных выводов. Возможно, это всего лишь первая консультация, и нужна вторая, чтобы убедиться в профессионализме психотерапевта.

Вопрос-ответ. Сколько длится приём? Первичный — от 50 минут до 1,5 часов. Последующие — около часа, в соответствии с выбранным направлением, формой работы и техникой. Частота — 1-3 раза в неделю. Курс лечения, в среднем, составляет 10 сеансов. Цифры могут варьироваться в зависимости от диагноза и запущенности состояния.

Действия психотерапевта

Многих особенно волнует, что делает психотерапевт на приёме. Это связано с различными страшилками о том, что он чуть ли не насильно отправляет своих пациентов в гипнотический сон и внушает что-то нехорошее. Или начинает копаться в глубинах души, задавая самые неловкие вопросы, на которые совсем не хочется отвечать. Или, что ещё хуже, сразу отправляет на томографию и даёт направление в психиатрическую лечебницу. Ничего подобного бояться не стоит.

Что входит в его компетенцию:

  • оценивание эмоционального состояния и жизненной ситуации пациента;
  • налаживание психоэмоционального контакта;
  • выяснение индивидуальных особенностей личности и организма;
  • установление возможных нарушений в мыслительных процессах и поведении;
  • определение состояния здоровья в целом и ЦНС в частности.

Отдельного внимания заслуживает последний пункт. Многие пациенты возмущаются, когда психотерапевт начинает измерять пульс, давление, спрашивать про качество половой жизни, наследственных и перенесённых ранее заболеваниях. На самом деле это в порядке вещей. Ему просто нужно связать между собой физическое и психическое состояние пациента. В этом — главное отличие от психологических консультаций.

Исходя из полученных данных, психотерапевт даёт пациенту рекомендации, согласовывая с ним каждый пункт. Это значит, что он не может просто назначить гипнотерапию и заставить в принудительном порядке ходить на неё, убеждая, что это единственный способ лечения. Предполагаемый план терапии подписывается обеими сторонами.

Что именно назначается чаще всего:

  • медикаментозные препараты, оказывающие действие на ЦНС: ноотропы, транквилизаторы, снотворные, антидепрессанты;
  • диета;
  • режим дня;
  • одно из направлений психотерапии.

При этом психотерапевт имеет право пригласить на приём специалистов смежных профессий: обычного или клинического психолога, невропатолога, психиатра для дополнительного консультирования.

Так что никакого гипноза и душераздирающих неловких вопросов на приёме ожидать не стоит. Любые действия проводятся только с разрешения пациента. Даже при выборе применяемых техник и методик специалист обязан посоветоваться с ним.

Дополнительные исследования

Нередко собранной на первом приёме информации не хватает для постановки точного диагноза и назначения лечения. В таких случаях пациент направляется на дополнительные исследования, бояться которых не стоит:

  • патопсихологическое обследование (подтверждает или опровергает наличие нарушений памяти, мышления, внимания, воли, восприятия, эмоций; проводится клиническим психологом);
  • анализы крови и мочи;
  • аппаратные методы обследования: ЭКГ, ЭЭГ, МРТ, КТ мозга;
  • консультации врачей узкой направленности: невролога, нарколога, кардиолога, диетолога, гастроэнтеролога.

На основании полученных данных ставится более точный диагноз и назначается комплексная терапия. Если прописываются медикаментозные препараты, психотерапевт обязан постоянно контролировать состояние пациента на протяжении всего курса приёма, корректировать дозировки.

Действия клиента

Вторая проблема, которая многих волнует, — как вести себя и что говорить на приёме. Подсознательно страх неправильного поведения и «не тех» ответов связан у клиентов со стереотипами. Якобы любое непроизвольное движение расценивается как нервный тик, дрожащий от волнения голос — как симптом эссенциального тремора, невпопад сказанные фразы — как признак глубокого личностного расстройства и т. д. Совершил ошибку — и всё, отправляешься на принудительное лечение.

Не нужно покупаться на эти «страшилки». Во-первых, для психотерапевта все ответы пациента — правильные. Во-вторых, он не даёт направление в клиники для душевнобольных. Это — компетенция психиатра.

Чтобы всё-таки не бояться «опозориться» на приёме, несколько полезных рекомендаций, как себя вести и что говорить, снимут напряжение и позволят извлечь максимум пользы из консультации.

Что делать

  1. Не бояться.
  2. Расслабиться. Принять непринуждённую, комфортную позу.
  3. Полностью довериться специалисту.
  4. Внимательно слушать.
  5. Чётко отвечать на вопросы.
  6. Не стесняться самому задавать любые интересующие вопросы, высказывать сомнения, обговаривать волнующие моменты.
  7. Не стесняться переспрашивать, если чего-то не поняли или не расслышали.
  8. Обязательно говорить о том, что не устраивает в обстановке: может, у вас аллергия на эфирные масла или мешает шум из открытого окна.

Иногда на приёме предлагается прилечь на кушетку. Не нужно расценивать это как первый этап гипноза. «Всё, сейчас лягу, расслаблюсь, меня введут в гипноз, внушат нечто страшное…» — эти навязчивые мысли не более чем фантазия. Многие психотерапевтические направления предполагают работу с пациентом именно в положении полусидя-полулёжа. Поэтому не стоит относиться к этому предосудительно. Но, если поза вызывает дискомфорт, об этом следует открыто сказать.

Что говорить

Не нужно заранее заготавливать фразы, репетировать перед зеркалом рассказ о своей проблеме, заучивать шаблонные ответы на вопросы, которые может задать психотерапевт. Ничего из этого арсенала не пригодится.

Во-первых, специалист задаёт обычные вопросы. Они требуют предельно чётких и правдивых ответов. Если присутствует недоверие, скрываются какие-то факты, диагноз в итоге может быть поставлен неверно. Это приведёт к ошибкам в лечении и усугублении ситуации. Поэтому правило №1 при разговоре — предельная откровенность.

Во-вторых, честность и открытость предполагает свободный поток мыслей без заученных фраз и заранее заготовленного рассказа. Чем он непринуждённее, тем проще специалисту увидеть истинное состояние пациента и правильно поставить диагноз. Правило №2 — свобода выражения своих эмоций и чувств.

В-третьих, человеческая природа такова, что всем время от времени приходится врать, приукрашая действительность. На первом приёме психотерапевта хочется показать себя с лучшей стороны. Поэтому клиенты нередко добавляют в рассказ моменты, которые показывают, что они хорошие. Далеко не все специалисты могут распознать ложь. Принимая её за действительность, они ошибаются с диагнозом. Правило №3 — не врать.

Важно! Если есть какие-то неприятные моменты, о которых вы не можете открыто рассказать врачу, не нужно прикрывать их ложью. Просто не говорите о них… пока. Поверьте: настоящий профессионал своего дела через несколько сеансов сам доберётся до того, что произошло на самом деле, и поможет справиться с психотравмой. Главное — знать, что есть право умолчания, и никто не может заставить говорить человека о чём-либо, если он этого не хочет.

На приёме нужно побороть страх, справиться с волнением. Единственное, что должно по-настоящему беспокоить, — как избавиться от той проблемы, с которой вы пришли на приём.

Решение записаться на приём к психотерапевту должно быть взвешенным, обдуманным, а главное — добровольным. Нужно понимать, что это — единственный выход из создавшейся ситуации. Ведь, если не сделать этот шаг и не начать менять жизнь к лучшему, в скором времени можно попасть на лечение уже к психиатру, занимающемуся более серьёзными и глубокими расстройствами. Так что при наличии показаний не стоит медлить — нужно звонить и записываться на первичную консультацию.

Читайте также: Психотерапевт, психолог, психиатр — в чём разница?