14 история любви

У всех любовь, а я не влюблена! Отчего же я совсем одна?..

Ощущение весны было повсюду. Пестрели всевозможные оттенки одежды у людей, спешащих по своим делам, в воздухе витало нечто особенное, неуловимое.
Город оживал после долгой спячки, сбрасывая с себя остатки зимней унылости, уступая легкомыслию и влюбленности. Даже ветреная погода не в силах была этому помешать. Теперь везде и всюду можно было встретить пары, держащиеся за руки, дурачащиеся, обнимающиеся, целующиеся: на подъёмах и спусках эскалаторов, за столиками в кафе, сидящие на скамейках, на выставках — повсюду. У всех любовь, а я не влюблена…

style=»text-align: center; width: 100%; margin-bottom: 0px;»>

Сколько мне еще идти по улице одиночества?

Одиночество и тоска поднимались изнутри. Это достигло такого предела, что я готова была наброситься на любого незнакомого человека, просто чтобы обнять его… Рамки приличий и воспитания все меньше сдерживали меня. Внутри поселилось постоянное ощущение холода, который заставлял искать кого-то, чтобы выжить, чтобы согреться. Обнимаю себя и представляю, что это чужие руки. Невообразимо грустно. Пытаюсь обнять себя руками, но становится только холоднее, отчего съеживаюсь и втягиваю голову в плечи.
О, сколько же мне еще идти по улице одиночества! Мимо безликих серых домов, людей, лица которых словно стерты, и смотреть вдаль, за дальний поворот, веря, что там, за ним тебя ждет твой любимый человек.

В поисках любви

Мечтаю о свидании. Хочу бродить по улицам города, греть руки в его перчатках, вести оживленный диалог, кутаться в большой вязаный шарф, идти куда глаза глядят, без маршрута, то и дело посматривая на него с улыбкой. Хочу заново открыть прикосновения, такие невинные, без сексуального подтекста. А потом мы зайдем в какое-нибудь кафе, возьмем по кружке горячего шоколада, тягучего, ароматного, уютного…
Возвращаясь домой с работы, люблю разглядывать людей, представляя понравившихся людей своими половинками, продумываю всю свою долгую счастливую жизнь вместе с ними, а потом вспоминаю, что на мне клеймо одиночки. Что я не могу отчего-то быть с кем-либо из них. Это заставляет меня плакать.
Всем нам хочется хоть чуточку человеческого тепла. В ответ на крик «Меня никто не любит!» спросите себя — а кого любите вы?
Солнце внутри нас. Его можно только подарить, но не отнять.

Как пробудить чувства и не быть одной?

Все в мире имеет свою противоположность — диапазон от минуса до плюса. Согласно системно-векторной психологии Юрия Бурлана, люди со зрительным вектором — мечтательные и восприимчивые — могут испытывать ощущение пустоты и тоски от отсутствия подлинного, настоящего, «того самого» чувства в груди. Или наоборот, научившись сострадать, сочувствовать другому, — развить свои чувства до состояния «Любовь».
Люди с развитым зрительным вектором воспринимают отсутствие любви как отсутствие смысла жизни. Как пустоту, зияющую дыру в душе, то, без чего ни жить, ни дышать не хочется.
Замечали такую тенденцию, что, жалея себя, мы становимся еще более несчастными? Зрительник от природы наделен огромной эмоциональной амплитудой. Наполняя свою потребность в создании эмоциональных связей с другими людьми, испытывает колоссальное наслаждение. Концентрируясь же на собственной внутренней пустоте, тоске — в ней и утопает.

Дышать, жить, любить

Обладателю зрительного вектора постоянно необходимо чувственное проживание жизни. Не получая достаточной наполненности чувств в мире реальном, он прибегает к миру воображаемому. Проживает все эмоции внутри себя, уходя в так называемые «эмоциональные раскачки». И радуется, и огорчается, и признается в любви, — но только в своих фантазиях. Все проживает в себе, все как будто в реальности. Но только сама реальность его страшит, она кажется ему далеко не такой чудесной и безопасной, как в мечтах.
Погружение в иллюзорный мир и при этом тоска по проживанию реального чувства может быть у человека с развитым зрительным вектором, но без привычки свои чувства реализовывать. Так, в детстве научаясь читать, сопереживая нашим героям, мы развиваем свойства зрительного вектора. Но может так случиться, что нас не приучают получать от этого удовольствие, да и работа совсем не связана с созданием эмоциональных связей с другими людьми. Что же делать? Как научиться любить реальных людей и обнимать не воображаемых друзей или любимых, а реальных?

Реальные шаги к настоящему чувству

Начните с малого. Начните с прочтения хорошей классической книги или просмотра драматического фильма — то, что заставит вас плакать. И не просто плакать, но забыть себя, сострадая герою. Научиться сострадать очень важно. Вы обязательно почувствуете некое облегчение, вкус того, что называется реализацией зрительного вектора.
А дальше — больше. Подпустите к себе людей, которые остро нуждаются в тепле. Сделайте шаг им навстречу. Например, дети из приюта, одинокие пожилые люди, возможно, ваши старенькие соседи. Поговорите с ними, узнайте их поближе, и вы удивитесь, какие ошеломительные чувства вы начнете проживать. Этим людям вы сможете открыть сердце, наполнить их жизнь, разделить их одиночество. Удивительно, но вы ощутите, что это делает вас счастливым.
Такие действия окрыляют, сердце становится зрячим. Только ради других мы способны пробудить любовь внутри себя, становимся способны спроецировать это состояние наружу и наконец по-настоящему влюбиться.
Легче всего полюбить того, кого хоть немного уже узнал. Так, безымянный старик — чужой, но Иван Иванович — уже кто-то, кого мы знаем — хотя бы по имени.
Вспомните, что сочувствовать другим получилось легче, когда вы что-то знали о человеке. Узнавание других и причины, что мешают вам влюбиться, — на бесплатных онлайн-тренингах по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Регистрируйтесь по .
Галина Лампасова, Елена Ясенева
Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Прокрастинация. Почему я не могу начать ни одно дело?
Сегодня в Петербурге — взрыв в метро
Как перестать бояться высоты

Как пишется «недавно», слитно или раздельно?

Слово «недав­но» пишет­ся слит­но с при­став­кой не- как про­из­вод­ное сло­во от при­ла­га­тель­но­го. Не дав­но» пишет­ся раз­дель­но в пред­ло­же­нии с отри­ца­ни­ем.

Чтобы выяс­нить, как пра­виль­но пишет­ся «недав­но» или «не дав­но», слит­но или раз­дель­но, преж­де опре­де­лим часть речи, к кото­рой оно при­над­ле­жит.

Часть речи слова «недавно»

Глаза у серо­го вол­чон­ка толь­ко недав­но откры­лись, а он уже хоро­шо видел (Джек Лондон. Белый Клык).

Анализируемое сло­во не изме­ня­ет­ся. В пред­ло­же­нии оно зави­сит от гла­го­ла, пояс­ня­ет его, обо­зна­ча­ет при­знак дей­ствия и отве­ча­ет на обсто­я­тель­ствен­ный вопрос: откры­лись когда?

Сделаем вывод, что эти грам­ма­ти­че­ские при­зна­ки при­над­ле­жат зна­ме­на­тель­но­му наре­чию.

«Не давно» или «недавно», как правильно пишется?

Чтобы выяс­нить, чем явля­ет­ся началь­ный эле­мент не-, при­став­кой или пред­ло­гом, раз­бе­рем эту лек­се­му по соста­ву.

В мор­фем­ном соста­ве это­го наре­чия выде­ля­ет­ся при­став­ка не-:

недавно — приставка/корень/суффикс

Что это имен­но при­став­ка, мож­но понять, если соста­вить сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ную цепоч­ку:

дав­ний ← недав­ний ← недавно.

В отли­чие от одно­ко­рен­но­го наре­чия «дав­но» при­став­ка не-, достав­ша­я­ся ему от про­из­во­дя­ще­го при­ла­га­тель­но­го, при­да­ет это­му сло­ву про­ти­во­по­лож­ное лек­си­че­ское зна­че­ние:

  • немно­го вре­ме­ни назад;
  • в неда­ле­ком про­шлом;
  • неза­дол­го.

Наречие «недав­но» пишет­ся слит­но с при­став­кой не-.

Примеры

Недавно про­нёс­ший­ся ветер сорвал с дере­вьев белый покров инея, и они, чёр­ные, зло­ве­щие, кло­ни­лись друг к дру­гу в надви­га­ю­щих­ся сумер­ках (Джек Лондон. Белый Клык).

Меня пора­зи­ла царив­шая пусто­та на стан­ци­ях, ред­кие поез­да после того необы­чай­но­го дви­же­ния, кото­рое было ещё так недав­но при послед­ней моей поезд­ке в авгу­сте меся­це (В. Ф. Джунковский. Воспоминания).

Недавно был снег, но рас­та­ял, и тёп­лый воз­дух тяжёл и вла­жен; в глу­би­ну мате­ри­ка неслыш­ны­ми толч­ка­ми гонит его мор­ской юго-западный ветер и на сме­ну при­но­сит свой — душисто-острое соче­та­ние мор­ской соли, без­гра­нич­ной дали, ничем не нару­ша­е­мо­го, сво­бод­но­го и таин­ствен­но­го про­сто­ра (Л. Н. Андреев. Океан).

Слитное написание наречий с не-

Будем учи­ты­вать, что место­имен­ные отри­ца­тель­ные наре­чия так­же пишут­ся слит­но с при­став­кой не-:

  • неза­чем спе­шить;
  • неко­гда позво­нить;
  • негде пока­зать;
  • неку­да отпра­вить­ся;
  • неот­ку­да взять;
  • несколь­ко.

Укажем слит­ное напи­са­ние наре­чий, кото­рые без не- в лек­си­ке рус­ско­го язы­ка не упо­треб­ля­ют­ся:

  • нехо­тя подой­ти;
  • дел нев­про­во­рот;
  • позвать неспро­ста;
  • нель­зя спус­кать­ся;
  • отве­чать нев­по­пад;
  • неда­ром инте­ре­со­вать­ся;
  • нев­тер­пёж отпра­вить­ся;
  • рас­по­ло­жить­ся невда­ле­ке.

«Не давно» пишется раздельно

Гораздо реже в зави­си­мо­сти от смыс­ла кон­тек­ста воз­мож­но раз­дель­ное напи­са­ние сло­ва «не дав­но», кото­рое отли­ча­ет­ся про­из­но­ше­ни­ем.

Сравним:

  • неда́вно
  • не дав­но́

Слово «не дав­но» пишет­ся раз­дель­но с отри­ца­тель­ной части­цей «не» в при­сут­ствии сле­ду­ю­щих грам­ма­ти­че­ских усло­вий:

1. про­ти­во­по­став­ле­ние с сою­зом «а»

Это было не дав­но, а пару меся­цев назад.

2. нали­чие слов «отнюдь», «вовсе», «дале­ко»

Вовсе не дав­но они встре­ти­лись здесь.

В горо­де эта худо­же­ствен­ная гале­рея откры­та дале­ко не дав­но.

Мы дого­во­ри­лись обо всем отнюдь не дав­но.

3. отри­ца­тель­ные сло­ва с ни- (место­име­ние или наре­чие)

Нисколько не дав­но постро­е­на это спор­тив­ный ком­плекс.

Ничуть не дав­но он закон­чил этот кол­ледж.

Недавно как пишется

Добрый день, дорогой читатель!
Мы рады, что Вы обратились за помощью именно к нам, наша команда постарается ответить на все интересующие вас вопросы!
Вас волнует вопрос, как же правильно пишется слово «недавно»: слитно или раздельно? Вопрос довольно интересный, давайте же разбираться в этом вместе.
Наречия с «не» на —о пишутся слитно с «не», если приобретают противоположное значение с этой частицей. В таких случаях, как правило, их можно заменить утвердительным синонимом без «не». Например: «давеча», «на днях».
Но стоит также запомнить, что не всегда удается подобрать точный синоним, но утвердительный оттенок слова говорит о слитном написании.
Так например:
Он приехал недавно, но уже успел со всеми подружиться.
Пишется раздельно, если имеется или подразумевается некое противопоставление.
Рассмотрим пример:
Он приехал не давно, а только что.
Пишется раздельно, если есть пояснительные слова отрицательных местоимений и наречий (начинающихся с «ни») или сочетаний «далеко не», «вовсе не», «отнюдь не».
Так например: «Он приехал отнюдь не давно».
Так на основе всего выше сказанного, я полагаю, что Вы усвоили пройденный урок, и он был информативен для Вас. Если же остались вопросы, пишите, наша команда постарается ответить на все интересующие вас вопросы!
Желаем творческих успехов и удачи во всех начинаниях!

Facebook

•09/11/2019• ⠀ Я не знаю, сколько молодым женщинам нужно «съесть дер…ьма», чтобы до них дошла элементарная мысль о том, что мужчина, приходящий в их дом без заботы, еды, денег, желания помочь или хотя бы цветов — это не их мужчина. Это какой-то таинственный, иногда уже почти одичавший хрен с горы, у которого из положительных качеств есть лишь периодическая эрекция, а из отрицательных — странности всех мастей, которые разгадает не каждый квалифицированный психолог. Мужчина всегда заботится о своей женщине, как может разумеется, не обязательно он должен покупать ей машину через месяц знакомства или заваливать деньгами, но проявлять знаки внимания и заботиться о ней он обязан! Никто никому ничего не должен, это чистая правда, но не должен ничего, кроме поступков нормального мужчины, адекватного воспитанного человека и т.д. Так заведено с древности: женщина через секс отдаёт мужчине энергию и взамен получает блага, заботу, защиту для продолжения рода. Если женщина ничего не получает, сколько с ней не спи — она ничего не отдаст. Все рассуждения на эту тему обмена энергиями, где оба отдают и что-то там получают от любого случайного секса, просто пустой трёп на кухне. Именно поэтому многие Казанова, инстинктивно, рассказывают сказки, обещают золотые горы, ведут себя непременно круто, делают всё красиво, завоёвывают, не просто, чтобы «дала», а чтобы «отдала» свою энергию, в кредит так сказать, за возможное будущее благо или подарки. Именно поэтому говорят — женщина любит ушами. Ведь если просто переспать с женщиной, если она не очарована вами, не сияет, если к тому же ещё и ничего не получила важного, то энергии от неё нет, это просто секс, гимнастика, разминка, взаимный массаж гениталий. После такого секса обычно даже не звонят, и уж точно не пишут книги, после такого секса точно не творят, не окрыляются, не меняются, а если и творят, то только полную х-ню. Мужчина — непонимающий элементарного колеса энергообмена, игнорирующий опыт целых поколений других успешных мужчин — просто осёл, с которого совершенно нечего взять. Так что ищите не тех, с которых есть что взять, а тех, кто очарован вами и сам хочет отдавать, сделать вашу жизнь лучше. ⠀ #проза #молчаниеБелоконят See More

Чувство истории

Перед началом — страх за себя, зрителя, и за режиссера (из любимых — «Белое солнце пустыни»). Как это решился — о декабристах! Не дай бог, «клюква» или что похуже? Есть ли соответствие тому, что было, а, впрочем, какой аптекарь отмерит точную дозу соответствия? Но посмотрим.
Хорошая музыка (потом прекрасный, грустный, декабристский, «нашенский» романс на слова Окуджавы), ряд отличных рисованных кадров!
Но не слитком ли много хороших актеров, не прикрывают ли ими грех?
Началась история: 1825-й, 26-й, 27-й. Вот этот факт был на самом деле, этого не было — загибаю пальцы, бросаю… Художника должно судить по законам, им самим над собою признанным. И режиссер, и сценарист, и консультант прекрасно знают, что декабрист Сергей Трубецкой не сидел на коне во время событий 14 декабря; что декабрист, сам явившийся во дворец сдаваться (очевидно, Александр Бестужев), не подвергался оскорблениям Николая I (оскорбляли Якушкина); и, конечно, никто из них не обзывал царя «свиньей»; и не было грубой кулачной расправы во время свадьбы Анненкова на каторге. Не было, но авторам нужно. Наверное, хотят подчеркнуть грубость, бесчеловечность власти, каторги, расправы и нам напоминают таким образом, что всякие по-литесы, деликатности и дворянские привилегии — только крохотные островки, легко захлестываемые штормами произвола…
Но звучит французский язык, переводимый закадровым голосом: как удачно! Прямо хочется вставить в список действующих лиц — «Французский язык». Как это уместно, как он хорош у «природной француженки» Полины Гебль, и что за прелесть крепкий нижегородский прононс неповторимой мамаши Анненковой и ее восхитительных клевретов!
Французский язык — и сразу эпоха, колорит. И сразу доверие, а где доверие, тут и «современное звучание» — все, что надо. Значит, есть и такой способ завоевания наших умов и сердец — через то, как было на самом деле?
Волконские… Нет, нет, нет! Артистка не виновата: многое играет хорошо, но настолько не Волконская, что это уж невозможно. Если так, следовало, может быть, доводить идею до крайности, абсурда, отказаться от всякого внешнего подобия (как у Генри Фонда, игравшего Пьера Безухова, нетолстого и без очков!}.
Волконская! Да знаете ли, какая это была женщина? Необыкновенная, артистичная, вдохновенная, гениальная, ей все было можно, в том числе то, чего нельзя никому другому. Среди отпетых уголовников, убийц, ей не грозили никакие опасности. Она покоряла сердца, и никому в голову не приходило упрекнуть ее в легкомыслии. Пушкин был околдован, сам «железный» Лунин поддался чарам и чуть ли не воскликнул: «Чур, меня!». Она была королева.
И отец ее, генерал Раевский, перед смертью произнес слова, которые в фильме как-то пропадают, звучат среди прочих, заметим — это слова отца о дочери (я не помню подобных отцовских отзывов во всей истории!): «Это самая замечательная женщина из тех, кого я знал».
Значительность Марии Николаевны умножена необыкновенностью отца, даже необыкновенностью темных сил, бродивших в ее брате Александре («Демоне»). Необыкновенность! А на экране хорошие, обыкновенные. Нет и нет!
А вот Трубецкая — да! Почему-то полагается сильную хвалу воздавать с большим опозданием, «эпитафиально». А отчего не сказать, что сцена Екатерины Ивановны Трубецкой (артистка И. Купченко) с иркутским гражданским губернатором Цейдлером (И. Смоктуновский), что эта сцена среди высочайших достижений кино?
Буду говорить только о княгине — о всей сцене можно и должно рассуждать особо…
Педагоги, лекторы, чтецы, режиссеры хорошо знают: Трубецкая, Волконская, Муравьева и другие декабристки — тема беспроигрышная, стойкий читательский и зрительский спрос на нее значительно превышает «предложение», но почему?
Одиннадцать жен поехали за мужьями в Сибирь.
Ну и что же? Они ведь не рисовались, когда говорили, что не видят в этом особенного подвига: труднее было бы не поехать за любимыми людьми! Общественный протест, заключающийся в самом факте отъезда? Контраст между беззаботной роскошью досибирского житья в глухой каторжной далью?
Да, конечно, но не только, не только… Русская общественная мысль, политические и литературные течения в ту пору начинали обсуждение случившегося на Сенатской площади: доводы за и против, активность или апатия, поиски новых путей… Одиннадцать женщин не обсуждают: едут, и все тут.
В каждом историческом событии много сторон — много возможных точек приложения мысли.
Тут — не было «многих сторон» — едут.
И как тонко поняла тех женщин другая героиня, которая перенесла, казалось бы, настолько больше декабристок, что могла бы не понять. «Жизнь изменилась,— запишет Вера Фигнер,— ужас перед Сибирью она преодолела другими, еще более жуткими ужасами; да, она повысила требования к личности н женщину наряду с мужчиной повела на эшафот и на расстрел. Но духовная красота остается красотой в в отдаленности времен, н обаятельный образ женщины второй четверти прошлого столетия сияет н теперь в немеркнущем блеске прежних дней».
Я не знаю, известны ли эти строки артистке Купченко, но она их играет. Впрочем, ее лучшее выявляется в столкновении с одним из врагов. А где же любимые? Где декабристы?
Может быть, авторы нарочно представляют главных заговорщиков вскользь, расплывчато, быстрой скороговоркой, чтобы подчеркнуть, что дело не в том, каков на самом деле Сергей Волконский или Сергей Трубецкой: каковы бы ни были для жен ИХ СЕРГЕИ — едут, и все тут.
Самый яркий из положительных героев этого фильма, конечно же, Иван Анненков. Он, правда, один из рядовых заговорщиков (не то, что Волконский, Трубецкой), с его помощью мы не в гуще политики, но зато в «вихре младости». Россия молодая, ведь забываем, как молоды были те заговорщики (в среднем 26—27 лет!). Маститому Пестелю перед казнью — 33 года, теоретику Никите Муравьеву — 30, Лунин считался стариком, а ему — 38, Одоевскому — 23, столько же погибшему на виселице Бестужеву-Рюмину.
Без Анненкова и его прелестной Полины фильм был бы, пожалуй, недостаточно молод (не спасает «цитата» из Пушкина — Волконская, убегающая от волны, или Трубецкая, вспоминающая прошлое, как она с молодым мужем в Италии. Почему Италия? Зачем Италия?).
Из трех главных линий фильма две нравятся!
Но что за раздел главного, неглавного?.Что может быть лучше хороших эпизодических ролей? Тут удача, тут отчасти восстановлены «потери» в героях-мужчинах.
Неожиданный, ипохондрический, всепонимающий и усталый Александр I.
Тюремный офицер (О. Даль) — это же тема для целого научного исследования о таких людях (сторожит узников, пьет, может взятку взять, по-французски все же знает, пускает в камеру, рискуя, взятку возвращает, при случае пристрелит, пожалеет — кем был бы, если б декабрист взяли верх?).
А граф Лаваль, отец Трубецкой, в исполнении В. Стржельчика, вспоминающий, «стоило бежать от французской революции, чтобы выдать дочь за русского заговорщика!».
А жена, потом вдова Рылеева, с маленькой дочкой, провожающая взглядом карету Трубецкой. Ей некуда, не за кем ехать,— если бы ее муж был в Сибири…
Фильм окончен. Как-то быстро, резко кончается. В конце думаю: все же не грех бы напомнить — пусть несколькими строками,— что с ними стало, кто вернулся, а кто, как Екатерина Ивановна Трубецкая, вечным сном уснул в Сибири; ведь когда пришел час амнистии, Сергей Петрович Трубецкой упал на гробовой камень в ограде Знаменского монастыря в Иркутске и проплакал несколько часов, понимая, что никогда больше сюда не вернется…
Фильм окончен. «А в целом», как пишут в конце отзывов на диссертацию… Да есть ли в целом? Да надо ли? Надо. Целое есть, но в нем, правда, не помещается весь фильм: немалая часть остается за…
Для меня целое — это музыка, французский язык, ощущение бесконечной дороги, это Трубецкая и Цейдлер, это Анненковы — сын, мамаша. Полина! Это печаль, общее, невысказанное, во ощущаемое чувство истории, далеко выходящее за 1825—1828.
Понравился ли фильм? Да. Нет. Три раза слеза набегала…