Брат сестра 18

ВНИМАНИЕ! Данная рассылка рассчитана на взрослую аудиторию! Рассказы, публикуемые в рассылке, могут содержать описание сцен секса, а также нецензурные выражения. Поэтому, если Вам не исполнилось 18 лет, или Вы не приемлите по тем или иным причинам описание сцен секса, то убедительно просим воздержаться от чтения рассылки!

Маринка

Категория: Инцест

М. Сергеев
Толик сильно боялся прихода родителей. Он думал о том, что будет, если Маринка решит рассказать родителям о случившемся.
Сегодня, поиграв с ребятами после школы в футбол и, придя домой, Толик решил посмотреть телевизор, но не нашел пульт управления. Тогда в поисках пульта он зашел в спальню сестры. Сестра пришла из школы раньше и, читая книгу, заснула. Она лежала на кровати, одетая в легкий халатик. Полы халатика разошлись в стороны. Толик подошел ближе. Одна нога Маринки была согнута в колене и, через неплотно прилегающие к телу трусики, Толик увидел часть ее киски.
Толик и Маринка были погодки. Ему было 15, а Маринке 14. Когда они были маленькие, Толик видел иногда ее голую, но тогда это было ему не слишком интересно.
Позже Маринка стала стесняться подросшего брата и, в свои 15 лет, сильно сексуально озаботившись, ему никак не удавалось посмотреть на голое женское тело. Он присел над спящей сестрой и очень осторожно отодвинул в сторону нижнюю часть трусиков. Теперь Толик видел все, что до этого скрывали трусы. Лобок Маринки был покрыт легким пушком светлых волос, а дальше шли две плотно прилегающие друг к другу складки срамных губок.
Два месяца назад друг Витька показывал Толику порнографический журнал, в котором две девицы в разных позах трогали, лизали и засовывали в свои влагалища искусственные члены. Трогали они друг у друга торчащий внизу лобка бугорок. «Это клитор!» авторитетно объяснил Витька. «Он у девок, как у нас залупа. Самое чувствительное место!» У Маринки клитора видно не было.
Осмелев, Толик осторожно, еле касаясь, провел пальцами по лобку сестры. Волосики были очень мягкими. Сестра продолжала спать. Тогда он одним пальцем провел по губкам снизу вверх и, вверху губок, в том месте, где они соединялись вместе, палец ощутил маленький бугорок. «Клитор!» — дошло до него. Круговыми движениями пальца, он стал массировать бугорок. Через некоторое время бугорок ощутимо потвердел и стал больше. Толик заметил, что губки киски набухли и, увеличившись в размере, слегка разошлись. Сестра стала дышать глубже. И тут Толик все испортил. Его дернуло попробовать ввести палец внутрь киски. Когда палец вошел между губок на треть длины, Маринка дернулась и проснулась.
— Ты что творишь!? Ты же так целку мне сломаешь! Все маме расскажу! Пошел вон!
Теперь Толик со страхом ожидал прихода родителей. Он думал о том, что, если сестра расскажет матери о произошедшем, отец его убьет.
Сидя в своей комнате, он услышал, как в двери поворачивается ключ. Это пришла с работы мать. Прошло полчаса. Мать спокойно готовила ужин. «Не рассказала!» — дошло до него.
На следующий день, придя из школы, он зашел в комнату сестры.
— Марин! Прости меня! Я больше не буду!
— Толик! Ты же мой брат и такое творишь!
— Не смог удержаться. Очень хотелось потрогать.
— Ну и трогал бы сам себя! Мало ли что я хочу! Я же тебя не трогаю!
Толик понуро побрел в свою комнату. Через некоторое время открылась дверь и в его комнату вошла Маринка.
— Тебе что, очень хочется посмотреть на женщину? – спросила она.

— Хочется!
— Толик! Я бы тебе показала, но ведь это плохо. Мы же родные брат и сестра.
— Мы бы ничего такого не стали делать. Просто посмотрели бы, ну…потрогали и все!
— Хорошо! Но ты мне должен пообещать, что не будешь делать того, что мне бы не понравилось и тоже покажешь мне, что у тебя внизу.
— Обещаю!
— Тогда показывай!
— Тебе тоже интересно?
— Конечно. Я же живой человек.
Раздеваться перед собственной сестрой было неудобно, но он снял с себя вначале футболку, а затем спортивные штаны и трусы. Член Толика стоял колом.
Маринка присела на кровать и осторожно прикоснулась ладонью к его мошонке.
— Это яйца?
— Да.
— А тебе приятно, когда и их трогаю?
— Да.
Она охватила ладонью член и оголила головку. Ноги Толика стали дрожать.
— Это залупа?
— Да.
Маринка стала ритмично двигать рукой, оголяя головку члена. Ее рука доставляла брату настолько приятные ощущения, что очень быстро Толик почувствовал приближавшуюся волну оргазма. Когда он сам в ванной или туалете занимался онанизмом, оргазм не приходил так быстро.
— Марин! Я так кончу!
После этих слов, сестра, вместо того, чтобы перестать, удвоила усилия, но член Толика направила в сторону, чтобы он не забрызгал ее спермой. Тело Толика стала бить судорога оргазма, а сестра, не переставая дрочить его, жадными глазами смотрела, как из члена тугими струйками брызгает сперма.
— Ты кончил?
— Да. Больше не надо.
Они присели на кровать.
— Теперь можешь трогать меня. Только внутрь не лезь!
Толик повалил сестру на кровать и раздвинул ей ноги. Маринка была без трусов, и ему хорошо было видно ее киску. Она уже была набухшей и из нее сочилась влага. Вверху губок была видна горошина клитора.
— Как делать, чтобы тебе было приятно?
— Давай я тебе буду говорить, что надо, а ты будешь делать?
— Давай!
— Проведи ладонями по грудкам
Толик стал добросовестно делать все, о чем просила сестра.
— Возьмись пальчиками за соски и слегка пощипай их. Поцелуй сосок…. несильно всоси его в рот… теперь погладь губки внизу… посильнее…еще… Смочи пальчик смазкой, которая выделяется из влагалища и тихонько три им клитор…так…
Сестра была сильно возбуждена. Она громко и прерывисто дышала. Лицо ее порозовело. Тело дрожало в мандраже. Взгляд затуманился.
— Посильнее…пальчик смазывай…три….
Он боялся сделать ей больно, поэтому еле касался клитора пальцем. Маринка взяла своей рукой палец Толика, которым он гладил ее клитор, и надавила на клитор сильнее, показывая с какой силой нужно надавливать.
— Хорошо… теперь побыстрее… еще быстрее… Толик!… Толик…. я сейчас кончу! А-а-а-а-а-а! – заголосила она, извиваясь на кровати и ловя палец брата своим клитором.
Сестра обессилено лежала на кровати, закрыв глаза, и часто и шумно дышала.
— Толик! Все-таки мы плохо поступаем. Не должны брат с сестрой заниматься сексом. Давай больше не будем так делать! Я лучше завтра приведу тебе свою подругу Лариску. Она давно уже не целка и хочет, чтобы ты ее трахнул.
— А почему она об этом не сказала мне?
— Толик! Ты что, глупый? Какая девчонка скажет об этом парню?
На следующий день, Толик поимел приведенную Маринкой Лариску и был безумно счастлив. С сестрой они в последующие годы только один раз занимались сексом, да и то все произошло как-то спонтанно, когда им обоим очень хотелось.

Поздний вечер

Категория: Эротика
Александр
Был уже поздний вечер, и весь дом погрузился в тишину сна.
Он долго лежал на кушетке, размышляя о своей жизни и думая о девчонке, что жила в этом доме. Смотря в темный потолок комнаты, он понял, что со всеми этими мыслями он долго не уснет и чтобы отвлечься, накинул халат и отправился на кухню, заварить себе кофе. Включив небольшой торшер, стоящий в углу, он увидел пульт от телевизора, беспризорно валявшийся посередине кухонного стола. Он закрыл кухонную дверь и включил телевизор.
— Хоть какое-нибудь кино идет за полночь? — подумал он.
Залив в кофеварку воды, он уселся на кухонный диванчик и принялся щелкать по каналам.
Наконец он нашел какой-то фильм, начало которого было уже давно, и принялся сосредоточенно вникать в сюжет. Кофеварка хрюкнула несколько раз, приглашая заварить кофе. Он поднялся, достал из шкафчика пахучий порошок молотого кофе и засыпал его. Затем взял чашку и подставил под носик. Пар с шумом начал вырываться, наполняя чашку, и кухню заполнил кофейный аромат. Когда процесс был закончен, он повернулся к кухонному столу и от неожиданности чуть не выронил чашку. Девочка, та о которой он думал совсем недавно, стояла в дверях кухни и смотрела на него широко раскрытыми глазами.
— Ты? – удивился он. – ты почему не спишь?
В дверях стояла она 15,5 лет отроду одетая в ночную пижаму, нежно голубого цвета. Она ничего не сказала в ответ, а только прошла в кухню и закрыла за собою дверь.
Он подошел к столу, поставил свою чашку на стол и спросил,
— Кофе будешь? —
— Нет – ответила она.
— А я выпью –
Он сел на кухонный диванчик и принялся смаковать горячий терпкий напиток. Мысли все перемешались, кино, в котором он так старательно искал сюжет, его больше не интересовало. Он тупо смотрел в телевизор, и краем глаза видел, как блестят ее глаза.
— Погаси, пожалуйста, свет, – вдруг сказала она.
Он как под гипнозом потянулся к выключателю. Щелчок, и на стенах и потолке небольшой кухни заиграли отсветы телеэкрана. Кухня погрузилась в полумрак.
Она подсела к нему и положила голову на его плечо.
— Обними меня – шепотом сказала она.
Он тихонько просунул руку за ее спиной и обнял ее за талию.
— Знаешь, — сказала она дрожащим голосом, — я давно люблю тебя.
Его рука дрогнула. Он сильнее сжал ее, почувствовав, как дрожит под его ладонью ее тело.
— Ты не замерзла? – спросил он.
— Нет, мне сейчас очень хорошо.
И она потерлась о его плечо, как трется маленький котенок.
Он тихонько поцеловал ее в макушку, ощутив необычайный прилив нежности к этому детскому и в то же время уже взрослому существу, которое познало, что такое любовь.
Девочка коснулась своими тонкими пальцами его руки, затем взяла ее и, полностью овладев ею, принялась перебирать его пальцы. Он судорожно поставил чашку недопитого кофе на стол и не знал, что делать дальше. Ласки ее руки приводили его в безумство и замешательство. Он решил, что просто должен ответить на них. Продолжая пялиться в ничего незначащую теперь для него картинку экрана, он отвечал на ее ласки такими же ласками своей руки. Перебирал ее пальцы, щекотал ладошку, захватывал всю руку и ту же отпускал ее. Их игра, наверное, продолжалась бы и дальше, но неожиданно она подняла его руку и прикоснулась ею к своей груди.

Мороз пробежал по его коже: «Что она делает, зачем заводит так меня?». Пронеслось у него в голове. Но рука его уже лежала на ее груди, прижатая сверху ее рукой. Он тихонечко пошевелил ею. Почувствовав упругость и в тоже время необычайную мягкость под своей ладонью, ему вдруг безумно захотелось ласкать, терзать и тискать это юное создание, так откровенно отдававшееся всем своим существом, во власть его рук.
Он сжал свои пальцы и почувствовал, как все ее тело завибрировало от этого прикосновения. Медленно отпуская, он водил своей ладонью по ткани ее сорочки, скрывавшей девичьи прелести. Как же хотелось ему взглянуть на это чудо. Как только он отпустил ее она слегка, повернула голову в его сторону и посмотрела наверх. Их взгляды встретились. Безумный огонек играл в этой паре глаз, которая хотела взаимной ласки.
— Ласкай меня – прошептала она, продолжая в упор смотреть на него. – не останавливайся.
Больше не доставляя боль, он продолжил гладит девичью грудь, нежно прикасаясь к ней через ткань. Через минуту, как ему показалось, соски ее груди начали увеличиваться, и проступать через ткань.
— На до же, — сказал он вслух.
— Мне очень хорошо сейчас. – ответила она.
Его непреодолимо тянуло прикоснуться к ее девичьей коже, почувствовать ее своими пальцами, ощутить ее, но он не знал, как это сделать так, что бы не обидеть ее. Он тихонько оторвал свою руку, и положи на ее живот. Легко поглаживая его, он пальцами медленно поднимал ее сорочку верх и вскоре, его рука прикоснулась к мягкому теплу ее живота. Она ничего не сказала ему, а только крепче прижалась к его плечу.
Его руки заскользили по бархатной поверхности. Он чувствовал, как каждая клеточка, к которой он прикасался, отзывалась мелкой дрожью.
В ее голове был полный кавардак. Она прекрасно понимала, что ее сейчас ласкают уже не как маленького ребенка, что все, что сейчас происходит с ней она сама начала, и в то же время боялась. Боялась родителей, боялась его. Боялась, сама не зная что. Неизвестность и неведанность происходящего, смущала ее и, в то же время, звало идти дальше. Приятное тепло разливалось по ее телу от его прикосновений. Весь мир переворачивался, страх, и угрызения совести боролись в ней с желанием получать эту нарастающую в ней волну. Ей безумно хотелось зажать свою руку между ног, но она стеснялась это сделать при нем.
— Что я делаю? — промелькнуло у него в голове, — ведь она еще ребенок.
Но остановиться не давало ее тело, тело девочки, которая жаждала стать женщиной, которая воспринимала все его ласки, как будто уже получала их от кого-то и отзывалась на них все сильнее. Его руки заскользили выше, и вот ребро его ладони коснулось упругой груди. Он повернул свою руку так, что его пальцы стали ласкать ее у нижнего основания. Иногда они поднимались чуть вверх по ее поверхности и касались сосков.
Ее охватило полное замешательство.
— Что я делаю? Ведь еще ни разу мужская рука не касалась моего тела, а тем более здесь. – думала она. Ей хотелось сорваться и убежать, но внутреннее чутье подсказывало, этого делать не надо все будет хорошо. И вдруг неожиданно озорное желание возникло в ее голове. Позабыв про то, что в доме они не одни, что ей еще рано всем этим заниматься. Она повернулась к нему всем телом и, схватив за края ночной сорочки, потянула ее вверх, сняв через голову. Она сидела перед своим любимым, обнажив себя до пояса. На ее теле отплясывали странные отсветы работающего телевизора.
Он совсем начал терять голову. Ему было и неловко и безумно приятно глядеть на нее.
— Что мы делаем, зачем? – сказал он.
Она приблизилась к нему, обняла его за шею и тихим шепотом сказала:
— Я хочу, что бы ты ласкал меня, – и положила голову на его плечо.
Его внутреннее возбуждение от ее прикосновений нарастало каждую минуту.
Она слегка отодвинулась, взяла ворот его халата и раздвинула его, обнажив его грудь, а затем всем своим существом прижалась к нему.
Он чувствовал как ее упругая маленькая грудь, возбужденные соски, касались его тела, как под его руками, державшими ее, пробегала дрожь. Она была слишком прекрасна и молода для него.
Он гладил ее спину, а она тихонько мурлыкала ему в ответ.
— Нам не следует идти дальше, чем мы уже зашли, – подумал он, и ничего не предпринимал больше, а просто поглаживал ее.
Она перестала дрожать. Ее мышцы напряженные, как и ее нервы, начали успокаиваться от его простых прикосновений. Потихоньку она стала ощущать легкую дремоту обволакивающую ее вместе с теплом его рук.
Прошло еще немного времени, и он понял, что она просто спит в таком странном положении у него на руках.
Он тихонечко взял ее, поднял на руки, и отнес в свою комнату. Положив на кушетку. Он укрыл ее красивое юное тело одеялом и присел рядом.
— Как ты хороша и прекрасна – прошептал он и поцеловал ее в лоб.
Она не проснулась, а только что-то пробурчала во сне, согретая его теплом и его ласками. Наверное, ей снились необычайные сны в эту ночь. А он, он ушел на кухню, допил свой холодный кофе, в надежде успокоить нервы и прейти в себя, и остался там до утра, так и не выключив телевизор.

Стирка

Категория: Первый опыт
М. Сергеев
История, рассказанная мне одной из моих подруг
В тот знаменательный субботний день мама решила с утра заняться стиркой. Стиральная машинка в те годы у нас была большая, круглая, напоминающая по форме бочку. Я, как примерная дочка, суетилась рядом, всячески стараюсь помочь.
— Лиза! Подай мне пододеяльник – попросила мама.
Я взяла пододеяльник и, протягивая его маме, случайно прислонилась низом живота к работающей машинке. Машинка во время работы сильно и мелко дрожала. Я почувствовала, как внизу живота стало нарастать приятное чувство. Заметив, что я прижимаюсь к машинке, мама строго сказала:
— Отойди от машинки, а то током ударит!
Я послушно отошла, но решила повторить эксперимент с машинкой, когда дома никого не будет. В свои 7 лет я была очень любознательной и, когда дома никого кроме меня не было, часто копалась в вещах родителей, или исследовала с помощью зеркала свое тело.
Придя на следующий день из школы, и наскоро перекусив, я пошла в ванную. Не знаю зачем, я наполнила машинку водой и, вставив вилку в розетку, включила ее. Расставив в стороны ножки, я прислонилась низом живота к машинке, и опять ощутила нарастающее приятное чувство.
Постепенно, приятное ощущение становилось сильнее. Сладостный зуд разрастался в том месте, где находилась моя пися. И, вдруг, это чувство разом стало таким сильным, что тело мое стало дергаться. Через непродолжительное мгновение я поняла, что больше не могу это выносить, что мне уже стало неприятно, и я выключила машинку. Опустившись на корточки, часто и шумно дыша, я пришла в себя. «Что это? Может, это меня током ударило?» — думала я – «Тогда почему было так приятно?». Мне очень захотелось повторить. Я опять включила машинку и прислонилась к ней лобком.

Все повторилось. Мой организм опять сотрясали сладостно-приятные волны, а в зеркале я увидела, как от этой сладости исказилось мое лицо. После третьего включения, когда, устав, я опять сидела на полу на корточках, я поняла, что мне уже больше не хочется. Вылив из машинки воду, я вытерла ее насухо тряпкой и ушла в комнату. Идя в комнату, я почувствовала, что мои трусики все мокрые. Просунув руку через резинку, я положила ладонь на письку. Писька была мокрой и какой-то скользкой. Прикосновения не доставляли удовольствия, как это было обычно, из-за усталости от пережитого в ванной.
На следующий день, на перемене, я рассказала своей подруге про эксперимент с машинкой.
— Дай попробовать? – попросила она, и мы решили вместе после школы пойти ко мне.
Приведя после уроков Верку к себе домой, я провела ее в ванную. Воду в машинку я заливать не стала, а, прислонив лобок подруги к машинке, включила ее. Верка сразу отстранилась.
— Ты что?
— Мне щекотно!
— Тогда дай я!
Я прислонилась к машинке и, дойдя до пика приятного, громко и прерывисто дыша, задергалась телом.
— Что с тобой?! – спросила Верка.
— Это от того, что очень приятно!
Верка опять нерешительно прислонилась к машинке. Она то прижимала, то убирала свой лобок. И тогда я решила ей помочь. Я встала сзади ее и, взявшись руками за машинку, прижала к ней своим телом Верку. Лобком я чувствовала упругую девичью попку и это было приятно.
Поначалу она вырвалась, но потом замерла, а через некоторое время я ощутила своим телом, что зад подруги совершает какие-то кругообразные движения.
— Мама…, мамочки… – тоненьким голоском заскулила Верка.
Жадными глазами я наблюдала, как волны оргазма проходят по хрупкому телу Верки, а лобком чувствовала, как дергается ее попка. Вдруг, она с силой вырвалась из моего плена.
— Ты что?
— Все…, больше не могу…!
— Приятно было?
— Обалдеть!
— Еще будешь?
— Да! Только отдышусь!
Как наркоман заражает тягой к наркотикам своих друзей, так и я «заразила» машинкой почти всех девочек нашего класса. Те, у кого дома были стиральные машинки, стали регулярно заниматься «стиркой» без белья, а у кого их не было, ходили в гости к тем, у кого они были. Позже, мы научились обходиться без машинок, но это уже другая история.
М. Сергеев

Сестрица Аленушка

Категория: Первый опыт
М. Сергеев
Был у меня одноклассник по имени Иван. Мы с ним вместе занимались в авиамодельной кружке. Как-то я, делая модель самолета, обнаружил, что у меня закончилась калька (бумага которой обклеивают крылья). Я побежал в магазин. Кальки не было. Тогда я вспомнил, что Иван говорил, что у него есть целый рулон кальки. Через 3 минуты я звонил к нему в дверь.
Дверь открыла его старшая сестра. Ее звали Лена, и мы с ребятами обычно дразнили их: «Сестрица Аленушка и братец Иванушка», а Ваньку иногда звали «Козленочком», особенно когда он что-нибудь пил – «Не пей! Козленочком станешь!». Лена была на 4 года старше и, с высоты моих 14 лет, казалась ужасно взрослой.
— Иван дома?
— Зайди! Ваньки нет. Он на рыбалку уехал с двоюродным братом Я вымыться решила, а мне по телефону должны позвонить. Ты посиди, а, если позвонят, скажи, что я в ванной. Пусть через 15 минут перезвонят.
С этими словами «Аленушка» затащила меня в квартиру, подождала, пока я разуюсь и пройду в комнату, и ушла в ванную.
В ванной у них было окно, которое выходило на кухню. Как-то Ванька рассказывал, что, когда сестра моется, он иногда подглядывает, и решил посмотреть на голую Лену. Я осторожно прошел на кухню. Окно было высоко. Я встал на обеденный стол и заглянул в окно. Лена стояла под душем боком ко мне и губкой терла низ живота. Конец мой от этого зрелища встал столбом. И тут она быстро повернула голову и посмотрела в окно. Я присел, осторожно слез со стола и прокрался в комнату. Меня сильно мучила мысль, что она меня засекла.
Через некоторое время я услышал, как она вышла из ванной, открылась дверь и
Лена прошла в комнату. На ней был надет короткий зеленый халатик.
— Подглядывал? – спросила она, улыбаясь и в упор глядя мне в глаза.
Я тупо молчал. Физиономия моя стала пунцовой от стыда.
— Что, интересно посмотреть? Никогда не видел? Попросил бы, я бы тебе и так показала.
— Как?
— А вот так!
С этими словами она распахнула халат. Голова моя пошла кругом. В метре от себя я первый раз в жизни видел красивое и абсолютно голое тело молодой девушки.
Она сделала шаг ко мне.
— Насмотрелся? Может, ты и потрогать хочешь?
— Как? – опять тупо спросил я.
— Вот так!
Она протянула руку и положила ее мне между ног. Пальцы ее, сжимаясь и разжимаясь, мяли мой член. Ему стало очень тесно.
— Иди сюда! – и она потянула меня к дивану.
Присев на диван, она стала расстегивать мне брюки.
Руки ее дрожали. Через некоторое время я был полностью раздет.
— Какие мы большие! – восхищенно сказала она – Не у каждого взрослого мужика такое богатство! Сейчас мы попробуем познакомить его с моей «киской»! Только, для чистоты наших отношений, сбегай в ванную!
Я быстро, но тщательно вымыл все свои интимные места и, вернувшись в комнату, подошел к дивану, который Лена уже успела разложить.
Она потянула меня за руку, и я завалился на диван рядом с ней. Ее груди касались моего тела. Прикосновения их были очень приятны. Губы ее приблизились к моим и она меня поцеловала. Голова кружилась, дыхания не хватало. Я почувствовал, как она взяла меня за руку и положила мою ладонь на свой лобок.
Между ног Лены было мокро и тепло. Я ввел пальчик в ее киску. Лена подалась навстречу моей руке и стала делать телом поступательные движения. Мой пальчик нырял во влажную глубину ее тела.
— Теперь погладь бугорок, который вверху! – попросила она.
Я нащупал маленький как горошина, твердый бугорок. Лена негромко ахнула.
— Не так сильно, послабее…
Рука ее потянулась к моему члену, обхватила его и стала оголять его головку. Будучи на предельном взводе, я почти сразу стал спускать. Когда я закончил, Лена убрала руку.
— Теперь ты мне…. – попросила она, и я продолжил прерванное мною поглаживание ее горошины. Дыхание ее стало громким и прерывистым, она выгнулась всем телом и обмякла.
Минут через пять она сказала:
— Теперь можешь посмотреть поближе, если хочешь…
Конечно, я очень хотел и, встав на колени между ее раздвинутых ног, стал рассматривать ее пещерку. Осторожно раздвинув пальцами ее губки, я увидел нежную розовую глубину.

— Хочешь туда? – с придыханием спросила она.
— Очень хочу!
— Тогда сбегай опять в ванную, смой с конца остатки спермы, а когда будешь близко к оргазму, не кончай в меня. Скажи мне, что ты близко. Я что-нибудь придумаю.
Я добросовестно выполнил все, что она сказала, и лег рядом с ней.
— Ляг на меня.
Я лег сверху. Лена взяла рукой мой член и направила себе в пещерку. Было там скользко, тепло и очень-очень приятно. Я начал им двигать, а Лена стала двигаться навстречу мне.
— Ах, как хорошо! Как хорошо…- шептала она – Еще, еще…, еще…
— Лена, я близко!
— Подожди – она высвободилась из-под меня и, наклонившись надо мной, втянула мой член в рот. Ее язык заскользил по головке, а пальчиками она делала движения по члену, которые ребята в пионерлагере называли «дрочить». Непередаваемо приятные ощущения охватили меня, я задергался и спустил в Ленин ротик.
— Тебе было хорошо?
— Да! Это гораздо приятнее, чем делать хорошо самому себе – вырвалось у меня.
— А ты давно делаешь это сам себе?
— Лет с 12-и. А ты?
— И я тоже лет с 12-и. А ты сразу стал кончать?
— Нет. Поначалу просто дрочил не кончая, а потом как-то раз, делал это долго и кончил. А ты?
— Я почти полгода не могла кончить. Сережа! Я и сейчас не успела кончить. Ты можешь поцеловать меня? Там…., внизу…?
Я наклонился над Лениной киской, просунул свои ладони под ее ягодицы, попытался приподнять ее попку. Догадливая Лена поняла, что мне не совсем удобно и приподняла ноги, разведя их в стороны и согнув в коленях. Ее пещерка приподнялась и призывно смотрела на меня. Я ввел свой язык в Ленино лоно и сделал им несколько поступательных движений.
— Сережа, не так. Клитор полижи…..Ну, тот бугорок…..
Я понял ее и стал водить языком по клитору, а потом всосал его в свой рот, не прекращая работать языком. Дрожащие Ленины ноги обхватили и сжали мою голову. Даже если бы я захотел вырваться, я бы не мог. Лена лежала, закрыв глаза и мяла двумя руками свою красивую грудь. Вдруг ноги девушки с такой силой сдавили мою голову, что мне стало ее больно. Лена затряслась и со всхлипом обмякла. Глаза ее отрешенно смотрели в потолок.
— Я сделала тебе больно? – спросила она – Извини, не могу себя контролировать,
когда кончаю. А ты молодец, способный мальчик!
Мне уже хотелось еще. Я осторожно взял Лену за грудь и стал мять пальцем ее сосок.
— Поцелуй его…..
Я взял сосок губами.
— Посильнее…всоси в ротик….
Лена опять стала заводиться. Я, целуя грудь, стал гладить пальчиком ее любимую горошину, но Лена вдруг высвободила мою руку и сказала:
— Остался еще один этап нашего с тобою разврата, но я через это еще не проходила,
хотя попробовать давно хотела.
Лена встала на колени, а затем и на локти и выгнула спину. Я, способный мальчик, пристроился сзади и ввел свой член в ее киску.
— Сережа! Мы это уже проходили. Давай попробуем ввести его мне в попку. Только
не сразу. Введи вначале пальчик.
Я ввел указательный палец в Ленину попку. Она, как и ее киска, была вся скользкая.
— Лен! Ты ее смазала?
— Да. Родители привезли из-за границы смазку на водной основе, специально для секса. Я у них ее случайно нашла.
— Лен! Но ведь выходит, что ты заранее решила лечь со мной, раз ты ее смазала еще в ванной?
— Да. Никто звонить мне не должен. Я это сказала, чтобы заманить тебя в квартиру.
Мне перед твоим приходом очень сильно хотелось. Введи теперь два пальчика и тихонько ими покрути.
Мне показалось, что после того как я покрутил пальцами в Лениной попке, вход в нее немного расширился. Я опять пристроился сзади, приставил головку члена к дырочке и осторожно надавил. Вначале член не хотел туда заходить, но потом стал медленно проникать в глубь. Лена охнула и стала подаваться навстречу моему члену. Постепенно он вошел внутрь больше чем наполовину.
— Глубже не надо – попросила Лена – а то будет больно. Двигайся!
Я стал двигаться. Правая рука Лены скользнула вниз, и я почувствовал, что она ласкает свой клитор. Постепенно я приближался к развязке и когда подошел оргазм, я кончая, ввел член на всю глубину и, не смотря на то, что Лена каждый мой толчок сопровождала вскриком, я, продолжая заталкивать его как можно глубже, кончил. Мы оба, как подкошенные, рухнули на диван.
— Сережа! Я же просила….Ты тоже себя не контролируешь.
— Тебе было больно?
— Вначале больно, но потом боль ушла и стало приятно. Я очень хорошо кончила! Теперь по очереди бежим в ванную!
Она вскочила и пошла в ванную. Потом сходил я. Мы оделись и присели на диван.
— Сережа! Не рассказывай никому об этом. Пожалуйста!
— Никогда! Я клянусь тебе! Ни одному человеку!
Я рассказал об этом своему другу во всех подробностях, напившись водки и размазывая сопли. Через 6 лет. Правда, той, кому я клялся, уже не было. Вернувшись из армии, я узнал, что она вышло замуж. Муж ее оказался наркоман. И Лена тоже стала наркоманкой. А потом сильно опустилась и умерла. От передозировки. Я рад, что мне не пришлось увидеть ее опустившуюся и неопрятную. В моей памяти она всегда останется очень чистоплотной и аккуратной. А до того как меня забрили в армию, я иногда приходил к ней. Когда никого не было дома. И мы с ней «повторяли пройденный материал», фантазируя и почти каждый раз придумывая что-то новое, лазая друг другу во все дырочки пальчиками и зацеловывая каждую клеточку тела. И никто нам никогда не помешал. И никто не обратил внимания, что я хожу к ней, когда моего товарища нет дома.
У нее на могиле почти всегда живые цветы. Эти цветы приношу я. В благодарность за самые счастливые дни моей юности.
М. Сергеев

Эти и многие другие эротические рассказы Вы всегда найдете на нашем сайте EroLib.ru. Напоминаем, что на сайте новые рассказы публикуются ежедневно, а в рассылке мы публикуем только выборочные.

Последние новости из мира секса и интима:
23.10.2005 — Грудь Варум довела Агутина до сердечного приступа
23.10.2005 — Приехавших на отдых в Мексику британских пенсионеров разместили в отеле для свингеров
23.10.2005 — В России презервативами пользуется не более 30% молодежи
23.10.2005 — Дитрих ненавидела секс
23.10.2005 — Рукоблудие — научная дисциплина
22.10.2005 — Без секса мужчины умирают
22.10.2005 — В Германии 67-летний дедушка сменил пол, став бабушкой

22.10.2005 — Двоемужество обретает популярность
22.10.2005 — Женщины отказываются от трусов
22.10.2005 — Ребенок с пенисом и влагалищем шокирует всех
Новые фотогалереи:
∙ Любительский стриптиз в ночном клубе (10 фото)
∙ Маша Малиновская показала себя — эротично (7 фото)
∙ Сексуальная блондинка демонстрирует красоту своего тела на природе (12 фото)
∙ Самая сексуальная супермодель: Элис Додд (9 фото)
∙ Российская девушка на своем первом секс кастинге (13 фото)
∙ Красивая брюнетка в откровенной фотосессии (15 фото)
∙ Тара Рейд в журнале «Максим» (7 фото)

Сводная сестра — история из жизни

Сводная сестра — история из жизни. Жили мы с братом вдвоем. Были очень дружны. А в один прекрасный день в дверь постучала незнакомая девушка.

Мы с младшим братом Иваном живем вдвоем в трехкомнатной квартире родителей. У каждого свои «апартаменты» и, естественно, одна комната общая. Ни я, ни Ванька еще не женаты. Конечно, какие-то мимолетные романчики случаются, время от времени, но такого, чтобы влюбиться и жениться, пока еще не было ни у меня, ни у него.

Впрочем, если кто-то из нас и вздумает обзавестись семьей, то есть еще добротный бабушкин дом, оставленный в наследство, опять же, нам с ним.

Вероятно, возникнет вопрос: почему бы нам не разъехаться и не жить каждому на своей жилплощади? А все очень просто — мы неразлучны и не представляем своей жизни порознь, даже в статусе женатых.

Когда-то был такой разговор:

— Слушай, Петь, думаю, нам нужно потихоньку собирать денюшку! Сделаем пристройку к бабкиному дому… Этажа этак на два с балконом. Веранду увеличим, зимний сад сообразим… — строил Ваня грандиозные планы.
— Зачем это?
— А вот женимся, ну… когда-нибудь, и будем жить там! Ты — в одной половине со своей женой, я — в другой, со своей!
— Ого! Какие далекоидущие планы! А если наши вторые половинки этого не захотят?
— А кто их спрашивать будет?

Нас с Ванькой воспитывали баба Нюся и дед Федор — мамины родители. Когда мне исполнилось пять, а Ивану, соответственно, четыре, наши папа и мама разбежались. Тогда, в детском возрасте, все было непонятно, но позже, повзрослев, мы узнали, что, маман встретила «любовь всей своей жизни». Она быстренько подала на развод, столь же быстро выскочила замуж и уехала с новым благоверным к нему на родину — в далекие теплые страны, оставив бывшему мужу двух маленьких пацанов и своих престарелых родителей.

Перед отъездом матушка клятвенно обещала, что, как только устроится на новом месте, обязательно «заберет своих птенчиков» к себе. Но…

Вскоре у нее родился там один ребенок, затем еще один. Да, позже, когда нам было лет по семнадцать, она звала нас к себе, но мы не захотели не то что уехать на постоянное место жительства, а даже в гости.

Наверное, не могли простить того, что за все годы она ни разу не прислала нам ни копейки, не приехала, когда умер дедушка, да и звонила редко, очень редко.
— Что ж… у нее своя жизнь,— обронила с обидой в голосе бабуля после похорон деда.

Нашего папку и дедушка, и бабушка считали своим сыном. Относились к нему, как к родному. Отец все время мотался на заработки. Точнее, ездил на стройку в какой-то городок в Западной Украине.
Мне было лет десять, когда услышал разговор:

— Вася, ты б расписался с ней, что ли! — говорила бабуля о ком-то отцу. — И мальчишкам нашим мать нужна и сводная сестра, и девчонке отец. Чего тянуть-то?
— Да, мы и сами серьезно подумываем об этом. Вот только боюсь, как сыновья воспримут такой поворот в их жизни. А вдруг не уживутся? — отвечал отец.
— А нормально и воспримут. Своей-то матери у них, почитай, нет. Точнее, есть на бумаге, — бабушка горестно вздохнула и добавила: — Впрочем, как и дочери у меня. То ли есть, то ли нет…

А. через месяц после того разговора папа погиб. Пьяный урод за рулем — и не стало у нас отца…

Бабушка тогда пыталась «достучаться» до мамы, но она так и не услышала. Даже не соизволила приехать, когда умерла бабуля. А согласитесь, что двум парнишкам семнадцати-восемнадцати лет сложно, ой как сложно самим похоронить единственного родного человека.

Теперь понятно, почему мы считаем биологической матерью бабу Нюсю? И только. И почему мы с братом — не разлей вода! Жизнь нас сплотила, а не просто кровное родство.

В тот день я вернулся из командировки. Незадолго до этого позвонил Ванька, выдал загадочно:

— Петь, у нас тут такие события
— Какие?
— Настоящий бразильский сериал!

В это время разрядился мой мобильный. Когда зарядил его, оказалось, что закончились деньги, а пополнять счет на карточке, купленной спецом для заграницы, и тратить зря деньги не хотелось: «Ладно, через четыре дня буду дома. Все и узнаю!»

Итак. Я подхожу к двери, Иван точно должен быть дома — воскресенье. Принято у нас с ним так: ждать, приготовив праздничный ужин. Звоню. Дверь открывает незнакомая девушка, а из кухни доносится запах какой-то, вероятно, сумасшедше вкусной снеди.

Я немного опешил: «Судя по всему, пока меня не было, Ванька расстался со своей Катькой и завел новую пассию».

— Привет! — сказал я незнакомке. «Хм… Она мне кого-то напоминает», — подумал.
— Привет! — улыбнулась гостья.
— А ты кто? — интересуюсь осторожненько так.
— Василиса.
— Прекрасная или Премудрая?
— Думаю, и то и другое! — подыграла она.
— А Ванька, собственно, где?
— В магазин побежал.
— Ясно…— я, не разуваясь, направился в свою комнату.
— Куди по копаному?

Эта фраза резанула по сердцу: так всегда говорил наш покойный отец, когда мы с братишкой перлись обутые в хату.
— В смысле, куда пошел в грязной обуви? Я только тут прибралась!

«Чудесно! Без году неделя в доме, а уже командует! Намучается с такой Ванька!» Только принял душ, как явился брат со своей Катей. М-да… У них что, шведская семья внезапно образовалась?

— Ну, уже познакомились?
— Угу, это еще одна твоя девушка?
— Балбес — он засмеялся.
— Пошли за стол.

Ванька разлил вино по бокалам и выдал торжественным тоном:
— Петь, познакомься, это наша сводная сестра — Василиса!
— Что?! — я поперхнулся. — Какая еще сестра? Откуда она взялась? Аферистка какая-то!
— Зачем ты так? — обиженно сказала девушка. — Я могу документы показать. Да и не нужно мне от вас ничего! Просто знала всегда от мамы, что у меня есть сводные братья. Недавно мама умерла, я вот и решила приехать познакомиться.

Она вышла в комнату. Катька укоризненно на меня посмотрела, а брат покрутил около виска пальцем:
— Ну что ты мелешь! Она действительно наша сводная сестра…
— Бразильский сериал просто!

А Василиса через минуту протянула мне пачку фотографий. На снимках наш отец, какая-то молодая женщина и маленькая девочка. В голове сразу всплыл услышанная в детстве фраза из разговора папы и бабушки:
— Вася, ты бы расписался с ней! Чего тянуть-то?

Я подошел к сестре, не зная, что сказать. В это время увидел наше отражение в зеркале. Так вот на кого она похожа! На меня! Ванька-то больше в мать пошел, а я — в батю.
— Ладно, не сердись. Просто неожиданно все это как-то!
— Я понимаю… Знаешь, я, когда приехала, то почти целый день на вокзале проторчала, все боялась явиться и сказать: «Здравствуйте, я ваша сводная сестра!»

Точно — как в бразильском сериале! Потом Васька рассказала нам:

— Папа с мамой очень любили друг друга. Мама даже назвала меня в честь папы. Смешно, правда — Василиса Васильевна? — она улыбнулась.— Как говорила мама — я же маленькая совсем была, почти ничего не помню — они пожениться планировали, а потом папа уехал сюда и пропал. Мама очень тосковала по нему, а позже от мужиков из бригады узнала, что он погиб. А у меня после смерти мамы никого нет. Совсем никого!

Мне стало безумно жаль ее. Ведь мы с братом тоже совсем одни на белом свете. Мать-кукушку в ее заграницах я в счет не беру.

— Ну что ж, добро пожаловать в нашу семью! А «куди по копаному?» откуда знаешь? Это бабулина фразочка, ну и папа любил ее повторять. Ведь ты сама говоришь, что отца нашего почти не помнишь.

— А это любимая мамина фраза! Вечер мы провели весело: и мы, и Катя, и сводная сестра Василиса рассказывали все о себе, ведь не знали ничего друг о друге.

С появлением Васьки в нашем доме многое изменилось. Сами же знаете, какой частенько бывает бардак у холостяков? Мы с Ванькой не были исключением. Сеструха быстро пресекла наши попытки разбрасывать носки по комнатам, не закрывать тюбик от зубной пасты и завтракать «Ми-виной».

Несколько дней мы под руководством Василисы выгребали нашу квартиру, а она бурчала — ну совсем как отец. Мало того, даже интонации его были! Вот что значит — гены!

Следующим этапом стала хата бабули. В доме появился уют, которого не было уже много лет, а запах сдобы по воскресеньям напоминал о тех временах, когда бабушка еще жила с нами.

— Слушай, сводная сестра Васька, а чего тебе возвращаться в свой город? Живи здесь. Не хочешь в квартире — вон дом бабкин есть! — предложили мы, когда она сообщила, что отпуск закончился и ей пора ехать обратно. Расставаться с сестрой, не хотелось.
— А работа?
— Найдем, не переживай! В наш офис секретарь нужен!

С тех пор мы и живем втроем. Недавно Ванька сказал:
— Надо будет достраивать не одну часть дома, а две.
— Зачем? — удивилась Васька.
— Ну, вот мы женимся, тебя замуж выдадим, и будем жить все вместе. Прикинь, как классно — три семьи в одном дворе!
— Как в бразильских сериалах? — улыбнулась сводная сестра.
— Точно! — дружно засмеялись мы в ответ.

Сводная сестра — история из жизни

16 номеров, которые могли выкинуть только наши родные братья и сестры

  • 84 13 39 11k

    История первого в мире актера с синдромом Дауна, получившего образование и главную роль в фильме вопреки всему

  • 242 42 499 91k

    10+ фактов о чае от эксперта, которые объяснят, почему мы всю жизнь пили его неправильно

  • 164 16 82 37k

    19 исторических фотографий, которые хочется рассмотреть до мельчайших подробностей

  • 101 38 120 70k

    15+ правил этикета, которых не существовало 5 лет назад, а сегодня их нужно знать каждому

  • 272 56 1922 157k

    Людям в твиттере надоело, что все ругают российское кино. И они решили вспомнить наши фильмы, за которые не стыдно

  • 153 16 72 85k

    20+ людей, которые развелись в течение года после свадьбы — и у них были на то причины

  • 117 20 148 36k

    30+ фактов о Древней Руси, которые доказывают, что история может быть по-настоящему захватывающей

  • 109 32 58 75k

    14+ сыновей, которые могут затмить красотой своих звездных отцов

  • 95 48 22 70k

    16 пар отечественных знаменитостей, в паспортах которых, оказывается, стоит один и тот же год рождения

  • 206 29 84 101k

    20+ человек, которым не нужен дополнительный пинок, чтобы начать делать добрые дела

  • 172 27 72 82k

    Как маркетологи навязывают женщинам абсурдные тренды красоты

  • 121 15 62 38k

    10 актеров-комиков с таким несносным характером, что их друзьям и родным можно лишь посочувствовать

  • 247 87 187 142k

    12 комиксов, которые близки каждому, кто хоть раз влюблялся по уши

  • 236 21 196 48k

    Я на личном опыте проверил, может ли мужчина справиться с обязанностями жены в декрете

  • 267 21 128 75k

    19 беспардонных котов, которые точно знают, кто в доме хозяин

  • 182 21 113 56k

    13 пользователей рассказали, в какие несуразные истории они попадали из-за своих имен

В постели с сестрой

Может быть, вам это покажется диким и странным, но моей первой женщиной, с которой я познал азы секса, стала моя сестра. Не подумайте, что я какой-нибудь извращенец, — просто так получилось, что мы с детства были психологически очень близки с моей Маринкой, а потому все, что между нами случилось, — никакой не инцест. Просто… дружба между братом и сестрой.

Лет в двенадцать со мной стали происходить странные вещи — я стал стесняться показаться перед сестренкой или матерью голым, мне снились эротические сны, я просыпался мокрым, потом начал мастурбировать. Меня возбуждал вид голых женщин, и однажды, увидев, как сестра, забывшая закрыть дверь, переодевалась в ванной, я бурно кончил. И после этого стал постоянно мастурбировать, подглядывая за Маринкой, и казалось, что она ни о чем не подозревала. Однако как-то вечером, когда родители были на даче, я чересчур увлекся и не заметил, как сестра стала выходить из ванной. Я получил дверью по лбу, и Маринка предстала передо мной голая и прекрасная. «Ага! Попался!» — торжествующе крикнула она, уставившись на мой член. «Ничего ты не понимаешь!» — пропыхтел я, продолжая пялиться на нее и сжимать детородный орган. «Ну-ка, покажи, как ты это делаешь!» — стала она меня подначивать. «И не подумаю!» — «Тогда я все расскажу родителям!» Она села на край кровати, раздвинула ноги и стала пощипывать и сжимать свой клитор и соски. Я кончил. Она была восхищена. «Так вот это как у вас! А ты хочешь меня поисследовать?!» Она плюхнулась на кровать, я лег рядом, раздвинул ее половые губы, увидел влажное отверстие и, не удержавшись, прильнул к нему ртом… Маринка застонала и изогнулась: я догадался, что она кончила, а потом повалила меня на спину и стала делать минет. Я не считаю, что мы были какими-то извращенцами, — просто изголодавшиеся по сексу подростки, которым нечего друг от друга скрывать.

Мы продолжали развлекаться, когда родители вернулись с дачи. И в конце концов «прокололись». Маринка стонала так громко, что прибежала мать и сразу все поняла. Был большой скандал. Родители грозились отвести нас к психологам или сексологам, принудительно лечить. Но потом все утряслось. Маринку отправили к бабушке, я остался с родителями. Через три месяца у меня появилась девушка, но я благодарен сестре за все, что она для меня сделала.