Анна сниткина жена достоевского

Достоевский в молодости

Достоевский был «сластолюбцем», с большим интересом слушавшим о любовных похождениях товарищей (об этом поведал Ризенкампф, проживавший с ним в одной квартире.)

В то же время ему была присуща странная двойственность:

С одной стороны, он странно робел и смущался стоило зайти речи о женщинах. В основном он мечтал о женской любви, но как только встречал женщину вживую – вел себя эксцентрично, становился смешон и попытки общения заканчивались катастрофически.

Другой стороны перед нами предстает Достоевский – кутежник и посетитель борделей. Говорят, проститутки отказывались от повторного времяпровождения с ним, по причине извращенности желаний поручика Достоевского.
Сам он писал позже в письме к Михаилу «Я так распутен, что уже не могу жить нормально, я боюсь тифа или лихорадки и нервы больные. Минушки, Кларушки, Марианны и т.п. похорошели до нельзя, но стоят страшных денег. На днях Тургенев и Белинский разбранили меня в прах за беспорядочную жизнь»
Тургенев как то, даже назвал Федора Михайловича русским Де Садом.

Софья Ковалевская, бывшая в знакомстве с Достоевским, в личном дневнике записала: «После разгульной ночи и подзадоренный пьяными приятелями, он изнасиловал десятилетнюю девочку…»
Страхов в письме Толстому также упоминал: «он похвалялся, что… в бане с маленькой девочкой, которую привела ему гувернантка.»
Этот случай доныне не нашел подтверждений, и вызывает споры у биографов, но стоит отметить что в творчестве Достоевского не единожды раскрывается тяга мужчины к подросткам.

Первое увлечение

Вскоре после публикации романа «Бедные люди» для достоевского открылись двери литературных салонов. Там Федор Достоевский и познакомился с Авдотьей Панаевой, 22 летней замужней женщиной.
Из письма к Михаилу – «Вчера я в первый раз был у Панаева, и, кажется, влюбился в жену его. Она умна и хорошенькая, и вдобавок любезна и пряма донельзя.»
Но девушка отвергла его, позже она описывала его в «Воспоминаниях» как маленького, нервного человечка, которого все подначивали.
Достоевский, не имея возможности поразить Авдотью внешностью и смелостью, решил поразить талантом. Но написанный «Двойник» был слаб, возможно оттого что писался в спешке, писатель подвергся критике, и перестал ходить в литературный салон.

Вскоре после этого были Петрашевичи, казнь и ссылка.

Первая жена Достоевского

Мария Исаева, стала первой влюбленностью Федора, который только-только отбыл каторгу и прибыл в Семипалатинск. Мария была женой Александра Исаева, неисправимого пьяницы, который мог напиваться до белой горячки. Неудовлетворенная замужеством, Мария нашла в Достоевском образованного собеседника, и постепенно они сблизились. Достоевский начинает проводить много времени у Исаевых.

К чести писателя стоит отметить, что он не пытался вступить с Марией в близость, пока она была замужем.
А дальше была разлука. Исаевы переехали в Кузнецк, на новое место службы. Это стало большим ударом для писателя, он плакал при расставании, и спасался только в переписке с нею.
Муж Марии умер в августе. Достоевский, собравшись с духом сделал ей предложение, но та не спешила с ответом. Низкий чин ссыльного, и небольшие доходы заставляли ее задуматься. Не последнее место в причинах ее сомнений отыграл и молодой учитель, который обучал ее сына, Павла.
После произведения Достоевского в офицеры (в 1856 году), Мария решается, и дает согласие выйти замуж за него. Вряд ли дело было в любви к нему, скорее в долгах, оставшихся от мужа, и необходимости содержать сына, учитель же, был еще более беден чем Федор.
Свадьба состоялась 6 февраля 1857 года. В первую же брачную ночь у писателя случился эпилептический припадок, чем он навсегда отвернул Марию от себя.

Они прожили вместе семь лет, но брак не был счастливым.

Болезненный роман

1860 году Достоевский получил разрешение на переезд в Петербург. Вскоре после этого он вместе с братом начинает издавать журнал «Время». Именно благодаря этому и произошло знакомство с Апполинарией Сусловой. Девушка принесла свой рассказ в Журнал, достоевский же очень заинтересовался автором, и они начали общаться. (По другой Версии Суслова была на лекции писателя, и подошла к нему после нее. После же написала письмо, в котором признавалась в любви к нему).
В Достоевском загорелась страсть, он со всем жаром оставшимся от неблагополучного брака окунается в отношения с юной девушкой(писатель был старше Полины на 20 лет). Они были абсолютно разными людьми, и по характеру, и по взглядам, и это не могло не сказаться на отношениях. Он был ее первым мужчиной, и отдавшись чувствам она требовала больше времени, требовала развестись с женой (Мария уже была больна чахоткой, и медленно умирала).

Трагичной стала запланированная поездка в Париж. Федор не смог поехать из-за проблем с журналом, и Полина поехала одна. Когда писатель все же приехал, девушка уже завела роман с новым любовником – испанским студентом.

Они путешествовали далее уже как «Друзья». Странная однако это была дружба. Писатель находил множество поводов что бы остаться с ней подольше, она позволяла ласкать себя, дразнила, но не вступала с ним в близость. Достоевский мучается, начинает захаживать в казино и полностью проигравшись уезжает в Россию.
После смерти жены, Федор пишет Полине, приглашает приехать и выйти за него. Но она уже не хочет его видеть.
Он пытается найти спасение в знакомстве с чистой и невинной девушкой, И даже делает предложение Анне Корвин-Круковской, но из этого ничего не выходит.

Любовь Всей Жизни

Счастье к Достоевскому пришло из невзгоды. Будучи связан долговым поручительством, и не успевая закончить роман, который должен быть сдан в срок писатель нанимает стенографистку.
Ею была Анна Сниткина. С ее помощью роман сдан вовремя, и, казалось бы, время расстаться.
И тут Достоевский понимает что привязался к девушке. Помня издевательства Полины он боится рассказать ей об этом, и выдумывает историю. История о старом художнике, полюбившем молодую девушку. Он спросил у Анны – что бы она сделала на месте девушки. И будущая жена произнесла: Я бы вам ответила, что вас люблю и буду любить всю жизнь.

Свадьба произошла в феврале 1867.

Впереди у Анны будет много испытаний:

  • Долги мужа,
  • Страсть к азартным играм
  • нелюбовь пасынка,
  • ревность Достоевского
  • эмиграция заграницу
  • смерть детей
  • и многое другое.

Но она прошла все это, и несмотря ни на что сделала Федора Достоевского счастливым, родила ему детей, и осталась верна мужу даже после его смерти. А на вопросы о замужестве отвечала: «Мне это, казалось бы, кощунством. Да и за кого можно идти после Достоевского? — разве за Толстого! Так он женат».

Федор Михайлович познакомился с Марией Дмитриевной Исаевой в своей семипалатинской ссылке, в гостях. Марии Дмитриевне шел двадцать девятый год, и, по описанию приятеля Достоевского областного прокурора Врангеля, это была «довольно красивая блондинка…, очень худощавая, натура страстная и экзальтированная. Она была начитана, довольно образованна, любознательна и необыкновенна жива и впечатлительна».

Довольно красивая блондинка…, очень худощавая, натура страстная и экзальтированная.

Дочь директора гимназии Таганрога, выпускница Института благородных девиц, в Семипалатинске она была какой-то редкой птицей, оранжерейным цветком. А ее муж, по отзывам современников, был ужасно грубым, равнодушным ко всему, кроме водки человеком. Мария Дмитриевна жила только сыном, только он давал ей силы просыпаться утром и выдерживать очередной день. И тут — Достоевский. Робкий, нескладный, «забитый судьбой», и в то же время тонкий, внимательный, очень и очень умный.

Любовь и жалость

У Достоевского всегда были сложности с женщинами. Однажды он упал в обморок, когда его представляли признанной петербургской красавице. В свои 35 лет он терялся и краснел в женском обществе, начинал нести всякую чушь, а потом долго терзался по этому поводу. Но была у этого и темная сторона — Достоевский захаживал в бордели, и писал брату: «На днях Тургенев и Белинский разбранили меня в прах за беспорядочную жизнь».

На днях Тургенев и Белинский разбранили меня в прах за беспорядочную жизнь.Василий Перов. Портрет писателя Фёдора Михайловича Достоевского. 1872. Москва, Государственная Третьяковская галерея

Друг Достоевского, известный ученый и путешественник Семенов Тянь-Шанский вспоминал, что Мария Дмитриевна была хорошим человеком в самом высоком значении этого слова. Всей своей доброй душой она пожалела писателя, а он по уши в нее влюбился. «Что за счастливые времена я проводил в ее обществе! Я редко встречал такую женщину», — писал он. К тому времени он уже написал «Неточку Незванову», «Белые ночи» и роман «Бедные люди». Но Исаева видела в нем только бедного ссыльного, рядового 7-й Сибирского линейного батальона.

Что за счастливые времена я проводил в ее обществе! Я редко встречал такую женщину

Погибну, если потеряю!

Мария Дмитриевна Исаева — репродукция фотографии 1850-х годов из собрания Музея Достоевского в Москве

Когда мужа Марьи Дмитриевны перевели в Кузнецк, за 600 верст от Семипалатинска, и семья Исаевых уехала, Достоевский не находил себе места. «Рыдал навзрыд, как ребенок», — вспоминает Врангель. И уже на следующий день писал ей: тяжело, я в ужаснейшем страхе за вас. «Да достойна ли вас эта участь, эти хлопоты, эти дрязги, вас, которая может служить украшением всякого общества!..».

Да достойна ли вас эта участь, эти хлопоты, эти дрязги, вас, которая может служить украшением всякого общества!..

Через несколько месяцев Достоевский узнал, что Исаев умер, Мария Дмитриевна в чужом городе, с ребенком, без друзей, без копейки денег — но свободна! Он выслал ей значительную сумму денег (все, что удалось собрать) и — делает предложение.

Исаева сомневалась. Бывший каторжник, лишенный дворянства, писатель не был завидным женихом. Он страдал: «я погибну, если потеряю своего ангела; или с ума сойду, или в Иртыш».

Я погибну, если потеряю своего ангела; или с ума сойду, или в Иртыш.

Третий лишний

В Кузнецке Исаеву поддерживал только один человек, друг ее покойного мужа, учитель Николай Вергунов. Они сблизились. Мария Дмитриевна чувствовала себя счастливой с красивым и молодым мужчиной — впервые за долгие годы. Но она думала о Достоевском, и чувствовала какую-то непонятную, но сильную вину. А писатель в это время радовался: его отправили в командировку в Барнаул, а там недалеко и до Новокузнецка! Достоевский втайне от всех приехал к любимой. Встреча была в духе его романов: Мария Дмитриевна, рыдая и целуя руки, призналась, что любит другого. Учитель рыдал у ног Достоевского, Достоевский тоже плакал, понимая, что все его надежды разбиты. Но его любовь была бескорыстной, для себя он не хотел ничего — лишь бы Маша была счастлива.

Его любовь была бескорыстной, для себя он не хотел ничего — лишь бы Маша была счастлива.

Исаева была потрясена этим великодушием. Вергунова она любила, Достоевского было ужасно, ужасно жалко. Какое-то время она разрывалась между двумя мужчинами, а потом все-таки выбрала Достоевского, а его к тому времени его снова произвели в офицеры, и появилась надежда вернуться в столицу.

Писатель одолжил денег, на них отпраздновали очень скромную свадьбу. Николай Вергунов был на ней свидетелем со стороны жениха.

Писатель Ф.М. Достоевский, 1956 год

Приступ эпилепсии

По пути из Кузнецка молодожены остановились в Барнауле, и там у писателя случился первый сильный приступ эпилепсии. Он сидел, говорил жене о своей любви, о том, как славно они заживут, и вдруг страшно завыл, упал на пол и забился в судорогах. Как потом скажут врачи, возможно, эпилепсия развилась у писателя из-за сильного стресса в возрасте 28 лет, когда его приговорили к расстрелу и вывели на Семёновский плац для расстрела, который только в самый последний момент заменили смертную казнь каторгой.

Достоевский вдруг страшно завыл, упал на пол и забился в судорогах.

В Барнауле Достоевскому помогал великолепный доктор Геблер, которого в городе называли «наш немец». Он и диагностировал эпилепсию, и сказал молодой жене писателя, что любой припадок может привести к смерти. Считается, что с этого момента Достоевский и его жена и начали отдаляться друг от друга. Формально они прожили вместе еще девять лет, но никакого «вместе» не было.

Несчастливы вместе

Картина «Федор Достоевский и Мария Исаева»

В Петербурге Мария Дмитриевна постоянно мерзла и тосковала без солнца, она уехала в Тверь, и дальше супруги все время жили в разных городах, встречаясь ненадолго. У каждого была своя жизнь. Достоевский без нее ездил за границу, писал романы и переживал романы; Мария Дмитриевна болела, жизнь медленно утекала из нее. От веселой, добродушной хохотушки не осталось и следа.

Но они продолжали любить друг друга: больной, ненормальной, абсолютно достоевской любовью.

Мы не могли перестать любить друг друга; даже чем несчастнее были, тем более привязывались друг другу.

«Мы не могли перестать любить друг друга; даже чем несчастнее были, тем более привязывались друг другу» — писал Достоевский о своей первой жене.

Когда Марии Дмитриевне стало совсем плохо, Достоевский забрал ее к себе. Они вместе жили в Москве, и это была невыносимая жизнь. Больная женщина не хотела никого видеть, даже сына. Писатель раздражался, что не может работать — жене нужен был постоянный уход. Мария Дмитриевна умирала очень тяжело, страшно мучилась, и 14 апреля 1864 года ее не стало.

И вот уже год, а чувство все то же, не уменьшается…

После ее смерти писатель вдруг почувствовал страшную пустоту, которую долго не мог заполнить ничем и никем. Он писал другу: «…до какой степени стало больно и пусто в моей жизни, когда ее засыпали землею. И вот уже год, а чувство все то же, не уменьшается…».

Фото: А. Кузярин/ТАСС, Чепрунов/РИА Новости, ТАСС

Воспоминания

Анне Григорьевне Достоевской, урожденной Сниткиной, второй и последней жене великого русского писателя, очень повезло: она вышла замуж за собственного кумира, за того, кого любила еще до знакомства с ним. Он был любимым писателем ее отца; сама же она признавалась, что «восхищалась его произведениями и плакала над «Записками из Мертвого дома». Молоденькую стенографистку направили помогать литератору Достоевскому (он заканчивал свой роман «Игрок»). Эта работа закончилась их свадьбой.
Всю жизнь Анна Григорьевна Достоевская собирала все произведения писателя, его черновики, письма, документы, помогала ему как могла в его работе (хотя бы тем, что была хорошей хозяйкой и сама вела дела с кредиторами Федора Михайловича, чтобы они не беспокоили его), оберегала его от всевозможных неприятностей и была готова к многочисленным жертвам в браке с ним (не всякая жена выдержит мужа-игрока, долгое время всецело находившегося во власти рулетки). После его смерти дала на его похоронах слово посвятить всю жизнь популяризации его произведений и слово свое сдержала. Она семь раз издавала собрание его сочинений, благодаря ей появился на свет уникальный «Библиографический указатель сочинений и произведений искусств, относящихся к жизни и деятельности Ф. М. Достоевского» (никто так не разбирался в его творчестве, как она, и ее смело можно назвать первым достоевсковедом), написала «Дневник» (уникальное явление в мемуарной литературе и незаменимый источник для всех, кто занимается биографией писателя) и книгу «Воспоминания», открыла «Квартиру-музей Ф. М. Достоевского» и комнату Достоевского при Историческом музее, послужившую основой Музея-квартиры Достоевского в Москве.
Главная тема ее «Воспоминаний» – Федор Михайлович Достоевский, «он – главное и почти исключительное лицо этих записок», сама же Анна Григорьевна на втором плане, в тени, в роли скромной жены-биографа. В этих мемуарах можно выделить несколько тем: Достоевский – любящий муж, заботливый и нежный отец; Достоевский – великий писатель; друзья и покровители Достоевского (его связи с Некрасовым, Тургеневым, Толстым, не без детского восхищения она гордилась благосклонным участием в судьбе Достоевского и его семьи царственных особ). Из «Воспоминаний» Достоевской мы можем узнать быт и привычки великого писателя, его характер и творческую жизнь. Особенного внимания заслуживают упоминания Анны Григорьевны о неосуществленных замыслах Достоевского, новых планах и редакциях произведений, об уничтоженных или пропавших рукописях. Без ее «Воспоминаний» мы не узнали бы о том, что рукописи «Идиота», «Вечного мужа», «Бесов» были сожжены самим автором.
Именно такой преданности жены Достоевского своему мужу мы обязаны тем, что осталась в сохранности значительная часть его литературного наследия: письма, рукописи, записные книжки. И именно в «Воспоминаниях» современный читатель может проследить всю жизнь и творческий путь гениального писателя

Тихие, приветливые, даже кроткие — такие эпитеты приходят на память, когда речь заходит о девушках типа ДОСТОЕВСКИЙ. Лицо чаще с широкими скулами, изящным подбородком и большими, лучащимися глазами. Бывают и узколицие, очень моложавые до самых поздних лет. Взгляд у представительниц этого типа мягкий и сострадательный. Ненавязчивая, добрая улыбка часто и подолгу задерживается на их лице. Эта девушка всегда готова выслушать и поддержать других, а если понадобится, дать тихое утешение и вдохнуть надежду.

Женщины этого типа очень женственные и деликатные, скромные и даже застенчивые. Но это не значит, что они бесхарактерные. Вовсе нет. Им присуща особая, кроткая, стоическая манера принимать все невзгоды и удары судьбы.

У них весьма эфемерное тело, часто встречается легкая сутулость. Одеваются они довольно скромно, стараясь как бы не привлекать к себе особого внимания. А с возрастом и вообще начинают выбирать в основном что-нибудь темненькое и неприметное.

Школьная жизнь позволяет им уже с детских лет начать вырабатывать в себе послушание и прилежание. Это тихие, старательные девочки, которые никогда не станут препираться с учителями. И даже если им несправедливо ставят оценки, они не ропщут, объясняя себе ситуацию как-нибудь так, чтобы при этом не пострадал авторитет учителя.

В классе у этой девочки, как правило, есть пара лучших подружек, с кем она стоит на переменках у стены и тихим голосом, с достоинством обсуждает все события школьной жизни. Она не любит сплетничать, старается оценивать все объективно, чтобы не было виноватых или обиженных. Это одна из самых порядочных девочек в классе.

Гуманитарные наклонности проявляются у девочек этого типа очень ярко. Они отлично разбираются в перипетиях личной жизни всех героев литературных произведений, которых изучаются по программе, и пишут лучшие в классе сочинения. К тому же они много читают помимо программы, сами пишут стихи и прозу, в результате чего характер у них приобретает сильно романтизированные черты. Это, в самом деле, одни из самых мечтательных девочек в классе.

Спортом представительницы этого типа в большинстве своем заниматься не любят. Но в детстве и юности им нравится танцевать. Это занятие отвечает их романтическому, лирическому настрою. Причем, чаще всего, отдают предпочтение бальным или классическим танцам.

В институт девушки типа ДОСТОЕВСКИЙ поступают всегда, поскольку в школе учатся хорошо, часто заканчивая ее с золотой медалью, и вообще производят на экзаменаторов самое приятное впечатление своим отменным воспитанием, умением держаться с достоинством, тихим голосом и хорошими знаниями. Но будет лучше, если эта девушка выберет себе гуманитарную область, нежели пойдет учиться на инженера.

Если вы подумали, что девушки этого типа никогда не веселятся в компаниях, то вы ошиблись. Но компания должна быть своя, где их замечают, любят и ценят. Там этот тихий цветок раскрывается во всей своей красе навстречу дружбе, любви и хорошему, теплому веселью. Учтите, что она не задержится в друзьях там, где рядом с ней матерятся или злоупотребляют спиртным. У нее свои, причем весьма высокие требования к окружающим. Мужчина, о котором она мечтает, должен быть правильным, надежным, толковым и уверенным в себе.

Когда девушка ДОСТОЕВСКИЙ станет вашей женой, знайте, что дома у вас теперь живет тихий ангел. Впрочем, у него настолько развито чувство долга, что он не будет гнушаться тем, чтобы убирать, стирать и готовить. Конечно, готовить она не любит, не в этом она видит свое призвание. Но она никогда не бросит своих домашних без еды. И если кое-то из членов семьи настолько привередлив, что хочет есть только свежеприготовленную пищу, она будет готовить три раза в день. Так уж она устроена.

Она также заботится о здоровье своих родных, а потому старательно записывает в специальную тетрадочку (которую будет хранить всю жизнь) не только кулинарные рецепты, но и составы травяных сборов, а также самых необходимых медикаментозных средств, которые могут пригодиться при тех или иных заболеваниях.

Не только муж, но и родители с обеих сторон, и дети будут охвачены ее теплым отношением. Она для всех найдет время, возможность помочь, а также приветливые слова к случаю. Детьми она занимается. Причем, делает это с удовольствием и всю жизнь. Она знает все об их душевном устройстве, о проблемах их внутреннего мира, следит за тем, чтобы они хорошо учились, стремится всесторонне развивать их способности, воспитывает их мягко, но настойчиво. Но ей трудно принимать серьезные решения, когда нужно определить ребенка в школу или выбрать для него институт. Впрочем, это касается не только проблем связанных с детьми. Так что лучше всего возьмите на себя заботу по определению важных вех в развитии вашей семьи. Она с удовольствием вам подчинится.

Из жизни: «Когда я прочла Э. Берна «Игры, в которые играют люди», я задумалась, а какая же сказка отвечала в детстве моему жизненному сценарию? И я вспомнила, что когда была маленькая, то моя любимая сказка была про принцессу, которой ничего не надо было делать, потому что по волшебству все вокруг нее делалось само. Вот и я мечтала именно об этом, чтобы пришел кто-то и сделал все, что нужно, а мне бы всю жизнь ничего делать не приходилось».

Кстати сказать, эта тихая, теплая, домашняя женщина — одна из самых послушных жен. Она любит свою семью ровной, согревающей любовью. Но следите за тем, чтобы весь ее душевный ресурс не ушел в распыл на подружек, которые эксплуатируют вашу жену как психотерапевта. Сама она им, конечно, никогда не откажет. Из сострадания. Поэтому будет правильно, если вы возьмете дело в свои руки и несколько ограничите поток желающих получить от нее психотерапевтический сеанс и полезный совет.

Женщины этого типа всегда очень хорошо проявляют себя на любой работе. Они доброжелательны и ответственны, никогда не скандалят и не требуют ничего для себя, надеясь, что рано или поздно их заметят и оценят. Они также сознательно избегают участвовать в интригах, распускать сплетни и обсуждать кого-то за его спиной.

Из них получаются замечательные учителя, редакторы, корректоры, библиотекари, психологи. Они хороши везде, где нужно проявлять терпение и сострадание к людям. Бывают случаи, когда они работают даже инженерами, но, по их же собственным оценками, эта работа не приносит им особого удовлетворения. Впрочем, поскольку им всегда присущ стоицизм, они не жалуются на это.

LiveInternetLiveInternet

Как известно, у автора «Братьев Карамазовых» было четверо детей, двое из которых – Соня и Алеша – умерли в младенчестве. Дочь Люба была бездетной, поэтому все живущие ныне наследники – это потомки по линии сына Федора. У Федора Федоровича Достоевского было двое сыновей, один из которых – тоже Федор – ушел из жизни совсем молодым, умер от голода уже в 20-х годах. До недавнего времени наследников великого писателя по прямой линии было пятеро: правнук Дмитрий Андреевич, его сын Алексей и три внучки – Анна, Вера и Мария. Все они живут в Санкт-Петербурге.

„ Сын Достоевского, Федор стал специалистом по коневодству и достиг в нем таких же головокружительных высот, как и его отец на поприще литературы „

Российские исследователи творчества и жизни Достоевского переживали, что фамилия великого писателя может со временем исчезнуть. Поэтому, когда в Петербурге в семье единственного праправнука писателя родился долгожданный наследник, это рассматривалось как событие огромного значения. Тем более, что назвали мальчика Федором. Любопытно, что первоначально родители намеревались назвать мальчика Иваном. И это тоже было бы символично – у деда, отца и сына были бы имена, как у главных героев романа «Братья Карамазовы». Однако все решило провидение. Мальчик родился 5 сентября, а по святцам на это время выпадает имя Федор.

Жена писателя, Анна Григорьевна, дожила до 1918 года. В апреле 1917-го она решила уехать в свое небольшое имение около Адлера, чтобы подождать, пока улягутся беспорядки. Но революционная буря докатилась и до черноморского побережья. Дезертировавший с фронта бывший садовник в имении Достоевской заявил, что подлинным хозяином имения должен быть он – пролетарий. Анна Григорьевна бежала в Ялту. В ялтинском аду 1918 года, когда город переходил из рук в руки, она провела последние месяцы своей жизни и умерла от голода в полном одиночестве и страшных мучениях в ялтинском отеле. Там было даже некому ее похоронить, пока спустя полгода из Москвы приехал сын Федор Федорович Достоевский. Он каким-то чудом в разгар Гражданской войны пробрался в Крым, но мать свою в живых уже не застал. Она просила в завещании, чтобы ее похоронили в могиле мужа, но шла гражданская война, и сделать это было невозможно, похоронили ее в крипте Аутской церкви. В 1928 году храм взорвали, и ее внук Андрей узнает из письма, что «ее косточки валяются на земле». Он едет в Ялту и в присутствии милиционера перезахоранивает их в углу кладбища. Только в 1968 году ему удается с помощью Союза писателей похоронить прах Анны Григорьевны в могиле мужа.

По воспоминаниям внука писателя, Андрея Федоровича Достоевского, когда Федор Федорович вывозил из Крыма в Москву архив Достоевского, оставшийся после смерти Анны Григорьевны, его едва не расстреляли чекисты по подозрению в спекуляции – сочли, что перевозит в корзинах контрабанду.

Анна Сниткина с дочерью Любовью и сыном Федором

Сын Достоевского, Федор (1871–1921), окончил два факультета Дерптского университета – юридический и естественный, стал специалистом по коневодству, известным коннозаводчиком, страстно отдавался любимому делу и достиг в нем таких же головокружительных высот, как и его отец на поприще литературы. Был самолюбив и тщеславен, стремился везде быть первым. Пытался проявить себя и на литературном поприще, но разочаровался в своих способностях. Жил он и умер в Симферополе. Похоронили его на деньги Исторического музея на Ваганьковском кладбище. «Я пытался найти его могилу в восьмидесятые годы по описаниям, но выяснилось, что ее срыли еще в тридцатые», – говорит правнук писателя.

Любимая дочка Достоевского Любовь, Любочка (1868–1926), по воспоминаниям современников, «была заносчива, высокомерна, да и просто неуживчива. Она не помогала матери увековечивать славу Достоевского, создавая свой образ как дочери знаменитого писателя, впоследствии вообще разъехалась с Анной Григорьевной». В 1913 году после очередного выезда за границу на лечение она осталась там навсегда (за границей она стала «Эммой»). «Считала, что может стать писательницей, писала рассказы и романы, но ее никто не читал…» Написала неудачную книгу «Достоевский в воспоминаниях своей дочери». Личная жизнь ее не сложилась. Умерла она в 1926 году от лейкоза в итальянском городе Больцано. Похоронили ее торжественно, но по католическому обряду за неимением православного священника. Когда старое кладбище в Больцано закрыли, то прах Любови Достоевской перенесли на новое и поставили над могилой огромную порфировую вазу, деньги на нее собрали итальянцы. Как-то я встретил актера Олега Борисова, и, узнав, что он едет в те края, попросил его посыпать ее могилу землей из Оптиной Пустыни, которую я взял там у домика Достоевского».

Племянник писателя, Андрей Андреевич Достоевский(1863–1933), сын его младшего брата, был удивительно скромным и преданным памяти Федора Михайловича человеком. По примеру своего отца он стал историографом рода. Андрею Андреевичу было 66 лет, когда его отправили на Беломорканал…Через полгода после освобождения он умер.

Дмитрий Андреевич Достоевский.

„ Любимая дочка Достоевского Любовь, Любочка, по воспоминаниям современников, «была заносчива, высокомерна, да и просто неуживчива»„

Сам правнук Достоевского, Дмитрий Андреевич, 1945 года рождения, живет в Санкт-Петербурге. По специальности он водитель трамвая, всю жизнь проработал на маршруте №34. В одном из своих интервью он говорит: «В молодости скрывал, что я единственный прямой потомок Достоевского по мужской линии. Сейчас говорю об этом с гордостью». Внук Андрей Федорович Достоевский, инженер, фронтовик, создатель музея Ф.М.Достоевского в Ленинграде. Вот что рассказывает о нем его сын.

«Над ним довлело известное высказывание Ленина об «архискверном Достоевском». Когда Достоевского скинули с «корабля современности» на первом Съезде советских писателей, отец воскликнул: «Ну вот, я уже не внук русского классика!» Он родился в Симферополе. После гимназии, уже в советское время, поступил в Новочеркасский политехнический институт. Его тянуло ко всяким железякам, я знаю, что он чуть ли не первым на юге увлекся радио. Но из института его исключили, по его словам, за отказ снять студенческую фуражку. Тогда боролись с какой-либо классовой принадлежностью. На самом деле причина была другая, мне удалось выяснить ее в архивах ФСБ. Он бывал в доме профессора, которого позже арестовали.

Алексей Дмитриевич Достоевский

Андрей Федорович Достоевский

После исключения он едет в Ленинград к своему дяде Андрею Андреевичу.

Тут он заканчивает Политехнический институт и становится специалистом по лесообработке. Дядя вскоре был арестован по «Академическому делу». Это дело придумали сами чекисты. Было арестовано семь академиков и к ним присовокуплено еще 128 человек, сорок из которых сотрудники Пушкинского дома, где работал и Андрей Андреевич.

Ему дали пять лет тюрьмы, и отправили на строительство Беломоро-Балтийского канала. Ему было 64 года, и, может быть, повлиял возраст, может заступничество Луначарского, но его отпустили. Он умер через два года, успев выпустить книгу воспоминаний своего отца. Достоеведы ценят эту книгу, в ней описаны детские годы Федора Михайловича, а это очень важно в понимании человека.

Вскоре после его смерти моего отца снова арестовывают, опять инкриминировали «контрреволюционные» разговоры у профессора из Новочеркасска. Его месяц продержали в Большом доме и выпустили за недостаточностью улик. Мама говорила, что с тех пор он очень боялся…»

Надо сказать, что и внук, и правнук Федора Михайловича Достоевского сделали для открытия музея писателя в Петербурге. Наша семья отдала музею мебель, которая принадлежала племяннику писателя Андрею. Надо сказать, что горожане очень активно ответили на призыв музея подарить мебель той эпохи. Но! Послушаем правнука Ф. М, Достоевского: «Музей открылся в 1971 году, после смерти отца я стал принимать участие в его работе. Прошло уже много лет и, конечно, многое изменилось в музее. Не все, что изменилось, я поддерживаю. Сошла на нет научная работа музея, он стал обычным собранием экспонатов. Изменилась и сама экспозиция, последнее изменение меня расстроило. Мемориальная часть, сама квартира писателя, так и не приобрела духа той семьи, которая в ней жила, а ведь это было, по словам самого писателя, самое счастливое время его жизни.»

И снова Федор Достоевский — продолжатель великой фамилии. Источник — http://wikers.ru/weekly/legacy/16107/

Дмитрий Достоевский: «Я исцелился и крестился в Старой Руссе»

Ф.М. Достоевский говорил: «Останавливайтесь на каких-то ярких точках в своей жизни, держитесь их, и тогда у вас будет все хорошо в жизни». Правнук писателя Дмитрий Достоевский поделился рассказами о таких «ярких точках» своей жизни, а еще – о представителях знаменитого рода, силе материнской молитвы и чуде своего исцеления у Старорусской иконы Божией Матери.

О приходе к вере и победе над раком

Дмитрий Достоевский К вере меня подтолкнула болезнь. Когда мне было 25 лет, у меня обнаружили рак. Была операция, потом полгода я лежал в Онкологическом центре на улице Чайковского в Ленинграде, где проходил курс химиотерапии. Я, как мог, боролся с этой болезнью.

На операцию меня повезли без всякой предварительной подготовки, и я сказал врачам: «Почему так? Я боюсь». Мне в ответ: «В твоем направлении написано: “Cito”. Ты знаешь, что такое “cito”? Это по-латыни значит “немедленно”, “срочно”. Мы хотим тебя спасти». Я говорю: «Ну, хорошо, спасайте». То есть в тот момент речь шла о жизни и смерти.

Мистическим образом в этот момент в Петербурге оказался переводчик из Японии, работавший над переводом Достоевского. Япония тогда была одной из самых передовых стран в сфере производства лекарств от рака. Моя мама, ныне покойная, обратилась к нему с письмом, в котором просила спасти потомка Достоевского (потом ее письма я передал в музей). Когда я буквально через неделю (в советское-то время!) принес коробку с лекарством заведующей нашим отделением, она не поверила, что это возможно: «Это лекарство мы через Москву поименно заказываем! Вас не было в списке. И вот через неделю вы приносите это лекарство!» И я с большой гордостью сказал: «Ну я же Достоевский, потомок Федора Михайловича, которого знают во всем мире. Поэтому естественно, что весь мир готов помочь мне дальше жить».

По молитве моей матери я не умер от рака, остался жив

Это с одной стороны. А другая связана с моей мамой, которая спустя 50 лет после своего крещения пошла в церковь вымаливать жизнь сына. Я считаю, что вторая причина того, что я остался жив, – это молитва моей матери. Она забыла все, что полагается делать в храме, и просто как мать обратилась к Богу: «Господи! Спаси моего сына! Оставь его в живых!» Чтобы Господь помог тебе, нужна вера и душа, прямое обращение к Богу. Он мне помогал, и не раз.

Лично я смог победить рак два раза. Поверьте, не так страшен чёрт, как его малюют. Надо только не опускать руки и не бояться, а верить, что сможешь победить. При этом надо не ждать симптомов – плохого самочувствия и болей (ведь сама опухоль не болит), а проверяться, хоть раз в году. Мои победы основаны на том, что я обнаруживал свои болячки вовремя.

Важно также не оставлять человека один на один с этим грозным заболеванием, поддерживать в его вере, что он справится. Но не менее важно и самому больному быть в положительном тонусе и именно в этот период заниматься тем, что ему нравится. Мой опыт мне говорит, что силы самого организма в этих условиях работают на излечение. Поэтому я всегда желаю всем доброго здравия!

«Бог исцелил меня от язвенной болезни у Старорусской иконы»

Старая Русса. Церковь Георгия Победоносца. Фото: sobory.ru

В Старой Руссе регулярно проходят «Достоевские чтения», и много лет их духовно окормляет митрополит Новгородский и Старорусский Лев. По давно сложившейся традиции старорусские чтения начинаются с Божественной Литургии в храме великомученика Георгия Победоносца, одном из самых древних старорусских храмов. Федор Михайлович был прихожанином этого храма.

Я почувствовал, что мне надо подойти именно к этой иконе. Подхожу – и вдруг заливаюсь слезами…

Для меня это особый храм. В Старой Руссе у меня начинались страшные боли из-за того, что местная вода совершенно иная, чем ленинградская. Из-за своей болезни мучился я страшно. И вдруг однажды меня что-то привело к Георгиевской церкви. Бабушки надраивали пол, службы не было. Умом я понимал, что пришел сюда не вовремя, что никого из молящихся здесь сейчас нет, только я один. А сердце в этот момент было устремлено к чудотворной Старорусской иконе Божией Матери. Я почувствовал, что мне надо подойти именно к ней. Подхожу. Происходит некий катарсис. Я, взрослый мужик, и вдруг заливаюсь слезами… Ухожу из церкви, совершенно не понимая, что со мной произошло.

Проходит день. И вдруг я обнаружил, что никакой боли нет, что я совершенно здоров и даже ощущаю в себе подъем сил. Я остаюсь на этот день, слушаю доклады. На следующий день после докладов происходит закрытие чтений и банкет, на котором присутствует вся администрация Старой Руссы. Все в некоем недоумении: «Дмитрий Андреевич, вы наконец побывали на нашем прощальном банкете. Как это приятно!» С тех пор у меня как будто этой болезни и не было.

Старорусская иконы Божией Матери в церкви вмч. Георгия Победоносца г. Старая Русса. Фото: russablago.ru В 45 лет, то есть в достаточно зрелом возрасте, я крестился в Старой Руссе, где отмечал и свой 60-летний юбилей. Так что именно в Старой Руссе произошло и мое исцеление, и одно из самых важных событий моей жизни – крещение. По благословению священников Георгиевского храма я везде и всюду рассказываю о чуде своего исцеления от язвенной болезни. И я очень рад, когда ко мне подходят люди и говорят: «Знаете, со мной произошло то же самое, что и с вами». Не только от болезней они исцелялись, но и другие жизненные проблемы разрешались после молитвы у Старорусской иконы Божией Матери. К этой иконе стараются прийти все верующие, кому доведется побывать в Старой Руссе.

Она была принесена греками из Ольвиополя еще в первые века христианства на Руси и находилась в Старой Руссе до XVII века. Во время моровой язвы 1655 года жителю города Тихвина было откровение, что мор прекратится, если туда принесут чудотворную Старорусскую икону, а Тихвинская икона будет отправлена в Старую Руссу. После перенесения икон мор прекратился, но тихвинцы не вернули образ и только в XVIII веке разрешили снять копию со Старорусской иконы. 4 мая 1768 года копия была привезена в Старую Руссу, в честь чего было установлено празднество. Вторая праздничная дата отмечается 18 сентября 1888 года, когда в Старую Руссу был возвращен подлинник. В этом году исполнится 130 лет со дня этого исторического события.

Дети и внуки Федора Михайловича Достоевского

Моя мама, родившаяся до 1917 года, как и все русские люди тогда, была крещена. Но она воспринимала советскую действительность уже как некую данность, в которой ей приходилось жить, и поэтому старалась максимально обезопасить свою и нашу жизнь. И из-за того, что она вышла замуж за Андрея Федоровича, потомка «архискверного Достоевского», как называл писателя Ленин, она боялась крестить нас, своих детей.

Вообще мама никак не ожидала, что родит близнецов. Это было в 1945 году. По ее словам, у меня и моей сестрички Иры было одно одеяло на двоих. Как все «военные дети», мы были ослаблены и месяца через три после нашего рождения заболели воспалением легких. Так получилось, что Господь оставил меня как продолжателя мужской линии, а Иру забрал. Однажды мама привела меня на могилку, где была похоронена Ира, и сказала: «Это твоя сестричка». Я же ее совсем не помню, три месяца нам только было. А потом и маму там похоронили – в Петербурге, на Сходненском кладбище. Теперь там прибавилось Достоевских, потому что там лежит вся семья Андрея Федоровича. Шесть могил Достоевских. Надеюсь, что когда-нибудь и я туда вернусь.

У Федора Михайловича было три сестры и три брата. И все ветви прекратились, только наша маленькая веточка осталась. Когда праздновался юбилей моего отца, я позволил себе сделать доклад о его жизни. Это, конечно, весьма трудная задача, потому что человек, носящий фамилию Достоевский, должен прожить свою собственную жизнь и вместе с тем всегда помнить, что он потомок Федора Михайловича, который сказал всему миру очень важные слова.

Федор Михайлович Достоевский Закончив в 19 лет Инженерное училище, Федор Михайлович сразу заявил: «Я этой профессией не буду заниматься, а буду писателем». Его сын Федор тоже быстро нашел себя – всю жизнь занимался коневодством, был достаточно известным специалистом в этой области, опубликовал много статей в императорском коннозаводческом журнале.

Когда Федор Михайлович уехал в Москву на открытие памятника Пушкину, где он произнес свою знаменитую «Пушкинскую речь», Анна Григорьевна писала ему: «Мне никак не сладить с Федей, он все время убегает, я застаю его с мальчишками на улице, он интересуется лошадьми». А он ей в ответ: «Купи ты ему жеребенка, будет чем заняться, и он перестанет убегать из дома». Что и было сделано. И в следующем письме, надеясь, что сыну уже купили жеребенка, Федор Михайлович просит поцеловать его наравне со всеми. Это было почти пророческим предсказанием того, что Федор Федорович всю жизнь будет заниматься лошадьми. В столь малом возрасте отец совершенно точно определил главный интерес жизни своего сына.

Когда узнают, что был еще и третий Федор – внук писателя, умерший, к сожалению, рано, часто задают вопрос: «Почему столько Федоров?» На Руси по традиции старшего сына часто называли именем отца, рассчитывая на многодетность. Но Федор Михайлович поздно завел семью, и много детей у него не могло быть, хотя трое из четверых его детей прожили полную жизнь.

Правда, покинули дети Федора Михайловича этот мир весьма печально. Дочь Достоевского Люба умерла в 1926 году в Италии. За несколько дней до смерти ее посетил консул Чехословакии, который тогда очень помог Любе. Было обнаружено письмо, где он писал: «Я должен признать, что дочка всемирно известного писателя умирает в нищете». Сын Федор при таких же обстоятельствах умер в Москве. Ему было 60 лет, а ей 62 или 63 года.

Анна Григорьевна упрашивала сына: «Посмотри мир». А Федя отвечал: «Мне России достаточно»

Федя родился в Петербурге и, оставаясь русским человеком, вообще не хотел ехать за границу, хотя мать его упрашивала: «Поезжай, деньги есть, посмотри, как другие живут». А он: «Нет, мне России вполне достаточно, я лучше в баню схожу». А Люба, которая родилась на Западе, взяла и уехала из России навсегда, сказав маме, что едет ненадолго лечиться. Исколесила всю Европу, потом заболела и умерла в Италии, в Больцано, на границе с Австрией.

Федор Федорович умер и был похоронен в Москве. К сожалению, его могила утрачена, и сейчас мы пытаемся ее найти. Вот такие разные судьбы двух детей Федора Михайловича…

Вообще Федор Михайлович очень переживал из-за того, что дети у него поздние, что он не сможет вырастить их. В конце жизни он вновь поселился в Петербурге, где жил и его брат Андрей, дети которого были уже достаточно взрослыми. «Как бы я хотел, чтобы мои маленькие дети были похожи на твоих самостоятельных детей», – писал Федор Михайлович брату. Но он понимал, что из-за возраста может не увидеть своих детей взрослыми. Это, конечно, была для него большая трагедия.

Система воспитания Ф.М. Достоевского

В письмах о детях Достоевский никогда не использовал слово «воспитывать», но: «наблюдай», «веди»

Это совершенно уникальная система. Немногие ею воспользовались. К сожалению, педагогическая наука не пошла по стопам Достоевского. Прежде всего, он никогда в своих письмах к Анне Григорьевне не использовал слово «воспитывать», а употреблял совершенно другие слова: «наблюдай», «веди».

Его принципом было понимать ребенка, а не подтягивать его к своему взрослому уровню, облегчая свое собственное существование. И это приносило прекрасные плоды. Анна Григорьевна вспоминала о том, что он не мог пройти мимо любого ребенка, чтобы не начать говорить с ним, переводя на детский язык достаточно серьезные мысли. Однажды, вспоминала Анна Григорьевна, они ехали то ли из Старой Руссы, то ли в Старую Руссу и едва вошли в вагон, как услышали плач ребенка, и Федор Михайлович тут же исчез. Вскоре ребенок затих, и Анна Григорьевна увидела его беседующим о чем-то с Федором Михайловичем. Правда, она была несколько недовольна тем, что муж забыл о ней и сразу полетел к чужому ребенку, и увела его обратно в свое купе.

Расскажу еще один случай. Я обнаружил записи о поездке на пароходе в Рязань. Там была земля, часть которой должен был унаследовать Федор Михайлович. Они тогда занимались своим наследством. На палубе чей-то ребенок скандалил, плакал и был не в своей тарелке. Хотя с ними были четырехлетний Федя и шестилетняя Люба, Федор Михайлович побежал выручать чужого ребенка и довольно долго им занимался, оставив своих детей.

Прадед Григорий Гомерович и прапрадед Гомер Карлович

На Достоевских чтениях и симпозиумах, посвященных жизни и творчеству Федора Михайловича, мы много слышали о разных интересных находках, связанных с историей рода и биографией писателя. Даже мне, его потомку, ранее были мало известны такие предки Достоевского, как его бабка Анастасия – жена униатского священника, прадед Григорий Гомерович и прапрадед Гомер Карлович. Их имена и отчества звучат несколько неожиданно для русского уха.

Приоткрыта и тайна внезапного ухода отца Достоевского Михаила Андреевича из отчего дома и его разрыва с родительской семьей, обстоятельства его участия в войне 1812 года. Правда, обнаруженные недавно новые следственные документы, касающиеся его загадочной гибели в 1839 году, как полагают, от рук крепостных крестьян, все еще не позволяют однозначно решить этот вопрос.

Рассекречены сегодня также и документы о потомках Достоевского, репрессированных в 1930-е годы.

Праправнуки и праправнучки Достоевские

Дмитрий Достоевский с внуком Федей У меня один сын, а я всегда мечтал о девочке. И теперь у нас три очень симпатичные внучки, которые со мной приезжали однажды в Старую Руссу на Достоевские чтения. Еще в детстве я готовил их к пониманию того, что они не просто девчонки, а девчонки с генами Достоевских – Маша, Вера и Аня. Младшая Машенька родилась 23 ноября 2006 года.

Когда я подвел Аню к знаменитому 30-томному академическому собранию сочинений Федора Михайловича, она посмотрела оценивающе и сказала: «Нет, мне столько не написать». А через пару дней она сложила пополам листик и аккуратными каракулями написала свое собственное произведение, увы, нечитаемое. Теперь эта «книжечка» находится в фонде Музея Ф.М. Достоевского в Петербурге.

Конечно, мы мечтали и о внуке, и когда он родился, назвали его Федором. Так что теперь у нас растет еще один Федор Достоевский.

О Музее детства в Даровом

В подмосковном имении Достоевских Даровое прошло детство писателя. Вообще для формирования личности человека очень важно, в каких условиях и в каком окружении проходит его детство. Поэтому, думаю, людям интересно увидеть место, где с 10 до 17 лет жил и воспитывался будущий гениальный писатель.

В имении Даровое необходимо создать Музей детства Достоевского. Это уникальное место

Родной брат писателя Андрей вспоминал, что маленький Федя был веселым, очень любил играть, гулять по липовой роще и лесу. Его первые молитвы слышали стены сохранившегося до наших дней Свято-Духовского храма. Он расположен в соседнем с имением селе Моногарово. Сюда водила будущего писателя его матушка. У Достоевского встречается упоминание о голубе, который перелетел из одного окна в другое во время Литургии. Если мы сохраним эти яркие точки, связанные с детством писателя, это очень поможет в восприятии его мировоззрения. Возле храма есть небольшой погост, где, как полагают, похоронен отец Федора Михайловича. Теперь главная задача – установить точное место его могилы.

На международных научных конференциях, посвященных Достоевскому, звучат доклады о значении воспоминаний детства в творчестве писателя. В имении Даровое необходимо создать Музей детства писателя. Это уникальное место, где практически полностью сохранился исторический ландшафт, роща с 200-летними липами, овраг, населенные пункты, которые упоминаются в произведениях Достоевского.

«От алмазчика до водителя трамвая»

Дмитрий Достоевский В моей трудовой книжке указано 18 профессий. Обычно я говорю: «У меня профессии – от алмазчика до водителя трамвая». Сейчас я консультант в петербургском Музее Достоевского. Правда, у меня нет высшего образования. Иногда я думаю, что зря не пошел в вуз, ведь у меня было достаточно знаний, чтобы спокойно сдать экзамены и поступить туда, куда я хочу. Но после окончания школы мне показалось, что интереснее окунуться в самую гущу жизни и попробовать себя в разных областях, и я не стал никуда поступать. А когда однажды в перестроечное время в мои руки попала трудовая книжка (обычно она лежит в отделе кадров), то оказалось, что у меня 18 профессий. Это иногда очень помогало мне в жизни.

Про немца, который хотел бы родиться в России

В 1990 году было очень тяжело, в магазинах пустые прилавки. И вдруг меня приглашают в Германию на открытие Общества Достоевского. Открытие – всего один день, а дальше что? А дальше я думаю: «Ага, я умею очень многое. Я найду здесь работу». И я работал в Германии, помогая своей семье посылками оттуда. Это был такой «посылочный период». Немцы все время спрашивали: «Чего в России нет, что нам посылать?» Я помогал, подсказывая, какие продукты нужны в России.

Немцы очень хотели помогать кому-то конкретно, им было важно не только помогать, но и сдружиться, обмениваться письмами. Когда я возвращался из отпуска в Гамбург, одна пожилая супружеская пара попросила меня передать немцу, который им помогал, письмо и «большое спасибо».

В гостях у этого пожилого немца я услышал поразившее меня признание. Обычно немцы стараются не упоминать о том, что воевали в России. Многие говорят: «А я во Франции воевал». Хотя на самом деле, может быть, и в России. А тут я впервые в Германии услышал от него, что он воевал в России. И, видимо, круто повоевал, потому что был без руки и без глаза. «Я все это потерял под Сталинградом, – признался он и вдруг добавил: – Родину не выбирают. Я родился в Германии. Я немец. Но если бы можно было выбирать, я бы хотел родиться в России».

Меня это тогда так поразило. Я подумал: «Ты же к нам пришел как завоеватель, с ружьем. Что же такое в России, что тебя заставило такую фразу на склоне лет сказать?» Как патриота своей страны, меня его слова, конечно, очень порадовали.

Достоевская, Анна Григорьевна

В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Достоевская и Сниткин.

Анна Григорьевна Достоевская

Имя при рождении

Анна Григорьевна Сниткина

Дата рождения

30 августа (11 сентября) 1846

Место рождения

  • Санкт-Петербург, Российская империя

Дата смерти

9 июня 1918 (71 год)

Место смерти

  • Ялта, Таврическая губерния

Гражданство (подданство)

  • Российская империя

Род деятельности

мемуаристка, издатель, публикатор

Язык произведений

русский

Произведения в Викитеке

Медиафайлы на Викискладе

А́нна Григо́рьевна Достое́вская (урождённая Сниткина; 30 августа 1846, Санкт-Петербург, Российская империя — 9 июня 1918, Ялта, Крым) — вторая жена Ф. М. Достоевского (с 1867 года), мать его детей. Известна как издательница и публикатор творческого наследия своего мужа, библиограф и автор ценных воспоминаний, а также как одна из первых филателисток России.

Биография

Родилась в Санкт-Петербурге, в семье мелкого чиновника Григория Ивановича Сниткина (1799—1866) и его супруги Анны Николаевны, урождённой Марии Анны Мальтопеус (Милтопеус; Miltopaeus) (1812—1893), уроженки города Турку в Финляндии. С детства зачитывалась произведениями Достоевского. Слушательница стенографических курсов. С 4 октября 1866 года в качестве стенографистки-переписчицы участвовала в подготовке к печати романа «Игрок» Ф. М. Достоевского. Достоевский никогда до этого не диктовал свои произведения, а писал их сам. Такой метод работы был ему не привычен, но по совету приятеля А. П. Милюкова он вынужден был прибегнуть к новому способу письма, чтобы окончить роман в срок и выполнить договорные обязательства перед издателем Ф. Т. Стелловским. Работа стенографистки превзошла все его ожидания. 15 февраля 1867 года Анна Григорьевна стала женой писателя, а через два месяца Достоевские уехали за границу, где оставались на протяжении более четырёх лет (до июля 1871 года).

По пути в Германию супруги остановились на несколько дней в Вильне. На здании, расположенном на том месте, где находилась гостиница, в которой останавливались Достоевские, в декабре 2006 года была открыта мемориальная доска (скульптор Ромуальдас Квинтас). Об этой знаменитой поездке написан роман «Лето в Бадене» (1981), где Анна Григорьевна выступает главным действующим лицом.

Направившись на юг, в Швейцарию, Достоевские заехали в Баден, где сперва Фёдор Михайлович выиграл на рулетке 4000 франков, но не мог остановиться и проиграл всё, что с ним было, не исключая своего платья и вещей жены. Почти год они жили в Женеве, где писатель отчаянно работал, и иногда нуждались в самом необходимом. В 1868 году у них родилась первая дочь Софья, которая умерла в возрасте трёх месяцев. В 1869 году в Дрездене у Достоевских родилась дочь Любовь.

В 1871 году Достоевский навсегда бросил рулетку. По возвращении супругов в Петербург в 1871 году у них родился сын Фёдор. Начался самый светлый период в жизни романиста в горячо любимой семье, с доброй и умной женой, которая взяла в свои руки все экономические вопросы его деятельности (денежные и издательские дела) и скоро освободила мужа от долгов. Анна Григорьевна обустроила жизнь писателя и вела дела с издателями и типографиями, сама издавала его сочинения. В 1875 году родился сын Алексей, ушедший из жизни в 1878 году. Писатель посвятил супруге свой последний роман «Братья Карамазовы» (1879—1880).

В год смерти Достоевского в 1881 году Анне Григорьевне исполнилось 35 лет. Вторично замуж не выходила. После смерти писателя собирала его рукописи, письма, документы, книги, личные вещи, мебель и фотографии. В 1889 году собрание из более 1000 наименований было помещено в хранилище «Музей памяти Ф. М. Достоевского» в Историческом музее в Москве. К тому времени в России существовали только Пушкинский и Лермонтовский литературные музеи, организованные в Санкт-Петербурге в 1879 и 1883 году соответственно.

Анна Григорьевна составила и издала в 1906 году «Библиографический указатель сочинений и произведений искусств, относящихся к жизни и деятельности Ф. М. Достоевского» и каталог «Музей памяти Ф. М. Достоевского в императорском Российском историческом музее имени Александра III в Москве, 1846—1903». Её книги «Дневник А. Г. Достоевской 1867 год» (опубликован в 1923 году) и «Воспоминания А. Г. Достоевской» (опубликованы в 1925 году) являются важным источником для биографии писателя.

Зимой 1917—1918 года жила в лечебном корпусе Сестрорецкого курорта, работая над рукописями. Умерла Анна Григорьевна в Ялте в голодном военном 1918 году. Через 50 лет, в 1968 году, её прах с Поликуровского кладбища был перенесён в Александро-Невскую лавру и захоронен рядом с могилой мужа.

Дети

  • Софья Фёдоровна (22 февраля 1868 — 12 мая 1868),
  • Любовь Фёдоровна (1869—1926),
  • Фёдор Фёдорович (16 июля 1871—4 января 1922),
  • Алексей Фёдорович (10 августа 1875 — 16 мая 1878).

Достоевская и книгоиздательство

Обложка книги «Дневник А. Г. Достоевской 1867 г.» (1923)

Анна Достоевская весьма успешно занималась изданием и распространением книг мужа, став одной из первых российских женщин своего времени в сфере предпринимательства. При этом она провела исследование рынка и вникала в детали книгоиздательства и книжной торговли.

Анна Григорьевна издала семь полных собраний сочинений Ф. М. Достоевского. Правнук писателя Дмитрий Андреевич Достоевский (род. 1945) писал: «Благодаря всё возрастающему интересу к Достоевскому и умелому ведению подписки, все издания быстро и полностью расходились». В 1911 году из-за резкого ухудшения здоровья и решения заняться воспоминаниями о писателе Анна Григорьевна продала права на издание сочинений Ф. М. Достоевского издательству «Товарищество издательского и печатного дела А. Ф. Маркс», оставив за собой авторские права и распространение книг.

В бурные революционные годы многие рукописи и документы писателя были утеряны. Судьба белового и чернового вариантов рукописей романа «Братьев Карамазовых», завещанных Анной Григорьевной обоим внукам, после 1917 года до сих пор неизвестна. В 1929 году материалы коллекции «Музея памяти Ф. М. Достоевского» перешли в музей-квартиру Ф. М. Достоевского в Москве.

Достоевская и филателия

Является одной из первых известных женщин России, увлекавшихся филателией. Начало её коллекции было положено в 1867 году, в Дрездене. Поводом для этого послужил спор между Анной Григорьевной и Фёдором Михайловичем о женском характере. Писатель однажды во время прогулки высказал сомнение в способности женщины к долгому и упорному напряжению сил для достижения цели:

Очень меня возмущало в моём муже то, что он отвергал в женщинах моего поколения какую-либо выдержку характера, какое-нибудь упорное и продолжительное стремление к достижению намеченной цели. <…>

Этот спор меня почему-то раззадорил, и я объявила мужу, что на своём личном примере докажу ему, что женщина годами может преследовать привлекшую её внимание идею. А так как в настоящую минуту <…> никакой большой задачи я пред собой не вижу, то начну хоть с занятия, только что тобою указанного, и с сегодняшнего дня стану собирать марки.

Сказано — сделано. Я затащила Фёдора Михайловича в первый попавшийся магазин письменных принадлежностей и купила («на свои деньги») дешёвенький альбом для наклеивания марок. Дома я тотчас слепила марки с полученных трёх-четырех писем из России и тем положила начало коллекции. Наша хозяйка, узнав о моем намерении, порылась между письмами и дала мне несколько старинных Турн-Таксис и Саксонского Королевства. Так началось мое собирание почтовых марок, и оно продолжается уже сорок девять лет… От времени до времени я хвалилась перед мужем количеством прибавлявшихся марок, и он иногда посмеивался над этой моей слабостью. (Из книги «Воспоминания А. Г. Достоевской».)

Свою коллекцию почтовых марок Анна Григорьевна пополняла всю жизнь. Как она отмечала в своих «Воспоминаниях», она не купила ни одной марки за деньги, а лишь использовала те, что были сняты ею с писем или подарены. К сожалению, дальнейшая судьба этой коллекции неизвестна.

Сочинения

  • Достоевский Ф. М. — Достоевская А. Г. Переписка. — М.: Наука, 1979. — 482 с. (Литературные памятники).
  • Достоевская А. Г. Воспоминания. — М.: Художественная литература, 1987. — 544 с.
  • Достоевская А. Г. Воспоминания / Вступ. статья, подгот. текста и примеч. С. В. Белова и В. А. Туниманова. — М.: Правда, 1987. — 544 с., 500 000 экз.
  • Достоевская А. Г. Дневник 1867 года / Изд. подг. С. В. Житомирская. — М.: Наука, 1993. — 454 с. — (Литературные памятники).
  • Достоевская А. Г. Воспоминания / Сост., статья, комментарии: Б. Н. Тихомиров, И. С. Ярышева. — СПб.: Азбука, 2011. — 480 с.
  • Достоевская А. Г. Воспоминания. 1846—1917 / Вступит. статья, подгот. текста, примеч. И. С. Андриановой и Б. Н. Тихомирова. — М.: ООО «Бослен», 2015. — 768 с. (Первое полное издание воспоминаний жены Достоевского).

Фильмы

  • 1980 — советский художественный фильм «Двадцать шесть дней из жизни Достоевского». Режиссёр-постановщик — Александр Зархи. В роли А. Г. Достоевской — известная советская и российская актриса Евгения Симонова.
  • 2008 — итальянский художественный фильм режиссёра Джулиано Монтальдо «Демоны Санкт Петербурга». В роли — Каролина Кресчентини.
  • 2010 — Три женщины Достоевского — фильм Евгения Ташкова. В роли Марина Аксенова
  • 2010 — документально-постановочный фильм «Анна Достоевская. Письмо мужу». Режиссёр-постановщик — Игорь Нурисламов. В роли А. Г. Достоевской — Ольга Кирсанова-Миропольская. Производство продюсерского центра «АТК-Студио».
  • 2011 — российский телесериал «Достоевский». Режиссёр-постановщик — Владимир Хотиненко. В роли А. Г. Достоевской — Алла Юганова.
  1. 1 2 3 идентификатор BNF: платформа открытых данных — 2011.
  2. Babelio
  3. Chronology at Christiaan Stange’s Dostoevsky Research Station — 2000.
  4. The Story of a Loyal Wife, by Alexander Ryzantsev at Publications — Русский мир, 2013.
  5. Франк, Джозеф Dostoevsky: The Miraculous Years, 1865-1871 — Princeton University Press, 1996. — Т. 4. — С. 58. — 523 с. — ISBN 9780691015873
  6. 1 2 3 4 5 Белов С. В. Достоевская (Сниткина) Анна Григорьевна. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Дата обращения 25 февраля 2016.
  7. «В центре Вильнюса открыли памятную доску Федору Достоевскому» — новостная заметка от 13 декабря 2006 года на сайте «Газета. Ru», по сообщению РИА «Новости».
  8. Андрианова И. С. Музейная и библиографическая деятельность А. Г. Достоевской (недоступная ссылка). Общество Филателистов Санкт-Петербурга. Дата обращения 7 июня 2015. Архивировано 3 июня 2015 года.
  9. Достоевская А. Г. Библиографический указатель сочинений и произведений искусства, относящихся к жизни и деятельности Ф. М. Достоевского, собранных в Музее памяти Ф. М. Достоевского в Московском Историческом музее. — СПб., 1906. — 392 с.
  10. Кузнецова С. Притеснение по деловому признаку // Коммерсантъ Деньги. — 2010. — № 9 (764). — 8 марта. (Проверено 15 марта 2010)
  11. Достоевский Д. А., 2007, с. 567.
  12. 1 2 Достоевский Д. А., 2007, с. 568
  13. Достоевский Д. А., 2007, с. 570.
  14. См. полную цитату в статье Андрея Стрыгина: Стрыгин А. Женская тема в филателии. Некоторые рассуждения о коллекционировании марок // НГ — Коллекция. — 2001. — № 3 (52). — 7 марта. (Проверено 9 октября 2010)
  15. Кисин Б. М. Страна Филателия / Ред. В. Нездвецкий. — М.: Просвещение, 1969. — С. 182. — 240 с. — 100 000 экз. (Проверено 15 июля 2016)
  16. Панькина Е. В. Из истории филателистического движения в Санкт-Петербурге в конце XIX — начале XX века (недоступная ссылка). История. Общество Филателистов Санкт-Петербурга. Дата обращения 12 мая 2010. Архивировано 11 мая 2004 года.
  17. Художественно-публицистический фильм «Анна Достоевская. Письмо мужу». Проекты. АТК-Студио. Дата обращения 26 декабря 2010.
  • Белов С. В. Жена писателя: Последняя любовь Ф. М. Достоевского. — Москва: Советская Россия, 1986. — 208 с.
  • Гроссман Л. П. А. Г. Достоевская и её «Воспоминания» // Воспоминания А. Г. Достоевской. — М.—Л., 1925.
  • Достоевский А. Ф. Анна Достоевская // Женщины мира. — 1963. — № 10.
  • Достоевский Д. А. Достоевские в XX веке // Достоевский и XX век / Под ред. Т. А. Касаткиной. — М.: ИМЛИ РАН, 2007. — Т. 1. — С. 560—585. — 762 с. — ISBN 978-5-9208-0284-2.
  • Достоевский, Федор Михайлович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Краткая литературная энциклопедия в 9-ти томах. — М.: Советская энциклопедия, 1964. — Т. 2.
  • Мазур П. Кто был первым филателистом? // Филателия СССР. — 1974. — № 9. — С. 11.
  • Наседкин Н. Н. Достоевский. Энциклопедия. — М.: Алгоритм, 2003. — 800 с. — (Серия «Русские писатели»). — ISBN 5-9265-0100-8.
  • Савостьянова В. А. Дополнение к Воспоминаниям А. Г. Достоевской. .

Ссылки

Анна Достоевская:

  • Тексты в Викитеке
  • Медиафайлы на Викискладе
  • Портал «Литература»
  • Портал «Филателия»
  • Анна Достоевская. Талант быть женой гения
  • Мемуаристика А. Г. Достоевской

Достоевская (Сниткина) Анна Григорьевна

Вторая жена Достоевского, мемуаристка, издательница, библиограф. Родилась в семье мелкого петербургского чиновника Григория Ивановича Сниткина, который был большим почитателем таланта Достоевского, и благодаря своему отцу Анна Григорьевна полюбила творчество писателя еще в ранней юности. Мать Анны Григорьевны — Анна Николаевна Сниткина (Мильтопеус) — обруселая шведка финского происхождения, от которой она унаследовала аккуратность, собранность, стремление к порядку, целеустремленность. И все же главным, решающим фактором, предопределившим жизненный подвиг Анны Григорьевны, явился живительный воздух конца 1850-х — начала 1860-х гг. в России, когда по всей стране прокатилась бурная волна свободолюбивых устремлений, когда молодежь мечтала получить образование и добиться материальной независимости. Весной 1858 г. Неточка Сниткина успешно оканчивает училище Святой Анны, а осенью поступает во второй класс Мариинской женской гимназии. Окончив гимназию с серебряной медалью, А.Г. Сниткина поступила на Педагогические курсы, однако не смогла их окончить из-за тяжелой болезни отца, который настоял, чтобы она посещала хотя бы стенографические курсы. После смерти отца (1866) материальное положение семьи Сниткиных ухудшилось, и вот тогда Анне Григорьевне пришлось применить на практике свои стенографические знания. Её направили помогать литератору Достоевскому 4 октября 1866 г.

Натура её всегда требовала поклонения чему-то высокому и святому (отсюда ее попытка в тринадцатилетнем возрасте поступить в псковский монастырь), и еще до 4 октября 1866 г. таким высоким и святым стал для нее Достоевский. За несколько месяцев до смерти она признавалась, что любила Достоевского еще до встречи с ним. В тот день, когда стенографистка пришла помогать Достоевскому, до срока сдачи издателю Ф.Т. Стелловскому романа «Игрок» оставалось двадцать шесть дней, а он существовал лишь в черновых заметках и планах, и если бы Достоевский не представил к 1 ноября 1866 г. роман «Игрок» Ф.Т. Стелловскому, то он терял бы на девять лет в пользу расчетливого издателя права на все свои литературные произведения. С помощью Анны Григорьевны Достоевский совершил писательский подвиг: за двадцать шесть дней создал роман «Игрок» в десять печатных листов. 8 ноября 1866 г. Неточка Сниткина снова пришла к Достоевскому, чтобы договориться о работе над последней частью и эпилогом «Преступления и наказания» (из-за «Игрока» Достоевский прервал работу над ним). И вдруг Достоевский заговорил о новом романе, главный герой которого — пожилой и больной художник, много переживший, потерявший родных и близких — встречает девушку Аню. Через полвека Анна Григорьевна вспоминала: «»Поставьте себя на ее место, — сказал он дрожащим голосом. — Представьте, что этот художник — я, что я признался вам в любви и просил быть моей женой. Скажите, что вы бы мне ответили?» Лицо Федора Михайловича выражало такое смущение, такую сердечную муку, что я наконец поняла, что это не просто литературный разговор и что я нанесу страшный удар его самолюбию и гордости, если дам уклончивый ответ. Я взглянула на столь дорогое мне, взволнованное лицо Федора Михайловича и сказала:

— Я бы вам ответила, что вас люблю и буду любить всю жизнь!»

И она сдержала свое обещание.

Но после свадьбы Анне Григорьевне пришлось пережить тот же ужас, какой десять лет назад испытала первая жена писателя. От волнения и выпитого шампанского у Достоевского в один день было два припадка. В 1916 г. Анна Григорьевна признавалась писателю и критику А.А. Измайлову: «…Я вспоминаю о днях нашей совместной жизни, как о днях великого, незаслуженного счастья. Но иногда я искупала его великим страданием. Страшная болезнь Федора Михайловича в любой день грозила разрушить все наше благополучие… Ни предотвратить, ни вылечить этой болезни, как вы знаете, нельзя. Все, что я могла сделать, это — расстегнуть ему ворот, взять его голову в руки. Но видеть любимое лицо, синеющее, искаженное, с налившимися жилами, сознавать, что он мучается и ты ничем не можешь ему помочь, — это было таким страданием, каким, очевидно, я должна была искупить свое счастье близости к нему…»

Анна Григорьевна сделала все от нее зависящее, чтобы переменить обстановку — уехать за границу 14 апреля 1867 г. только с Достоевским, подальше от домашних неурядиц, от надоевших и опостылевших родственников, от безалаберной петербургской жизни, от всех кредиторов и вымогателей. «…Я поехал, но уезжал я тогда со смертью в душе: в заграницу я не верил, то есть я верил, что нравственное влияние заграницы будет очень дурное, — рассказывал Достоевский о своих мрачных предчувствиях своему другу поэту А.Н. Майкову. — Один… с юным созданием, которое с наивною радостию стремилось разделить со мною странническую жизнь; но ведь я видел, что в этой наивной радости много неопытного и первой горячки, и это меня смущало и мучило очень… Характер мой больной, и я предвидел, что она со мной измучается. (NB. Правда, Анна Григорьевна оказалась сильнее и глубже, чем я ее знал…)».

Анна Григорьевна впервые оказалась в Европе, да и вообще первый раз в жизни расставалась со своей матерью. «Я утешала маму тем, что вернусь через 3 месяца, — писала она в одном из черновых набросков своих воспоминаний, — а пока буду часто ей писать. Осенью же обещала самым подробным образом рассказать обо всем, что увижу любопытного за границей. А чтобы много не забыть, обещала завести записную книжку, в которую и вписывать день за днем все, что со мной будет случаться. Слово мое не отстало от дела: я тут же на станции купила записную книжку и с следующего дня принялась записывать стенографически всё, что меня интересовало и занимало. Этою книжкою начались мои ежедневные стенографические записи, продолжавшиеся около года…»

Так возник дневник жены Достоевского — уникальное явление в мемуарной литературе и незаменимый источник для всех, кто занимается биографией писателя (первая часть «Дневника 1867 г.» А.Г. Достоевской издана Н.Ф. Бельчиковым в 1923 г.; самое полное издание подготовила и выпустила С.В. Житомирская в издательстве «Наука» в 1993 г.). Анна Григорьевна быстро прониклась сознанием, как важно сохранить для потомков все, что связано с именем Достоевского, и ее заграничный дневник 1867 г., задуманный первоначально как ежедневный отчет примерной дочери своей матери, стал настоящим литературным памятником. «Сначала я записывала только мои дорожные впечатления и описывала нашу повседневную жизнь, — вспоминает Анна Григорьевна. — Но мало-помалу мне захотелось вписывать все, что так интересовало и пленяло меня в моем дорогом муже: его мысли, его разговоры, его мнения о музыке, о литературе и пр.»

Дневник А.Г. Достоевской о заграничном путешествии 1867 г. — это бесхитростный рассказ о совместной жизни молодоженов, свидетельство нежной внимательности и силы поздней любви Достоевского. Анна Григорьевна поняла, что быть женой Достоевского — это значит не только испытывать радость от близости гениального человека, но и быть обязанной достойно нести все тяготы жизни рядом с таким человеком, тяжкое и радостное бремя ее. И если под увеличительным стеклом его гениальности гигантски разрастается любая деталь, из совокупности которых и состоит, в сущности, повседневная жизнь, то это происходит потому, что обнаженные нервы Достоевского, так много перенесшего в своей жизни, буквально содрогались от малейшего прикосновения грубой действительности.

Вот почему жизнь его спутницы нередко становилась житием, и ежедневное общение с Достоевским требовало от Анны Григорьевны настоящего подвижничества. Медовый месяц Достоевского неожиданно оканчивается катастрофой писателя вновь, как и во время первых заграничных поездок в 1862 и 1863 гг., затягивает безжалостная и бездушная рулетка. Простой житейский мотив — выиграть «капитал», чтобы расплатиться с кредиторами, прожить не нуждаясь несколько лет, а самое главное — получить, наконец, возможность спокойно поработать над своими произведениями, — за игорным столом утрачивал свой изначальный смысл. Порывистый, страстный, стремительный Достоевский отдается безудержному азарту. Игра в рулетку становится самоцелью. Страсть к рулетке ради самой рулетки, игра ради ее сладостной муки объясняются характером, «натурой» писателя, склонного часто заглядывать в головокружительную бездну и бросать вызов судьбе. Анна Григорьевна быстро разгадала «тайну» рулеточной лихорадки писателя, заметив, что после большого проигрыша Достоевский принимался за творческую работу и набрасывал страницу за страницей. Анна Григорьевна не ропщет, когда Достоевский закладывает буквально все, даже обручальное кольцо и ее серьги. Она не жалела ничего, ибо знала:

Но лишь божественный глагол / До слуха чуткого коснется, / Душа поэта встрепенется, / Как пробудившийся орел.

И тогда неукротимая тяга Достоевского к творчеству преодолеет все соблазны, сильнее разгорится очистительное пламя его совести — «как мне было за него больно, это ужасно, как он мучается», — в котором переплавляется его внутренний мир.

Так и случилось, и Анна Григорьевна своим непротивлением сумела излечить Достоевского от его страсти. В последний раз он играл в 1871 г., перед возвращением в Россию, в Висбадене. 28 апреля 1871 г. Достоевский пишет Анне Григорьевне из Висбадена в Дрезден: «Надо мной великое дело совершилось, исчезла гнусная фантазия, мучившая меня почти 10 лет. Десять лет (или, лучше, с смерти брата, когда я был вдруг подавлен долгами) я все мечтал выиграть. Мечтал серьезно, страстно. Теперь же всё кончено! Это был вполне последний раз. Веришь ли ты тому, Аня, что у меня теперь руки развязаны; я был связан игрой, и теперь буду об деле думать и не мечтать по целым ночам об игре, как бывало это. А стало быть, дело лучше и скорее пойдет, и Бог благословит! Аня, сохрани мне свое сердце, не возненавидь меня и не разлюби. Теперь, когда я так обновлен — пойдем вместе и я сделаю, что будешь счастлива!»

Клятву свою Достоевский сдержал: он действительно навсегда оставил рулетку (хотя впоследствии он четыре раза ездил один для лечения за границу) и действительно сделал Анну Григорьевну счастливой. Достоевский прекрасно понимал, что своим освобождением от власти рулетки он обязан прежде всего Анне Григорьевне, ее великодушному терпению, всепрощению, мужеству и благородству. «Всю жизнь вспоминать это буду и каждый раз тебя, ангела моего благословлять, — писал Достоевский Анне Григорьевне. — Нет, уже теперь твой, твой нераздельно, весь твой. А до сих пор наполовину этой проклятой фантазии принадлежал».

Но Анна Григорьевна не случайно почувствовала, что рулетка стимулирует литературную работу писателя. Достоевский сам тесно связывал свои творческие импульсы с «проклятой фантазией». В письме из Bains-Saxon, извещая об очередном проигрыше, Достоевский благодарит это несчастье, так как оно невольно натолкнуло его на одну спасительную мысль: «…Давеча мне хоть и мерещилось, но я все-таки окончательно еще не выяснил себе эту превосходную мысль, которая мне пришла теперь! Она пришла мне уже в девять часов или около, когда я проигрался и пошел бродить по аллее (точно так же, как и в Висбадене было, когда я после проигрыша выдумал Преступление и наказание и подумал завязать сношение с Катковым…)».

Изматывающая игра на рулетке содействовала процессу «срастания» Достоевского и Анны Григорьевны, и в письмах последующих лет Достоевский будет повторять, что чувствует себя «приклеенным» к семье и не может переносить даже короткой разлуки.

Достоевский все больше привыкает к своей молодой жене, все больше узнает богатство ее натуры и замечательные черты ее характера, а Анна Григорьевна, даже после очередного проигрыша мужа, записывает в своем стенографическом дневнике 1867 г.: «Мне в то время представлялось, что я бесконечно счастлива, что вышла за него замуж, и что это-то, вероятно, мне и следует за наказание. Федя, прощаясь, говорил мне, что любит меня бесконечно, что если б сказали, что ему отрубят за меня голову, то он сейчас бы позволил, — так он меня сильно любит, что он никогда не забудет моего доброго отношения в эти минуты».

Анна Григорьевна всю жизнь считала своего мужа милым, простым и наивным человеком, с которым надо обращаться как с ребенком. Сам же Достоевский именно в этом видел проявление настоящей любви и писал из Германии ее матери, А.Н. Сниткиной: «Аня меня любит, а я никогда в жизни еще не был так счастлив, как с нею. Она кротка, добра, умна, верит в меня, и до того заставила меня привязаться к себе любовью, что, кажется, я бы теперь без нее умер».

Анна Григорьевна и в дальнейшем, все четырнадцать лет брака, не обманула доверия уже утомленного жизнью писателя — была преданной, терпеливой и умной матерью его детей, самоотверженной помощницей и глубочайшей почитательницей его таланта. Человек деловой, практический, она была полной противоположностью детски наивному в денежных делах Федору Михайловичу. Она не только героически оберегала мужа от неприятностей, но и решалась на активную борьбу со множеством подчас жуликоватых кредиторов-вымогателей.

Освобождая мужа от тяжести денежных забот, она спасала его для творчества, и если принять во внимание, что на время их брака приходятся все великие романы и «Дневник писателя», то есть значительно больше половины написанного Достоевским за всю жизнь, то вряд ли можно переоценить ее заслуги. Важно и другое: через руки Анны Григорьевны — стенографистки и переписчицы — прошли «Игрок», «Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы», «Подросток», «Братья Карамазовы», «Дневник писателя» со знаменитой Пушкинской речью. Анна Григорьевна была безмерно счастлива тем, что свой последний гениальный роман «Братья Карамазовы» Достоевский посвятил ей. В этом — документальное, для всего мира, признание ее огромного труда.

В год смерти Достоевского Анне Григорьевне исполнилось 35 лет, но она сочла свою женскую жизнь конченой. Когда ее спрашивали, почему она вторично не вышла замуж, она искренно возмущалась: «Мне это казалось бы кощунством», а затем шутила: «Да и за кого можно идти после Достоевского? — разве за Толстого!». Анна Григорьевна целиком посвящает себя служению великому имени Достоевского и можно смело утверждать, что ни одна жена писателя не сделала столько для увековечения памяти своего мужа, для пропаганды его творчества, сколько сделала Анна Григорьевна. Прежде всего, семь раз выпустила полные (по тем временам, конечно) собрания сочинений Достоевского (первое издание — 1883 г., последнее — 1906 г.), а также неоднократно издала целый ряд отдельных произведений писателя. Из «достоевских» мемориальных дел, осуществленных Анной Григорьевной, кроме выпуска его произведений, самым весомым является организация в Старой Руссе церковно-приходской школы имени Ф.М. Достоевского для бедных крестьянских детей с общежитием для учащихся и учителей.

Незадолго до смерти Анна Григорьевна говорила врачу 3.С. Ковригиной: «С чувством надо бережно обращаться, чтобы оно не разбилось. Нет в жизни ничего более ценного, как любовь. Больше прощать следует — вину в себе искать и шероховатости в другом сглаживать. Раз навсегда и бесповоротно выбрать себе Бога и служить ему на протяжении всей жизни. Я отдала себя Федору Михайловичу, когда мне было 18 лет . Теперь мне за 70, а я все еще только ему принадлежу каждой мыслью, каждым поступком. Памяти его принадлежу, его работе, его детям, его внукам. И все, что хоть отчасти его — мое целиком. И нет и не было для меня ничего — вне этого служения…»

С той поры, как 4 октября 1866 г. Неточка Сниткина пришла в квартиру писателя, не было ни одного дня в ее жизни, чтобы она не служила во славу Достоевского.

В конце XIX в. Анна Григорьевна начинает работу по созданию собственных мемуаров, посвященных ее жизни с Достоевским. В 1894 г. она приступает к расшифровке своего стенографического дневника 1867 г. Однако при жизни Анна Григорьевна не напечатала этот дневник, как не опубликовала ни воспоминаний своих, ни свою переписку с мужем, считая это просто нескромным. Но важно даже не это. Самое главное заключалось в том, что когда Анна Григорьевна, встретившись с Л.Н. Толстым в феврале 1889 г., говорила ему: «Мой дорогой муж представлял собою идеал человека! Все высшие нравственные и духовные качества, которые украшают человека, проявлялись в нем в самой высокой степени. Он был добр, великодушен, милосерд, справедлив, бескорыстен, деликатен, сострадателен — как никто!» — она была абсолютно искренна. Чем дальше уходило время, тем больше оставался Достоевский именно таким в ее памяти: и когда она в 1894 г. приступила к расшифровке своего заграничного стенографического дневника, и когда стала готовить к печати свою переписку с мужем, и когда начала в 1911 г. писать свои «Воспоминания». В начале двадцатого века к этому добавилась и слава Достоевского. Именно тогда Анна Григорьевна осуществляет свою давнишнюю мечту: создает при Московском историческом музее «Музей памяти Федора Михайловича Достоевского» и выпускает «Библиографический указатель сочинений и произведений искусства, относящихся к жизни и деятельности Ф.М. Достоевского… 1846—1903».

Анна Григорьевна признавалась своему первому биографу Л.П. Гроссману: «Я живу не в двадцатом веке, я осталась в 70-х годах девятнадцатого. Мои люди — это друзья Федора Михайловича, мое общество — это круг ушедших людей, близких Достоевскому. С ними я живу. Каждый, кто работает над изучением жизни или произведений Достоевского, кажется мне родным человеком».

Таким же родным показался Анне Григорьевне молодой композитор Сергей Прокофьев, написавший оперу по роману Достоевского «Игрок». Когда они прощались — это было 6 января 1917 года — С.С. Прокофьев попросил ее написать что-нибудь в его памятный альбом, но предупредил, что альбом на тему о солнце и писать в нем можно только о солнце. Анна Григорьевна написала: «Солнце моей жизни — Федор Достоевский. А. Достоевская».

До самой смерти Анна Григорьевна трудилась над продолжением своего библиографического указателя и мечтала только об одном — чтобы ее похоронили в Петербурге, в Александро-Невской лавре, рядом с Достоевским. Но случилось так, что Анна Григорьевна умерла в Ялте 9 (22) июня 1918 г. Через пятьдесят лет ее внук, Андрей Федорович Достоевский, выполнил ее последнее желание — перенес ее прах из Ялты в Александро-Невскую лавру. На могиле Достоевского с правой стороны надгробия можно увидеть теперь скромную надпись: «Анна Григорьевна Достоевская. 1846—1918».