Даша пушкарева будем жить

Известный московский фотограф уехала жить в лес со 100 собаками

Дарья Пушкарёва — известный в Москве фотограф, в прошлом шесть лет работала в кино, была оператором-постановщиком и участвовала в создании телефильмов и сериалов.

«Я горжусь тем, что я делала. Но вся моя жизнь в кинопроизводстве привела к тому, что я была абсолютно измотана, работая по 15 часов в сутки без выходных. Потом я стала фотографом — одним из пяти лучших во всей Москве, моими клиентами были элитные бизнесмены и политики. Умные и культурные люди изменили моё восприятие богатых русских в лучшую сторону. Но я вспоминала детство, когда одноклассники говорили о том, кем хотят стать, когда вырастут, я мечтала открыть приют для собак», — говорит Дарья.

По иронии судьбы, девушка всегда опасалась собак. Её мама много работала и не могла позволить себе завести питомца, который отнимает много времени, и маленькая Даша выросла с кошками. Став взрослой, фотограф начала с того, что стала помогать собачьим приютам, перечисляя деньги на корм и лечение. Однажды девушка увидела объявление, что щенку без глаза требуется 10 тысяч рублей на операцию, она с мужем поехала, чтобы передать деньги, однако им заявили, что псом некому заниматься и никто не повезёт его к врачу. Пара сразу приняла решение забрать собаку себе. Так у Дарьи появилась первая собака, у которой оказался вредный характер и оба глаза на месте — один был зашит после травмы.

После этой истории, как будто прорвало плотину. Собаки стали сами находить сердобольную девушку — одни приходили домой, другие — на съёмочные площадки, третьих привозили друзья и знакомые. В какой-то момент в квартире стали жить сразу шесть псов. Всё изменила седьмая собака — пёс-инвалид из Краснодара оказался агрессивным и неадекватным. Он бросался на людей, в том числе на хозяев, стремясь перегрызть им горло, и страдал галлюцинациями из-за черепно-мозговой травмы. Занятия с кинологом не помогли, и Дарье посоветовали усыпить семимесячную гончую ради общего блага. Но у девушки не поднималась рука.

Но и держать неуправляемую собаку в квартире вместе с другими стало крайне опасно. Тогда семья решила переехать за город и поселить пса в вольере. Дарья, её муж Павел и собаки сменили два дома, пытаясь найти лучший вариант, и всё это время продолжали работать на фотосъёмках, а их многочисленные питомцы тем временем досаждали соседям бесконечным лаем и шумом. Тогда Дарья приняла решение бросить работать и уехать жить в лес. Пара нашла участок земли за 160 километров от города и стала перебираться туда.

Будущее место жительства представляло собой дом в поле с берёзами без воды и электричества. Пара приступила к строительству вольеров и корпусов для собак.

«Зимой мы ходили от дороги на лыжах туда и обратно с привязанными к поясу пакетами с мясом для питомцев и бензином для генератора. Мы построили шесть вольеров для спасённых нами собак и зажили новой, трудной, но счастливой жизнью, так непохожей на нашу предыдущую», — рассказывает Дарья в своём Instagram.

Сейчас на участке Дарьи Пушкарёвой с мужем живёт более 100 собак. У них есть тёплые вольеры, свежие мясо и рыба и ежедневные прогулки на пяти гектарах земли. Большинство из питомцев пары никогда не получило бы шанс на счастливую жизнь в семье. Практически у всех собак травмы различной степени тяжести, некоторые передвигаются на колясках. Но Дарья не унывает, зимой заготавливают дрова и топят ими помещения, мыться ездят к знакомым, а все деньги тратят на лечение животных и корм для них.

Но собаками жизнь Дарьи не ограничилась. Однажды она разговорилась с девушкой-волонтёром, спасающей лисиц. А потом ей на глаза попалось объявление о щенке енотовидной собаки без лапки, которому искали семью. Так, в доме Даши появились ещё и лисы, и другие пушные звери. Девушка даже завела отдельный аккаунт в Instagram, посвящённый уходу за лисицами. По её словам, для них требуются особые условия содержания, ведь «лисы, словно жидкость, способны просочиться в любую щёлку».

Чтобы обеспечить своё многочисленное звериное семейство, Дарья Пушкарёва продолжает работать ретушером удалённо, а ещё периодически берёт заказы от своих обеспеченных клиентов из прошлой жизни, которые регулярно заказывают фотоуслуги девушки и хорошо за это платят. Кроме того, Дарья благодарит за финансовую помощь друзей и всех неравнодушных людей.

Дарье не нравится, когда её дом называют приютом или убежищем. «Мы — семья! Приют — это текучка и передержка бесхозных животных. Мы любим каждую из наших собак и других животных и живём ради того, чтобы им было комфортно, насколько сложно бы это ни было», — говорит девушка.

А главной наградой за свои труды Дарья называет счастливые глаза и морды животных и их виляющие хвосты: «Когда видишь этих никому не нужных собак счастливыми, понимаешь, что все слёзы, боль и трудности — это адекватная цена за такую радость», признаётся девушка, которая называет себя «Королева Псиномать и утверждает, что ни о чём не жалеет.

А вы могли бы поменять всю свою жизнь ради мечты?

Даша Пушкарева: «Самое сложное – знать, если мы не поможем, то их усыпят»

Даша Пушкарева берет к себе собак-инвалидов. У нее уже живет 54 особенных пса, и она не останавливается, а только расширяет свои возможности

Фотография: DR

В жизни есть много плохих людей, о которых мы слышим из новостей каждый день. Но очень много и хороших, с большим и добрым сердцем, готовых помогать просто так, потому что в этом кто-то нуждается. Такой удивительной девушкой является Даша Пушкарева. Ее история похожа на что-то невероятное, просто к такой самоотверженности и бесконечному добру к ближнему своему многие не привыкли. Редакция OK-MAGAZINERU считает, что о таких людях, как Дарья, стоит говорить во всеуслышание, глядишь, и хороший пример окажется заразительным.

Даша Пушкарева обычная девушка, но у нее одна очень важна особенность – доброе сердце. Она помогает собакам. «Лучше бы помогала детям», — сразу могут сказать многие. Но этот мир не ограничивается только людьми. Многие, да практически все пострадавшие животные становятся инвалидами и озлобленными из-за человеческой жестокости и безразличия, и должен быть тот, кто встанет на другую чашу весов и будет помогать нуждающимся животным. Такой путь для себя выбрала Даша. У нее есть семья, ребенок, она каждый день работает, чтобы обеспечить близких и 54-х собак, которых она взяла к себе. И это не просто бездомные псы, а особенные животные – с двумя, тремя лапками, частично парализованные, глухие, слепые, очень старенькие, которых не берет к себе никто. И Даша не просто берет таких собак на время, она всех их оставляет себе и сама за ними ухаживает, не доверяя в этом вопросе никому.

Как и у многих людей, которые самоотверженно отдаются своему делу, история Даши берет начало из детства. Она всегда очень любила собак и хотела иметь много радостных хвостиков.

Даша: С детства я мечтала о приюте для собак. Хотела не просто одну собаку и не просто щенка, а именно много собак, я всегда хотела помогать им. Наверное, родилась с этой мыслью.

На третьем курсе университета начала работать. Так как я получала продюсерское образование, то и практика была на съемочной киноплощадке, а это 12-14 часов в сутки с очень редкими выходными. В кино я провела более шести лет, и мой график был в основном такой – командировки.

Но о своей мечте я не забывала — вот только с таким тяжелым режимом помогать животным я могла разве только финансово.

А в 2008 году грянул кризис, закрылись все съемочные павильоны, многие киношники оказались без заработка и пошли машины красить, а кто в такси работать. Это было очень тяжелое время для тех, кто никогда ничего не умел делать, кроме того, чем занимался в кино. Я, будучи оператором, переквалифицировалась в фотографа. И фотографировала тех самых животных, которым нужна была помощь – «на пристройство». Ведь каждая собака или кошка, находящаяся в поиске дома и семьи, должна чем-то привлечь потенциального хозяина, зацепить его взгляд. Так, при помощи фотоаппарата, я помогала им встретить «своих» людей.

Именно в то время у меня впервые в жизни сложился плавающий график и обнаружилось немножко свободы, и я поняла, что есть возможность завести собаку или нескольких собак. И получалось так, что они сами находили меня: в парке, у подъезда, на форумах помощи животным, в приютах (куда я часто ездила их фотографировать).

В какой-то момент стало понятно, что семь собак для съемной двушки, несмотря даже на то, что мы не создавали никаких неудобств для соседей, это перебор. Мы с мужем и живностью переехали в съемный загородный дом, но быстро устали трястись за чужую мебель и полы. Взяли два кредита и купили тщательно подобранную для наших «собачьих» нужд территорию. Пусть это было далеко от Москвы, зато много земли и достаточный размер жилой площади.

Мы решили сделать упор на тех, которых никто не берет – старых или инвалидов. Их очень жалко. За время фотографирования собак на пристройство я поняла, что старики и инвалиды — это те, кого пытаются пристроить годами, но, в большинстве своем, они так и умирают в приютах или на передержках, не найдя свою собственную семью.

С тех пор у нас начался прирост собак в семье. В основном это как раз старые и инвалиды. Мы строим для них дома, не ездим в отпуска, да и выходных-то у нас нет, потому что огромная ответственность не дает нам возможности переложить на кого-то другого бремя ухода за собаками. Хотя, почему бремя? — нам в радость.

Мы не называем себя приютом. Приют — это когда много волонтеров, есть пристройства, какая-то текучка. У нас ничего подобного не наблюдается. Ведь не каждая семья с большим количеством детей — детский дом. Так и мы — просто большая семья.

Ред.: А почему вы не стараетесь пристроить псов? И как вы справляетесь финансово, ведь на уход за таким количеством собак уходит много времени, а о работе со стандартным графиком точно можно и не думать.

Даша: Я считаю, что, единожды взяв ответственность, нужно нести ее до конца. Раньше я пристраивала собак, наверное, лет 10 назад.

Абсолютно все мои пристройства оказались неудачными. Видимо, я слишком доверяю людям и всегда считаю, что все вокруг меня хорошие, что они не могут выбросить взятое животное, что они обязательно будут искать свою собаку, если вдруг она потеряется на прогулке. Однако мой негативный опыт показал, что даже самые идеальные по разговорам люди способны впоследствии поступить со своим псом жестоко.

Я хочу быть уверенной в том, что собака, которая попадает к нам, всю свою дальнейшую жизнь будет обеспечена всем, что ей требуется. Что ее никто не подведет. Ведь за плечами каждой из наших собак очень тяжелое прошлое, сложные судьбы. Быть уверенными в их добром будущем можно только в одной ситуации – если оставить их себе. К тому же, речь идет о такой категории собак, которые вообще сложно пристраиваются. Не каждый человек готов взять старика, который проживет-то полгода в новой семье, а потом его оплакивать и хоронить. Про инвалидов вообще молчу — уход за ними требует огромного внимания, времени, да и финансовую составляющую никто не отменял.

Что до финансов, я работаю каждый день, опять же, без выходных, но, к счастью, имею возможность делать это, не выезжая из дома. Я ретушер и дизайнер. Все, абсолютно все заработанные средства уходят на содержание нашего «стада», как я ласково их всех называю. Мы с мужем всегда настаиваем на том, что наших собак должны содержать мы сами. Да, мы собираем деньги на какие-то экстренные нужды — срочная операция у тяжелого животного, или оплата стационара по 15 тысяч рублей в сутки, ведь если животное попадает туда на неделю, то никаких гонораров не хватит. В это же время никто не отменял ежемесячные траты на корм и медобслуживание, памперсы, пеленки, лекарства — все в комплексе выливается в серьезные суммы. Еще мы просим помощи у друзей и небезразличных к нашему делу людей на строительство новых помещений для особенных собак. Могли бы управиться и своими средствами, но тогда стройка тянулась бы многие годы, так как откладывать получается очень-очень мало.

У нас есть помощники. Это наемные рабочие, которым мы доверяем уборку помещений, замену сена, какие-то мелочи. Весь основной пласт работы с собаками, включая контроль выгула и кормление, мы производим сами, потому что, наверное, перфекционисты и считаем, что лучше нас никто не знает наших собак. В принципе, это правда — среди наших собак есть много таких, которые не доверяют незнакомым людям. Они не только кушать при них не станут, но даже и на выгул не пойдут, если почувствуют присутствие чужого на их территории. Еще, конечно, очень помогают родные.

Ред.: С помощью небольших пожертвований, о которых говорит Даша, идет сбор средств на строительство еще на двух корпусов, в них будут жить «спинальники» — собаки, которые не могут передвигаться без помощи колеснички. Набор животных туда уже завершен, хотя самих зданий еще нет.

Даша: Максимального количества собак, которое мы можем взять, нет, мы об этом просто не думали. Берем, пока ощущаем, что есть силы справляться финансово и физически. Как только возникнет чувство под названием «стоп-передышка», мы сразу прекратим прием. На данный момент у нас 54 собаки. Все они старики, инвалиды или хроники, то есть имеющие хронические заболевания.

Есть не очень четко обрисованный лимит в виде домов для собак — мы построили уже четыре и сейчас приступили к строительству еще двух. Решили, что они на данном этапе нашего развития будут последними. Шесть огромных домов для собак — это весьма серьезно, тут можно будет остановиться и просто жить спокойно с теми животными, которые у нас уже есть. Конечно, хочется помочь всем.

Мне по пять-шесть писем в день приходит с просьбами забрать очередного инвалида, у которого только усыпление есть альтернативой. Очень тяжело отказывать, безумно тяжело. Мы могли бы давно остановиться и жить гораздо более легкой жизнью, ухаживать за 20 животными, и работать пришлось бы меньше. Но очень больно бывает, когда отказываешь кому-то в приеме в новую жизнь, а потом узнаешь, что эту собаку усыпили.

Просто потому, что ей никто больше не дал второго шанса. У меня такие истории были. Поэтому мы погружены в свою аскезу — в добровольный отказ от всех благ цивилизации, от возможности отдохнуть, сменить обстановку. Я вообще не выезжаю с нашей фермы. У нас тут свет только от солнечных батарей, до сих пор нет нормального туалета, душ на улице, в холода топим печи. Но зато для собак все оборудовано так, чтобы им в любое время года было комфортно и уютно.

К каждому псу индивидуальный подход, а это непросто, когда их 54. Кто-то спокойно существует со своими соседями, для таких собак мы организуем своеобразные общежития, где весь этаж без перегородок, только с их спальными местами. А есть и асоциальные псы, которых необходимо держать отдельно, чтобы не причинить вред остальным. В таком случае мы строим небольшой вольер со стенами в человеческий рост. Получается, что собака в отдельной комнате, но все равно не в одиночестве. Сейчас мы стены у таких вольеров будем делать из железной сетки, а не из дерева, чтобы собаки чувствовали себя в стае и социализировались.

Ред.: А как вы принимаете новых собак, ведь они в стае новички, не возникает проблем?

Даша: Чаще всего все проходит хорошо. Но, конечно, сначала мы пристально наблюдаем за поведением новой собаки. У меня был один случай, когда мне позвонили и сказали, что старый пес где-то в промзоне ходит один, никто его не забирает, и он один просто может не выжить. Я согласилась его взять. Нам привезли этого «дедушку», а он прогрыз забор, хотел убежать, чуть меня не искусал. Вот это «дедушка»! С ним сначала было очень тяжело справляться, он жил в отгороженном вольере, но прошло некоторое время, и я уже смогла к нему заходить, теперь даже могу аккуратно погладить.

Ред.: Вы берете собак на «доживание». Ведь очень тяжело прощаться с животным, или вы уже научились к этому относиться по-другому?

Даша: Нет, не научилась. Мне очень тяжело, когда умирает кто-то из моих псов. Я сильно переживаю, ухожу в себя, у меня после таких событий «день молчания». Но я себя успокаиваю, говорю, что они все рядом, летают вокруг меня. Представляю эту мою стайку из тех, кто уже ушел. И вспоминаю про всю мою «стаю», которой я еще нужна.

Ред.: Даш, вы, как человек, у которого живет много особенных собак, лучше всех можете рассказать, об их отличиях от здоровых животных, они, вообще, выражаются в чем-то кроме физических ограничений?

Даша: Зачастую они отличаются, как ни странно, более позитивным отношением к жизни.

Особенные собаки — не все, некоторые — как будто живут за двоих.

Почему-то всегда на самых верхотурах, например, на стогах сена, маячат во время выгула именно животные трехлапые, а то и почти двулапые. Они словно кому-то доказывают, что могут все и даже больше. Собаки на колясках бегают там, где их «обычные» друзья не стали бы — вечно заезжают в какой-нибудь бурелом (мы расширили выгул, и теперь у собак есть небольшой, но собственный лес), прыгают в колесницах через траншеи под фундамент, ну и так далее. У меня есть собачка на колеснице, за которой я с фотоаппаратом не могу угнаться — она всегда впереди, а мне не хватает скорости. А всеобщий любимец и обладатель собственного фан-клуба в инстаграме — пес Драго – передвигается исключительно на двух передних лапах, обе задние лапы отрезало поездом. Он вообще как будто на батарейках, невероятно шустрый, гиперактивный, мегапозитивный, неописуемо жизнерадостный пес.

Пес Драго

Ред.: Если вдруг кто-то решится взять себе особенного пса, чего ждать этим людям?

Даша: Смотря с какой особенностью будет этот пес. Например, трехлапая собака ничем не отличается от собаки в полной, так сказать, комплектации. Слепой пес отлично адаптируется к любой географии, безошибочно находит двери, комнаты, привыкает к лестницам, легко научится по ним спускаться и подниматься. А вот собака на коляске, так называемый «спинальник», действительно требует к себе постоянного внимания. На эту тему я даже написала статью, потому что информации много, и хочется рассказать ее как можно большему количеству людей.

Мы знаем, что многие в детстве хотят помогать кошечкам и собачкам, но со временем эта мечта остается в числе детских фантазий, из-за того, что она кажется неосуществимой. Дашин пример – яркое доказательство тому, что все возможно. Не обязательно отказываться от обычной жизни и посвящать все время уходу за нуждающимися животными, это выбор каждого. Но помочь даже совсем небольшой суммой, которую многие, не задумываясь, легко тратят на кофе, всегда можно.

А еще животным нужна ласка, и она, порой важнее, чем деньги.

Сейчас проводится множество выставок с приютскими животными, где им можно подарить частичку своего тепла и небольшую вкусняшку. Те, у кого нет такой роскоши, как любовь хозяина, будут благодарны за любое внимание и подарят в ответ безграничное количество любви и позитива. И стоит помнить, что животные не становятся агрессивными по своей вине, поэтому так важно дарить миру добро и любовь и чаще говорить о хорошем. Хорошие примеры тоже обязательно должны стать заразительными, тем более, в жизни все возвращается бумерангом.

Эмбер Люк

За последние несколько лет Эмбер из Брисбена, Австралия, потратила на татуировки больше полутора миллионов рублей. Конечно, все вложения окупились. Теперь рисунки на её теле — её капитал, который будет ещё долго её кормить. Девушка промышляет горячими фото и видео. Чтобы подписаться на её аккаунт OnlyFans (платформа, пользователям которой даётся возможность устанавливать цену за подписку на аккаунты), придётся выложить полторы тысячи рублей в месяц.

Риаэ

Риаэ уже успела стать легендой в сообществе любителей тату. На её инстаграм подписано почти три миллиона человек. И хоть политика социальной сети запрещает обнажёнку, голые фотографии найти не составляет труда.

Мара Инкпериал

Немецкая модель Мара Инкпериал тоже не стесняется зарабатывать на своих фото. Конечно, с пометкой «Для взрослых». Публикует такие кадры девушка на OnlyFans, но и в её инстаграме откровенного контента хватает.

Винус Старр

У этой модели из Новой Зеландии почти 160 тысяч подписчиков в «Инстаграме». Вопроса «С какой целью все эти люди её читают?» не стоит — всё и так понятно. Также у девушки есть аккаунт на Patreon, где за её обновлениями по подписке следит… 18 человек. Что ж, тоже неплохо.

Джилл Харденер

Джилл живёт в Берлине. Чтобы получить доступ к её раскрепощённым фото и видео, пользователи платят по 450 рублей ежемесячно. Желающих отдать свои кровно заработанные более чем достаточно.

Бриттни Бэйлис

Эта тату-модель живёт в Сиднее. За обновлениями девушки в «Инстаграме» следит больше полумиллиона подписчиков. Конечно, без аккаунта на OnlyFans тоже не обошлось. Там красотка публикует «эксклюзивный контент, который ещё никто не видел».

Келли Шеа

Тело Келли покрыто татуировками, но фанаты любят её не только за это. Формы американки пришлись по вкусу минимум 180 тысячам подписчиков.

Пожарные из Австралии сделали 2020 год самым желанным, выпустив свой календарь

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона Мария Цыганова, это программа «Вместе с планетой» на радио СОЛЬ. Как обычно, в это время мы рассказываем вам о самых разных проектах краудфандинговой платформы Planeta.ru, которые, как нам кажется, заслуживают особого внимания. И сегодня мы познакомим вас с автором доброй и очень важной идеи построить лисий дом Дарьей Пушкаревой, которая расскажет нам, что это за место такое получится, для кого оно будет построено и что будет из себя представлять. Здравствуйте, Дарья!

Дарья Пушкарева: Здравствуйте.

М.Ц.: Расскажите, для кого вы собираетесь построить дом, кто там будет жить и в связи с чем появилась такая необходимость?

Д.П.: Наверное, стоит начать с самого начала. Как ни странно, все началось с собак. Точнее, с моей детской мечты, потому что я со школы хотела приют для собак. И когда я выросла, то, естественно, шла к тому, что называется сбычей мечт. И все сбылось, теперь у нас есть благотворительный фонд помощи старым собакам и собакам-инвалидам. Он называется «Будем жить». Обычно, когда помогает собаке, то помогаешь и человеку тоже. Когда я помогала одной собаке, я повстречалась с девушкой-волонтером, совершенно замечательным человеком Олесей. Она спасала эту собаку, я спасала эту собаку, мы разговорились. И выяснилось, что у нее дома живут две спасенные лисы. Это меня очень впечатлило. И я возвращалась мыслями к спасению лис после нашего с ней первого разговора многократно. Для меня, наверное, это было совершенно новое направление, потому что я раньше думала только в сторону собак, занималась только собаками. И тут я решали углубиться в тему. Пошла изучать матчасть, как говорится, скачала себе разных диссертаций о содержании лис, вообще стала читать про пушных зверей. И пока я изучала все эти материалы — что происходит обычно? Когда человек кому-то конкретному помогает, к нему постоянно обращаются с просьбами кого-то спасти, еще кого-то выручить. Олеся занималась лисами, они продолжает заниматься лисами, кошками, собаками. Периодически к ней обращаются люди, которые просят и за лис тоже. И вот просили люди спасти трех лисят, которых продавали на притравку, грозились отправить на притравку. Там какая-то не очень подробная история произошла. В общем, у Леси не было в тот момент возможности забрать этих трех лисят себе, она живет в квартире, у нее достаточно животных. И она, зная о том, что она меня заразила лисами, обратилась ко мне, спросила: «Даша, а не хочешь, чтобы еще одна твоя мечта сбылась прямо сейчас? Не хотела бы ты лисичку?». Я сказала, что, видимо, это какой-то знак судьбы, нам нужно выкупать этих лисят. Мы это сделали. Эти лисята жили какое-то время у Леси дома, их надо было проглистогонить, откарантинить, сделать им вакцины, естественно. И параллельно я выкупила с мехового производства 4 лисят, 3 лисят еще с Питера на передержку выкупила. И встал остро вопрос о том, что всем этим животным нужен дом. Плюс еще мы выкупили 9 енотовидных собачек, щенков, тоже в Питера, с частной зверофермы. В общем, у нас появился такой зверинец, который был весь распределен по передержкам, кто-то сидел у меня дома, кто-то был в клетках, к сожалению, кто-то на передержке вообще в другом городе, ждал переезда. Соответственно, встал вопрос о том, что им нужно построить классное комфортное жилище. Но дело в том, что лисы, енотовидные собаки, песцы, потому что мы спасаем и песцов тоже, требуют совершенно другого подхода в плане содержания, чем обычные собаки, к которым привыкли люди. Мы для своих спасенных собак в рамках фонда «Будем жить» построили уже очень много площадей, больше тысячи квадратных метров у нас построено для собак. Поэтому мы немного понимаем в строительстве и в том, что нужно для животных, как строить, из чего строить, какие материалы использовать, какие перегородки делать и т. д. Но с лисами мы столкнулись впервые. А у лис есть несколько нюансов, которые нужно учитывать. Это то, что они божественно залезают на любые абсолютно высоты. Я читала, что они залезают на 15-метровые ели, это меня очень впечатлило. Когда мы рассчитывали, как нам строить, то мы должны были учесть то, что они высоко лазают, они прекрасно копают, то есть нельзя было ограничиться просто заливкой фундамента, нужно было заливать полностью все полы в помещениях, которые отводятся для содержания лис. Нужно было затягивать все сеткой, включая потолок выгула. Им же ничего не стоит преодолеть просто забор, залезть на верх забора 2,5 метра, 3 метра, без разницы, и уйти в лес. Это я называю «утечка лис». Это мы постоянно пытаемся как-то предвосхитить и сделать так, чтобы этого не случилось. Поэтому я консультировалась с лисоводами в Петербурге, в Москве, с зоотехниками, я вышла на приют в Миннесоте, чтобы понять, что нужно еще предусмотреть такому новичку, как я, в строительстве такого помещения, из которого бы лисы не смогли убежать, но при этом чтобы им было комфортно жить. В результате мы нашли очень много решений. Нам объяснили, как сделать забор, как натягивать сетку, какой должен быть метраж. И пришли мы к тому, что у нас сейчас построено уже 150 квадратных метров с перегородками, с игровой площадкой. У нас отдельно огорожен и обезопасен выгул соток, наверное, на пять пока что, для начала.

На какое количество животных, вопрос сложный, потому что никто, по сути, не может сказать, какой метраж нужен для одной лисы. Потому что все лисы, которые содержатся в неволе, содержатся в клетках метр на метр и доживают до 6 месяцев, потом они идут на мех. Так происходит на зверофермах. В зоопарках совсем другое, совсем разные зоопарки бывают. В зоопарках им имитируют среду обитания, там сажают всякие деревья, делают лазы, ходы. Понятно, что зоопарк — это огромное пространство. А что касается содержания лисы дома, в квартире или в загородном доме, в вольере, здесь мнений очень много. Все сходятся на том, что лис может быть на одной площади достаточное количество, но им нужен разбег. Минимум 20 квадратных метров — это разбег для лисы. На этих 20 квадратных метрах может жить и пять лис. Главное, чтобы им было, где двигаться, потому что это очень контактные и подвижные животные. И когда мы строили вот эти свои 150 квадратных метров, то так получалось, что мы сами не знали, сколько мы сможем туда поселить. Сейчас у меня в одном отсеке на 25 квадратных метров уже поселено 7 лисичек. Когда мы уже собрали всех по передержкам к себе, уже можно было заселять в наш еще неготовый дом, но им нужно было улучшать условия, они там кто в боксах сидел, кто в закрытых комнатах сутками сидел. Это надо было уже сделать.

М.Ц.: А почему в закрытых?

Д.П.: Потому что они лазают везде, дома их невозможно обезопасить от всего, никогда не знаешь, что они могут учудить.

М.Ц.: Лисичка, получается, такое традиционное сказочное существо, которое может залезть в любую норку. Как рассказывают деткам, так и есть.

Д.П.: Да. У меня на глазах маленький лисенок, ему всего 1,5 месяца, я ее выпускаю, она залезает на батарею, по батарее на штору, как кошка, она залезает до середины шторы, там висит. С учетом того, что я постоянно с собаками, а лисы у меня совершенно в другом доме, в другой деревне, я видела их только дважды в сутки, я не могла предположить, что они могут сделать без контроля. Поэтому мне приходилось их закрывать по отдельным комнатам, кто-то сидел в клетке. Плюс некоторые лисы сидели в клетках на передержках, потому что там вообще не было возможности их выпускать. Нам нужно было переселять их. Хоть в нашем лисьем доме не готовы ни полочки, ни будки для них, есть только сено, еда и вода, но мы уже были готовы их переселить. Они с огромной радостью это переселение восприняли. Так вот, по поводу количества. Сейчас мы на 25 квадратных метров поселили 7 лисят, и они чувствуют себя превосходно. Во-первых, они абсолютно потерялись в этом пространстве. Я захожу в комнату и начинаю пересчитывать и искать. Несмотря на то, что пространство фактически лысое, но они такие маленькие, а комната такая большая получилась, что с учетом даже того, что они еще подрастут, они дорастают примерно до 7−10 кг, это животные чуть больше кошки, им будет вполне комфортно. Главное, чтобы не было конфликтов. Если будут конфликты, то, безусловно, мы будем их рассаживать. Соответственно, как получается — вот 25 квадратных метров, 7 лисят чувствуют себя комфортно. Примерно так, я считаю, и должно быть заполнен этот метраж. Что касается енотовидных собак, то сейчас у меня в параллельном помещении как раз находится 8 щенков енотовидных собак. Они отлично живут семьей. У енотовидных собак вообще очень развиты семейные чувства, они дружные, они защищают свою территорию от чужих, они тяжело принимают в свою стаю новых животных. Но если стая сформирована они живут очень здорово. Они ухаживают друг за другом перед сном, они выщипывают друг другу из шерсти каких-то блошек мифических. Это уже на фоне рефлексов такое. Они спят кучкой вечно. И им хорошо, я вижу. Несмотря на то, что их 8, 25 квадратных метров, они сейчас вот у меня перед глазами играют в игрушки, друг с другом играют. Енотка может играть во все — может играть в игрушку, может играть в енотку другую, в палочку, во что угодно. Им хорошо. Так что здесь важно не количество животных на метраж, а то, чтобы у этих животных был этот метраж. Когда животное живет, допустим, на балконе, многие заводят лису…

М.Ц.: Да, пошла тенденция заводить диких животных в квартирах.

Д.П.: Я, конечно, чайник, я совсем начинающий человек, но я с ними провожу сейчас очень много времени, я вижу, как они себя ведут. Лису в квартиру я бы себе никогда не завела. Это животное сложное, с кучей нюансов. Можно ожидать чего угодно. И это очень быстрое животное. Оно может прыгнуть на тебя, грубо говоря, с люстры. А что касается енотовидной собаки, они не карабкаются, они очень простые для человеческого понимания. Я вообще против квартирного содержания диких зверей. Я за то, чтобы в квартирах жили кошки и собаки. Но если человек хочет спасти, если у него большая квартира, то можно завести енотовидную собаку. Но нужно учитывать все нюансы. Потому что просто завести животное, закрыть его на балконе, сутками держать там, потому что запах же идет, от запаха избавиться очень сложно в рамках квартиры. В рамках вольера продуваемого все хорошо, но в рамках квартиры очень тяжело. Поэтому многие селят их на балкон. Так вот, это плохая идея. Нужно давать пространство. На балконе нет такого метража, который нужен эти зверям для разбега.

Теперь вернемся к прозе жизни. Когда мы стали это все строить, точнее, когда я объявила, что вот, наконец, мы начинаем строить, я сказала, что это будет стоить 100 тысяч рублей. Мой муж прочитал и сказал: «Даш, это не будет стоить 100 тысяч рублей, к сожалению. Тысяч 300». Я подумала — боже мой, как это 300 тысяч, это всего лишь вольеры. Мы для собак очень много строили капитальных строений из блоков, на фундаменте, с кучей комнат, дверей, окон. И такое строительство выходило где-то на 700 тысяч. Я подумала — ну, здесь-то просто вольер. Да, большой. Но здесь всего 4 больших комнаты, какие 300 тысяч? Начали строить. Дошли до 300 тысяч, поняли, что мы даже не на середине. Возникла проблема, что деньги стали катастрофически кончаться, потому надо было заказывать не только сетку специальную. Надо было заказывать сварные ворота, все бетонировать, все новое, столбы для ограды выгула, очень много бруса. В результате я сказала, что, видимо, надо запускать проект на Planeta.ru. У нас уже был положительный опыт работы с Planeta.ru, когда мы строили дом для собак-инвалидов. У нас всего 6 корпусов, на 1,5, даже больше мы набрали денег, чтобы построить, благодаря помощи Planeta.ru. Второй проект у нас был — сбор на новые инвалидные коляски для собак-инвалидов. Сейчас мы их ждем из Америки. Очень долгий процесс, но все получилось.

М.Ц.: В России нет таких приспособлений?

Д.П.: У нас в России есть коляски для собак, но они не могут сравниваться с американскими, потому что американцы придумали совершенное новшество — коляску, в которой собака может сесть и лечь на выгуле. А в наших и даже в американских до этого производителя нельзя было сесть и лечь. Можно было либо бежать, либо стоять. Все мечтали, когда же выпустят что-то подобное. И вот, выпустили. Мы решили, что нам пора обновить наш автопарк. С лисами тоже решили попробовать выйти на Planeta.ru, потому что по деньгам это неподъемно. На данный момент мы уже потратили полмиллиона рублей. И готово практически все. Проект на Planeta.ru идет, он в процессе. И мы отдаем себе отчет в том, что нам очень нужна помощь. И также мы отдаем себе отчет в том, что, скорее всего, когда мы получим средства с Planeta.ru, часть из них пойдет на доделку этого лисьего дома, а часть мы заберем для того, чтобы строить вольерный ряд для собак. Это наш следующий проект. Это было, естественно, оговорено все. То есть, как обычно, когда мы что-то строим, если одновременно идет проект на Planeta.ru, он идет 2 месяца, и если я что-то заработала, то я вкладываю в стройку, не ожидая денег с Planeta.ru. А потом уже, на часть этих денег мы построим вольерный ряд для собак, потому что нам очень нужно расселять агрессоров. К сожалению, когда Дашенька начала заниматься агрессорами, все решили, что ей можно предлагать агрессоров постоянно. У меня получилось такое скопление собак со сложным характером, которых нужно, во-первых, отселять от других собак, им нужно больше личного пространства, чтобы было меньше конфликтов. Во-вторых, в принципе собак-агрессоров нужно держать отдельно во избежание вообще какой-либо ситуации. И нам очень нужно будет построить вольерный ряд. Мы в любом случае этим летом планировали открывать проект на Planeta.ru на строительства этого ряда. И в результате, у нас получился общий проект и на лисий дом пойдет часть, и на вольерный ряд пойдет часть.

М.Ц: Получается большая, объемная работа, которая постоянно длится и ведется.

Д.П: Да, это летний сезон, строительство всегда ведется в теплое время года, если мы не будем его использовать, то потом будем с октября по апрель ничего не делая, потому что невозможно делать в такую погоду. Это непроездная дорога, это холода, это дожди. И обычно у нас все в это время стоит. Как только начинается нормальная погода, ее нужно использовать. И мы стараемся использовать ее по максимуму. Мы на этой территории два года. И за два года мы построили больше тысячи квадратных метров. Для собак огородили гектар выгула, это тоже стоит денег.

М.Ц: Это Подмосковье, правильно понимаю?

Д.П: Да, это на границе с другой областью. И так как сбылась мечта по лисам, мы в этом году решили начать строительство именно с лисьего дома. Но животные появились, как обычно, раньше, чем появилась площадь для них, поэтому решение пришлось принимать очень быстро. И действовать каждый день. Каждый день у нас с 6 утра работает бригада рабочих на территории, на которой я прямо сейчас нахожусь.

М.Ц: Многие считают, что когда люди, которые любят животных, хотят им помочь, выкупают животных, например, лис со зверофермы, они определенным образом спонсируют те же самые зверофермы. Как это прокомментируете?

Д.П: Вы знаете, это довольно популярный вопрос. И я считаю, что самым правильным ответом будет такой. На зверофермах лису продадут в любом случае. Та лиса, которая рождена на звероферме, будет продана в любом случае, она может быть продана в живом виде и в мертвом. Скорее всего, она будет продана в мертвом, потому что для выкупа живых лисиц у нас недостаточно пропаганды, но количество клеток на зверофермах одинаково. И количество рождаемых щенков тоже одинаковое. Я вообще планирую завтра с Татьяной Белецкой, с учредителем нашего фонда, вместе с Лесей, которая просила у меня лису, поехать на звероферму и выкупить оттуда еще 3 животных, если нам сегодня даст добро ветеринарный врач этой зверофермы. Мы как раз ведем с ним переговоры. И это будет означать, что 3 клетки будут пустовать до следующего года. Их не заполнят новыми лисами, потому что все лисы уже родились, и вязок уже быть не может. Лисы рождают только один раз в год. 3 клетки будут пустые, либо эти 3 клетки останутся заполненными, и этих лис потом убьют на мех. Мы ничего не спонсируем, мы просто делаем выбор за животных. Выйти им оттуда живыми или выйти мертвыми. А количество от этого не меняется. Мы не ставим своей целью закрыть зверофермы в России, потому что это невозможно, это отрасль промышленности, это сфера производства, это меховое производство. Его невозможно никак закрыть. Можно какие-то частные зверофермы закрыть, подпольные, но официальные государственные учреждения — их закрыть невозможно, и мы не стремимся к этому. Единственное, что мы можем делать, это пропагандировать, что мы можем спасать пушных зверей, что их можно комфортно расселять, показывать, как это делается, отговаривать тех, кто хочет в эмоциональном порыве взять и забрать себе диких зверей в квартиру, а потом не знать, что с ними делать. Потому что такие ситуации тоже были. Мы отговариваем от того, чтобы люди подбирали лисят в лесу. Это категорически нельзя делать, потому что если в лесу на тебя выходит лиса, она, скорее всего, бешеная, потому что лисы просто так не выходят на человека. Единственный путь спасения животных — это выкуп со звероферм. Есть еще такой путь, как выкуп с притравки, но здесь нужны личные контакты, чтобы уже конкретно волонтеры передали, чтобы там есть животные с притравки. Вот закрытие притравочных станций — это тема, которая будоражит умы долгое время. Ее пытаются протолкнуть на федеральном уровне долгое время. Закрытие притравочных станций — это то, за что нужно голосовать. Это не сфера промышленности, это совсем другое. Здесь нужно очень по-умному подойти. Нельзя просто взять и закрыть притравочные станции, потому что на самих станциях, как правило, никакой жестокости не происходит по официальному прайсу. Там животные живут годами. Их там берегут. А вот подпольные притравки, когда один мужик в деревне приходит к другому мужику и говорит: «Я на охоте взял собаку, давай потравим твою собаку». Вот с этим надо бороться, с этой жестокостью. У нас же популяризируется как-то лисоводство как спасение лис. К сожалению, никто практически не знает, что можно спасать других пушных зверей, тех же самых песцов и енотовидных собак. Про енотовидных собак вообще никто не знает, мы записывали недавно енотовидную собаку в клинику, и на регистратуре у нас спрашивают, какое у нас животное. И мы отвечаем: «Енотовидная собака». А на том конце молчание, они не знают такую породу. Потом был другой вопрос, как вводить ей наркоз, как еноту или собаке? Это непопулярное животное. На фермах это еще и очень дешевое животное. И их мех считается самым дешевым, их по большей части используют на притравках и охотятся на них. Это тоже довольно жестоко. И песцы тоже довольно непопулярные, никто практически не спасает песцов со звероферм. Все спасают лис. Лисы сказочные, они популярны, они прикольные, они разноцветные. Когда меня начали спрашивать про моих белых лисичек, люди думали, что они только рыжие, а на самом деле существует около 80 окрасов лис. Есть черно-рыжая лиса, шоколадная и серенькая, жемчужная. И поэтому очень много вижу лисоводов, которые выкупили лис, они выкупают мраморных, белых лис, это классно, красиво, здорово. Они публикуют фотки в Instagram, фотки с лисами, но почему-то про енотовидок не знает никто, про песцов не знает никто. И сейчас я очень ориентирована на то, чтобы пропагандировать возможность спасения енотовидных собак и песцов. Вот с песцами я еще опыта не имела никакого, но меня ждут 5 песцов в Питере, мы хотим к концу недели их перевезти в Москву и начать вакцинировать и готовить к переселению. Посмотрим, как они себя поведут. Но в общем, ситуация у них не завидная, потому что непопулярные животные.

М.Ц: Дарья, большое вам спасибо. Наша программа подошла к концу. Мы желаем вам удачи, мы желаем вам спасти как можно больше животных. Мы желаем вам как можно скорее построить этот дом и спасти этих животных, дать им крышу над головой и возможность жить.

Это была программа «Вместе с планетой». У микрофона для вас работала Мария Цыганова. До свидания.

Девушка, живущая в лесу

Предисловие.
Мой дорогой читатель, перед тем, как я поведаю тебе эту историю. Я хотел бы сказать, что в нашем мире много чудес, но мы всё реже и реже замечаем их. Ведь люди всегда куда-то бегут, не зная, что ищут. Но есть ещё люди, которые знают, что чудеса всё ещё случаются и всегда будут иметь место, пока мы в их верим. Эта история — маленькое чудо, которое приснилось мне, ведь даже во снах можно увидеть много чудесного. Надеюсь эта история понравиться тебе, а сейчас бери чай, устраивайся поудобнее. Я начинаю своё повествование.
Рассказ.
Каждое лето мы с друзьями проводим неделю на Ахтубе, ведь, что может быть лучше, чем отдохнуть от городской суеты, покупаться в прозрачной воде и, конечно же, пожарить шашлыки, куда без них!
Я лежал на шелковистой летней траве и смотрел на чистое небо. Изредка на небе проскальзывали пушистые облачка. Мысли медленно и мелодично проплывали в моей голове. Никаких забот, только свобода и тишина, об этом я мечтал очень давно. И, даже в этот, казалось бы, прохладный день, Солнце пекло, усердно пытаясь выжить из меня все соки.
— Надо будет искупнуться, но сначала нужно позвонить друзьям, узнать где они.
Я лениво потянулся за телефоном, он лежал рядом с импровизированным лежаком, который я смастерил из покрывала и спальника. Как обычно, сдвинув значок блокировки вправо, я открыл контакты и принялся искать номер моего старого друга, Семёна.
— Так, где же этот номер?! – возмутился я.
А, вот ты где спрятался!
Я нажал на вызов и стал ждать, через некоторое время в телефоне раздался немного грустноватый голос моего друга.
— Алло, Сём, это ты?
— Да, это я, привет, Миш, только не говори, что ты уже на месте.
-Ага, а вы где, я вас уже заждался?
— Извини, но мы сможем приехать только завтра, Лену с работы не отпустили. Поэтому жди нас завтра где –то в районе девяти часов утра.
— Ладненько, жалко, конечно, но ничего не поделаешь, работа тоже важное дело. А я тут уже небольшой лагерь разбил, думал купаться пойти.
— Везёт тебе, тоже хочется, а то в городе вообще душно и жарко сегодня. Миш, мне пора, по делам убегаю.
— Хорошо, передавай привет Лене, удачи.
— Завтра приедем сам передашь, спасибо. Пока, до завтра.
-До завтра.
После этого я положил телефон на лежак, а сам встал и пошёл к речке.
— Брр, холодная водичка сегодня, в самый раз в такую погоду.
Потрогав воду, я с разбегу нырнул в эту речную пучину. Я всегда любил купаться, ведь вода смывает всё, даже усталость после трудовой недели. Под водой неслышно ничего, вокруг всё так спокойно и тихо. Я плыл до того момента пока в лёгких не закончился кислород. Выныривая, я столкнулся с стайкой рыб, которые куда –то плыли.
— Фух, во это я проплыл, надо будет сегодня порыбачить. А то, столько рыбы здесь плавает.
Выйдя на берег, я направился к палатке, за полотенцем. На душе было настолько благодатно, что мне было очень легко и радостно. Захватив попутно телефон, я включил музыку и начал вытираться.
Да уж, жалко, что сегодня мне придётся быть здесь одному. Надеюсь, завтра мы сможем весело посидеть за столом и хорошенько пообщаться, а то в городе нет времени, чтоб увидеться со старым другом. Заодно узнаю, как у них дела, ведь они уже практически год, как женаты. Да, Семёну повезло иметь такую добрую и верную спутницу по жизни. Я стоял около палатки, ветерок нежно гладил меня по макушке, от удовольствия, я закрыл глаза. Я бы стоял так вечно, но меня отвлекло некое шуршание рядом с моим лагерем.
— Кто тут? – сказал я
Ответа не последовало, наверное, это было какое-нибудь животное, ходившее неподалёку. Приглядевшись, я увидел, что между стволов деревьев, которые окружали мой лагерь, шла кошка. Она была необычайно красива, у неё были белые ушки и хвостик, сама же рыжеватого цвета. Но больше всего мне запали в душу, её яркие, золотистые глаза, они как будто отражали её маленькую кошачью душу. Увидев меня, она ловко скрылась за кустами. Видимо её не устроило моё присутствие здесь. Но я был рад, что тут есть, хоть кто-то, кроме меня. Повесив полотенце на ветку дерева, я взял удочку, которую приготовил ещё утром, когда приехал.
— Надо пойти порыбачить, а то скучно становиться.
Взяв всё необходимое для удачной рыбалки, я устремился к месту, на котором мы всегда с другом ловим рыбу. Сегодня было тихо, поэтому можно было надеяться на хороший клёв. Забросив приманку, приготовленную заранее, я поставил стульчик около воды и начал насаживать червя на крючок. Он настойчиво боролся за свою жизнь, извиваясь, не давая мне никак начать рыбалить. Спустя некоторое время, я закинул удочку, сел и начал ждать, когда клюнет рыба.
— Ну же давай, ловись рыба большая и маленькая! — сказал я.
Минут через пять, было видно, как поплавок немного дёргался, то вниз, то вверх. Я приподнялся, чтоб вовремя среагировать и вытащить улов.
— Нет, ещё рано, рано- думал я.
Резко поплавок ушёл под воду, я мигом поднял удочку и начал крутить катушку
— Повезло, карась попался! Надеюсь, следующий улов будет также удачный.
Первая рыбка плавала в ведёрке, рядом со мной.
Заменив приманку, я вновь закинул удочку, оглядывая другой берег. Там тоже потихоньку собирались рыбаки, с каждым разом всё больше и больше.
— Да с такой конкуренцией, рыбы не достанется – усмехнулся я.
Вдруг у меня клюнуло, я даже не ожидал, что будет так быстро. Но всё же успев вовремя вытянуть очередной улов, я немного погрустнел, ведь на этот раз попались водоросли. Выругавшись и очистив крючок от них, я решил сменить место рыбалки. Закатав штаны, я взял удочку и прошёл вперёд, в воду. Пройдя метров пятнадцать от берега, я с большой силой закинул удочку, чуть не отправив её далеко, далеко.
— Так, ещё немного и надо будет закругляться, а то уже начинает темнеть.
Простояв в воде минут двадцать, так ничего не поймав, я собрал все вещи и отправился назад в свой небольшой лагерь. На улице вечерело, Солнце постепенно заходило за горизонт. Придя и сложив всё на свои места, мне надо было собрать хворост и приготовить ужин. Слава богу, что с хворостом здесь никогда не было проблем, ведь меня окружал лес. От моего места пребывания вела тропинка, по которой мы всегда ходили собирать ветки для костра. Выйдя на неё, я шёл вперёд, не забывая собирать нужные веточки.
-Как давно я не был здесь, уже целый год прошёл. Было весело, когда мы приезжали сюда детьми и играли все дни напролёт. – с некой грустью сказал я.
Неподалёку снова послышался шорох, эта была та самая кошка, которую я видел сегодня днём. Она тихо подошла ко мне и издала своим тоненьким голоском” Мяу”.
— Да, я тебя слушаю, пошли со мною, я тебя накормлю.
Кошка с радостью, побежала впереди меня, к лагерю.
— Помедленнее, а то я не успеваю за тобой.
Эта морда, услышав моё недовольствие немного убавила скорость. Она шла, изредка поглядывая назад и смотря на меня.
— Да иду я, иду!
Так, мы вышли обратно на полянку, где был сам лагерь. Я сложил ветки в небольшую ямку, где мы обычно делаем костёр, после чего начал чистить рыбу. Кошка села рядом и пристально смотрела на неё.
— Сейчас, терпение, осталось приготовить.
После чистки, я развёл костёр и сел рядом с ним, греясь. Кошка последовала моему примеру и легла рядом. Дождавшись, когда подойдут угли, я положил карася на решётку и начал готовить. На всю округу развивался вкусный запах, даже кошка начала умываться.
— Сейчас, сейчас, скоро будет готово.
Когда рыба приготовилась, я положил её на тарелку и начал есть. Небольшие кусочки, отдав кошачье морде, которая видимо давно не ела, такого лакомства.
— Приятного аппетита – сказал я, кошке.
Она в свою очередь посмотрела на меня и мяукнула. Я был очень рад такой компании. Поужинав, я забросил в костёр ещё дров. Кошка с благодарностью посмотрела на меня и пошла обратно в лес.
— Было приятно с тобой поговорить, спасибо.
Вместо ответа, кошка, лишь мяукнула. За это время на улице совсем уже стало темно. Переодевшись в тёплые вещи, я сел около костра, размышляя о прошлом. Вдалеке цикады пели свою очередную серенаду, небо было усыпано яркими звёздами. Костёр тихонько потрескивал и грел своим теплом.
— Скоро надо будет ложиться спать.
Не знаю сколько бы я наслаждался всей этой идиллией. Меня отвлекло шуршание веток неподалёку, я сразу взял фонарь.
— Тут кто-то есть?
Но ответа, как и прошлый раз не было, я напрягся, светя в ночной лес. То, что произошло дальше я не ожидал. Из ночного леса вышла девушка, необычайной красоты и некоторыми особенностями. Она была одета в немного потрёпанное платье. Я светил на неё фонарём и не мог поверить своим глазам. У неё были кошачьи уши и хвост, причём такой же окраски, как у той кошки. Я не мог сказать ни слова, но мне пришлось выдавить из себя, хоть что-то.
— А, ты кто?
— Я здесь живу.
— Но…- я потерял дар речи.
— Но, что?
— У тебя кошачьи уши и хвост?!
— Да, так и есть, без них я бы не была тем, кем являюсь.
-Кем?
-Собою, конечно, а ты забавный, не то, что другие люди, они убегают, после того, как увидят меня.
Я промолчал, я не мог поверить своим глазам, голова болела от напряжённого раздумья.
— Кто она или что? Что делать? — в голове крутилось слишком много вопросов.
— Я наблюдала за тобой весь день. Можно я присяду рядом?
Она смотрела на меня своими золотистыми глазами, в которых поблескивал огонь. Я осторожно кивнул, пытаясь не выдавать свой страх. Девушка взяла ещё один стул, который я оставил у соседнего дерева и поставила напротив меня. Её хвост лёг на её колени, такой пушистый, как у моей кошки. У неё были длинные волосы, на лице сияла улыбка. Она внимательно смотрела на меня, как- будто изучая.
— Откуда ты? — решил заговорить я.
— Я не помню, я всегда была здесь, в этом лесу.
-У тебя же есть имя?
-Не знаю, может когда-нибудь было.
— Может, позволишь, я тебе дам имя?
— Почему бы и нет.
-Как тебе, например, Юля?
— Мне нравиться.
Мне, почему-то казалось, что эту девушку можно не бояться, она неопасна.
-А тебя как зовут?
— Я Миша.
— Тебе не страшно здесь одному быть, в этом лесу.
— Уже нет, ведь теперь я беседую с тобой. Правда это странно, что у тебя уши и хвост есть.
— Ничего не странно, я это я, они у меня всегда были.
— Извини, я не хотел тебя обидеть.
Было видно, что, Юля надулась, её уши прижались к голове, а хвост развивался за спиной.
— Ну, не дуйся.
— Я не дуюсь, просто обидно, что ты не веришь в моё существование.
-Да, по правде говоря, я не привык видеть девушку с кошачьими ушами и хвостом.
— Надеюсь, скоро поверишь, а то скучно здесь одной в лесу жить.
По лицу Юли потекли слёзы, я не знал, что делать, но первое, что мне пришло на ум это попытаться её успокоить.
— Юля, не плачь, я верю в твоё существование, ведь неживой человек не может испытывать чувства.
Она посмотрела на меня, на её лице было видно улыбку.
— Ну, вот и хорошо- подумал я.
Я подошёл к ней и крепко обнял, Юля уткнулась мне в плечо и тихо стала говорить.
— А, ты хороший, не такие как те, кого я встречала раньше. Спасибо тебе, что поговорил со мной.
— Не за что, ты ещё раз извини меня, пожалуйста.
— Извиняю.
Юля приподняла голову и вернулась в позу, в которой, она сидела раньше, я же сел обратно на свой стул.
— Я слышала, тебе должны приехать друзья завтра утром.
-Да
— Поэтому тебе уже надо ложиться спать, а то вставать очень рано.
— Согласен – устало зевнул я.
— Можно я с тобой посплю? Просто мне одиноко в последнее время.
— Эмм, ладно.
— Спасибо.
Юля радостно вскочила со стула. Я же в свою очередь встал и очень лениво потянулся, залив остатки костра, мы пошли в палатку.
— Я, надеюсь ты меня ночью не обворуешь.
— Нет, что ты, я не стану.
— Ладно.
Сначала в палатку залез я, потом Юля. Я сразу отвернулся к стенке палатки.
-Спокойной ночи!
— Спокойной!
Через несколько минут, меня начала захватывать дремота. Юля прислонилась к моей спине и тихо замурлыкала, как настоящая кошка. Мне ничего не снилось, я был настолько спокоен, что мне очень хорошо спалось. Рано утром, я почувствовал, что меня кто-то поцеловал в щёку и быстро открыв палатку, ушёл. Проснувшись где-то в восемь часов, я обнаружил рядом с собой записку:
” Миша, я не стала тебя будить, ведь ты так крепко спал. Спасибо тебе за то, что выслушал меня вчера и дал мне имя. Также огромное спасибо, что не дал мне умереть от голода, ведь это я была той кошкой, которую ты угостил рыбкой. Я всегда буду тебя ждать здесь, в этом чудесном лесу. Твоя Юля.”
Мне стало так обидно, что я опять остался один, но в тоже время меня переполняла радость за то, что с Юлей всё хорошо. Я вылез из палатки и сладко потянулся.
— Надо будет рассказать про неё моим друзьям — тихо сказал я. Хотя не буду, пусть эта ночная история останется при мне.
Как и договаривались Семён и Лена приехали ровно в девять.
— Ну наконец-то! — подумал я
Сначала из машины вылез Семён, а за ним Лена, с кучей пакетов. Я подбежал, чтобы помочь. Взяв пакеты и аккуратно расположив их около палатки, мы поставили раскладной стол и начали разговаривать.
— Ну, как ты тут один ночь провёл, без происшествий? — Спросила Лена.
— Всё в порядке- улыбнулся я, вспоминая лицо Юли. Как вы доехали?
-Да пробки сплошные- возмутился Семён.
— Ничего страшного, сейчас искупаетесь и забудете об этих пробках.
— Сначала поставим палатку- Сказала командирским голосом, Лена.
Через пару часов, когда палатка уже была установлена, а мы искупавшись грелись около костра, к нам подошла кошка, с теми же белыми ушками и хвостом. Но я уже знал кто это.
— А, познакомьтесь эта Юля, показал я на кошку.
— Ой, какая красота- воскликнула Лена
-Да, согласился Семён.
Так прошёл вечер за разговорами в нашей маленькой компании.
Послесловие.
В наше время много чудес, даже таких. Просто мало, кто их замечает. Иногда нам кажется, что их не бывает, но могу сказать, лишь одно, всё бывает. Главное верить, пока мы верим, всё возможно. Думаете, эта история закончилась. Нет, она будет длиться, пока вера в чудо не иссякнет. Люди, помните, иногда только вера сможет помочь справиться с той или иной преградой. Поэтому мечтайте и верьте в чудо!

Четверть века в землянке. Как живет отшельница из Солнечногорска в лесу?

Источник фото: телеканал «360»

Небольшая хижинка, старые кастрюли, тазики и почти двадцать собак — вот и все богатство Марины. Женщине за пятьдесят. Уже четверть века она живет в глубине леса — в землянке без окон, дверей и электричества. Простые батарейки для светильника — уже в радость.

В лес Марина ушла вслед за любимым человеком в середине 90–х. Что подтолкнуло их — держит в секрете. Много лет пара налаживала быт, но болезнь подкосила здоровье мужа. Теперь его вдова рассчитывает только на себя.

Источник фото: телеканал «360»

Теперь, говорит женщина, дом она не оставит, ведь это — главная память о супруге. К тому же, хижина стала своего рода «приютом» для собак. Жители соседних деревень их не на шутку опасаются. В лес ходить боятся, а кто-то и жалобы в администрацию направляет.

«Стараемся обходить участки леса, потому что знаем, что живет очень много бездомных собак. Многие обращались, и так как мамы здесь все равно часто ходят в магазины у нас, то очень опасно», — поделилась Ирина, местная жительница.

Источник фото: телеканал «360»

Вот только в лесу, вопреки ожиданиям, мы встретили не опасных собак, а крошечных щенков. Оказалось, они не бездомные. Обитают там вместе с хозяйкой: скромно, но дружно. Для Марины питомцы стали главным смыслом жизни.

Но мало кто действительно видел лесных жителей и знал об их судьбе. В деревне все эти годы ходили разные слухи, практически граничащие с мифами.

Источник фото: телеканал «360»

«Обрастало легендами, что там живет Леший — никакой он Леший не был. Он был нормальный прекрасный человек, который попал в эту жизненную ситуацию. Тысячи людей ушли из дома, они живут и не хотят возвращаться домой», — рассказал Николай, местный житель.

Говоря о своих собаках, Марина начинает плакать. Их почти нечем кормить. Изредка деньги удается найти у продуктового магазина. Если кто поможет, хозяйка купит щенкам крупы, хлеб, молоко.

Источник фото: телеканал «360»

«Денег не хватает. У меня собаки один раз в неделю едят», — пожаловалась отшельница.

Такая жизнь Марину не пугает. Женщина если и уедет из леса, то только со своими питомцами. Но куда — она пока не знает, да и вариантов особо нет.