Аль валид бин талал

Тяга к успеху. Как арестованный принц аль-Валид бин Талаль пытался повлиять на свое место в списке Forbes

Эти журналы — самый красноречивый предмет в дорогостоящей куче информации. На обложке Vanity Fair он предстает в образе типичного члена высшего света: в зеркальных очках, бледно-голубом спортивном пиджаке и рубашке с распахнутым воротом. Его можно увидеть на обложках двух выпусков Time 100: один раз в коллаже рядом с людьми вроде Джорджа Сороса, Ли Кашина и королевы Рании, второй раз в одиночку, облаченным в традиционные саудовские тауб и гутру. Здесь есть даже Forbes, с обложки которого он, одетый в водолазку в стиле Стива Джобса, властно взирает на читателя, а подпись гласит: «Самый проницательный бизнесмен в мире». Но одна важная деталь не меняется: все журналы не настоящие. Вместо того чтобы просто рассылать газетные вырезки, сотрудники принца сделали с нуля или отредактировали обложки журналов и крепят их поверх отпечатанных на прекрасной глянцевой бумаге статей, в которых упоминается принц.

Для принца аль-Валида образ — это все, причем особое внимание уделяется тем, кто может предоставить дополнительное подтверждение его статуса. Он встречается с очень важными людьми. Спросите его самого. Складывается впечатление, что его сотрудники готовят пресс-релиз с фотографией каждый раз, когда он встречается с кем-то значимым (Билл Гейтс), кем-то, кто может однажды стать значимым (CEO Twitter Дик Костоло), или кем-то, кто кажется значимым (посол Буркина-Фасо в Саудовской Аравии).

В 2003 году его сфотографировали стоящим позади Джорджа Буша-младшего, короля Иордании Абдуллы, наследного принца Саудовской Аравии Абдуллы и президента Египта Хосни Мубарака. Когда в 2005 году была опубликована его авторизованная биография «Аль-Валид: бизнесмен, миллиардер, принц» («Alwaleed: Businessman, Billionaire, Prince»), эта фотография была помещена на задней обложке: на этот раз аль-Валид находился на первом плане благодаря, как позднее признал принц в беседе с Forbes, фотошопу. На протяжении нескольких месяцев начиная со второй половины 2011 года принц даже начал почти ежедневно ставить меня в скрытую копию или пересылать мне свои сообщения: одни были адресованы супруге президента одной европейской страны, другие — известному топ-менеджеру крупной технологической компании в США, некоторые — ведущим ток-шоу на кабельных каналах. Содержание передавалось на условиях конфиденциальности, но вот желание произвести впечатление было вполне явным.

Однако с точки зрения внешнего подтверждения статуса его первейшим приоритетом, по словам семи человек, раньше работавших на него, является список миллиардеров Forbes.

«Он хочет, чтобы мир оценивал его успех или положение в обществе посредством этого списка, — говорит один из бывших помощников принца, который, как и большинство его прежних коллег, предпочел сохранить анонимность, боясь мести со стороны богатейшего человека арабского мира. — Для него это чрезвычайно важно». Бывшие сотрудники говорят, что во дворце официально ставятся такие цели, как место в первой десятке или двадцатке.

Однако вот уже несколько лет бывшие менеджеры аль-Валида рассказывают мне, что принц, хотя действительно является одним из богатейших людей в мире, систематически преувеличивает свое состояние на несколько миллиардов долларов. Это побудило Forbes обратить более пристальное внимание на владения принца и прийти к следующему выводу: временами кажется, будто он берет оценку своих холдингов из другой реальности, в том числе и в отношении Kingdom Holding, чьи акции торгуются на бирже. Их цена падает и растет в соответствии с факторами, которые, по странному совпадению, больше связаны со списком миллиардеров Forbes, чем с экономическими основаниями.

При подготовке этой статьи 58-летний аль-Валид отказался разговаривать с Forbes, но его финансовый директор Шади Санбар высказался весьма решительно: «Я бы никогда не подумал, что Forbes опустится до дешевых сенсаций и слухов». Расхождения в оценке состояния принца, которые мы заметили, многое говорят о нем самом и о том, как определить подлинный размер чьего-то богатства.

Роскошь и настойчивость

Принц впервые привлек внимание Forbes в 1988 году, год спустя после выхода нашего первого выпуска, посвященного миллиардерам. Источник — сам принц, который связался с журналистом Forbes, чтобы рассказать об успехе его компании Kingdom Holding for Trading & Contracting — и дать понять, что его следует включить в следующий список.

Это сообщение ознаменовало собой начало череды уговоров и угроз, длящихся уже четверть века и связанных с позицией принца в списке. Из 1426 миллиардеров в списке ни один — даже тщеславный Дональд Трамп — не прикладывал больших усилий, чтобы повлиять на свое место в рейтинге. В 2006 году, когда Forbes пришел к выводу, что состояние принца в действительности составляет на $7 млрд меньше, чем он утверждал, он позвонил мне домой на следующий день после выхода списка и, казалось, чуть не плакал.

«Чего вы хотите? — умолял он, ссылаясь на своего личного банкира в Швейцарии. — Скажите, что вам нужно».

Несколько лет назад он заставил финансового директора Kingdom Holding прилететь в Нью-Йорк из Эр-Рияда, чтобы удостовериться, что Forbes использует заявленные им цифры. Финансовый директор и его спутник отказались покидать редакцию, пока не добьются гарантий (после детального обсуждения редактор убедил их уйти, пообещав все перепроверить). В 2008 году по просьбе принца я провела с ним неделю в Эр-Рияде, где осматривала его дворцы, самолеты и драгоценности, стоимость которых, по его словам, составляла $700 млн.

Чтобы поспевать за принцем аль-Валидом, как я поняла за проведенную с ним неделю, нужна выносливость — и много кофеина. Он регулярно ложится не раньше 4:30 утра, спит 4-5 часов, а затем все повторяется. «У тех, кто работал с принцем, жизни не было, — вспоминает бывший сотрудник. — Рабочие часы были чрезвычайно странными: с 11:00 до 17:00, а затем с 21:00 до 2:00». Даже его супруга двадцати с чем-то лет, Амира аль-Тавил, должна подстраиваться под это расписание (она его четвертая жена, принц всегда был женат только на одной женщине одновременно). Пока я там находилась, водитель каждый вечер отвозил ее на темно-синем Mini Cooper в ее собственный дворец.

Ежедневно он окружен немыслимой роскошью. В его главном дворце в Эр-Рияде 420 комнат: мрамор, бассейны и его портреты.

Если принцу необходимо отправиться в деловую поездку, у него есть собственный Boeing 747, вроде борта номер один, но в отличие от самолета президента здесь есть трон. Если аль-Валид хочет сбавить темп, он отправляется на свой «курорт», расположенный на 120 акрах земли на окраине Эр-Рияда. Там пять искусственных озер, небольшой зоопарк, уменьшенная копия Гранд-Каньона, пять домов и несколько веранд, где его окружение ужинает.

Этот ужин очень важен для аль-Валида. Чтобы оставаться в форме, он плотно ест один раз в день, примерно в 20:00, хотя с учетом его биологических ритмов он называет это «обедом». С одной стороны от него располагаются «дворцовые дамы», которые ведут хозяйство в том доме, где принц находится в данный момент, с другой — слуги-мужчины. Как правило, все взгляды в этом полукруге направлены на телевизор. И на случай, если кто-то забудет о центре внимания принца, как правило, включен канал CNBC.

Зов крови

Эта тяга к успеху, пусть и в завуалированной форме, досталась ему по наследству. Если когда-то кто-то чувствовал себя обязанным преуспеть, это принц аль-Валид, внук основателей двух самостоятельных стран. Его дед по материнской линии был первым премьер-министром Ливии. Его дед по отцовской линии, король Абдулазиз, создал Саудовскую Аравию. «Поэтому он оказался в положении, когда ему нужно доказать свое превосходство в чем-то», — говорит Салех аль-Фадл, менеджер Saudi Hollandi Bank, который несколько лет с 1989 года работал с принцем в его United Saudi Commercial Bank. Пока его двоюродные братья из королевской семьи участвуют в политической жизни Саудовской Аравии — один занимает пост министра внутренних дел, другие служат губернаторами — аль-Валид, по словам аль-Фадла, «хочет заявить о себе в сфере бизнеса».

Отец аль-Валида, принц Талал, имел склонность к предпринимательству и в начале 1960-х, находясь на посту министра финансов, пытался проводить реформы, пока не был изгнан за свои прогрессивные взгляды. В тот же период, когда аль-Валиду было семь лет, он развелся с женой, дочерью первого премьер-министра Ливии, которая вернулась к себе на родину с молодым принцем. Там, согласно его авторизованной биографии, он приобрел привычку сбегать из дома на день-два и спать в незапертых машинах. Позднее аль-Валид посещал военное училище в Эр-Рияде и до сих пор придерживается усвоенной тогда жесткой дисциплины.

Принц приобрел западный менталитет во время учебы в Менло Колледже, в Атертоне, штат Калифорния. По возвращении в Саудовскую Аравию он стал известен как человек, с которым иностранные компании могли сотрудничать, если им был нужен местный партнер. Когда он рассказывает о начале своей карьеры, он, как правило, объясняет, что получил в подарок от отца $30 000, заем на $300 000 и дом. Несмотря на то что даже его биография не дает ясного представления о том, сколько еще он получил от членов семьи, это, вероятно, немало, поскольку к 36 годам (в 1991 году) он был в состоянии принимать судьбоносные решения в бизнесе.

Пока регуляторы вынуждали Citicorp увеличить капитальную базу перед лицом безнадежных кредитов в развивающихся странах, аль-Валид, тогда еще неизвестный никому за пределами Саудовской Аравии, собрал долю стоимостью $800 млн. Эта громадная ставка выросла за время двух бумов на Уолл-Стрит и к 2005 году стоила уже $10 млрд, что на тот момент сделало аль-Валида одним из 10 богатейших людей в мире и принесло ему прозвище, популярности которого он способствовал, — «Баффет Саудовской Аравии».

Но в отличие от Уоррена Баффета, который десятилетиями выбирал только победителей, аль-Валид не проявил себя как последовательный инвестор.

За последние 20 лет он поддерживал неудачников вроде Eastman Kodak и TWA. Крупные вложения в медиа (Time Warner и News Corp.) не оправдали ожиданий. И хотя у него случались и удачи, в частности eBay и Apple, аль-Валид упустил еще один шанс, когда продал большую часть акций последнего в 2005 году. Иными словами, ему еще предстоит повторить свой успех с инвестициями в Citi. «Это была его крупнейшая сделка, которая привлекла к нему внимание. Это был большой риск, большая сумма, большой банк, — рассказал Forbes менеджер, в прошлом близкий к аль-Валиду. — С тех пор он не сделал ничего и близко сопоставимого».

Тем не менее в гиперболизированном мире аль-Валида все недвусмысленно. На стартовой странице сайта Kingdom Holding стоят четыре слова крупным шрифтом: «Лучший в мире инвестор».

Когда принц решил вывести Kingdom Holding на биржу в июле 2007 года, на бумаге это решение выглядело странно. Хотя финансовый директор и приводит обычные доводы в пользу публичности, принцу уже принадлежало 100% компании. Она состояла из холдингов, чьи акции уже были размещены на бирже, а в свободном обращении находились жалкие 5%. Иными словами, у него не было партнеров, чьи интересы следовало бы учитывать, не было проблем с ликвидностью и желания привлекать крупный капитал — три главные причины, чтобы проводить IPO и мириться со всеми сопутствующими трудностями. Акции, размещенные на фондовой бирже Саудовской Аравии, торгуются вяло. Ни один аналитик целенаправленно за ними не следит. Внутри компании настроения схожи с настроениями глянцевых журналов, которые производят сотрудники. «Это было просто развлечением, — говорит давний сотрудник аль-Валида. — Было весело выходить на биржу. В СМИ поднимается шумиха».

Сколько денег у принца?

Конечно, шумиха в СМИ — это «весело», только когда акции хорошо торгуются. Принц, который, как всегда, был обеспокоен своим имиджем, не сомневался, что так и будет. «Я рад, что IPO проходит успешно, — сообщил он Arab News в день, когда произошло размещение. — Это значит, что саудиты осознают потенциал компании №1 в королевстве». Неважно, что нефтяной гигант Saudi Aramco наполнил экономику деньгами и десятилетиями поддерживал легионы членов королевской семьи. «Он намеревается стать богатейшим человеком и общественным деятелем, и он этого добился, — говорит аль-Фадл из Saudi Hollandi Bank. — Гораздо труднее будет удержать статус».

Эти слова подтвердились вскоре после IPO. На момент размещения, когда Kingdom была оценена в $17 млрд, большая часть компании состояла из акций Citi, стоивших почти $9,2 млрд. Но лето 2007 года ознаменовало собой начало долгого и стремительного спада, который был ускорен наступлением мирового финансового кризиса. С июля 2007 года цена на акции Citi снизилась почти на 90%. Акции Kingdom Holding упали в период с начала 2008 года до начала 2009 года, потеряв в цене 60%. Как следствие, состояние принца сократилось на $8 млрд и на момент выхода списка миллиардеров Forbes за 2009 год достигало всего $13,3 млрд.

Но затем, в начале 2010 года, акции Kingdom Holding волшебным образом пошли вверх, и их цена выросла на 57% за 10 недель до дня в февраля, когда Forbes заканчивает формирование очередного списка миллиардеров, в то время как акции Citigroup упали на 20%. Принц резко поднялся в рейтинге Forbes на 19-е место ($19,4 млрд).

В 2011 году ситуация повторилась. За 10 недель до того, как Forbes завершил формирование списка, акции Kingdom Holding выросли на 31%, в то время как индекс биржи Саудовской Аравии поднялся на 3%, а индекс S&P 500 — на 9%. (В том году принц аль-Валид оказался на 26-м месте в мире, а его состояние было оценено в $19,6 млрд). То же самое произошло и в 2012 году, когда акции Kingdom выросли на 56% за 10 недель до середины февраля, в том время как саудовский рынок вырос всего на 11%, а индекс S&P 500 — на 9%. В этот раз аль-Валид занял 29-е место, с состоянием в $18 млрд, после того, как Forbes не стал при оценке учитывать его притязания на многие активы, не принадлежащие Kingdom Holding.

В это же время несколько бывших менеджеров, приближенных к аль-Валиду, начали рассказывать Forbes одну и ту же историю: принц пользовался политическим весом, чтобы раздуть свое состояние.

Их свидетельства были основаны на пристальном наблюдении за акциями, а не прямых доказательствах. Но один менеджер сказал, что не может найти другого объяснения тому обстоятельству, что цена акций резко возрастала одновременно с тем, как ключевой актив, значительная доля в Citi, падал.

«Это национальный спорт, — говорит один из ранних менеджеров аль-Валида, предлагая собственное объяснение внезапным колебаниям рынка. — Игроки немногочисленны. Они приходят со значительными средствами и покупают друг у друга. В стране нет казино. Это игорный дом для саудитов». Об этом же говорит аналитик, который наблюдает за Саудовской Аравией, но предпочел сохранить анонимность, поскольку его высказывания могут повредить его деловым связям: «Этим рынком чрезвычайно легко манипулировать», — и еще легче, если у вас, как у Kingdom Holding, — «мало акций в свободном обращении». Финансовый директор Санбар отвечает: «Никто не может дать рациональное объяснение краткосрочным изменениям в цене акций или рыночных трендах».

Что бы ни было движущей силой, прошлый год оказался рекордным. В 2012 году чистый доход Kingdom Holding вырос всего на 10,5% и достиг $188 млн, индекс биржи Саудовской Аравии поднялся на 6%, а индекс S&P — на 13%, однако стоимость акций Kingdom подскочила на 136%. Санбар ссылается на «уверенность рынка в том, что компания на протяжении долгого времени в состоянии выполнять свои обещания и приносить значительную прибыль акционерам».

Сейчас капитализация Kingdom Holding в 107 раз превышает размер выручки — это не вписывается в стратегию стоимости, которую использует принц как инвестор. Есть примеры подобной оценки: рыночная капитализация Amazon в 224 раза превышает выручку до вычета налогов за 2012 год. Санбар также подчеркивает, что на Tadawul было множество других ценных бумаг, чья цена в 2012 году возросла более чем на 130%.

Проблема с Kingdom состоит в расхождении между ценой акций и реальными активами или экономическими основаниями.

Одна пятая чистых активов Kingdom — это финансовые инвестиции в акции, которые торгуются с коэффициентом на 82% ниже холдинга. И вряд ли инвесторам есть смысл вкладываться в остальные, потому что почти невозможно выяснить, что же принадлежит компании. Когда компания вышла на биржу, она выпустила подробный проспект на 240 страницах, где перечислялись акции 21 компании, в числе которых преимущественно американские фирмы, такие как News Corp., Apple и Citi, а также доли в различных гостиницах и объектах недвижимости в Саудовской Аравии.

Но пока пресс-служба принца почти ежедневно выпускает релизы о тех, с кем он встречается, в годовых отчетах и финансовой документации за последние годы недостает названий акций или холдингов, которыми компания владеет в настоящее время, не упоминаются даже 7% голосующих акций в News Corp. Об этом приобретении мы знаем из документов, которые News Corp. подавала в Комиссию по ценным бумагам и биржам.

Беспокойство по поводу расхождения между ценой и активами высказывали и Ernst & Young, аудиторы Kingdom. В 2009 и 2010 годах они подписали годовые отчеты, но оба раза отметили большую разницу между рыночной оценкой акций и оценкой, которую давал холдинг. Как отмечают аудиторы, разница была настолько велика, что принц вложил 180 млн собственных акций Citi стоимостью $600 млн бесплатно для Kingdom, просто чтобы избежать необходимости снижать цену акций. Иными словами, принц переводил частные активы, принадлежащие ему на 100%, в публичную компанию, где ему принадлежит только 95%, безвозмездно, чтобы улучшить отчетность и, возможно, рыночные показатели. Что же сказали Ernst & Young в 2011 году? Ничего. В марте этого года на годовом собрании их заменили Pricewaterhousecoopers.

Санбар сообщил Forbes, что с 2008 года акции не продавались, но мы не знаем, какие акции были проданы (если вообще были) в период с июля 2007 года до конца 2008 года. В январе 2012 года Kingdom публиковала пресс-релиз, в котором утверждалось, что она вложила $300 млн в Twitter: половина средств поступила от Kingdom Holding, половина — из личных средств принца. Санбар подтвердил, что доли участия в Apple, eBay, PepsiCo, Priceline, Procter & Gamble и некоторых других компаниях не изменились. Но, будучи инвестором Kingdom, из годового отчета вы об этом не узнаете. В примечании к финансовым отчетам за 2012 год перечислены частные активы стоимостью $2,1 млрд, аудит которых не проводился, и написано одно предложение: «Деятельность сегмента Equity сконцентрирована в США и на Ближнем Востоке». Этот минимальный уровень раскрытия информации «точно не прошел бы в США по критерию здравого смысла», как говорит Джек Сисилски, издатель рассылки The Analyst’s Observer.

Ответ Санбара? «Мы не взаимный фонд, и нет положений о том, что мы должны раскрывать кому бы то ни было состав нашего портфеля».

Хотя стоимость публичных компаний обычно определяется рынком, с учетом непрозрачности Kingdom, малого количества акций в обороте и сомнительных методов трейдинга Forbes решил сосредоточить внимание на реальных активах. Мы оценили прибыль от долей в управляющих гостиничных компаний Four Seasons, Movenpick и Fairmont Raffles и совместно с инвестиционным банкиром, специализирующимся на гостиничной индустрии, применили высокий коэффициент для публичных компаний. Мы также подсчитали стоимость за вычетом долга долей более чем в 15 гостиницах, принадлежащих Kingdom.

С учетом других владений, которые нам удалось определить, включая недвижимость в Саудовской Аравии и портфель акций компаний в США и на Ближнем Востоке, мы оцениваем долю принца в Kingdom Holding в $10,6 млрд, то есть на $9,3 млрд меньше, чем рыночная оценка.

Даже если отнести на счет принца большую часть заявленных им активов стоимостью $9,7 млрд за пределами Саудовской Аравии: Санбар перечислил объекты недвижимости в Саудовской Аравии, стоимость которых, согласно оценке, составляет $4,6 млрд, доли в арабских медиакомпаниях стоимостью $1,1 млрд (эту цифру Forbes дисконтировал, потому что принц использует текущую чистую стоимость будущих поступлений, а мы — мультипликатор текущей прибыли) и еще $3,5 млрд инвестиций в публичные и частные компании по всему миру — и даже если учесть многочисленные самолеты, яхты, автомобили и драгоценности, итоговая оценка Forbes не превышает $20 млрд. По-прежнему богатейший человек арабского мира. По-прежнему на $2 млрд больше, чем в прошлом году. Но на $9,6 млрд меньше, чем утверждает сам принц. И поскольку Forbes гордится консервативным подходом к оценке, в этом случае мы полагаем, что в случае продажи активов выручка была бы еще меньше.

Приказы принца

За неделю до того, как Forbes завершил расчеты, принц дал своему финансовому директору прямое указание о том, чтобы его место в списке Forbes за 2013 год соответствовало его желаниям: а точнее, чтобы его состояние было оценено в $29,6 млрд, что вернет его в первую десятку рейтинга — место, о котором он так мечтал. Наш источник, который не является сотрудником компании и хорошо знаком с образом мышления и стилем речи принца, утверждает, что прямой приказ Санбару был сформулирован как требование «идти на крайние меры».

За этим последовали четыре подробных письма от Санбара, содержащие критику наших журналистов и нашей методологии за предвзятое отношение к принцу. «Почему Forbes применяет разные стандарты к разным миллиардерам, неужели дело в нашем происхождении?» — вопрошал Санбар.

В одном из писем Санбар настаивал, что стоимость холдингов Kingdom взлетела, но не вдавался в подробности. Он, однако, упомянул, что Kingdom сократила нереализованные убытки по портфелю почти на $1 млрд с 2008 года. В другом письме он говорит, что саудовская Комиссия по рынку ценных бумаг 12 месяцев анализировала IPO Kingdom 2007 года. «Это вредит налаживанию саудовско-американских отношений. Действия Forbes оскорбительны для Королевства Саудовской Аравии и несовместимы со стремлением к прогрессу».

Наконец Санбар настаивал на том, чтобы имя аль-Валида исключили из списка миллиардеров, если Forbes не повысит оценку его состояния. По мере того как Forbes задавал все более конкретные вопросы в ходе проверки фактической основы этой статьи, принц в одностороннем порядке за день до публикации объявил через свой офис, что собирается «разорвать связь» со списком миллиардеров Forbes. «Принц аль-Валид принял это решение, поскольку ощущал, что больше не может участвовать в процессе, который основан на искаженных данных и направлен, кажется, на дискредитацию инвесторов и учреждений Среднего Востока».

«На протяжении многих лет мы охотно сотрудничали с командой Forbes и неоднократно указывали им на недостатки в методологии, которые следовало скорректировать, — говорит Санбар в официальном заявлении. — Однако после того, как в течение нескольких лет наши попытки исправить ошибки игнорировались, мы пришли к выводу, что Forbes не собирается повышать точность их оценки наших холдингов, и приняли решение двигаться дальше».

И как же принц сообщил нам о своем решении? С помощью пресс-релиза.

Перевод Натальи Балабанцевой

От редакции. В 2013 году принц Аль-Валид ибн Талал подал к журналу Forbes иск, обвинив издание в том, что оно приуменьшило его состояние и он с $20 млрд занял в рейтинге Forbes лишь 29 место. Сам принц оценивал свое состояние в $29,6 млрд, с которыми он бы оказался в первой десятке самых богатых людей мира. В 2015 году обе стороны заявили, что судебный конфликт исчерпан «на взаимоприемлемых условиях». В глобальном рейтинге миллиардеров 2017 года принц занял 45 место.

Принцесса Востока.

Лекция в бизнес школе в Барселоне

Принцесса является вице-председателем совета попечителей фонда Al-Waleed bin Talal Foundation – международной некоммерческой организации, поддерживающей программы и проекты по борьбе с бедностью, последствиями катастроф, поддерживающей права женщин и межконфессиональный диалог.

Открытие форума арабских женщин-лидеров

С мужем

Амира — первая саудийская принцесса, отказавшаяся носить традиционную абайю в обществе, как прочие женщины королевства. Сама принцесса не королевской крови.

Супруг Амиры Принц аль-Валид ибн Талал ибн Абдель Азиз Аль Сауд, больше известный как принц аль-Валид – член Саудовской королевской семьи, предприниматель и международный инвестор. Заработал свое состояние на инвестиционных проектах и покупке акций. В 2007 году его собственный капитал оценивался в $21,5 млрд (по данным журнала «Forbes»). Аль-Валид ибн Талал аль-Сауд занимает 22 строчку в списке самых богатых людей мира.

Принц государственных должностей не занимает, он внук короля Абдул-Азиза и племянник нынешнего короля. Помимо этого прославился как самый прогрессивный саудовский принц, выступает за равные права для женщин в Саудовской Аравии.

Принц аль-Валид ибн Талал ибн Абдель Азиз Аль Сауд, на борту собственной яхты с сыном Халедом и дочерью Рим. 1999 год.

По разным данным Амира его 3 или 4 жена (единственная на данный момент, несколько жен одновременно у него никогда не было). Детей у них нет, двое детей у принца от первого брака. Говорят, в их брачном контракте написано, что принцесса не может иметь детей. Насколько это правда, но такая информация часто сопровождает обуждение этой пары.

Принцесса Амира приехала в Нью-Йорк на ежегодную встречу в рамках Глобальной инициативы Клинтона. Ее учредил Билл Клинтон для борьбы с такими мировыми проблемами, как бедность и болезни. Она вместе с мужем сделала нечто, что, по ее мнению, поможет навести мосты через пропасть «между верами и культурами». Семейный фонд Аль-Валида помог с открытием крыла исламского искусства в парижском Лувре, пожертвовав на этот проект примерно 20 миллионов долларов. «Искусство иначе раскрывает умы людей», — говорит принцесса Амира.

Открывать умы ей нравится. У себя на родине в Саудовской Аравии, которая известна тем, что женщинам там запрещено водить машину, ходить на свидания с мужчинами, и где до недавнего времени им запрещалось голосовать, Амира активно выступает за женские права. Она говорит о том, что разведенные женщины в Саудовской Аравии обязаны отказываться от опеки над своими дочерьми, и что женщинам-адвокатам не разрешается выступать в суде.

По ее словам, она водит машину «в пустыне», где ей это сходит с рук. «У женщин в сельских районах гораздо больше свободы, чем в городе, — отмечает она. – Они могут садиться за руль. Они не носят абайю». Сама она на встречу в надела желтый пиджак, ее темные волосы ничем не покрыты.

По словам Амиры, она дружна с саудовской активисткой Манал аль-Шариф (Manal Al-Sharif), которая прославилась тем, что смело разместила на YouTube видео, где она снята за рулем автомобиля. За это ее на неделю посадили в тюрьму. Принцесса называет Манал «бесстрашной женщиной» и считает, что правила вождения надо менять.

«Я думаю, королю достаточно сказать: «Женщины могут водить. Кто не хочет, не обязан это делать»», — говорит она. Принцесса называет очень смелым недавнее решение короля Абдаллы дать женщинам возможность голосовать на муниципальных выборах. При этом, она отмечает, что многие религиозные деятели были против. «Он верит в то, что женщин надо наделять правами и полномочиями, — заявляет принцесса. – Я думаю, он — тот человек, который может это сделать».

30-летняя Амира отрицает, что из-за своей активности она сталкивается с проблемами в общественных сферах. «Меня все знают, — говорит она. – Я общаюсь с крайними консерваторами и с крайними либералами. Моя цель — создавать не негативное отношение, а единство» .

На ее взгляд, у Запада часто возникает неправильное представление о Саудовской Аравии. Амира отмечает, что в заголовки попадают только плохие новости, а хорошие — нет. «56% выпускников университетов — это женщины, — говорит она. – Мы смотрим телесериалы «Сейнфелд», «Друзья», президентские д:)ты – Америку любят многие жители Саудовской Аравии. Клянусь Богом, если вы приедете, то увидите, что саудовцы смотрят американское телевидение».

Принцесса упоминает появившийся недавно в Newsweek очерк об одной консервативной женщине из Саудовской Аравии, подчеркивая: «Она не представляет всех женщин… она крайне консервативна. А семьдесят процентов жителей Саудовской Аравии — это люди из золотой середины». Однако Амира говорит, что с уважением отнеслась к статье, потому что в ней был заметен крайний консерватизм семьи этой женщины. И ей нравится, что на одной из фотографий показаны смеющиеся юные саудовские девушки из колледжа в модных солнечных очках.

С шейхой Мозой

Принцесса Амира изучала литературу в университете им. короля Сауда в Саудовской Аравии, а также менеджмент в Университете Нью-Хэйвена в штате Коннектикут, хотя во время учебы в американском вузе она жила у себя на родине. По словам Амиры, она была знакома с профессором этого университета, и процесс обучения носил характер тесного сотрудничества с многочисленными телефонными звонками и визитами.

«В американском образовании важно то, что перед тобой открывается очень многое – классическая музыка, сравнительное религиоведение …ты узнаешь об индуизме и о буддизме», — делится она впечатлениями. Но о своей личной жизни принцесса говорить отказывается. По ее словам, она — из семьи представителей среднего класса, и ее мать разведена.

Ее последним проектом стала инициатива Opt4Unity, которая реализуется через фонд Аль-Валида. Подобно Глобальной инициативе Клинтона, ее идея заключается в том, чтобы собрать вместе «необычную команду» из руководителей бизнеса, инвесторов и меценатов для решения мировых проблем в области занятости, продовольствия и образования. «Мы все говорим о людях, которые могут что-то изменить, — заявляет принцесса Амира. – Давайте же что-то делать»

Принцесса Амира получает награду «Женщина — лидер года 2012» на 11-й церемонии «Женщины- лидеры Ближнего Востока» в Дубае.

Аль-Валид ибн Талал Аль Сауд

аль-Валид ибн Талал ибн Абдель Азиз Аль Сауд
الوليد بن طلال بن عبد العزيز آل سعود
Дата рождения 7 марта 1955 (64 года)
Место рождения Саудовская Аравия
Страна
  • Саудовская Аравия
  • Ливан
Род деятельности предприниматель, филантроп, инвестор
Отец Талал ибн Абдул-Азиз
Мать Mona Al Solh
Супруга Амира ат-Тавиль
Дети Reem bint al-Waleed bin Talal
Награды и премии

Медиафайлы на Викискладе

Принц аль-Валид ибн Талал ибн Абдель Азиз Аль Сауд (араб. الوليد بن طلال بن عبد العزيز آل سعود‎; род. 7 марта 1955), больше известный как принц аль-Валид — член Саудовской королевской семьи, племянник нынешнего короля Салмана, предприниматель и международный инвестор. Заработал своё состояние на инвестиционных проектах и покупке акций. В 2007 году его собственный капитал оценивался в 21,5 млрд (по данным журнала «Forbes»). Аль-Валид ибн Талал аль-Сауд занимает 22 строчку в списке самых богатых людей мира. Журнал «Time» дал ему прозвище «аравийский Уоррен Баффетт».

Биография

Аль-Валид — внук основателя Саудовской Аравии короля Абдель Азиза ибн Сауда. По матери — внук Риада ас-Сольха, первого премьер-министра независимого Ливана. Двоюродный брат марокканских принцев Мулай Хишамаангл. и Мулай Исмаилаангл. (их матери — родные сёстры). Ещё одна тётка принца была женой Омара Караме — другого премьер-министра Ливана.

Аль-Валид имеет степень бакалавра наук (Колледж Menlo, 1979) и магистра (школа Максвелла по Связям с общественностью Сиракузского университета, 1985). Ему также предоставлена степень доктора философии от Международного Университета Эксетера.

Трижды разведен. Его первой женой была Далал — дочь его дяди короля Сауда, в этом браке родились принц Халед и принцесса Рим. Вторая жена — Иман ас-Судайри. В 2006 году познакомился со своей третьей женой — Амирой (род. 1983) — и сразу сделал ей предложение. В 2014-м они развелись.

Несмотря на то, что принц аль-Валид — племянник шести королей Саудовской Аравии, он остался вне ядра политической власти в Саудовской Аравии. Вместо этого создал большую международную корпорацию, названную Холдинговой компанией Королевства, через которую он вкладывает инвестиции.

По данным СМИ, саудовский король Салман принял решение о назначении принца аль-Валида будущим послом Саудовской Аравии в Израиле.

В ноябре 2017 года принц был арестован полицией Саудовской Аравии в соответствии с решением недавно созданного Антикоррупционного комитета

Бизнес

Аль-Валид начал свою деловую карьеру в 1979 году по окончании колледжа Menlo. Он взял кредит на сумму $300 000 и стал посредником в делах с иностранными фирмами, желающими заняться коммерцией в Саудовской Аравии.

Действия принца как инвестора дали выдающиеся прибыли, когда он купил существенную часть долей в Citicorp в 1990-х (в то время она была в финансовом кризисе) с начальными инвестициями $550 млн, чтобы спасти от полного разорения Citibank и отдать ссуду американскому банку и латиноамериканским фирмам. Он вложил все свои средства и спас Citibank от полного разорения. 50 % всего состояния аль-Валиду принёс Citibank.

Сотрудничал с Биллом Гейтсом, будучи одним из совладельцев Four Seasons Hotels, и в 2004 году оказывал поддержку Microsoft в экпансии в Саудовской Аравии.

Он также сделал большие инвестиции в AOL, Apple Inc, Worldcom, Motorola, News Corporation Ltd и компании СМИ.

Стиль жизни

Принц первым в мире заказал себе личный Airbus A380 Super Jumbo. Цена контракта составила $488 млн долл. США. В самолете имеется отделанная мрамором турецкая баня, концертный зал на десять мест и гараж для «роллс-ройса». Кроме того, в самолете выделено несколько отдельных номеров, при каждом из которых имеется часовня с электронным молитвенным ковриком, всегда смотрящим в сторону Мекки. Имеется специальная «комната благоденствия» с гигантским экраном в полу, на котором видно землю внизу

Арест

4 ноября 2017 года арестован в числе 11 принцев и нескольких бывших министров через несколько часов после назначения наследного принца Мухаммада ибн Салмана главой специально созданного антикоррупционного комитета.

Награды

Страна Дата Награда Литеры
Саудовская Аравия 2002— Кавалер Большой ленты ордена короля Абдель-Азиза
Иордания 1997— Кавалер Большой ленты ордена Звезды Иордании
Республика Корея 1999— Кавалер ордена Дипломатических заслуг 3 класса
Бруней 2001— Кавалер ордена Королевской семьи Брунея 1 класса DK
Ливан 2002— Гранд-офицер ордена Кедра
1998—2002 Командор
Тунис 2002— Кавалер Большой ленты ордена Республики
Тунис 2003— Кавалер Большой ленты ордена 7 ноября 1987 года
Босния и Герцеговина 2003— Президентская медаль
Буркина-Фасо 2003— Командор Национального ордена Буркина-Фасо
Гвинея 2003— Командор Национального ордена Заслуг
Экваториальная Гвинея 2003— Кавалер Большого креста Национального ордена Экваториальной Гвинеи
Нидерланды 2003— Офицер ордена Оранских-Нассау
Сенегал 2003— Гранд-офицер Национального ордена Льва
Того 2003— Гранд-офицер ордена Моно
Габон 2004— Кавалер Большого креста Национального ордена Заслуг
Чад 2004— Гранд-офицер Национального ордена Чада
Коморы 2004— Командор ордена Звезды Анжуана
Джибути 2004— Командор ордена Большой Звезды Джибути
Джибути 2004— Президентская медаль
Джибути 2004— Юбилейная медаль «20 лет независимости Республики Джибути»
Бенин 2005— Великий офицер Национального ордена Бенина
Гамбия 2005— Великий офицер ордена Республики Гамбия
Кения 2005— Командующий ордена Золотого сердца C.G.H.
Либерия 2005— Кавалер Большого креста ордена Звезды Африки
Мали 2005— Командор Национального ордена Мали
Кот-д’Ивуар 2006— Кавалер Большого креста Национального ордена Республики Кот-д’Ивуар
Гана 2006— Компаньон ордена Вольты
Нигер 2006— Кавалер Большого креста ордена Заслуг
Пакистан 2006— Hilal-e-Imtiaz HI
Сирия 2006— Командор ордена Омейядов 1 класса
Франция 2006— Командор ордена Почётного легиона
Уганда 2006— Великий командор ордена Жемчужины Африки
Филиппины 2007— Гранд-офицер ордена Золотого сердца
Китайская Республика 2007— Кавалер Большой ленты ордена Бриллиантовой звезды
Эритрея 2008— Кавалер ордена Государственного герба
Болгария 2009— Кавалер ордена «Мадарский всадник»
Мадагаскар 2009— Кавалер Большого креста 1 класса Национального ордена Мадагаскара
ЦАР 2009— Кавалер Большого креста ордена Заслуг
Йемен 2009— Кавалер ордена Объединения 2 класса
Кабо-Верде 2010— Медаль ордена Амилкара Кабрала
Вьетнам 2010— Кавалер ордена Дружбы
Лаос 2010— Медаль Почёта
Бурунди 2011— Кавалер ордена Республики
Мавритания 2011— Гранд-офицер Национального ордена Заслуг
Марокко 2011— Кавалер Большого креста ордена Алауитского трона
Судан 2011— Кавалер ордена Республики
Бахрейн 2012— Кавалер ордена Мужества
Бангладеш 2012— Кавалер ордена Дружбы
Мальта 2012— Почётный компаньон ордена Заслуг K.O.M.
Сьерра-Леоне 2013— Кавалер цепи ордена Республики GCRSL
Государство Палестина 5 марта 2014— Кавалер Большой ленты ордена Почёта
Монако 29 октября 2015— Гранд-офицер ордена Гримальди

Примечания

  1. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения 7 июня 2016. Архивировано 17 июня 2016 года.
  2. Принц Саудовской Аравии аль-Валид бин Талал: Я горжусь быть первым почётным послом в Израиле и надеюсь, что вместе нам удастся отразить иранскую программу — Realnienovosti (недоступная ссылка). Дата обращения 7 июня 2016. Архивировано 24 июня 2016 года.
  3. СМИ: Саудовская Аравия строит посольство в Тель-Авиве, послом будет принц Валид бин Талал
  4. Exclusive – Saudi Arabia is building an embassy in Israël
  5. В Саудовской Аравии арестованы 11 принцев. В их числе один из богатейших людей мира — Meduza (рус.), Meduza. Дата обращения 5 ноября 2017.
  6. Four Seasons Hotels agrees to bid from Gates and Alwaleed (англ.). International Herald Tribune (13 February 2007). Дата обращения 15 февраля 2008. Архивировано 4 марта 2012 года.
  7. 1 2 Микал Хем, 2016, с. 28.
  8. David D. Kirkpatrick. Saudi Arabia Arrests 11 Princes, Including Billionaire Alwaleed bin Talal (англ.). The New York Times (4 November 2017). Дата обращения 5 ноября 2017.

Литература

  • Микал Хем. Быть диктатором. Практическое руководство = Kanskje Jeg Kan Bli Diktator. — М.: Альпина Паблишер, 2016. — 232 с. — ISBN 978-5-9614-5403-1.

Для улучшения этой статьи желательно:

  • Найти и оформить в виде сносок ссылки на независимые авторитетные источники, подтверждающие написанное.
  • Дополнить статью (статья слишком короткая либо содержит лишь словарное определение).

Пожалуйста, после исправления проблемы исключите её из списка параметров. После устранения всех недостатков этот шаблон может быть удалён любым участником.

Ибн Сауд
(1880—1953),
1-й король
(1932—53)
принц
Турки (I)
(1900—19)
Фейсал
(1903—75),
3-й король
(1964—75)
Халид
(1912—82),
4-й король
(1975—82)
Абдалла
(1924—2015),
6-й король
(2005—15)
принц
Султан
(1929—2011),
министр
обороны и
авиации
(1962—2011)
принц
Таляль
(1931—2018),
министр
связи,
министр
финансов
принц
Наиф
(1933—2012),
министр
внутр. дел
(1975—2011)
Салман
(род. 1936),
7-й король
(с 2015)
принц
Мукрин
(род. 1945),
1-й вице
-премьер
(в 2015),
директор
СОР
(2005—2012)
Сауд
(1902—69),
2-й король
(1953—64)
принц
Мухаммед
(1910—88),
губернатор
эль-Мадины
(1924—1965)
Фахд
(1921—2005),
5-й король
(1982—2005)
принц
Мишааль
(1926—2017),
министр
обороны
(1951—53)
принц
Абдуррахман
(1931—2017),
зам. министра
обороны и
авиации
(1978—2011)
принц
Навваф
(1932—2015),
директор
СОР
(2001—2005)
принц
Турки (II)
(1934—2016),
зам. министра
обороны и
авиации
(1969—78)
принц
Ахмад
(род. 1942),
зам. министра
внутр. дел
(1975—2012)
принц
Сауд
(1940—2015),
министр
иностранных
дел
(1975—2015)
принц
Турки
(род. 1945),
директор
СОР
(1977—2001)
принц
Мутаиб
(род. 1952),
командующий
Национальной
гвардией
(с 2013)
принц
Бандар
(род. 1949),
посол
Саудовской
Аравии
в США
(1983—2005),
директор
СОР
(2012—2014)
принц
Халид
(род. 1949),
мушир,
зам. министра
обороны
(2011—13)
принц
аль-Валид
(род. 1955),
бизнесмен
принц
Мухаммед
(род. 1959),
1-й вице
-премьер
(2015—2017)
принц
Султан
(род. 1956),
первый
арабский
астронавт
принц
Мухаммед
(род. 1985),
наследник
престола,
1-й вице
-премьер
(с 2017)
принц
Абдалла
(род. 1984),
призёр
Олимпийских
игр
  • Жирным зелёным шрифтом выделены короли Саудовской Аравии
  • Жёлтым цветом выделены представители так называемой «Семёрки Судайри»

В социальных сетях

Тематические сайты

Словари и энциклопедии

Генеалогия и некрополистика

Нормативный контроль

GND: 132250586 · ISNI: 0000 0000 0243 3281 · LCCN: no2003118924 · VIAF: 64302878 · WorldCat VIAF: 64302878

21 миллиард долларов

Принц аль-Валид бин Талал бин Абдул Азиз аль-Сауд

Prince Al-Walid bin Talal bin Abdul Aziz Al-Saud

Богатство правящей саудовской династии обычно не связывают с деловой хваткой, финансовой удачливостью или тяжелой работой. Исключение составляет только многомиллиардное состояние принца аль-Валида бин Талала бин Абдул Азиза аль-Сауда. Став председателем своей собственной компании в 14 лет, а миллиардером – в 31 год, принц аль-Валид, которому сегодня 51 год, является типичным бизнесменом западного образца, создавшим самого себя и свой капитал, оцениваемый сегодня в 21 миллиард долларов.

В начале XX столетия король Ибн Сауд огнем и мечом сумел объединить в одно государство разрозненные племена Аравийского полуострова. С 1932 года династия Саудитов является правящей королевской династией Саудовской Аравии и хранительницей одной из главных общемусульманских святынь – храма Кааба в Мекке. Клан аль-Саудов насчитывает более тысячи принцев и принцесс. Самый известный из них – принц аль-Валид – выделяется не только размером своего состояния, но и высоким иерархическим положением в клане: он приходится племянником нынешнему королю Саудовской Аравии.

Аль-Валид родился в 1957 году от брака принца крови королевской семьи Саудовской Аравии и дочери первого премьер-министра Ливана. Родители развелись, когда ребенку было три года, и до своего 11-летия мальчик жил с матерью в Бейруте. Получать образование юного отпрыска монаршего семейства отправили в Америку. Здесь принц окончил колледж Менло в Сан-Франциско (имеет степень бакалавра делового администрирования) и магистратуру в области общественных наук Сиракузского университета в Нью-Йорке.

Приверженец и блюститель ваххабизма в Америке пристрастился к утренним пробежкам, полюбил кока-колу, мастерски овладел умением носить деловые костюмы и, говорят, даже был активным участником разгульных студенческих вечеринок.

Свою деловую деятельность принц начал в 1979 году с оказания посреднических услуг иностранным компаниям, которые хотели вести бизнес с Саудовской Аравией. Учитывая близость принца к королевской семье и его неформальное влияние в регионе, начало оказалось успешным. В 1980 году аль-Валид бин Талал учредил компанию «Мамляка» (в английском варианте «Kingdom»). Сам он говорит, что создал бизнес с помощью 30 тысяч долларов, одолженных у отца, и кредита в 400 тысяч долларов, полученного под залог дома, подаренного родителем. Аль-Валид продолжил активно пользоваться своим привилегированным положением, получая выгодные строительные подряды и покупая по заниженным ценам земельные участки для последующей перепродажи. Впрочем, по оценке самого аль-Валида, его подряды и сделки с недвижимостью в округе Эр-Рияда были не больше чем «блик на экране радара». Метафору, которой пользуется принц, иначе чем оговоркой по Фрейду не назовешь: в то время война занимала принца даже больше, чем бизнес.

Война в Афганистане была священной для правоверных мусульман. Династия Саудитов, стоящая во главе ваххабизма, не могла остаться в стороне от событий в Афганистане. И аль-Валид активно помогал афганским моджахедам в борьбе против Советского Союза. В 1981 году принцу даже довелось побывать в тренировочных лагерях в Пешаваре, где моджахеды проходили боевую подготовку. Однако после вывода советских войск с территории Афганистана в 1989 году и начала гражданской войны в этой стране аль-Валид прекратил посылать туда деньги. По его словам, свое последнее пожертвование моджахедам он сделал в апреле 1990 года, передав им 5,4 миллиона долларов.

Хотя многие мои соотечественники и сегодня финансируют афганских моджахедов, сам я больше этим не занимаюсь, – признался принц в интервью одному из американских изданий. Чьи деньги тратил начинающий бизнесмен на поддержку моджахедов, впрочем, до сих пор так и остается загадкой. По официальной информации, обороты его компании были более чем скромны.

Как серьезный бизнесмен аль-Валид стал известен только в 1988 году после приобретения крупного пакета акций «United Saudi Commercial Bank». Но даже это приобретение обеспечивало принцу статус заметного финансового игрока только в пределах королевства. Однако через два года принц сделал шаг, который позволил ему стать заметной фигурой мирового масштаба: он приобрел 20,8 % акций «Citibank».

Осенью 1990 года крупнейший американский банк оказался в весьма трудном положении: потери на кредитовании сделок с недвижимостью составили 1 миллиард долларов, а поиски инвесторов, готовых способствовать рекапитализации, были безуспешными. Акции стремительно обесценивались.

В конце 1990 года аль-Валид приобрел 4,9 % акций этой корпорации за 207 миллионов долларов (по цене 12,46 доллара за штуку). В феврале 1991-го, когда американцы получили разрешение на использование саудовской территории для развертывания своих войск в операции «Буря в пустыне», принцу удалось купить еще один пакет привилегированных акций «Citigroup». К началу 1994 года стоимость акций компании резко взлетела вверх, значительно приумножив капитал аль-Валида и укрепив его репутацию как удачливого бизнесмена.

Казалось бы, все логично и прозрачно. Но исследование, проведенное экспертами журнала «Экономист», вызвало у них некоторые сомнения, во-первых, относительно реальности его успехов в качестве стратегического инвестора, а во-вторых, относительно источников его основных доходов. Согласно анализу «Экономиста», в то время аль-Валид просто не имел финансовых возможностей вложить в акции зарубежной компании 797 миллионов долларов.

После успеха с приобретением акций «Citigroup» империя принца аль-Валида вышла за пределы Саудовской Аравии и продолжала быстрыми темпами разрастаться. Он вкладывал деньги в предприятия, связанные со СМИ, телекоммуникациями, информационными системами, банковской деятельностью и в сеть крупных отелей.

Однако «Citibank» стал чуть ли не единственным успешным вложением капитала саудовского магната. Все остальные его инвестиции вне Саудовской Аравии в течение нескольких лет в начале 1990-х на сумму в 3 миллиарда долларов увеличились не более чем на 800 миллионов! В рейтинге американских инвесторов принц занял бы место где-то в нижней части списка, и уж конечно и речи быть не может о том, чтобы сравнивать аль-Валида с Уорреном Баффетом. Между тем журнал «Time» назвал его «арабским Уорреном Баффетом», а «Forbes» – одним из наиболее проницательных инвесторов в мире. В 1995 году «Business Week» предсказал, что к 2010 году аль-Валид станет самым могущественным и влиятельным бизнесменом на планете.

Наиболее неудачным предприятием принца стала его широко разрекламированная попытка спасти европейский Диснейленд, в результате чего приобретенные им акции обесценились на четверть. В этот же ряд можно поставить и концерн «Sachs», и сеть кафе «Planet Hollywood», и компанию «Proton».

Тем не менее, вопреки всем экономическим законам, империя принца продолжала расти. Начиная с середины 1990-х аль-Валид ежегодно тратил около 4,5 миллиарда долларов. При этом аль-Валид редко продавал свои акции и отрицал возможность пополнения состояния за счет получения наследства или подарков состоятельных родственников. В таком случае, – рассуждали эксперты журнала «Экономист», – возможными источниками пополнения капитала принца могли быть: а) пользование чужими средствами; б) займы; в) доход от инвестиций; г) торговля.

Вложение чужих денег в выгодные проекты является довольно распространенной практикой в Саудовской Аравии, особенно среди членов королевской семьи, которые не желают лишний раз светиться в деловом мире. Между тем аль-Валид напрочь отметает предположение, что он инвестирует не свои деньги. Что же касается займов, то и здесь принц предпочитает обходиться собственными средствами. По словам принца, не увлекает его и торговля.

Остаются только доходы от вложенных капиталов. Но и здесь дебит не сходится с кредитом. К концу 1999 года состояние аль-Валида оценивалось в 14,3 миллиарда долларов. Его инвестиции за рубежом составляли 11 миллиардов, а в Саудовской Аравии – около 700 миллионов. Кроме того, 1,1 миллиарда долларов он держал в твердой валюте. По расчетам экспертов выходило, что 12,8 миллиарда приносят принцу 223 миллиона долларов ежегодной прибыли.

Однако аль-Валид декларировал, что его ежегодная прибыль на тот момент составляла 500 миллионов в год. Эксперты недоумевали: Неужели же большую часть прибыли – 277 миллионов – приносят оставшиеся в распоряжении принца 1,5 миллиарда долларов?! При этом нужно иметь в виду, что личное имущество аль-Валида в виде дворца, самолетов, яхт и т. д., стоимость которого на тот момент составляла 550 миллионов долларов, вообще не приносило никакой прибыли.

Что и говорить, саудовский принц задал международным экспертам в области экономики загадку в духе восточных сказок. Возможно, именно поэтому большинство деловых изданий предпочитают заниматься не анализом инвестиционной стратегии аль-Валида, а обсуждением экзотических особенностей его жизни и быта. Благодаря глянцевым журналам широко известно, что принц не пьет и не курит, потребляет не более 130 калорий в день и по-прежнему, как в студенческие годы, совершает ежедневные пробежки. Корреспондентов глянцевых изданий не смущает то обстоятельство, что, по их же информации, принц трудится в оборудованном спутниковой связью и полдюжиной телефонов импровизированном кабинете под сенью бедуинского шатра в саудовской пустыне. Воображение отказывается представить принца аль-Валида, бегающего трусцой по ночной пустыне. Впрочем, вполне возможно, что специально для него в пустыне построено что-то вроде бегового трека, петляющего по оазису… В чем не приходится сомневаться, так это в его умении жить на широкую ногу. В 2008 году принц аль-Валид стал первым частным лицом, купившим себе «Аэробус A380». Лайнер получил название «Летающий дворец». На тюнинг самолета было потрачено 350 миллионов евро и около двух лет работы. В самолете имеются мраморная столовая на 14 человек, бар, украшенный полотнами в цветах арабской пустыни, ванная с джакузи, сауна. На борту самолета разместился также и спортзал, в котором (по подтвержденной информации) точно есть несколько беговых дорожек, которыми пользуются принц и его гости.

Нынешний ипотечный кризис в США едва не разорил «Citibank», крупнейшим акционером которого является аль-Валид. Саудовская Аравия также не является той страной, куда хотят вкладывать деньги западные инвесторы, которых пугают жесткие регулирующие правила и низкая прозрачность страны. Индексы саудовских акций в последние два года падают. Все эти обстоятельства давно и, видимо, надолго выбили принца из числа лидеров списка «Forbes».

Но он по-прежнему удивляет мир размерами своих трат, а глянцевые журналы по-прежнему не скупятся на похвалы принцу аль-Валиду. Теперь его характеризуют как долгосрочного инвестора с глобальным мышлением, благодаря своему чутью удачно вкладывающего деньги в недооцененные другими перспективные компании.

Несмотря на то что в ближайшие годы принцу не светит занять место Уоррена Баффета или Билла Гейтса, как пиар-проект саудовской королевской семьи он отработал на все сто процентов. По крайней мере, у подданных монарха и друзей семейства слава принца должна вызывать удовлетворение. Расточительность и алчность Саудитов долгое время вызывала растерянность у западных бизнесменов, пытавшихся иметь с ними дело. Теперь у них есть предмет гордости – порядочный и щедрый отпрыск, который демонстрирует удивительную способность зарабатывать капитал «благодаря своему уму и тяжелой работе».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Саудовский принц аль-Валид бен Талал: «Я не совершаю ошибок»

Как принц аль-Валид превратил $300 000 кредита от отца в $32 млрд личного состояния и почему он решил расстаться со своим богатством

Саудовский принц аль-Валид бен Талал заявил, что по примеру Билла и Мелинды Гейтс пожертвует на благотворительность свое состояние, которое он оценил в $32 млрд. Большую часть средств получат благотворительные организации, которые борются с последствиями катастроф и за права женщин, говорится в заявлении принца. Его дети поддержали решение отца. Активы принца будут переданы благотворительным организациям в течение нескольких лет. Осуществлять передачу будет благотворительный фонд принца Alwaleed Foundation. Ранее на благотворительность аль-Валид бен Талал в общей сложности перечислил $3,5 млрд (данные с сайта его компании Kingdom Holding Сompany; см. врез).

Достойный восхищения шаг, похвалил аль-Валида бен Талала в Twitter Билл Гейтс. На Ближнем Востоке это первый публичный отказ миллиардера от своего богатства, утверждает сотрудник британского аналитического центра Chatham House Джейн Киннинмонт. Но какая часть состояния будет передана и что собственно принц считает своим состоянием, не ясно: большинство активов аль-Валида бен Талала являются непубличными.

«Я не совершаю ошибок, – заявил аль-Валид бен Талал в интервью Vanity Fair в 2013 г. – Когда вы делаете ошибку, вы теряете $10 млн, $50 млн и $100 млн, но, когда вы теряете $200 млн, $500 млн или $1 млрд, это уже не ошибка, а грубый просчет. Да, у меня были промахи, но я извлек из них уроки и не повторяю их снова и снова».

Арабский Уоррен Баффетт – так с легкой руки журнала Time уже окрестили принца аль-Валида бен Талала. Он занимает 34-е место в списке миллиардеров Forbes, его состояние в начале июня было оценено в $27,5 млрд.

Большинство СМИ называют его самым богатым человеком на Ближнем Востоке, но, поскольку на Ближнем Востоке не принято раскрывать информацию, подтвердить или опровергнуть эти данные через открытые источники невозможно. BusinessWeek писал, что аль-Валид бен Талал может стать самым влиятельным бизнесменом мира.

Любитель роскоши

60-летний аль-Валид бен Талал всегда любил демонстрировать, насколько богат. В 2009 г. он пригласил репортера Forbes на неделю к себе в гости, чтобы показать свой 420-комнатный дворец в Эр-Рияде и слетать в Каир на личном Boeing 747. Он, вероятно, хотел произвести впечатление, чтобы журнал учел размер его богатства при составлении рейтинга. Но, по его словам, журналисты не смогли достойно оценить его богатство, и в 2013 г. принц подал в суд на Forbes за то, что указанная изданием сумма его состояния в $20 млрд не соответствует действительности. Тогда Forbes поставил его на 26-е место в рейтинге самых богатых людей.

Аль-Валид бен Талал противоречивая фигура. Некоторые считают, что его голос не имеет веса в системе принятия решений в Саудовской Аравии, что он просто тусовщик и любимец публики. Другие говорят, что он талантливый и влиятельный бизнесмен, хороший друг и надежный партнер. Люди сходятся в одном – принц очень энергичный и выносливый человек, которому часто удается добиваться того, что он хочет.

Он способен проводить многочасовые совещания со своими советниками, требуя от них детального ответа на все вопросы, которые у него возникают. В своих офисах в Эр-Рияде он окружил себя командой хорошо образованных трудоголиков.

Среди предметов его гордости – 280-футовая яхта, на которой снимались эпизоды одного из фильмов о Джеймсе Бонде, а также огромные участки земли и самолеты. По его заказу в 2012 г. для него был сделан эксклюзивный вариант самолета Airbus 380 стоимостью $485 млн, получивший название «летающий дворец». В трехэтажном воздушном лайнере есть конференц- и банкетный залы, пятикомнатные королевские апартаменты, комната для молитвы, оснащенная виртуальными молельными ковриками, автоматически ориентирующимися в направлении Мекки, а также специальный лифт на нижний этаж, где находится гараж для автомобиля Rolls-Royce, писала Arabian Business.

Неординарная личность

Многие называют аль-Валида бен Талала лицом новой Саудовской Аравии. Внешне он сильно отличается от других принцев. Он часто появляется на публике в деловых костюмах и темных очках, а не в национальной одежде. Скрупулезно следит за количеством поглощаемых калорий – не более 1100 в день. И активно выступает за эмансипацию женщин. В Саудовской Аравии женщинам запрещено водить автомобиль. Он наперекор всем традициям впервые в истории Саудовской Аравии посадил женщину за штурвал самолета – нанял пилота-женщину для управления его собственным частным джетом.

Одна из его медиакомпаний финансировала фильм Wadjda – первый полнометражный фильм, режиссером которого также была женщина. Этот фильм был показан в Каннах. Но некоторые говорят, что его выступления за права женщин не что иное, как стремление набрать побольше очков в глазах Запада.

Социальный и политический статус принца очень высок, утверждает Киннинмонт из Chatham House. В его записной книжке есть телефоны первых лиц многих стран, компаний и поп-звезд. Известно, что он первым направил sms Карле Бруни, когда Николя Саркози проиграл президентские выборы в 2012 г.

Он известен и громкими политическими и экономическими заявлениями. Он говорил о том, что саудовская монархия должна реформироваться и что сланцевая революция способна радикально изменить статус нефтедобычи. Нефть никогда не вернется к $100 за баррель: эта цена была искусственной и некорректной, заявлял он. Решение Саудовской Аравии не сокращать добычу нефти в прошлом году он назвал разумным и хитрым: если бы Эр-Рияд сделал это, потерял бы долю рынка в пользу других стран.

Некоторые его заявления и вовсе шокируют. В их числе было обещание купить Bentley каждому летчику, который принимал участие в воздушной операции в Йемене против шиитских повстанцев-хуситов. «Чтобы выразить признательность сотне саудовских пилотов, я был бы рад подарить им 100 автомобилей Bentley», – написал он в Twitter. Позднее пост был удален, однако издание International Business Times успело сделать скриншот и опубликовало его. Обещание принца, как отмечает издание, разозлило многих пользователей соцсети, и в первую очередь йеменцев, дома которых были разрушены, многие потеряли близких в длящихся почти месяц бомбардировках. По данным Всемирной организации здравоохранения, в Йемене погибло 1080 человек, свыше 4000 пострадали. Ряд блогеров возмутились, что миллиардер попытался вдохновить военнослужащих на боевые действия материальным вознаграждением.

Он иногда шел и против политического мейнстрима. Например, он помогал главному акционеру News Corp. Руперту Мердоку в сложные моменты. Аль-Валид использовал свою долю в News Corp. для поддержки Мердока во время скандала 2011–2012 гг., связанного с незаконной прослушкой телефонов в Великобритании. По данным Kingdom Holding Company (KHC), компания планомерно распродавала пакет в течение 2014 г. Минюст США в итоге отказался предъявлять обвинения в незаконных корпоративных практиках против News Corp. и 21st Century Fox в связи с подозрением в прослушке и подкупе должностных лиц. Но от громкого политического актива принц в итоге избавился, продав свою долю в 6,6% в News Corp. за $188 млн в феврале этого года.

В бизнесе для арабского принца нет границ. В Four Seasons Hotels у него в партнерах есть и Билл Гейтс, и Айседор Шарп, основатель Four Seasons Hotels. В своей книге «Правила жизни» Шарп вспоминал яркий эпизод: как он прилетел на переговоры к аль-Валиду, остановился перед его огромной яхтой и задумался: я – сын бедного еврейского иммигранта, он – королевских кровей, веками наши народы вели войны, он гораздо моложе меня, но теперь мы можем стать партнерами.

Шарпу принадлежит 5% в Four Seasons Hotels, остальное делят между собой два других партнера-благотворителя – Гейтс и аль-Валид.

Тайна состояния Бедного принца

Аль-Валид бен Талал – внук основателя Саудовской Аравии короля Абдул-Азиза бен Сауда и племянник нынешнего короля Салмана. Клан аль-Саудов насчитывает более 1000 принцев и принцесс, с 1932 г. династия является правящей, аль-Валид бен Талал – самая известная публичная фигура династии.

Он родился в 1955 г. в Эр-Рияде, отец был одним из принцев Саудовской Аравии и министром финансов страны, мать – дочерью премьер-министра Ливана. Родители развелись, когда ребенку было три года. До 11 лет он жил в Бейруте, образование получил уже в США. В 1979 г. он окончил бизнес-школу Менло (Калифорния) со степенью бакалавра делового администрирования. В 1985 г. получил степень магистра в области социологии в Сиракузском университете в Нью-Йорке.

Дети и бывшие жены

Аль-Валид бен Талал был женат два раза (информация с сайта KHC). Но в интервью сам аль-Валид бен Талал говорил, что у него было четыре жены: первые три брака были неудачными, но он продолжает поддерживать отношения с бывшими женами и детьми. С четвертой женой, принцессой Амирой, они познакомились, когда она брала у него интервью для школьной газеты. Ей на тот момент было 18 лет. С Амирой (на фото) у него была разница в возрасте 30 лет. С ней он, впрочем, тоже развелся в 2013 г. И с тех пор прекратил жениться.

Аль-Валид бен Талал утверждает, что сделал себя сам: отец подарил ему всего лишь дом и выделил $30 000 на образование и еще $300 000 – в виде кредита. Принц никогда не рассказывал, каким образом ему удалось быстро разбогатеть. Талантливым фондовым инвестором он точно не был: большинство его успешных вложений связано со сделками с недвижимостью и политикой, пишет Business Insider.

Как написано на сайте его компании, миллиардером принц стал в 31 год, скупая акции и здания знаменитых отелей – сейчас KHC владеет пакетами акций в Apple, Twitter, Citigroup, Canary Wharf, Time Warner, долями в отелях George V, Savoy, Four Seasons и Mоvenpick. Капитализация его компании КНС сейчас составляет $19,8 млрд.

Часть своих активов принц контролирует именно через КНС, председателем которой является. Часть активов принадлежит ему напрямую, их структура также тайна за семью печатями. Принц их называет «личными инвестициями».

Бизнес-интересы

Первую компанию принц основал в 1980 г. в возрасте 25 лет. Сначала она называлась Kingdom Establishment for Commerce & Trade, в 1996 г. была переименована в Kingdom Holding Сompany. С момента создания основные инвестиции принц делает через КНС. Компания постепенно расширяла свою деятельность и тщательно подходила в выбору отраслей промышленности, говорится на ее сайте. Она стала публичной в 2006 г., за счет продажи части акций на бирже принц выручил $400 млн.

Первые инвестиции КНС были сделаны в недвижимость и активы в банковской сфере. Все они оказались прибыльными, говорится на сайте KHC. Первой публичной инвестицией принца была покупка 4,7% акций Citigroup в 1991 г., когда банк находился на грани краха. Когда Сitigroup вышел из кризиса и стал вновь прибыльным, менеджмент банка предложил принцу увеличить его долю в Сitigroup, потратив на это $590 млн.

В 1987 г. принц заинтересовался медиарынком и основал многопрофильную компанию Rotana Entertainment, в которую вошли кинокомпания, теле- и радиоканалы, печатные издания и звукозаписывающая студия.

В 1988 г. он расширил банковский портфель активов за счет покупки контролирующей доли в United Saudi Commercial Bank.

В 1994 г. заинтересовался отельным бизнесом: KHC купила 50% в Fairmont Hotels & Resorts и 22% в Four Seasons Hotels. В том же году принц купил 24% в парижском Диснейленде за $345 млн.

Kingdom Holding Company

Инвестиционная компания
Акционеры (данные Bloomberg на 5.07.2015): принц Аль-Валид бен Талал бен Абдулазиз аль-Сауд (95%), 5% в свободном обращении. Капитализация – $19,8 млрд (данные на 8.07.2015). Финансовые показатели (2014 г.): выручка – 2,1 млрд риялов ($567,5 млн), чистая прибыль – 869,1 млн риялов ($231,7 млн). Компания владеет долями в Fairmont Hotels & Resorts (50%), Four Seasons Hotels & Resorts (22%), Disneyland Paris (24%), а также в отелях George V в Париже и Savoy в Лондоне. Инвестирует в девелоперские проекты в Эр-Рияде и Джидде (элитное жилье, торговый центр и больница), финансовые корпорации (Citigroup), авиацию (NAS Saudi Arabia), нефтехимическое производство (TASNEE), медиа (Time Warner, Saudi Research & Marketing Group), социальные сети (Twitter), сельское хозяйство (Kingdom Agricultural Development Company).

В 2013 г. в интервью «Ведомостям» основатель Four Seasons Hotels Айседор Шарп говорил об аль-Валиде: «Мой бизнес-партнер принц аль-Валид стал одним из лучших моих друзей, он прекрасно меня принимает, когда я приезжаю в Эр-Рияд. И новый Four Seasons в Торонто стал возможен только потому, что принц аль-Валид купил здание старого отеля, что позволило нам начать строительство нового, и он же стал владельцем нового здания отеля. Когда мы только начинали с ним бизнес, он спросил меня: «На какой тип сотрудничества вы рассчитываете?» Я ответил: «На партнерство». «Нет, – сказал он. – Это будет больше, чем партнерство, это будет альянс». И доказал это делом».

В 1995 г. принц вложился в строительство нового лондонского сити Canary Wharf (размер инвестиций не разглашается). В 1998 г. KHC начала активно заниматься девелоперским проектом «Королевский город» – элитный жилой, торговый и офисный комплекс в Эр-Рияде. Строительство было завершено в 2002 г., небоскреб высотой 302 м был на тот момент самым высоким строением на Ближнем Востоке.

В 2011 г. КНС купила акции Twitter на $300 млн. Принц и сам активно пользуется этим ресурсом, делясь через него своими мыслями. У него большая аудитория – 3,35 млн читателей.

Не альтруист

С 2000 г. принц занялся проектами в сфере образования и открыл первую частую школу в Эр-Рияде. Тогда же КНС активно стала заниматься благотворительностью, начав с гранта в $0,5 млн американскому стипендиальному фонду George Herbert Walker Bush. Позднее принц стал отчислять деньги Американскому университету в Каире, британскому университету Exeter, Гарвардскому и Джорджтаунскому университетам. В 2004 г. он стал направлять деньги на помощь жертвам природных катаклизмов – цунами в Азии, землетрясения в Пакистане и др. На сайте КНС говорится еще об одной благотворительной акции – покупке 5000 компьютеров для Туниса.

Некоторые из бывших сотрудников принца в интервью изданию Business Insider утверждают, что его благотворительная деятельность – никакой не альтруизм, а холодный расчет, цель которого – создать благоприятный образ и в конечном итоге способствовать наращиванию его бизнеса. «Он филантроп, но все его благотворительные акции делаются исключительно для прессы, – цитирует издание одного из бывших сотрудников, который работал у него пять лет. – Я ездил с ним в каждую африканскую страну. На пожертвования деньги раздавались мешками – миллионами долларов. Но когда мы возвращались в любую из стран два-три года спустя, оказывалось, что мы собираемся там строить гостиницу. Все, что делает аль-Валид, он делает по какой-то причине, а не просто так».

Использованы материалы WSJ и FT

Политика

Принц Аль-Валид ибн Талал не раз терпел неудачи на пути к статусу богатейшего инвестора на Ближнем Востоке и одного из самых узнаваемых лиц Саудовской Аравии. В 1980-х он разорился, а во время финансового кризиса 2008 года потерял миллиарды долларов на Citigroup Inc. Но ничто не сравнится с тем унижением, которое ему пришлось вытерпеть в последние несколько месяцев. В ноябре прошлого года дядя Аль-Валида, король Салман, и его двоюродный брат, наследный принц Мухаммед ибн Салман, организовали правительственную облаву на предполагаемых мошенников, растратчиков и специалистов по отмыванию денег, вследствие чего Аль-Валида задержали и заперли на 83 дня в ставшем печально известным отеле «Ритц-Карлтон» в Эр-Рияде.

Я видел Аль-Валида в конце октября, за неделю до того, как он стал государственным пленником. Мы провели вечер в его лагере в пустыне за разговорами о финансовых рынках и политике США, наблюдая за футбольным матчем по телевизору, гуляя по пескам и вкушая поздний ужин в прохладе полуночного воздуха. Я вернулся в королевство в середине марта, через семь недель после его освобождения. Аль-Валид решил нарушить молчание и дать интервью каналу Bloomberg Television.

За день до интервью мы провели неофициальную встречу в его дворце в Эр-Рияде. Я ждал в фойе, и принц спустился со второго этажа по парадной лестнице. Одет он был просто: бежевый тауб, коричневая спортивная куртка и сандалии — и казался расслабленным. В течение следующих двух часов он рассказывал о своих «мытарствах», попивая арабский кофе и имбирный чай, а пятеро его внуков пели и танцевали в спортзале дворца под Hot n Cold Кэти Перри.

Рано утром 4 ноября Аль-Валиду, приехавшему на выходные в свой лагерь, позвонили с просьбой явиться к королевскому двору. Он уехал сразу же, не подозревая о ловушке. Вскоре были раскрыты сенсационные детали антикоррупционной зачистки, а выпуски новостей кишели сообщениями о том, что среди сотен магнатов, правительственных министров и других задержанных в «Ритц-Карлтон» принцев самым видным был Аль-Валид. За три дня акции его основной компании, Kingdom Holding Co., упали на 21 процент.

Аль-Валид стал неплохой добычей для правительства, стремящегося показать своему народу, что ни один саудовец не избежит ответственности в рамках борьбы с дармоедством и взяточничеством: благодаря своему состоянию в 17,1 миллиарда долларов он занимает 65-е место в индексе миллиардеров Bloomberg. А его международная значимость, выкованная благодаря дружеским отношениям и деловым партнерствам с Биллом Гейтсом, Рупертом Мердоком и иже с ними, не уступает значимости принца Мухаммеда. В портфель Kingdom Holding входят отели и курорты «Четыре сезона», а также «Ситигруп», «Евродисней», и «Твиттер». А Rotana Group, которую он контролирует отдельно, является крупнейшей развлекательной компанией арабского мира.

Правительство поставило вопрос ребром: расплатиться, подписать признание вины и выйти на свободу или отказаться и томиться в заточении. Согласно «Уолл-стрит джорнэл», цена освобождения Аль-Валида составляла шесть миллиардов долларов. Переговоры проводились тайно, а правительство не выдвигало никаких обвинений и не представляло никаких доказательств. Критики говорили, что пленникам отказывают в надлежащих правовых процедурах и обвиняли принца Мухаммеда в проведении кампании запугивания и вымогательстве под предлогом борьбы с коррупцией.

Начали появляться слухи о жестоком обращении и даже пытках в «Ритц-Карлтон», что незамедлительно попало на страницы «Дейли мейл онлайн» и региональных СМИ. Поэтому, когда в конце января все еще находившийся в отеле принц появился в некоем снятом на смартфон видео, истощенный и усталый после двух с половиной месяцев заключения, спекуляции лишь усилились. Он заявил, что с ним прилично обращаются, но этому никто не поверил. (Совсем недавно газета «Нью-Йорк Таймс» со ссылкой на анонимные источники сообщила, что некоторые задержанные подвергались физическому насилию и иным образом принуждались к даче признательных показаний, а один из находившихся под стражей военных офицеров скончался со всеми признаками жестокого избиения).

С момента освобождения Аль-Валид слегка набрал вес и показался мне как никогда энергичным, оживленным и занятЫм. Но из разговора становится ясно, что он изо всех сил старается справиться с произошедшим. Даже если он невиновен — а он настаивает, что это так — правительство поместило его в одни условия с группой мошенников. И любая жалоба может вызвать гнев, с которым он и так непосредственно столкнулся.

Мы провели интервью на импровизированной площадке в квартире Аль-Валида на 67-м этаже небоскреба «Королевство» в Эр-Рияде. Входя внутрь, я думал о том, насколько он сможет быть откровенен со мной. Станет ли он говорить о том, как ему жилось в «Ритц-Карлтон»? Признает ли факт какого-либо причинявшемуся ему вреда? Пришлось ли ему пойти на сделку с дьяволом, чтобы добиться освобождения? Можно ли доверять его словам? Что если правительство угрожало ему? Смогу ли я рассказать об этом?

Ниже я привожу выдержки из нашего разговора, который для ясности пришлось слегка подредактировать.

Начнем с очевидного: почему?

Задержание Аль-Валида было загадочным по сравнению с остальными. Из всех арестованных принцев он единственный никогда не служил в правительстве Саудовской Аравии, где «откаты» считаются обычным делом. И в отличие от других бизнесменов, он не был государственным подрядчиком, а потому тарифы завышать не мог. Бóльшую часть своего богатства он обрел прозрачно в сфере недвижимости и в качестве инвестора на открытых рынках.

Эрик Шацкер: Первый вопрос: почему вас арестовали?

Принц Аль-Валид: Я не стал бы использовать это слово, потому что нас сперва пригласили во дворец, а затем попросили проехать в «Ритц-Карлтон». Все было сделано с честью и достоинством, причем по отношению ко всем, не только ко мне.

Значит, слово «арест» справедливо использовать лишь в отношении тех, кто совершил преступление и признал вину?

Именно. И достиг соглашения с правительством. Но в моем случае, как вы знаете, ситуация совсем иная.

Значит, обвинений не было? Вас вообще обвиняли в чем-то?

Никаких обвинений не было. Поскольку я несу фидуциарную ответственность перед моими акционерами в Kingdom Holding, моими друзьями в Саудовской Аравии и всем мировым сообществом, а также ввиду наших повсеместных международных инвестиций, очень важно сказать об отсутствии как обвинений, так и вины.

Вы окрестили свои мытарства недоразумением. С чем же оно было связано?

Я говорю «недоразумение», потому как считаю, что не должен был там находиться. Теперь, когда все позади, я бы сказал, что с меня сняты все подозрения. Тем не менее, должен сказать, что мы действительно достигли полного взаимопонимания с правительством.

Что это значит?

Это конфиденциальная информация, и говорить об этом я не могу. Но между мной и королевством Саудовская Аравия существует понимание.

Это требует от вас определенных действий?

Необязательно. Опять же, не могу распространяться об этом, поскольку информация секретная и касается лишь меня и правительства. Но будьте уверены: меня это никак не сковывает.

Что правительство хотело от вас?

Я не буду вдаваться в подробности дискуссий, имевших место между мной и представителями правительства.

Должно быть, они хотели чего-то.

В прессе я читал, что они якобы хотели урвать у меня некий кусок. Но все это слухи.

Согласно одному докладу, речь шла о шести миллиардах долларов.

Я читал как о шести миллиардах, так и о бóльших и меньших суммах.

Во что обошлась вам свобода? Вас не просили заплатить правительству какие-то деньги, отдать какие-то владения или уступить какие-то акции?

Вы должны уважать конфиденциальное соглашение, достигнутое между мной и правительством Саудовской Аравии и основанное на подтвержденном взаимопонимании.

Я — гражданин Саудовской Аравии. И к тому же член королевской семьи. Король приходится мне дядей, а Мухаммед ибн Салман — двоюродным братом. Я заинтересован в том, чтобы поддерживать и держать в тайне наши отношения.

Вы настаиваете на своей невиновности и говорите, что не подписывали никакого соглашения о признании вины.

Мы действительно подписали некий документ, подтвержденное взаимопонимание. Некоторые могут назвать это мировым соглашением. Я так не считаю, поскольку в моем понимании соглашение есть признание того, что вы сделали что-то не то.

Вы, конечно, понимаете, как важно быть со мной честным и откровенным. Если появится другая версия, пострадает ваш авторитет.

Разумеется.

Значит, все сказанное вами — стопроцентная правда?

У меня есть подтвержденное взаимопонимание с правительством, и оно продолжает действовать. Я остановлюсь на этом подробно: это перманентный процесс с правительством.

Вопрос репутации Аль-Валида

Уже сейчас Kingdom Holding беседует с кредиторами о том, чтобы получить два миллиарда долларов долгового финансирования — как говорит принц,»огневую мощь» для следующей сделки.

Эти события повлияли на вашу репутацию. Независимо от того, что вы скажете в этом интервью, люди будут по-прежнему убеждены в том, что раз вы оказались в «Ритц-Карлтон», то обязательно должны быть в чем-то виноваты. Поймите это.

Когда вас задерживают, кто-то из делового или банковского сообщества непременно заявит об имеющихся у них сомнениях. Сейчас моя работа заключается в том, чтобы взаимодействовать, встречаться со всеми ними, будь то в частном порядке или коллективно, и рассказывать свою историю.

Понимаю, будет непросто, ведь некоторые банки и представители бизнес-сообщества продолжат сомневаться. Однако я заверяю их, что все в порядке, все вернулось в норму, и мы функционируем в том же режиме, что и раньше.

Это, безусловно, помогло бы, в том случае, если бы правительство сказало: «Аль-Валид не сделал ничего плохого, произошло недоразумение, он не покупал свою свободу и остается гражданином Саудовской Аравии на хорошем счету». Но ведь этого не произошло.

Все эти моменты отражены в подтвержденном взаимопонимании, соглашении между мной и правительством.

Подтверждением моих слов является тот факт, что я сейчас говорю с вами, причем говорю правдиво и честно, и тот факт, что правительство не скажет: «Аль-Валид неправ».

Так вы чувствуете необходимость выговориться с целью восстановления своего доброго имени, потому что вас оклеветали?

Во-первых мне действительно необходимо восстановить репутацию, а во-вторых — прояснить множество лживых моментов. Например, о том, что меня пытали и отправляли в тюрьму. Это ложь. Я все время оставался в отеле, и пыткам меня никогда не подвергали.

Внутри отеля «Ритц-Карлтон»

В течение трех месяцев 381 саудовец оставался заперт в отеле «Ритц-Карлтон», который насчитывает 492 номеров, занимает 52 акра земли и имеет гигантские конференц-залы. Многих быстро отпустили. Пребывание Аль-Валида было одним из самых продолжительных. Принц говорит, что его держали в номере 628, королевском люксе площадью 4 575 квадратных футов (425 кв. м).

Чем вы занимались все это время?

Спорт, прогулки, медитация, просмотр новостей, молитвы.

Опишите один обычный день.

Я ложился спать в 6-7 часов утра, просыпался около полудня. Мы молились по пять раз в день.

У вас был доступ к телевидению и газетам?

Доступ был ко всему.

Значит, снаружи никто не знал о происходящем внутри, а вы, находясь внутри, знали обо всем, что происходит снаружи?

Именно. Поэтому мне и удалось получить информацию о так называемых пытках.

Так вы не подверглись жестокому обращению?

Нисколько.

Вы уверены, что никто из задержанных не страдал от жестокого обращения, пыток или избиения?

Может быть, кто-то пытался бежать или совершить нечто сумасбродное. Может быть, таких усмиряли и контролировали. Вполне возможно. Но ничего такого, что можно было бы назвать систематическими пытками, не было.

Вам разрешали говорить с другими задержанными?

Нет. Друг с другом никто в «Ритц-Карлтон» говорить не мог. Даже в моем случае. Я никого не видел, ни с кем не разговаривал.

Вам разрешили совершить несколько звонков. Кому и на каких условиях?

Я звонил сыну, дочери и внучкам. И говорил с руководителями моих компаний, генеральным директором Kingdom Holding, главой моей личной канцелярии и генеральным секретарем моего фонда.

Звонки отслеживались?

Скорее всего, да.

Имея дело с наследным принцем

В течение более 70 лет саудовский трон переходил от одного брата к другому, но Салман порвал с прошлым, передав своему сыну контроль над несколькими правительственными портфелями и сделав его наследным принцем в прошлом году. Планы принца Мухаммеда включают в себя экономическую программу «Видение Саудовской Аравии 2030», в рамках которой крупнейшая нефтяная компания в мире Saudi Aramco может стать публичным акционерным обществом. Вернулись запрещенные с начала 1980-х годов кинотеатры, и в некоторых районах Эр-Рияда женщинам позволено ходить с непокрытой головой. А в июне, впервые с 1990 года, им будет разрешено водить автомобили.

Каково это — оказаться в плену у собственного кузена?

Непросто, должен признать. Тяжело, когда вас удерживают против воли. Но после освобождения у меня появилось очень странное чувство. Я собрал всех старших сотрудников своих компаний и приближенных и сказал им: «Клянусь вам, что нахожусь в полном спокойствии и умиротворении и не чувствую обиды или иных дурных чувств».

И, конечно же, через сутки мы уже снова общались с королевским двором, наследным принцем и его людьми. Ситуация весьма странная, но именно так и было.

Это потому, что вам просто нужно было двигаться вперед?

Нет. Я — патриот. Я верю в свою страну. Случившееся не заставит меня обернуться против моего дяди, моего кузена, моей страны и моего народа.

Как бы вы описали свои отношения с принцем Мухаммедом?

Они стали крепче. Это поражает многих, даже моих собственных людей.

Вы простили его?

Я полностью забыл и простил все, что произошло. Все осталось позади.

Как часто вы с ним общаетесь?

Не реже, чем раз в три дня я пишу ему смс, звоню или разговариваю лично.

Вы с ним разговариваете раз в три дня?

Мы в основном переписываемся, разговариваем реже. Но общаемся каждую неделю.

У принца Мухаммеда есть грандиозный план трансформации саудовской экономики и общества. Вы все еще поддерживаете его в этом?

Да. Его видение вобрало в себя множество моих идей, и он приумножил их. Я выдвигал идею создания суверенного фонда и говорил о преобразовании Aramco в открытое акционерное общество. Права женщин, их конкурентоспособность в обществе, вождение ими автомобилей — я призывал ко всему этому.

Он закладывает фундамент новой эры в Саудовской Аравии. Любого человека, выступающего против того, что делает Мохаммед ибн Салман, я лично считаю предателем.

Навигация по новой Саудовской Аравии

Наследный принц также стал крупнейшим саудовским инвестором, вложив десятки миллиардов государственных долларов в Uber Technologies Inc. и фонды, управляемые Blackstone Group и SoftBank Group.

Правительство хочет от вас создания и поддержания отношений с главами государств и руководителями международных компаний?

Я освободился, не будучи обремененным какими-либо условиями, поддерживал контакты со многими главами государств Европы и Ближнего Востока. Все в порядке.

Вы можете путешествовать?

Разумеется, могу.

Вы не в курсе, следит ли правительство за вашим местонахождением?

Меня это не волнуует.

А что насчет ваших банковских счетов?

Все вернулось на круги своя.

Вы ищете иностранные инвестиции, как и Государственный инвестиционный фонд, фонд национального благосостояния Саудовской Аравии. Разве это не конкуренция?

Вообще-то, в плане участия во многих проектах мы поддерживаем связь с правительством. У них намечен большой проект в Красном море с курортами наподобие Мальдивских островов. Там будут и отели «Четыре сезона». Нас также пригласили принять участие в другом проекте Эр-Рияда, строительстве огромного развлекательного центра в стиле Диснея.

Мы задействованы в сфере гостиничного бизнеса, средств массовой информации и в индустрии развлечений. Так что никакой конкуренции нет, мы друг друга дополняем.

Что насчет совместных инвестиций? Будет ли PIF вкладывать средства вместе с Kingdom Holding или, возможно, Rotana или самим принцем Аль-Валидом?

Да, такое произойдет. Сейчас мы с PIF обсуждаем определенные проекты.

Внутренние проекты или международные предприятия?

Внутренние для начала.

Наследный принц посещает западные страны, встречается в Белом доме с Трампом и пытается привлечь капитал в Саудовскую Аравию. Учитывая произошедшее с вами в «Ритц-Карлтон», насколько вы довольны тем, что представляете единый фронт с правительством, тем самым, из-за которого и оказались в том отеле?

Я поддерживаю Саудовскую Аравию, поддерживаю мое правительство, поддерживаю короля Салмана и принца Мухаммеда во всех отношениях. Так было до, во время и после задержания.

Людям будет трудно это понять.

Они не понимают, что вы говорите с человеком, который является членом королевской семьи. Все мы здесь в одной лодке. На одной стороне. Мы — правящая семья Саудовской Аравии.

Я понимаю, с точки зрения простых граждан это звучит странно. Они точно скажут «Неужели вы все еще поддерживаете короля и наследного принца после того, как побывали их пленником?»

Необходимо подумать о том, сколь охотно руководители компаний станут инвестировать в Саудовскую Аравию после того, как им довелось наблюдать подобный способ разрешения споров.

Пускаю решают сами. От своего имени могу сказать следующее: дела идут своим чередом, и мы продолжим инвестировать в Саудовскую Аравию.

Саудовский принц-миллиардер освобожден из-под ареста в роскошном отеле

Как сообщило агентство Reuters со ссылкой на семью принца, бин Талал уже вернулся домой, пробыв под арестом более двух месяцев. Освобождение произошло спустя несколько часов после того, как принц рассказал в интервью тому же Reuters, что он, как и другие арестованные саудовские богачи, сидит под арестом в роскошной обстановке отеля Ritz Carlton в Эр-Рияде: там у него имеется отдельные столовая, кухня и декорированный золотом кабинет. В том же интервью принц заявил, что с него будут сняты все обвинения и он будет освобожден в течение суток.

Ранее СМИ сообщали, что власти Саудовской Аравии требовали, чтобы арестованный по обвинению в коррупции принц выплатил примерно 6 млрд долларов за свое освобождение. Выплатил ли он эту сумму, не уточняется. Однако в конце прошлого года из-под стражи отпустили принца Мутаиба бин Абдаллу, после того как он согласился заплатить властям миллиард долларов.

Напомним, в ноябре прошлого года Высший комитет по борьбе с коррупцией во главе с наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом задержал и поместил под стражу в Ritz Carlton в Эр-Рияде десятки членов королевской семьи, чиновников и бизнесменов, обвинив их в финансовых и должностных преступлениях. Позже большинство из обвиняемых согласились на сделку, передав часть своих активов властям в обмен на освобождение.

Принц Аль-Валид бин Талал — внук первого короля Саудовской Аравии Абдель Азиза бен Сауда Аль Сауда и племянник действующего короля Сальмана бен Абдель Азиза Аль Сауда. Принцу принадлежат доли в компаниях Four Seasons, Citigroup, Twitter, 21st Century Fox, The Walt Disney Company. Также он владеет рядом отелей в Париже и Нью-Йорке.

Принц против принца

На фоне обрывочных данных из Саудовской Аравии появились разные версии, какую цель преследовал 81-летний монарх. Как сообщает агентство Bloomberg, задержания лишь усилили слухи о том, что король Салман тем самым расчищает путь к трону для своего 32-летнего сына Мохаммеда ибн Салмана Аль-Сауда. Именно его сторонник Халед Айяф заменил Митаба на посту главы Министерства нацгвардии. Собеседники агентства указали на тот факт, что в последние месяцы ответственные посты занимали именно люди из окружения наследного принца, а Митаб с трудом удерживал свои позиции.

Мохаммед ибн Салман Аль-Сауд (Фото: Юрий Кочетков / EPA)

Эксперт по Ближнему Востоку Хани Сабра рассказал Bloomberg, что усиление позиций наследного принца ранее вызывало недовольство среди многих влиятельных саудитов. Теперь же, когда Халед Айяф возглавил ведомство, считавшееся оплотом клана прежнего короля Абдаллы, предсказать реакцию внутри королевской семьи практически невозможно.

Специалисты с большим удивлением восприняли задержание Аль-Валида, который неоднократно выражал свою лояльность как королю Салману, так и его сыну. Так, например, в сентябре на небоскребе Alwaleed Kingdom Tower демонстрировался огромный портрет монарха в честь национального праздника. Однако Market Watch указывает, что принцу могли припомнить его родственников. Если сам Аль-Валид не претендовал на ведущую роль в управлении государством, то его отец Талаль бен Абдул Азиз активно выступал против продвижения принца Мохаммеда. Быструю же зачистку внутри правящей династии источники издания связывают с якобы принятым решением Салмана уйти на покой уже в конце этого или в начале следующего года.

Лицом к Ирану и спиной к Трампу

Задержание Аль-Валида вызвало удивление среди его бизнес-партнеров. Как сообщает The New York Times, его не случайно называли ближневосточным Уорреном Баффетом. Forbes оценивает состояние принца Аль-Валида в $18 млрд, что позволяет ему занимать 45-ю строчку в рейтинге богатейших людей мира. Он владеет 95-процентной долей в Kingdom Holding и является крупнейшим акционером одного из международных финансовых конгломератов Citigroup (более 6% акций). Ему также принадлежат доли в таких компаниях, как Four Seasons (вместе с Биллом Гейтсом они владеют 95% акций), Twitter, 21st Century Fox, Disney. Он также владеет отелями George V в Париже и Plaza в Нью-Йорке.

Как указывает The New York Times, арест принца был произведен на фоне укрепления дружбы между принцем Мохаммедом и американским президентом Дональдом Трампом. Аль-Валид, несмотря на непростые отношения между Эр-Риядом и Тегераном, несколько лет назад собирался инвестировать в иранскую экономику и отказался от этой идеи из-за жесткой позиции короля Салмана. Мохаммед же в своих взглядах на Тегеран ни в чем не противоречит Трампу.

Мохаммед ибн Салман Аль-Сауд и Дональд Трамп (Фото: Mandel Mgan / EPA)

При этом стоит отметить, что с Аль-Валидом у Трампа отношения не сложились. Еще во время предвыборной кампании в США бизнесмены обменялись колкостями. Принц назвал кандидата от Республиканской партии «позором для Америки», а Трамп в Twitter окрестил его «обдолбанным принцем, который пытается контролировать американских политиков при помощи денег своего папаши».

Это противоречило в том числе заверениям Аль-Валида, что свое состояние он сделал сам. Принц утверждал, что отец подарил ему всего лишь дом и выделил $30 тыс. на образование и еще $300 тыс. в виде кредита. Аль-Валид никогда не рассказывал, каким образом ему удалось быстро разбогатеть, хотя Business Insider указывал, что большинство успешных вложений принца связано со сделками с недвижимостью.

Аль-Валид и Россия

Интересовался Аль-Валид и проектами в России. Так, в августе 2017 года пресс-служба крупнейшего совладельца лишенного лицензии банка «Югра» Алексея Хотина сообщила, что в случае возобновления работы кредитной организации в ее капитал может войти принц Аль-Валид. «Принц является крупнейшим акционером Citigroup (более 6% акций). Он выразил готовность рассмотреть возможность вхождения в капитал банка в случае восстановления работы финансового учреждения», — сообщила тогда пресс-служба Хотина. Однако это могло бы стать возможным только в случае возобновления деятельности «Югры», которую ЦБ лишил лицензии. Принц приезжал в Москву, где провел переговоры с Хотиным.

Представитель бизнесмена пояснил тогда «Коммерсанту», что у Аль-Валида и Хотина уже есть совместный бизнес-проект под названием Four Seasons. Принц совместно с Биллом Гейтсом владеет 95% акций сети отелей Four Seasons, а московский отель этой сети расположен в комплексе «Москва», принадлежащем Хотину. «На сегодняшний день у принца нет никаких больших проектов в России, но он бы очень хотел что-то здесь развивать, потому что считает российский рынок крайне интересным. Плюс ко всему у них, скажем так, совпадают области инвестиций: у того и другого есть проекты в нефтяной отрасли, банковской отрасли и недвижимости», — пояснил собеседник издания.

В сентябре 2017 года Аль-Валид приехал в Чечню, где провел переговоры с главой республики Рамзаном Кадыровым. Подводя их итоги, Кадыров написал в своем Instagram, что принц готов инвестировать в Чечню, но подробностей не привел. «У меня в гостях побывал дорогой брат, принц Саудовской Аравии аль-Валид бин Талал бин Абдулазиз Аль-Сауд. В ходе нашей предыдущей встречи он обещал мне, что посетит Чечню и сдержал свое слово… Мы обсудили вопросы экономического сотрудничества Саудовской Аравии и Чеченской Республики. Принц изъявил готовность принять участие в гуманитарном и инвестиционном сотрудничестве», — написал Кадыров (орфография и пунктуация сохранены).