Близнецы из Алисы в стране

Алиса похожа на фею. Маленькая, хрупкая, в свои 32 года смотрится подростком. Личико довольно милое. Газа большие, карие, широко распахнутые, губки тонкие. Но предательские морщинки уже бороздят бледную кожу. Девочка-старушка.

Два года назад Алиса вышла замуж и попала в Страну чудес. Там есть королева – вздорная, злобная свекровь с замашками мелкого тирана. Муж-валет, маменькин сынок, который присваивает все, что увидит, в том числе Алискины деньги. Два Чеширских кота, которые гадят Алисе в туфли. И сама Страна чудес – дальнее Подмосковье, куда Алиска каждый день пилит час на переполненной электричке. По меркам Страны чудес получается девочка шестеркой пик – самой мелкой картой в колоде. Даже меньше котов. Алиска драит дом, зарабатывает деньги, а по выходным ходит со свекровкой по распродажам. Та выискивает, что подешевле, Алиска платит и прет до дома.

Вся ее жизнь – работа-дорога- магазины- дом. Одевается на подмосковном рынке и в Фикс-прайсе. Умудряется выглядеть приемлимо. Хотя за каждую дешевенькую обновку получает порцию вони от свекрови.

До замужества Алиса жила с мамой. Тоже не ближний свет, однушка на краю географии. Мама- педагог на пенсии со своими тараканами. Но по сравнению со Страной чудес Алискин Королев — просто райский уголок. Там ее не гнобили так обстоятельно и с удовольствием.

О проблемах Алисы я узнала, когда мы стали ходить вместе на обед. Моя подруга Субмарина потерпела крушение и была вынуждена уволиться из-за психического заболевания. И как-то незаметно Алиса встала на ее место. Как говорит мой муж : «Любят тебя Гуля, психи, а ты им, дура, отказать не можешь!» Я тяжело вздыхаю и отвечаю: «Истину вещаешь, о клапан моего сердца. Я дура. А ты псих.»

У Алисы есть проблема. Маленькие усики. Она их выдергивает пинцетом, но они все равно лезут предательской жесткой проволокой. Добрый муж называет Алису «Чапаев».

Я как раз собиралась на эпиляцию, ноги немного замахнатились, ждала только, когда переведут аванс. Я делаю эту процедуру регулярно, волос уже почти не осталось. Алиса услышала, как я записываюсь, и заинтересовалась. Я сдуру потащила девочку с собой, чтобы ее на месте мой косметолог проконсультировала. Косметолог оказалась убедительна, и Алиса лишилась усиков и части денег.

На следующий день Алиса пришла с заплаканными красными глазами и слегка прихрамывая. Оказывается, свекровь, узнав, что Алиса потратила на себя столько денег, начала хвататься за сердце и причитать : «А на что мы теперь жить будем, за квартиру не плочено, продукты не куплены!». А добрый муж обозвал ее прихлебалкой, дурой, уродиной, которую ничто не спасет. И вытолкал за порог. Алиска упала и растянула ногу. Свекровь потом милостиво пустила ее домой, но с условием, что все деньги она теперь отдает ей. Муж, кстати, с утра прощения попросил. Сказал, что очень расстраивается, когда маме плохо.

Меня переклинило. Я на Алиску наорала, что так позволять с собой обращаться нельзя. Что мелкие тираны трусы, и если свекровь орет, а муж дерется, надо прислать им ассиметричный ответ. Джон, который как раз в это время увлекался разными психотренигами, предложит отработать обиду. Потом он ржал до колик, когда хрупкая девушка лупила меня, довольно крупную даму с плечами бодибилдера, мягкой игрушкой, и орала : «Да заебала ты меня, старая мандавошка!». Это мы обиду на свекровь таким образом отрабатывали. Потом мы гонялись за Джоном и лупили его поросенком уже вдвоем, отрабатывая обиду на наших мужей. Повеселились от души, как дети. Даже Алиска на человека стала похожа.

Потом она сходила в юр.отдел, поинтересовалась на счет домашнего насилия и квартирного вопроса. Что ей наговорил наш юрист- не знаю, но вернулась она задумчивая.

Дня два было тихо. Наверное, тираны Страны чудес напились Алискиной крови и ее переваривали. А вот после выходных…

Алиска приехала на работу пораньше. В новом платишке. Довольно дорогом. На мой обалдевший взгляд ответила коротко и со вкусом: «Да заебало меня все! Развожусь!»

В выходные свекровь потребовала, чтобы Алиса, как всегда, сопровождала ее в магазины. А милая девочка вдруг сказала, что денег нет. Свекровь ахнула : «У тебя же десять тыщь должно было остаться!» Алиса сказала, что перевела все маме. У нее тоже потребности, как и у свекровки. И вообще Алиска два года за их квартиру платит, хотя и в ней не прописана. А у мамы долги по квартплате.

Свекровь, как всегда, схватилась за сердце. Муж начал орать, что раз она живет здесь, то и должна платить за квартиру. Алиска нагло (вот честное слово, я ее этому не учила)ответила, раз она платит за квартиру, то и требует выделение доли в ее собственность. Мамаша мужа забыла про свое сердце и начала орать, что квартира ее, и никаким мелким прошмандовкам и сантиметра не достанется. Муж побагровел и попытался Алиску удушить. Но девочка вдруг покрыла обоих таким отборным матом, что вся страна чудес закачалась. И собрала свои вещи, не переставая материться. И, рявкнув на последок: «Вот и пились со своей мамой, чудак хуев!» хлопнула дверью.

Я выпала в осадок от такой перемены, а девочка Алиса вдруг призналась : «Ты не представляешь, мне так понравилось ругаться матом! Всю жизнь мне внушали, что это нельзя, что так поступают только невоспитанные хабалки, что это мерзко, гадко и вообще «фу»! А тут как прорвало, и вдруг такое поперло! Когда пришла домой с чемоданом, мама попыталась голосить: «Алисочка! Да как же так…» а я ответила : «Мама! Забудь про эту сраную семейку! Они долбоебы!» Мама решила, что это жизнь в той семье меня настолько испортила, и сказала, что к мужу больше не отпустит! А до того, когда я ей жаловалась, что муж меня унижает, говорила, что все наладится и надо терпеть! Так что я развожусь и переезжаю к маме с её полной поддержкой и одобрением! Кстати – когда там надо делать следующую эпиляцию?»

Я посмотрела на Джона безумным взглядом и изрекла: «Франкенштейн! Мы создали чудовище!!!»

Джон скептически посмотрел на Алиску и ответил: «А мне нравится! Охуительная получилась баба!»

Потом Джон мне долго втирал, что Алискина маман -училка привила ей с детства паттерн поведения хорошей девочки, неприемлимости нецензурных выражений и плохого поведения, обязательности послушания и исполнения всех требований… А мы своей матерной тренировкой разрушили этот паттерн и позволила Алиске быть плохой. Более того, понять, что : «Я плохой- это совсем не плохо». За одну, блин тренировку!

А я думаю, что вовсе эта тренировка не причем. Просто у девочки уже давно накипело. Вот и выплеснулось, когда клапан сорвало. И вообще, мне понравилось бить Джона поросенком. Что ж я теперь — скрытая садистка получаюсь?

П.С. Вышенаписанная история имеет исключительно развлекательную цель! Не является призывом к употреблению ненормативной лексики и руководством по избиению коллег плюшевыми поросятами.

Льюис Кэрролл. Фото 1863 года

«Алиса в стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье» Льюиса Кэрролла уже давно стали классикой детской литературы. Между тем, по мнению ряда экспертов, они мало похожи на детские сказки. А на что же тогда они похожи?
Бред вместо сказки
Хорошо известно, что под именем Льюис Кэрролл скрывался Чарльз Латуидж Доджсон, английский каноник, преподаватель математики и логики в Крайст-Черче, аристократическом колледже при Оксфордском университете.
Две повести о приключениях девочки Алисы в фантастическом мире он написал для Лорины, Алисы и Эдит Лидделл – дочерей декана колледжа, с которыми был очень дружен.
Однако книги об Алисе поначалу вызвали шквал критики. «Бред!» – отзывались о них авторитетные литературоведы. Действительно, типичная детская сказка – это история о приключениях положительных главных героев. Как правило, они борются со злом и побеждают его в конце повествования. Обычно в таких текстах все просто, понятно и логично. Алиса же Кэрролла попадает в самое настоящее царство абсурда, где неясно, кто есть кто и зачем существуют те или иные вещи. Да и сама героиня совсем не похожа на семилетнюю девочку, которой является по «легенде». Она слишком умна для ребенка, достаточно образованна и часто рассуждает совсем не по-детски…
И только позднее критиков осенило.
Они увидели, что творения Льюиса Кэрролла оказались буквально на каждом шагу полны кладов: загадок, ребусов, шарад и головоломок – научных, литературных, логических.

Алиса Лидделл, переодетая нищенкой.
Фото сделано Л. Кэрроллом в 1859 году

Таблица умножения и «кротовые норы»
Возьмем хотя бы эпизоды, когда в стране чудес Алиса то вырастает до огромных размеров, то уменьшается: они наглядно иллюстрируют теорию расширения и сжатия Вселенной! Сны, в которых Алиса видит Черного Короля (в оригинале – Червонного), а он, в свою очередь, видит во сне Алису, являются примером бесконечно убывающей математической последовательности…
Любопытно, что, меняясь в размерах, Алиса не может правильно вспомнить таблицу умножения: четырежды пять у нее оказывается двенадцать, а четырежды шесть – тринадцать. Но, оказывается, помимо традиционной десятеричной системы исчисления есть и другие – к примеру, такие, основанием которых являются числа 18 или 21!
Падение Алисы в кроличью нору происходит с равномерно возрастающим ускорением. В свое время Эйнштейном был проведен «мысленный эксперимент», в котором он описывал падение воображаемого лифта при объяснении некоторых аспектов своей теории относительности.
Черная Королева говорит девочке: «Ну а здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте! Если же хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее!» Это тоже иллюстрирует теорию относительности.

Падая в нору, Алиса рассуждает о том, что она может пролететь Землю насквозь и приземлиться в противоположном полушарии. Астрофизики предполагают, что во Вселенной существуют «кротовые норы», по которым время течет вперед-назад. По ним можно свободно перемещаться. Причем, пройдя по такому туннелю, вы можете мгновенно телепортироваться не только из одной точки Вселенной в другую, но и в другое временное измерение. Или в другую Вселенную…

Встреча с Чеширским Котом

Закон зеркала
В сказке «Алиса в Зазеркалье» наглядно представлена идея зеркальной симметрии. Все асимметричные предметы предстают «вывернутыми», или же у них левая и правая половины меняются местами. Время течет тоже «задом наперед»: например, пироги сначала раздают гостям, а потом уже режут на части, «завтра никогда не бывает сегодня», а из пальца начинает идти кровь еще до того, как он будет уколот.
Еще один момент: в Зазеркалье Алиса решает, что здешнее молоко невкусное.
В 1957 году двум американским физикам китайского происхождения – Ли Цзун-дао и Янг Чжэнь-нин – была присуждена Нобелевская премия за работу по теории антивещества. Оказалось, что при взаимодействии материи с антиматерией непременно произойдет взрыв. Поэтому теоретически Алиса не сможет даже пригубить «зазеркальное» молоко!
Шифром, похоже, являются даже стихи из «Алисы». Так, в фантастическом рассказе Генри Каттнера и Кэтрин Мур «Все тенали бороговы» дети отправляются в параллельное измерение при помощи заклинания, заключенного в строчках стихотворения «Бармаглот» (Jabberwocky):
Часово – жиркие товы
И джикали, и джакали в исходе.
Все тенали бороговы.
И гуко свитали оводи.
И это не только литературный вымысел. В работах «Новые пути в науке» и «Природа физического мира» английский астроном Артур С. Эддингтон пишет, что фонетическая структура данного стихотворения строится на тех же принципах, что и математическая теория групп, открытая лишь в ХХ столетии!
Причем математическое описание стихотворения о Бармаглоте оказалось весьма сходным с описанием некоей элементарной частицы. Не так давно российский физик Анатолий Серебров во время серии опытов с нейтронами добился того, что часть их бесследно исчезала. Для объяснения этого феномена была выдвинута гипотеза о том, что существует так называемое «зеркальное вещество», состоящее из частиц, являющихся «аналогами» электронов, протонов и фотонов из нашего мира. Частицы могут переходить из нашего измерения в «зеркальное», а затем обратно – скажем, под воздействием магнитного поля.

Мартовский Заяц

Парад безумцев
А откуда взялись самые колоритные персонажи «Алисы» и что именно они символизируют?
Эксцентричный Безумный Шляпник, скорее всего, возник благодаря поговорке «Безумен как шляпник». Дело в том, что фетр для шляп обрабатывался парами ртути, которые могут вызывать психические расстройства. Однако американский математик и популяризатор науки, а также исследователь творчества Кэрролла Мартин Гарднер выдвинул гипотезу о том, что у Шляпника был реальный прототип – торговец мебелью по имени Теофилиус Картер, живший неподалеку от Оксфорда. Автор «Алисы» был хорошо знаком с Картером. Этот довольно чудаковатый малый, всегда носивший цилиндр (отсюда и прозвище), прославился тем, что изобрел «кровать-будильник», в определенное время сбрасывавшую спящего на пол. Не случайно в книге Шляпник постоянно пытается разбудить Соню, еще одну участницу знаменитого безумного чаепития.

Мартовский Заяц обязан своим рождением еще одной поговорке: «Безумен как мартовский заяц». Речь идет о беспорядочных прыжках, характерных для зайцев в период спаривания.
Один из самых загадочных персонажей «Алисы в стране чудес» – Чеширский Кот. Он умеет исчезать по частям, причем последней исчезает его улыбка.
Существует несколько версий по поводу происхождения этого персонажа.
Согласно одной из них, в графстве Чешир (Честершир, малая родина Кэрролла) кто-то рисовал над дверьми таверн ухмыляющихся львов. Львов жители маленького графства никогда не видели и считали их котами. Вторая версия гласит, что сырам, которые изготавливали в Чешире, иногда придавали форму улыбающихся котов. Была даже поговорка: «Улыбается как чеширский кот!» Рассказывают также, что на мысль о Чеширском Коте Кэрролла навел вырезанный из песчаника «кошачий» орнамент на западной стороне церкви Святого Уилфрида в деревне Грэппенхолл на северо-востоке Англии, где его отец некогда служил пастором.
Есть и еще одна версия происхождения Чеширского Кота – «призрачная». В Чешире бытовала легенда о призраке Конглтонского кота. При жизни он принадлежал смотрительнице местного аббатства. Как-то котище не вернулся с прогулки домой. Несколько дней спустя смотрительница услышала, как кто-то царапается в дверь. На пороге сидел ее любимец! Однако через мгновение животное растаяло в воздухе. Рассказывают, что после этого привидение белого кота являлось еще многим людям.
Впрочем, вспомните теорию «зеркального вещества»! Как видите, Чеширскому Коту есть куда исчезать!
Гусеница и яйцо
Предметом для многочисленных исследований стала и сама фигура Чарльза Доджсона. Его замкнутость и нелюдимость, отсутствие личной жизни приписывают тому, что каноник являлся членом некоего тайного общества и должен был хранить в секрете доверенные ему знания. Недаром в стране чудес Алиса встречается с Гусеницей – символом трансформации материи… А во время своих приключений в Зазеркалье Алиса покупает яйцо. Во всех эзотерических учениях оно – символ мироздания, зародыш Вселенной.
В фантастическом романе Фредерика Брауна «Ночь Бармаглота» выдвинута гипотеза, что в сказках Кэрролла зашифрована информация о других измерениях. И тот, кто сумеет разгадать шифр, преодолеет законы времени и пространства и попадет туда…
Алиса в стране чудес

Алиса в Зазеркалье

——————————————————————————————————-

Смысл сказки Алиса в стране чудес — Льюис Кэрролл

«Алиса в Стране чудес» (полное название – «Приключения Алисы в Стране чудес») является сказкой, которую написал Льюис Кэрролл (настоящее имя – Чарльз Доджсон). Это произведение о путешествии Алисы в Страну чудес – в воображаемый и удивительный мир.

В статье рассказывается о скрытых смыслах содержания, названия и финала сказки «Алиса в Стране чудес».

Смысл названия книги Алиса в стране чудес

Какого-то особенного скрытого смысла в названии сказки Л. Кэрролла нет. В заглавии содержится имя главной героини – Алисы – и места, куда она попадает в ходе действия произведения – Страна чудес.

Книга была переведена на множество языков. Каждый перевод уникален. Где-то название звучит как «Вниз по кроличьей норе» или «Море слез и бег по кругу».

В основном, смысл названия заключается в самом сюжете произведения.

О чем книга Алиса в стране чудес

Все началось с появления белого кролика. Главная героиня сказки – Алиса – была удивлена незваному гостю. Кролик, как ни странно, ходил как человек (на задних лапках) и постоянно что-то говорил себе под нос. Но все-таки это сказка, и чудеса здесь рождаются на каждой странице. Алиса была очень любопытной девочкой. Она хотела узнать, куда так торопился кролик. Героиня побежала за ним. В итоге, девочка упала в глубокую нору.

Когда Алиса очнулась после падения, то увидела какую-то комнату со множеством дверей. Героиня нашла таинственный, но прекрасный мир за одной из этих дверей. Но дверь была слишком маленькая, а чтобы пройти через нее, необходимо было выпить специальную жидкость, которая превратила Алису в маленького человечками. Эту жидкость она нашла на столе, стоящем в комнате с дверями. После того, как героиня выпила жидкость, она смогла пройти через дверцу. Именно с этого начинаются все чудеса, описанные в сказке.

Чтобы снова стать большой, Алисе пришлось выпит другую жидкость, которая увеличивает человека в росте. На пути девочке повстречалась гусеница. Она много курила. Также встретилась и Королева. Она играла в особенную игру – крокет ежами. Также неожиданно в руки Алисы попадает маленький ребенок, младенец. Он в одно мгновение превращается в поросенка. Самым запоминаемым и интересным путником Алисы становится кот. Животное умело улыбаться.

После знакомства с такими необычными обитателями Страны чудес, Алиса попадает на чаепитие. Гостеприимными хозяевами оказываются Шляпник и Заяц. Эти герои не прекращали пить чай ни на минуту: с самого утра и до позднего вечера. Так с ними расплатилась судьба, ведь ни тот, ни другой не ценили своего времени. Но героиня не смогла долго пить чай со Шляпником и Зайцев и продолжила свой путь. Скоро на ее пути вырос сад. Садовники здесь красили белые розы красными красками. Здесь снова появляется Королева, но уже вместе с придворными. Алиса сразу же поняла, что придворные – это карточная колода. Королева все время хотела казнить кого-нибудь. Но Алиса не испугалась бумажного врага.

Совершенно неожиданно Алиса попадает в зал судебного заседания. Суд происходил над Валетом, который считался вором пирогов. Все бы ничего, но пироги пеклись для Королевы. Присутствующие не давали правдивых показаний. Алиса никак не могла этого взять в толк. Для нее было это очень странно – почему же все врут?

Тут Король и Королева заметили Алису. Они пытались вовлечь и ее в судебный процесс. Но девочка оказалась настолько храброй, что не позволила этого сделать. Тогда Король стал пугать девочку тем, что казнит ее. И в этот момент Алиса просыпается у себя дома.

Смысл произведения Алиса в стране чудес

Кэрролл в своей сказке «Алиса в стране чудес» скрыл много смыслов. Страна чудес – мир, перевернутый вверх тормашками. Люди и вещи – это не те люди и предметы, которые мы привыкли видеть в реальном мире. Исходное значение их заменяет значение второго плана. В мире царит абсурдность, а реальность смещается. Само по себе произведение воздействует на читательский ум, как способ заставить работать воображение.

Кэрролл пытается до читателей донести простую мысль о том, что необходимо верить в чудеса. Без них жизнь теряет свой смысл. Все становится однообразным и серым.

Также здесь присутствует мысль о том, что необходимо иметь и ставить перед собой цель. Цель, к которой надо стремиться, не смотря на все препятствия и обстоятельства.

Помимо этого, Кэрролл Льюис в своем произведении «Алиса в Стране чудес» подводит читателя к мысли о том, что все должны заниматься делом, которое ему нравится и которое он любит. Благодаря этому делу, человек и находит свою цель в жизни. Все вокруг такого человека обретает смысл, даже самые незначительные мелочи.

Также в «Алисе в Стране чудес» говорится о потери времени. Главными доказательствами этого являются Заяц и Шляпник. Именно их покарала судьба за то, что они в пустую растрачивали подаренное им время. Этим Кэрролл доносит то, что нельзя тратить свободное время на безделицу, в пустую. Необходимо ценить время.

Последний найденный в сказке Кэрролла смысл – это вера в себя. Необходимо постоянно верить в себя и в свои силы. Только эта вера поможет достичь установленной цели.

Смысл финала книги

В финале романа происходит суд над Валетом, укравшим королевские пироги. Во время суда Король и Королева пытаются привлечь и Алису, но она храбро противостоит им. В этот момент девочка просыпается в своей комнате уже в реальном мире.

Кэрролл здесь вложил смысл о том, что какие бы не вставали на пути трудности – все это абсурдность. Можно выйти из любой ситуации победителем.

«Алиса в Стране чудес» Льюиса Кэрролла – это одна из любимейших книг и детей, и взрослых. Каждый человек знает сюжет наизусть, даже не читая книгу.

По мотивам произведения было снято множество фильмов и мультфильмов.

– Всё страньше и страньше! – вскричала Алиса. От изумления она совсем забыла, как нужно говорить.
Л. Кэрролл, «Алиса в Стране чудес»
Мистер Доджсон aka Льюис Кэрролл aka великий лоликонщик внедрял в свои, на первый взгляд абсурдные, сказки-несказки лингво-математическую составляющую (от семиотики до теории групп), загадки и аллюзии. Т.к. Кэрролл был привередливым логиком, то называть странные превращения и изменения размеров как самой Алисы, так и остальных героев, – ересь высшего lvl-а. Всё просчитано как говорят британские учёные с точностью алгебратора алгебраиста (?). Однако в его мире, мире человека с завитушками Викторианской эпохи, персонажи, пусть и в некоей степени сумасшедши, по-своему прелестны.
В известной игре «American McGee’s Alice» Алиса убийственно мрачна и не по-детски сильна (видимо, последствия психологической травмы). Однако загадочная составляющая истории отлично внедрена в сюжет и, более того, imho, идеально вписывается в концепцию психоаналитиков/терапевтов об употреблении веществ о бредовом расстройстве.
Мне кажется, «Алиса в Стране Сердец» выступает такой усреднённой версией всех вариантов (набрано с миру по нитке от одежды Алисы из мультфильма 51 года до, собственно, маньяческих навыков обитателей страны и бунтарского характера и отличного удара с ноги барышни от американской Макги), разве что только с элементами шокирующей Азии не совсем типичного японского сёдзё. Здесь нет гаремника, как такового: мальчики-зайчики не разрывают героиню между собой, дабы она стала только его единственной вайфу (правда, один зайчик кролик со мной бы ещё как поспорил). Скорее, Алиса выступает в разных ролях для каждого (и она живая! она действует и возражает, и кричит, и негодует… и, главное, не тупит!). Режиссёром отлично вписаны и кэрролловские бессмыслицы, и цветовая психоделическая гамма, и резкий перенос действа. Мозгу некогда скучать. Я бы назвала данное аниме «подготовкой к чему-то большему». Хотя если смотреть ночью, на границе сна и яви, то разрыв шаблона от настолько не классического «девчачьего кинца» обеспечен. Если бы сделали в таком же ключе полноценный сериал, то, думаю, лавры он бы себе сорвал надолго. Многие пишут, что ничего не поняли. Но это невозможно. Каждый понимает хоть что-то лично для себя (даже то, что они ничего не поняли – уже понимание).
Если вы любитель театра абсурда, сказок про Алису и нешаблонных персонажей (Королева Червей покорила меня!), то вам точно прямая дорога в страну Сердец. Я ставлю высший балл за удачно реализованные намётки. Попробую почитать набор манги автора. Надеюсь, не разочарует.

Пожалуй, главное различие между ними всегда было в способе мыслей. Он не мог не считать её другой, чужой, изгоем. Довольно часто она пугала его – хотелось отодвинуться, может быть, даже убежать с криком. Все её слова — странные шутки, едкие мысли, хитрые смешки – зачастую казались ему неуместными. Он не понимал её. Он ненавидел её за её непохожесть, если хотите. А она всегда говорила: они – одно. И этим всё было сказано. Даже то, что он хотел бы никогда не услышать. Она любила, когда его неуклюжие пальцы путались в её насквозь просоленных волосах. Она называла это – плести косы. Глупо. Он никогда не умел это делать, да и жалкое разделение прядей, спутанные узлы из них в его огрубевших ладонях – всё это не имело ни малейшего отношения к плетению кос. Она настаивала. Он не любил ей отказывать. Боялся, если хотите. Когда его пальцы путались в её волосах, она чувствовала себя привязанной. Возможно, именно это и было тем, чего ей всегда не хватало в её нелепой ветреной жизни. Она хотела ощутить опору. Хотела быть воздушным шариком, примотанным к чужому запястью, а не просто улетающим в небо. Ей хотелось чувствовать на себе определённые обязательства, вот в чём было дело. Он понимал это и над этим смеялся. Он всегда знал, что она заигралась во всесильное божество. Эти игры никогда никому не приносили добра, он повторял ей это снова и снова, но она никогда не любила его слышать, хотя слушать могла часами. Он привык. И каждый из них всегда оставался при своём. У него был тяжкий труд день за днём, грязные мысли и какое-то глупое сердечное томление каждый раз, когда она на него смотрела. У неё – странные игры, смешные и пугающие идеи, сохранённые на сетчатке картинки, полное отсутствие души и сердца. Наверное, она даже не вполне понимала, что это всё значит, когда смеялась или плакала. Он никогда не хотел ей объяснять. Слова и чувства – вот что всегда приносило ему боль. Уберечь её от этой боли казалось смешным порывом – но всегда удавалось. Когда в последний раз он плёл ей косы – в её понимании, а на самом деле, разумеется, просто пролистывал пряди, будто страницы книги, выбирая из них ветви и листья, — она искала богов под рёбрами. Это занятие явно её смешило, ему же было откровенно наплевать на бред, который она радостно лепетала. Всё обыденно. «Как думаешь, они могут там поместиться? Наверное, я слишком тощая. Поэтому под рёбрами у меня могут жить только совсем маленькие боги, приносящие совсем мало удачи. Надо начать больше есть – тогда я стану шире, и во мне будет больше места для больших богов. И я перестану быть неудачницей, в конце-то концов». Он хотел бы сказать ей многое на этот счёт. Например, то, что под рёбрами у неё не станет больше места, если она разжиреет, как свинья. Или то, что она сама считает себя божеством, зачем же ей ещё кто-то волшебный. Или то, что она далеко не неудачница, в любом случае. Вступить в бессмысленный разговор значило в какой-то мере опуститься (возвыситься?) до её уровня. Он не совсем понимал, что это может значить. Он молчал. Она жульничала и мухлевала, а мир охотно закрывал на это глаза – так было всегда, сколько он мог помнить их обоих. Никогда раздельно. И она всё равно была для него чужой. (Может такое быть, чтобы она понимала немножко больше?) Он всего добивался тяжким трудом. Он никогда не стыдился своих мозолистых ладоней и не выпрашивал что-то, моргая глазками с пышными ресничками. В какой-то мере, он даже был горд своей самостоятельностью и беспомощностью. По крайней мере, он не отдал сердце – единственное человеческое, что у него было, не считая ещё внешности, — чтобы расплатиться за долги с высшими силами. Кстати, ей всё равно не хватило. Поэтому именно её, а не его в очередной раз сбила машина. Прямо у его дома. Какая мерзость. Когда он выглянул в окно, улица мелкого городка, от основания не видевшая такой драмы, судорожно старалась зажмуриться и всё равно отчаянно-любопытно выглядывала из-за пальцев, прикрывших глаза. Матери клали ладони на лица своих детей – чтобы самим насытиться видом чьей-то крови, обглодать её тело до косточек взглядами. Прохожие замирали. Мир зависал. Они готовы были стоять и смотреть, тысячу лет до приезда полиции. Он помнит, что закрыл окно и зашторил его для верности. Какая глупая смерть. Когда её било молнией это было хотя бы драматично, а смерть от самовоспламенения даже была признана им красивой. По крайней мере, тогда от неё остался только пепел, и никому не пришлось долго убирать. Это даже не прибавило хлопот бедным жалким людишкам, его детям. Ещё он помнит, что ночь после смерти она в который раз ночевала у его двери. Кажется, плакала. Он не прислушивался, ни в коем случае, просто вытирал лужу крови, затёкшую в прихожую. Она говорила, и её голос жалко дрожал, и по каким-то особенным интонациям в нём он точно знал, что она обращается именно к нему. Не слушал. Провёл ночь с другой стороны двери – пустяки, просто следил за уровнем крови в коридоре. Подумаешь, спать на полу – ничего не значит. Он ведь её не слушал. Не слушал. Он никогда её не слушал, но почему-то всегда слышал. Утром она ушла, и весь подъезд был в крови. Пришлось убирать, пока не увидела полиция и не начались очередные разборки, не нужные на самом деле ни ему, ни им. Такая жалкая человеческая натура – разбираться во всём. Он предпочитал забывать, что его дети взяли эту черту от него. Он предпочитал забывать. Не слышать. Не чувствовать. К рассвету она очень громко кричала. Он знал наверняка – ей было больно, жутко больно, нестерпимо больно, пока кости в её теле пытались срастись заново. Кровавые следы на ступеньках вызвали у него мысли о том, сколько сил ей потребовалось, чтобы доползти до третьего этажа. Тряпка смыла красный с пола, но не в его голове. Очередной переезд – господи, сколько хлопот из-за одной глупой задолжавшей девчонки. Но оставаться здесь явно будет нестерпимее – при каждом взгляде на эти ступеньки он будет видеть кровь. Смешная человечность. Смешно, что не он заразился ей от людей, а люди взяли её от него. Самые ненавистные черты с самым большим восторгом. Эти высшие силы, стихии, весь тот великий сброд, с которым она общалась – они могли забрать её сердце, её душу, всё, что в ней было живого и трепетного, всё, что могло производить эмоции, только жизнь – не могли. А чувства – не стали. Это же было бы освобождением, в самом деле. Поэтому она могла ощущать, волноваться, истерично плакать, комкать стёкла дрожащими пальцами. Может быть, она даже могла любить. Он аккуратно и педантично об этом не думал. Как и о том, что может чувствовать он сам. Главное было не это. Это вообще было самым второстепенным. Так почему-то всегда получалось – он начинал думать о ней, а заканчивал – о себе. В день переезда ему в нос пахнуло морскою солью – верный знак, что она всё равно его найдёт, что ей на это не потребуется много времени, что вскоре она снова будет ночевать под его дверью, свернувшись калачиком на коврике и подсунув под голову старый походный рюкзак. И он снова будет думать о том, что надо бы её впустить, разумеется. Надо было. Надо будет. И, как всегда, побоится открыть дверь. Самое смешное, что в ней всегда было, — её вера. Вера в то, что сладости лечат. Вера в то, что у неё ещё есть что отдать. Вера в то, что он когда-нибудь её впустит. Тысяча нелепых вер. Вера в то, что она всегда выживет, в конце концов. Она рассказывала ему об этом как-то ночью, сквозь дверь. Он, как обычно, не слушал, но слышал. «Если ты умираешь в тысяча первый раз, ты обязательно должен верить, что выживешь. Иначе ничего не получится. Я знаю, честное слово, у меня уже тысяча один раз была эта тысяча первая смерть. Это важно, понимаешь? Важнее, чем море, радуга и любимые песни детства. И пусть, если я вру, у меня отвалятся пальцы». Заразная вера. Передаётся по воздуху. Как бы он ни отрицал, он каждый раз начинал верить тоже, когда слышал её голос. И всё, о чём она говорила, становилось реальным, и их ладони были разделены только дверью, сквозь которую ломились единороги, жующие четырёхлистный клевер, злые гномы и заветные желания, которые обязательно исполняются. Он заразился верой, как смешно. Может быть, в этот раз у дрожащих пальцев хватит силы повернуть ключ? И тогда она встанет ему навстречу, сонная и безжалостная, и тогда она проведёт его всеми путями туда, куда можно и даже куда нельзя (куда нельзя – особенно), и тогда он больше не будет собой. Хотя бы на пару часов. На пару сердцебиений. На пару соприкосновений дрожащих рук. Как смешно, он будет верить. А она улыбнётся Чеширским котом и растает перед открытой дверью.

>Алиса в Cтране чудес

1Кроличья нора

Героиня книги Льюиса Кэррола, девочка по имени Алиса, начинает свое путешествие в Страну Чудес неожиданно для себя самой: разомлевшая от жары и безделья Алиса вдруг заметила кролика, что само по себе не удивительно; но кролик этот оказался не только говорящим (чему в ту минуту Алиса тоже не удивилась), но еще и владельцем карманных часов, а вдобавок он куда-то очень торопился. Алиса бросилась за ним в нору и провалилась сквозь землю.

Девочка долго летела вниз, пока наконец не приземлилась и не оказалась в большом зале. Кролик исчез, зато Алиса увидела много дверей, а на стеклянном столике — маленький золотой ключик, которым ей удалось открыть дверь в чудесный сад, но пройти туда было невозможно: Алиса была слишком велика. Но ей тут же подвернулся флакончик с надписью «Выпей меня»; несмотря на свойственную Алисе осторожность, она все же выпила из флакончика и стала уменьшаться.

Теперь она смогла бы пройти через маленькую дверку, но она оказалась заперта. А ключ остался лежать на столике, до которого Алисе теперь никак было не достать. Однако, под столом она нашла пирожок с надписью «Съешь меня». Съев его, Алиса выросла до таких размеров, что стала прощаться со своими ногами, оставшимися где-то далеко внизу. Очень все здесь было странно и непредсказуемо. Даже таблица умножения и давно выученные стихи выходили у Алисы сикось-накось; девочка сама себя не узнавала и даже решила, что это и не она вовсе, а совсем другая девочка; от огорчения и бесконечных странностей она заплакала. И наплакала целое озеро.

Но вдруг снова появился Кролик. Увидев Алису, он испугался и обронил свои перчатки и веер. Алиса подняла веер и, помахав им, снова начала уменьшаться, в результате чего чуть не утонула в озере из собственных слез. Но оказалось, что она бултыхается в воде не одна, рядом фыркала Мышь. Вежливая Алиса завела с нею разговор, но, к сожалению, заговорила про кошек, чем очень обидела собеседницу. Затем они обнаружили, что плавают в озере не одни, туда нападало уже много зверей и птиц. Все они выбрались на берег и, чтобы высохнуть, стали бегать по кругу. Алиса снова случайно обидела Мышь и напугала остальных животных рассказами о своей кошке. Все разошлись по домам, и Алиса осталась в одиночестве.

2Домик Кролика

Вдруг Алиса вновь увидела Кролика. Он отправил ее, как какую-нибудь служанку, к себе домой за веером и перчатками, так как он направлялся к Герцогине. Алиса спорить не стала, вошла в дом Кролика, но из любопытства выпила и там из очередного флакончика какой-то жидкости — и выросла до таких размеров, что чуть не разрушила дом. Кролику это очень не понравилось. Пытаясь выяснить, что же происходит в доме, он послал через дымовую трубу ящерку Билля, однако Алиса вытолкнула его ногой обратно. Чтобы выгнать Алису, Кролик вместе с другими животными стал забросывать ее камешками. Но камни, падая на пол, превращались в пирожки. Алиса съела пирожок, снова стала крошечной и убежала прочь.

3Гриб и гусеница

Алиса отправилась дальше на поиски сада, виденного ею через дверцу. Долго она скиталась в травяных джунглях, чуть не попала на зуб щенку и наконец очутилась возле большого гриба, на шляпке которого восседала Гусеница и важно курила кальян. Алиса пожаловалась, что она все время меняется в росте и не узнает сама себя, но Гусеница не нашла в подобных изменениях ничего особенного и отнеслась к растерянной Алисе без всякого сочувствия, особенно услышав, что ту, видите ли, не устраивает рост в три дюйма — именно такой рост был и у Гусеницы.

Чтобы обрести свой нормальный рост, Гусеница посоветовала Алисе откусить кусочек гриба. Девочка последовала ее совету, но с ней начали происходить различные метаморфозы: у нее то пропадали плечи, то вытягивалась шея. Наконец, она таки обрела свой нормальный рост. Но увидев впереди домик, решила снова уменьшится до 9 дюймов.

4Дом Герцогини

Алиса приблизилась к дому, на пороге которого один лакей, похожий на рыбу, вручал другому, похожему на жабу, приглашение Герцогине пожаловать к Королеве на партию в крокет. Алиса долго выясняла у Лакея-Жабы, можно ли ей войти, ничего не поняла из его ответов и вступила в дом. Она оказалась на кухне, где было не продохнуть от дыма и перца; там кашеварила кухарка, а неподалеку сидела Герцогиня с вопящим младенцем на руках. Между делом кухарка швыряла в обоих посудой, а за всем этим с ухмылкой наблюдал большой кот. Удивленной Алисе Герцогиня кратко объяснила, что кот улыбается, потому что он Чеширский Кот. После чего Герцогиня стала напевать визгливому младенцу песенку. В конце концов она швырнула сверток с младенцем Алисе, та вынесла странно похрюкивающего крошку из дома и вдруг с изумлением увидела, что это вовсе не ребенок, а поросенок! И отпустила его.

Тут перед Алисой вновь появился Чеширский Кот, и она спросила его, куда ей идти дальше. Кот, улыбаясь, объяснил, что если, как она говорит, ей все равно, куда она придет, то идти можно в любом направлении. Он спокойно заявил девочке, что в этой стране все ненормальные. После чего Кот исчез — весь, кроме широкой улыбки, долго висевшей в воздухе.

5Чаепитие у Мартовского зайца

Алиса отправилась к Мартовскому Зайцу и попала на необыкновенное чаепитие. Заяц и безумный Шляпник были вынуждены пить чай не раз и не два в день, а непрерывно — таково было им наказание за то, что они убивали Время. Алиса выслушала размышления Шляпника о времени и сказку Мыши-Сони о трех сестричках. Но поскольку они отнеслись к ней весьма негостеприимно, запутывали ее и поднимали на смех, Алиса пошла дальше.

6Королевский сад

Алиса шла по лесу и увидела в одном дереве маленькую дверцу. Она зашла в нее и оказалась снова в зале со стеклянным столиком. На этот раз она сразу взяла ключик, открыла дверь, и уже после этого откусила кусочек гриба и ела его, пока не стала с фут ростом. Тогда она пробралась по узкому коридорчику и наконец очутилась в чудесном саду среди ярких цветов и прохладных фонтанов.
В саду Алиса встретила Карточных стражей, которые по ошибке посадили белые розы вместо красных и теперь перекрашивали их в нужный цвет. Через некоторое время к ним приблизилась процессия во главе с Червонными Королем и Королевой. Узнав о провинности солдат, Королева приказала отрубить им головы, но Алиса незаметно спрятала приговоренных в цветочный горшок. От Кролика Алиса узнала, что Герцогиня приговорена к смертной казни.
Затем все пришедшие начали играть в крокет, где в качестве клюшек выступали фламинго, а вместо мячей — ежи. Королева пыталась отрубить голову и Чеширскому Коту, однако реализовать этот план не удалось — у кота была в наличии только голова, которая постепенно растаяла в воздухе. Поговорив с Герцогиней о морали, Алиса отправилась к Черепахе Квази и Грифону. Черепаха рассказала о своем прошлом, когда она была настоящей черепахой, пела песни и танцевала. Затем Алиса вместе с Грифоном отправились на суд.

7Суд

Почти всех своих знакомых по Стране Чудес Алиса увидела в зале, где судили Червонного Валета, который украл крендели, испеченные Королевой. Председательствовал на суде сам Червонный Король.
Первым свидетелем выступал Шляпник, ничего вразумительного он сказать не смог. Вторая свидетельница — Кухарка, она сообщила суду о том, что крендели делают из перца. Последней свидетельницей вызывали саму Алису, которая в этот самый момент внезапно опять стала расти. Королева потребовала отрубить голову и Алисе, а присяжным выносить приговор вне зависимости от виновности подсудимого. Девочка увеличилась до своего обычного роста, и тут все карты поднялись в воздух и полетели ей в лицо. После этого Алиса проснулась и обнаружила, что лежит на лужайке, а сестра смахивает с нее сухие листья.
lib.ru, pereskaz.com, ru.wikipedia.org